Научная статья на тему 'Использование тактических приемов допроса при проведении предтестовой беседы в рамках СПФИ с применением полиграфа в отношении лиц, подозреваемых (обвиняемых) в совершении экономических преступлений'

Использование тактических приемов допроса при проведении предтестовой беседы в рамках СПФИ с применением полиграфа в отношении лиц, подозреваемых (обвиняемых) в совершении экономических преступлений Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
940
132
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
СПЕЦИАЛЬНЫЕ ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ С ПРИМЕНЕНИЕМ ПОЛИГРАФА / PSYCHOPHYSIOLOGICAL RESEARCH USING POLYGRAPHS / ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ПРОФИЛЬ ЛИЦ / PSYCHOLOGICAL PROFILE OF PERPETRATORS OF ECONOMIC CRIME / СОВЕРШАЮЩИХ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ / ПРЕДТЕСТОВАЯ БЕСЕДА / PRETEST INTERVIEW / ОБСЛЕДУЕМОЕ ЛИЦО НА ПОЛИГРАФЕ / ПОЛИГРАФОЛОГ / ТАКТИЧЕСКИЕ ПРИЕМЫ ПРИ ДОПРОСЕ / THE SUBJECT OF POLYGRAPH / POLYGRAPH

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Деулин Д.В., Пицык Л.А.

Рассматриваются особенности проведения такого важного этапа психофизиологических исследований с использованием полиграфа, как предтестовая беседа с категорией лиц, обвиняемых в совершении экономических преступлений, в рамках допроса. Соотносятся правовые, психологические и организационные аспекты проверки на полиграфе на этапе предтестовой беседы с особенностями лиц, совершающих преступления в сфере экономики. Даются рекомендации относительно стратегии проведения предтестовой беседы с учетом психологической профилизации лиц, с опорой на тактические приемы допроса в рамках производства уголовного расследования в отношении лиц, совершающих экономические преступления.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Деулин Д.В., Пицык Л.А.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Some aspects of the pretest interview in the framework of the TFIs using polygraph in respect of persons suspected of committing economic crimes

The article considers the peculiarities of such an important stage of psychophysiological research using polygraphs as a pretest interview with the category of persons suspected of economic crimes, as part of the interrogation. The authors try to correlate the legal, psychological and organizational aspects of a polygraph examination at the stage of pre-test features interviews with the perpetrators of the crime to the economy. The paper provides recommendations on the strategy of the pretest interview relying on psychological profiling perpetrators of economic crimes.

Текст научной работы на тему «Использование тактических приемов допроса при проведении предтестовой беседы в рамках СПФИ с применением полиграфа в отношении лиц, подозреваемых (обвиняемых) в совершении экономических преступлений»

УДК 34 ББК 67

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ТАКТИЧЕСКИХ ПРИЕМОВ ДОПРОСА ПРИ ПРОВЕДЕНИИ ПРЕДТЕСТОВОЙ БЕСЕДЫ В РАМКАХ СПФИ С ПРИМЕНЕНИЕМ ПОЛИГРАФА В ОТНОШЕНИИ ЛИЦ, ПОДОЗРЕВАЕМЫХ (ОБВИНЯЕМЫХ) В СОВЕРШЕНИИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

ДМИТРИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ ДЕУЛИН,

кандидат психологических наук, старший преподаватель учебно-научного комплекса психологии служебной деятельности

Московского университета МВД России имени В.Я. Кикотя

E-mail: ddeulin@yandex.ru Научная специальность 19.00.07 — педагогическая психология;

ЛЮДМИЛА АНАТОЛЬЕВНА ПИЦЫК,

кандидат юридических наук, старший научный сотрудник Управления организации научной и редакционно-издательской деятельности

Московского университета МВД России имени В.Я. Кикотя E-mail: pitsik.mila@yandex.ru Научная специальность 12.00.09 — уголовный процесс

Citation-индекс в электронной библиотеке НИИОН

Аннотация. Рассматриваются особенности проведения такого важного этапа психофизиологических исследований с использованием полиграфа, как предтестовая беседа с категорией лиц, обвиняемых в совершении экономических преступлений, в рамках допроса. Соотносятся правовые, психологические и организационные аспекты проверки на полиграфе на этапе предтестовой беседы с особенностями лиц, совершающих преступления в сфере экономики. Даются рекомендации относительно стратегии проведения предтестовой беседы с учетом психологической профилизации лиц, с опорой на тактические приемы допроса в рамках производства уголовного расследования в отношении лиц, совершающих экономические преступления.

Ключевые слова: специальные психофизиологическое исследование с применением полиграфа; психологический профиль лиц, совершающих экономические преступления; предтестовая беседа; обследуемое лицо на полиграфе; полиграфолог; тактические приемы при допросе.

Annotation. The article considers the peculiarities of such an important stage of psychophysiological research using polygraphs as a pretest interview with the category of persons suspected of economic crimes, as part of the interrogation. The authors try to correlate the legal, psychological and organizational aspects of a polygraph examination at the stage of pre-test features interviews with the perpetrators of the crime to the economy. The paper provides recommendations on the strategy of the pretest interview relying on psychological profiling perpetrators of economic crimes.

Keywords: psychophysiological research using polygraphs; psychological profile of perpetrators of economic crime; pretest interview; the subject of polygraph; polygraph.

Обеспечение экономической безопасности страны является гарантией ее независимости, необходимым условием стабильности и эффективной жизнедеятельности общества. Одним из показателей экономической безопасности является уровень преступности, в первую очередь, в сфере эконо-

мической деятельности. Экономическая преступность сегодня становится все более изощренной, технически высоко оснащенной, обладает высокими свойствами адаптивности. Задача правоохранительных органов по обеспечению экономической безопасности состоит в выявлении, предупрежде-

нии и расследовании преступлений экономической направленности. Все это объективно предполагает совершенствование правоохранительной составляющей государства вообще и органов внутренних дел в частности.

Сложившиеся традиционные особенности практической деятельности органов предварительного расследования, несбалансированность законодательства затрудняют использование единообразных приемов и способов противодействия экономической преступности. Такое положение дел отрицательно влияет на соблюдение прав участников уголовного процесса. Особые затруднения возникают при производстве процессуальных действий [10].

В этих условиях особое место занимает применение новаторских средств раскрытия преступлений. Поэтому так важно понимать значимость полиграфного метода в отношении лиц, совершающих экономические преступления, как имеющего свои особенности. По данным статистики ГИАЦ МВД России можно сделать вывод о том, что количество ежегодно совершаемых преступлений в сфере экономической деятельности растет. За январь—август 2014 г. выявлено 83,2 тыс. преступлений экономической направленности, удельный вес этих преступлений в общем числе зарегистрированных составил 5,7%. Материальный ущерб от указанных преступлений составил 156,28 млрд руб. Тяжкие и особо тяжкие преступления в общем числе выявленных преступлений экономической направленности составили 60,8%. Подразделениями ОВД выявлено 75,6 тыс. преступлений данной категории, их удельный вес составил 90,8%. По сравнению с январем-августом 2014 г. за аналогичный период 2015 г. на 5,3% возросло число преступлений экономической направленности, выявленных правоохранительными органами. Всего выявлено 87,7 тыс. преступлений данной категории, удельный вес этих преступлений, в общем числе зарегистрированных, составил 5,7%. Тяжкие и особо тяжкие преступления в общем числе выявленных преступлений экономической направленности составили 63,5%. Подразделениями ОВД выявлено 78,4 тыс. преступлений экономической направленности, их удельный вес в общем массиве преступлений экономической направленности составил 89,5% [14].

Таким образом, число преступлений экономической направленности растет с каждым годом, обусловливая необходимость совершенствования работы правоохранительных органов по выявлению и расследованию указанного вида преступлений.

В современной следственно-судебной практике сформировалась и успешно применяется судебная психофизиологическая экспертиза с использованием полиграфа (лайдетектора). Данный вид экспертизы назначается при наличии неустранимых противоречий в показаниях участников процесса (свидетелей, потерпевших, обвиняемых, подозреваемых) или в случае противоречия между показаниями и другими доказательствами по делу. Судебные психофизиологические экспертизы с использованием полиграфа проводятся в рамках уголовного и гражданского процессов, а также по делам об административных правонарушениях. В рамках этих дел проводятся также специальные психофизиологические исследования (далее — СПФИ), когда заключение (справка) специалиста используется в соответствии со ст. 80 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации [16]. В настоящее время складывается судебно-следственная практика проведения психофизиологических исследований с использованием полиграфа. Требования, предъявляемые к судебным психофизиологическим экспертизам содержатся в федеральном законе «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». Так, ст. 8 указанного федерального закона предъявляет ряд требований к процедуре ее проведения: объективность, научная и практическая основа исследования; обоснованность и достоверность сделанных выводов [17]. Использование методов, не обладающих этими качествами, недопустимо.

Следователи Следственного комитета РФ, МВД, ФСБ, ФСКН и даже суды, принимая во внимание эффективность использования полиграфа при расследовании и рассмотрении уголовных дел не только как средства, снижающего трудоемкость проверки следственных версий, но и в качестве дополнительного способа защиты прав и интересов законопослушных граждан, все чаще используют помощь специалистов-полиграфологов при расследовании уголовных дел. Многие ученые и правоведы полагают, что назначение и производство психо-

физиологической экспертизы и такого ее вида, как специальная психофизиологическая экспертиза с применением полиграфа (СПФИ), не противоречит действующему законодательству России. Судебная экспертиза является одним из процессуальных действий, производимых по уголовному делу. Ей присущи определенные признаки, в первую очередь — использование специальных знаний [5].

В настоящей статье мы коснемся вопроса возможности использования тактических приемов допроса при проведении предтестовой беседы в рамках ПФИ с применением полиграфа в отношении лиц, обвиняемых в совершении экономических преступлений. Особый интерес представляют принципы работы полиграфа (лайдетектора), или так называемого «разоблачителя лжи», построенного на регистрации соматовегетативных изменений, возникающих под влиянием личностно значимых раздражителей у человека.

Начало отечественных работ в области применения полиграфных устройств, следует отнести к 1923 г., когда А.Р. Лурия провел первое исследование по выявлению ложных ответов. В работах ученого отмечается тот факт, что совершенное преступление всегда порождает сильную аффективную реакцию. Более того, данный аффект, предполагает автор, должен оставлять заметную реакцию в психике преступника. В своих работах А.Р. Лурия знакомит нас с интересным ассоциативным экспериментом, который он проводил в рамках уголовного расследования. Им отбирались «критические слова», которые относились непосредственно к событию преступления и одновременно подбирались «индифферентные», которые в данном случае являлись отвлекающими, несущественными, не относящимися к устанавливаемому событию [6]. В современной практике полиграфных проверок эта закономерность положена в основу разработанных методик СПФИ. В частности, в рамках методики скрываемой информации в тесте пика напряжения используются нейтральные вопросы (вымышленный частный признак — дистрактор) и проверочный вопрос (истинный частный признак) [8]. Предъявляя данные стимулы в процессе опроса с использованием полиграфа, мы можем определить изменения в регистрируемых каналах величины информативного признака. Данные методики мы

можем использовать как в рамках служебных расследований, так и в рамках скрининга [13].

Во времена А.Р. Лурия еще не были методологически обоснованы правила формулирования вопросов теста, но уже тогда автор предполагал, что количество «индифферентных слов» должно быть значительно больше количества «критических» и распределять их необходимо по отдельности между индифферентными [7].

В ходе эксперимента А.Р. Лурия предлагал в момент предъявления слова заставлять испытуемого отвечать любой ассоциацией. При этом ученый замерял время реакции секундомером. В результате исследователь обнаружил, что время, затраченное на слова — ассоциации к «критическим словам», существенно превышает время, затраченное на слова — ассоциации к «индифферентным словам». Кроме того, автор отмечал нарушение процесса речевой ассоциации [7].

По мере развития метода выявления скрываемой информации было предложено использовать «сопряженную моторную методику», в основе которой лежал принцип опосредованной оценки эффективности эмоциональных стимулов, что давало возможность оценивать их значимость.

В своих работах он отмечал следующее: «... единственная возможность изучить механику внутренних «скрытых» процессов сводится к тому, чтобы соединить эти скрытые процессы с каким-нибудь одновременно протекающим рядом доступных для непосредственного наблюдения процессов поведения, в которых внутренние закономерности и соотношения находили бы себе отражение» [7, с. 230].

В современное время применение полиграфа в рамках уголовного расследования сопряжено с нормативным правовым обеспечением. Все участники уголовного судопроизводства вправе заявлять ходатайства о назначении соответствующих экспертиз. Единственным критерием является добровольное согласие на участие в такого рода экспертизах. В соответствии с законодательными нормами, обвиняемый или допрашиваемый имеют полное право отказаться от прохождения такого рода тестов, и это ни в коем случае не должно быть квалифицировано судом в пользу обвинительной стороны. Согласно ст. 204 УПК к заключению эксперта должны быть

приобщены: распечатки графиков физиологических реакций (полиграммы), видеозапись проведенного исследования. В заключении описывается методика проведения экспертизы и полученные реакции на вопросы. Видеозапись должна вестись таким образом, чтобы в кадр попадали подэкспертный и экран компьютера (полиграфа) [16].

Постановка вопроса при назначении судебной психофизиологической экспертизы с использованием полиграфа о причастности или непричастности того или иного лица к преступлению является некорректной, так как понятие причастности охватывает широкий спектр вовлеченности лица в то или иное деяние. Нельзя ставить вопросы о правдивости показаний (оценка показаний) или о совершении лицом преступления — это определяет суд. Вопрос не должен содержать в себе формулировку состава преступления. Фактически вопрос строится, исходя из необходимости определения наличия следов события в памяти и выявления факта сокрытия их подэкспертным. Корректным считается вопрос, который построен на действии от глаголов: видел ли, знал ли, слышал ли и т.д. Из материалов дела вычленяется ключевое обстоятельство (видел процесс преступления или его фрагмент, слышал какое-либо устное заявление другого лица, знал ли подэксперт-ный о том или ином обстоятельстве до какого-либо события и т.д.), которое непосредственно будет определять роль подэкспертного и его отношение к расследуемому событию [15].

Следственная практика располагает многочисленными примерами умелой постановки таких вопросов, позволяющих получить правдивые показания.

Любая полиграфная проверка начинается с предтестовой беседы. Она является самым главным этапом проверки на полиграфе. В качестве обязательных, неотъемлемых составляющих предтесто-вой беседы, системообразующих компонентов являются факт подтверждения добровольного согласия на прохождение полиграфной проверки. Целью получения письменного добровольного согласия на прохождение проверки на полиграфе является превентивная защита полиграфолога от возможных в последующем обвинений в нарушении прав человека, обвинений в том, что проверка была проведена под давлением. Важным является момент фиксации

добровольного согласия в присутствии адвоката и с видеофиксацией. Расписка может быть оформлена рукописным способом, а также на уже заранее подготовленном типовом бланке.

В рамках предтестовой беседы осуществляется краткое объяснение обследуемому лицу его прав и обязанностей. Затем последовательно излагается суть предстоящей процедуры. Сущность процедуры проверки необходимо излагать с учетом интеллектуального уровня опрашиваемого лица. По делам об экономических преступлениях сложности могут возникнуть в убеждении человека в непогрешимости аппаратного метода.

Как правило, лицо, обвиняемое в совершении экономических преступлений, обладает достаточно высоким интеллектуально-образовательным уровнем развития. Естественно предположить, что количественно, хотя и косвенно, этот уровень может быть измерен таким показателем, как уровень образования. В связи с декларируемым достаточно высоким в большинстве случаев интеллектуальным уровнем развития лица, обвиняемого в совершении экономических преступлений, нужно понимать, что это накладывает соответствующий отпечаток и на речевые особенности рассматриваемой категории лиц. По обыкновению речь таких преступников не отличается вычурностью, как правило, она характеризуется нормативной направленностью, использованием профессиональной терминологии.

Как показал анкетный опрос следователей, допрос обвиняемого по преступлениям в сфере экономической деятельности проходит в конфликтной форме в 42,4% случаев. При проведении допросов по делам об экономических преступлениях значительную трудность для следователя представляет выбор тактики допроса при изобличении во лжи допрашиваемого [11].

Психологический портрет лиц, совершающих экономические преступления включает в себя следующие особенности: тщеславие, установка на обогащение; нечувствительность к риску; несоразмерные материальные амбиции; склонность к гедонизму; развитый интеллект, высокий или достаточный уровень образования и профессиональной подготовки; сочетание эгоцентризма и экстраверт-ности; наличие завышенной самооценки, цинизма в отношении к другим людям; наличие атрибутов

внешней добропорядочности, создающих благоприятное впечатление и формально подразумевающих законопослушность [3]. Как отмечает А.П. Зрелов, в процессе совершения налоговых преступлений в отношении преступника к своей жертве наблюдается устойчивый феномен обезличивания — эффект «нематериальной жертвы». Поскольку преступление ни на кого конкретно не направлено, так как конструкции ст. 198, 199, 1991, 1992 УК РФ построены таким образом, что в них нет потерпевшего, жертвы в сознании преступника утрачивают свой человеческий статус (образ) и становятся неким неопределенным объектом посягательства [4].

Поддерживая мнение А.П. Зрелова, отметим, что тот же эффект «нематериальной жертвы» можно увидеть и в других статьях экономических преступлений (ст. 171, 1711, 1712, 172, 1721, 174 уК рф [18]).

Дополнительно в психологическом профиле личности экономического преступника можно выделить еще и такие психологические особенности как отсутствие воображения, скупость, подозрительность, холодность, обеспокоенность, упрямство, педантичность, одержимость и собственничество [2]. Во многом полиграфологу следует опираться на эти особенности, поскольку именно они будут проявляться в процессе тестирования на полиграфе. Так, лицо, обвиняемое в совершении экономических преступлений, может демонстрировать обеспокоенность процедурой проверки. В этих целях следует сделать акцент на стимуляционно-адап-тирующих тестах, возможно, провести серию таких тестов. Упрямство может выражаться в нежелании подчиняться требованиям полиграфолога следовать инструкции. В этом случае важно напомнить опрашиваемому лицу об ответственности и в случае дальнейшего противодействия, невозможности проведения опроса с использованием полиграфа. Педантичность может быть «материализована» в очковтирательстве, в излишнем формализме опрашиваемого лица, в злоупотреблении своими правами и т.д.

Необходимо понимать, что в этой части пред-тестовой беседы, полиграфолог должен убедить обследуемого в абсолютной надежности используемого полиграфа, осведомить о принципах работы полиграфа и назначении отдельных датчиков. Все это

в условиях определенного психологического профиля лица, обвиняемого в совершении экономических преступлений, требует достаточных умственных усилий, выдержки от самого полиграфолога. Здесь важным является демонстрация точных знаний и навыков работы с инструментальными средствами. Любое неосторожное действие или ошибка со стороны полиграфолога может существенным образом подорвать доверие технически искушенного обследуемого, предопределить неблагоприятный исход проверки на полиграфе, а может и сорвать ее вовсе. Поэтому так важно самому полиграфологу быть максимально собранным и иметь достаточно представлений об опрашиваемом лице. В этом противоборстве важно, чтобы опрашиваемый не смог почувствовать интеллектуальное доминирование над полиграфологом.

Следующей важной частью предтестовой беседы является установление психологического контакта с опрашиваемым лицом. На взгляд И.И. Пору-бова, психологический контакт представляет собой «систему взаимодействия людей между собой в процессе их общения, основанного на доверии: информационный процесс, при котором люди могут и желают воспринимать информацию, исходящую друг от друга. Психологический контакт — это, наконец, процесс взаимовлияния, сопереживания и взаимного понимания» [12, с. 73].

С позиций следственной тактики психологический контакт — это сложный комплексный метод оптимизации взаимодействия следователя с участниками следственных действий. «Способов, с помощью которых может быть достигнут психологический контакт, множество, однако все они подчиняются следующим общим закономерностям: следователь должен планировать обращение к лучшим сторонам, к социально положительным ролевым позициям личности. Этически и тактически недопустимо, чтобы следователь для установления контакта с допрашиваемым использовал отрицательные стороны его личности, даже если следователь хорошо знает их» — отмечает в своей работе В.Л. Васильев [1, с. 475].

Здесь в особенности необходимо обращаться с человеком максимально корректно, демонстрировать абсолютную объективность и непредвзятое отношение к объекту. С.И. Оглоблин и А.Ю. Молча-

нов подчеркивают, что следует избегать грубого обращения. Плохие манеры, властность могут вызвать страх, опасение у проверяемого и, скорее всего, повлияют негативно на эффективность проверки [8].

Общение с обвиняемым в совершении экономического преступления в рамках судебной психофизиологической экспертизы заслуживает особого внимания. Важным здесь представляется: ф форма выявления фактов сокрытия значимой информации в рамках проведения судебной психофизиологической экспертизы с применением полиграфа; ф анализ речи обследуемого; ф наличие возможных «проговорок» обвиняемого;

оценка установок и позиций обследуемого для избрания определенных тактических приемов предтестовой беседы; эмоциональное состояние обвиняемого; ф определенная последовательность задаваемых обследуемому лицу вопросов и их конкретизация.

На наш взгляд, особое внимание необходимо уделить анализу речи обследуемого лица. В речи он выражает свои чувства и отношения к излагаемым фактам. В то же время, по манере говорить можно попытаться определить характер человека. Если обвиняемый использует жаргонные слова, определенные обороты, то по ним также можно охарактеризовать данного человека. По речи и манере разговора мы можем определить, настроен ли данный обвиняемый на предтестовую беседу.

В отношениях с опрашиваемым важно соблюдать принятые нормы комильфо и правила хорошего тона, а с лицом, обвиняемым в совершении экономических преступлений, эти моменты становятся особенно значимыми. В работах С.И. Оглоблина и А.Ю. Молчанова приводятся различные стили общения, индивидуализирующих всем известных «публичных» полиграфологов. На наш взгляд, важным является умение подстраивать свой «стиль» индивидуально под каждого испытуемого. И здесь совершенно правильно авторы раскрывают так называемый принцип индивидуализации беседы. Так проявляется учет индивидуально-психологических особенностей лица, участвующего в опросе на полиграфе [8].

Полиграфолога не должен смущать излишний скепсис лица, проходящего проверку, а поскольку обследуемый априори имеет достаточно высокий интеллектуальный уровень, любое сомнение, высказанное этим лицом не должно ни в коем случае расцениваться как причастность к устанавливаемому факту или событию. Более того, испытуемый с учетом его личностных особенностей, возможно, будет демонстрировать негативное отношение к самой процедуре, в отдельных случаях провоцировать специалиста с целью создания ненормальных условий для работы. Здесь особенно ценным становится умение полиграфолога пользоваться приемами и средствами рациональной психотерапии, изыскать возможность убедить опрашиваемого в непогрешимости самого метода и в его абсолютной безопасности. Бывают случаи, когда «начитанные» опрашиваемые лица показывают абсолютное недоверие методу и только под тяжестью обстоятельств соглашаются проходить проверку (убедил адвокат). Они могут задавать провокационные вопросы, например, «А вы сами верите в этот метод?» Здесь, как и во всех подобных случаях, стоит крайне внимательно отнестись к таким тревожным вопросам, стараться не оставлять их без внимания. Ведь это значит, что человек обеспокоен предстоящей процедурой, не доверяет ни научным средствам, ни вам, — как лицу, практикующему подобные средства.

Далее происходит обсуждение биографии обследуемого лица. На этой стадии полиграфолог выясняет наличие противопоказаний для проведения процедуры.

Следующим элементом предтестовой беседы является обсуждение фабулы расследуемого дела. Здесь необходимо способствовать изложению опрашиваемым лицом свободного рассказа о рассматриваемом событии. Не допускается грубо перебивать обследуемого. В случае, если опрашиваемое лицо отклоняется от устанавливаемого факта, необходимо максимально корректно вернуть его в нужный «вербальный фарватер». При изложении ключевых моментов, специалист может, если это потребуется, задавать уточняющие вопросы, искать в словах опрашиваемого лица противоречия.

При обсуждении нейтральной, проверочной и контрольных тем, важно сделать акцент на по-

следней; контрольная тематика должна быть максимально точной и конкретной, здесь недопустимы ошибки и неточности. Предложения должны формулироваться максимально конкретно. Необходимо помнить обо всех общих требованиях, предъявляемых к составлению вопросов. Стоит отметить, что проведение опроса с использованием полиграфа в отношении лиц, обвиняемых в совершении экономических преступлений, облегчается и тем, что благодаря высокому интеллектуально-образовательному уровню обследуемого, возникает высокая вероятность верного уяснения смысла задаваемого вопроса.

Изучив различные точки зрения ученых в области судебной психологии, следует отметить, что именно во время активного слушания свободного рассказа, также как и при допросе обвиняемого, полиграфолог:

наблюдает и «погружается» в личность допрашиваемого;

интерпретирует речевое и неречевое поведение; проводит анализ скрытой информации; проводит анализ лжи; ф проводит психологическое «поглаживание», т.е. поощрение допрашиваемого контактоформиру-ющими репликами;

сопоставляет полученные показания применительно к имеющимся доказательствам. Следует иметь в виду, что вопросы, задаваемые обвиняемому, должны быть сформулированы так, чтобы исключить предположительный ответ, а также простое утверждение или отрицание. Нужно внимательно отнестись и к определению последовательности вопросов. Например, содержание пред-тестовой беседы по уголовным делам, связанным с преступлениями, предметом которых являются драгоценные металлы и драгоценные камни (ст. 191 УК РФ), должно быть направлено на выяснение, в числе первых, следующих вопросов:

каковы его обязанности при добыче драгоценных металлов, камней, хранении, охране, транспортировке или сдаче государству; является ли он материально ответственным лицом и что находится на его подотчете; какова стоимость изъятых у него драгоценных металлов или драгоценных камней; вел ли обвиняемый черновые записи или какую-либо документацию;

знал ли опрашиваемый заведомо о том, что предмет преступления является драгоценным металлом или природным драгоценным камнем и каково его название; ф когда и при каких обстоятельствах были приобретены драгоценные металлы или драгоценные камни;

где хранятся или хранились драгоценные металлы или драгоценные камни, в каком виде и состоянии, в какой упаковке или контейнере, кто знал или знает о месте их хранения; ф если была совершена перевозка, то необходимо уточнить, каким видом транспорта она осуществлялась.

Следующей неотъемлемой составляющей полиграфной проверки является инструктирование. С учетом индивидуально-психологических особенностей рассматриваемой категории опрашиваемых лиц, этот этап не должен вызывать затруднений. Все императивные положения инструкции сообщаются обследуемому лицу последовательно, при возникновении вопросов, следует уточнить и разъяснить моменты, вызывающие непонимание.

Таким образом, как мы видим, общие тактические приемы и вопросы, которые задает полиграфолог в рамках предтестовой беседы можно заимствовать из допроса как следственного действия в рамках производства уголовного расследования. Тактические приемы изобличения могут быть объединены в три группы:

приемы эмоционального воздействия (убеждение, разъяснение о неправильности занятой позиции, побуждение раскаяться, признать свою вину);

приемы логического воздействия (логический анализ противоречий в показаниях обвиняемого, доказательство бессмысленности занятой позиции);

тактические комбинации (полиграфолог создает ситуации, рассчитанные на неправильную оценку обследуемым, что объективно приводит его к изобличению).

На наш взгляд, в рамках предтестовой беседы при судебной психофизиологической экспертизе с применением полиграфа принципиально важно вести протокол, как при допросе обвиняемого. Целесообразнее, чтобы протокол был прочитан самим

обследуемым лицом; тогда в последующем ему будет сложнее заявлять, что он давал не те сведения, которые содержатся в протоколе. Затем протокол подписывается обследуемым, лицами, присутствовавшими при производстве судебной психофизиологической экспертизы, и полиграфологом.

Таким образом, при проведении психофизиологических исследований с использованием полиграфа в отношении обвиняемых в совершении экономических преступлений важно опираться на психологический профиль исследуемой категории лиц, использовать тактические приемы допроса, которые используются при производстве уголовного расследования, и уметь составлять стратегию пред-тестовой беседы с учетом индивидуально-психологических особенностей обследуемого лица.

Литература

1. Васильев В.Л.Юридическая психология. СПб.: Питер, 2002. С. 475.

2. Деулин Д.В. Экономическая акцентуация личности как проблема формирования корыстной мотивации преступлений // Вестник Московского университета МВД России. 2014. № 6. С. 274—280.

3. Деулин Д.В., Пестунова М.Н. Индивидуально-психологическая детерминация лиц, совершающих экономические преступления // Научно-теоретическое издание Вестник Академии экономической безопасности МВД России № 9 2009. C. 59—62.

4. Зрелов А.П. Личность налогового правонарушителя: комплексный анализ // Право и экономика. 2004. № 2.

5. Леонтьева Н.Л. Полиграф как источник доказательств по уголовному делу // «Юридическая психология», 2011, № 2.

6. Лурия А.Р. Диагностика следов аффекта. Психология эмоций. Тексты. М.: Изд-во МГУ, 1984.

7. Лурия А.Р. Сопряженная моторная методика и ее применение в исследовании аффективных реакций. В кн: Проблемы современной психологии, т. 3. М., 1928, с. 230.

8. Оглоблин С.И., Молчанов А.Ю. Инструментальная «детекция лжи». Академический курс, Издательство: Нюанс Жанр: 2004. 464 с.

9. Пицык Л.А. Привлечение лица в качестве обвиняемого по делам об экономических преступлениях. Автореф. дисс. канд. юрид. наук., 2007. С. 3.

10. Пицык Л.А. Привлечение в качестве обвиняемого по делам об экономических преступлениях. Дисс. канд. юрид. наук. 12.00.09. 2007. С. 5—6.

11. Пицык Л.А. Тактика допроса обвиняемого при изобличении во лжи по делу об экономическом преступлении // Вестник Академии экономической безопасности МВД России. 2007. № 1. С. 76—77.

12. Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном процессе. Учебное пособие. М.: Бек, 1993. С. 73.

13. Пугачева Е.В., Соловьева А.В. Организация психофизиологических исследований с применением полиграфа в рамках профессионального психологического отбора: учебное пособие. М., Московский университет МВД России, 2014, 156 с.

14. www.mvd.ru

15. www.psyfactor.org.

16. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ (ред. от 13 июля 2015 г.) (с изм. и доп., вступ. в силу с 15 сентября 2015 г.).

17. Федеральный закон от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

18. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ.

References

1. Vasilev V.L. Legal psychology. SPb.: Peter, 2002. P. 475.

2. Deulin D.V Economic accentuation of personality as a problem of forming of self-interested motivation of crimes // Bulletin of Moscow University of the MIA of Russia. 2014. No. 6. P. 274—280.

3. Deulin D.V., Pestunov M.N. Individually-psychological determination of the perpetrators of economic crimes // Scientific-theoretical periodical journal of the Academy of economic security interior of Russia No. 9 of 2009. C. 59—62.

4. Zrelov A.P. tax Personality of the offender: a comprehensive analysis // Law and Economics. 2004. No. 2.

5. Leontyeva N.L. The polygraph as a source of evidence in a criminal case // «Legal psychology», 2011, № 2.

6. Luria A.R. Diagnostics of traces of affect. Psychology of emotions. Texts. M.: Publishing house MSU, 1984.

7. Luria A.R. motor Coupled method and its application in the study of affective reactions. In book: problems of modern psychology, vol. 3. M., 1928, p. 230.

8. Ogloblin S.I., Molchanov A.Y. Instrumental «lie detection». Academic course, Publisher: Nuance Genre: 2004. 464 p.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

9. Pitsyk L.A. the Attraction of a person as an accused in cases of economic crimes. Author. Diss. candidate. the faculty of law. sciences., 2007. P. 3.

10. Pitsyk L.A. Attraction as accused on Affairs about economic crimes. Diss. candidate. the faculty of law. sciences. 12.00.09. 2007. P. 5—6.

11. Pitsyk L.A. Tactics of interrogation of the accused for exposing the lie in the case of

economic crime in // the Bulletin of Academy of economic security interior of Russia. 2007. No. 1. P. 76—77.

12. Porubov N.I. And. Interrogation in Soviet criminal process. Training manual. M: Beck, 1993. P. 73.

13. Pugacheva E.V., Soloviev A.V. Organization of psycho-physiological researches with using the polygraph as part of the professional psychological selection: manual. M., Moscow University of the MIA of Russia, 2014, 156 p.

14. www.mvd.ru

15. www. psyfactor.org.

16. Criminal procedure code of the Russian Federation of 18 December 2001, No. 174-FZ (as amended on 13 July 2015) (from CH. and EXT., Preface. effective from 15 September 2015).

17. Federal law of 31 may 2001 № 73-FZ «On state forensic activities in the Russian Federation».

18. Criminal code of the Russian Federation of 13 June 1996 № 63-FZ.

УЧЕБНИК

ПОД РЕДАКЦИЕЙ

И.И. СЫДОРУКА АВ.ЕНДОЛЬЦЕВОЙ

ПРАВО

ОХРАНИТЕЛЬНЫЕ ОРГАНЫ

ДЕСЯТОЕ ИЗДАНИЕ

Правоохранительные органы: учебник для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция». Гриф Миноб-рнауки РФ. Гриф УМЦ «Профессиональный учебник». Гриф НИИ образования и науки / Под ред. И.И. Сыдорука, А.В. Ендольцевой, О.Д. Жука. 10-е изд., перераб. и доп. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2016. 463 с.

В учебнике рассмотрены вопросы правового статуса судебных и правоохранительных органов Российской Федерации и правоприменительных органов зарубежных стран.

Особенности правового регулирования деятельности правоохранительных органов Российской Федерации представлены с учетом положений таких доктринально-концептуальных документов, как Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г., Концепция общественной безопасности Российской Федерации и др.

Вопросы судоустройства в Российской Федерации рассмотрены с учетом последних изменений и дополнений, касающихся введения с сентября 2015 г. в Российской Федерации Кодекса административного судопроизводства.

Для бакалавров и магистров, изучающих основы правоведения.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.