Научная статья на тему 'ИННОВАЦИИ, ИЗОЛЯЦИЯ И КНИГА: КНИЖНЫЙ МИР И ЧТЕНИЕ В ЭПОХУ ИНТЕРНЕТА И КОРОНАВИРУСНОЙ ИНФЕКЦИИ'

ИННОВАЦИИ, ИЗОЛЯЦИЯ И КНИГА: КНИЖНЫЙ МИР И ЧТЕНИЕ В ЭПОХУ ИНТЕРНЕТА И КОРОНАВИРУСНОЙ ИНФЕКЦИИ Текст научной статьи по специальности «СМИ (медиа) и массовые коммуникации»

CC BY
227
38
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОДДЕРЖКА ЧТЕНИЯ / ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЩЕСТВО / КНИЖНЫЕ ФОРУМЫ / КУЛЬТУРНАЯ ПОЛИТИКА / ОНЛАЙН КОММУНИКАЦИЯ / САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ КНИЖНЫЙ САЛОН

Аннотация научной статьи по СМИ (медиа) и массовым коммуникациям, автор научной работы — Шамрай Андрей Григорьевич

Статья посвящена исследованию влияния на мир книги и чтения современных быстро развивающихся информационных технологий и практик, а также социальных и коммуникативных ограничений, связанных с пандемией коронавирусной инфекции. Рассматриваются теоретические споры о кризисе книги и чтения в связи с утратой в обществе, особенно у молодежи, навыков традиционного отношения к чтению, и о вызванных этим и другими негативными процессами «безудержной информатизации», запросах на формирование стратегии книгоориентированной культурной политики. На примере контент-анализа материалов онлайн-форума «Книжный мир в новой реальности» и проведенного в режиме онлайн XV Санкт-Петербургского международного книжного салона впервые определены положительные моменты внедрения новых информационно-коммуникационных технологий в кризисных условиях, которые могут быть эффективно проанализированы и использованы и после того, как противопандемические мероприятия будут отменены. Впервые показано, что новые формы книжной коммуникации и чтения в условиях противопандемической самоизоляции получают стимул к развитию и способствуют сглаживанию поколенческих противоречий, вызванных скоростью информационного и технологического взрыва, причем финансовая и административная поддержка традиционных книжных форматов остается в приоритете государственной социальной политики, что позволяет гармонизировать в обществе традиционалистские и инновационные запросы.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «ИННОВАЦИИ, ИЗОЛЯЦИЯ И КНИГА: КНИЖНЫЙ МИР И ЧТЕНИЕ В ЭПОХУ ИНТЕРНЕТА И КОРОНАВИРУСНОЙ ИНФЕКЦИИ»

УДК 32.019.51/37.025 ББК 76.10

А.Г. Шамрай

ИННОВАЦИИ, ИЗОЛЯЦИЯ И КНИГА: КНИЖНЫЙ МИР И ЧТЕНИЕ В ЭПОХУ ИНТЕРНЕТА И КОРОНАВИРУСНОЙ ИНФЕКЦИИ

Статья посвящена исследованию влияния на мир книги и чтения современных быстро развивающихся информационных технологий и практик, а также социальных и коммуникативных ограничений, связанных с пандемией коронавирусной инфекции. Рассматриваются теоретические споры о кризисе книги и чтения в связи с утратой в обществе, особенно у молодежи, навыков традиционного отношения к чтению, и о вызванных этим и другими негативными процессами «безудержной информатизации», запросах на формирование стратегии книгоориентированной культурной политики. На примере контент-анализа материалов онлайн-форума «Книжный мир в новой реальности» и проведенного в режиме онлайн XV Санкт-Петербургского международного книжного салона впервые определены положительные моменты внедрения новых информационно-коммуникационных технологий в кризисных условиях, которые могут быть эффективно проанализированы и использованы и после того, как противопандемические мероприятия будут отменены. Впервые показано, что новые формы книжной коммуникации и чтения в условиях противопандемической самоизоляции получают стимул к развитию и способствуют сглаживанию поколенческих противоречий, вызванных скоростью информационного и технологического взрыва, причем финансовая и административная поддержка традиционных книжных форматов остается в приоритете государственной социальной политики, что позволяет гармонизировать в обществе традиционалистские и инновационные запросы.

Ключевые слова:

государственная поддержка чтения, информационное общество, книжные форумы, культурная политика, онлайн коммуникация, Санкт-Петербургский международный Книжный салон.

Шамрай А.Г. Инновации, изоляция и книга: книжный мир и чтение в эпоху Интернета и коронавирусной инфекции // Общество. Среда. Развитие. - 2020, № 3. - С. 67-75.

© Шамрай Андрей Григорьевич - соискатель, Санкт-Петербургский государственный университет; заместитель директора, Санкт-Петербургское государственное учреждение «Дом писателя»; e-mail: andsham@mail.ru

Технологические, информационные и коммуникативные инновации XXI века поставили перед традиционной книжной культурой ряд вызовов, связанных с изменением в связи с этим социального фона: практик общения, ценностных и личностных предпочтений, форм взаимодействия населения и власти и т.д. Являясь в течение многих сотен лет основной циви-лизационной формой создания, передачи и распространения информационно-коммуникационных отношений, с появлением новых технологий, книга неожиданно стала объявляться «ретроградной» и часто - мешающей прогрессу цифровой и виртуальной культуры. При этом большинство современных исследователей в области культуры и социальных наук обнаруживают больше проблем в том, что «безудержная информатизация» ведет не к социальному прогрессу, а к социальному хаосу.

Проблема негативного воздействия современных информационных ресурсов на личность и сопутствующая ей проблема

деградации традиционных форм информационного обмена требуют серьезного общественного внимания и государственного подхода и выработке социально-культурной политики, которая снижала бы негативные последствия хаотического развития технологий и форм информатизации. В условиях, когда социальная значимость информации перестала определяться признанной и исторически проверенной научной экспертизой, но чаще всего исходит из элементарного факта массовости распространения в информационных и коммуникационных сетях, книга, именно как традиционный, признанный и культурно значимый информационный ресурс, действительно нуждается в поддержке. Переизбыток «свободной», легко производимой и распространяемой, но не обеспеченной социальной и научной ответственностью информации, не только порождает в обществе ситуацию, когда эта ответственность видится ненужным бременем, но и создает реальное информационно-коммуникативное пространство, в котором происходит

см со

О

формирование безответственных практик, негативно воздействующих на различные социальные институты.

Так, поколенческий разрыв, особенно заметный в сфере образования и социального вовлечения молодежи, породил часто задаваемый современными культурологами и футурологами, в частности, французскими эссеистами Хайме Сем-пруном и Рене Ризелем в 2008 г. в статье в журнале «Encyclopédie des Nuisances» «Катастрофизм, управление бедствиями и устойчивое подчинение», вопрос: не пора ли заменить проблему "какой мир мы оставим нашим детям?" проблемой "каким детям мы оставим мир?"» [26]. Деградации подвергается и сфера научной экспертизы, как это показал Х. Семпрун в интервью с Мигелем Аморо, назвав таких «экспертов» - «философы на довольствии» [25]. По словам Л. Оттави, французский политик и журналист Мишель Демурже опровергает «аргументы самопровозглашенных экспертов, которые всегда находят положительный эффект, чтобы скрыть массу катастрофических последствий от информатизации» [13]. Сам же Л. Оттави утверждает, что «цифровая революция повлекла за собой появление не самого образованного поколения в нашей истории, а новых варваров, которые из технологических новинок знают только примитивные приложения» [13].

Особенностью «кризиса чтения» в России является то, что появление новых технологических информационно-коммуникативных ресурсов, массовое внедрение которых в общество вызвало утрату интереса к классическим книжным формам, сопровождалось социально-политическим кризисом, связанным с распадом СССР. В отечественной науке о книге можно найти серьезные исследования, посвященные негативному влиянию новых информационно-коммуникационных средств на культуру чтения. Еще в позднесоветское время И.В. Бахмутская отмечала возрастающий прагматизм чтения у молодого поколения [2, с. 199-292], а совсем недавно Н.В. Ваку-ла, провела исследование, согласно которому, 75% запросов в библиотеках связано с требуемой школьными программами учебной литературы [3], что подтверждает глубину проблемы. В экспертном докладе «Национальная программа поддержки и развития чтения», опубликованном в 2007 г., утверждается, что «проблемы чтения в России имеют специфику, порождённую ее переходным состоянием. Возникли и усиливаются факторы, снижающие

читательскую активность в массовом масштабе. Эти факторы обусловлены тем, что прежние институциональные структуры, обеспечивавшие массовую распространенность и престиж чтения в советское время, перестали отвечать изменившимся требованиям, а новые находятся в стадии становления» [12].

Поскольку культура чтения и книжная культура имеют, в первую очередь, личностное измерение, то и проблемы будущего чтения и книги зависят от того, как изменяются личностные параметры в ходе социального, технологического или даже политического развития. Отечественные авторы А.А. Грицанов и Д.В. Галкин отмечают «упрощающее» влияние цифрового и виртуального мира современности, когда «погруженность» в виртуальное пространство ведет к формированию в сознании стереотипов и клише, «размыванию» ценностных ориентаций [6, с. 122]. Более позитивный взгляд на эту проблем отразил в своей работе, посвященной анализу проблем внедрения новых информационных технологий в «пространство книги», Я.Л.Шрайберг: «В начале третьего тысячелетия книжная индустрия пыталась понять, что представляют собой так называемые цифровые обитатели: насколько часто они читают, в каком формате, где они делают покупки, как делятся рекомендациями с друзьями» [24, с. 40]. Новая «цифровая размерность» личности, требует не критики или полного и безусловного принятия и активного внедрения в социальность современности, но вдумчивого анализа.

Проблемой ухода от «физических» носителей и полного перевода информации в электронную форму является сама «виртуальная форма» электронной информации. Цифровой след легко уничтожим и часто его нельзя восстановить. [11, с. 77]. Возникает целый спектр вопросов, ответ на которые может определить будущее развитие культуры. Н.В. Лопатина пишет, что «риски потери цифровых культурных ценностей связаны как с проблемами информационной безопасности (несанкционированный доступ, вирусы, сбои аппаратных и программных средств), так и с проектным характером большинства интернет-акций, со спецификой организации личной интернет-коммуникации художника» [10, с. 15]. Тиражирование в книжном или другом бумажном (физическом) формате предохраняет «тексты культуры» от полной потери, в то время как вирус в цифровом архиве может безвозвратно уничтожить целые массивы

культурно значимой информации, «виртуализация» культурной коммуникации, происходящей исключительно в электронных сетях, и вовсе не предполагает ее сохранение, в отличие от письменной коммуникации. Н.В. Лопатина и О.П. Неретин, указывая на неразработанность проблемы архивирования и сохранения культурных процессов в цифровом пространстве, признают необходимость создания «идеологии создаваемых институтов памяти нового формата» [11, с. 79], что предполагает непосредственное участие государства с его аппаратом в выработке такой идеологии, которая бы обладала социальной значимостью и возможностью планомерной реализации.

Тем не менее, многие культурологи утверждают практическую возможность гармоничного соединения в современной культуре традиционных и новых форм книжного мира. Новые технические информационные и коммуникативные инструменты могут не только «замещать» традиционные формы, но и способствовать их продвижению, рекламе, развитию. Социальное освоение новых информационно-коммуникативных форм является неизбежным процессом, негативные стороны которого следует, прежде всего, объективно изучать и анализировать. Эти формы уже вошли в жизненную практику, прежде всего, молодого поколения пользователей, для которых, как пишут В.Я. Аскарова и Л.Б. Зубанова, «традиционные формы продвижения и восприятия книги связываются с режимом ре-троориентированности и символического устаревания» [1, с. 94].

Молодое поколение всегда первым отзывалось на инновации, в то время как традиционализм характерен для старшего поколения. Диалектическое поколен-ческое противостояние сохранения устоявшихся культурных форм и вторжения в культуру новых является одним из условий общего прогрессивного движения человеческой культуры. Но в ходе исторического развития сама личность не остается одинаковой, причем, личностное развитие является тем фактором, который сложнее всего прогнозировать или планировать. Новые технологии информационного производства и обмена, несомненно, ускоряют то, что можно назвать экзистенциальным чувством вовлеченности в жизнь социума, как пишет В.К. Карнаух, «...социальное ускорение, отличающееся многовариантностью, стало светской версией счастливой человеческой жизни. Ускорение

вместе с высоким уровнем жизни делают жизнь человека не только напряженной, но и жизнеутверждающей» [9, с. 39]. Интенсивный информационный обмен делает разнообразнее и интереснее как трудовую деятельность, так и досуг, однако, обратной стороной этой интенсификации жизни является проблема «информационного пресыщения», а «высокий темп изменений привлекателен не для всех аспектов человеческой жизни» [9, с. 39].

Таким образом, можно видеть резко конфликтующие между собой способы оценки влияния информационных и коммуникативных инноваций на современную культуру. Соответственно, возникают разнонаправленные проекты, связанные с внедрением в имеющиеся социальные и культурные сферы новых технологий и медиасредств, требующих государственной поддержки - финансовой и информационной. Это еще более обостряет ситуацию в социуме, особенно, если поддержка государственная не получает поддержки в обществе. Можно говорить о настоятельном требовании теоретической и практической «гармонизации» современного информационного и коммуникационного развития и разработки, и проведения книгоориентированной социальной политики.

Традиции и инновации в предпочтении отдельной личностью того или иного средства могут иметь самые разные степени соотношения, но говорить о негативном или позитивном влиянии этого предпочтения можно лишь в общем, массовом социально-культурном пространстве. По сути, личность свободна избирать любые формы индивидуального информационно-коммуникативного обмена с другими личностями, а негативные последствия этого выбора в случае его массового или взрывного характера, должны регулироваться практиками социального общежития, в том числе на уровне государственного управления, основанного на таких цивилизованных формах как институты научного анализа, экспертизы и социальной проектной деятельности в признанных социокультурных сферах: образовании, науке, искусстве. Как пишет С.И. Соловьев, «развитие информационного общества и его успех напрямую зависят от уровня и качества развития науки и образования. Государство и политические объединения для сохранения преобладающих позиций должны в достаточной степени развивать и поддерживать данные сферы» [20, с. 126].

см со

О

Принятый в 2014 г. Федеральный закон «О стратегическом планировании в Российской Федерации» [23] стал значительным шагом в развитии эффективной системы общегосударственного планирования. При этом, закон становится основой для дальнейшего совершенствования стратегического планирования, связанного с развитием информационных технологий. Поддержка книги в России осуществлялась и осуществляется в рамках ряда федеральных государственных программ: «Национальная программа поддержки и развития чтения» [12], «Культура России (2012-2018 гг.)» [22], «Информационное общество (2011-2020 гг.)» [5].

Системность проектной деятельности является основным фактором, прослеживающимся в данных программах, что можно ярко показать на примере разработанной Федеральным агентством по печати и массовым коммуникациям и Российским книжным союзом «Национальной программы поддержки и развития чтения». Не случайно, в первом разделе программы «Предпосылка для реализации программы» определены ее системные элементы или институты: библиотечная система, система образования, система популяризации чтения, книжная индустрия, система научно-методологического обеспечения, система подготовки кадров, система управления инфраструктурой кадров [12]. В качестве основных задач программы заявлены такие системные вопросы, как «упорядочение социокультурного пространства чтения и укрепление основных институтов, составляющих инфраструктуру поддержки и развития чтения; создание системы эффективного информационного обмена между институтами инфраструктуры, а также между институтами и системой управления, обеспечивающей упорядочение социокультурного пространства чтения; создание системы управления инфраструктурой поддержки и развития чтения, т.е. эффективных механизмов координации и кооперации ведомств и институтов, формирующих и реализующих политику поддержки и развития чтения» [12].

Большое значение для реализации социальных программ (помимо экономико-финансовых мер) имеет кадровый потенциал, в том числе, на уровне управления проектом. Профессионализм персонала, опыт и желание качественно реа-лизовывать проект для книгоориентиро-ванных проектов имеет часто решающее значение. Участие в таких проектах вид-

ных деятелей искусства и культуры в качестве курирующих или управляющих лиц, само по себе является позитивным информационным фактором, повышает доверие населения. Также значимым моментом кадрового потенциала книгоори-ентированных социальных программ является умение его руководителей и участников вести работу в современных информационно-коммуникационных формах (технологических и сетевых). Можно утверждать, что такой подход может сгладить и указанные выше поколенческие противоречия в отношении внутреннего личностного принятия новых информационных и коммуникативных форм и их встраивания в общую прогрессирующую историю культуры: «...от того, насколько взрослое население, в том числе и специалисты библиотек, сможет адаптироваться к современным реалиям и изменяющимся привычкам «поколения цифровой эпохи», помочь молодому поколению как в реальной, так и в электронной среде, во многом зависит будущее чтения и культуры» [19, с. 21]. Можно также отметить большие коммуникативные возможности новых книжных форматов - удобство обмена «книгами» и ссылками на тексты в электронной форме. Также отсутствие бумажного носителя делает процесс изготовления книги более дешевым, однако, экономические последствия этого имеют множество «подводных камней», связанных, в первую очередь, с распространением в сети «пиратских» копий.

В.Я. Аскарова и Л.Б. Зубанова указывают на широкий спектр новых форм поддержки чтения в современном социуме, которые должны изучаться и встраиваться в систему государственного планирования и управления культурой. «В современной информационно-коммуникативной культуре и сетевом пространстве существуют и активно развиваются различные формы представленности книжной культуры:

- сетевая (оригинальный контент) и оцифрованная (версия печатной продукции) литература;

- электронные библиотеки и порталы;

- традиционные библиотеки в цифровом формате: электронные каталоги, удалённый доступ, взаимодействие с читателями на сайтах, в блогах, социальных сетях и т.д.;

- литературные форумы и сообщества читателей в социальных сетях, буктьюбер-ство в различных вариантах;

- онлайн-киноклубы, семинары, открытые лекции, дискуссионные веб-пло-

щадки, вебинары, связанные с книгой и чтением;

- профессиональные и непрофессиональные формы рекомендации книги: сайты книгоиздательских и книготорговых организаций, отдельных писателей и иные ресурсы, которые ещё предстоит выявить и систематизировать» [1, с. 96].

Можно обнаружить, что рекомендации авторов оказались чрезвычайно прозорливыми, и особенно четко это показал нынешний вызов государственной экономике и социальной политике, связанный с пандемией коронавирусной инфекции, замкнувший человека в пространстве своего «ближнего мира» и оставивший ему лишь виртуальное пространство для «дальнего общения», труда, учебы и досуга. Также можно назвать прозорливыми положения Национальной программы поддержки и развития чтения на 2007-2020 годы, в числе средств реализации которой было указано на необходимость «создания механизмов оперативного реагирования на изменение ситуации в области чтения» [12]. Эта формулировка позволила быстро и конкретно начать поиски выхода для всех областей мира книги из сложной ситуации, связанной с самоизоляцией и временным прекращением работы многих институтов, обеспечивающих доступ к чтению.

Стоит отметить, что любое общение с книгой, бумажной, цифровой или аудио-книгой практически всегда происходит в условиях «самоизоляции», читатель отстраняется от мира реальности, размещая свой интерес, внимание и познание в виртуальном мире, созданном прочитываемым автором. Нет разницы в том, с какой целью читает читатель - образовательной, познавательной, критической или развлекательной - он всегда остается один на один с текстом. Более того, «самоизолируясь» с книгой, читатель, как правило, молчит, мало двигается, становится нечувствительным к внешним «оффлайн» раздражителям.

Впрочем, современные информационные технологии уже позволяют достаточно качественно перенести в виртуальное пространство аудиальное и визуальное общение. Технические сложности «близкого общения» сегодня переносятся из сферы транспортировки в физическом пространстве тел в сферу регулировки и использования в виртуальном пространстве соответствующих компьютерных программ.

Пандемия высокозаразного коронави-руса привела к самым серьезным противоэпидемическим мерам практически во

всех странах. С введением государственного режима самоизоляции в онлайн-режим перешли основные программы по развитию и информационному обеспечению чтения. Научный культурологический анализ последствий нового режима временной социальной самоизоляции можно будет проводить после его снятия, при этом будет особенно значима непосредственная реакция участников книжного производства и потребления на новые социальные и экономические условия. При этом, пока что нет полной картины того, как самоизоляция отразилась на конкретных читателях и как она изменит социальную сферу, удовлетворяющую потребности чтения после снятия противоэпиде-миологического режима.

В качестве указанного непосредственного отклика можно рассмотреть материалы первого онлайн-форума «Книжный мир в новой реальности», проведенного 27 мая 2020 г. В ходе работы секции «Стратегии выживания и возможные точки роста в условиях коронакризиса» выступили представители книгоиздания и книготорговли, обозначив как проблемы, вставшие перед отраслью, так и перспективы их преодоления. В целом, можно отметить оптимистичный и объективный взгляд российского книжного бизнеса на свое будущее.

Так, Борис Кузнецов, директор издательства РОСМЭН, отметил, что «корона-кризис только ускорил текущие процессы, чтение будет развиваться не по пути «маст-хэв», а по пути культурного хобби» [17]. На «либерализующее», «индивидуализирующее» и «разнообразящее» свойство новых технологических и информационных форм производства и обмена часто указывают его адепты. Это, в частности, подтверждает Алексей Ильин, генеральный директор издательства «Альпина Паблишер», отмечая, что издательство «.не сократило выпуска книг, а, наоборот, увеличило ассортимент, уменьшив при этом, тиражи выпускаемых книг практически в два раза» [17].

Уход книготорговли и чтения в сеть Интернет также имеет как своих сторонников, так и противников. С одной стороны, поход в книжный или букинистический магазин имеет свои эстетические и социальные значения и функции. С другой стороны, поиск и получение книги в сети позволяет реализовать многие недоступные оффлайновой торговле потребности. В условиях самоизоляции, онлайновые площадки, безусловно, получили явное

см со

О

преимущество. Леонид Шкурович, генеральный директор ИГ «Азбука-Аттикус» заявил, что «выручка по OZON и Wildber-ries у нас выросла практически в два раза» [17]. Директор по развитию OZON Анна Карпова отметила рост книжных продаж с начала 2020 года на 43%, а по топ-10 издательствам - 75% [17].

Любопытно отметить, что зарубежные гости секции, британский издатель Ричард Чаркин и председатель Ассоциации издателей детских книг Германии Рената Райхштайн высказали более пессимистические взгляды на ситуацию в книжном мире, связанную с коронакризисом, и были более требовательными к государственным мерам поддержки бизнеса, нежели российские издатели и распространители. «По мнению Р. Чаркина, книжный рынок нуждается в долгосрочных мероприятиях по поддержке», а Р. Райхштайн нарисовала пессимистичную картину многолетнего снижения объема рынка детской книги в Германии, усугубляющегося новым кризисом, восстановление после которого, без серьезных мер государственной поддержки, она видит медленным, если не невозможным [17].

Библиотечное сообщество столь же быстро отреагировало на новый цивилиза-ционный вызов. Вторжение в библиотеки новых информационных технологий происходит уже давно и, в случае достаточного финансирования, вполне успешно. Это подтверждают высказывания большинства библиотечных работников в интервью журналистке информационного агентства «Росбалт» Дарье Истоминой. С. Серейчик, заместитель директора Библиотечной системы Фрунзенского района Санкт-Петербурга отметил: «Нам стало понятно, что наши дистанционные проекты нужны не только в период изоляции, и их нужно развивать... Ситуация закрытых библиотек и невозможность спросить: «что почитать?», говорит нам о том, что необходимо развивать рекомендательные сервисы в удаленном и реальном режимах» [7]. Основной проблемой для библиотек стал не сам факт перехода к новым формам работы с читателем, а скорость этого перехода. Как сказала М. Васюкова, заведующая Детской библиотекой истории и культуры Петербурга: «Сложились два основных направления деятельности: активное информирование читателей о ресурсах, которыми можно пользоваться удаленно и бесплатно, и живая связь с читателями. Технологии осваивали на ходу. Создали новые группы.» [7]

При этом, было отмечено, что читательская аудитория вполне положительно отреагировала на перемены. Как сообщила М. Сухарева, начальник управления библиографическими информационными службами Центральной Публичной Городской Библиотеки им. В.В. Маяковского, «... за два месяца самоизоляции новыми читателями библиотеки стало 2424 человека, а из нашего Виртуального читального зала получили 83840 документов. за это время мы провели 79 онлайн-мероприятия, которые посмотрели 126 тыс. человек» [7].

В целом, можно отметить, что библиотечная работа с переходом в онлайн-ре-жим, смогла сохранить связь с читателями, поэтому можно ожидать, что после снятия изоляционного режима, получит новые направления и живое общение библиотеки и ее посетителей. Виртуальные формы коммуникации способны обеспечить также более тесное взаимодействие как отдельных элементов самой библиотечной системы, так и контакты с другими сферами книжного мира, от информационного обеспечения книготорговли и государственных проектов, направленных на поддержку чтения, до индивидуальных (блоговых и стримовых) акций.

Новые условия работы могли стать наиболее проблемными для социальных проектов, которые осуществляют непосредственную связь двух направлений книгоориентированной политики - ориентацией на писателя и ориентацией на читателя. Это Книжные форумы, Книжные салоны и Фестивали книги. Казалось бы, их проведение предполагает живое и личное присутствие и общение организаторов, участников и посетителей. Тем не менее, опыт показал, что главную цель своей деятельности - информирование населения о книжных событиях и привлечение внимания к миру книги, можно осуществлять и в новом социальном и технологическом режиме.

Так, 15-й Санкт-Петербургский международный книжный салон (5-6 июня 2020 г.) прошел полностью в удаленном формате. Природные катаклизмы однажды уже влияли на проведение V Книжного салона, когда из-за отмены авиарейсов в Европе вследствие извержения исландского вулкана, многие иностранные гости не смогли приехать в Санкт-Петербург [15]. Но это ни в какое сравнение не идет с событиями 2020 года, полностью переменившими формат всех мероприятий.

Особенно обидно для организаторов было то, что впервые Книжный салон мог

пройти на Дворцовой площади и в помещениях Государственного Эрмитажа, знаковых не только для Санкт-Петербурга, но и для мировой культуры местах, что несомненно, что придало бы новый размах мероприятиям в поддержку книги и чтения. В кризисных условиях, продиктованных пандемией, вывести уровень событий салона на новый уровень не удалось. Стенды и выставки издательств, библиотек и торговых учреждений пришлось в срочном порядке переводить в цифровую форму. Встречи, круглые столы, другие коммуникативные мероприятия салона транслировались на специально созданном сайте в прямом режиме [18]. Ряд мероприятий транслировались на региональном телеканале «Санкт-Петербург» [16]. Информационная поддержка мероприятий, при этом, велась как средствами сетевых ресурсов, так и привычными бумажными. В частности, целый номер (150 000 экз.) ежедневной бесплатной городской газеты «Петербургский дневник» был полностью посвящен мероприятиям Книжного салона [14].

Новый опыт показал, что онлайновые формы позволяют быстрее реагировать и отражать самые последние события в мире, в том числе и книжном. Удаленное общение между людьми, физически находящимися в разных местах, городах и даже странах, в каком-то смысле оказывается проще организовать, хотя «усеченность» этого общения пока что не привычна. Тем не менее, в рамках двух дней Салона прошли актуальные мероприятия: пленарное заседание «Книжная отрасль в новой реальности: онлайн-трансформация и перспективы ее развития», круглый стол «Фантасты о пандемическом мире» с участием ведущих отечественных фантастов С. Лукьяненко, В. Панова и других, круглый стол «Книга: прошлое и будущее». В целом, участниками и посетителями онлайн трансляций стали более 1 млн. посетителей социальной сети «ВКонтакте» и около 300 тыс. зрителей телеканала «Санкт-Петербург» [8]. Высокая посещаемость была и на специализированных онлайн и видеоплощадках салона.

Можно предполагать, что удаленное проведение книгоориентированных мероприятий, несмотря на то, что вынужденно происходило в условиях «цейтнота», станет основой для последующих, более тщательно организованных событий, которые будут органично включены в привычный формат непосредственного общения. Удаленное онлайн общение позволит легче преодолевать расстояния и границы, привлекать к участию часто занятых популяр-

ных деятелей культуры, представителей власти, и, как показывает опыт только что прошедших форумов, интерес к подобным мероприятиям у посетителей-пользователей оказывается достаточно высоким. Так, в ходе онлайн-фестиваля «Красная площадь» 7 июня 2020 г. перед читателями и зрителями с диалогом в прямом эфире выступили отечественный писатель Андрей Геласимов, получивший широкую известность на сайте Проза.ру, и знаменитый французский писатель Фредерик Бегбедер [4]. Режим записи онлайн мероприятий позволяет просматривать их позже тем, кто «опоздал» на прямую трансляцию, и в общем смысле, надолго сохранять «целостный культурный след» события. Еще одним позитивным аспектом соединения онлайн и оффлайн мероприятий - это доступ к общению в рамках мероприятий маломобильных групп читателей и писателей, с их уникальным экзистенциальным и социальным опытом.

Новые формы книгоориентированных социальных проектов, основанных на современных технических и технологических средствах, требуют определенных финансовых вложений, что делает более значимой роль государственных органов, федеральных и региональных. При этом, эффективность онлайн мероприятий, если считать ее по числу участников и посетителей, оказывается значительно выше. Кроме того, онлайн-мероприятия служат эффективной поддержкой традиционных форматов - привлекают интерес более широкого круга населения к тому, чтобы приобрести бумажную книгу, сходить в новый книжный магазин, посетить заседание литературного объединения. Как сказал в приветственном слове вынужденно виртуальному «Санкт-Петербургскому Книжному салону - 2020» губернатор города А.Д. Беглов, «парадоксальным образом перелом, который мы переживаем, меняет отношение людей к книге. Ее ценность возрастает многократно» [14, с. 4].

В спорах и конфликтах о судьбе книги в мире будущего роль государства по поддержке или сдерживании тех или иных инновационных и классических форм культуры, образования, информационного обмена и коммуникации оказывается одной из важнейших, что признается представителями всех, даже противоборствующих теоретических позиций. Государство в его социальной функции оказывается перед сложными вопросами примирения конфликтующих сторон, каждая из которых находит в обществе своих сторонников.

Безусловно, кризис, вызванный пандемией, имеет временный характер, однако он показал, что виртуальность активно и порой насильственно вторгается в реальность, а это значит, споры о будущем книги и чтения в век цифровых технологий будут вестись и дальше. Развитие и внедрение в повседневную и трудовую жизнь людей виртуальности стало неизбежным, несмотря на критические замечания традиционалистов. При этом мир книги, исходя из самой своей сути, имеет прекрасные возможности стать в авангарде этого развития. Замещение материального продукта виртуальным имеет не только соци-а льное измерение, но и изменение экологическое. Уменьшая «физическое» потребление, человечество стабилизирует в целом глобальный «экообмен», и культурное потребление в данном случае легче всего может быть при необходимости переведено в виртуальную среду.

Тем не менее, книжная культура, являясь культурой аналитической и «логоцен-

тричной», то есть основанной на осмыслении и анализе прочитанного и пережитого, может и должна быть тем «якорем», который не позволит кораблю цивилизации унестись без руля и ветрил в «океан свободной информации» с его опасными бурями, грозящими перерасти в настоящее виртуальное цунами. Но для этого государство должно столь же ответственно и осмысленно подходить к своей проективной культурной деятельности, чтобы совместить интересы, потребности и возможности как «детей Гутенберга», так и «детей Маклюэ-на» [21, с. 185]. В идеале, противоречия и интеллектуальные баталии, в ходе которых вербализуются радикальные и противоположные мнения о будущем культурной информации и ее социального смысла в связи с появлением новых технологий, будут сглажены, и все формы информационно-коммуникативного обмена займут должное место в социальной и культурной организации человечества, в которой столь важное значение играет книга.

см со

О

Список литературы:

[1] Аскарова В.Я., Зубанова Л.Б. Изучение детского и юношеского чтения в эпоху цифровой реальности: актуальные исследовательские и проектные стратегии // Вестник МГУКИ. - 2018, № 5 (85). -С. 93-102.

[2] Бахмутская И.В. О некоторых проблемах развития читательских потребностей юношества // Роль книги и чтения в культурном развитии : материалы междунар. семинара ИФЛА. - М.: ГБЛ, 1987. - 297 с.

[3] Вакула Н.В. Не включая эмоции, читают современные дети // Мир библиографии. - 2014, № 3. -С. 26-28.

[4] Встреча с писателем Андреем Геласимовым. - Интернет-ресурс. Режим доступа: www.книжныйфе-стивалькраснаяплощадь.рф.mainstage (10.06.2020)

[5] Государственная программа «Информационное общество (2011-2020 гг.)». - Интернет-ресурс. Режим доступа: https://digital.gov.ru/activity/programs1/ (15.02.2020)

[6] Грицанов А.А., Галкин Д.В., Карпенко И.Д. Виртуальная реальность // Постмодернизм. Энциклопедия. - Мн.: Интерпрессервис, Книжный дом, 2001. - 1040 с.

[7] Истомина Д. Пандемия - вызов «живой» книге // Росбалт. - 23.05.2020 г. - Интернет-ресурс. Режим доступа: https://rosbalt.ru/piter/2020/05/23/1844695.html (10.06.2020)

[8] Итоги проведения XV Санкт-Петербургского международного книжного салона // Официальный сайт Администрации Санкт-Петербурга. - Интернет-ресурс. Режим доступа: www.gov.spb.ru/gov/ otrasl/press/news/190104/ (10.06.2020)

[9] Карнаух В.К. Информационное общество: эффективность использования времени // Шестая международная научно-практическая конференция «Философия и культура информационного общества. 16-17 ноября 2018 г.»: тезисы докл. - СПб.: ГУАП, 2018. - 280 с.

[10] Лопатина Н.В. Информатизация культуры: современная проблемы и перспективы // Научно-техническая информация. Серия 1. Организация и методика информационной работы. - 2010, № 5. -С. 13-17.

[11] Лопатина Н.В., Неретин О.П. Сохранение цифрового культурного наследия в едином электронном пространстве знаний // Вестник МГУКИ. - 2018, № 5 (85). - С. 74-80.

[12] Национальная программа поддержки и развития чтения // Межрегиональный центр библиотечного сотрудничества. Электрон. дан. - М., 2007-2011. - С. 6. - Интернет-ресурс. Режим доступа: http:// www.mcbs.ru/files/File/nats_programma_podderzhki_chteniya.pdf. (10.06.2020)

[13] Оттави Л. Злоупотребление компьютером опустошает наших детей // ИноСМИ^и. - Интернет-ресурс. Режим доступа: https://inosmi.ru/social/20191026/246103207.html (10.06.2020)

[14] Петербургский дневник. - 2020, 5 июня.

[15] Петербургский книжный салон // Международный выставочный портал EXPOCLUB.ru. - Интернет-ресурс. Режим доступа: https://www.expoclub.ru/news/2208/ (10.06.2020)

[16] Репина М. Петербургский Книжный салон пройдет в эфире телеканала «Санкт-Петербург» // Комсомольская правда. - 2020, 03 июня. - Интернет-ресурс. Режим доступа: https://m.kp.md/ daily/27138/4229724/ (10.06.2020)

[17] Российский книжный союз. Итоги работы секции «Стратегии выживания и возможные точки роста в условиях коронакризиса». - Интернет-ресурс. Режим доступа: https://bookunion.ru/news/ itogi_raboty_sektsii_strategii_vyzhivaniya_i_vozmozhnye_tochki_rosta_v_usloviyah_koronakrizisa.html (10.06.2020)

[18] Санкт-Петербургский международный книжный салон онлайн. - Интернет-ресурс. Режим доступа: www.book-salon.online (10.06.2020)

[19] Сиротюк О.В. Определение роли книги и чтения в современном информационном пространстве // Библиосфера. - 2017, № 2. - С. 17-22.

[20] Соловьев С.И. Характерные черты политической сферы информационного общества // Шестая международная научно-практическая конференция «Философия и культура информационного общества. 16-17 ноября 2018 г.»: тезисы докл. - СПб.: ГУАП, 2018. - 280 с.

[21] Столяров Ю.Н. Коллективные монографии о чтении: аналитический обзор // Вестник культуры и искусства. 2017, № 4 (52). - С. 183-195.

[22] Федеральная целевая программа «Культура России (2012-2018 гг.)». - Интернет-ресурс. Режим доступа: www.fcpkultura/index_mobile.php. (15.02.2020)

[23] Федеральный закон от 28 июня 2014 г. № 172-ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации». - Интернет-ресурс. Режим доступа: www.kremlin.ru/acts/bank/38630 (15.02.2020)

[24] Шрайберг Я.Л. Современные библиотеки под информационно-технологическим прессингом на тернистом пути в будущее: история «борьбы» с книгой и перспективы ее выживания. Ежегодный доклад международного профессионального форума «Крым - 2015» // Научные и технические библиотеки. - 2015, № 10. - С. 3-52.

[25] On Jaime Semprun: an interview with Miguel Amoros. - Интернет-ресурс. Режим доступа: www.libcom. org/library/Jaime-Semprun-interview-miguel-amoros (10.06.2020)

[26] Riesel R., Semprun J. Catastrophism, disaster management and sustainable submission. - Интернет-ресурс. Режим доступа: www.libcom.org/library/ Catastrophism-disaster-management-sustainable-submission (10.06.2020)

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.