Научная статья на тему 'Россия - Иран. Горизонты партнерства'

Россия - Иран. Горизонты партнерства Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
74
19
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Ивашенцов Глеб

«Международная жизнь», М., 2004 г., № 10, с. 20-29.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Россия - Иран. Горизонты партнерства»

интересы. Тем более что большинство курдов Ирака негативно относятся к исламистским движениям и их лозунгам, как суннитским, так и шиитским. Это чрезвычайно интересное наблюдение во многом объясняет то обстоятельство, что о курдах редко говорят как о народе, исповедующем ислам, а прежде всего как о народе, борющемся с соседями-мусульманами за свои национальные интересы. Предстоящие выборы, в которых курды примут самое активное участие, будут, по мнению некоторых аналитиков, той лакмусовой бумажкой, которая определит их окончательный статус. Только они покажут пределы той автономии, которую должен получить Курдистан.

Результаты выборов будут зависеть в первую очередь от трех основных политических сил страны - шиитов, суннитов и курдов. Хотя скорее всего окончательное решение останется за хозяевами положения, т. е. Соединенными Штатами Америки и их союзниками.

«НГ-религии», М., 17 ноября 2004 г.

Глеб Ивашенцов,

директор Второго департамента Азии МИД России РОССИЯ - ИРАН. ГОРИЗОНТЫ ПАРТНЕРСТВА

Отношениям с Ираном всегда уделялось весомое внимание во внешней политике России. Эти отношения имеют давнюю историю (первое посольство персидского шаха посетило Москву в 1521 г.), в которой было разное, как в истории отношений двух любых других государств, коим судьбой было уготовано стать соседями. Оставим, однако, историю историкам. Чем важен для нынешней России нынешний Иран и что, как представляется, нужно сегодня поставить во главу угла российско-иранских отношений, чтобы наилучшим образом обеспечить интересы России?

Начнем с того, что Иран (Исламская Республика Иран - ИРИ) сегодня - это отнюдь не то «государство, идущее само по себе», каким он был в первое десятилетие после исламской революции 1979 г. Широкий международный отклик получила идея президента С.М.Хатами о диалоге между цивилизациями. Успешно прорвана внешняя блокада, восстановлены дипломатические отношения со всеми прежними партнерами, кроме США. Голос Ирана уверенно звучит с трибуны различных международных форумов, его руководителей с почетом принимают в ведущих столицах Европы и Азии. В стране начато осуществление многочислен-

ных экономических проектов с участием иностранного капитала, в том числе таких подконтрольных США организаций, как МВФ и Всемирный банк.

Подготовлено к подписанию генеральное торговое соглашение между Ираном и Евросоюзом. На страны ЕС приходится порядка четверти внешней торговли Ирана: объем товарооборота ИРИ со странами ЕС в 2003 г. оценивается в 15,2 млрд. евро (13,6 млрд. евро в 2002 г.), в том числе с Италией - 3,7 млрд. евро и с Германией - 3 млрд. евро. Наблюдается и заметный рост торговли Ирана со странами Азиатско-Тихоокеанского региона - Японией (6 млрд. долл.), Китаем (около 5 млрд. долл.), Южной Кореей (более 4 млрд. долл.), Индией (около 3 млрд. долл.). Показательна ориентация этих стран на подписание долгосрочных соглашений с Ираном в плане обеспечения поставок нефти и газа. В этой связи выделяют, например, кредит на сумму 1,2 млрд. долл., предоставленный Банком Японии для международного сотрудничества (находится в собственности государства) на трехлетний срок Национальной иранской нефтяной компании в обмен на гарантированные поставки нефти сроком на девять лет, а также Меморандум о взаимопонимании, подписанный в мае этого года Китайской государственной нефтеторго-вой корпорацией с Национальной иранской компанией по экспорту газа, о поставке в Китай более 110 млн. т иранского сжиженного газа в течение 25 лет. В Тегеране отдают себе отчет в том, что во многом этому содействовало сближение Ирана с СССР, а затем с Россией, поскольку именно наша страна стала первопроходцем сотрудничества с Ираном после исламской революции, когда на рубеже 80-90-х годов она сначала вернулась на старые советско-иранские объекты, такие как Исфаханский металлургический комбинат, а затем занялась завершением строительства атомной электростанции в Бушере и освоением газового месторождения «Южный Парс», одновременно возобновив поставки Ирану боевой техники и вооружений.

Иран сегодня - почти единственная страна «Большого Ближнего Востока», которая, несмотря на все внутренние и внешние трудности, уверенно наращивает свой хозяйственный, научно-технический, да и военный потенциал. Если тенденция продол-жится, Иран с его 70-миллионным населением - весьма грамотным по сравнению с соседними государствами (81,4%), относительно молодым (70% - в возрасте до 30 лет) и идеологически сплоченным на основе исламских ценностей, с высоким интеллектуальным качеством элиты, с 11% мировых запасов нефти и 18% мировых запасов газа, более чем полумиллионными Вооруженны-

ми силами, а также стратегическим географическим положением, позволяющим контролировать морские и наземные пути между Европой и Азией, как говорится, «обречен» на превращение в регионального лидера. А это означает, что Исламская Республика Иран будет играть растущую роль в решении проблем не только Среднего и Ближнего Востока, но и таких весьма чувствительных для России регионов, как Закавказье, Центральная Азия, Каспий. Вот почему диалог с Ираном, партнерство с Ираном и в двустороннем, и в региональном, и в более широком международном измерении объективно становятся ключевыми задачами внешней политики России.

Выполнение этой задачи облегчается тем, что, взяв 15 лет назад курс на сближение с нашей страной, Иран неизменно проявлял солидарность с Россией и оказывал ей необходимое содействие практически по всем крупным международным, региональным и внутрироссийским вопросам, будь то построение многополюсного миропорядка, укрепление роли ООН в международных делах или - что крайне важно для России -отношение к чеченской проблеме, которую ИРИ изначально признала внутренним делом Российской Федерации. Тегеран никогда не поддерживал никаких контактов с чеченскими террористами, не позволял им осуществлять в какой-либо форме деятельность на иранской территории. Будучи в 1997-2000 гг. председателем Организации Исламская конференция (ОИК), Иран последовательно блокировал принятие антироссийских резолюций на форумах этой влиятельной организации мусульманских стран. Примечательно также, что Иран одним из первых поддержал инициативу президента России В. В. Путина о расширении взаимодействия нашей страны с ОИК.

Тегеран признает особые интересы России на пространстве СНГ, считается с ними, выстраивая свою политическую линию на централь-ноазиатском и закавказском направлениях на основе сотрудничества, а не соперничества с Россией. Показательный пример успеха российско-иранского взаимодействия за прошедшее десятилетие - прорыв в урегулировании межтаджикского конфликта и подписание в 1997 г. Общего соглашения об установлении мира и национального согласия в Таджикистане. Другой пример - наше взаимодействие с Ираном в афганских делах, служащее важным фактором позитивного влияния на политические процессы в Афганистане. Иранские представители участвовали в Боннской и Берлинской конференциях по Афганистану, Тегеран солидарен с принятыми там решениями по политическому и хозяйственному обустройству Афганистана, вносит свой вклад в общую работу по их выполне-

нию совместно с Россией и другими членами международного сообщества.

Иран во многом разделяет наши подходы к урегулированию в Ираке. Разумеется, у Тегерана имеются свои интересы в Ираке, в том числе в связи с религиозной общностью иранцев с шиитским большинством в этой стране. Тем не менее по принципиальным вопросам урегулирования (восстановление суверенитета страны, передача власти законному правительству, центральная роль ООН в иракских делах, замена коалиционных сил миротворческим контингентом, сформированным на основе мандата ООН) Тегеран выступает с позиций, позволяющих нам рассчитывать на иранскую поддержку конструктивной линии в вопросах иракского урегулирования, в том числе в ООН.

Религиозно-политическое руководство ИРИ постоянно подчеркивает, что в Иране видят Россию надежным и перспективным партнером, внутри страны ширится круг сторонников курса на развитие сотрудничества с Москвой. Важной вехой в наших отношениях с Ираном стало подписание 12 марта 2001 г. Договора об основах взаимоотношений и принципах сотрудничества между Российской Федерацией и Исламской Республикой Иран, заложившего прочную правовую базу двусторонних связей в качественно новой международной обстановке. В договоре прежде всего говорится о том, что развитие взаимоотношений и сотрудничества соответствует коренным интересам обоих государств. Российская Федерация и ИРИ стремятся развивать эти отношения на более широкой и долгосрочной основе и убеждены в том, что в современном мире международные проблемы должны решаться только в соответствии с закрепленными в Уставе ООН принципами суверенного равенства, политической независимости, территориальной целостности, мирного урегулирования споров, неприменения силы и невмешательства во внутренние дела государств. Каждая из сторон взяла на себя по договору обязательство не применять во взаимных отношениях силу или угрозу силой, не использовать свою территорию для совершения агрессии, подрывных и сепаратистских действий против другой стороны, а все проблемы, которые могут возникнуть, решать только мирными средствами.

Последние четыре года отмечены активным российско-иранским диалогом на самых разных уровнях. Четыре встречи провели президенты двух стран В.В.Путин и С.М.Хатами: в ходе официального визита Президента ИРИ в Россию (12-15 марта 2001 г.), в рамках Саммита тысячелетия (Нью-Йорк, сентябрь 2000 г.), Каспийского саммита в Туркменистане (23-24 апреля 2002 г.) и саммита ОИК в Малайзии (16 октября 2003 г.).

24 сентября 2001 г., 16 июня 2003 г. и 10 марта 2004 г. состоялись телефонные разговоры В.В.Путина и С.М.Хатами. Обмениваются визитами секретари советов безопасности России и Ирана, министры иностранных дел, руководители других ведомств двух стран. Активное развитие получили межпарламентские связи, а также прямые связи отдельных регионов России с провинциями Ирана.

Основными направлениями торгово-экономического сотрудничества России с Ираном служат энергетика, в том числе и атомная, металлургия, нефтегазовая и химическая промышленность, транспорт. Россия входит в первую десятку внешнеторговых партнеров Ирана. В 2003 г. объем товарооборота между двумя странами составил 1,37 млрд. долл. Это существенное подспорье развитию российской экономики, учитывая, что 90% товарооборота приходится на российский экспорт в Иран, а в его структуре основную часть составляет промышленная продукция - машины, оборудование, транспортные средства, металлопродукция. Продолжается строительство первого блока АЭС «Бушер» в рамках соглашения от 25 августа 1992 г. между Россией и Ираном на условиях сдачи «под ключ». В августе 2003 г. правительство Российской Федерации одобрило подписание в дополнение к названному соглашению Протокола по возврату отработанного ядерного топлива (ОЯТ) с АЭС «Бушер» в Россию. В настоящее время ведется согласование вопросов подписания этого протокола. В ближайшие годы, особенно если удастся решить проблему взаимного кредитования капиталоемких проектов, вполне реально кратное увеличение товарооборота. Иранская сторона подчеркивает свою заинтересованность в налаживании взаимодействия с Россией в области координации поставок газа на мировые рынки. Координация поставок и строительства газопроводов, расширение практики замещения могут серьезно усилить здесь позиции обеих стран, учитывая, что на долю России и Ирана приходится ныне до 60% разведанных мировых запасов газа. 13 сентябре 2000 г. Россия подписала межправительственное соглашение с Ираном и Индией о создании транспортного коридора «Север-Юг», существенным звеном которого служит Иран с его развитой транспортной системой. Данный транспортный коридор позволяет осуществлять транспортировку грузов из стран Южной и Юго-Восточной Азии в страны Западной и Северной Европы и обратно в более короткие сроки и с меньшими издержками по сравнению с нынешними маршрутами, в частности через Суэцкий канал.

Важное место в российско-иранских отношениях занимает интенсивный диалог по Каспию. Каспийская проблема приобрела свою остроту

после распада Советского Союза, когда вместо двух государств - СССР и Ирана, имевших равные и исключительные права на осуществление морской и хозяйственной деятельности на Каспии, круг участников такой деятельности пополнился независимыми Азербайджаном, Казахстаном и Туркменистаном. Москва и Тегеран едины в том, чтобы сделать Каспий регионом мира, стабильности, добрососедства и взаимовыгодного сотрудничества. Эти общие подходы отражены в совместном заявлении президентов Российской Федерации и Исламской Республики Иран по правовому статусу Каспийского моря от 12 марта 2001 г. и в совместном заявлении министров иностранных дел двух стран от 10 марта 2003 г. Вместе с тем среди «пятерки» прикаспийских государств сохраняются различия по отдельным ключевым аспектам правового статуса Каспия.

Есть и расхождения по ряду вопросов между Россией и Ираном. Но для того и диалог, чтобы такие расхождения преодолевать. В актив российско-иранского взаимодействия по Каспию можно внести поддержку Ираном предложений России об урегулировании вопросов транзита судов прикаспийских государств по внутренним водным путям России на основе двусторонних соглашений, о возможности прокладки транскаспийских трубопроводов только после экологической экспертизы проектов, одобренной всеми прибрежными государствами, а также о недопустимости присутствия на Каспии вооруженных сил третьих стран. В России приветствуют переговоры о разграничении на юге Каспия, которые Иран ведет с Туркменистаном и Азербайджаном. Россия, Азербайджан и Казахстан уже сумели разграничить дно и недра Северного и Центрального Каспия.

На протяжении последних лет Иран проводит гибкую политику в области нераспространения ядерного оружия. Высшие руководители страны и правительства неоднократно высказывались в поддержку усилий, направленных на укрепление международной безопасности и стратегической стабильности, прекращение гонки вооружений и сокращение ядерных арсеналов. Иран - участник Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), правда, последний пока не ратифицирован Меджлисом (парламентом) Ирана.

Вместе с тем в политике Ирана в ядерной области есть целый ряд особенностей, которые вызывают вопросы, в том числе у Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ). Речь идет о некоторых недомолвках Ирана в информации, представляемой им о своей ядерной программе в МАГАТЭ, настоятельном стремлении вести работы по обо-

гащению урана и т.д. Меджлис Ирана затягивает ратификацию подписанного Тегераном в конце прошлого года Дополнительного протокола к Соглашению о гарантиях с МАГАТЭ, который предоставляет последнему право неожиданных инспекций любых ядерных объектов Ирана. Дело дошло до того, что США, в частности, выступили с призывом передать вопрос о ядерной программе Ирана на рассмотрение Совета Безопасности ООН. Что касается России, то в ходе сентябрьской (2004) сессии Совета управляющих МАГАТЭ наша страна поддержала консенсус, сложившийся в отношении резолюции по Ирану.

За последние годы в России и Иране произошли исторически важные для судеб обеих стран события. Крушение шахского режима в Иране и создание исламского государства, распад Советского Союза и возникновение новых геополитических реалий в регионе - все это не могло не оказать своего влияния на развитие российско-иранских отношений. Выгодность для России политических и торгово-экономических связей с Ираном, в том числе сотрудничества в области атомной энергетики, требует в то же время учитывать особенности отношений Ирана с другими партнерами России, укрепление политических и экономических связей с которыми для нее стратегически важно. Стратегически важно для России и то, чтобы из Ирана не исходило никаких угроз ее национальной безопасности. Это касается и ракетно-ядерного нераспространения, и угроз, связанных с международным терроризмом и незаконным оборотом наркотиков. Россия не ищет сохранения конфронтации между Вашингтоном и Тегераном - об этом неоднократно на разных уровнях заявляли официальные российские представители. Напротив, нормализация американо-иран-ских отношений, несомненно, способствовала бы общему оздоровлению обстановки в регионе.

Вместе с тем Россия вправе смотреть на Иран своими глазами и ожидать от партнеров учета ее интересов в Иране и регионе. А наша страна объективно заинтересована в том, чтобы соседний с ней Иран оставался фактором стабильности и сотрудничества на южных рубежах СНГ. Вот почему Россия - за углубление активного и доверительного диалога с Ираном по широкому кругу вопросов, в том числе с учетом сложной региональной обстановки. В Москве исходят из того, что Россия и Иран нужны друг другу, что добрососедские российско-иранские отношения крайне важны для обеспечения интересов национальной безопасности обеих стран, мира и стабильности в регионе и за его пределами.

«Международная жизнь», М., 2004 г., № 10, с. 20-29.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.