Научная статья на тему 'Ингибиторы протеолитических ферментов'

Ингибиторы протеолитических ферментов Текст научной статьи по специальности «Агробиотехнологии»

CC BY
6584
370
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Ингибиторы протеолитических ферментов»

577.156.002.236

ИНГИБИТОРЫ ПРОТЕОЛИТИЧЕСКИХ ФЕРМЕНТОВ

B.C. ПЕТИБСКАЯ

Всероссийский научно-исследовательский институт масличных культур

Ингибиторы протеиназ присутствуют у представителей многих групп растений. Их характерной особенностью является то, что с ферментами, расщепляющими белки, они образуют устойчивые соединения, лишенные ферментативной активности [1]. Ингибиторы различаются по химическому строению, локализации в растении, уровню активности, субстратной специфичности.

Некоторые ингибиторы — одноцентровые — обладают узкой специфичностью и способны угнетать активность только одного фермента, например трипсина, химотрипсина, пепсина, папаина или сериновых протеиназ. Двухцентровые ингибиторы присоединяют одновременно две молекулы различных протеиназ [2, 3].

Величины молекулярной массы ингибиторов протеиназ лежат в широком интервале значений

— от нескольких тысяч до нескольких сот тысяч дальтон (Да). Низкомолекулярный ингибитор из картофеля имеет молекулярную массу всего лишь 4300 Да [4]. К числу относительно высокомолекулярных ингибиторов протеиназ принадлежит ингибитор Кунитца из сои (21500 Да) [1].

Сопоставление аминокислотного состава различных ингибиторов позволяет обнаружить некоторые общие черты, как, например, отсутствие или очень низкое содержание у большинства из них триптофана и метионина, а также необычайно высокое содержание цистина, достигающего в некоторых случаях 17-20% [5]. Наши исследования подтвердили положительную связь между трип-синингибирующей активностью ТИА семян сои и содержанием цистина (г 0,60) [6]. Характерной особенностью этой аминокислоты является присутствие в ее молекуле дисульфидных связей. Полагают, что именно они придают структурную жесткость молекулам ингибиторов и обусловливают их устойчивость к протеолитическому расщеплению, воздействию высокой температуры, обработке щелочами, солями, кислотами.

Отмечено, что обработка соевых семян даже при температуре 232°С в течение 8 мин не разрушает полностью ингибиторы. В то же время, когда удается достичь разрушения дисульфидных связей, происходит утрата ингибиторной активности [2, 5, 7]. Из-за чрезвычайной прочности дисульфид-ной связи для ее разрыва нужна очень большая энергия — от 20 до 20000 ккал (для разрыва водородной связи достаточно лишь 1,5 ккал).

Ингибиторы протеиназ известны двух видов — конституционные и индуцированные: первые содержатся в листьях, стеблях, корнях, семенах или плодах растений постоянно, вторые возникают как ответная реакция растения на повреждающий фактор: вторжение микроорганизмов, насекомых, ме-

ханическую травму. При этом в спектрах ингибиторов появляются дополнительные компоненты

Отмечен ускоренный синтез ингибиторов в ответ на повреждение листьев картофеля или томата колорадским жуком или на механическую травму [9]. Однако такая способность обнаружена только у 10 из 23 исследованных видов культурных растений [10, 11]. В семенах гречихи выделены временные высокомолекулярные и постоянные низкомолекулярные ингибиторы [12].

Присутствие нескольких ингибиторов, синергически действующих, способствует тому, что растение может оказаться вовсе не доступным паразиту. В результате сорта, у которых скорость образования химического барьера опережает скорость проникновения паразита, являются устойчивыми [8].

В одном и том же растении, как правило, присутствуют несколько различных ингибиторов, каждый из которых осуществляет специфическую функцию. Наиболее изученными являются ингибиторы трипсина, меньше всего информации об ингибиторах сериновых протеиназ.

Классификация этих антипитательных веществ представлена для бобовых культур в работе [13]. По химическому строению, свойствам и субстратной специфичности ингибиторы бобовых растений объединены в три семейства: ингибитора трипсина Кунитца; ингибитора трипсина и химотрипсина Баумана-Бирк; ингибитора сериновых протеиназ микроорганизмов, не действующих на трипсин и химотрипсин.

Ингибиторы Кунитца впервые получены исследователем в кристаллическом виде в 1944 г. К настоящему времени идентифицировано четыре их типа — 77а, Т1Ь, Т1С и и [2]. Это водорастворимые белки, состоящие из 181-208 аминокислот с молекулярной массой 20000-25000 Да и сравнительно небольшим числом дисульфидных мостиков.

Одна молекула ингибитора Кунитца связывает одну молекулу трипсина [14, 15]. Установлено, что ингибиторы Кунитца подавляют активность фермента крови — плазмина, но являются слабыми ингибиторами различных химотрипсинов [5]. Сам же соевый ингибитор Кунитца не переваривается в нативном состоянии ни трипсином, ни химо-трипсином, однако гидролизуется пепсином при pH 2 [2, 5]. Он обусловливает от 50 до 90% общей ингибиторной активности белка сои [16]. По нашим данным, последняя колебалась в зависимости от биологических особенностей сорта в пределах 60~80% от общей ТИА семян [17].

Ингибиторы Баумана-Бирк представляют собой спирторастворимые белки с молекулярной массой 6000-10000 Да и большим числом дисульфидных мостиков, способных ингибировать как трипсин, так и химотрипсин. Ингибиторы Баума-на-Бирк обладают двумя независимыми реактив-

ными трипе тарна что аі шени: колеб, от обі Ині ингиЄ перат ни пе мому, проте Изі также Ин ганиз трипе честв; ются субст] личнь лити^ лекул

КИМ I

чрезв: ет их ратур факте Ин и ген дов р;

Ак-

гибит

преде

биру»

Си

гибит

ВЫХ I

ным, фасол 38 [2( Трі

культ

капус

репча

[19, 2 Сав сина хурма — сл< Акт лется О до также во фр Иш

ЛОГИЧІ

солне трипе тивно наблк В < семен створі ингиб на нал шая

Ю2.236

|нгиби-

шенты

в в от-гомата гравму только и рас-[ы вре-низко-

нерги-расте->азиту. эазова-гь про-ми [8]. |авило, гторов, кскую : инги-ии об

вществ •е [13]. Зстрат-:тений теина теина теиназ теин и

яы ис-14 г. К

1етыре твори-[СЛОТ с равни-мости-

швает ю, что ь фер-абыми »]. Сам вается химо-м при общей 1о намости гделах

ют со-!ярной исуль-ъ как 5аума-актив-

ными центрами: на одном из них связывается трипсин, а на другом — химотрипсин, лейкоцитарная эластаза и катепсин [3, 5, 14]. Установлено, что активность ингибитора Баумана-Бирк в отношении трипсина в семенах сои различных сортов колеблется от 1,3 до 2,8 мг/г и составляет 10-20% от общей ТИА семян [17].

Ингибиторы Баумана-Бирк гораздо устойчивей ингибиторов Кунитца к воздействию высокой температуры, щелочей и кислот, они не расщепляются ни пепсином, ни другими ферментами и, по-види-мому, могут оказывать более глубокое влияние на протеолиз в живом организме 118].

Известно упоминание о наличии в семенах сои также ингибиторов пепсина [19].

Ингибиторы сериновых протеиназ микроорганизмов, не действующие на трипсин и химотрипсин, составляют малую часть из общего количества ингибиторов и, по всей вероятности, являются неоднородными по химическому составу и субстратной специфичности, устойчивыми к различным денатурационным воздействиям и протео-литическому перевариванию. Это самые низкомолекулярные из всех ингибиторов с наиболее высоким содержанием цистеина — аминокислоты с чрезвычайно прочными связями, что обусловливает их устойчивость к воздействиям высоких температур, крайних значений pH и к другим внешним факторам.

Ингибиторы протеаз содержатся в вегетативных и генеративных органах самых разнообразных видов растений и животных.

Активность наиболее изученных из них — ингибиторов трипсина — колеблется в широких пределах: от едва уловимых величин до 43 ингибирующих ед. в 1 г сухого вещества.

Среди растений самая высокая активность ингибиторов трипсина обнаружена в семенах бобовых культур. Согласно экспериментальным данным, ТИА семян составляет, мг/г: арахис 0,4-6,2, фасоль 0,5-4,6, горох 0,2-4,5, чина 8,8, соя 11,2-38 [20].

Трипсинингибирующая активность овощных культур ниже: картофель 1,3-8,6, томаты 2,2, капуста 1,8-2,1, свекла 0,188, морковь 0,164, лук репчатый 0,232, тыква 0,324, редька 0,093 мг/г 119,21].

Самой низкой активностью ингибиторов трипсина отличаются фрукты: виноград 0,032—0,054, хурма 0,013 -0,020 мг/г, груши, сливы и яблоки

— следы [19].

Активность ингибиторов химотрипсина колеблется от 0 до 15 мг/г, ингибиторов пепсина — от 0 до 9,1 ед. Наибольшая активность отмечена также в семенах бобовых культур, самая низкая — во фруктах и ягодах [19].

Ингибиторы локализованы в различных морфологических частях растения. Так, в семянке подсолнечника максимум активности ингибиторов трипсина отмечен в зародыше, а наибольшая активность по отношению к протеазам серой гнили наблюдалась в семенных оболочках [22].

В сое ингибиторы трипсина присутствуют в семенах, они не обнаружены в листьях, стеблях и створках бобов [5, 23]. Наибольшая активность ингибиторов трипсина сорта Фора была обнаружена нами в оболочках семян (20-21 мг/г), наименьшая — в их зародышах (14-15 мг/г) [24].

Существует несколько гипотез, объясняющих присутствие ингибиторов в растениях. Полагают, что когда в семенах происходит интенсивный синтез белка, ингибиторы подавляют активность эндогенных протеиназ и тем самым способствуют накоплению запасных белков в семени.

Однако существуют аргументы, противоречащие этой теории. Так, в опытах на сое и горохе показано, что ингибиторы, выделенные из растений, не способны инактивировать эндогенные про-теазы. Более того, в этих семенах ингибиторы протеаз локализованы главным образом вне белковых тел, что, по-видимому, предотвращает их участие в регуляции протеолиза запасных белков [14].

Для того, чтобы проверить, приемлема ли эта гипотеза для сои, мы изучали изменение содержания белка и ТИА в процессе созревания и прорастания семян.

Изменение белковых компонентов в процессе созревания семян различных сортов сои свидетельствует о том, что содержание белка в расчете на семя увеличивается у одних сортов вплоть до конца созревания, у других максимум белковости отмечается за 10-20 дней до полной спелости. Аналогичная картина наблюдается и в изменении ингибиторной активности семян, но пик активности ингибиторов трипсина и максимум содержания белка совпадают не у всех сортов. Кроме того, темпы нарастания этих веществ не одинаковы. Изменение ТИА в большей степени коррелирует с содержанием масла (г 0,96-1,0), чем с содержанием белка (г -0,31...-0,94).

Установлено [25], что изменения ТИА при созревании семян происходят параллельно накоплению азотистых веществ, хотя в определенный период нарастание ингибиторов трипсина значительно превосходит синтез последних. Эти факты также подтверждают некоторую разобщенность процессов накопления белков и ингибиторов трипсина.

Более того, многолетние экспериментальные данные, полученные нами на 8000 образцах, показали, что содержание белка в семенах сои отрицательно коррелирует с ТИА (г -0,44...-0,96). У сортов с повышенным (44-47%) содержанием белка ТИА невелика и колеблется в пределах 11-18 мг/г, при пониженной (32-38%) белковости семян ТИА находится в диапазоне 24-32 мг/г. На отрицательную корреляцию между этими показателями (г -0,42) указывается также в работе [16], на отсутствие зависимости между содержанием белка и ТИА семян сои — в [18, 26].

В опыте по изучению изменения белков и активности ингибиторов трипсина в процессе прорастания семян сои нами получены данные, свидетельствующие о том, что изменчивость белковых веществ и ингибиторов трипсина не коррелирует между собой. Так, при прорастании семян сои в первые 2-3 дня ТИА немного увеличивалась, а затем, интенсивно снижаясь, на 7-10-й день достигала нуля.Содержание белка колебалось в этот период в небольших пределах.

Изложенные факты не позволяют однозначно утверждать, что ингибиторы нужны растению для инактивации эндогенных протеаз. Вероятнее всего, что они выполняют защитную функцию, предотвращая поедание питательных веществ семян различного рода вредителями. Не исключено, что некоторые ингибиторы играют определенную роль

и в процессах симбиотической азотфиксации. Наше предположение связано с тем фактом, что наибольшее количество ингибиторов накапливается в бобовых культурах, т.е. в растениях, характеризующихся азотфиксирующей способностью.

Большинство исследователей считает, что ингибиторы нужны растениям для блокировки экзогенных протеаз с целью предохранения различных частей растения от повреждения микроорганизмами и поедания животными.

О связи ТИА с устойчивостью растений к болезням и вредителям накопилось большое количество работ, но в них нередко встречаются противоречивые суждения. Иногда исследователи неправомерно переносят факты, выявленные, к примеру, на пшенице или картофеле, на другие культуры, не учитывая, что ингибиторы гетерогенны и существенно различаются по химическому строению, по уровню и продолжительности их активности, по субстратной специфичности и локализации.

Соя, в отличие от других культур, является устойчивой ко многим болезням и вредителям. Часто исследователи однозначно объясняют это наличием в сое большого количества ингибиторов, хотя в литературе можно встретить немало данных, противоречащих такому суждению. Так, ученые Одесского селекционно-генетического института установили, что нет связи между ТИА и повреждаемостью сои акациевой огневкой, фуза-риозом, бактериальной пятнистостью и вирусной мозаикой [27, 28].

И проведенные нами эксперименты показали отсутствие связи между ТИА и устойчивостью сои к заболеванию ложной мучнистой росой, а также повреждением ее наиболее распространенным вредителем — паутинным клещом [23].

Вполне очевидно, что, поскольку вегетативные органы сои не содержат ингибиторов трипсина, то их устойчивость к болезням и вредителям не может быть связана именно с этими веществами. Наиболее вероятно, что она зависит от особенностей анатомического строения, наличия ингибиторов сериновых протеаз и других факторов.

Установлено, что устойчивость растений сои к паутинному клещу зависит от толщины листьев (г 0,8), уровня азотфиксирующей способности сои, о которой судили по содержанию легоглобина в клубеньках (г 0,7) [23, 29].

Известно, что без легоглобина симбиотическая азотфиксация не происходит и, чем больше легоглобина, тем больше азота атмосферы усваивается растением. Но легоглобин отличается от всех известных белкбв тем, что в своем составе не имеет серосодержащих аминокислот — цистина, цисте-ина, метионина, поэтому у растений с повышенной азотфиксацией в большей степени накапливаются предшественники серосодержащих аминокислот (серин, треонин), а также свободная сера, которая является ингибитором ферментов аэробного дыхания [30]. Находясь в клеточном соке листьев, она вместе с другими продуктами биосинтеза растения попадает в организм паутинного клеща (или другого вредителя, который заселяет листья) и блокирует дыхательные ферменты этого паразита, подавляя многие жизненно важные функции. Косвенным подтверждением такого предпо-

ложения является факт, установленный в наших экспериментах в 1989-1990 гг., что устойчивость к паутинному клещу была связана с содержанием легоглобина в клубнях растений (г 0,7) и содержанием свободного треонина (г 0,81) в листьях сои [23].

Что касается устойчивости семян сои к повреждению болезнями и вредителями, то и в этом вопросе нет единого мнения. Часто повышенную устойчивость семян связывают с наличием ингибиторов трипсина в них.

Для того, чтобы проверить, насколько правомерны такие утверждения, нами был проведен эксперимент, результаты которого показали, что вредители запасов: фасолевая зерновка, малый мучной хрущак, зерновая огневка и южная амбарная огневка очень слабо повреждают целые без трещин семена сои, независимо от уровня активности ингибиторов трипсина. Вредители оставляют лишь едва заметные следы на поверхности зерновок. Они погибают, не имея возможности проникнуть вглубь семени и питаться его запасными веществами. Однако измельченные зерна различных сортов сои, независимо от уровня ТИА, в равной степени и значительно повреждались вредителями. Через 5 мес в муке сои продолжалась жизнедеятельность малого мучного хрущака. Но особенно активно шло развитие южной амбарной огневки, которая полностью уничтожила соевую муку. Следовательно, в механизме устойчивости сои к амбарным вредителям решающую роль играет не наличие ингибиторов протеиназ, а проницаемость тканей семени, их доступность для проникновения к запасным питательным веществам [31].

В то же время имеются другие насекомые, которые чутко реагируют на уровень активности ингибиторов трипсина сои. Мы обнаружили, что физиологические показатели развития гусениц тутового шелкопряда тесно связаны с уровнем активности ингибиторов трипсина сои и соевых продуктов, входящих в состав искусственной питательной среды. Так, скармливание соевой муки с ТИА 24,6 мг/г гусеницам привело к гибели последних на начальных этапах их развития. Удаление части ингибиторов трипсина из этой же муки и снижение ТИА до 6,2 мг/г обеспечило прохождение полного цикла развития для 17,5% особей, а снижение ТИА до 2,7 мг/г позволило 60% особей выжить до конца их полного периода развития.

Как показали результаты исследований, различные насекомые имеют не одинаковую чувствительность к ингибиторам трипсина. Амбарные вредители не угнетаются соевыми ингибиторами, а развитие гусениц тутового шелкопряда зависит от уровня активности этих веществ. Различной чувствительности животных к ингибиторам протеаз посвящены исследования [19, 32, 33].

Известно, что поступающие с пищей ингибиторы подвергаются в организме животных и человека прежде всего влиянию желудочных ферментов. При этом одни ингибиторы оказываются очень устойчивыми к действию пепсина желудочного сока, другие теряют свою активность полностью или частично в зависимости от pH желудочного сока^ Гак, при pH 2 ингибиторы из фасоли, турецкого гороха, вики, сои, лимских бобов оказались

и

устойч на жел инат

ПЄПСИЇ

незнач Устг трипси бации на 30-двенад ингибї батыва этого г

ЛИЧИТІ

При д) шеннь увелш Не ингибї

НИЯ Пс

торам* следу* евины Рез) нагляд зависи источи нaибoJ менты вых, о развит меньш ных фі При тивирз тригга тивир]

ХИМ0Т|

веком тельно нием I турах.

КОМПОІ

ности

1. Мос

фери

Науі

2. Сич: ские связ науч в сеі Изд-

3. Глаї Вы« Бирь вия прот

4. Міиі оГ Ьі (Мог 1995

5. Мосі

ТОВ /

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1975

6. Пеп балт пита: сини - X

7. СЬеі РЬуІі

иших

ІВОСТЬ

анием [ержа-IX сои

вреж-

этом

:нную

инги-

Іомер-экспе-[реди-^чной ая ог-

ІЄЩИН

ности

лишь

ІОВОК.

кнуть щест-х сортной

[ТЄЛЯ-

йзне-[обен-огне-муку. :ои к ет не мость

ІЄНИЯ

)мые, пости [, что ІЦ ту-ктив-одук-ітель-ТИА

ІДНИХ

іасти

:иже-

;ение

сни-

:обей

ІЯ.

злич-тель-зеди-. раз-т от чув-)теаз

іито-

века

ITOB.

чень

ного

стью

ного

'рец-

лись

устойчивыми к гидролитическому действию пепсина желудочного сока [34-36]. При pH от 1,5 до 2,0 инактивация соевого ингибитора Кунитца бычьим пепсином была эффективной, а при pH 3 — незначительной [37].

Установлено [38], что активность ингибиторов трипсина и химотрипсина соевых бобов при инкубации их с желудочным соком человека снижалась на 30-40%. Оставшиеся ингибиторы достигали двенадцатиперстной кишки в активной форме и ингибировали панкреатические протеиназы, вырабатываемые поджелудочной железой. В результате этого поджелудочная железа вынуждена была увеличить выработку протеолитических ферментов. При длительном употреблении продуктов с повышенным содержанием ингибиторов происходит увеличение поджелудочной железы [39].

Не все животные одинаково чувствительны к ингибиторам. По степени снижения ингибирования панкреатических протеиназ соевыми ингибиторами различные позвоночные расположены в следующем порядке: форель, лиса, цыпленок, свинья, крыса, корова, норка, человек [33].

Результаты исследований О.В. Ковалевой [19] наглядно показали, что ингибирующий эффект зависит как от источника ингибиторов, так и от источника протеаз. Из всех изученных культур наибольшее ингибирующее воздействие на ферменты позвоночных производят ингибиторы бобовых, особенно сои. Чем более высокой степенью развития характеризуется живой организм, тем меньше происходит угнетение его пищеварительных ферментов.

При кормлении рыб соей почти полностью инактивируются их трипсины и более половины химо-трипсинов. При скармливании сои птицам инактивируется две трети трипсинов и одна треть химотрипсинов [19]. При использовании сои человеком его пищеварительная система также значительно угнетается. Поэтому сою перед употреблением подвергают обработке при высоких температурах. Но полностью разрушить антипитательные компоненты очень трудно вследствие особой прочности дисульфидных связей ингибиторов.

ЛИТЕРАТУРА

1. Мосолов В.В. Природные ингибиторы протеолитических ферментов / Успехи биологической химии. Т. 22. — М.: Наука, 1982. — С. 100-114.

2. Сичкарь В.И. Содержание, характеристика и генетические особенности ингибиторов трипсина в зерне сои в связи с селекцией на улучшение питательных качеств: Сб. науч. тр. "Протеолитические ферменты и их ингибиторы в семенах зерновых и зернобобовых культур”. — Одесса: Изд-во ВСГИ, 1982. — С. 55-60.

3. Гладышева И.П., Шарафутдинов Т.З., Тихонова Т.В. Высокомолекулярные соевые ингибиторы типа Баумана-Бирк: выделение, характеристика, кинетика взаимодействия с протеиназами // Тез. 3-го симпозиума ’’Химия протеолитических ферментов”. — М., 1993. — С. 99-101.

4. Miura S., Funatsu G. Isolation and amino asid sequences of two trypsin inhibitors from the seeds of bitter gourd (Momordica charantia) / / Biosc.-Biotechnol.-Biochem. — 1995. — 59. — № 3. — P. 469-475.

5. Мосолов В.В. Растительные белки — ингибиторы ферментов / / Растительные белки и их биосинтез. — М.: Наука, 1975. — С. 172-184.

6. Петибская B.C., Кочегура А.В., Зеленцов С.В., Ша-балта О.М., Каленов П.А. О перспективах повышения питательной ценности сои при селекции на низкую трип-синингибирующую активность / / С.-х. биология. — 1998.

— № 1. — С. 63-66.

7. Chen I., Mitchell H.L. Tripsin inhibitor in plants / / Phytochemistry. — 1973. — 12. — P. 327-330.

8. Метлицкий A.B., Ахвледиани K.C. Некоторые вопросы эволюции паразитизма и иммунитета растении / Биохимические основы защиты растений. — М.: Наука, 1966.

9. Graham J., Ryan С. Accumulation of metall-carboxipeptidase inhibitors in leaves of wounded plant poteto // Biochem. and Biophys. — 1981. — № 4. — P. 1164-1169.

10. Досон P., Эллиот Д., Джонс К. Справочник биохимика.

— М.: Мир, 1991. — С. 263-282.

11. Pearse G. Sy L., Russel С., Ryan С., Hass M. Isolation and characterization from potato tubery of two polypeptide inhibitors of serine proteinases // Arch of Biochem. and Biophys. — 1982. — 213. — № 2. — P. 456-462.

12. Toshiiumi K., Iwasaki T. Chemical and physicochemical characterization of the permanent and temporary trypsin inhibitors from buckwheat / / Arg. and Biol. Chem. — 1985.

— 49. — № 3. — P. 589-594.

13. Мосолов В.В., Валуева Т.А. Растительные белковые ингибиторы протеолитических ферментов. — М., 1983. — 207 с.

14. Запрометов М.Н. Химия и биохимия бобовых растений: Пер. с англ. — М.: Агропромиздат, 1986.

15. Зимачева А.В., Мосолов В.В. Ингибиторы цистеиновых протеиназ из семян сои / / Биохимия. — 1995. — 60. — Вып. 1. — С. 118-123.

16. Гаврилюк И.П., Зайцева Л.Н., Телеуца А.С., Черненок

A.П. Иммунохимический анализ в оценке качества белка сои // Тр. по прикладной ботанике, генетике и селекции.

— Л., 1981. — 70. — Вып. 2. — С. 89-102.

17. Петибская B.C. Сортовая изменчивость активности различных фракций ингибиторов трипсина в семенах сои // Бюл. НТИ ВНИИМК. — 1977. — Вып. 118.

18. Бенкен И.И., Томилина Т.Б. Антипитательные вещества белковой природы в семенах сои / / Науч.-техн. бюл. ВИР.

— 1985. — Вып. 149. — С. 3-10.

19. Ковалева О.В. Протеолитические ферменты и ингибиторы протеиназ из растений и их влияние на пищеварительные протеиназы позвоночных животных: Автореф. дис. ... канд. техн. наук. — Краснодар, 1998.

20. Петибская B.C., Шабалта О.М., Кочегура А.В., Зеленцов С.В. Повышение биологической ценности семян сои пищевого назначения // Изв. вузов. Пищевая технология. — 1997. — № 2-3. — С. 19-22.

21. Doell В.Н., Ebden C.J., Smiht С.А. Trypsin inhibitor activity of convventional foods, which are part or the British diet and some soya products plant foods for human nutrition // Plant foods for Human Nutrition. — 1981. — 31. — № 2. — P. 139-150.

22. Погорлецкая В.Б. Ингибиторы протеиназ серой гнили из семян подсолнечника // Бюл. НТИ ВНИИМК. — 1985.

— Вып. 1(88). — С. 17-21.

23. Петибская B.C., Шабалта О.М., Каленов П.А. Связь физиологобиохимических особенностей различных сортов сои с устойчивостью к паутинному клещу / / Бюл. НТИ ВНИИМК. — 1997. — Вып. 116. — С. 71-75.

24. Петибская B.C., Зеленцов С.В. Повышение питательной ценности соевых продуктов / / Бюл. НТИ ВНИИМК. — 1997. — Вып. 118. — С. 71-74.

25. Викторова Е.С. Динамика активности ингибиторов трипсина в созревающих семенах сои / / Науч.-техн. бюл. ВИР. — 1983. — № 128. — С. 51-53.

26. Саянова В.В., Павлова Л.С., Бронштейн А.И., Широкова Е.П. Биохимическая характеристика исходного материала в связи с селекцией сои на качество семян в условиях Молдавии / / Бюл. НТИ ВНИИМК. — 1980. — Вып. 4. — С. 32-37.

27. Сичкарь В.И., Левицкий А.П., Грикун О.А., Лобко

B.Н., Марьюшкин В.Ф. Активность ингибиторов трипсина и химотрипсина у форм сои с различной повреждаемостью зерна акациевой огневкой // Бюл. НТИ ВСГИ. — Одесса, 1983. — № 1(47). — С. 37-38.

28. Сичкарь В.И., Лопатина Н.В., Грикун О.А. Морфологические особенности форм сои, устойчивых к акациевой огневке // С.-х. биология. — 1991. — № 1. — С. 162-169.

29. Шабалта О.М., Петибская B.C. Методы оценки селекционного материала сои на повреждаемость паутинным клещом // Бюл. НТИ ВНИИМК. — 1996. — Вып. 117. —

C. 84-87.

30. Брей С.М. Азотный обмен в растениях. — М.: Агропромиздат, 1986. — 200 с.

31. Шабалта О.М., Петибская B.C. Устойчивость сои к вредителям семян при хранении / / Бюл. НТИ ВНИИМК.

— 1997. — Вып. 118. — С. 63-66.

32. Krogdahl A., Holm Н. Inhibition of human and rat pancreatic proteinases by crude and purified soybean proteinase inhibitors // J. Nutr. — 1979. — 109. — P. 558-661.

33. Krogdahl A., Holm H. Pancreatic proteinases from man, trout, rat, pig, cow, chicken, mink and fox. Enzyme activitiens and inhibition by soybean and lima beans proteinase inhibitors / / Comp. Biochem. Physiol. — 1983.

— 74 B. — № 3. — P. 403-409.

34. Belew M., Porath J., Sudberg L. The trypsin and chymotrypsin inhibitors in chick Peas. Purification and properties of the inhibitors / / Eur. J. Biochem. — 1975. -60. — P. 247-258.

35. Birk Y. Purification and same properties of a highly active inhibitor of trypsin and a-chymotrypsin from soybeans / / Biochem, Biophis. Acta. — 1961. — 54. — P. 378.

36. Birk Y. Trypsin and chymotrypsin from soybean / Metods in Enzymology // N.Yl-S.F.-L. Acad Press, 1977. — 45. — 700-707.

37. Kunitz M. Crystalline soybean trypsin inhibitor / / Gen. Physiol. — 1947. — 30. — P. 291-310.

38. Krogdahl A., Holm H. Soybean proteinase inhibitors and human proteolytic enzymes. Selective inactivation of inhibitors by treatment with human gastric juice / / J. Nutr.

— 1981. — 111. — P. 2045-2051.

39. Ge Y.C., Morgan R.G.H. The effect of trypsin inhibitor on the pancreas and small intestine of mice // Brit. J. Nutr.

— 1993. — 70. — Hi 1. — P. 333-345.

Отдел биохимии

Поступила 30.06.99 г.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.