Научная статья на тему 'Использование земельных ресурсов для организации туризма и отдыха в центральной экологической зоне Байкальской природной территории (на примере Иркутской области)'

Использование земельных ресурсов для организации туризма и отдыха в центральной экологической зоне Байкальской природной территории (на примере Иркутской области) Текст научной статьи по специальности «Социальная и экономическая география»

CC BY
954
136
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
земельный фонд / рекреационное использование земель / центральная экологическая зона Байкальской природной территории / особая экономическая зона туристско-рекреационного типа / туристский потенциал / land fund / recreational land use / central ecological zone of the Baikal Natural Territory / special economic zone for tourism and recreation / tourism potential

Аннотация научной статьи по социальной и экономической географии, автор научной работы — Черенев Алексей Анатольевич

В статье рассмотрена структура земельного фонда центральной экологической зоны Байкальской природной территории в трех прибрежных районах Иркутской области (Иркутский, Ольхонский, Слюдянский). Выполнен территориальный анализ разрешенного и реального рекреационного использования земель различных категорий на низовом «участковом» уровне. Выявлено, что географически, участки, выделенные для рекреационного использования, в основном приурочены к побережью озера Байкал, большинство из них находятся в пешей доступности от береговой линии. Наибольшее количество участков, отведенных под объекты туризма и отдыха, располагаются на землях населенных пунктов и землях особо охраняемых территорий и объектов. Меньшее их число – на землях сельскохозяйственного назначения и землях лесного фонда. Выделение участков для осуществления туристской деятельности на землях запаса, промышленности и иного специального назначения носит единичный характер. Определено, что только треть рекреационных участков на сегодняшний день легитимны в правовом отношении – расположены в границах особо охраняемых природных территорий и особой экономической зоны туристско-рекреационного типа. Отдельно проанализировано использование территории, отведенной для развития особой экономической зоны туристско-рекреационной типа, которая включает в себя не только земли населенных пунктов, но и лесного фонда. Проведенный анализ позволил охарактеризовать туристский потенциал земельных ресурсов центральной экологической зоны Байкальской природной территории. Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ и РГО в рамках проекта 17-05-41057 РГО_а «Транспортно-коммуникационный фактор развития Сибири: возможности, ограничения, перспективы».

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по социальной и экономической географии , автор научной работы — Черенев Алексей Анатольевич

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE USE OF LAND RESOURCES FOR TOURISM AND RECREATION IN THE CENTRAL ECOLOGICAL ZONE OF THE BAIKAL NATURAL TERRITORY (THE CASE OF IRKUTSK REGION)

The article considers the structure of the land fund of the central ecological zone of the Baikal Natural Territory in 3 coastal regions of Irkutsk region (Irkutsk, Olkhonsky, Slyudyansky). The author analyzes the permitted and real recreational use of land of various categories at the grass-roots “precinct” level. It is revealed that the sites allocated for recreational use are mainly confined to the coast of Lake Baikal, most of them are within walking distance from the shoreline. The largest number of sites allocated for tourism and recreation facilities are located on the lands of settlements and lands of specially protected territories and objects. A smaller number of them are on agricultural land and forest fund lands. The allocation of sites for the implementing tourist activity on the lands of the reserve, industry and other special purposes is of a single nature. It is determined that only one third of recreational sites are legitimately legal today – they are located within the boundaries of specially protected natural areas and a special economic zone for tourism and recreation. The author separately analyzes the use of the territory allocated for the special economic zone for tourism and recreation, which includes not only the lands of settlements, but also the forest fund. The analysis made it possible to characterize the tourism potential of land resources of the Central Ecological Zone of the Baikal Natural Territory. The work was supported by the Russian Foundation for Basic Research and the Russian Geographical Society in the framework of the project 17-05-41057 RGO_a “Transport and communication factor in the development of Siberia: The opportunities, constraints, and prospects”.

Текст научной работы на тему «Использование земельных ресурсов для организации туризма и отдыха в центральной экологической зоне Байкальской природной территории (на примере Иркутской области)»

ЧЕРЕНЕВ Алексей Анатольевич УДК: 911.3

DOI: 10.24411/1995-0411-2019-10112

Институт географии им. В.Б. Сочавы СО РАН (Иркутск, РФ); кандидат географических наук, научный сотрудник; e-mail: tcherenev@irigs.irk.ru

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ЗЕМЕЛЬНЫХ РЕСУРСОВ ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИИ ТУРИЗМА И ОТДЫХА В ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ ЗОНЕ БАЙКАЛЬСКОЙ ПРИРОДНОЙ ТЕРРИТОРИИ (НА ПРИМЕРЕ ИРКУТСКОЙ ОБЛАСТИ)

В статье рассмотрена структура земельного фонда центральной экологической зоны Байкальской природной территории в трех прибрежных районах Иркутской области (Иркутский, Ольхонский, Слюдянский). Выполнен территориальный анализ разрешенного и реального рекреационного использования земель различных категорий на низовом «участковом» уровне. Выявлено, что географически, участки, выделенные для рекреационного использования, в основном приурочены к побережью озера Байкал, большинство из них находятся в пешей доступности от береговой линии. Наибольшее количество участков, отведенных под объекты туризма и отдыха, располагаются на землях населенных пунктов и землях особо охраняемых территорий и объектов. Меньшее их число - на землях сельскохозяйственного назначения и землях лесного фонда. Выделение участков для осуществления туристской деятельности на землях запаса, промышленности и иного специального назначения носит единичный характер. Определено, что только треть рекреационных участков на сегодняшний день легитимны в правовом отношении - расположены в границах особо охраняемых природных территорий и особой экономической зоны туристско-рекреационного типа. Отдельно проанализировано использование территории, отведенной для развития особой экономической зоны ту-ристско-рекреационной типа, которая включает в себя не только земли населенных пунктов, но и лесного фонда. Проведенный анализ позволил охарактеризовать туристский потенциал земельных ресурсов центральной экологической зоны Байкальской природной территории. Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ и РГО в рамках проекта 17-05-41057 РГО_а «Транс-портно-коммуникационный фактор развития Сибири: возможности, ограничения, перспективы». Ключевые слова: земельный фонд, рекреационное использование земель, центральная экологическая зона Байкальской природной территории, особая экономическая зона туристско-рекреа-ционного типа, туристский потенциал.

Введение. Освоение земельных ресурсов для туристско-рекреационной деятельности в центральной экологической зоне Байкальской природной территории (ЦЭЗ БПТ) происходит в условиях ограничений хозяйственной деятельности (ФЗ от 1.05.1999 №94-ФЗ, Пост. Прав-ва РФ №643 от 30.08.2001). Данное обстоятельство предполагает осуществление постоянного мониторинга состава земель и их хозяйственной эксплуатации. Актуальность ведения постоянного учета в сфере земельных отношений определяется потребностью туристской отрасли в дополнительных земельных участках под развитие инфраструктуры, которые изымаются из естественных экосистем. Как следствие - конфликт в системе «рекреаци-

онные потребности - местное население -законодательство». Так, количество туристов, приезжающих на оз. Байкал, ежегодно увеличивается на 5-10%. Рост внутреннего туризма в РФ обусловлен современными политическими и экономическими явлениями. Поскольку рекреационный спрос стимулирует развитие туристской инфраструктуры и вовлечение местных сообществ в туристско-рекреационную деятельность, на этом этапе и возникает противоречие интересов хозяйствующих субъектов и рекреационного использования земельных участков, выделенных в пользование. Например, территории, располагающиеся на землях сельскохозяйственного назначения, также могут быть привлекательны для осуществления туристско-

рекреационной деятельности (размещение туристических комплексов). Таким образом, развитие туристско-рекреационного комплекса может предполагать реструктуризацию земельных ресурсов (перевод земель из одной категории в другую) и формирование тесных связей между основными участниками байкальского туристско-рекреационного процесса - местным населением, турбизне-сом, органами власти и особо охраняемыми природными территориями.

Цель исследования заключается в выявлении характерных черт туристско-рекреа-ционного освоения байкальского побережья в условиях природоохранных ограничений, в контексте совмещения туризма со сложившимися видами хозяйственной деятельности.

В соответствии с целью исследования были поставлены следующие задачи:

1) дать характеристику структуры земельного фонда ЦЭЗ БПТ;

2) проанализировать использование земельного фонда для целей туризма и отдыха по районам;

3) выявить противоречия, вызванные туристическим освоением территории с уже сложившейся хозяйственной деятельностью.

4) дать общую характеристику туристского потенциала земельных ресурсов центральной экологической зоны Байкальской природной территории.

Методологические подходы исследования Исследование проведено с использованием сравнительно-географического, исторического, статистического, картографического, дистанционного (аэросъемка), а так же других традиционных географических методов и подходов. Особенности инструментария и методологии исследований рекреационного использования земель и инфраструктурного потенциала Байкальской территории широко рассмотрены в работах С.В. Рященко [1] О.В. Евстропьевой [2-4]. Современные экономические реалии отношений в сфере землепользования отражены в работах А.О. Че-редниковой [5], О. Виссера и М. Споора [6, 7], Б. Глебовски и Р. Пердаля [8], А.Н. Макарова [9- 12], Л. М. Тимофеева [13]. Проблемами земельной реформы занимались В.Я. Узун [14], В. И. Звягинцев [15], С.А. Липски [16], И.Н. Буз-далов [17]. Вопросы экологически ориентированного планирования землепользования

представлены в трудах Ю.М. Семенова [18], Л.Л. Калеп [19] С.Н. Волкова [20].

Исходные материалы. Анализ использования земельного фонда для целей туризма был выполнен на основе открытых данных Росреестра. Использованы также данные Федеральной службы государственной статистики по Иркутской области и материалы полевых исследований.

Историческая справка

Озеро Байкал, как главный центр притяжения туристических потоков в Сибири, стал востребован в 70-е годы XX века. Основными аттракциями стали первозданная природа и былинный ареал Байкала, сложенный из песен и рассказов. На 1974 год в Байкальском регионе (вкл. Бурятскую АССР, Иркутскую и Читинскую области) действовало 400 различных учреждений отдыха и туризма. В постсоветский период широкое распространение получил «дикий» туризм, наносивший большой вред окружающей природе. В настоящий момент наблюдается бурное развитие туристско-рекреационной инфраструктуры, представленной в основном частными туристическими базами. Инвестиционное развитие осуществляется в рамках проекта особой экономической зоны туристско-рекреационного типа (ОЭЗ ТРТ) «Ворота Байкала» (Слюдянский район).

Результаты

Земельный фонд ЦЭЗ БПТ включает все категории земель Российской Федерации (Земельный кодекс РФ от 25.10.2001, №136-Ф3). При этом, в части ЦЭЗ, лежащей в границах Иркутской области преобладают земли особо охраняемых территорий и объектов (29%), земли лесного (18%) и водного фонда. Главную долю в последнем составляет акватория оз. Байкал (табл. 1).

В условиях ограничения видов хозяйственной деятельности на территории ЦЭЗ БПТ в качестве приоритетного направления туристского развития может быть принят экологический туризм, включая этнографический, сельский и пр. Каждая категория земель обладает потенциалом для развития направлений экотуризма.

На территории Иркутской области в ЦЭЗ БПТ выделено под рекреационную деятельность более 500 участков (табл. 2).

Таблица 1 - Современная структура земель в ЦЭЗ БПТ Иркутской области, тыс. га

Table 1 - The modern structure of land, thousand hectares within the Irkutsk part of the Central Ecological Zone of the Baikal Natural Territory

Категории земель \ Районы Иркутский Слюдянский Ольхонский

Земли населенных пунктов 11,4 5,39 2,6

Земли промышленности и пр. 11,6 2,99 0,8

Земли с/х назначения 141,8 3,8 95,1

Земли лесного фонда 253,2 351,62 485,1

Земли водного фонда 265,5 197,60 836,2

Земли запаса 22,4 0,36 10,7

Земли особо охраняемых территорий и объектов 461,3 68,35 159

Итого 1167,2 630,11 1589,5

Таблица 2 - Число участков, выделенных для туристско-рекреационного использования по категориям земель в ЦЭЗ БПТ Иркутской области

Table 2 - Number of land lots allocated for tourist and recreational use by land categories within the Central Ecological Zone of the

Baikal Natural Territory of Irkutsk region

Категории земель \ Районы Иркутский Слюдянский Ольхонский

Земли лесного фонда 30 4 9

Земли населенных пунктов 150 38 84

Земли особо охраняемых территорий и объектов 25 1 113

Земли промышленности и пр. 0 0 1

Земли запаса 0 0 2

Земли с/х назначения 0 0 47

Анализ рекреационного использования земельных участков, выделенных в пользование в ЦЭЗ БПТ, показал, что процесс современного освоения байкальского побережья имеет поляризованный характер: наиболее освоенными являются прибрежные и прилегающие к осевым транспортным магистралям (автомобильным и железнодорожным) территории, в то же время остальные площади могут считаться условно не освоенными.

Проведенный анализ данных земельного кадастра (на основе открытых данных Росреестра) в пределах ЦЭЗ БПТ, аэросъемка с использованием беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) и наземные полевые наблюдения позволили получить представление о современном состоянии планировки и реального использования земель, как на муниципальном уровне, так и на уровне отдельных туристских местностей (освоенных для туризма участков побережья за пределами поселений) и населенных пунктов.

Сравнение рисунков 1 и 2 показывает разницу между визуальными данными, получаемыми с помощью квадрокоптерной съемки, и данными земельного кадастра. Такое сравнение дает возможность краткосрочного прогнозирования развития терри-

тории (направление и характер развития застройки побережья в ближайшем будущем), выявлять эколого-экономические проблемы землепользования и застройки, исключая, при этом, непосредственный контакт с собственниками участков. Мобильность и высокие технические характеристики ква-дрокоптера дают возможность охватить существенные площади и «на месте» выявить

Рис. 1 - Квадрокоптерный снимок участка побережья Малого моря, залив Базарная губа (Ольхонский район)

Fig. 1 - Quadrocopter image of the Small sea coast, Bay Bazaar

lip (Olkhon district)

т, у.

lSQXSM

Рис. 2 - Фрагмент кадастровой карты участка побережья Малого моря, залив Базарная губа (Ольхонский район)

Fig. 2 - A fragment of the cadastral map of the Small sea coast, Bay Bazaar lip (Olkhon district)

территориальные различия исследуемых экосистем и их антропогенную нагрузку [21].

Современная структура рекреационного землепользования в ЦЭЗ БПТ Иркутской области характеризуется нарастающим развитием процессов унификации и стандартизации в виде Правил организации туризма и отдыха, которые разрабатываются в соответствии с действующим законодательством (от 01.05.1999 №94-ФЗ, ст. 12).

Структура земельного фонда ЦЭЗ БПТ по административным районам Иркутский район. Рекреационные ресурсы Иркутского района является самыми доступными в транспортном отношении. Район обладает развитой и качественной транспортной инфраструктурой. Территории, привлекательные для жителей Иркутской области, приезжих из других регионов страны и иностранных туристов, по сравнению с Оль-хонским и Слюдянским районами находятся в наибольшей близости к административному центру Приангарья. Второе немаловажное преимущество Иркутского района заключается в его транзитном положении, дающем дополнительные источники дохода. Выгодное географическое положение Иркутского района и наличие береговой линии определило интенсивное развитие туристско-рекре-ационного комплекса, которое, соответственно, привело к реструктуризации земельного фонда и вызвало многочисленные правовые и экономические дискуссии.

Земельный фонд ЦЭЗ БПТ Иркутского муниципального района представлен семью категориями земель. Основная часть территории - это земли, занятые водными

объектами - 40,2 %. Земли лесного фонда составляют 36,9 %, ООПТ - 22,3 %, населенных пунктов - 0,02 % (1 км2.), а сельскохозяйственного назначения - 0,5 %.

В территориальной структуре Иркутского района (в границах ЦЭЗ) находится более 9 тыс. участков, выделенных в пользование. Из них всего около 60 - для рекреационного использования (табл. 3).

Наибольшее количество рекреационных участков находится в населенных пунктах - 38 участков общей площадью 0,1 км2, что составляет 0,45% площади всех участков данной категории земель. На особо охраняемых территориях расположено 13 рекреационных участков общей площадью 0,8 км2 (49,4% от площади категории земель). 4 участка с разрешенной рекреационной деятельностью находятся в зоне лесного фонда и занимают территорию в 0,1 км2 (0,7 % от площади категории земель).

Рекреационные участки преимущественно прилегают к оз. Байкал.

На территории Иркутского района в пределах ЦЭЗ на землях сельскохозяйственного назначения, промышленности и специального назначения, землях водного фонда и запаса участков с разрешенным рекреационным и (или) туристическим использованием не выявлено.

Исследование структуры земельного фонда и туристической инфраструктуры Иркутского района позволило выявить следующее: а) не все участки, на которых ведется туристическая деятельность, приведены в соответствие с законодательством; б) отмечены случаи изменения естественных ландшафтов с превышением действующих нормативов; в) наблюдается рост иностранных участников турбизнеса.

Ольхонский район. Ольхонский район имеет самый большой рекреационный потенциал на территории ЦЭЗ БПТ Иркутской области. Помимо лучших мест для купания, приема солнечных ванн (микроклимат Малого моря по количеству солнечных дней не уступает климату Крыма) и живописных памятников природы (большая часть сосредоточена на о. Ольхон) важным фактором привлечения туристов является этническая компонента со своим культурным (в том числе религиозным) наследием, традиционным природопользованием и ведением хозяйства. Следует отметить, что Ольхонский район является самым

труднодоступным на территории ЦЭЗ БПТ Ир- бухт предопределило большой спрос на зе-кутской области. Наличие в районе большого мельные ресурсы, в том числе и на особо ох-количества хороших пляжей и живописных раняемых территориях.

Таблица 3 - Структура земельного фонда туризма по районам Иркутской области в ЦЭЗ БПТ

Table 3 - The structure of the land fund for tourism within the Central Ecological Zone of the Baikal Natural Territory of Irkutsk region

Категория земель Кол-во рекреационных участков1, ед. Площади рекреационных участков, км2 Доля площади рекреационных участков, %

Иркутский район

Земли населенных пунктов 38 0,1 0,45

Земли особо охраняемых территорий и объектов 13 0,8 49,4

Земли лесного фонда 4 0,1 0,7

Земли иного назначения (сельскохозяйственного, промышленности и специального, водного фонда, запаса), а также не установленной категории 0 0 0

Ольхонский район

Земли с/х назначения 47 0,8 0,62

Земли населенных пунктов 84 1,18 5,44

Земли промышленности и специального назначения 1 0,05 1,18

Земли особо охраняемых территорий и объектов 113 3,2 91,3

Земли лесного фонда 9 0,03 0,009

Земли запаса 2 0,01 100

Земли водного фонда и не установленной категории 0 0 0

Слюдянский район

Земли населенных пунктов 150 2,7 5,8

Земли особо охраняемых территорий и объектов 25 0,75 98,6

Земли лесного фонда 30 0,5 0,04

Земли иного назначения (сельскохозяйственного, промышленности и специального, водного фонда, запаса), а также не установленной категории 0 0 0

Земельный фонд Ольхонского муниципального района в пределах ЦЭЗ представлен шестью категориями земель. Земли лесного фонда занимают 5,1%, на земли особо охраняемых территорий и объектов приходится 9,84%, земли сельскохозяйственного назначения составляют 8,3% земельного фонда, 0,14% - земли населенных пунктов, 0,09% - промышленности и

специального назначения, 0,0001% - земли запаса, 54,1% - водного фонда, а 22,4% -земли не установленной категории.

На территории Ольхонского района в пределах ЦЭЗ выделено в пользование более 16 тыс. участков, из которых около 250 -для рекреационных целей. Максимальное сосредоточение участков с разрешенным туристско-рекреационным использованием

1 Под рекреационными участками условно понимаются земельные участки со следующими видами разрешенного использования: для строительства базы отдыха, с последующим переводом в другую категорию зе-

мель; для обеспечения и эксплуатации базы отдыха; для осуществления рекреационной деятельности; для строительства и эксплуатации рекреационного комплекса; для обслуживания базы отдыха (гостиницы); для размещения объектов рекреационного и лечебно-оздоровительного назначения; для строительства туристического комплекса; природно-познавательный туризм; для строительства детского лагеря; для строительства культурно-развлекательного центра и гостиницы; для строительства кемпингового туристического комплекса; под гостиничные услуги; для строительства гостевых домиков; для организации места отдыха с устройством пляжа; под размещение торгового центра с кафе и гостиницей и других нужд туристско-рекреационной сферы.

отмечается на землях особо охраняемых территорий и объектов и землях населенных пунктов, в меньшей степени на землях сельскохозяйственного назначения (табл. 3).

На землях особо охраняемых территорий и объектов под ведение туристской и рекреационной деятельности зарегистрировано 113 участков общей площадью 3,2 км2, что составляет 91,3% площади всех участков данной категории. Земли населенных пунктов имеют в своем составе 84 участка, определенных как рекреационные, с общей площадью 1,18 км2 (5,44% от площади категории). Ольхонский район является единственным в ЦЭЗ Иркутской области, в котором на землях сельскохозяйственного назначения, землях запаса, промышленности и специального назначения есть участки, по факту отведенные под рекреационную и туристическую деятельность - предусматривается последующий перевод в земли ООТ. На землях сельскохозяйственного назначения насчитывается до 50 рекреационных участков общей площадью 0,8 км2 (0,62% от площади категории). Земли, отведенные в запас, представлены двумя участками, которые имеют разрешенное рекреационное использование. Общая площадь их составляет 0,01 км2 (100% от площади данной категории). На землях лесного фонда, находится 9 рекреационных участков общей площадью 0,03 км2 (0,009% от площади категории). Земли промышленности и специального назначения имеют в своем составе один рекреационный участок площадью 0,05 км2 (1,18% от площади категории). Территориальная приуроченность рекреационных участков к побережью Байкала аналогична Иркутскому району.

Наблюдается большой интерес к о. Оль-хон со стороны иностранных туристов, главным образом граждан Китая. Отмечена угроза экосистемам Прибайкальского национального парка на о. Ольхон ввиду масштабного и бессистемного использования природных ресурсов (многочисленные ежедневные экскурсии на автотранспорте к памятнику природы м. Хобой). На многих прибрежных территориях отмечается значительная антропогенная нагрузка на природные ландшафты. Наблюдается тенденция трансформации местного этно-конфессионального сообщества и вовлечение его в туристический бизнес.

Интенсивное рекреационное землепользование в Ольхонском районе часто носит хаотичный характер, что визуально проявляется в территориальных планах и аэросъемках.

Слюдянский район. Слюдянский район обладает высоким туристско-ре-креационным потенциалом. В отличии от Ольхонского района он имеет спрос на рекреационные услуги в зимнее время благодаря горнолыжному комплексу «Гора Соболиная» и объектам капитального строительства, появившимся благодаря деятельности БЦБК - средства размещения и коммунальное хозяйство. По краю обширной береговой линии функционирует ландшафтно-архитектурный комплекс Кру-гобайкальской железной дороги, позволяющий проводить экскурсии для туристов в комфортабельных условиях.

Основная часть рекреационных участков расположена в юго-восточной части района, это объясняется преобладающими формами рельефа местности. Сдерживающим фактором развития туристско-рекре-ационной деятельности являлся Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат, наносивший урон природной среде района. Следы деятельности БЦБК снижают аттрактивность территории, рекреационный потенциал БПТ и в наши дни. Рельеф и обширные участки земель лесного фонда предопределили территориальную структуру размещения рекреационных участков.

Земельный фонд Слюдянского муниципального района представлен шестью категориями земель. Земельные ресурсы ЦЭЗ включают площадь 5102 км2. Основная часть территории относится к лесному фонду - 46,3%, водный фонд составляет 38,7%, площади особо охраняемых территорий и объектов - 13,4%, земли населенных пунктов занимают 1%, земли промышленности и специального назначения - 0,6%. Таким образом, 98% земель - земли, ограниченные в хозяйственном использовании.

В Слюдянском районе (в пределах ЦЭЗ) из более чем 18 тыс. участков - почти 200 отведены под рекреационную деятельность. Максимальная концентрация участков с разрешенным туристско-рекреационным использованием отмечена на землях населенных пунктов (150 участков общей площадью

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2,7 км2), в меньшей степени на землях особо охраняемых территорий (25 участков общей площадью 6,7 км2) и землях лесного фонда (30 участков общей площадью 0,5 км2) (табл. 3). Размеры участков варьируются в диапазоне от 1 м2 до 200 тыс. м2. Территориальное распространение рекреационных участков тяготеет к местностям, прилегающим к оз. Байкал и горнолыжному комплексу «Гора Соболиная» у подножья хребта Хамар-Дабан.

На территории Слюдянского района развивается инвестиционная площадка федерального значения - ОЭЗ ТРТ «Ворота Байкала). Для нее определены участки с разрешенным рекреационным использованием

В ходе исследования было территориально выявлено два сегмента Слюдянского района в сфере оказания рекреационных и туристических услуг, которая прослеживается в меридиональном направлении «север - юг». Северная часть характеризуется экскурсионным туризмом и наличием рекреационных ведомственных (РЖД) участков в зоне отвода железной дороги, а южная - крупных (вместимость до 300 человек) пансионатов и туристических баз, основанных в советский период. Соответственно наибольшее количество земельных и хозяйственных споров возникают в южной части Слюдянского района. Основные противоречия туристического освоения ЦЭЗ БПТ Туристическая освоение, как и любая другая новая экономическая деятельность, в период своего становления вступает в противоречие со сложившимися на территории видами хозяйства, быта и природопользования. Так проведенное полевое

на землях населенных пунктов (19 участков общей площадью 1,3 км2), особо охраняемых территорий и объектов (6 участков площадью 6 км2) и землях лесного фонда (4 участка площадью 0,02 км2) (табл. 4).

Рекреационные участки ОЭЗ ТРТ составляют 90,6% от общей площади земель особо охраняемых территорий и объектов, 96,8% - земель лесного фонда района.

На территории Слюдянского района в пределах ЦЭЗ на землях сельскохозяйственного назначения, землях промышленности и специального назначения, водного фонда и запаса участков с разрешенным рекреационным использованием не выявлено.

и камеральное исследование позволило выявить несоответствия между разрешенным и реальным использованием земельных участков. Например, по кадастровому учету исследуемая территория обладает определенным набором участков с разрешенным рекреационным использованием, а по полевым исследованиям и данными аэросъемки территория пока не освоена, и наоборот. В качестве примера можно привести и такую контрадикцию, как размещение объектов туризма и отдыха за пределами особо охраняемых природных территорий и особых экономических зон туристско-рекреационного типа на земельных участках с разрешенным рекреационным использованием, но на землях, целевое назначение которых, не предусматривает ведение рекреационной деятельности (земли сельскохозяйственного назначения). Труднодоступность части используемых под рекреацию участков (на-

Таблица 4 - Структура земельных участков ОЭЗ ТРТ

Table 4 - The land structure of a special economic zone for tourism and recreation

Рекреационные участки ОЭЗ ТРТ Доля площади рекреационных участков ОЭЗ ТРТ, %

Категория земель кол-во, ед. площадь, км2 по категориям от рекреационных земель

земель

Земли населенных пунктов 19 1,3 2,8 51,1

Земли особо охраняемых территорий и объектов 6 6 90,5 90,6

Земли лесного фонда 4 0,02 0,001 96,8

Земли иного назначения

(сельскохозяйственного, промышленности и специального, водного фонда, запаса) 0 0 0 0

личие и качество автодорог) затрудняет ведение земельного и хозяйственного учета этих участков. Наблюдается интенсивный рост иностранных участников турбизнеса. В настоящее время в п. Хужир (Ольхонский район) и п. Листвянка (Иркутский район) функционирует ряд туристических баз и гостиниц, где и владельцы, и обслуживающий персонал, а также их клиенты - иностранные граждане.

Выводы

1. В Иркутской области в Иркутском, Ольхонском и Слюдянском районах на территории ЦЭЗ выделено около 44 тыс. участков, из которых более 500 имеют разрешенное рекреационное использование.

2. Наиболее востребованы для осуществления туристско-рекреационной деятельности земли населенных пунктов (приблизительно 300 участков) и земли особо охраняемых территорий и объектов (около 140 участков), в меньшей степени земли сельскохозяйственного назначения (не менее 40 участков) и земли лесного фонда (более 40 участков). Выделение туристско-рекреационных участков на землях запаса и землях промышленности и специального назначения носит единичный характер и не направлено на развитие рекреационного сектора.

3. Наибольшие площади, отведенные под рекреационные участки, находятся на землях особо охраняемых территорий и объектов (11,8 км2) и землях населенных пунктов (4 км2). В землях других категорий данный показатель варьируется в пределах от 0,01 км2 (земли запаса) до 0,8 км2 (земли сельскохозяйственного назначения).

4. В данное время ОЭЗ ТРТ получила масштабное развитие. На территории Слюдянско-го района в границах ЦЭЗ в ОЭЗ ТРТ расположено около 30 рекреационных участков.

5. Рекреационные участки в основном расположены близко к побережью озера Байкал. Большинство из них находятся в пешей доступности от берега.

6. Изъятие территорий под туристскую застройку является одним из видов рекреационных воздействий на естественные экосистемы байкальского побережья, который приводит к сегментации природных ландшафтов или их полному уничтожению.

Заключение. Проведенный анализ показывает, что потенциал рекреационного использования земельных ресурсов в ЦЭЗ БПТ ограничен. В соответствии с законодательством, ведение туристско-рекреаци-онной деятельности возможно только на особо охраняемых природных территориях (в пределах туристических функциональных зон) и территории ОЭЗ ТРТ. При этом рисунок земельных ресурсов Байкальского побережья составляют земли различных категорий. Для одних из них туристское использование не входит в перечень разрешенных (например, земли сельскохозяйственного назначения), а для других - оно строго регламентировано (земли лесного фонда и ООТ). Таким образом, можно прогнозировать появление дефицита земельных ресурсов для реализации инвестиционных проектов в сфере туризма. Он может быть частично компенсирован за счет перевода земель из одной категории в другую, что имеет свои ограничения, прописанные в законодательстве РФ.

Список источников

1. Рященко С.В., Богданов В.Н., Романова О.И. Региональный анализ рекреационной деятельности. Иркутск: Изд-во Института географии им. В.Б. Сочавы СО РАН, 2008. 143 с.

2. Евстропьева О.В. Туристско-рекреационное развитие в центральной экологической зоне Байкальской природной территории // Мат. II Всеросс. конф. «Активизация интеллектуального и ресурсного потенциала регионов: новые вызовы для менеджмента компаний». 2016. С. 95-99.

3. Евстропьева О.В. Развитие туристской системы на Байкальской природной территории // География и природные ресурсы. 2016. №S5. С. 184-190.

4. Евстропьева О.В., Рященко С.В., Снытко В.А. Рекреационное районирование территории на примере Слюдянского района Иркутской области // География и природные ресурсы. 2001. №1. С. 67-73.

5. Чередникова А.О. Развитие форм земельной собственности и их влияние на ипотеку // Экономика сельского хозяйства России. 2012. №1. С. 77-84.

6. Виссер О., Споор М. Захват земель в постсоветских странах // Крестьяноведение: Теория. История. Современность. Ученые записки. 2011. Вып.6. С. 68-97.

7. Виссер О., Мамонова Н., Споор М. Инвесторы, мегафермы и пустующие земли: крупные земельные сделки в России // Земельная аккумуляция в начале XXI века: глобальные инвесторы и локальные сообщества: Сб. науч. ст. М.: Изд. дом «Дело» РАНХиГС, 2012. C. 66-127.

8. Glebocki B., Perdal R. Transactions in Land in the Suburban Zone of Bydgoszcz over the Years 20072010 // Quaestiones geographicae. 2013. Vol.32. Iss.4. Pp. 103-116.

9. Макаров А.Н., Хубиев К.А. Теневая экономика и реформа земельной собственности в современной России // Землеустройство, кадастр и мониторинг земель. 2013. №6. С. 29-34.

10. Макаров А.Н. Земельная собственность и ее реализация. М.: ТЕИС, 2007. 369 с.

11. Макаров А.Н. Земельная собственность в России: проблемы реального и теневого оборота // Проблемы современной экономики. 2007. №3(23). С. 39-47.

12. Макаров А.Н. Арендные отношения и реализация земельной собственности // Землеустройство, кадастр и мониторинг земель. 2008. №5. С. 82-91.

13. Тимофеев Л.М. Коррупционные схемы и перераспределение земли в сельском хозяйстве. М.: РГГУ, 2002.

14. Узун В.Я. Аграрная реформа в России: мифы и реальность // Вопросы экономики. 2008. №10. С. 139-155.

15. Звягинцев В.И. И опять земельный вопрос // ЭКО. 2014. №2. С. 143-152.

16. Липски С.А. Земельная реформа в постсоветской России // Экономический журнал. 2013. №3. С. 139-148.

17. Буздалов И.Н. Земельная реформа: взгляд сквозь призму замысла // АПК: экономика, управление. 2012. №7. С. 3-17.

18. Семенов Ю.М., Антипов А.Н., Буфал В.В. и др. Экологически ориентированное планирование землепользования в Байкальском регионе. Ольхонский район: Рамочный план экологически ориентированного землепользования в масштабе 1:200000. Иркутск: Изд-во Сибирского отделения РАН, 1998. 183 с.

19. Калеп Л.Л. Территориальная дифференциация земельно-ресурсного потенциала Сибири // География и природные ресурсы. 1994. №3. С. 14.

20. Волков С.Н. Землеустройство. М.: ГУЗ, 2013.

21. Евстропьева О.В., Черенев А.А. Использование квадрокоптерной съемки для краткосрочного прогнозирования территориального развития // Применение беспилотных летательных аппаратов в географических исследованиях: Мат. Всеросс. науч.-практ. конф. 2018. С. 66-67.

Aleksei A. TCHERENEV

V. B. Sochava Institute of Geography SB RAS (Irkutsk, Russia); PhD in Geography, Researcher; e-mail: tcherenev@irigs.irk.ru

THE USE OF LAND RESOURCES FOR TOURISM AND RECREATION IN THE CENTRAL ECOLOGICAL ZONE OF THE BAIKAL NATURAL TERRITORY (THE CASE OF IRKUTSK REGION)

The article considers the structure of the land fund of the central ecological zone of the Baikal Natural Territory in 3 coastal regions of Irkutsk region (Irkutsk, Olkhonsky, Slyudyansky). The author analyzes the permitted and real recreational use of land of various categories at the grass-roots "precinct" level. It is revealed that the sites allocated for recreational use are mainly confined to the coast of Lake Baikal, most of them are within walking distance from the shoreline. The largest number of sites allocated for tourism and recreation facilities are located on the lands of settlements and lands of specially protected territories and objects. A smaller number of them are on agricultural land and forest fund lands. The allocation of sites for the implementing tourist activity on the lands of the reserve, industry and other special purposes is of a single nature. It is determined that only one third of recreational sites are legitimately legal today - they are located within the boundaries of specially protected natural areas and a special economic zone for tourism and recreation. The author separately analyzes the use of the territory allocated for the special economic zone for tourism and recreation, which includes not only the lands of settlements, but also the forest fund. The analysis made it possible to characterize the tourism potential of land resources of the Central Ecological Zone of the Baikal Natural Territory.

The work was supported by the Russian Foundation for Basic Research and the Russian Geographical Society in the framework of the project 17-05-41057 RGO_a "Transport and communication factor in the development of Siberia: The opportunities, constraints, and prospects".

Keywords: land fund, recreational land use, central ecological zone of the Baikal Natural Territory, special economic zone for tourism and recreation, tourism potential.

References

1. Ryashchenko, S. V., Bogdanov, V. N., & Romanova, O. I. (2008). Regional'nyj analiz rekreacionnoj deyatel'nosti [Regional Analysis of Recreational Activities]. Irkutsk: Publishing House of V. B. Sochava Institute of Geography SB RAS. (In Russ.).

2. Evstropyeva, O. V. (2016). Turistsko-rekreacionnoe razvitie v central'noj ekologicheskoj zone Bajkal'skoj prirodnoj territorii [Tourism and recreational development in the Central Ecological Zone of the Baikal Natural Territory]. In coll.: Aktivizaciya intellektual'nogo i resursnogo potenciala regionov: novye vyzovy dlya menedzhmenta kompanij [Activation of the intellectual and resource potential of the regions: New challenges for the management of companies]: Materials of the II All-Russia conference, 95-99. (In Russ.).

3. Evstropyeva, O. V. (2016). Razvitie turistskoj sistemy na Bajkal'skoj prirodnoj territorii [Development of the tourism system on the Baikal Natural Territory]. Geografiya iprirodnye resursy [Geography and Natural Resources], S5, 184-190. (In Russ.).

4. Evstropyeva, O. V., Ryashchenko, S. V., & Snytko, V. A. (2001). Rekreacionnoe rajonirovanie territorii na primere Slyudyanskogo rajona Irkutskoj oblasti [Recreational zoning of the territory through the example of Slyudyansky district of Irkutsk region]. Geografiya i prirodnye resursy [Geography and Natural Resources], 1, 67-73. (In Russ.).

5. Cherednikova, A. O. (2012). Razvitie form zemel'noj sobstvennosti i ih vliyanie na ipoteku [Development of land ownership forms and their impact on mortgages]. Ekonomika sel'skogo hozyajstva Rossii [Economics of Agriculture of Russia], 1, 77-84. (In Russ.).

6. Visser, O., & Spoor, M. (2011). Zahvat zemel' v postsovetskih stranah [Land Capture in Post-Soviet Countries]. Krest'yanovedenie: Teoriya. Istoriya. Sovremennost' Uchenye zapiski [Peasant Studies: Theory. Story. Modernity. Scholarly notes], 6, 68-97. (In Russ.).

7. Visser, O., Mamonova, N., & Spoor, M. (2012). Investory, megafermy i pustuyushchie zemli: krupnye zemel'nye sdelki v Rossii [Investors, mega-farms and empty lands: Major land transactions in Russia]. In coll.: Zemel'naya akkumulyaciya vnachale XXI veka: global'nye investory i lokal'nye soobshchestva [Land accumulation at the beginning of the XXI century: global investors and local communities]: Collection of scientific art. Moscow: Publishing House "Delo" RANEPA, 66-127. (In Russ.).

8. Glebocki, B., & Perdal, R. (2013). Transactions in Land in the Suburban Zone of Bydgoszcz over the Years 20072010. Quaestiones geographicae, 32(4), 103-116.

9. Makarov, A. N., & Khubiev, K. A. (2013). Tenevaya ekonomika i reforma zemel'noj sobstvennosti v sovremennoj Rossii [The shadow economy and land ownership reform in modern Russia]. Zemleustrojstvo, kadastr i monitoring zemel' [Land Management, Cadastre and Land Monitoring], 6, 29-34. (In Russ.).

10. Makarov, A. N. (2007). Zemel'naya sobstvennost' i ee realizaciya [Land ownership and its implementation]. Moscow: TEIS. (In Russ.).

11. Makarov, A. N. (2007). Zemel'naya sobstvennost' v Rossii: problemy real'nogo i tenevogo oborota [Land ownership in Russia: The problems of real and shadow turnover]. Problemy sovremennoj ekonomiki [The Problems of Modern Economics], 3(23), 39-47. (In Russ.).

12. Makarov, A. N. (2008). Arendnye otnosheniya i realizaciya zemel'noj sobstvennosti [Lease Relations and Land Ownership Implementation]. Zemleustrojstvo, kadastr i monitoring zemel' [Land Management, Cadastre and Land Monitoring], 5, 82-91. (In Russ.).

13. Timofeev, L. M. (2002). Korrupcionnye shemy i pereraspredelenie zemli v sel'skom hozyajstve [Corruption schemes and redistribution of land in agriculture]. Moscow: RGGU. (In Russ.).

14. Uzun, V. Ya. (2008). Agrarnaya reforma v Rossii: mify i real'nost' [Agrarian reform in Russia: Myths and reality]. Voprosy ekonomiki [Economic Issues], 10, 139-155. (In Russ.).

15. Zvyagincev, V. I. (2014). I opyat' zemel'nyj vopros [And again the land question]. EKO, 2, 143-152. (In Russ.).

16. Lipsky, S. A. (2013). Zemel'naya reforma v postsovetskoj Rossii [Land reform in post-Soviet Russia]. Ekonomicheskij zhurnal [Economic Journal], 3, 139-148. (In Russ.).

17. Buzdalov, I. N. (2012). Zemel'naya reforma: vzglyad skvoz' prizmu zamysla [Land reform: A look through the prism of the plan]. APK: ekonomika, upravlenie [AIC: economy, management], 7, 3-17. (In Russ.).

18. Semenov, Yu. M., Antipov, A. N., Bufal, V. V. & at al. (1998). Ekologicheski orientirovannoe planirovanie zemlepol'zovaniya v Bajkal'skom regione. Ol'honskij rajon: Ramochnyj plan ekologicheski orientirovannogo zemlepol'zovaniya v masshtabe 1:200000 [Environmentally oriented land use planning in Baikal region. Olkhon District: Environment-friendly Land Use Plan. The scale 1:200,000]. Irkutsk: Publishing House of the Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences. (In Russ.).

19. Kalep, L. L. (1994). Territorial'naya differenciaciya zemel'no-resursnogo potenciala Sibiri [Territorial differentiation of land and resource potential of Siberia]. Geografiya i prirodnye resursy [Geography and Natural Resources], 3, 14. (In Russ.).

20. Volkov, S. N. (2013). Zemleustrojstvo [Land Management]. Moscow: GUZ. (In Russ.).

21. Evstropyeva, O. V., & Cherenev, A. A. (2018). Ispol'zovanie kvadrokopternoj s'emki dlya kratkosrochnogo prog-nozirovaniya territorial'nogo razvitiya [Using a quadrotor survey for short-term territorial development forecasting]. In coll.: Primenenie bespilotnyh letatel'nyh apparatov v geograficheskih issledovaniyah [The use of unmanned aerial vehicles in geographical research]: Materials of All-Rusian scientific and practical conference, 66-67. (In Russ.).

Черенев А.А. Использование земельных ресурсов для организации туризма и отдыха в центральной экологической зоне Байкальской природной территории (на примере Иркутской области) // Современные проблемы сервиса и туризма. 2019. Т.13. №1. С. 107-116. DOI: 10.24411/1995-0411-2019-10112. Дата поступления статьи: 9 января 2019 г.

Tcherenev, A. A. (2019). The use of land resources for tourism and recreation in the Central Ecological Zone of the Baikal Natural Territory (The case of Irkutsk region). Sovremennye problemy servisa i turizma [Service and Tourism: Current Challenges], 13(1), 107-116. doi: 10.24411/1995-0411-2019-10112. (In Russ.). Received January 9, 2019

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.