Научная статья на тему 'Истоки роксаланской теории Д. И. Иловайского'

Истоки роксаланской теории Д. И. Иловайского Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
118
73
Поделиться
Ключевые слова
РОКСАЛАНСКАЯ ТЕОРИЯ / ROKSALAN THEORY / Д. И. ИЛОВАЙСКИЙ / ИСТОРИОГРАФИЯ / HISTORIOGRAPHY / ПРОИСХОЖДЕНИЕ ДРЕВНЕРУССКОГО ГОСУДАРСТВА / THE ORIGIN OF THE OLD RUSSIAN STATE / ВАРЯГО-РУССКИЙ ВОПРОС / VARANGIAN-RUSSIAN QUESTION / DMITRY ILOVAISKY

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Плетнева А.В.

Рассматривается теория Д. И. Иловайского, в которой обосновывается тождество россов и сармато-аланского племени роксалан. Анализируются историография, источники и влияние этой теории на развитие исторической науки. Отмечается, что взгляды Иловайского на древние корни русского народа имели как очень прочную источниковую базу, так и очень давнюю историографическую традицию.

ORIGINS OF DMITRY ILOVAISKY''S ROKSALAN THEORY

The beginning of Rus is one of the most difficult problems in history, and hundreds of prominent scholars were involved in the debates on it. Dmitry Ivanovich Ilovaisky (1832-1920) was a talented Antinormanist, who focused on the proof of the southern Slavic origin of Rus and hypothesized about the ethnic proximity of Slavs and Roksalans. His idea that the Legend of the vocation of Vikings had a foreign origin got wide resonance subsequently. Regarding the origin of the tribe "Rus", Ilovaisky stated that it included nearly all Eastern Slavic tribes in the basin of the upper and middle Dnieper who were known under the name of Ants and Roksalans in the 1 st century BC. The emergence of Kievan Rus was seen by Ilovaisky as a natural completion of a long process of the genesis of social relations. The paper discusses Ilovaisky's Roksalan theory, analyses its historiography, sources and impact on the subsequent development of historical studies. The author notes that Ilovaisky's views on the ancient roots of the Russian people relied on a very solid source base and a very long tradition of historiography.

Текст научной работы на тему «Истоки роксаланской теории Д. И. Иловайского»

ВЕСТНИК ПЕРМСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

История

Выпуск 2 (29)

2015 УДК 930.1

ИСТОКИ РОКСАЛАНСКОЙ ТЕОРИИ Д.И. ИЛОВАЙСКОГО

А. В. Плетнева

Липецкий государственный педагогический университет, 398020, Липецк, ул. Ленина, 42 coulant@yandex.ru

Рассматривается теория Д. И. Иловайского, в которой обосновывается тождество россов и сармато-аланского племени роксалан. Анализируются историография, источники и влияние этой теории на развитие исторической науки. Отмечается, что взгляды Иловайского на древние корни русского народа имели как очень прочную источниковую базу, так и очень давнюю историографическую традицию.

Ключевые слова: роксаланская теория, Д. И. Иловайский, историография, происхождение Древнерусского государства, варяго-русский вопрос.

Вопрос происхождения Древнерусского государства Дмитрий Иванович Иловайский (1832— 1920) считал основным в русской истории [Иловайский, 1902в, с. 6]. С 1871 г. для исследователя, по его словам, началась «постоянная, непрерывная борьба» с норманизмом, в ходе которой им постепенно вырабатывался собственный взгляд на этнос руси. Иловайский называл свою теорию «рок-саланской», или «стародавнего туземного происхождения Руси», и отстаивал ее на протяжении всей жизни в многочисленных дискуссиях [Иловайский, 1881, с. 1, 3]. Он возводил русских и их этноним к упоминаемому в античных источниках племени роксалан, доказывал славянство руси, изначальное ее проживание в Среднем Поднепровье. Первым носителем имени «русь» в форме «рос» являлось славянское племя, называемое роксаланы («иначе выговаривалось россаланы, как поляки вместо саксы говорят сасы»). Это сложное название (вроде тавроскифы, кельтиберы и т. п.) алан, живших по реке Рокс (Аракс), или Рос («слова рось и алане, сложенные вместе, у греко-латинских писателей никакого другого имени... не могли и произвести - как роксолане») [Иловайский, 2012, с. 74-75; 1877, с. 538; 1902а, с. 37].

«Фундаментом», или «основным пунктом», своей теории Дмитрий Иванович считал опровержение «краеугольного камня всей норманской системы» - смешения варягов и руси, родившего «небывалый народ варяги-русь» [Иловайский, 1881, с. 3, 8-11]. Иловайский впервые в науке обратил внимание на то, что в некоторых списках Начальной летописи (Ипатьевском, Троицком, Переяславском) относительно посольства за море к варяжским князьям сказано: «Реша (варягом) русь, чудь, словене, кривичи и весь: земля наша велика.». Между тем в других списках (Лаврентьев-ском) стоит: «Реша руси, чудь, словене, кривичи...» [Иловайский, 1880, с. 646; 1896, с. 278]. Он также подчеркивал, что византийские источники «нигде не смешивают их (русь и варягов. - А. П..)... нигде не называют. людьми одного племени». Подобное тождество, отмечает ученый, отсутствует в скандинавских сагах и латинских известиях [Иловайский, 1875, с. 86].

Дмитрий Иванович, анализируя все аргументы, на которых основываются «теории иноземного и не славянского происхождения руси», приходит к выводу о том, что «нет никаких серьезных доказательств считать русь народом чуждым, пришлым в IX веке из Скандинавии и откуда бы то ни было». И, как следствие, «положительной стороной» его концепции, которая «сама собою. вытекает из этого отрицания», является мысль о том, что в «данную эпоху (призвания князей. -А. П.) это был народ туземный, притом славянский» и что если обратиться в глубь веков, то встретим «на тех же местах народ роксолан или рось алан». Важнейшими свидетельствами о народности руссов служат также известия византийских писателей 1Х-Х вв., указывающих независимо друг от друга на исконное существование туземной руси [Иловайский, 1876, с. 305]. Стремясь обосновать отсутствие какой-либо «искусственности» в этой версии и «восстановить исторический факт. извращенный некоторыми учеными прошлого и настоящего столетия», Иловайский прежде всего опирался на богатые свидельствами о роксаланах сочинения античных историков, географов и писателей [Иловайский, 1880, с. 646].

Данные о существовании этого племени в первые века содержатся у многих авторов. Согласно Страбону (64/63 г. до н. э. - 23/24 г. н.э.), роксаланы обитают «на равнинах между Танаисом и Борисфеном» (Доном и Днепром), т. е. близ северного побережья Азовского моря [ Страбон, 1964,

© А. В. Плетнева, 2015

Истокироксаланской теории ...

с. 116, 269, 280-281]. По известию Корнелия Тацита (ок. 55 - ранее 117 г.), сарматское племя рок-салан вторглось в Мезию, область на Нижнем Дунае, в конце 60-х гг. [Корнелий Тацит, 1969, с. 42]. Имя роксалан встречается у Гая Плиния Секунда Старшего (23/24-79 г.) в его «Естественной истории» [Древняя Русь..., 2010, с. 240-241]. Птолемей (ок. 100 - ок. 170 г.) указывает на роксалан, которые обитают в Сарматии, «по всему берегу Меотиды» (Азовское море), и за которыми находятся «гамаксобии и скифы-алауны» [Античная география, 1953, с. 320-321]. Дион Кассий (ок. 163 - ок. 230 г.) пишет, что император Марк Антоний позволил язигам пройти «через Дакию для общения с роксаланами» [Кассий Дион, 2011, с. 180-181]. Элий Спартиан говорит о мирном договоре, заключенном с князем роксалан [Элий Спартиан, 1992, с. 9], а Юлий Капитолин упоминает их в числе понтийских народов, угнетавших римлян на нижнем Дунае [Юлий Капитолин, 1992, с. 44]. В Ш-1У вв. свидетельства об этом племени встречаются у Требеллия Полиона, Флавия Вописка Сира-кузского, Аммиана Марцеллина, а также в позднеримском дорожнике, более известном как Пев-тингерова карта [8спр1оге8 ^Шйае Аи§и81ае..., 1959, с. 224-240]. На ней «роксоланы сарматы» помещены там же, «где потом находим и народ рос»: от Дона до Подунавья. Причем они, как сильное племя, обозначены более крупными буквами, чем их соседи [Иловайский, 1882, с. 604]. По словам А. В. Подосинова, современного исследователя Певтингеровой карты, она носит практический характер, вследствие чего и подвергалась различным уточнениям, а сохранение этнонима «рокса-ланы» в самой последней (дошедшей до нас) редакции может указывать на их существование и в

V в. [Подосинов, 2002, с. 292-293].

Согласно сведениям готского историка Иордана, приведенным в сочинении «О происхождении и деяниях гетов» (закончено в 551 г.), роксаланы в IV в. были подчинены готам, но с началом гуннского нашествия их предали и перешли на сторону противников [Иордан, 1997, с. 83-84; Иловайский, 1882, с. 605]. Этот эпизод, как имеющий прямое отношение к древней истории Руси, приводится в первом томе «Истории России» Д. И. Иловайского [Иловайский, 2008, с. 10-11].

Дмитрий Иванович отмечал, что сбивчивость и путаница имен народов у некоторых авторов приводила к тому, что один и тот же народ в разные эпохи является под разными названиями. Так, у ряда византийских писателей VI-VII вв. роксалане «скрываются под именем антов, не говоря о более общих именах скифов и сарматов (напр. у Прокопия Кесарийского, Маврикия Стратега)» [Иловайский, 2012, с. 257-258; Прокопий из Кесарии., 1950, с. 156, 295, 297-298, 370; Маврикий Стратег, 1951, с. 18-24].

Проанализировав все известия, ученый приходит к выводу о том, что их совокупность (с I по

VI в.) «ясно указывает. на сильный, многочисленный народ», местонахождением которого был Днепр, а «отдельные ветви простирались с одной стороны до Азовского моря, с другой до Днестра» [Иловайский, 2012, с. 10-11]. Таким образом, отождествление руси с роксаланами «само собою вытекает из того же географического факта: там где обитали роксолане. там же в IX веке обозначается народ рось» [Иловайский, 1902а, с. 46]. Необязательно соглашаться с Иловайским в том, что такой большой народ, как роксаланы, не мог просто взять и пропасть с исторической арены, но методологически в решении этого вопроса все же необходимо признавать его правоту: если большой народ существовал, то нужно знать, куда он исчез.

Традиция считать русских наследниками роксалан была присуща европейской историографии Х^-Х^Н вв. Я. Длугош (1480 г.) повторяет мнение «древних писателей», которые территорию Восточной Европы называют «Европейской Сарматией», русских и поляков именуют «сарматами», и повествует о руси, как о «народе туземном и стародавнем в России» [Щавелева, 2004, с. 219; Иловайский, 2012, с. 51-52]. М. Меховский в «Трактате о двух Сарматиях» (1517 г.) пишет, что в «Сарматии Европейской. первой. перед нами лежит Руссия, некогда называвшаяся Роксола-нией» [Меховский, 1936, с. 94]. В изданном в 1549 г. сочинении С. Герберштейна «Записки о Московии» автор признает «за большинством» мнение о «Руссии» как измененном имени «Роксола-ния» [Герберштейн, 1988, с. 57]. Мартин Кромер в труде «О происхождении и истории поляков тридцать книг» (1555 г.) также продолжает прослеживать традиционные этногенетические связи славян с европейскими народами античного периода: славян - с сарматами, а русских - с сарматским племенем роксалан («ничто не может запретить полагать, что поляки и все прочие славяне являются сарматами, в особенности. болгары, сербы и роксаны есть сарматские народы») [Свердлов, 2011, с. 80]. М. Стрыйковский (1582 г.) указывал на совпадение названия роксалан с русскими названиями и Русью, на существование их поселений и государства недалеко от моря Меотис, куда

впадает Танаис и Дон («роксоланов. имя. с руссанами или россанами и Русью одинаково») [Stryikowski, 1846, 8. 108-115].

Дмитрий Иванович был хорошо знаком с трудами указанных авторов и на их сведениях основывал очень важный в критике норманской теории вывод: все эти известия говорят о «стародавнем» существовании руси. В частности, он ссылался на историков, которые «сообщают, что трех варяжских князей призвал не кто другой, как сама Русь или собственно часть ее», а «так как они еще не были знакомы с норманской теорией и ее аргументами, то им, конечно, и в голову не приходило отличать русь от роксалан» [Иловайский, 1881, с. 9; 1882, с. 606; 1902а, с. 33]. В особенности важно для него наблюдение Стрыйковского, приводящего из русских летописей легенду о призвании князей и сообщающего, что они прямо не говорят, кто были варяги. Иловайский считает актуальными для понимания варяжской проблемы следующие строки Стрыйковского: «летописцы русские, не зная, кто были варяги. начинают свои хроники таким образом: послаша русь к варягам, говоря "приходите княжить и владеть нами"» [Иловайский, 1881, с. 9].

В XVIII в. роксаланская версия была одной из наиболее популярных. Так, Г. З. Байер имя «роксоланы» считал двусоставным, происходившим, с одной стороны, от названия «аланы», а с другой - от наименования реки Араке («Русса») на Кавказе («как будто аланы при реке Руссе») [Миллер, 2006, с. 370]. В знаменитой дискуссии Г. Ф. Миллера с М. В. Ломоносовым (1749-1750 гг.) обсуждение этой концепции также имело место. Миллер отметил преимущества роксаланской версии: «сходство между оными двумя именами (роксоланы и россияне) нарочито велико»; общность территории («ненадобно вести народ из другой части света»); распространенность версии («многими за бесспорное принято. сверх того сие мнение несколько подтверждено покойным архиепископом Феофаном»), но поставил ряд вопросов: «как роксоланское имя в российское переменилось», «какой народ роксолане были и каким языком говорили», кроме того, посчитал необходимым показать «достоверными из истории свидетельствами переселение роксолан из южных мест к северу» [Там же]. Миллер приводит свидетельство Иордана о том, что роксаланы «от идущих для завоевания Паннонии гуннов... были прогнаны и в странах западных рассеяны». По его мнению, этот факт вкупе с отсутствием последующих сведений об этом племени («их имя более не употреблено ни от какого. времен писателя») говорит об исчезновении роксалан после IV в. [Ломоносов, 1952, с. 28].

М. В. Ломоносов, утверждая автохтонность славяно-русов в Восточной Европе, производил их от сарматского племени роксалан. В замечаниях на диссертацию Миллера он аргументированно опровергает доводы оппонента и приходит к выводу о том, что «народ российский с народом роксоланским есть одного имени, одного места и одного языка. Ибо никоею мерою статься не может, чтобы великий и сильный народ роксоланский вдруг вовсе разрушился, а после него на том же месте, того же имени и того же языка сильный же народ вдруг проявился, а не был бы с первым одного происхождения» [Ломоносов, 1952, с. 28]. В «Древней Российской истории», доказывая происхождения руси от роксалан, он также ссылается на западных историков, которые «не тщетно... российский народ за роксолан признавают». Ломоносов считает имя алан общим для целого народа, а роксалан «не без основания производят от реки Раа, как у древних писателей слывет Волга» [Ломоносов, 2012, с. 43]. Г. Ф. Миллер, изучив в полном объеме все известные источники, в сочинении 1773 г. «О народах издревле в России обитавших» уже рассуждал абсолютно по-ломоносовски: что «россы были и прежде Рурика» [Фомин, 2012, с. 25].

Ломоносов упоминается в трудах Иловайского лишь несколько раз, да и то мимоходом. Это вызывает недоумение, если принимать во внимание тот факт, что роксаланская теория в полной мере впервые раскрыта именно Ломоносовым и многие критические аргументы Дмитрием Ивановичем были заимствованы у него.

В. Н. Татищев, подвергая сомнению рассматриваемую версию, в то же время не отрицал, что «руссы елико сарматы с ними (роксаланами. - А. П.) одного рода были» [Татищев, 1769, с. 372]. Н. М. Карамзин считал роксалан норманнскими колонизаторами, т.е. той же скандинавской русью [Карамзин, 1818, с. 50]. Такой взгляд историка Иловайский (вслед за Ю. И. Венелиным) обосновывал поверхностным отношением к вопросу этногенеза русского племени («он не остановился над вопросом о начале Руси, а взял уже готовое его решение») [Иловайский, 2012, с. 83-84; Венелин, 1842, с. 58-59].

У Г. Эверса роксалане предстают перед нами (в I в.) как «главный народ на севере, непосред-

Истоки роксаланской теории

ственно у Черного моря, между Азовским его заливом и Днепром», и «германского происхождения никак нельзя доказать» («Страбон и Плиний причисляют роксалан к гамаксобиям», а «Тацит называет их сарматами»). Из этого следует, что роксаланы близки с хазарами, к тому же «восточные писатели говорят об аланах почти всегда вместе с козарами». В итоге Эверс заключал, что «между Каспийским и Черным морем жили Руссы прежде, нежели история узнает где-либо народ сего имени» [Эверс, 1825, с. 195-197; 182б, с. 221, 239, 27б]. Отвергая в исследованиях Эверса мысль о тюрко-хазарском происхождения руссов, Иловайский в остальном во многом опирался на его вы -воды и аргументы (например, в вопросах, касающихся названий днепровских порогов) [Иловайский, 2G12, с. 8-1G, 21, 113, 117, 12G, 135].

О. М. Бодянский, первый в России магистр славянских наречий, был одним из университетских учителей Дмитрия Ивановича. Осип Максимович признавал «весьма правдоподобным», что «руссы скрывались прежде в роксаланах». И, хотя многие ученые этой версии не доверяли, по его мнению, познакомившись со «сказаниями о них (роксаланах. - А. П.) древних писателей, невольно убеждаешься в истине такого предположения» [Бодянский, 1835, с. 18б-187].

Интересны сведения Ф. Л. Морошкина, который отыскивает предков руси в географических названиях, встречающихся у античных авторов, особенно тех, определение которых связано с лесистой местностью. Скифы, сарматы, роксаланы и другие, - все они принимаются ученым за русских и славян («не подвержено никакому сомнению, что скифы: будины, гелоны и агатирсы Геродота, роксоланы и аорсы Страбона, Плиния и Птолемея, агазиры, хазары и анты суть предки нынешних Россиян, и что самые имена сих народов значат то же, что руссы, т.е. жители лесов») [Морошкин, 184G, с. 238-239].

С точки зрения Ю. И. Венелина, римские и греческие писатели случайно употребили собственное имя русских (роксаланы - росс-аланы). Важным доказательством славянской принадлежности скифов исследователь считал их внешний вид (один из их предводителей, по греческому описанию, имел русые волосы и голубые глаза, «вникнув в одежду... скифов... вы узнаете в ней точь-в-точь одежду русскую или, лучше, малороссийскую»). В именах гуннских вождей (Аттиллы, Onegesius, Gordas и т.д.) ученый слышал «славянские звуки» [Венелин, 1842, с. 83, 91-92]. Н. В. Са-вельев-Ростиславич свою версию о существовании множества «Русий » («Русь » волжская; днепровские русы - роксаланы; «Русия» на Южной Балтике) предложил в 1842 г. в предисловии к труду Ф. Л. Морошкина «Историко-критические исследования о руссах и славянах» [Савельев-Ростиславич, с. 1842, с. 1G-12].

Иловайский был хорошо знаком с трудами Бодянского, Морошкина, Савельева-Ростиславича, Венелина и др. С последним историка сближали взгляды на славянство гуннов и болгар, во многом они были у него заимствованы и впоследствии развиты [Иловайский, 2GG2, с. 1G-11, 13, 8G, 94, 115, 19б, 22G, 277, 282, 3б7, 4б9, 498, 5бб, 5б7, 579, б11].

Безусловно, существовали работы, посвященные критике версии Иловайского. Например, в 185G г. на немецком языке вышла статья А. А. Куника «Pseudorussishe Roxalanen und ihre angebliche Herrschaft in Gardarik Ein Notum gegen Jacob Grimm und die Herausgeberder AntiQuites Russes» [Pseudorussishe Roxalanen..., 185G, S. 89-12б]. В записной книжке Дмитрия Ивановича «Варяжский вопрос и Русь до Рюрика», датированной началом 18б8 г., содержатся краткий конспект данной статьи, а также конспекты других исследований, так или иначе касающихся начальной истории Руси (всего их более 4G). Иловайский сразу же «отбрасывает» доказываемое Куником неславянское происхождение имени «русь» и племени роксалан, считая его аргументы поверхностными (ГИМ. Ф. 2. Д. 34. Л. 2G-2G об).

Теория Иловайского не раз подвергалась критике. Большинством историков она не признавалась или даже игнорировалась. Н. И. Костомаров считал выводы Дмитрия Ивановича «вероятностями», С. М. Соловьев отзывался о ней всего лишь как о «догадке Стрыйковского о роксаланах», «с иронией» к теории относились В. Г. Васильевский и П. Н. Милюков [Костомаров, 1877, с. 1бб; Соловьев, 1879, с. 8; Иловайский, 188G, с. б41-б42; Васильевский, 1882, с. 141-142; Милюков, 188б, с. 254-25б].

Начав с 18б8 г. исследовать вопрос происхождения Древнерусского государства, Иловайский не прекращал им заниматься вплоть до Первой мировой войны [Иловайский, 1897, с. 4; 19G26, с. 4; 19G6, с. 7-8; 19G7, с б-7; 19G8, с. 2; 19G9, с. б-8; 191G, с. 5-б]. Большинство выходивших в свет в этот период трудов, так или иначе касающихся проблемы, Дмитрий Иванович неизменно подвергал

анализу, главной целью которого было нахождение или ненахождение противоречий его роксалан-ской концепции (она «явилась. разработанной. далеко не сразу», а «благодаря. поднявшейся. полемике со стороны многочисленных сторонников господствующей норманской теории», как вспоминал в 1912 г. Иловайский) [Иловайский, 1910, с. 5; 1909, с. 4]. Не оставляя надежды на то, что когда-нибудь «настоящая история русского народа» начнет «развертываться во всем своем величии, разнообразии и поучительности», он в то же время с сожалением констатировал, что «при дальнейшем господстве норманизма» она так и будет постоянно «терять» весь свой «первый период, т.е. до IX и отчасти до X века» [Иловайский, 1876, с. 203-204; 1883, с. 389; 1902б, с. 6]. В связи с этим Иловайский неоднократно призывал не ограничиваться «узкой» печатной полемикой, а устраивать открытые словесные диспуты по проблеме, таким образом привлекая к ее решению и широкую общественность [Иловайский, 1893, с. 2-3]. Он считал 1906 год юбилейным для русского народа, предлагая широко отмечать двухтысячелетнее его существование на скрижалях истории (основываясь на показаниях греческого писателя Страбона) [Иловайский, 1893, с. 2-3; 1908, с. 2].

В издаваемых с 1861 г. учебниках по русской истории, составителем которых был Дмитрий Иванович, вплоть до 1873 г. (12 переизданий) ранняя история Руси преподносилась именно с нор-манистских позиций. Например, второе издание «Кратких очерков Русской истории» (1861 г.) содержит раздел, повествующий о том, что норманны, «преимущественно жители скандинавских стран. основали Русское государство». Иловайский, лишь мимоходом упоминая о существовании проблемы этнической принадлежности племени руссов, «наибольшую вероятность» и логику «оставляет» за скандинавской школой, подробно рассказывая о жизни Рюрика и Олега. В шестом издании (1865 г.) достоверность норманнского происхождения подтверждается «географическими указаниями Нестора», «скандинавскими именами первых наших князей» и «тесными связями между этими князьями. и конунгами». Но начиная с 13-го издания Иловайский в корне меняет освещение начальной истории Руси. Рассказ о призвании варягов и Рюрика назван «баснословным» и заменен на повествование о нападении сарматского народа «Рось или Русь» (упоминаемого ранее греческими и латинскими писателями как «Роксалане или Россалане») на Константинополь в 865 г., при этом указывается, что первыми «несомненно историческими князьями, сидевшими в Киеве, были Олег и Игорь», а не Рюрик [Иловайский, 1861, с. 6-8; 1865, с. 6-9; 1873, с. 7-11].

Необходимо отметить, что историческая наука почти с возникновения в ней проблемы образования Древнерусского государства в большинстве случаев склонна переводить этот вопрос в «национально-политическую плоскость». Например, в 1983 г. И. П. Шаскольский отказал антинор-манизму, представленному яркими фигурами дореволюционной историографии, в научности, поскольку, на его взгляд, многие антинорманисты, сознавая антирусскую направленность норманиз-ма, выступили против него не с «научных позиций, а из соображений дворянско-буржуазного патриотизма (Иловайский, Грушевский) и национализма» [Шаскольский, 1983, с. 37, 43, 49]. Действительно, в историографии, как дореволюционной, так и советской, Дмитрию Ивановичу предъявляются обвинения в «национализме», «великорусском шовинизме», «яром реакционизме и политическом консерватизме», «народничестве», «панславинизме», «лжепатриотизме» и др. [С-жев, 1891, с. 914-929; К.В., 1878, с. 362; Герасимов, 1894, с. 29; Л. М., 1895, с. 887]. И, как следствие этого, ему вменяется в вину его антинорманизм. Навешивание подобных ярлыков вкупе с распространением главного «довода» многих норманистов: признавать норманизм - «дело науки, не признавать - ненаучно» - позволяет удачно уходить от прямой полемики, что преимущественно и происходит с начала XX в. и до наших дней с «Разысканиями о начале Руси» Иловайского.

Вместе с тем важно принимать во внимание, что Иловайский пришел к отрицанию норман-ской теории задолго до того, как в периодических изданиях начали появляться его публицистические работы, принадлежавшие, как считает ряд исследователей, к «дворянско-монархическому охранительному направлению». К 90-м гг. XIX - началу XX в. относится и издание им общественно-политической газеты «Кремль». Иловайский так объяснял свою антинорманистскую позицию: «не вдруг, не под влиянием какого-либо увлечения мы пришли к отрицанию» системы скандинавской школы, а только «убедившись в ее полной несостоятельности», «в присутствии в ней натяжек и противоречий, в ее искусственном построении», ведь благодаря ей «в нашей историографии установился очень легкий способ относиться к своей старине, к своему началу». При этом особо подчеркнул в 1888 г. тот момент, когда у него возникли сомнения в научной состоятельности нор -манизма: «Я сам безусловно следовал норманской системе, пока не занялся специально этим во-

просом.» [Иловайский, 1888, с. 6-9].

Таким образом, взгляды Иловайского на древние корни русского народа имели как прочную источниковую базу, так и давнюю историографическую традицию считать руссов преемственни-ками роксаланского племени. И эта чрезвычайно богатая мнениями и трудами традиция не оборвалась на работах Дмитрия Ивановича. Проблема роксалан еще далеко не разрешена. Она нашла поддержку широкого круга исследователей. В 1911 г. Л. В. Падалко выводил имя «руси» от рокс-алан, т.е. белых (господствующих) алан [Падалко, 1911, с. 365-373, 380]. В 1943 г. Г. В. Вернандский считал, что название «русь» принадлежало одному из аланских кланов - «светлым асам» (рухс-асам), или роксаланам [Вернандский, 1996, с. 268]. Д. Л. Талис в 1974 г. доказал существование Причерноморской Руси начиная с VIII в. в Восточном и Западном Крыму, а также в Северном и Восточном Приазовье и связывал ее с аланами [Талис, 2010, с. 581-591]. Лингвист О. Н. Трубачев видел в Азовско-Черноморской Руси реликт индоарийских племен. Признавая теорию Иловайского «сильно дискредитированной», он, однако, считал, что «искать надо именно тут, потому что при этом открываются связи имени Русь и значение его прототипа» [Трубачев, 1997, с. 26-27]. Спустя девять лет М. Ю. Брайчевский обосновал скифо-сарматскую этимологию «русских» названий днепровских порогов, проводя конкретные аналогии с осетинским языком, наследником аланского [Брайчевский, 2010, с. 566-578]. А. Г. Кузьмин в своих работах отстаивал тезис о разноэтничных руссах, разделяя их на западных «красных» и восточных «белых», потомков ругов и роксалан [Кузьмин, 2013, с. 227-229, 350]. В. В. Эрлихман указал в 2003 г., что название «росомонов» Иордана «убедительно истолковано из норм осетинского языка как "русские (или "благородные") мужи" [Эрлихман, 2003, с. 173]. Иранские корни имеют и имена вождей росомонов - Сар и Амий». В защищенной через год диссертации Я. Л. Радомского убедительно показано существование Причерноморской Руси со второй половины V по конец X в., возникшей на смешанной руго-роксоланской этнической основе [Радомский, 2004]. На чрезвычайно богатую трудами историографическую традицию южной локализации этнонима «рос» неоднократно обращал внимание в своих исследованиях В. В. Фомин [Фомин, 2005, с. 101-102; 2006, с. 288-289; 2008, с. 122, 160162]. В 2013 г. Л. П. Грот пришла к выводу о том, что имя Руси и ее народ имеют глубокие корни в Восточной Европе [Грот, 2013, с. 60, 75-93].

Библиографический список

Античная география: Книга для чтения / сост. М.С. Боднарский. М., 1953.

Бодянский О. М. О мнениях касательно происхождения Руси // Сын Отечества и Северный архив. 1835. № 35.

Брайчевский М. Ю. «Русские» названия порогов у Константина Багрянородного // Варяго-русский вопрос в историографии: сб. статей и монографий / сост. и ред. В. В. Фомина. М., 2010.

Васильевский В. Г. О мнимом славянстве гуннов, болгар и роксолан // Журнал министерства народного просвещения. 1882. Ч. 222.

Венелин Ю. И. Скандинавомания и ее поклонники, или столетния изыскания о варягах. М., 1842. Вернандский Г. В. Древняя Русь. Тверь; М., 1996.

Герасимов О. П. Одна из старых черт в нашей учебно-исторической литературе // Ист. обозрение. 1894. Т. 7, отд. 1.

Герберштейн С. Записки о Московии / пер. с нем. А. И. Малеина и А. В. Назаренко, вст. ст. А. Л. Хо-рошкевич. М., 1988.

Государственный Исторический музей (ГИМ). Отдел письменных источников. Ф. 2. Д. 34. Грот Л. П. Прерванная история русов. Соединяем разделенные эпохи. М., 2013. Древняя Русь в свете зарубежных источников: хрестоматия. М., 2010. Т. I.

Иловайский Д. И. Вопрос о народности руссов, болгар и гуннов // Журнал министерства народного просвещения. 1881. Ч. 215, отд. 2.

Иловайский Д. И. Вторая дополнительная полемика по вопросам варяго-русскому и болгаро-гуннскому. М., 1902а.

Иловайский Д. И. Два профессора русской истории о происхождении Руси // Рус. архив. 1896. № 10. Иловайский Д. И. Два слова моим возражателям // Моск. ведомости. 1893. 21 нояб., № 321. Иловайский Д. И. Два слова о современных исторических юбилеях // Кремль Иловайского. 1908. 14 марта, № 33.

Иловайский Д. И. Две лекции Д. И. Иловайского о происхождении Русского государства и славянстве Руси // Кремль. 1909. 30 сент., № 37, 38, 39.

Иловайский Д. И. Еще о необходимости покровительства // Моск. ведомости. 1893. 11 нояб., № 311.

Иловайский Д. И. Еще о происхождении Руси // Древняя и новая Россия. 1880. № 4.

Иловайский Д. И. Еще о туранизме в славянской истории // Журнал министерства народного просвещения. 1883. Ч. 228.

Иловайский Д. И. Заключительное слово моим противникам-норманистам. II. А. А. Кунику // Древняя и новая Россия. 1876. № 3.

Иловайский Д. И. Заключительное слово моим противникам-норманистам. I. В.Г. Васильевскому // Древняя и новая Россия. 1876. № 2.

Иловайский Д. И. Историко-критические заметки // Русский вестник. 1888. Т. 199, № 12.

Иловайский Д. И. История России. Киевский период. М., 2008.

Иловайский Д. И. Краткие очерки русской истории. 2-е. изд. М., 1861.

Иловайский Д. И. Краткие очерки русской истории. 6-е. изд. М., 1865.

Иловайский Д. И. Краткие очерки русской истории. 13-е. изд. М., 1873.

Иловайский Д. И. Критика и библиография // Кремль. 1902в. 12 дек., № 15, 16.

Иловайский Д. И. Критика и библиография. А. А. Шахматов. Сказание о призвании варягов // Кремль. 1907. 7 февр., № 29, 30.

Иловайский Д. И. Критика и библиография. Два новых исследования по начальной русской истории (гг. Васильевского и Миллера) // Древняя и новая Россия. 1875. № 5.

Иловайский Д. И. Критика и библиография. Лекции по Русской истории проф. Платонова // Кремль. 1902. 30 марта, № 12.

Иловайский Д. И. Критика и библиография. Основной вопрос Русской истории в «Курсе Русской истории» В. О. Ключевского и система замалчивания // Кремль. 1910. 28 янв., № 45, 46, 47. Иловайский Д. И. Критика и библиография. Славянское житие св. Кирилла, как религиозно эпическое произведение и как исторический источник // Кремль. 1906. 19 окт., № 26, 27, 28. Иловайский Д. И. Начало Руси. М., 2012.

Иловайский Д. И. Некоторые итоги моего учено-литературного пятидесятилетия // Кремль. 1909. 4 марта, № 36.

Иловайский Д. И. Поборники норманизма и туранизма // Рус. старина. СПб., 1882. Т. 36. Иловайский Д. И. Разыскания о начале Руси: Вместо введения в русскую историю. М., 2002. Иловайский Д. И. Русская историческая литература в 1876 г. Славяно-балтийская теория. Варяги и Русь. С. Гедеонова. СПб., 1876 год // Рус. старина. СПб., 1877. Т. 18. Иловайский Д. И. Тщетное предупреждение // Кремль. 1897. 2 окт., № 4.

Иордан. О происхождении и деяниях гетов / вступ. ст., пер. и коммент. Е. Ч. Скржинской. СПб., 1997. К. В. Дело Г-на Иловайского в Галиции. Небольшая глава из славянской патологии // Вестник Европы. 1878. Кн. 1.

Карамзин Н. М. История государства Российского. 2-е. изд. СПб., 1818. Т. I.

Кассий Дион Коккейан. Римская история. Кн. LXIV-LXXX / пер. с древнегреч., под ред. А. В. Маклаюка. СПб., 2011.

Корнелий Тацит. Сочинения в 2 т. Л., 1969. Т. 2.

Костомаров Н. И. Русская историческая литература в 1876 г. // Рус. старина. СПб., 1877. Т. 18. Кузьмин А. Г. Древнерусская цивилизация. М., 2013.

Л. М. Г-н. Д. Иловайский, в новой роли школьного публициста. // Вестник Европы. 1895. Кн. 6. Ломоносов М. В. Древняя Российская история от начала российского народа до кончины великого князя Ярослава Первого, или до 1054 г. СПб., 2012.

Ломоносов М. В. Полное собрание сочинений. М., 1952. Т. 6.

Маврикий Стратег. О славянах и антах // Хрестоматия по истории СССР с древнейших времен до конца

XVII в. / под ред. В. И. Лебедева, М. Н. Тихомирова и др. М., 1951. Т. I.

Меховский М. Трактат о двух Сарматиях / введ., пер. и коммент. С. А. Аннинского. М., 1936.

Миллер Г. Ф. О происхождении имени и народа российского // Фомин В. В. Ломоносов: Гений русской

истории. М., 2006.

Милюков П.Н. Дополнительная полемика по вопросам варяго-русскому и болгаро-гуннскому. Д.И. Иловайского. Москва, 1886 // Русская мысль. 1886. № 4. Морошкин Ф. Л. О значении имени руссов и славян. М., 1840.

Падалко Л. В. Происхождение и значение имени «Русь» // Тр. XV Археол. съезда в Новгороде. 1911. М., 1914. Т. I.

Подосинов А.В. Восточная Европа в римской картографической традиции. М., 2002. Прокопий из Кесарии. Война с готами / пер. С. П. Кандратьева, коммент. З. В. Удальцовой. М., 1950. РадомскийЯ. Л. Этнический состав Причерноморской Руси: автореф. дис. ... канд. ист. наук. М., 2004. Савельев-Ростиславич Н. В. Предисловие // Морошкин Ф. Л. Историко-критические исследования о руссах и славянах. СПб., 1842.

СвердловМ. Б. М. В. Ломоносов и становление исторической науки в России. СПб., 2011.

Соловьев С. М. Начала русской земли // Сб. гос. знаний. Б.м. 1879. Т. 7.

С-жев Н. В. Историография и компиляция: По поводу третьего тома «Истории России» соч. Д. И. Иловайского // Вестник Европы. 1891. Кн. 2. Страбон. География. М., 1964.

Талис Д. Л. Росы в Крыму // Варяго-русский вопрос в историографии: сб. ст. и монографий / сост. и ред. В. В. Фомина. М., 2010.

Татищев В. Н. История Российская с самых древнейших времен. М., 1769. Кн. 1, ч 2.

Трубачев О. Н. Лингвистическая периферия древнейшего славянства. Индоарийцы в Северном Причерноморье // Вопр. языкознания. 1977. № 6.

Фомин В. В. Варяги и варяжская русь: К итогам дискуссии по варяжскому вопросу. М., 2005. Фомин В. В. Варяго-русский вопрос в трудах Д. И. Иловайского (к 180-летию со дня рождения ученого) // Вестник Липецкого государственного педагогического университета. Сер.: Гуманитарные науки. 2012. № 2 (7).

Фомин В. В. Ломоносов: Гений русской истории. М., 2006. Фомин В. В. Начальная история Руси. М., 2008.

Щавелева Н. И. Древняя Русь в Польской истории Яна Длугоша. М., 2004.

Шаскольский И. П. Антинорманизм и его судьбы // Проблемы отечественной и всеобщей истории. Генезис и развитие феодализма в России. Л., 1983. Вып. 7.

ЭверсГ. Предварительные критические рассуждения о русской истории. М., 1825. Т. 1; 1826. Т. 2. Элий Спартиан. Жизнеописание Адриана // Властелины Рима. Биографии римских императоров от Адриана до Диоклетиана / пер. С. Н. Кодратьева, под ред. А. И. Доватура. М., 1992.

Эрлихман В. В. Русь и варяги в Восточной Европе (IX-XII вв.) // Сб. Русского исторического общества. Т. 8 (156): Антинорманизм. М., 2003.

Юлий Капитолин. Жизнеописание Марка Антонина Философа // Властелины Рима: Биографии римских императоров от Адриана до Диоклетиана / перевод С. Н. Кодратьева, под ред. А.И. Доватура. М., 1992. Bayer T.S. De origine et priscis sedibus Scytharum // Commentarii Academiae Scientiarum Imperialis Petropoli-tanae. Petropoli, 1728. Vol. I.

Pseudorussishe Roxalanen und ihre angebliche Herrschaft in Gardarik Ein Notum gegen Jacob Grimm und die Herausgeberder AntiQuites Russes // Bulletin de la classe historico-philologique de I' Academie Imperiale des Sciences de St. Petersb. 1850. T. 7. № 18/23.

Scriptores Historiae Augustae / пер. С. П. Кондратьева, под ред. А. И. Доватура, прим. С. П. Кондратьева, пер. стихов Ф. А. Петровского // Вестник древней истории. 1959. № 4. Stryikowski M. Kronika Roiska, Litewska, Zmodzka. Warszawa, 1846. T. 1.

Дата поступления рукописи в редакцию 01.04.2015

ORIGINS OF DMITRY ILOVAISKY'S ROKSALAN THEORY

A. V. Pletneva

Lipetsk State Pedagogical University, Lenin st., 42, 398020, Lipetsk, Russia coulant@yandex.ru

The beginning of Rus is one of the most difficult problems in history, and hundreds of prominent scholars were involved in the debates on it. Dmitry Ivanovich Ilovaisky (1832-1920) was a talented Antinormanist, who focused on the proof of the southern Slavic origin of Rus and hypothesized about the ethnic proximity of Slavs and Roksalans. His idea that the Legend of the vocation of Vikings had a foreign origin got wide resonance subsequently. Regarding the origin of the tribe "Rus", Ilovaisky stated that it included nearly all Eastern Slavic tribes in the basin of the upper and middle Dnieper who were known under the name of Ants and Roksalans in the 1st century BC. The emergence of Kievan Rus was seen by Ilovaisky as a natural completion of a long process of the genesis of social relations. The paper discusses Ilovaisky's Roksalan theory, analyses its historiography, sources and impact on the subsequent development of historical studies. The author notes that Ilovaisky's views on the ancient roots of the Russian people relied on a very solid source base and a very long tradition of historiography.

Key words: Roksalan theory, Dmitry Ilovaisky, historiography, the origin of the Old Russian state, Varangian-Russian question.

References

Antichnaya geografya. Kniga dlya chteniya / sost. M.S. Bodnarskiy. M., 1953.

Bodyanskiy O. M. O mneniyakh kasatel'no proiskhozhdeniya Rusi. Syn Otechestva i Severnyy arkhiv. 1835. № 35.

Ä. В. n^emueea

Braychevskiy M. Yu. «Russkie» nazvaniya porogov u Konstantina Bagryanorodnogo. Varyago-russkiy vopros v istoriografii: sb. statey i monografiy / sost. i red. V. V. Fomina. M., 2010.

Vasil'evskiy V. G. O mnimom slavyanstve gunnov, bolgar i roksolan. Zhurnal ministerstva narodnogo prosvesh-cheniya. 1882. Ch. 222.

Venelin Yu. I. Skandinavomaniya i ee poklonniki, ili stoletniya izyskaniya o varyagakh. M., 1842. Vernandskiy G. V. Drevnyaya Rus'. Tver'; M., 1996.

Gerasimov O. P. Odna iz starykh chert v nashey uchebno-istoricheskoy literature. Ist. obozrenie. 1894. T. 7, otd. 1.

Gerbershteyn S. Zapiski o Moskovii / per. s nem. A. I. Maleina i A. V. Nazaren-ko, vst. st. A. L. Khoroshkevich. M., 1988.

Gosudarstvennyy Istoricheskiy muzey (GIM). Otdel pis'mennykh istochnikov. F. 2. D. 34. GrotL. P. Prervannaya istoriya rusov. Soedinyaem razdelennye epokhi. M., 2013. Drevnyaya Rus' v svete zarubezhnykh istochnikov: khrestomatiya. M., 2010. T. I.

Ilovayskiy D. I. Vopros o narodnosti russov, bolgar i gunnov. Zhurnal ministerstva narodnogo prosveshcheniya. 1881. Ch. 215, otd. 2.

Ilovayskiy D. I. Vtoraya dopolnitel'naya polemika po voprosam varyago-russkomu i bolgaro-gunnskomu. M., 1902a.

Ilovayskiy D. I. Dva professora russkoy istorii o proiskhozhdenii Rusi. Rus. arkhiv. 1896. № 10.

Ilovayskiy D. I. Dva slova moim vozrazhatelyam. Mosk. vedomosti. 1893. 21 noyab., № 321.

Ilovayskiy D. I. Dva slova o sovremennykh istoricheskikh yubileyakh. Kreml' Ilovayskogo. 1908. 14 marta, №

33.

Ilovayskiy D. I. Dve lektsii D. I. Ilovayskogo o proiskhozhdenii Russkogo gosudarstva i slavyanstve Rusi. Kreml'. 1909. 30 sent., № 37, 38, 39.

Ilovayskiy D. I. Eshche o neobkhodimosti pokrovitel'stva. Mosk. vedomosti. 1893. 11 noyab., № 311. Ilovayskiy D. I. Eshche o proiskhozhdenii Rusi. Drevnyaya i novaya Rossiya. 1880. № 4.

Ilovayskiy D. I. Eshche o turanizme v slavyanskoy istorii. Zhurnal ministerstva narodnogo prosveshcheniya. 1883. Ch. 228.

Ilovayskiy D. I. Zaklyuchitel'noe slovo moim protivnikam-normanistam. II. A. A. Kuniku. Drevnyaya i novaya Rossiya. 1876. № 3.

Ilovayskiy D. I. Zaklyuchitel'noe slovo moim protivnikam-normanistam. I. V.G. Vasil'evskomu. Drevnyaya i novaya Rossiya. 1876. № 2.

Ilovayskiy D. I. Istoriko-kriticheskie zametki. RV. 1888. T. 199, № 12. Ilovayskiy D. I. Istoriya Rossii. Kievskiy period. M., 2008. Ilovayskiy D. I. Kratkie ocherki russkoy istorii. 2-e. izd. M., 1861. Ilovayskiy D. I. Kratkie ocherki russkoy istorii. 6-e. izd. M., 1865. Ilovayskiy D. I. Kratkie ocherki russkoy istorii. 13-e. izd. M., 1873. Ilovayskiy D. I. Kritika i bibliografiya // Kreml'. 1902v. 12 dek., № 15, 16.

Ilovayskiy D. I. Kritika i bibliografiya. A. A. Shakhmatov. Skazanie o prizvanii varyagov. Kreml'. 1907. 7 fevr., № 29, 30.

Ilovayskiy D. I. Kritika i bibliografiya. Dva novykh issledovaniya po nachal'noy russkoy istorii (gg. Va-sil'evskogo i Millera). Drevnyaya i novaya Rossiya. 1875. № 5.

Ilovayskiy D. I. Kritika i bibliografiya. Lektsii po Russkoy istorii prof. Platonova. Kreml'. 1902. 30 marta, № 12. Ilovayskiy D. I. Kritika i bibliografiya. Osnovnoy vopros Russkoy istorii v «Kurse Russkoy istorii» V. O. Klyuchevskogo i sistema zamalchivaniya. Kreml'. 1910. 28 yanv., № 45, 46, 47.

Ilovayskiy D. I. Kritika i bibliografiya. Slavyanskoe zhitie sv. Kirilla, kak religiozno epicheskoe proizvedenie i kak istoricheskiy istochnik. Kreml'. 1906. 19 okt., № 26, 27, 28. Ilovayskiy D. I. Nachalo Rusi. M., 2012.

Ilovayskiy D. I. Nekotorye itogi moego ucheno-literaturnogo pyatidesyatiletiya. Kreml'. 1909. 4 marta, № 36.

Ilovayskiy D. I. Poborniki normanizma i turanizma. Rus. starina. SPb., 1882. T. 36.

Ilovayskiy D. I. Razyskaniya o nachale Rusi: Vmesto vvedeniya v russkuyu istoriyu. M., 2002.

Ilovayskiy D. I. Russkaya istoricheskaya literatura v 1876 g. Slavyano-baltiyskaya teoriya. Varyagi i Rus'. S.

Gedeonova. SPb., 1876 god. Rus. starina. CPb., 1877. T. 18.

Ilovayskiy D. I. Tshchetnoe preduprezhdenie. Kreml'. 1897. 2 okt., № 4.

Iordan. O proiskhozhdenii i deyaniyakh getov / vstup. st., per. i komment. E. Ch. Skrzhinskoy. SPb., 1997. K. V. Delo G-na Ilovayskogo v Galitsii. Nebol'shaya glava iz slavyanskoy patologii. VestnikEvropy 1878. Kn. 1. Karamzin N. M. Istoriya gosudarstva Rossiyskogo. 2-e. izd. SPb., 1818. T. I.

Kassiy Dion Kokkeyan. Rimskaya istoriya. Kn. LXIV-LXXX / per. s drevnegrech., pod red. A. V. Maklayuka. SPb., 2011.

Korneliy Tatsit. Sochineniya v 2 t. L., 1969. T. 2.

Kostomarov N. I. Russkaya istoricheskaya literatura v 1876 g. Rus. starina. SPb., 1877. T. 18.

Kuz'min A. G. Drevnerusskaya tsivilizatsiya. M., 2013.

L. M. G-n. D. Ilovayskiy, v novoy roli shkol'nogo publitsista. VestnikEvropy. 1895. Kn. 6.

Lomonosov M. V. Drevnyaya Rossiyskaya istoriya ot nachala rossiyskogo naroda do konchiny velikogo knyazya

Yaroslava Pervogo, ili do 1054 g. SPb., 2012.

Lomonosov M. V. Polnoe sobranie sochineniy. M., 1952. T. 6.

Mavrikiy Strateg. O slavyanakh i antakh. Khrestomatiya po istorii SSSR s drevneyshikh vremen do kontsa XVII v. / pod red. V. I. Lebedeva, M. N. Tikhomirova i dr. M., 1951. T. I.

MekhovskiyM. Traktat o dvukh Sarmatiyakh / vved., per. i komment. S. A. Anninskogo. M., 1936. Miller G. F. O proiskhozhdenii imeni i naroda rossiyskogo. Fomin V. V. Lomonosov: Geniy russkoy istorii. M., 2006.

Milyukov P.N. Dopolnitel'naya polemika po voprosam varyago-russkomu i bolgaro-gunnskomu. D.I. Ilovayskogo. Moskva, 1886. Russkaya mysl'. 1886. № 4. Moroshkin F. L. O znachenii imeni russov i slavyan. M., 1840.

Padalko L. V. Proiskhozhdenie i znachenie imeni «Rus'». Tr. XVArkheol. s'ezda v Novgorode. 1911. M., 1914. T. I.

PodosinovA.V. Vostochnaya Evropa v rimskoy kartograficheskoy traditsii. M., 2002.

Prokopiy iz Kesarii. Voyna s gotami / per. S. P. Kandrat'eva, komment. Z. V. Udal'tsovoy. M., 1950.

Radomskiy Ya. L. Etnicheskiy sostav Prichernomorskoy Rusi: avtoref. dis. ... kand. ist. nauk. M., 2004.

Savel'ev-Rostislavich N. V. Predislovie. Moroshkin F. L. Istoriko-kriticheskie issledovaniya o russakh i slavyanakh. SPb., 1842.

SverdlovM. B. M. V. Lomonosov i stanovlenie istoricheskoy nauki v Rossii. SPb., 2011. Solov'ev S. M. Nachala russkoy zemli. Sb. gos. znaniy. B.m. 1879. T. 7.

S-zhev N. V. Istoriografiya i kompilyatsiya: Po povodu tret'ego toma «Istorii Rossii» soch. D. I. Ilovayskogo.

Vestnik Evropy. 1891. Kn. 2. Strabon. Geografiya. M., 1964.

Talis D. L. Rosy v Krymu // Varyago-russkiy vopros v istoriografii: sb. st. i monografiy / sost. i red. V. V. Fom-ina. M., 2010.

Tatishchev V. N. Istoriya Rossiyskaya s samykh drevneyshikh vremen. M., 1769. Kn. 1, ch. 2.

Trubachev O. N. Lingvisticheskaya periferiya drevneyshego slavyanstva. Indoariytsy v Severnom Pricherno-

mor'e // Vopr. yazykoznaniya. 1977. № 6.

Fomin V. V. Varyagi i varyazhskaya rus': K itogam diskussii po varyazhskomu vopro-su. M., 2005.

Fomin V. V. Varyago-russkiy vopros v trudakh D. I. Ilovayskogo (k 180-letiyu so dnya rozhdeniya uchenogo).

VestnikLipetskogo gosudarstvennogopedagogicheskogo universiteta. Ser.: Gumanitarnye nauki. 2012. № 2 (7).

Fomin V. V. Lomonosov: Geniy russkoy istorii. M., 2006.

Fomin V. V. Nachal'naya istoriya Rusi. M., 2008.

Shchaveleva N. I. Drevnyaya Rus' v Pol'skoy istorii Yana Dlugosha. M., 2004.

Shaskol'skiy I. P. Antinormanizm i ego sud'by. Problemy otechestvennoy i vseobshchey istorii. Genezis i razvitie feodalizma v Rossii. L., 1983. Vyp. 7.

Evers G. Predvaritel'nye kriticheskie rassuzhdeniya o russkoy istorii. M., 1825. T. 1. 1826. T. 2.

Eliy Spartian. Zhizneopisanie Adriana. Vlasteliny Rima. Biografii rimskikh imperatorov ot Adriana do Diokle-tiana / per. S. N. Kodrat'eva, pod red. A. I. Dovatura. M., 1992.

Erlikhman V. V. Rus' i varyagi v Vostochnoy Evrope (IX-XII vv.). Sb. Russkogo istoricheskogo obshchestva. T. 8 (156): Antinormanizm. M., 2003.

Yuliy Kapitolin. Zhizneopisanie Marka Antonina Filosofa. Vlasteliny Rima. Biografii rimskikh imperatorov ot Adriana do Diokletiana / perevod S. N. Kodrat'eva, pod red. A.I. Dovatura. M., 1992.

Bayer T.S. De origine et priscis sedibus Scytharum. Commentarii Academiae Scientiarum Imperialis Petropoli-tanae. Petropoli, 1728. Vol. I.

Pseudorussishe Roxalanen und ihre angebliche Herrschaft in Gardarik Ein Notum gegen Jacob Grimm und die Herausgeberder AntiQuites Russes. Bulletin de la classe historico-philologique de I' Academie Imperiale des Sciences de St. Petersb. 1850. T. 7. № 18/23.

Scriptores Historiae Augustae / per. S. P. Kondrat'eva, pod red. A. I. Dovatura, prim. S. P. Kondrat'eva, per. sti-

khov F. A. Petrovskogo. Vestnik drevney isto-rii. 1959. № 4.

Stryikowski M. Kronika Roiska, Litewska, Zmodzka. Warszawa, 1846. T. 1.