Научная статья на тему 'ИСТОРИЯ ЯЛТЫ В ПЕРСПЕКТИВНЫХ ПЛАНАХ РАЗВИТИЯ ГОРОДА: 30-е – 90-е ГОДЫ XIX ВЕКА'

ИСТОРИЯ ЯЛТЫ В ПЕРСПЕКТИВНЫХ ПЛАНАХ РАЗВИТИЯ ГОРОДА: 30-е – 90-е ГОДЫ XIX ВЕКА Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
333
48
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Гуманитарные науки
ВАК
Область наук
Ключевые слова
Ялта / планы города / городская территория / население города / органы общественного самоуправления / Ялта / плани міста / міська територія / населення міста / органи міського самоуправління

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Будзар Марина Михайловна

В статье рассмотрен процесс становления города Ялта в XIX веке на основе рассмотрения планов города 1843, 1873 и 1896 годов, обстоятельств их подготовки и результатов внедрения в жизнь.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

У статті розглянуто процес становлення міста Ялта у XIX столітті на підставі розгляду планів міста 1843, 1873, та 1896 років, обставин їхньої підготовки та результатів реалізації.

Текст научной работы на тему «ИСТОРИЯ ЯЛТЫ В ПЕРСПЕКТИВНЫХ ПЛАНАХ РАЗВИТИЯ ГОРОДА: 30-е – 90-е ГОДЫ XIX ВЕКА»

М. М. Будзар

УДК 711.4(477.75-13)"193/199"

ИСТОРИЯ ЯЛТЫ В ПЕРСПЕКТИВНЫХ ПЛАНАХ РАЗВИТИЯ ГОРОДА: 30-е - 90-е ГОДЫ XIX ВЕКА

историко-краеведческие исследования, заполняя лакуны в исследовании прошлого, аккумулируют фактический материал, позволяющий, с одной стороны, с большой долей достоверности восстановить события, связанные с историей конкретной местности, с другой, обобщить факты, «вписать» «частную ситуацию» в широкий исторический контекст. В этом отношении показательным является изучение истории развития города Ялта от момента обретения им официального статуса (1838) до начала XX века. Такое исследование будет тем более результативным, если его базой станет анализ конкретной проблемы как составляющей истории города.

Одной из таких проблем является, по нашему убеждению, вопрос о последовательности расширения территории города в XIX веке, отразившийся в нескольких перспективных планах города, разработанных и утвержденных имперским правительством. Это направление исследования оказывается тем более интересным, что в исторических и краеведческих работах, посвященных истории города (Н. Н. Калинин, В. П. Кургузов, А. П. Пальчикова, И. Ф. Фоменко [20; 22; 25; 28]) такой ракурс изучения не актуализировался.

Поэтому целью статьи является анализ процессов становления Ялты как города в XIX веке на основе рассмотрения перспективных планов 1843, 1873 и 1896 годов, обстоятельств их подготовки и результатов внедрения в жизнь.

План Ялты 1843 года, копия [5]

Ялта официально получила статус уездного города Российской империи согласно Указу «Об утверждении в Таврической губернии нового уезда под названием «Ялтинского», подписанному императором Николаем I 23 марта (4 апреля по новому стилю) 1838 года [29, с. 23]. Тут же был начат процесс по составлению первого городского плана (автором его был К. И. Эшлиман), для чего производились обмеры земель, входивших в городскую черту, составлялись отчеты о количестве зданий и числе жителей в городе.

Ялта конца 1830-х - начала 1840-х годов располагалась всего на 12 десятинах 839 кв. саженях земли. Именно такое количество земли указано в рапорте ялтинского землемера Х. Ф. Кондараки, составленному для канцелярии Таврического губернатора с целью предоставления сведений «о количе-

стве земли, принадлежащей городу Ялте, и о составлении плана...» [15]. Согласно этому документу, «строительством, дворами, улицами города Ялты» (в том числе и церковью) было занято примерно 1/12 территории города (1 десятина 1852 кв. сажени). Постройки окружали фруктовые сады, виноградники и посадки льна (около 4 десятин, причем под виноградом - всего лишь 120 кв. саженей), тогда как 5 десятин 255 саженей приходилось на берег моря, его скалистые обрывы [15, л. 4].

Документы, подготовленные для составления плана первого плана Ялты, содержали сведения о количестве зданий в городе и о числе жителей. В 1838 году «из казенных зданий в городе находились: церковь каменная, мост каменный на речке Ялта, пристань или молла каменная, дом полутораэтажный каменный, почтовою конторою занимаемый,

три одноэтажных каменных дома, занимаемых два - таможенною заставою и ее служителями, а третий - почтовою станциею. Домов и других зданий, принадлежащих разного звания лицам: 2-х этажных каменных - 15, два каменных и один деревянный магазин...» [14, л. 3]. То есть всего на момент получения статуса уездного города в Ялте насчитывалось 72 дома. Они располагались на трех улицах - Бульварной (сейчас - им. Рузвельта), Елизаветинской (сейчас - им. Игнатенко), Почтовой (сейчас -им. Свердлова). Именно они составили ту часть Ялты, которая позднее получила название «Старого города» и почти не менялась до начала 1870-х годов.

В 1838 году население Ялты исчислялось 442 персонами, причем 215 мужчин были рабочими, приехавшими из разных губерний и занятыми в строительстве. То есть постоянное население составляло 227 человек и было пестрым по социально-этническому составу, например, «чиновников служащих и не служащих» обоего пола - 42 человека, иностранцев разной нации - 23, греков «разного сословия, иногородних в том числе, турецко-подданных» - 72 человека и так далее [14, л. 3 об.].

При составлении плана, утвержденного в 1843 году, определилась проблема, остававшаяся актуальной для города до начала XX века, - вплотную к городу подступали частные земельные владения. В докладе Правительству о «наделении города местностями» как наиболее оптимальный способ приобретения выгодной для города земли называлась «покупка у помещиков, имеющих дачи в окрестностях города, как то суть: адмирала графа Николая Семеновича Мордвинова и графа Михаила Семеновича Воронцова.» [17, л. 12].

Таким образом, в начале 1840-х годов Ялта, по словам официального документа того времени, существовала как «местечко бывшего владения греческого пехотного батальона, чиновников и нижних служителей», постепенно превращаясь в город «купцов, мещан и разного звания людей» [4, л. 1].

В течение первых десятилетий истории Ялты в качестве города ее население медленно, но неуклонно росло. В. А. Рыбицкий, один из самых успешных «городских голов» Ялты, в издании «К 50-летию Ялты» утверждал, основываясь на списке прихожан церкви Иоанна Златоуста, что в 1840 году, «если исключить крестьян и дворовых <...> живших в окрестностях, на помещичьих землях, то окажется, что в Ялте было <. > около 130 душ.» [26, с. 25]. Но эта цифра гораздо ниже сведений даже 1838 года, так как очеркист называет число жителей города, исходя из информации православного прихода, хотя население Ялты было не только православным по вероисповеданию. На самом же деле, по донесениям Ялтинской городской полиции, по состоянию на 1841 год, в Ялте проживало уже 280 человек, среди которых, как можно видеть из «Ведомости о количестве народонаселения в городе Ялте..» (1841), преобладали мещане -из 273 жителей обоего пола - 141 персона [13, лл. 2-2 об.]. То есть город не был «аристократичным», хотя его окружали имения, принадлежавшие высшей знати. В Ялте начале 1845 года проживало всего 27 дворян мужского пола, из которых 13 - потомственных (только трое внесены в родословные книги), а 14 человек имели личное дворянство (16, л. 6). Основную часть городской коммуны Ялты (что, собственно, и характеризует город как таковой) составляли мещане и купцы.

Переписи, проводимые в городе до второй половины XIX момента, когда его развитие убыстрилось, дают интересную информацию о социально-этническом составе ялтинского общества. Так, например, в 1850 году для проведения 9-й народной переписи была создана Ялтинская ревизская комиссия, в которую были выбраны ответственные за проведение опроса среди купцов и мещан города. При этом их выбор определялся не только социальными, но и этноконфессиональными соображениями: «ревизские сказки» за русских, греков,

караимов и татар составлял мещанин Иван Осташевский, за евреев (ему помогал раввин Бухштаб) - купец Юлик Канцлер [18, л. 76]. Результаты этой переписи показали, что на тот момент купцов в Ялте (обоего пола) было 67, а мещан - 265 человек [18, л. 123]. Интересно, что процентное отношение купцов к мещанам в составе городского населения в это время было достаточно высоким -около 20%. Хотя позднее, к концу XIX века, по наблюдению И. Ф. Фоменко, купцы составили уже только один процент в массе горожан, они всегда играли важную роль в жизни города [28, с. 39]. Можно предположить, что численность городского населения увеличивалась быстрее, чем число купеческих семей, так как это занятие нередко было потомственным, ко второй половине XIX века основные купеческие династии в Ялте (Бухштаб, Рофе, Лебеши, Бекировы, Пембек, Ивлик и другие) уже сформировались. То есть, к 1870-м годам, когда произошли заметные изменения в жизнедеятельности Ялты, она сохраняла особенности купеческо-мещанского городка.

Новый этап в жизни города, определивший его развитие на последующие пятьдесят лет, был обусловлен теми обстоятельствами, которые достаточно точно назвал в своем очерке о Ялте В. А. Рыбицкий. Это: «приобретение Ливадии в 1861 году императорской фамилией, которая с тех пор удостаивала посещать южный берег почти ежегодно, <. > введение новых учреждений (городового и земского положений) и, наконец, прочно установившаяся с 70-х годов репутация Южного берега как места, благоприятного для слабогрудых больных...» [26, с. 33].

Менее чем за тридцать лет расширились границы города, усовершенствовалась инфраструктура, выросло население, был создан новый «архитектурный образ» Ялты. После прокладки П. И. Губониным по концессии с правительством в 1871-1875 годах Лозово-Севастопольской железной дороги и последующего удешевления железнодорожных

тарифов, в Ялту поехала, по словам доктора и писателя С. Я. Елпатьевского, вся «больная Россия с надорванными легкими, с истерзанными нервами, с пошатнувшимся здоровьем.» [21, с. 237].

Политические, социальные, экономические изменения, вызванные периодом реформ правительства Александра II, среди которых одним из самых важных стало развитие форм общественного самоуправления, радикально изменили судьбу Ялты. Когда В. А. Рыбиц-кий заметил в 1887 году, что «история Ялты за последние 15 лет есть в значительной степени история деятельности ея муниципалитета...» [26, с. 36], он был абсолютно прав.

В 1869 году в Ялте было введено упрощенное общественное управление, созданное, согласно законодательству Российской империи, в тех населенных пунктах, где было невозможно сразу же образовать органы городского самоуправления. Уже в это время определились основные препятствия на пути успешного развития Ялты, среди которых главными были недостаточность денежных средств, расположение городской земли среди частных земельных владений, неразвитая инфраструктура, отсутствие стабильной системы водоснабжения. Поэтому комиссиями по благоустройству города и усилению городских доходов сначала при Ялтинском упрощенном общественном управлении, а затем при Ялтинской городской управе (выборы в городскую думу прошли осенью 1871 года) было выдвинуто несколько инициатив, которые бы способствовали ускоренному росту благосостояния и улучшению инфраструктуры города.

В начале 1870-х годов представители новых выборных органов рассматривали план реконструкции отдельных улиц и кварталов города. В течение декабря 1871 - июля 1872, при первом городском голове, действительном статском советнике С. П. Галахове, обсуждались проекты обновления нагорной части города, называемого в обиходе «Слободкой» или «Воронцовской слободкой», и переустройства городского бульвара. Прини-

мая решение о перепланировании слободки, Ялтинская дума приняла во внимание, среди другого, «отсутствие всякой земли у города и вообще недостаток мест для построек.» [10, л. 17 об.]. Предполагалось разбить всю территорию слободки (примерно 2 тысячи кв. саженей) на участки по 75 кв. саженей каждый, снести ветхие постройки, выплатив компенсацию владельцам, выставить участки на продажу. На городском бульваре, который, как говорилось в решении управы, «от ветхости и непрочного устройства пришел в совершенно безобразный вид.» [8, л. 2], намечалось отграничить пешеходную часть от проезжей, выстроив специальную стенку, сделать в ней проходы-турникеты, поставить лавочки, сформировать пешеходные дорожки и так далее [8, л. 6]. В дальнейшем эти проекты были реализованы, правда, далеко не полностью. Возможно, уже в процессе осуществления этих планов реконструкции стал очевиден тот факт, что городских проблем они не решают. Совершенно иное решение было принято после 1872 года, когда городским головой был избран Владимир Антонович Рыбицкий, юрист, выпускник Киевского университета, единственный мэр дореволюционной Ялты, избиравшийся дважды на два срока (1872-1879), (1907-1914) [28, с. 37].

Под руководством В. А. Рыбицкого Ялтинская дума обратилась к губернской и центральной администрации, лично к Александру II с предложением о предоставлении городу земли. Без этого, по мнению думцев, Ялта была лишена перспектив развития: «город, обладая весьма скудными денежными средствами, <...> поставлен в необходимость откладывать на неопределенное время удовлетворение <. > своих потребностей ...» [9, л. 2]. В. А. Рыбицкий также утверждал, что нужно не только наделить город землей, но изменить отношения между городской общиной и крупными землевладельцами: «город много теряет от того, что в <...> его деятельности не могут принимать никакого участия собственники, <. > могу-

щие значительно усилить контингент полезных членов местного избирательного городского собрания .» [9, л. 2 об.]

На самом деле, в первой половине 1870-х годов среди домовладельцев города, имеющих право выбирать представителей в городскую думу, дворян, тем более представителей высшего эшелона знати, как и ранее, было намного меньше, чем выходцев из других сословий. Например, в списке домовладельцев и купцов Ялты, имеющих право голоса, составленном в начале 1872 года, из 80 человек указывалось лишь около 30 лиц дворянского звания, среди которых отнюдь не все подолгу жили в Ялте. Подавляющее большинство персоналий в списке - это купцы 2-й гильдии и их потомки [7, лл. 10-14].

Таким образом, в начале 1870-х годов, план Ялты 1843 года, по инициативе представителей органов общественного самоуправления, был пересмотрен. В течение 1873 года над составлением нового плана города работал губернский архитектор К. Н. Еремеев. В «Пояснительной записке к проектному плану города Ялты Таврической губернии», подготовленной в июне 1873 года, изложены концептуальные основы развития города в представлении архитектора и его заказчика - городской думы: «Ялта, не будучи собственно городом торговым, промышленным, привлекает к себе по большей части, людей, желающих отдохнуть от городской жизни, <.> следовательно, для вновь прибывающего населения, с подобными желаниями было бы крайне стеснительно помещаться в жилищах, расположенных близко одно подле другого с тесными дворами, как это есть в обыкновенных городах...» [9, л. 62 об.].

То есть планом 1873 года было предусмотрено развитие Ялты как города-сада, планирование которого не предполагало бы разбивку на кварталы. «Вся остальная городская земля в предполагаемых пределах, -сказано в «Пояснительной записке» к плану, - представляет обширный парк с разбросанными в нём дачами <.> для лучшего же удобства сообщения и для возможного

устройства большего числа дач проектируется несколько новых дорог.» [9, 63 об.]. 1 ноября (13 ноября) 1873 года разрабатываемый план «распространения территории города Ялты» был рассмотрен и Высочайше одобрен, при этом было специально оговорено: «надблюсти, чтобы предпринимаемые в Ялте постройки воздвигались наиболее благообразных фасадов и планов.» [9, л. 29].

При разработке плана Ялты 1873 года был проведен достаточно тщательный анализ земли, находившейся в распоряжении города и присоединяемой территории, о чем свидетельствует документ, сохранившийся в деле городской управы (таблица 1).

Этот документ дает представление не только о количестве зданий и других «заведений» в городе, дававших доход, состоянием на 1872 год, но и о том, что территория морского берега у города увеличивалась по новому плану почти вдвое, общие городские владения - более чем на 350 десятин.

Наделение города землей и определение условий застройки части города, проектируемой по утвержденному императором Александром II в 1874 году плану, способствовало формированию в течение последующих двадцати лет той части Ялты, которая получила название «Нового города»

Его границы определялись расположением мостов (соответственно - Полицейского и Ливадийского) над реками Дерекой («Ущельной») с восточной стороны и Учан-Су («Водопадной») с западной вдоль линии моря и склонами холма Дарсан, у подножия которого была проложена Аутская (сейчас -им. Кирова) улица, ведущая в село Аутку. Здесь были спланированы еще пять (кроме Аутской) улиц - Набережная Виноградная, (сейчас - им. Чехова), Морская, Екатерининская, Приютинская (сейчас - Боткинская ул.), формируя ту часть Ялты, к которой наиболее подходило определение «город-сад». На этом пространстве, по словам автора одного из путеводителей, «выросло более сотни прекрасных с вида, разно-образной архитектуры, дач и домов.» [19, л. 98]. Район «Нового города» очень быстро заслу-

жил репутацию лучшего в городе, цена земельных участков и домов на них выросла уже до начала 1890-х годов. Один из очеркистов с иронией высказался по этому поводу: чтобы провести день в Ялте и не соскучиться, надо «в среднем за сотню тысяч рублей совершить покупку комфортабельной виллы с видом на море, с садом из роз, хорошо укрытую в тени тополей и смоковниц.» [2, с. 6]. В то же время, дома в «Новом городе» строили не только представители знати, купцы и промышленники, но и научная и творческая интеллигенция - инженеры, архитекторы, врачи.

Застройка «Нового города» таким образом, чтобы расположение построек в нем имело «дачный характер» (жилой дом располагался в глубине сада без обычного двора), и прокладка новых улиц по частным владениям - эти задачи стали основными для городского общественного управления по мере воплощения плана 1873 года. Для успешного решения первой задачи городской управой были приняты достаточно жесткие «Обязательные постановления о строительной части для жителей города Ялты». Дома могли строиться не более как в 3 этажа (не считая полуподвальной и мансардной частей), высота их до крыши не должна была превышать 8 саженей (16, 8 м), от улицы в глубину постройки они должны были отступать на 4 сажени (до 2, 9 м) [25, с. 33]. Вторая задача - проектирование новых улиц - была решена, по словам В. А. Рыбицкого, благодаря тому, что интересы городской общины совпали «с интересами частных владельцев, предоставивших все почти потребное количество земли бесплатно: так что <.> при проведении улиц, пространством до 3-х верст, пришлось уплатить не более 1200 руб. ...» [26, с. 38]. Но в деле прокладки новых улиц не обошлось без конфликта с крупнейшими землевладельцами - наследниками имения «Хорошая пустошь» Н. С. Мордвинова в Ялтинской долине [3, с. 11].

И в дальнейшем отсутствие собственной общественной земли оставалось болезненной

Таблица 1

«Сведения о размерах селитебной площади в городе и с присоединенными окрестностями» (12 (25) апреля 1873 года) [11, л. 5]

В 1863 году В 1872 году

В городе Ялта В существующем городе Ялта В предположенной к присоединению к городу окрестности В городе вместе с присоединенными окрестностями

Пространство земли 17 / дес. 17 / дес. 354 / дес. 82 владения 372 дес. 186 владений

Длина морского берега 760 кв. саженей 760 кв. саженей 600 кв. саженей 1360 кв. саженей

Гостинниц 1 2 - 2

Трактиров 3 5 1 6

Постоялых дворов 1 3 - 3

Харчевен 3 9 - 9

Кофеен 3 2 - 2

Рыночных погребов - 2 - 2

Буфетов - 2 - 2

Кабаков

Лавок 12 25 - 25

Магазинов

Других промышленных заведений 24 60 10 70

Число извозчиков:

а) ломовых 5 55 - 55

б) легковых 4 40 - 40

в) верховых лошадей 6 39 - 39

проблемой: «положение городского управления, по мере того, как город разрастался, делалось все более и более затруднительным, [оно] не имело участков для устройства общественных зданий, садов, базарных площадей, бойни, мест для своза мусора.» [19, с. 235]. Реализации любого крупного начинания городской думы требовала покупки или дарения земельных участков. Достаточно точно об этом сказано у Е. Л. Маркова: «Каждый шаг своего роста Ялта завоевывает ценою упорных усилий и денег.» [24, с. 149].

Вместе с тем в течение второй половины 1880-х - 1890-х годов в Ялте было реализовано несколько крупнейших проектов, сразу же обеспечивших благоустроенность города: проведение в отдельные районы и модернизация водопровода, строительство в 1887 -1902 годах двух очередей капитального каменного мола и набережной, создание совершенной на тот момент канализационной системы. Решающую роль в этих начинаниях сыграли инженер-гидростроитель, археолог А. Л. Бертье-Делагард, архи-

План Ялты с вновь присоединенными частями. 1899.

тектор Н. П. Краснов, инженер, председатель Ялтинской городской думы в 1879 - 1887 годах А. Л. Нил-Врангель де Рюбенталь, В. А. Рыбицкий и другие.

В начале 1890-х годов представители органов городского общественного управления, архитекторы Н. П. Краснов, Г. Ф. Шрей-бер, гласные, врачи В. Н. Дмитриев, К. Р. Овсяный, начали работу по составлению нового перспективного плана города. В состав Ялты должны были войти земли на запад от «Нового Города», находящиеся по дороге к царскому имению «Ливадия» за рекой Учан-Су (так называемое «Заречье» и слободка «Шеломе»), нижняя часть села Аутка (так называемая «Нижняя Аутка»).

Разработанный в 1894 году план был утвержден 15 (28) марта 1896 года, в черту города были включены местности в границах: «на юго-запад до императорского имения «Ливадия» и на юго-восток до имения удельного ведомства «Массандра», в количестве около 150 десятин. Все эти поселения,

со включением 2-х старых частей города, носящих название Старого и Нового города (планы границ этих 2-х частей были Высочайше утверждены 15 октября 1843 г. и 1 ноября 1873 г.), расположены по берегам горных речек Дерекоя и Учан-Су и занимают всю нижнюю приморскую часть Ялтинской долины, <.> составляя площадь более 41/2 кв. саженей, 465 десятин, при длине - от востока на запад до 3-х верст и при ширине - от берега моря по направлению к Яйле - до 1 '/2-х верст.» [12, л. 31].

Цитированный выше документ - ходатайство Ялтинской городской управы, датируемое 18 (21) мая 1902 года, о включении в городскую черту уже новых районов (пригородных сел Верхняя Аутка, Ай-Василь, Дерекой). Оно было удовлетворено в 1909 году лишь частично, но его текст интересен тем, как представлены действия городских властей по благоустройству ранее присоединенных районов. «В течение истекших 6 лет, - говорилось в письме, - удалось достиг-

нуть <. > значительных результатов в деле санитарного и строительного благоустройства этих мест <...> Вместо узких проездов <.> улицы теперь почти везде не меньше 9 аршин. Вместо неудобных для проезда дорог получились правильно спланированные шоссе с тротуарами и каменными лотками для стока дождевой воды. <.> Улицы новых частей, не имевшие до 1896 года ни одного фонаря для освещения, имеют последнее: Заречье повсеместно, а слободки по большей части улиц. Длина всех улиц в новых частях доходит до 34 верст.». [12, л. 31 об.].

На рубеже Х1Х-ХХ веков город менялся стремительно. Он продолжал оставаться многонациональным, преимущественно мещанским: в 1880 году из 2836 человек населения мещан было 1137, крестьян -1045, дворян - 217, купцов - 182 человека. При этом русские составляли 43,4 %, татары - 19,4%, евреи - 14,8%, греки -9,5% населения [20, с. 4]. В городском общественном управлении в начале ХХ века, как и раньше, преимущество составляли представители купеческо-мещанского сословия и разночинцы. Вместе с тем, приобретя статус общегосударственного курорта, город становился все привлекательнее для большого бизнеса. В Ялту стекались крупные капиталы, распродавались (или арендовались) и земли вокруг города, и дворянские имения в городской черте.

Быстро застраивались районы Старого города и Нового города, так что уже в 1900 году было подготовлено обращение к правительству с просьбой помочь «городу в его стараниях сохранить за Ялтой дачный характер и урегулировать застройку земельных участков.» [21, с. 259]. Но к середине 1910-х годов Ялта сохраняла своеобразие. В 1914 году в занимавшем пространство в 1694 десятины городе на человека приходилось в среднем 33 кв. сажени земли. Один из путеводителей того времени сообщал: «Половина городской земли застроена (47%), половина занята насаждениями или пустует

(52%), под общественным садом, скверами и бульварами - 3 десятины, то есть 1%...» [21, с. 484].

Таким образом, можно сделать вывод о том, что уникальность истории Ялты как города в составе Таврической губернии Российской империи в реалиях XIX начала XX веков определялась достаточно быстрым (в течение чуть более 70-ти лет) переходом от «позднесредневекового» местечка к «капиталистическому» курорту.

Этот переход, благодаря краткому временному промежутку и небольшим размерам территории Ялты, легко проследить по нескольким перспективным планам развития города, принятым за полвека. Но остается не прояснённым целый комплекс вопросов, среди которых изучение особенностей деятельности органов государственного и общественного управления в Ялте, изменения количественного и качественного состава населения, факторов, влиявших на этно-конфессиональные отношения в городской общине. Изучение этих вопросов и составляет перспективы продолжения исследования.

АННОТАЦИЯ

В статье рассмотрен процесс становления города Ялта в XIX веке на основе рассмотрения планов города 1843, 1873 и 1896 годов, обстоятельств их подготовки и результатов внедрения в жизнь.

Ключевые слова: Ялта, планы города, городская территория, население города, органы общественного самоуправления

АНОТАЦМ

У статп розглянуто процес становлення мюта Ялта у XIX столтт на шдстав1 роз-гляду плашв мюта 1843, 1873, та 1896 роюв, обставин 1хньо1 щцготовки та результапв реал1заци.

Kro40Bi слова: Ялта, плани мюта, мкька територ1я, населення мюта, органи мкького самоуправления.

SUMMARY

The article describes the process of the formation of Yalta in the XIX century on the

basis of consideration of their plans in 1843, 1873 and 1896, the circumstances of their preparation and implementation results in life.

Key words: Yalta, the city plans, urban area, the city's population, the public authorities

ЛИТЕРАТУРА

1. Безчинский А. Путеводитель по Крыму / А. Безчинский. - 2-е изд., испр. и доп. - М. : Типо-литогр. Т-ва И. Н. Кушнарёв и К, 1902. - 468 с.

2. Бертрен Л.-А. Сочинения по истории Крыма; пер. с фран. Г. Беднарчика. Москва - Аугсбург : IM WERDEN VERLAG, 2003. - 42 с.

3. Будзар М. М. Страница истории имения Мордвиновых «Хорошая пустошь» в Ялте: дело об отчуждении земли (1873-1900 гг.) / М. М. Будзар // Материалы междунар. -научно-практ. конф. [„Историко-культурное наследие Причерноморья: изучение и использование в образовании и туризме"], (25-26 апреля 2013 г.). - Ялта : РИО КГУ, 2013. - С. 13-12.

4. Госархив АР Крым, ф. 376, оп. 5, д. 191, 15 л.

5. Госархив АР Крым, ф. 377, оп. 16, д. 18, 1 л.

6. Госархив АР Крым, Ф. 377, оп. 16, д. 20.

7. Госархив АР Крым, ф. 522, оп. 1, д. 48, 18 л.

8. Госархив АР Крым, ф. 522, оп. 1, д. 57, 4 л.

9. Госархив АР Крым, ф. 522, оп. 1, д. 54, 143 л.

10. Госархив АР Крым, ф. 522, оп. 1, д. 6, 132 л.

11. Госархив АР Крым, ф. 522, оп. 1, д. 78, 77 л.

12. Госархив АР Крым, Ф. 522, оп. 1, д. 977, 114 л.

13. Госархив АР Крым, ф. 675, оп. 1, д. 15, 6 л.

14. Госархив АР Крым, ф. 675, оп. 1, д. 1-а, 3 л.

15. Госархив АР Крым, ф. 675, оп. 1, д. 2, 7 л.

16. Госархив АР Крым, ф. 675, оп. 1, д. 9, 12 л.

17. Госархив АР Крым, ф. 675, оп. 1, д. 21, 10 л.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

18. Госархив АР Крым, ф. 675, оп. 1, д. 30, 130 л.

19. История Ялты: выдержки из книг, виды города, карты; [авторы-составители Е. В. Новокрещенов, И. С. Ганжа]. - Ялта-Симферополь : „Ялта-Генуя", „Бизнес-Информ", 2011. - 320 с.

20. Калинин Н. Ялта сто лет назад / Н. Калинин, М. Земляниченко // Крымская газета. - 1993. - 28 марта.

21. Крым : [путеводитель] ; / под ред. Ю. Бумбера, Л. С. Вагина и др. - Симферополь : Типография Таврического губернского земства, 1914. - 688 с.

22. Кургузов В. П. К первому плану Ялты / В. П. Кургузов // VI Дмитриевские чтения [История Южного берега Крыма (факты, документы, коллекции, мемуары)]. -Симферополь : „Таврия-Плюс", 2002. -С. 105-106.

23. Кургузов В. П. Строительство Ялтинского мола : к 150-летию А. Бертье-Делагарда // Крымская газета. - 1992. - № 56. - 24 октября. - С . 4.

24. Марков Е. Л. Очерки Крыма : картины крымской жизни, истории и природы / Е. Л. Марков - Симферополь : Таврия, 1995. - 543 с.

25. Пальчикова А. П. Из истории застройки Ялты в 70-х - 90-х гг. XIX в. / А. П. Пальчикова // III Дмитриевские чтения: [История Южного берега Крыма]. -Симферополь : „Таврия-Плюс", 1999. -С. 31-37.

26. Пятидесятилетие Ялты, 1837-1887: исторический конспект и памятная книжка с приложением трех фотографий [сост. В. А. Рыбицкий]. - Ялта : В. А. Рыбицкий, 1887. - 79 с.; 3 л. ил.

27. Фоменко И. Ф. Купечество в Ялте в XIX - начале XX вв. / И. Ф. Фоменко // История Южного берега Крыма [VIII

Дмитриевские чтения], (27-28 марта 2003 г.). - Симферополь : ИПЦ «Магистр», 2005. -С. 21-26.

28. Фоменко И. Ф. Ялтинский голова

B. А. Рыбицкий / И. Ф. Фоменко // История Южного берега Крыма [IV Дмитриевские чтения]. - Симферополь : «Палитра», 2001. -

C. 36-41.

29. Ялта : исторический очерк с фотоиллюстрациями; [под ред. Л. А. Петровой]. -Симферополь : ЧерноморПРЕСС, 2006. -256 с., ил.

З. Т. Аблякимова

УДК 371.4(=512.145)"19"

ОСМЫСЛЕНИЕ ПРОБЛЕМ НАЦИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ И ПРОСВЕЩЕНИЯ В ПЕДАГОГИЧЕСКОМ НАСЛЕДИИ АБИБУЛЛЫ ОДАБАША

еформирование национальной системы образования невозможно без критического осмысления наследия педагогов и просветителей, представителей национально-культурной традиции. Благодаря этому в сферу историко-педагогических исследований возвращаются мало изученные персоналии украинских педагогов, ученых, деятелей культуры А. Волошина, А. Грохович, Г. Чуп-ринки и других

В этом контексте исследование педагогического наследия видных представи-

телей крымскотатарской интеллигенции является также актуальным. Абибулла Одабаш - один из крупных крымскотатаских просветителей, чей опыт в сфере становления и развития национальной школы представляет особый интерес.

В большинстве исследований и публикаций уделяется внимание деятельности А. Одабаша как поэта и писателя. Многие из этих работ посвящены анализу его поэтических и прозаических произведений [14], почему долгое время творчество А. Одабаша оставалось в сфере изучения исключительно литературоведов. Но нужно отметить, что большую часть жизни А. Одабаш работал на педагогической и просветительской ниве, этот же аспект его деятельности практически не изучен. В настоящее время появились публикации, в которых отмечается вклад педагога в становление, развитие и трансформацию национальной системы образования, в частности этому уделили внимание Г. Кондратюк [9], Т. Керимов [8], Э. Муста-фаева [10, 11]. Следует также отметить статью Д. Сулеймановой. «А. Одабашнынъ маарифчилик фаалиети» («Образовательная деятельность А. Одабаша») [14]. В этой работе автор, исходя из краткого анализа учебников А. Одабаша, попыталась выделить концепцию, на основе которой строилась педагогическая и методическая деятельность педагога. Но в целом педагогическая мысль и просветительская деятельность этого выдающегося представителя крымскотатарской интеллигенции исследователями изучена недостаточно.

Исходя из вышесказанного, цель статьи может быть сформулирована таким образом: анализ воззрений А. Одабаша на основные проблемы становления и развития национального образования и просвещения крымских татар.

Абибулла Одабаш родился в 1891 г. в деревне Корбекуль Ялтинского уезда (ныне с. Изобильное Алуштинского района). Известно, что после окончания сельской школы благотворительное общество за

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.