Научная статья на тему 'Иран и Россия: динамика взаимоотношений в начале XXI века'

Иран и Россия: динамика взаимоотношений в начале XXI века Текст научной статьи по специальности «Политика и политические науки»

CC BY
1696
131
Поделиться
Ключевые слова
ИРАН / РОССИЯ / СОВЕТ БЕЗОПАСНОСТИ ООН / ИРАНО-РОССИЙСКИЕ ОТНОШЕНИЯ / США / ПОЛИТИЧЕСКОЕ И ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ

Аннотация научной статьи по политике и политическим наукам, автор научной работы — Ногаев Нодар Эльбрусович

В статье исследуется достаточно сложный процесс ирано-российских отношений на современном этапе. Прослеживается динамика двусторонних отношений. Автор значительное внимание уделяет внешнеполитическим и экономическим связям двух стран. Дается оценка действиям российской дипломатии в разрешении иранской ядерной проблемы.

Текст научной работы на тему «Иран и Россия: динамика взаимоотношений в начале XXI века»

УДК 955

НОГАЕВ Нодар Эльбрусович, аспирант кафедры новой, новейшей истории и исторической политологии Северо-Осетинского государственного университета имени К.Л. Хетагурова. Автор двух научных публикаций

ИРАН И РОССИЯ: ДИНАМИКА ВЗАИМООТНОШЕНИЙ В НАЧАЛЕ XXI ВЕКА

В статье исследуется достаточно сложный процесс ирано-российских отношений на современном этапе. Прослеживается динамика двусторонних отношений. Автор значительное внимание уделяет внешнеполитическим и экономическим связям двух стран. Дается оценка действиям российской дипломатии в разрешении иранской ядерной проблемы.

Иран, Россия, Совет Безопасности ООН, ирано-российские отношения, США, политическое и экономическое взаимодействие

В XXI веке мировое сообщество все чаще сталкивается с вызовами и угрозами глобальной безопасности, национальных интересов и суверенитета государств. В контексте этих процессов интересной представляется попытка анализа проблем и достижений двусторонних отношений между двумя соседними влиятельными государствами - Ираном и Россией.

Исламская Республика Иран (ИРИ) - сегодня крупнейшая и почти единственная страна Большого Ближнего Востока, которая, несмотря на все внутренние и внешние трудности, уверенно наращивает свой хозяйственный, научно-технический и военный потенциал. Если тенденция продолжится, Иран с его 70-миллионным населением, с достаточно высокой степенью грамотности (81,4%), относительно молодым (70% - в возрасте до 30 лет) и идеологически сплоченным на основе исламских ценностей, с высоким интеллектуальным качеством элиты, с 11% мировых запасов неф-

ти и 18% мировых запасов газа, более чем полумиллионными вооруженными силами, а также стратегическим географическим положением, позволяющим контролировать морские и наземные пути между Европой и Азией, как говорится, обречен на превращение в регионального лидера. А это означает, что ИРИ играет и будет играть растущую роль в решении проблем не только Среднего и Ближнего Востока, но и таких весьма чувствительных для России регионов, как Закавказье, Центральная Азия, Каспий.

Все это позволяет утверждать, что диалог и партнерство с Ираном и в двустороннем, и в региональном, и в более широком международном измерении объективно становится одной из ключевых задач внешней политики России в XXI веке.

В XXI век Иран и Россия вступили с хорошим багажом взаимоотношений и взаимовыгодного сотрудничества в экономической и по-

литической сферах, который был ими наработан в 90-е годы XX века. С началом 90-х годов Иран неизменно проявлял солидарность с Россией и оказывал ей необходимое содействие практически по всем крупным международным, региональным и внутрироссийским вопросам, будь то построение многополюсного миропорядка, укрепление роли ООН в международных делах или - что крайне важно для России -отношение к чеченской проблеме, которую ИРИ изначально признала внутренним делом Российской Федерации.

Иран одним из первых поддержал в конце 90-х годов инициативу президента РФ В. Путина по расширению взаимодействия нашей страны с ОИК (Организация Исламская Конференция).

Тегеран признавал и признает особые интересы России на пространстве СНГ, считается с ними, выстраивая свою политическую линию на центральноазиатском и закавказском направлениях на основе сотрудничества, а не соперничества с Россией.

В конце XX - начале XXI веков президент Ирана Сейед Мохаммад Xатами, имевший в Иране и за рубежом репутацию демократа и реформатора, выступил за большую активизацию внешней политики своей страны как с мировым сообществом в целом, так и с Россией в частности.

Президентом М. Xатами были выдвинуты идеологические концепции «исламского гражданского общества» во внутриполитическом курсе и «диалога цивилизаций» во внешней политике страны.

Широкий резонанс, в том числе и в России, получила идея «диалога между цивилизациями». С различных международных трибун, в том числе и с трибуны Генеральной Ассамблеи ООН, М. Xатами излагал основы своей концепции, высказываясь в том ключе, что «диалог между цивилизациями - необходимое условие существования в современном мире».1

По его инициативе 2001 год был официально объявлен ООН Годом диалога цивилизаций.

В свете этих событий важной вехой в российско-иранских отношениях стало подписание 12 марта 2001 года Договора об основах взаи-

моотношений и принципах сотрудничества между Российской Федерацией и Исламской Республикой Иран, заложившего прочную правовую базу двусторонних связей в качественно новой международной обстановке.

В договоре прежде всего говорится о том, что развитие взаимоотношений и сотрудничества соответствует коренным интересам обоих государств. РФ и ИРИ стремятся развивать эти отношения на более широкой и долгосрочной основе и убеждены в том, что в современном мире международные проблемы должны решаться только в соответствии с закрепленными в Уставе ООН принципами суверенного равенства, политической независимости, территориальной целостности, мирного урегулирования споров, неприменения силы и невмешательства во внутренние дела государств. Каждая из сторон взяла на себя по договору обязательство все проблемы решать только мирными средствами на основе Устава ООН. Стороны заявили также о своем намерении сотрудничать в целях искоренения международного терроризма, борьбы с захватом заложников, незаконным оборотом наркотиков, контрабандой оружия и т.д.2

Последние несколько лет отмечены активным российско-иранским диалогом на самых разных уровнях. Четыре встречи провели президенты двух стран. В. Путин и М. Xатами в ходе официального визита президента ИРИ в Россию (12-15 марта 2001 г.), в рамках Саммита тысячелетия (Нью-Йорк, сентябрь 2000 г.), в рамках саммита в Туркменистане (23-24 апреля 2002 г.) и саммита ОИК в Малайзии (16 октября 2003 г.). Часто проводятся телефонные переговоры между лидерами двух стран. Активные контакты и встречи двух лидеров продолжились и после избрания новым президентом ИРИ Махмуда Ахмадинежада в 2005 году. 25 июня того же года В. Путин направил ему поздравительное послание. 30 июня было получено ответное послание М. Ахмадинежада, в котором подтвержден настрой на развитие двусторонних отношений в различных областях.

15 сентября 2005 года в ходе 60-й сессии ГА ООН в Нью-Йорке президент России про-

вел встречу с М. Ахмадинежадом, а 25 октября 2005 года состоялся телефонный разговор президентов ИРИ и РФ. В последующем лидеры Ирана и России использовали возможность «сверить часы» на саммитах глав государств Шанхайской Организации Сотрудничества, где Иран участвует как наблюдатель с 2006 года, а также на саммите лидеров Прикаспийских государств, который прошел в Тегеране 16 октября 2007 года. Регулярно обмениваются визитами секретари советов безопасности России и Ирана, министры иностранных дел, руководители других ведомств двух стран.3

Очень важным и стратегическим направлением сотрудничества между двумя странами в XXI веке остается торгово-экономическое. Основными направлениями сотрудничества в этой сфере между Ираном и Россией служат энергетика, в том числе и атомная, металлургия, нефтегазовая и химическая промышленность. Россия входит в первую десятку внешнеторговых партнеров Ирана.

В 2001 году товарооборот между двумя странами составлял около 1 млрд. долл. США. Он неуклонно возрастал за последние 6 лет и перевалил за 2 млрд. долл. США в 2006 году. Это существенное подспорье развитию российской экономики, учитывая, что 90% товарооборота приходится на российский экспорт в Иран, а в его структуре преобладает промышленная продукция. По данным на 2007 год лондонская «Таймс» перечислила ключевые проекты РФ в Иране. Инвестиции «Газпрома» - 750 млн. долл.; ежегодный экспорт продукции металлургии и машиностроения - 2 млрд. долл.; ядерный проект в Бушере, включающий поставку реактора ценой 1 млрд. долл.; поставки систем ПВО на 700 млн. долл., МиГ-29, танков Т-72.

Продолжается строительство первого блока АЭС в Бушере в рамках соглашения от 25 августа 1992 года между Ираном и Россией на условиях «под ключ».

Важное место в российско-иранских отношениях занимает интенсивный диалог по Каспию. Москва и Тегеран едины в том, чтобы сделать Каспий регионом мира, стабильности, добрососедства и взаимного сотрудничества.

На протяжении последних лет Иран проводит

гибкую политику в области нераспространения ядерного оружия. Высшие руководители страны и правительства неоднократно высказывались в поддержку усилий, направленных на укрепление мира и стратегической стабильности.

Иран - участник Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО).

Россия поддерживает право Ирана на развитие мирных ядерных технологий как участника ДНЯО и намерена продолжать сотрудничество с ИРИ в этой области.4

Следует заметить, что антииранская истерия и пропагандистская шумиха, наблюдаемая последние несколько лет в западных средствах массовой информации по поводу характера иранской ядерной программы, не выдерживает никакой критики.

Как указывал в интервью заместитель министра иностранных дел РФ Г. Мамедов: «Нет никаких доказательств существования военной ядерной программы Ирана... Мы считаем, что Иран - это наш сосед, и мы будем с ним сотрудничать. Позиция США в отношении Ирана вообще, а не только по ядерной программе, отличается от нашей. Вы помните, что руководство американской администрации призывает к изоляции Ирана».5

Так, под давлением Соединенных Штатов и их союзников проект резолюции, предусматривающий санкции против Тегерана, был передан в декабре 2006 года на рассмотрение в СБ ООН под номером 1737.

Официальным поводом для передачи «Иранского дела» в Совбез ООН стал процесс обогащения урана на иранских предприятиях для нужд ядерной энергетики страны - при том, что он осуществлялся и осуществляется под контролем МАГАТЭ, которым никаких нарушений выявлено не было.

И вместе с тем, испытывая на себе давление некоторых великих держав и прежде всего США, руководство МАГАТЭ заявляет, что оно не смогло установить мирный характер ядерной программы Ирана. МАГАТЭ не может выявить ядерную подоплеку, скрытую составляющую ядерной программы Ирана (потому что ее объективно не существует). Но, тем не менее, заявляет о том, что не может устано-

вить мирный характер ядерной программы. Но это - нонсенс, который является козырем в руках западных держав, и они могут воспользоваться им, чтобы потом педалировать ситуацию и использовать все способы давления на Иран для того, чтобы в конечном итоге сменить находящийся там у власти режим, неугодный западной дипломатии и государствам.

Возвращаясь к сказанному, когда 23 декабря 2006 года Россия поддержала в СБ ООН резолюцию 1737, которая предусматривает введение против Тегерана «мягких санкций», изумлению иранцев не было предела. Резолюция 1737 отвела Ирану 60 дней на выполнение требований, то есть на приостановление процесса обогащения урана. Члены Совбеза прекрасно знали, что Тегеран не был согласен с этой резолюцией и не выполнит ее требования.

В таких условиях уже в марте 2007 года Советом Безопасности ООН была принята более жесткая антитегеранская резолюция под номером 1747. И на этот раз тоже все предвидели, что реакция Тегерана будет более чем жесткая: иранцы считают, что их публично унизили, поскольку все, что они делают в ядерной сфере, соответствует международному законодательству, и сверхдержавы просто не дают Ирану развиваться.

Такого же мнения придерживается и один из ведущих экспертов по Ирану - директор Центра изучения современного Ирана Раджаб Сафаров: «Я совершенно уверен, что справедливость в данном вопросе на стороне Ирана. При этом я исхожу из норм международного права, согласно которым любая страна имеет право развивать собственную мирную атомную энергетику. Это право продекларировано в международных документах, в частности, в четвертой статье Устава ООН по поводу освоения ядерных технологий. Оно же закреплено в седьмой статье Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО)».6

В создавшейся ситуации США достигли своего. Им удалось протащить через Совбез ООН не без помощи Москвы резолюцию 1747 и, самое главное, нанести удар по ирано-российским отношениям. Иран обижен на ведущие страны мира. В иранском обществе может сло-

житься мнение, что Россия - ненадежный партнер, с которым нельзя строить долгосрочные программы и тем более иметь стратегические отношения.

В то же самое время с подачи западных средств массовой информации некоторыми российскими СМИ делаются попытки представить в России образ Ирана как страны ненадежной, даже ангажированной в плане поддержки международного терроризма, страны, которая совершенно не учитывает интересы мирового сообщества.

Полагаю, Россия совершила стратегическую ошибку, поддержав резолюцию Совета Безопасности ООН под номером 1747, хотя российская сторона максимально «смягчила» изначальный вариант этой резолюции. Эта резолюция показала, как узкая группа привилегированных государств во главе с США, подмяв под себя международные структуры, такие как МАГАТЭ, СБ ООН, принимает решения в угоду своим интересам.

Очевидно, что ООН и ее Совет Безопасности должны быть адаптированы к современным реалиям с целью повышения их эффективности и легитимности в глазах большинства стран мира и прежде всего такой страны, как Иран.

Собственно говоря, всем понятно: американский пафос о защите глобальной безопасности, угроза которому якобы исходит от Ирана, по меньшей мере неправдоподобен, ибо американцы своими деструктивными действиями сами подрывают основы этой безопасности. Американцы также объективно против российских интересов на Большом Ближнем Востоке. Они преследуют только свои национальные интересы. И пока Иран, с американской точки зрения, - строптивое, независимое государство, не идущее в фарватере их интересов и политики. И поскольку это богатейшая в энергетическом плане страна, они все делают для того, чтобы, во-первых, сменить режим в этом государстве и переориентировать его на американскую орбиту и, во-вторых, как можно быстрее вытеснить оттуда главного стратегического партнера Ирана - Россию, которая благодаря такому взаимодействию

обеспечивает неплохие дивиденды собственной атомной промышленности.

Прав глава Росатома С. Кириенко, подчеркивая, что «Россия не занимается благотворительностью. Стрительство АЭС в Бушере не доброе желание помочь Ирану, а коммерческий проект». В случае, если Россия и дальше пойдет на поводу у США, Бушерская АЭС может остаться первой и последней иранской АЭС, построенной с помощью России. А если учесть масштабы энергетической программы Ирана, это десятки миллиардов долл. США упущенной выгоды и потеря плацдарма для экономического и политического присутствия в этой ключевой стране исламского мира.

Многие российские эксперты, в их числе и старший научный сотрудник ИМЭМО РАН Владимир Евсеев, считают: «Усилия российской дипломатии должны быть направлены на то, чтобы в будущем удержать российско-иранские отношения на уровне, который существует сейчас. В двусторонних отношениях у стран есть проблемы, но Россия - это хороший канал, через который Иран может вести диалог с международным сообществом».7

Однозначно против санкций и тем более применения силы в отношении Ирана выступил Евгений Примаков - известный российский государственный деятель и авторитетный эксперт по Ближнему Востоку. Он прогнозирует, что в случае применения силы со стороны Запада Иран будет дестабилизирован до конца века. «Не говоря уже о том, что применение угроз и военной силы против государства, которое утверждает, что оно не имеет стратегического решения производства ядерного оружия, амо-рально»,8 - добавляет Примаков.

Но звучит и другая оценка ситуации: «Любая страна в геополитической ситуации Ирана, не имевшая ни союзников, ни гарантий безопасности, стремящаяся к повышению своего политического статуса, стремилась бы к созданию ядерного оружия или хотя бы к получению возможности для его создания».9

Впрочем, даже после того, как стало известно о принятии резолюции 1747 в СБ ООН в марте 2007 года, глава иранского МИДа сказал, что «новые санкции СБ ООН, введенные

против Ирана, не касаются проблемы Бушера и двусторонних отношений Ирана и России»10.

В связи с жестокой, агрессивной позицией нынешней администрации США в отношении Ирана, которая несомненно влияет и на уровень ирано-российсских отношений, следует отметить, что не все в американской политической элите разделяют политику этой администрации. В частности, известный американский политолог и государственный деятель З. Бжезинский отмечает: «Положение во всем регионе (Ближнего и Среднего Востока) было бы стабильнее, если бы его географический центр - Иран -вновь интегрировался в мировое сообщество, иранское общество возобновило бы движения в направлении модернизации. Но этого не произойдет, доколе Соединенные Штаты не отступятся от намерения изолировать Иран».11 Подчеркивая контрпродуктивный характер военного и экономического давления на Иран со стороны США и принятия антииранских санкций в смысле их политической бесперспективности, он пишет: «Иран представляет собой страну с величественной историей и чувством национальной самоценности».12

В условиях нагнетания Соединенными Штатами и их союзниками конфронтационной ситуации вокруг Ирана и его мирной ядерной программы президент РФ В. Путин полагает, что прямой диалог с Ираном является продуктивным и самым коротким путем к успеху, в отличие от политики угроз, санкций или резолюций

о применении силы.

Следует понимать, Иран считает Россию своим главным защитником в Совете Безопасности, поскольку Москва регулярно блокирует проекты экономического эмбарго Тегерана, не говоря уже о военных путях решения кризиса. «Россия нас защитит», - полагают иранцы. Однако нам представляется, что подобная уверенность имеет достаточно зыбкие перспективы. Нынешняя российская политика служит примером прагматизма, что пока еще соответствует бескомпромиссному имиджу Москвы. Тем более что оппозиция Белому дому иногда лишь подчеркивает политический вес Кремля. И хотя обе антииранские резолюции были утверждены Совбезом ООН при непосредствен-

ном участии российского представителя, иранский истеблишмент с пониманием относится к этому и рассчитывает, что Россия в дальнейшем удержит Совбез от применения экономического эмбарго или более радикальных шагов в отношений их страны.

Итак, современный Иран крайне заинтересован в контактах и в сотрудничестве с Россией. В свою очередь для России очень важным является экономическое и политическое взаимодействие с такой ключевой страной Большого Ближнего Востока, какой является Иран.

За последние несколько лет достигнут, несмотря на значительные трудности, высокий уровень экономического взаимодействия в самых разных сферах: атомная промышленность,

военно-техническое сотрудничество, ТЭК, авиация, космос и т.д.

На высоком уровне находились и находятся и политические контакты. Россия выступает за признание законных прав Ирана и против попыток ущемить и изолировать его от внешнего мира.

Россия объективно заинтересована в том, чтобы соседний с ней Иран оставался фактором стабильности и сотрудничества на южных рубежах СНГ.

Иран и Россия исходят из того, что они нужны друг другу, что добрососедские иранороссийские отношения крайне важны для обеспечения интересов национальной безопасности обеих стран, мира и стабильности в регионе и за его пределами.

Примечания

1 Хатами М. Ислам, диалог и гражданское общество. М., 2001. С. 185.

2 Договор об основах взаимоотношений и принципах сотрудничества между РФ и ИРИ [Электронный ресурс]. -Режим доступа: http://www.iran.ru/rus/dogovorobosnovnixvzaimootnosheniiax.php. Проверено 21.03.2007.

3 Российско-иранские отношения [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www. mid.ru/nsrasia. nsf/ 1083b7937ae580ae432569e7004199c2/432569d80021985f43256b92002d1fac?QpenDocument. Проверено 24.04.2006.

4 ИващенцовГ. Россия - Иран. Горизонты партнерства // Международная жизнь. N° 10. 2004. С. 27-28.

5 Время новостей. 2003. 6 июня.

6 Сафаров Р. Об иранской ядерной программе [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.iran.ru/rus/ news iran.php?act=news by id&news id=45675. Проверено 21.03.2007.

7 Кто выиграл от резолюции по Ирану [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.rosbalt.ru/2007/02/13/ 280405. Проверено 01.04.2006.

8 Примаков Е. Россия категорически против нападения на Иран, это будет «хуже, чем в Ираке» [Электронный

ресурс]. - Режим доступа: http://www.iran.ru/rus/news iran.php?act=news by id&news id=46317. Проверено

20.04.2007.

9 Караганов С. Иран, Россия и ядерное оружие // Российская газета. 2005. 11 нояб.

10 Московский комсомолец. 2007. 27 марта.

11 Бжезинский З. Выбор: мировое господство или глобальное лидерство. М., 2005. С. 104-105.

12 Там же. С. 104.

Nogaev Nodar

IRAN AND RUSSIA: INTERRELATION DYNAMICS IN EARLY XXI CENTURY

The article investigates a rather complex process of the Iranian - Russian relations at the present stage. The dynamics of bilateral relations is traced. The author emphasizes political and economic ties between the two countries. The author evaluates actions of Russian diplomacy concerning the Iranian nuclear problem.

Рецензент - Шубин С.И., доктор исторических наук, профессор кафедры регионоведения Поморского государственного университета имени М.В. Ломоносова