Научная статья на тему 'Изменение национального состава населения Северо-Запада России с 1897 по 1959 гг'

Изменение национального состава населения Северо-Запада России с 1897 по 1959 гг Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
844
110
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ / ВРЕМЕННЫЕ СРЕЗЫ / ЭТНИЧЕСКАЯ И КОНФЕССИОНАЛЬНАЯ СТРУКТУРА НАСЕЛЕНИЯ / СЕВЕРО-ЗАПАД РОССИИ / HISTORICAL GEOGRAPHY / TIME SLICES / ETHNIC AND RELIGIOUS STRUCTURE OF THE POPULATION / NORTH-WEST RUSSIA

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Манаков Андрей Геннадьевич

В связи с началом подготовки тома по Северо-Западу России в рамках проекта «Историческая география России» назрела необходимость проведения детального историко-географического анализа по различным направлениям данной отрасли научного знания. В статье представлены результаты исследования по исторической этнической и конфессиональной географии Северо-Запада России, опирающегося на методику временных (исторических) срезов. Временной интервал исследования охватывает период между Первой всеобщей переписью населения Российской империи 1897 г. и всесоюзной переписью населения 1959 г. Выявлены исторические события, наиболее значимые для осуществления историко-географической периодизации. Это в первую очередь, годы наиболее масштабных административных реформ на Северо-Западе России, а также годы проведения переписей населения в исследуемый период: 1897, 1926, 1939 и 1959 гг. Представлен картографический анализ результатов переписи 1897 г. на уровне уездов трёх северо-западных губерний Российской империи (С.-Петербургской, Новгородской и Псковской). Вместе с традиционным статическим «горизонтальным подходом» предпринята попытка использования «вертикального подхода», ориентированного на описание изменений, произошедших в географии населения региона за исследуемый временной интервал. Однако неустойчивость административно-территориального деления региона в этот период осложнила проведение детального картографического анализа динамики национального состава населения между переписями на уровне низовых административно-территориальных единиц.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

CHANGES IN NATIONAL COMPOSITION OF THE POPULATION IN NORTHWEST RUSSIA FROM 1897 TO 1959

With the start of preparing the volume about North-West Russia within the project "Historical Geography of Russia", there is a need to carry out a detailed historical and geographical analysis. The article presents the results of research on the history of ethnic and religious geography of the North-West Russia, which was based on the methodology of time (historical) slices. Timeframe study covers the period between the frst general census of the population of the Russian Empire in 1897 and the All-Union census in 1959. The research revealed the most important events for historical and geographical periodization. They include the most ambitious administrative reform in North-West Russia, as well as the census in the study period: in 1897, 1926, 1939 and 1959. The author presents a cartographic analysis of the 1897 census focusing on three north-western provinces of the Russian Empire (St. Petersburg, Novgorod and Pskov). Along with the traditional static "horizontal approach" the author attempts to use "vertical approach". However, the detailed cartographic analysis was complicated by instability of administrative-territorial division of the region in this period.

Текст научной работы на тему «Изменение национального состава населения Северо-Запада России с 1897 по 1959 гг»

ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ

УДК 913:911.3

А. Г. Манаков

ИЗМЕНЕНИЕ НАЦИОНАЛЬНОГО СОСТАВА НАСЕЛЕНИЯ СЕВЕРО-ЗАПАДА РОССИИ С 1897 ПО 1959 ГГ.

В связи с началом подготовки тома по Северо-Западу России в рамках проекта «Историческая география России» назрела необходимость проведения детального историко-географического анализа по различным направлениям данной отрасли научного знания. В статье представлены результаты исследования по исторической этнической и конфессиональной географии Северо-Запада России, опирающегося на методику временных (исторических) срезов. Временной интервал исследования охватывает период между Первой всеобщей переписью населения Российской империи 1897 г. и всесоюзной переписью населения 1959 г. Выявлены исторические события, наиболее значимые для осуществления историко-географической периодизации. Это в первую очередь, годы наиболее масштабных административных реформ на Северо-Западе России, а также годы проведения переписей населения в исследуемый период: 1897, 1926, 1939 и 1959 гг. Представлен картографический анализ результатов переписи 1897 г. на уровне уездов трёх северо-западных губерний Российской империи (С.-Петербургской, Новгородской и Псковской). Вместе с традиционным статическим «горизонтальным подходом» предпринята попытка использования «вертикального подхода», ориентированного на описание изменений, произошедших в географии населения региона за исследуемый временной интервал. Однако неустойчивость административно-территориального деления региона в этот период осложнила проведение детального картографического анализа динамики национального состава населения между переписями на уровне низовых административно-территориальных единиц.

Ключевые слова: историческая география, временные срезы, этническая и конфессиональная структура населения, Северо-Запад России.

Введение

Актуальность исследования вызвана началом практической реализации проекта «Историческая география России». В рамках данного проекта проводится работа по подготовке серии коллективных монографий, которые будут представлять собой комплексные историко-географические характеристики крупных регионов страны. С этой целью было осуществлено историко-географическое районирование России [5]. Один из томов серии должен быть посвящён Северо-Западной историко-геогра-фической области.

Северо-Западная историко-географическая область соответствует территории пяти субъектов Российской Федерации (С.-Петербург, Ленинградская, Новгородская, Псковская и Калининградская области) [6]. Однако отметим, что при осуществлении «временных срезов» как одного из важнейших методов в исторической географии

населения приходится учитывать изменения в сетке административно-территориального деления (АТД) государства, т. к. статистика обычно даётся по единицам АТД. По этой причине в течение обозначенного периода Калининградскую область приходится рассматривать отдельно от основной территории Северо-Запада России.

В исследуемый временной интервал переписи населения были в 1897, 1926, 1939 и 1959 гг. Переписи населения 1897 г. и 1926 г. проводились в губернский период истории АТД. Тогда современная территория Северо-Запада укладывалась в границы Петербургской, Псковской и Новгородской губерний (внутри последней к 1926 г. была выделена Череповецкая губерния), а также соседних уездов Олонецкой и Витебской губерний. Во время переписи населения 1939 г. Северо-Запад почти полностью укладывался в границы обширной по площади Ленинградской области. И только перепись населения 1959 г. проводилась в границах нынешних областей Северо-Запада, хотя внутреннее деление этих областей ещё пока не соответствовало современному.

Целью статьи является анализ динамики национального состава населения Северо-Запада России с конца XIX в. по середину ХХ в. (точнее, до переписи 1959 г.), в т. ч. более детальный обзор результатов переписи 1897 г. на уровне уездов трёх северо-западных губерний Российской империи (Петербургской, Новгородской и Псковской).

Состояние изученности проблемы. Методика «временных срезов» в исторической этнической географии применительно к исследуемому периоду была апробирована нами на уровне Псковского региона [17]. Необходимый для изучения динамики национального состава населения анализ изменений в АТД на уровне всей России, включая период конца XIX в. — первой половины ХХ в., провёл С. А. Тархов [30], а на уровне Северо-Запада России — В. Л. Мартынов [18]. Схожий анализ был проведён нами ранее на уровне северо-запада Восточно-Европейской равнины [16]. В этой же работе был представлен обзор этнической и конфессиональной географии обозначенного региона на уровне уездов по результатам переписи 1897 г., а также рассмотрены этнические процессы на этих территориях в последующий период.

Изменение АТД Северо-Запада России в период с 1897 по 1959 гг.

В период с 1897 по 1959 гг. можно выделить четыре этапа развития сети АТД Северо-Запада России: 1) дореволюционный губернский (1897-1917 гг.); 2) этап сосуществования старых и новых единиц АТД (1917-1926 гг.) при частичном разукрупнении губерний; 3) первая советская реформа (1927-1929 гг.), нацеленная на масштабное укрупнение единиц АТД; 3) вторая советская реформа, направленная на разукрупнение областей и краёв, первая фаза которой пришлась на 1930-1940 гг., а вторая фаза — на военно-послевоенное время (с 1944 по 1957 гг.); 4) становление современных областных границ (1957-1959 гг.). То есть почти все реформы АТД на Северо-Западе России в исследуемый период пришлись на первую половину XX в.

С 1897 г. вплоть до революции 1917 г. серьёзных изменений АТД на Северо-Западе не происходило. Перед началом Первой мировой войны современные территории Северо-Запада России входили в основном с состав трёх губерний (рис. 1) — Петербургской (образована в 1780 г.), Псковской и Новгородской (образованы в 1776 г.), а также частично — в состав Олонецкой (1784 г.), Выборгской (1744 г.) и

Витебской губерний (1802 г.). Результатом вступления в 1914 г. России в войну с Германией и Австро-Венгрией стало переименование С.-Петербурга в Петроград, и соответственно, губерния также стала называться Петроградской (рис. 2).

Рис. 1. Уезды губерний Российской империи в 1897 г. (в пределах современных территорий Северо-Запада России) Цифрами обозначены уезды Петербургской губернии: 1 — Петербургский, 2 — Петергофский, 3 — Ямбургский, 4 — Гдовский, 5 — Лужский, 6 — Царскосельский, 7 — Шлиссель-

бургский, 8 — Новоладожский; Псковской губернии: 9 — Псковский, 10 - Порховский, 11 — Островский, 12 — Опочецкий, 13 — Новоржевский, 14 — Холмский, 15 — Великолуц-кий, 16 — Торопецкий; Витебской губернии: 17 — Велижский, 18 — Невельский, 19 — Себежский; Новгородской губернии: 20 — Новгородский, 21 — Старорусский, 22 — Демянский, 23 — Крестецкий, 24 — Валдайский, 25 — Боровичский, 26 — Тихвинский, 27 — Устюжинский, 28 — Белозерский, 29 — Череповецкий, 30 — Кирилловский; Олонецкой губернии: 31 — Лодейнопольский.

Рис. 2. Соотношение территорий современных областей Северо-Запада России и губерний Российской империи в 1914 г.

Ещё в конце XIX в. появились проекты разукрупнения АТД России. После революции на основной территории страны, которая в 1918 г. стала именоваться РСФСР, начался процесс разукрупнения ряда старых губерний. В числе нескольких новых советских губерний оказалась Череповецкая губерния, которая в июне 1918 г. была выделена из северо-восточной части Новгородской губернии (Тихвинский, Устю-жинский, Белозерский, Череповецкий и Кирилловский уезды) [3].

В 1922 г. была упразднена Олонецкая губерния, и два её бывших уезда (Вы-тегорский и Лодейнопольский) были включены в состав Петроградской губернии.

В 1924 г. Петроград был переименован в Ленинград, а Петроградская губерния — в

Ленинградскую [3].

В 1924 г., при образовании Белорусской ССР, три уезда упразднённой Витебской губернии (Себежский, Невельский и Велижский) были включены в состав Псковской губернии [2]. С этого времени Северо-Запад вышел на современные административные рубежи на своём крайнем юго-западе. После этого начался процесс полной перекройки границ старых губерний.

В мае 1927 г. было принято решение о создании огромного по площади СевероЗападного края с центром в Ленинграде, включающего Ленинградскую, Псковскую, Новгородскую, Череповецкую и Мурманскую губернии. Вместо уездов и волостей были организованы округа и районы. Через некоторое время, 1 августа 1927 г. ВЦИК и СНК РСФСР принял постановление о переименовании Северо-Западного края в Ленинградскую область [3].

Завершающим шагом этой реформы стало постановление Президиума ВЦИК от 14 января 1929 г. о полной ликвидации губерний и создании областей и краёв на остальной части страны. В частности, были образованы соседние с Ленинградской областью Северный край и Западная область. При создании Западной области Ленинградская область понесла первые потери, т. к. утратила в пользу новообразованной области Великолукский округ [30].

По причине плохой управляемости огромных по площади, населению и числу районов единиц АТД сразу же после завершения первой реформы встал вопрос о разукрупнении наиболее крупных по своим размерам краёв и областей. Одновременно было принято решение отказаться от окружного звена в АТД.

В январе 1935 г., в рамках разукрупнительной реформы АТД, на стыке трёх «больших» областей — Западной, Московской и Ленинградской была образована «малая» область — Калининская, в состав которой отошли пять районов Ленинградской области. В сентябре 1937 г. Северная область была разделена на Архангельскую и Вологодскую области. В состав последней были переданы 18 районов Ленинградской области (значительная часть территории бывшей Череповецкой губернии) [1]. В 1938 г. из состава Ленинградской области вышел Мурманский округ в связи с образованием самостоятельной Мурманской области. Это было, по сути, последним шагом в разукрупнении «большой» области в ходе данной реформы.

С 1940 г., после войны с Финляндией, территория Карельского перешейка вошла в состав СССР. В марте 1940 г., на основе Карельской АССР и присоединённых к СССР восточных участков Финляндии была образована Карело-Финская ССР, которая была выведена из состава РСФСР. Северная часть Карельского перешейка отошла к Карело-Финской ССР, южная его часть — к Ленинградской области [30] (рис. 3).

В июле-августе 1944 г. на Северо-Западе появились сразу три новые «малые» области: Великолукская, Новгородская и Псковская. Великолукская область получила ряд территорий Калининской, Смоленской и Ленинградской областей. Из последней в её состав был включён Холмский район, который перед этим уже успел побывать в составе только что образованной Новгородской области [18]. Правда, и сама Великолукская область просуществовала недолго — всего 13 лет (до 1957 г.).

В ноябре 1944 г. территория Ленинградской области получила приращение за счёт вхождения в её состав всего Карельского перешейка, а также Ивангорода и четырёх волостей, расположенных на правом берегу р. Нарвы и выделенных из состава

i i

Карело-Финская ССР

r\ ^J ' Лс (с 1940 г.)

Олонецш

ФИНЛЯНДИЯ

s(

' Кексгольм^Л <> Выборг

Ладожское озеро

ШПодпорожье

¡Лодеиное Поле

)Онежское™ озеро 'Вытегра

I

Финский залив

н®

Волховстрой

Ленинград

Кингисепп о

1 7"осно

"Кингисеппский округ

Кириши

Тихвин

\ \ /

Чудоео

оз. Белое

О

о

Белозерск Вологодская область Череповец

Луга

[Чудское]"^ Й / 03 / \

озеро о Новгород

Псковский

J

■ef.

IИльмень

г

Г >

8'

округ Псков

V Остров

IV

к

Чазойа Пест ов о

с

Боровичи

Порхов

\ Стар. Русса (

Калининская обл.

Демянск

Пушкинские Горы

ч

Опочка г

Калининская\ область

° V

Великие Луки Д

Бологое

i оз. Селигер ^Осташков

Нее ель

Белорусская ССР

^Смоленская-область

Границы на 1940 г.: государств

советских республик

областей

_ округов с

1935 г.

Территория, вошедшая в состав Ленинградской области в 1940 г.

© Центр области

• Центры округов

о Прочие поселения

Современные

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

--- границы

областей

Рис. 3. Административно-территориальное деление Северо-Запада России в 1940 г.

Эстонской ССР [1]. К началу 1945 г. расширилась и территория Псковской области, куда были переданы земли из Эстонской и Латвийской ССР, утраченные Россией в 1920 г. согласно Тартускому и Рижскому договорам [2].

После достижения самого низкого уровня разукрупнения, в 1957 г. был сделан небольшой шаг назад в направлении укрупнения — упразднено несколько небольших областей. Так, в апреле 1957 г. была ликвидирована Великолукская область, территория которой была разделена между Псковской и Калининской областями. В 1958 г. из Псковской области Холмский район был передан в Новгородскую область, Плоскош-ский район — в Калининскую область [2]. Таким образом, внешние границы областей Северо-Запада России с 1958 г. приобрели современный облик (см. рис. 2).

Этническая и конфессиональная география Северо-Запада России по итогам переписи 1897 г.

Результаты Первой всеобщей переписи населения Российской империи часто вводятся в научный оборот как наиболее надёжные среди всех местных переписей и оценок численности населения, осуществлённых до ХХ в. Нами был проведён географический анализ этнической и конфессиональной структуры населения уездов северо-западных губерний Российской империи [21-23]. Согласно существующему в то время районированию государства, территория современного Северо-Запада входила в основном в состав Озёрной области (Псковская, Новгородская, Петербургская и Олонецкая губернии), а также частично в состав Верхнего Поднепровья и Белоруссии или Литовско-Белорусского края (часть Витебской губернии) [27-29].

Спецификой переписи 1897 г., которую этнографы оценивают в качестве недостатка, явилось выявление этнической принадлежности с помощью вопроса о родном языке (частично — и вопроса о вероисповедании). С позиции современной науки лингвистика в то время была разработана слабо, ряд языков именовали наречиями, наречия — языками. К тому же, были выделены далеко не все этнические общности, о чём свидетельствуют результаты последующих переписей [4].

Чтобы сохранить стиль изложения той эпохи, мы используем названия языковых групп и отдельных народов, какие были приняты в конце XIX в. Русское население в то время рассматривалось состоящим из трёх групп: великороссов, малороссов и белоруссов. Соответственно, русский язык включал великорусское, малорусское и белорусское наречия. В таком виде русский язык включался в славянскую группу, наравне с польским языком. В статистике переписи 1897 г. великороссы иногда рассматривались вместе с белоруссами и малороссами. В составе литовско-латышской группы рассматривались три наречия: латышское, литовское и жмудское. В интересующих нас губерниях к наречиям финской группы были отнесены: эстонское, финское, карельское, ижорское и чудское.

Таблица 1

Распределение населения северо-западных губерний по родному языку и вероисповеданию согласно итогам переписи 1897 г.

(составлено авто зом по [21; 22])

Язык или языковая Псковская губ. Новгородская губ. Петербургская губ.

группа чел. % чел. % чел. %

Всё население 1122317 100 1367022 100 2112033 100

Великорусский 1063007 94,72 1323799 96,84 1729564 81,89

Малорусский 77 0,01 254 0,02 7612 0,36

Белорусский 2321 0,21 648 0,05 4219 0,20

Польский 4466 0,40 3128 0,23 45009 2,13

Литовско-латышские 11221 1,00 7056 0,52 14640 0,69

наречия

Немецкий 3885 0,34 4188 0,31 63457 3,00

Еврейский 7361 0,66 3732 0,27 16061 0,76

Татарское наречие 47 0,004 513 0,04 5994 0,28

Финское наречие 3645 0,32 645 0,05 130413 6,17

Карельское наречие 37 0,003 9980 0,73 835 0,04

Окончание таблицы 1

Ижорское наречие 0 0 4 0,00 13721 0,65

Чудское наречие 2 0,00 9157 0,67 303 0,01

Эстонское наречие 25458 2,27 3112 0,23 64116 3,04

Всего финские 29142 2,60 22898 1,68 209444 9,92

наречия

Вероисповедание

Православные и 1042716 92,91 1312883 96,04 1728147 81,82

единоверцы

Старообрядцы и 40475 3,61 31150 2,27 20120 0,95

уклоняющиеся от

православия

Римско-Католики 5524 0,44 4775 0,34 65471 3,10

Лютеране и другие 26064 2,32 13696 0,98 267811 12,68

протестанты

Иудеи 7467 0,67 3802 0,28 21453 1,02

Расселение населения, считающего родным великорусский язык, отображено на рис. 4. Наименьшей была доля великорусского населения в Петербургской губернии. Обращает на себя внимание высокая доля невеликорусского населения в уездах, территория которых сейчас заселена почти исключительно русскими. Это, к примеру, ряд уездов Петербургской и Витебской губерний. Ко вторым относятся Себеж-ский, Невельский и Велижский, территория которых ныне входит сейчас в основном в состав Псковской области. Именно здесь регистрировалось население, считающее родным белорусский язык (85,7 % — в Велижском уезде, 84 % — в Невельском и 47,1 % — в Себежском).

К 1926 г. доля белорусов в этих уездах, переданных в 1924 г. в состав Псковской губернии, уменьшилась примерно вдвое. Вероятно, в этот период здесь происходили интенсивные процессы ассимиляции и смены этнического самосознания населения с переходными русско-белорусскими говорами, превратившегося за короткие сроки в «русских» по статистике.

Повышенная доля поляков (рис. 4) в трёх уездах Витебской губернии (особенно в Себежском уезде — 1,5 %) объясняется вхождением в прошлом территории последней в состав Речи Посполитой. Относительно высокая доля поляков в ряде уездов Петербургской и Новгородской губерний (особенно в С.-Петербурге — 2,8 %, Царскосельском и Петергофском уездах — по 1,9 %, в Новгородском уезде — 1,1 %), — следствие миграционных процессов, о чём свидетельствует концентрация польского населения в столице и губернских центрах.

К народам летто-литовской (балтийской) группы индоевропейской семьи ныне относят латышей и литовцев. Тогда их языки рассматривались как наречия. Повышенная доля латышей в ряде уездов Новгородской и Псковской губерний — результат их миграции во второй половине XIX в. Наиболее высока была доля латышей в Новгородском (2,4 %) и Крестецком (1,3 %) уездах Новгородской губернии, Островском (1,8 %), Псковском (1,7 %), Торопецком (1,4 %) и Холмском (1,1 %) уездах Псковской губернии, а также в Велижском уезде (2,5 %) Витебской губернии.

Рис. 4. Доля в 1897 г. населения, признающего в качестве родного великорусский и польский языки

Среди народов германской группы во всех губерниях по уездам фиксировались немцы (рис. 5). Повышенной долей немецкого населения на Северо-Западе отличалась только Петербургская губерния (особенно С.-Петербург — 4 % и уезды столичной губернии: Ямбургский — 2,6 %, Царскосельский — 2,1 %, Шлиссельбургский — 1,8 %. В Новгородской и Псковской губерниях немецкое население концентрировалось преимущественно в губернских центрах (1,4 % — в Новгородском уезде, 0,9 % — в Псковском уезде).

Среди народов финно-угорской группы уральской языковой семьи (рис. 5) фиксировались: эсты (эстонцы) в Псковской, Новгородской и Петербургской губерниях; чудь (ныне вепсы) — в Новгородской губернии; корелы (карелы) — в Новгородской губернии; ижора (ижорцы) — в Петербургской губернии; финны (в основном ин-германландские финны вместе с водью) — в Псковской и Петербургской губерниях.

Чудь была зафиксирована только в Новгородской губернии — в Тихвинском (7,2 %) и Белозерском (2,3 %) уездах. В 1897 г. численность вепсов составляла 25,6 тыс. чел., в т. ч. 7,3 тыс. проживало в Восточной Карелии, к северу от р. Свирь [39]. Ядром этнической территории вепсов уже тогда была Вепсовская возвышенность.

Карелы в пределах современной территории Северо-Запада концентрировались в Новгородской губернии. Согласно результатам переписи населения 1897 г. численность карел в Валдайском уезде Новгородской губернии составляла 5,8 тыс. чел. (6,1 % населения уезда). В Тихвинском уезде Новгородской губернии в 1897 г. проживало 1,4 тыс. карел (1,4 % населения уезда), т. е. в пять раз меньше, чем чуди (вепсов). Здесь они были сконцентрированы на небольшой территории в верхнем течении р. Чагоды и были тогда известны под именем «тихвинские карелы» (ныне это южная часть Бокси-тогорского района Ленинградской области).

Повышенная доля эстонского населения характеризовала ряд уездов Петербургской губернии (Ямбургский — 21,9 %, Гдовский — 10,5 %, Петергофский — 6,2 %, Лужский — 3,6 %) и Псковской губернии (т. н. «православные эстонцы» — сету в Псковском уезде — 7,8 %, эстонские переселенцы в Торопецком и Холмском уездах — 3 и 2,5 % соответственно). Одним из главнейших направлений миграции эстонского и латышского населения было Восточное Причудье, в частности Гдов-ский и Лужский уезды С.-Петербургской губернии. В Гдовском уезде численность эстонцев к 1897 г. достигла 5,3 тыс. чел., в Лужском уезде — 4,8 тыс. чел.

Финны, сейчас известные как финны-ингерманландцы, составляли значительную долю населения Шлиссельбургского (39,3 %), Царскосельского (25,7 %), Ям-бургского (14,2 %) и Петергофского (13,2 %) уездов Петербургской губернии. Финны также были выделены отдельно в Псковской губернии, где, однако, составляли небольшой процент во всём населении. Наиболее высока была доля финнов в Холм-ском (1,1 %) и Торопецком (0,8 %) уездах. Кроме того, в Петербургской губернии была зарегистрирована ижора (ижорцы). Ижорцы жили в основном в Ямбургском (7,8 %) и Петергофском (4,8 %) уездах.

Таким образом, в конце XIX в. наиболее этнически мозаичными в пределах современной территории Северо-Запада России были четыре уезда Петербургской губернии: Ямбургский (с этническими компонентами кроме русских: эстонцы, финны, ижорцы и немцы), Царскосельский и Шлиссельбургский (финны, эстонцы и немцы), Петергофский (финны, эстонцы, ижорцы, поляки и немцы). В С.-Петербурге была относительно повышена доля немцев, финнов и поляков (табл. 2).

Рис. 5. Доля в 1897 г. населения, признающего в качестве родного немецкий и прибалтийско-финские языки

Таблица 2

Национальный состав населения уездов Петербургской губернии в 1897 г. (по родному языку, составлено автором по [23])

Уезды Д ,оля национальностей по переписи 1897 г., %

русские финны немцы эстонцы поляки ижорцы

Петербургский 86,0 2,9 4,0 0,95 2,8

Гдовский 88,9 0,2 0,2 10,5 0,05 -

Лужский 91,8 0,75 0,7 3,6 0,75 0,5

Новоладожский 99,1 0,1 0,1 0,1 0,05 -

Петергофский 69,0 13,2 2,4 6,2 2,7 4,75

Царскосельский 66,4 25,7 2,05 2,45 1,9 -

Шлиссельбургский 55,6 39,3 1,75 1,75 0,6 -

Ямбургский 51,0 14,2 2,6 21,9 0,9 7,8

Итого по губернии 82,4 6,2 3,0 3,0 2,1 0,7

Согласно результатам переписи населения 1897 г. численность финнов в Петербургской губернии за вторую половину века достигла 130,4 тыс. (вместе с водью). Их доля в населении губернии составляла 6,2 %. Доля ижорского населения тогда же составляла 0,7 % (13,7 тыс. чел., по другим оценкам — до 21,7 тыс. чел.), эстонского населения — 3 % (64,1 тыс. чел.), почти такую же долю составляли немцы (63,5 тыс. чел.), 2,1 % — поляки, 0,8 % — евреи. Доля русского населения (с украинцами и белорусами) в губернии достигла 82,4 %. Почти все ижорцы и подавляющая часть фин-нов-ингерманландцев (107 тыс. чел.) проживали в сельской местности губернии [10].

В С.-Петербурге согласно результатам переписи 1897 г. этническую пестроту населения задавали представители пяти национальностей: немцы (4 %), поляки (2,9 %), финны (1,7 %), эстонцы (1 %) и евреи (около 1 %). Численность немцев (наиболее крупного иноязычного компонента населения столицы) достигла своего максимума на рубеже XIX-XX вв — 50,3 тыс. чел. К 1910 г. к числу национальностей, достигших 1 % населения С.-Петербурга, добавились белорусы и латыши [33].

Перейдём к обзору конфессиональной географии Северо-Запада, который позволяют нам сделать итоги переписи населения 1897 г. Доля православного населения (куда включали также единоверцев) мало отличалась от суммарной доли населения, считающего родным русский и белорусский языки. Но можно отметить и ряд несоответствий.

Так, во всех трёх губерниях встречались уезды с повышенной долей старообрядческого населения (рис. 6). Это Порховский (12,8 %) и Новоржевский (5,2 %) уезды Псковской губернии, Старорусский (7,3 %) и Крестецкий (6,8 %) уезды Новгородской губернии, а также Новоладожский уезд (6,5 %) Петербургской губернии. С другой стороны, православие исповедовали некоторые прибалтийско-финские народы (карелы, вепсы, ижорцы и сету), что заметно повышало долю православного населения в местах их концентрации (в основном это касается территории Новгородской губернии, в меньшей степени — Псковской и Петербургской губерний).

На примере удельного веса населения, исповедующего в 1897 г. иудаизм, можно рассмотреть реальную долю еврейского населения. Связано это с тем, что часть еврейского населения в качестве родного языка признавала немецкий или русский, и в итоге их численность, если следовать только данным по языку, была несколько

заниженной. Поэтому подключение к анализу конфессиональной принадлежности населения даёт более точную оценку численности евреев.

Население, исповедующее иудаизм, фиксировалось по уездам всех губерний (рис. 6). Доля евреев была высока в губерниях, входящих в область, оконтуренную «чертой оседлости» еврейского населения, куда входила территория Витебской губернии. На территориях, не входящих в эту область, доля евреев была повышена преимущественно в населении губернских центров (в Новгородском уезде — 1,1 %, в Псковском уезде — 0,7 %), а также в населении столицы (1,4 %).

Рис. 6. Доля в 1897 г. старообрядцев и населения, исповедующего иудаизм

Население, исповедующее римско-католическую религию (рис. 7), проживало на территории Витебской губернии , около двух веков входящих в состав Речи Посполитой. К примеру, католики составляли 3,1 % жителей Себежского уезда. В других губерниях, и особенно в С.-Петербурге, повышенная доля католиков связана с выходцами из Польши и других католических стран. Их доля была повышена в Петербургском (4,1 %), Царскосельском (2,8 %), Петергофском (2,5 %) и Ямбургском (1,7 %) уездах столичной губернии.

Рис. 7. Доля в 1897 г. населения, исповедующего римско-католическую и протестантскую религии

Господствующей религией населения соседних с Петербургской и Псковской губерниями прибалтийских губерний с XVI в. является лютеранство. Население, исповедующее лютеранство и другие направления протестантской религии, было достаточно многочисленным в Петербургской губернии (в основном финны-ингер-манландцы, эстонцы и часть немцев), ряде уездов Псковской и Новгородской губерний, принявших эстонских и латышских переселенцев.

Так, доля протестантов в населении уездов столичной губернии составляла: Шлисельбургский — 41,4 %, Ямбургский — 31 %, Царскосельский — 29,8 %, Петергофский — 24 %, Петербургский — 8,9 %. (собственно в С.-Петербурге — только 7,9 %). В Гдовском и Лужском уездах Петербургской губернии лютеранство исповедовали преимущественно эстонские и латышские переселенцы XVШ-XIX вв. Их общая численность в 1897 г. в Гдовском уезде составляла 15,4 тыс. чел. (10,6 % от населения уезда), в Лужском уезде — 7,5 тыс. чел. (5,6 %).

В географический анализ, проведённый по итогам переписи населения 1897 г., нами не были включены наименее многочисленные народы, а также приверженцы ряда религий (например, мусульмане) опять же по причине своей малочисленности в это время на современной территории Северо-Запада России.

Изменение этнического состава населения с 1897 по 1959 гг.

Динамика национального состава населения за последующий период (вплоть до 1959 г.) рассмотрена нами только на уровне всего Северо-Запада (табл. 3), что связано с неустойчивостью АТД в этот временной интервал.

Таблица 3

Изменение национального состава населения Северо-Запада России в 1897-1959 гг. (составлено автором по [7-9; 22])

Численность 1897 г. 1926 г. 1939 г. 1959 г.

указавших чел. % чел. % чел. % чел. %

национальность

Всего 4601372 100 6366971 100 6430331 100 6254549 100

Русские 4116370 89,46 5759392 90,46 5711230 88,82 5728131 91,58

Украинцы 7943 0,17 14443 0,23 91120 1,42 106348 1,70

Белорусы 7188 0,16 51867 0,81 45553 0,71 73281 1,17

Поляки 52603 1,14 50847 0,80 27353 0,43 15408 0,25

Латыши и 32917 0,72 47060 0,74 27245 0,42 12774 0,20

литовцы

Немцы 71530 1,55 30302 0,48 22870 0,36 3387 0,05

Евреи 27154 0,59 115269 1,81 219253 3,41 179192 2,86

Татары 6554 0,14 10368 0,16 43452 0,68 32625 0,52

Эстонцы 92686 2,01 87099 1,37 59698 0,93 22410 0,36

Финны 134703 2,93 126338 1,98 114633 1,78 26404 0,42

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Карелы 10852 0,24 5123 0,08 7317 0,11 5624 0,09

Вепсы 9462 0,21 24186 0,38 15769 0,25 8026 0,13

Ижорцы 13725 0,30 16030 0,25 7456 0,12 329 0,005

Водь 694 0,01

Все 261428 5,68 259470 4,08 204873 3,19 63023 1,01

прибалтийско-финские народы

Судя по динамике доли русского населения на Северо-Западе с 1897 по 1926 гг., наблюдался процесс ассимиляции или выезд за пределы России нерусского населения, особенно это касалось поляков, немцев, финнов, эстонцев и карел. В итоге за этот период доля русского населения в регионе выросла с 89,5 до 90,5 %. Однако в этот период наметился миграционный приток в регион евреев, украинцев, а также увеличилась доля белорусов (главным образом, за счёт присоединения в 1924 г. к Псковской губернии трёх «белорусских» уездов Витебской губернии).

В период с 1926 по 1939 гг. обозначилась противоположная тенденция — сокращение доли русского населения, и за период удельный вес русских в населении региона уменьшился до 88,8 %. В этот период увеличилась миграция в регион украинцев, евреев и татар, но при этом уменьшилась доля всех остальных национальностей. Однако надо учесть и то обстоятельство, что динамика национального состава населения с 1926 по 1939 гг. частично связана и с изменением АТД: если в 1926 г. статистика рассчитывалась по четырём губерниям (Петербургской, Псковской, Новгородской и Череповецкой), то в 1939 г. — в границах обширной Ленинградской области. Причём Ленинградская область к этому времени успела лишиться ряда своих наиболее русских территорий. Значительная часть бывшей Череповецкой губернии вошла в состав Вологодской области, а южная часть бывшей Псковской губернии — в состав Калининской области.

С 1939 по 1959 гг. доля русских выросла до 91,6 % населения региона, территория которого уже соответствовала современным областям Северо-Запада России. В этот период рос миграционный приток в регион украинцев и белорусов, но заметно уменьшился удельный вес прибалтийско-финского населения, поляков, евреев, немцев и латышей. Продолжалась ассимиляция ряда коренных народов региона (карел, ижорцев, вепсов). Но на динамику национального состава населения Северо-Запада повлияли также изменения АТД (расширение территории региона за счёт южной части Псковской области) и последствия Великой Отечественной войны (резкое уменьшение доли евреев и ингерманландских финнов).

Доля украинского населения в регионе росла на протяжении всего периода и в итоге с 1897 по 1959 гг. увеличилась в 10 раз (с 0,17 до 1,7 %) исключительно за счёт миграционного притока. Наиболее высокой в 1959 г. была доля украинцев в Ленинграде — 2,1 %, несколько ниже — в Ленинградской области (около 2 %). Менее заметным был приток украинского населения в Новгородскую область (в 1959 г. их доля достигла 0,9 %), ещё меньше — в Псковскую область (0,7 % населения в 1959 г.).

Также высокими темпами росла в регионе доля белорусского населения, с 1897 по 1959 гг. увеличившаяся с 0,16 до 1,2 %. Если рост доли белорусов с 1897 по 1926 гг. можно объяснить присоединением к Псковской губернии трёх «белорусских» уездов Витебской губернии, то увеличение их доли с 1939 по 1959 гг. объясняется исключительно миграционным притоком (при этом белорусы, оказавшиеся в пределах Псковской губернии с 1924 г., фактически полностью «обрусели»).

Доля поляков в населении региона стремительно сокращалась и с 1897 по 1959 гг. уменьшилась с 1,14 до 0,25 %. Также быстро уменьшался удельный вес латышей и литовцев — с 0,7 до 0,2 %. А доля немцев уменьшилась даже в 30 раз — с 1,55 до 0,05 %.

Схожей в период с 1897 по 1959 гг. была динамика еврейского и татарского населения — рост удельного веса до 1939 г. и затем небольшое уменьшение к 1959 г. В итоге за весь период доля евреев выросла с 0,6 до 2,9 %, а татар — с 0,1 до 0,5 %.

Суммарная доля прибалтийско-финского населения с 1897 по 1959 гг. уменьшилась с 5,7 до 1 %. Каждый из этих народов имеет собственную историю, которая отражена в динамике их численности и доли в исследуемый период (рис. 8). Наиболее быстро уменьшалась доля ингерманландских финнов, особенно в интервале с 1939 по 1959 гг. Их судьба оказалась наиболее трагичной, и потому требует отдельного обзора. Также представим краткий обзор динамики других прибалтийско-финских народов Северо-Запада России.

Рис. 8. Изменение численности прибалтийско-финских народов на Северо-Западе России с 1897 по 1959 гг. (составлено автором по [7-9; 22])

Финны. С 1897 по 1926 гг. общая численность финнов в северо-западных губерниях уменьшилась с 134,7 тыс. чел. (2,9 % населения региона) до 126,3 тыс. чел. (около 2 %). Согласно переписи населения 1926 г., «ленинградских финнов», включая недавних выходцев из Финляндии (19 тыс. чел.), насчитывалось около 115 тыс. чел. В это время уже стала проявляться тенденция к сокращению численности и особенно доли ингерманландских финнов вследствие значительного притока в регион русского населения.

Но уже в конце 1920-х гг. началось массовое, преимущественно принудительное, выселение ингерманландских финнов с территории Северо-Запада России. «Первая волна» массовой депортации ингерманландских финнов приходится на 1929-1931 гг., когда их было выселено не менее 18 тыс. чел. «Вторая волна» выселения пришлась на 1935-1936 гг., в результате которой Ингерманландию покинуло 26-27 тыс. финнов. В 1936 г. практически опустела 22-километровая полоса вдоль границы с Финляндией, откуда около 10 тыс. финнов было переселено преимущественно в Вологодскую область [12].

Новая волна выселения игерманландских финнов пришлась на 1940-1945 гг. По договору 1940 г. с Финляндией было депортировано карело-финское население

Карельского перешейка. Собственно эвакуация жителей перешейка, добровольно покинувших родные места, вглубь Финляндии началась ещё в период советско-финской войны. Всего было эвакуировано около 300 тыс. чел., а на их место к началу 1941 г. прибыло 144,3 тыс. советских переселенцев. В 1941-1942 гг. многие финляндские переселенцы (до 200 тыс.) вернулись на свои земли, но в 1944-1945 гг. их ждала вторая депортация, на этот раз уже окончательная. К 1947 г. их место заняло около 90 тыс. советских граждан, включая и представителей первой переселенческой «волны» [16].

В начале 1942 г. около 30 тыс. финнов, оказавшихся в кольце блокады, было депортировано в Сибирь. В 1943-1944 гг., по договору между Финляндией и Германией, от 61 до 63 тыс. ингерманландских финнов было переселено на прародину через территорию Эстонии [35].

По соглашению 1944 г. между Финляндией и СССР около 56 тыс. ингерман-ландских финнов вернулось в СССР, но им было запрещено поселяться на территории Ленинградской области вплоть до 1956 г. Почти все вернувшиеся после войны в Ингерманландию финны в 1947 г. были подвергнуты «вторичной депортации». Ин-германландские финны прямо из Финляндии направлялись на поселение в Псковскую, Великолукскую, Новгородскую, Калининскую, Ярославскую и др. области России [24].

Деревни, оставленные ингерманландскими финнами, были заселены русскими, в частности из Ярославской и Костромской областей. После 1956 г. в Ленинградскую область вернулась только небольшая часть финнов. Многие из них сумели обосноваться в Карелии и Эстонии, а часть так и осталась в местах своей высылки [36]. Согласно переписи населения 1959 г., на территории Северо-Запада России проживало 26,4 тыс. финнов (0,4 % населения региона), из них 20 тыс. концентрировалось в Ленинградской области, составляя здесь 1,6 % населения.

Водь. Перепись 1897 г. не фиксировала население, говорящее на водском языке. Однако водь была зарегистрирована в ходе переписи населения 1926 г. Тогда к води в пределах Ленинградской губернии было отнесено 694 чел. Всего же в пределах СССР тогда было зафиксировано 705 чел., относящихся к води [7]. В последующих переписях, в 1939 и 1959 гг., водь не учитывалась.

Ижорцы. Перепись населения 1897 г. зафиксировала в Петербургской губернии 13,7 тыс. чел., называющих в качестве родного ижорский язык (0,65 % населения губернии и 0,3 % населения трёх северо-западных губерний). К 1926 г. количество ижорцев достигло 16 тыс., хотя их доля в населении Северо-Запада уменьшилась до 0,25 % (0,57 % населения Ленинградской губернии). Согласно переписи населения 1939 г. в Ленинградской области проживало всего 7,5 тыс. ижорцев (0,12 % населения региона).

В последующем, а именно в 40-50-е гг. ХХ в., по политическим соображениям ижорцев чаще относили к русскому населению [32]. Это ускорило процесс ассимиляции ижорцев и в 1959 г. в Ленинградской области их было зарегистрировано всего 329 чел., что составляло 0,03 % населения области (0,005 % населения всего Северо-Запада России).

Вепсы. Согласно результатам переписи населения 1926 г. численность вепсов в северо-западных губерниях составляла 24,2 тыс. чел. (0,38 % населения Северо-Запада), в т. ч. 12,9 тыс. чел. в Ленинградской губернии (0,46 % населения) и 11,3 тыс. чел. в Череповецкой губернии (1,54 %). К примеру, в 1897 г. было зафиксировано

только 9,5 тыс. чел. (0,2 % населения региона), говорящих на «чудском наречии», т. е. очевидно, что численность вепсов в конце XIX в. была сильно занижена.

В 1920-е — начале 1930-х гг. было образовано 24 национальных колхоза и два национальных района: Винницкий в Ленинградской области и Шелтозерский в Карельской АССР. 1930-е гг. были периодом временного возрождения национальной культуры вепсов. Был введён алфавит на латинской основе, опубликованы учебники и вепсско-русские словари [37].

В 1937 г. этническая территория вепсов на Вепсовской возвышенности была поделена между Ленинградской и Вологодской областями, тогда же был ликвидирован Винницкий национальный район. В пределах Ленинградской области в 1939 г. было зарегистрировано 15,8 тыс. вепсов (0,25 % населения региона).

В 1957 г. был упразднён Шелтозерский район в Карелии. Также предпринимались попытки массового переселения вепсов, например, в 1959 г. шимозерские вепсы Вологодской области были переселены в Подпорожский и Винницкий районы Ленинградской области [25]. Согласно результатам переписи населения 1959 г. на территории Ленинградской области проживало только 8 тыс. вепсов (0,64 % населения области или 0,13 % — всего Северо-Запада).

Карелы. В первой половине ХХ в. на Северо-Западе достаточно интенсивно шёл процесс ассимиляции карел. С 1897 по 1959 гг. их численность уменьшилась почти в два раза (с 10,9 до 5,6 тыс. чел.), и их доля в населении региона сократилась с 0,24 до 0,09 %. В 1897 г. карелы концентрировались в Петербургской губернии (около 10 тыс.), а в 1959 г. — в Ленинградской области (3,5 тыс.) и Ленинграде (около 2 тыс.).

Эстонцы. В период с 1897 по 1959 гг. доля эстонцев в населении Северо-Запада уменьшилась с 2 до 0,4 %. Первая мировая война, революция и гражданская война подорвали процесс переселения эстонцев из Лифляндской и Эстляндской губерний (рис. 9). С 1920 г. эстонское правительство начало проводить оптационную политику, в результате которой до 1924 г. в Эстонию вернулось 37,6 тыс. переселенцев [15]. Тем не менее, темпы уменьшения численности эстонцев в 20-30-е гг. ХХ в. были не большими.

Так, с 1897 по 1926 гг. их численность уменьшилась с 92,7 до 87,1 тыс. чел. (до 1,4 % в населении Северо-Запада). Большинство эстонских переселенцев в 1926 г. проживало в Ленинградской губернии — 66,3 тыс., ещё 13,2 тыс. было зафиксировано в Псковской губернии. Причём максимальная численность эстонского населения на территории Гдовского и Лужского уездов Петербургской губернии приходилась на начало 1920-х гг. — около 26 тыс. чел. (в 1897 г. — только 20 тыс. чел.).

К 1939 г. численность эстонцев на Северо-Западе уменьшилась до 59,7 тыс. чел. (0,9 % всего населения региона). И только в последующие 20 лет вследствие ускорившейся ассимиляции и продолжения их переезда в Эстонию количество эстонцев в регионе сократилась более чем в 2,5 раза — до 22,4 тыс. чел. В 1959 г. больше всего эстонцев проживало в Псковской области (7,8 тыс.), немного меньше — в Ленинграде (7,4 тыс.), ещё меньше — в Ленинградской области (5,8 тыс.).

В первые годы советской власти переселенцы из Прибалтики (эстонцы и латыши) сумели добиться заметных успехов в развитии сельского хозяйства, поэтому уже в середине 1920-х гг. значительная их часть была отнесена к категории зажиточных и кулацких, что и сказалось на их дальнейшей судьбе. Эстонские переселенцы по сравнению с соседним русским населением пострадали в заметно большей степени от раскулачивания с высылкой в другие районы страны и от сталинских репрессий.

Рис. 9. Очаги поселений эстонцев к востоку от Чудского оз. и р. Нарвы в 1920-е гг. [34, с. 4]

В начале 1930-х гг., когда проводилась кампания создания национальных сельсоветов, где национальные меньшинства должны были составлять не менее 66 % от всего населения, в Гдовском, Плюсском и Лядском районах Ленинградской области были образованы эстонские и смешанные (с финнами и латышами) национальные сельсоветы. Но уже во второй половине 1930-х гг. из официальных публикаций исчезает упоминание о национальных сельсоветах. Вплоть до 1940-х гг. эстонское население в Восточном Причудье оставалось достаточно многочисленным. Так, например, известно, что к 1936 г. при осуществлении коллективизации на современной территории Гдовского, Плюсского и Стругокрасненского районов Псковской области было создано более 60 эстонских колхозов [15].

Раскулачивание эстонского населения началось с 1930 г. и достигло пика в 1935 г. В период репрессий 1937-1938 гг. на расстрел осуждались в основном мужчины — главы хозяйств. Вслед за репрессиями была осуществлена частичная депортация эстонского населения за пределы Восточного Причудья. Эстонские семьи выселялись на Север, Урал, в Киргизию и Таджикистан. Наряду с эстонцами высе-

лялись и представители других национальностей (в частности, латыши), отнесённые к «контрреволюционным». В 1939 г. производилось массовое сселение эстонских и латышских хуторов.

В 1943 г. германские власти предложили эстонцам, лишившимся крова в 1939 г. в результате сселения с хуторов, вернуться на историческую родину. О численности эстонского населения в период фашистской оккупации в северной части современной Псковской области свидетельствуют исследования эстонских учёных. Данные исследования проводились в пяти районах к востоку от Чудского озера. Три района (Гдовский, Полновский и Лядский), которые отличались наиболее высокой численностью эстонского населения, в 1944 г. вошли в состав Псковской области. В этих трёх районах было зафиксировано 5,6 тыс. эстонцев, составлявших 10,05 % всего населения [34]. Причём эта доля мало отличается от удельного веса эстонцев в Гдов-ском уезде Петербургской губернии в конце XIX в. и начале XX в. — 10,5 и 11,05 % соответственно [15].

Наибольшая доля эстонцев среди пяти районов Восточного Причудья в 1943 г. была отмечена в Лядском районе — 13,8 % (2,2 тыс. чел.). В то время на родном языке говорило свыше 94 % эстонцев (2 тыс. чел.), а русским языком владело 75,5 % (1,6 тыс. чел.) [34]. В 1943 г. значительная часть эстонского населения всё же покинула Восточное Причудье по призыву гитлеровского командования вернуться на историческую родину. С 1943 по 1959 гг. число эстонцев в северных районах Псковской области сократилось более чем в три раза [16].

Сету. Согласно переписи населения 1897 г. в Псковском уезде Псковской губернии проживало 17,7 тыс. эстов (в т. ч. 17,1 тыс. чел. в сельской местности). Из них «православных эстов» (или «псковских эстов») насчитывалось 16571 чел. Исследователь сету Я. Хурт в своей работе «О псковских эстонцах, или так называемых «сетукезах»» [11, с. 4] ссылается именно на это число, хотя реальная численность сету была немного меньше, т. к. сюда же входили собственно православные эстонцы.

Тем не менее, можно отметить некоторый рост численности сету на рубеже XIX-XX вв., что было прямым следствием «демографического взрыва» в этот период. Таким образом, наибольшая численность сету, проживающих на своей исторической родине, пришлась именно на начало ХХ в. Но не исключено, что максимальная численность собственно сету (без православных эстонцев) держалась на протяжении двух-трёх десятилетий на уровне 15 тыс. чел. [14].

В начале ХХ в. на динамику численности сету начал оказывать влияние их миграционный отток во внутренние губернии страны. Переселение сету началось сразу после отмены крепостного права и усилилось в период столыпинской реформы. Известно, что сету, участвуя в переселенческом движении на восток Российской империи в начале ХХ в., основали несколько поселений к востоку от Красноярска (Хайдак, Ново-Печоры и др.) и в Пермской губернии. По оценкам, в 1918 г. в Красноярском крае насчитывалось от 5 до 6 тыс. сету [31, с. 425].

По Тартускому мирному договору между Эстонией и Советской Россией, заключённому 2 февраля 1920 г., весь Печорский край отошёл к Эстонии. На этой территории был создан уезд Петсеримаа (от эстонского названия Печор — Петсери). Другое название уезда, сохранившееся на юго-востоке Эстонии до сих пор, — Сету-маа («земля сету») [16] (рис. 10).

Рис. 10. Территория расселения сету в начале ХХ в. (по Я. Хурту [40]) и в 1930-е гг. (по Е. Маркусу [38])

В эстонский период истории Сетумаа во время переписей населения учитывались отдельно сету и эстонцы. Так, в ходе переписи 1922 г., численность сету, проживающих в уезде Петсеримаа, была определена в 15 тыс. чел. [26], что составило 25,5 % населения уезда. Русские составляли 65 % населения уезда, а эстонцы — 6,5 % [16]. Согласно итогам переписи населения 1934 г., доля сету в населении уезда уменьшилась до 22 %, а их численность сократилась до 13,3 тыс. чел. [19]. При этом эстонцы составляли более половины населения г. Печоры (Петсери), а сету в нём насчитывалось менее 3 %. Печоры стали рассматривать как в средней степени обэ-стоненное поселение [38].

23 августа 1944 г. на базе Псковского округа Ленинградской области была создана Псковская область. 16 января 1945 г. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР в Псковскую область вошёл Печорский район, организованный из 8 волостей и г. Печоры, входивших ранее в состав Эстонии. Территория двух эстонских волостей вошла в состав Качановского района, а в 1958 г., после его ликвидации, была передана Печорскому району [2].

Имеются сведения, что на начало 1945 г. только в пределах переданной России территории Печорского района численность сету и эстонцев оценивалось почти в 6 тыс. (из них 5,7 тыс. — сету) [13]. При этом надо учесть, что в состав Эстонской ССР было передано 40 % территории Сетумаа, где явно преобладало сетуское население.

Уменьшение численности сету в Печорском районе началось почти сразу же после возвращения этих земель России. Это было связано, в первую очередь, с оттоком сетуской молодежи, предпочитавшей получать высшее и среднее специальное образование на эстонском языке в учебных заведениях Эстонии. Свидетельства со стороны самих сету позволяют отметить ещё одну причину сокращения численности сету на территории Печорского района — это депортации сету в Поволжье (Мордовию) и Сибирь (особенно в Красноярский край, где сету проживали уже с начала ХХ в.). Сами сету помнят депортации, состоявшиеся в 1949-1950 гг. [20].

При проведении переписей в советское время сету не выделялись отдельно, причисляясь к эстонцам. Поэтому о численности сету можно судить лишь косвенно, предполагая, что сету составляли подавляющее большинство «эстонцев» в Печорском районе. Согласно итогам переписи населения 1959 г. в Печорском районе проживало немногим больше 5 тыс. «эстонцев», из которых примерно 4,5 тыс. составляли сету (11 % населения Печорского района) [13].

Выводы

В качестве исторических событий, наиболее значимых для осуществления исто-рико-географической периодизации в советскую эпоху, можно считать годы, когда происходили наиболее масштабные изменения АТД на Северо-Западе России: 1918, 1927, 1935, 1937, 1944 и 1957 гг. С точки зрения исторической географии населения ключевыми датами в исследуемый период стали годы переписей населения: 1897, 1926, 1939 и 1959 гг.

Неустойчивость АТД в этот период затрудняет проведение картографического анализа динамики национального состава населения между переписями на уровне низовых административно-территориальных единиц. Поэтому в качестве базовой для исследуемого периода рассмотрена этническая и конфессиональная география Северо-Запада по итогам переписи 1897 г. (на уровне уездов).

В период с 1897 по 1959 гг. ряд народов испытывал уменьшение как численности, так и доли в населении Северо-Запада. В первую очередь, это прибалтийско-финские народы, испытавшие наибольшую ассимиляцию. К ним относятся ингер-манландские финны, которые к тому же подверглись депортации в исследуемый период (уменьшение доли в населении региона с 2,9 до 0,42 %), эстонцы и сету (с уменьшением доли в сумме с 2 до 0,36 %), ижорцы (с 0,3 до 0,005 %), карелы (с 0,24 до 0,09 %) и вепсы (с 0,21 до 0,13 %).

Также из-за ассимиляции и отъезда из региона уменьшилась доля в населении Северо-Запада поляков (с 1,14 до 0,25 %), немцев (с 1,55 до 0,05 %), латышей и литовцев (в сумме с 0,7 до 0,2 %). В то же время наблюдался миграционный приток на Северо-Запад представителей таких национальностей, как евреи (рост доли в населении региона с 0,59 до 2,86 %), украинцы (с 0,17 до 1,7 %), белорусы (с 0,16 до 1,17 %) и татары (с 0,14 до 0,52 %).

На этом фоне удельный вес русского населения сначала рос (с 1897 по 1926 гг. с 89,46 до 90,46 %), что было вызвано как оттоком иноязычного населения, так и ассимиляцией местных финно-угорских народов. Однако в 1939 г. была зафиксирована минимальная в ХХ в. доля русских в населении региона (88,82 %), что было связано как с притоком представителей других национальностей (евреев, украинцев и татар,

в первую очередь), так и с изменениями сетки АТД. И, наконец, к 1959 г. вследствие

продолжающейся ассимиляции иноязычного населения, доля русских в населении

северо-западных областей России увеличилась до 91,58 %.

Литература

1. Административно-территориальное деление Ленинградской области / Под общ. ред. В. А. Скоро-богатова, В. В. Павлова, сост. В. Г. Кожевников. СПб., 2007. 282 с.

2. Административно-территориальное деление Псковской области (1917-1988). Справочник. В 2 кн. № 1 / Ред. Т. Е. Герасименок и др. Л.: Лениздат, 1988. 454 с.

3. Административно-территориальное деление Союза ССР и список важнейших населенных пунктов. С хронологическим перечнем постановлений об изменении границ губерний, областей, республик с 1917 г. до 1929 г. 8-е изд. М.: НКВД, 1929. 320 с.

4. Брук С. И. Этнический состав населения России // Народы России: энциклопедия. М.: Большая Российская энциклопедия, 1994. С. 24-36.

5. Вампилова Л. Б., Манаков А. Г. Природные и культурные признаки историко-географического районирования России // Известия РАН. Серия географическая, 2012, № 6. М.: Наука. С. 7-16.

6. Вампилова Л. Б., Манаков А. Г. Опыт историко-географического районирования Северо-Запада Европейской России // География и природные ресурсы, 2015. № 1. С. 167-174.

7. Всесоюзная перепись населения 1926 года. Национальный состав населения по регионам РСФСР. [Электронный ресурс]: URL: http://demoscope.ru/weekly/ssp/rus_nac_26.php (дата обращения: 20 декабря 2015).

8. Всесоюзная перепись населения 1939 года. Национальный состав населения по регионам России. [Электронный ресурс]: URL: http://demoscope.ru/weekly/ssp/rus_nac_39.php (дата обращения: 20 декабря 2015).

9. Всесоюзная перепись населения 1959 года. Национальный состав населения по регионам России. [Электронный ресурс]: URL: http://www.demoscope.ru/weekly/ssp/rus_nac_59.php (дата обращения: 20 декабря 2015).

10. Выскочков Л. В. Об этническом составе сельского населения Северо-Запада России // Петербург и губерния. Л., 1989. С. 113-121.

11. Гурт Я. О псковских эстонцах, или так называемых «сетукезах» // Известия императорского русского географического общества. Т. XLI, 1905. СПб., 1906. С. 1-22.

12. Исаченко Г. А. «Окно в Европу»: история и ландшафты. СПб.: Изд-во СПб. Ун-та, 1998. 476 с.

13. Историко-этнографические очерки Псковского края / Под ред. А. В. Гадло. Псков: ПОИПКРО, 1998. 315 с.

14. Колпакова Ю. В. Сведения о сето в XVI-XX вв. по материалам Российского государственного архива древних актов (РГАДА) и Государственного архива Псковской области // Вестник Псковского государственного университета. Серия: Социально-гуманитарные и психолого-педагогические науки. № 2. Псков: Псковский государственный университет, 2013. С. 162-172.

15. Маамяги В. А. Эстонцы в СССР. 1917-1940 гг. М.: Наука, 1990. 200 с.

16. Манаков А. Г. Геокультурное пространство северо-запада Русской равнины: динамика, структура, иерархия. Псков: Центр «Возрождение» при содействии ОЦНТ, 2002. 300 с.

17. Манаков А. Г. Метод временных срезов в исторической этнической и конфессиональной географии // Вестник Псковского государственного университета. Серия «Естественные и физико-математические науки». Выпуск 6. Псков: Псковский государственный университет, 2015. С. 50-60.

18. Мартынов В. Л. Эволюция системы административно-территориального деления северо-запада европейской России // Псков, № 8, 1998. С. 202-212.

19. Маттисен Э. Эстония — Россия: история границы и её проблемы. Таллин, 1995.

20. Огарёва Т. Н. Влияние различных факторов на уменьшение численности сето во второй половине ХХ века в Печорском районе // Изборск и его округа. Материалы Международной научно-практической конференции 2007-2008 гг. Изборск, 2009. С. 126-128.

21. Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г. Распределение населения по вероисповеданиям и регионам. [Электронный ресурс]: URL: http://demoscope.ru/weekly/ssp/rus_ rel_97.php (дата обращения: 20 декабря 2015).

22. Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г. Распределение населения по родному языку, губерниям и областям. [Электронный ресурс]: URL: http://demoscope.ru/weekly/ssp/ rus_lan_97.php (Дата обращения 20 декабря 2015).

23. Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г. Распределение населения по родному языку и уездам 50 губерний Европейской России. [Электронный ресурс]: URL: http:// demoscope.ru/weekly/ssp/rus_lan_97_uezd.php?reg=0 (дата обращения: 20 декабря 2015).

24. Прибалтийско-финские народы. История и судьбы родственных народов / Сост. М. Йокипии. Ювя-скюля, 1995.

25. Проблемы истории и культуры вепсской народности. Петрозаводск, 1989.

26. Рихтер Е. В. Интеграция сету с эстонской нацией // Eesti talurahva majanduse ja olme arengujooni 19 ja 20 sajandil. (Очерки о развитии хозяйства и быта эстонских крестьян в XIX и XX веке). Tallinn, 1979. С. 90-119.

27. Россия. Географическое описание Российской империи по губерниям и областям с географическими картами. Том 1. Европейская Россия, 1913.

28. Россия. Полное географическое описание нашего отечества / Под ред. В. П. Семенова и под общим руководством П. П. Семенова и В. И. Ламанского. Том 3. Озёрная область. СПб.: Издание А. Ф. Девриена, 1900. 456 с.

29. Россия. Полное географическое описание нашего Отечества / Под ред. В. П. Семёнова и под общим руководством П. П. Семёнова и В. И. Ламанского. Том 9. Верхнее Поднепровье и Белоруссия. СПб.: Издание А.Ф. Девриена, 1905. 620 с.

30. Тархов С. А. Изменение административно-территориального деления России в XIII-XX вв. // ЛОГОС, 2005. №1 (46). С. 65-101.

31. Тынурист И. В. Эстонцы // Народы России: Энциклопедия / Гл. ред. В. А. Тишков. М.: Большая Российская энциклопедия, 1994. С. 423-427.

32. ШлыгинаН. В. Ижорцы // Народы России: Энциклопедия. М.: Большая Российская Энциклопедия, 1994. С. 159-161.

33. ЮхневаН. В. Немцы в Петербурге во второй половине XIX — начале ХХ в. // Этноконтактные зоны в Европейской части СССР (география, динамика, методы изучения). М.: МФГО, 1989. С. 85-96.

34. Arens Ilmar. Peipsitagused eestlased: Fakte, dokumente ja malestuspilte Ida-Peipsimaa uurimusilt 19431944. Tartu, 1994. 86 lk.

35. Kurs O. Ingria: The broken landbridge between Estonia and Finland // GeoJournal. 1994 (May), vol. 33, № 1. P. 107-113.

36. Kurs O. Indigenous Finnic Population of NW Russia // GeoJournal. 1994 (Dec), vol. 34, № 4. P. 447-456.

37. Kurs O. Vepsäläiset: itäisin itämerensuomalainen kansa // Terra. 1994. 107: 3. Lk. 127-135.

38. Markus E. Changes of the Esto-Russian Ethnographical Frontier in Petserimaa. Opetatud Eesti Seltsi Aastaraamat 1936. Tartu: Ilutrukk, 1937.

39. Matley IanM. Demographic Trends and Assimilation Among the Finnic-Speaking Peoples of North-Western Russia // Ural-Altaische Jahrrbücher, 48. Wiesbaden, 1976. P. 167-185.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

40. Setomaa 2. Vanem ajalugu muinasajast kuni 1920. aastani. Tartu, 2009. 480 lk.

Об авторе

Манаков Андрей Геннадьевич — доктор географических наук, профессор кафедры географии, Псковский государственный университет, Россия.

E-mail: region-psk@yandex.ru

A. Manakov

CHANGES IN NATIONAL COMPOSITION

OF THE POPULATION IN NORTHWEST RUSSIA FROM 1897 TO 1959

With the start of preparing the volume about North-West Russia within the project "Historical Geography of Russia", there is a need to carry out a detailed historical and geographical analysis. The article presents the results of research on the history of ethnic and religious geography of the North-West Russia, which was based on the methodology of time (historical) slices. Timeframe study covers the period between the first general census of the population of the Russian Empire in 1897 and the All-Union census in 1959. The research revealed the most important events for historical and geographical periodization.

They include the most ambitious administrative reform in North-West Russia, as well as the census in the study period: in 1897, 1926, 1939 and 1959.

The author presents a cartographic analysis of the 1897 census focusing on three north-western provinces of the Russian Empire (St. Petersburg, Novgorod and Pskov). Along with the traditional static "horizontal approach" the author attempts to use "vertical approach". However, the detailed cartographic analysis was complicated by instability of administrative-territorial division of the region in this period.

Key words: historical geography, time slices, ethnic and religious structure of the population, North-West Russia.

About the author

Prof. Andrei Manakov, Department of Geography, Pskov State University, Russia.

E-mail: region-psk@yandex.ru

Статья поступила в редакцию 15.01.2016 г.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.