Научная статья на тему '«Ингерманландцы» в Псковской области (конец 1940-х - начало 1950-х гг. )'

«Ингерманландцы» в Псковской области (конец 1940-х - начало 1950-х гг. ) Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

113
24
Поделиться
Ключевые слова
ЭСТОНСКАЯ ССР / КАРЕЛО-ФИНСКАЯ ССР / ПСКОВСКАЯ ОБЛАСТЬ / ИНГЕРМАНЛАНДЦЫ / ПЕРЕСЕЛЕНЦЫ / ХОЗЯЙСТВЕННОЕ УСТРОЙСТВО / ESTONIAN SSR / KARELO-FINNISH SSR / PSKOV OBLAST / INGRIAN FINNS / MIGRANTS / HOUSEHOLD

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Филимонов Анатолий Васильевич

Завершается начатый в предыдущей статье 1 рассказ об устройстве в Псковской области так называемого «ингерман-ландского» населения, репатриированного из Финляндии и размещённого здесь в качестве административно-высланного в соответствии с Постановлением ГКО. К освещённым ранее проблемам добавились новые, связанные с постоянными миграциями «ингерманландцев»: из Эстонской ССР в Псковскую область, а из неё в Карело-Финскую ССР.

The “Ingrians” in Pskov Oblast (End of 1940’s - Beginning of 1950’s)

The article is focused on the story (the first part can be found in the previous issue of the almanac) of the so-called “Ingrians” (i.e. Ingrian Finns), repatriated from Finland and placed in Pskov Oblast as administrative-deported in accordance with the Resolution of the GKO (State Defense Committee). At the end of 1940’s beginning of the 1950’s the “Ingrians” faced new problems determined by their permanent migrations from the Estonian SSR to Pskov Oblast, and from the latter one to the Karelo-Finnish SSR.

Текст научной работы на тему ««Ингерманландцы» в Псковской области (конец 1940-х - начало 1950-х гг. )»

УДК 94(47) 084.3

Филимонов А. В.

«ИНГЕРМАНЛАНДЦЫ» В ПСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ (КОНЕЦ 1940-х - НАЧАЛО 1950-х гг.)

Завершается начатый в предыдущей статье1 рассказ об устройстве в Псковской области так называемого «ингерман-ландского» населения, репатриированного из Финляндии и размещённого здесь в качестве административно-высланного в соответствии с Постановлением ГКО. К освещённым ранее проблемам добавились новые, связанные с постоянными миграциями «ингерманландцев»: из Эстонской ССР в Псковскую область, а из неё — в Карело-Финскую ССР.

Ключевые слова: Эстонская ССР, Карело-Финская ССР, Псковская область, ингерманландцы, переселенцы, хозяйственное устройство.

«Ингерманландское» население (преимущественно финны, а также — в гораздо меньшем количестве — вепсы, карелы, ижорцы и др.), репатриированное из Финляндии и размещённое в статусе административно-высланного в Ярославской, Калининской, Новгородской, Великолукской и Псковской областях, с большим трудом приживалось в новых для него местах вселения. Более того, «ингерманландцы» упорно не желали оставаться здесь и самыми различными способами стремились вернуться на прежнее место жительства — в Ленинградскую область, или же переселялись в Эстонскую и Карело-Финскую ССР. Заместитель председателя правительства РСФСР А. Гриценко в секретном письме сообщал союзному министру внутренних дел С. Круглову, что ингерманландцы уезжают из мест поселения и самовольно возвращаются на прежние места жительства. Имел он сведения и о том, что, получив указания покинуть Ленинградскую область (в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 сентября 1945 г. о запрещении финнам селиться в Ленинграде и области), ингерманландцы не едут к местам высылки, а направ-

1 Филимонов А. В. «Ингерманландское» население в северо-западных областях РСФСР в конце Второй мировой войны и первые послевоенные годы (1944—1948 гг.) // МИ. 2014. Вып. 5. С. 424-451.

375

ляются в Латвию или Эстонию, где они беспрепятственно прописываются органами внутренних дел2. Способствовало этому не только желание возвратиться на «малую родину» и воссоединиться с родственниками, но и хроническое невыполнение заданий Правительства и решений местных органов по обустройству «ингерманландцев» в местах вселения (обеспечение их жильем, скотом, приусадебными участками и др.). В результате число выбывших «законным» путем и самовольно уехавших неуклонно возрастало и продолжалось вплоть до 1948 г. В Псковской области из прибывших к марту 1945 г. 1818 семей на 1 января 1948 г. осталось лишь 3473.

Но именно 1948 г. явился в плане миграций «ингерманландцев» в значительной степени переломным. По итогам его в Псковской области впервые удалось выполнить все основные показатели по хозяйственному устройству переселенцев, что обусловило и сокращение оттока «ингерманландцев» в другие регионы страны. И хотя все задачи по обустройству их были ещё далеки от полного завершения, положение всё же стало улучшаться, а вдобавок в Псковскую область хлынул новый (во многом непредвиденный и незапланированный) поток переселенцев. За десять месяцев 1948 г. в Псковскую область прибыло из Эстонии 1739 семей «ингерманландцев», ранее самовольно выехавших туда из всех пяти областей их вселения, а также и тех, кто ранее никогда здесь не бывал. Несколько семей прибыло непосредственно из Ленинградской области. Произошло это потому, что ещё в 1947 г. МВД СССР издало секретный приказ об удалении из Эстонии всех ингерманландцев, а в 1948-1949 гг. ещё несколько секретных постановлений с требованием усилить контроль за выселенцами и более эффективно разыскивать бежавших с мест поселения. А Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 ноября 1948 г. определил депортированные народы на вечное жительство в отведённых местах. Таким образом, надежды «ин-германланцев» на устройство в районах, наиболее близких к местам их первоначального проживания и более «родственных» по национальному признаку, не оправдались: там они тоже оказа-

2 Флинк Т. Домой в ссылку. Депортация ингерманландских переселенцев из Финляндии в Советский Союз. 1944—1945 гг. СПб., 2011. С. 249-250.

3 Государственный архив Псковской области (далее — ГАПО). Ф. Р-1121. Оп. 1. Д. 197. Л. 37.

376

лись не то что «ненужными гостями», а считались незаконно прибывшими из мест поселения, и им ничего не оставалось, как вернуться в места вселения, определённые Постановлением ГКО в 1944 г. С принятием указанных нормативных документов другими стали действия и эстонских властей.

«Прибывают неорганизованно, самотеком, — сообщал Псковский облисполком 3 декабря 1948 г. в Совет Министров РСФСР, — органы МВД Эстонской ССР снимают ингерманландцев с прописки и предлагают им выехать из республики, но места вселения не указывают, никакого направления на руки ингерманландцам не дают. Таким образом, им предоставляется право самим избирать себе место жительства в пределах пяти областей (Псковской, Новгородской, Великолукской, Калининской, Ярославской), а переселенческим отделам и органам милиции этих областей даны указания принять и устроить их независимо от того, были они ранее вселены в области или нет. Но практика показала, что большинство ингерманландцев стремится осесть в Псковской области, и притом в районах, непосредственно прилегающих к Ленинградской области (Гдовском, Плюсском и др.), что совершенно нежелательно...». В отличие от 1944-1945 гг., когда «ингерманландцев» размещали преимущественно в сельской местности 10 районов области, теперь они избирали местом жительства чаще всего города и поселки городского типа, и селились повсеместно, в том числе в Пскове.

По данным на 1 ноября 1948 г., в Псковской области насчитывалось уже 2086 хозяйств «ингерманландцев» (6464 чел.) — на 238 хозяйств больше, чем их было вселено в область в 19441945 гг. Из всех членов их семей 1100 чел. пока что нигде не работали, а в колхозах, в отличие от 1944-1945 гг., трудилась весьма небольшая часть — 1208 чел. (в то время, как в местной промышленности — 3172 чел.). «Мы были вынуждены заниматься хозяйственным устройством не только тех, которые оставались в области на 1 января 1948 г., но и тех, которые прибыли в область в 1948 г.», — констатировал Псковский облисполком.

Из общего числа проживавших в это время в области «ингерманландцев» 1161 семья (55,6 %) не имела собственных или закрепленных за ними домов (квартир), 1782 семьи не были обеспечены приусадебными участками. Абсолютное большинство из них приходилось на прибывших в область в 1948 г. Поэтому предстояла большая работа по их хозяйственному обуст-

377

ройству, завершение которого, по признанию Псковского облисполкома, «трудно предугадать, т. к. переселенцы (ингерман-ландцы) всё продолжают прибывать». В соответствии с решением облисполкома от 11 декабря 1948 г., в течение 1949 г. предстояло построить или отремонтировать для переселенцев-ингерманландцев 167 домов и приобрести 100 голов крупного рогатого скота, на мероприятия по хозяйственному устройству требовало не менее 1 млн. руб. О выделении этой суммы облисполком ходатайствовал перед Правительством РСФСР и одновременно просил «упорядочить дело расселения ингерманландцев, возвращающихся из Эстонской ССР, и прекратить их вселение в Псковскую область»4.

Тем временем самовольное вселение «ингерманландцев» продолжалось, и к 1 января 1949 г. в Псковской области числилось уже 2398 семей. «Переселенцы прибывают неорганизованно и устраиваются самостоятельно, минуя Переселенческий отдел и райисполкомы, — отмечалось в одном из отчетов. — В связи с этим создаются большие трудности в деле учёта, хозяйственного и трудового устройства... Переселенцы имеются в 23 районах и в Пскове...»5. Вскоре Совет Министров РСФСР, как бы прислушавшись к просьбе псковского областного руководства и инициативе руководства Карело-Финской СССР, 11 февраля 1949 г. принял Постановление № 589, предусматривавшее вербовку граждан — «ингерманландцев и финнов» — для переселения их на постоянное место жительства в Карело-Финскую ССР. Труд их использовался там преимущественно в лесной промышленности. «Ингерманландцы» охотно соглашались на переезд: кроме того, что они получали при этом экономические льготы, они могли там беспрепятственно пользоваться финским языком (КарелоФинская ССР была единственным в СССР местом, где им можно было пользоваться публично). «Эти мероприятия привели в движение всех ингерманландцев, — подчеркивалось в отчете областного переселенческого отдела за 1949 год. — За четыре месяца (с 10 марта по 10 июля 1949 г.) из области выехало в КарелоФинскую ССР 2215 семей (6288 чел.) ингерманландцев. Вместе с тем значительно усилился приток ингерманландцев в область. За

4 ГАПО. Ф. Р-1121. Оп. 1. Д. 197. Л. 34, 41-42, 47-49; Ф. Р-903. Оп. 1. Д. 460. Л. 345-346.

5 ГАПО. Ф. Р-1121. Оп. 1. Д. 197. Л. 6.

378

1949 г. прибыло из Эстонской ССР и других областей 1215 семей. В связи с таким массовым передвижением учёт переселенцев в районах пришел в запущенное состояние...».

Это, в свою очередь, нарушило все планы хозяйственного устройства «ингерманландцев», принятые в декабре 1948 г.: в первом полугодии 1949 г. они оказались в значительной степени сорванными. Только 20 июня 1949 г. Псковский облисполком получил Постановление Совета Министров РСФСР от 15 июня 1949 г. с планом хозяйственного устройства переселенцев: до конца года требовалось отремонтировать и достроить 158 домов и приобрести 70 голов крупного рогатого скота. Но приступить к выполнению этого задания немедленно не удалось по причине отсутствия точных данных о количестве оставшихся в области и неустроенных переселенцев. Их персональный учёт был проведён в конце июля — начале августа 1949 г. Оказалось, что количество таковых в основном соответствовало плановым показателям конца 1948 г., поэтому нового плана устройства переселенцев решено было не разрабатывать, а руководствоваться прежним. Однако ввиду произошедших организационных неувязок область за четыре оставшихся месяца 1949 г. годовые плановые задания выполнить не смогла: из 158 домов удалось построить, отремонтировать или приобрести только 55, из 70 коров приобретена была лишь 31, а план кредитования выполнен всего на 10% (из 500 тыс. руб. освоено 50 тыс.). На 1 января 1950 г. в области числилось 1390 семей «ингерманландцев», размещение и материальное обеспечение которых было следующим:

Таблица 1

Размещение семей: Всего семей Имели собственные или закреплённые за ними дома Имели коров Наделены приусадебными участками

В колхозах 217 129 99 216

В совхозах 443 37 118 397

В промышленности и на транспорте 364 10 41 54

В организациях и учреждениях 366 18 87 222

Итого: 1390 194 345 689

379

Как следует из приведённых в таблице показателей, по хозяйственному устройству «ингерманландцев» в области предстояла большая работа, поэтому был разработан и утверждён облисполкомом соответствующий план на 1950 г.6

Переезд значительной части «ингерманландского» населения в Карело-Финскую ССР и постепенное сокращение притока его в Псковскую область создавали более благоприятные условия для хозяйственного устройства оставшихся здесь на постоянное место жительства. После печально известного «Ленинградского дела», в процессе которого пострадали и руководители Карело-Финской ССР, дальнейшее организованное переселение «ингерманландцев» в республику прекращалось. Но те, кто успел этим правом воспользоваться, остались там, разве что осевших в пограничных районах переселили в глубинные селения. Приказом спецотдела МВД СССР от 29 сентября 1949 г. все поселения финнов брались под гласный надзор7. В начале 1950-х гг. «встречные» миграционные потоки значительно ослабли, число «ингерманландцев» в Псковской области в основном стабилизировалось. Всё больше их «врастало» в псковскую землю, обзаводилось здесь семьями и имуществом, оставалось на постоянное место жительства, особенно в северных районах, прилегавших к Ленинградской области — Гдовском, Полнов-ском, Плюсском, Стругокрасненском и др.

Запрет на проживание их в местах прежнего жительства — в Ленинградской области, действовал до смерти И. В. Сталина, после чего у них появилась возможность вернуться на «историческую родину». Воспользовались этим правом до 30 тыс. финнов, вернувшихся в родные селения, в том числе и многие из расселённых в Псковской области. «Ингерманланд-цев» открыто больше никто не преследовал, но и заботиться о возрождении национальных традиций целого народа тоже не собирался. После ХХ съезда КПСС, в феврале 1957 г., была восстановлена национальная государственность ряда народов, упразднённая в годы Великой Отечественной войны, и сняты огульные обвинения с выселенных тогда же балкарцев, чеченцев, ингушей, калмыков, карачаевцев, месхетинцев, курдов, немцев Поволжья, крымских татар и греков. Не коснулось это,

6 ГАПО. Ф. Р-1121. Оп. 2. Д. 17. Л. 3-4.

7 Флинк Т. Указ. соч. С. 243, 249.

380

однако, «ингерманландцев», которые оказались разбросанными по многочисленным диаспорам на огромной территории бывшего СССР и разных стран мира. Оставалась таковая и в Псковской области, хотя численность «ингерманландцев» здесь в последующие годы неуклонно сокращалась. По данным Всесоюзных переписей населения 1979 и 1989 гг. она была следующей (по области в нынешних границах)8:

Таблица 2

Категории населения Численность (чел.)

Карелы Вепсы Финны

Городское население 1979 г. 128 7 4

1989 г. 151 13 13

Сельское население 1979 г. 55 1 313

1989 г. 61 1 224

Всего: 1979 г. 183 8 864

1989 г. 212 14 658

О том, что «ингерманландцы» относились к числу «репрессированных народов» и в районах Псковской области оказались не по своей воле, как бы забыли и до начала «перестройки» не вспоминали. Только в 1990 г. финны-ингерманландцы получили право на репатриацию, и в последующие 20 лет около 30 тыс. «ингерманландцев» эмигрировали в соседнюю Финляндию. Инициатором этого был президент Мауно Койвисто, заявивший, что его побудила к этому «симпатия, испытываемая к многострадальному народу ингерманландских финнов». Лишь в 1993 г. вышло Постановление Верховного Совета РФ о реабилитации российских финнов9, официально полностью восстановившее их во всех правах.

Источники

ГАПО. Ф. Р-903. Оп. 1. Д. 460.

ГАПО. Ф. Р-1121. Оп. 1. Д. 197.

ГАПО. Ф. Р-1121. Оп. 2. Д. 17.

8 Национальный состав населения Псковской области (по данным Всесоюзных переписей населения 1970, 1979, 1989 годов): Статистический сборник. Псков, 1990. С. 5-13.

9 Псковщина — наш общий дом: Книга-альбом о деятельности национальных общественных организаций. Псков, 2013. С. 83.

381

Национальный состав населения Псковской области (по данным Всесоюзных переписей населения 1970, 1979, 1989 годов): Статистический сборник. Псков, 1990.

Литература

Флинк Т. Домой в ссылку. Депортация ингерманландских переселенцев из Финляндии в Советский Союз. 19441945 гг. СПб., 2011.

Псковщина — наш общий дом. Книга-альбом о деятельности национальных общественных организаций. Псков, 2013.

Филимонов Анатолий Васильевич, заведующий кафедрой русской истории, кандидат исторических наук, профессор (Псковский государственный университет, г. Псков, Россия); e-mail: istfakultet@rambler.ru

The "Ingrians" in Pskov Oblast (End of 1940's — Beginning of

1950's)

The article is focused on the story (the first part can be found in the previous issue of the almanac) of the so-called "Ingrians" (i.e. Ingrian Finns), repatriated from Finland and placed in Pskov Oblast as administrative-deported in accordance with the Resolution of the GKO (State Defense Committee). At the end of 1940's — beginning of the 1950's the "Ingrians" faced new problems determined by their permanent migrations from the Estonian SSR to Pskov Oblast, and from the latter one to the Karelo-Finnish SSR.

Key words: Estonian SSR, Karelo-Finnish SSR, Pskov Oblast, Ingrian Finns, migrants, household.

Anatoly Filimonov, Head of the Department of Russian History, Candidate of Historical Sciences, Professor (Pskov State University, Pskov, Russia); e-mail: istfakultet@rambler.ru

382