Научная статья на тему 'Информационная стратегия РФ на примере военного конфликта в Сирии'

Информационная стратегия РФ на примере военного конфликта в Сирии Текст научной статьи по специальности «Политика и политические науки»

CC BY
242
52
Поделиться
Ключевые слова
ИНФОРМАЦИОННАЯ ВОЙНА / INFORMATION WAR / ИНФОРМАЦИОННАЯ АГРЕССИЯ / INFORMATION AGGRESSION / ИНФОРМАЦИОННАЯ СТРАТЕГИЯ / INFORMATION STRATEGY / ИНФОРМАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА ГОСУДАРСТВА / INFORMATION POLICY OF THE STATE / КОММУНИКАЦИЯ / COMMUNICATION / МЕДИАПРОПАГАНДА / СИРИЙСКИЙ КОНФЛИКТ / SYRIAN CONFLICT / МИРОВЫЕ СМИ / ИМИДЖ ГОСУДАРСТВА / IMAGE OF THE STATE / MEDIA PROPAGANDA / WORLD MEDIA

Аннотация научной статьи по политике и политическим наукам, автор научной работы — Шевцов Андрей Андреевич

В ситуации информационной войны воздействующая функция средств массовой информации заметно усилилась. В данной статье рассматривается информационная политика России и США на примере военного конфликта в Сирии. Показаны примеры ошибок, совершенные во время освещения конфликтов в Чечне и Южной Осетии. Автор приводит примеры информационных атак, которые совершили Западные СМИ во время сирийского конфликта. Цель статьи проанализировать информационную стратегию России в сирийском конфликте, а также как эта стратегия влияет на политические решения и имидж страны на международной арене

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Информационная стратегия РФ на примере военного конфликта в Сирии»

ИНФОРМАЦИОННАЯ СТРАТЕГИЯ РФ НА ПРИМЕРЕ ВОЕННОГО КОНФЛИКТА В СИРИИ

Для цитирования: Шевцов А.А. Информационная стратегия РФ на примере военного конфликта в Сирии. // Коммуникология: электронный научный журнал. Том 3. №1, 2018. С. 59-67.

Автор: ШЕВЦОВ А.А.

ШЕВЦОВ Андрей Андреевич - магистрант кафедры общественных связей и медиаполитики Института государственной службы и управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте Российской Федерации по направлению «общественные связи в государственном и муниципальном управлении». Адрес: 119571, г. Москва, проспект Вернадского, д. 84. E-mail: andrewshevtsov@gmail.com.

Аннотация. В ситуации информационной войны воздействующая функция средств массовой информации заметно усилилась. В данной статье рассматривается информационная политика России и США на примере военного конфликта в Сирии. Показаны примеры ошибок, совершенные во время освещения конфликтов в Чечне и Южной Осетии. Автор приводит примеры информационных атак, которые совершили Западные СМИ во время сирийского конфликта. Цель статьи проанализировать информационную стратегию России в сирийском конфликте, а также как эта стратегия влияет на политические решения и имидж страны на международной арене.

Ключевые слова: информационная война, информационная агрессия, информационная стратегия, информационная политика государства, коммуникация, медиапропаганда, сирийский конфликт, мировые СМИ, имидж государства

В последние годы во всех сферах общественной и социальной жизни происходят значительные изменения, которые связаны со стремительным развитием информационных технологий, которые обеспечивают широкий доступ масс к информационно-коммуникативным каналам. Сегодня приходит осознание того, что использование средств массовой коммуникации в ходе боевых действий может в значительной степени изменить ход военных и политических действий во время конфликта. Сторона, использующая информационно-коммуникативные технологии в своих целях, способная завладеть информационным пространством вокруг вооруженного конфликта, может решить исход борьбы в свою пользу, не ввязываясь в открытое противостояние.

При принятии ключевых политических решений все более значимым становится общественное мнение. Ключевую роль в формировании настроений в обществе играют СМИ. Это важнейший инструмент манипулирования и создания определенных «нужных» настроений в обществе. Через СМИ можно формировать ценностные ориентиры политические взгляды, стереотипы в

сознании граждан внутри страны. Согласно тезису М. Маккомбс и Д. Шоу, которое было сформировано еще в 1972ом году, СМИ конструирует и создает повестку дня. «Когда СМИ обращаются к освещению тех или иных событий и проблем, эти проблемы воспринимаются аудиторией в качестве наиболее важных и заслуживающих внимания: в их сознании происходит "воспламенение" соответствующей проблемной зоны за счет остальных зон. Тем самым в сознании членов аудитории формируется соответствующая повестка дня, то есть особая медиа-реальность, картина мира, "профильтрованная" через средства массовой информации» [Дьякова: 142]. Сегодня международная политическая обстановка складывается так, что роль средства массовой информации, воздействуют на умы и настроения населения стран как никогда мощно. Роль воздействия СМИ сместила второй план роль информирования.

Одновременно информационное присутствие и влияние государственной точки зрения на жителей другой страны является залогом обеспечения поддержки на мировой арене. В этих процессах используются разные виды медиа: традиционные - телевидение, радио, печатные издания. И, так называемые, новые медиа - социальные сети, мессенджеры.

Говоря об информационной политике Российской Федерации, то она является неотъемлемой частью внешней и внутренней политики государства. Сегодня информационная инфраструктура, информационные ресурсы стали ареной межгосударственной борьбы за мировое лидерство достижение противоборствующими странами определенных стратегических и тактических политических целей [Панарин: 112].

Работа в информационной сфере во время операции российских ВКС в Сирийской республике была серьезно пересмотрена после неудачного опыта освещения Чеченской кампании и во время операции в Грузии в 2008 году. Тогда освещению событий, выстраиванию информационной составляющей операции не отводилось должного внимания и воспринималось, как второстепенное. В результате оценка событий со стороны большинства зарубежных СМИ строилась на искаженной, а зачастую полностью ложной информации. Это привело к тому, что мировая общественность относилась резко отрицательно ко всем действиям российских сил во время проведения операции. На руководство страны считало возможным оказывать мощное информационно-психологическое давление на международной арене, оперируя фактами, которые приводили иностранные СМИ. К примеру, одна из самых цитируемых статей CNN, которая вышла в самом начале операции в Южной Осетии, была под заголовком «После вторжения российских войск погибло 1600 человек».24 В результате такой информации, порочащей действия российской армии, мировое сообщество осудило Россию. Хотя, признав независимость Южной Осетии и Абхазии, страна поступала согласно линии своей политики и в соответствии с международным правом. Эксперты сходятся во мнении, что на протяжении

24 Russian warplanes target Georgia. [Электронный ресурс]. URL:

http://edition.cnn.eom/2008/WORLD/europe/08/09/georgia.ossetia/#cnnSTCText (дата обращения: 23.01.18)

десятилетий Российская Федерация была просто не готова к ведению информационной войны в современных условиях.

Россия и США оказались по разные стороны в сирийском конфликте. Страны прекрасно понимали важность использования инструмента масс-медиа для прямого воздействия на население, с целью показать свое информационное и политическое превосходство и таким образом достичь своих интересов. Таким образом, мы можем говорить, что в данном конфликте налицо такое понятие, как «информационная война».

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Если рассматривать сам термин «информационная война», то, по мнению И.И. Завадского, главная цель такой войны не уничтожение противника в «классическом», физическом понимании, а подрыв основных взглядов аудитории, ее дезориентация. «Информационная война состоит из действий, предпринимаемых для достижения информационного превосходства в обеспечении национальной военной стратегии путем воздействия на информацию и информационные системы противника с одновременным укреплением и защитой нашей собственной информации и информационных систем» [Завадский].

Панарин И.Н. особо выделяет, что в принятой в 1998 году «Объединенной доктрине информационных операций», информационной войне дается определение, как комплексное воздействие (совокупность информационных операций) на систему государственного и военного управления противостоящей стороны, ее военно-политическое руководство, которое уже в мирное время приводило бы к принятию благоприятных для стороны-инициатора информационного воздействия решений, а в ходе конфликта полностью парализовало бы функционирование инфраструктуры управления противника.

Стоит отметить, что информационному прессингу, навязыванию нужной точки зрения, в военной стратегии США всегда отводилась одна из главных ролей. Идеологическая и психологическая обработка, навязывание нужной точки зрения или полная дезинформация противоборствующей стороны считалась всегда считались приоритетными задачами в ходе любого противостояния. Причем противоборство информационное ведется не только во время самого военного столкновения сторон, но и также в мирное время, задолго до первого выстрела.

Стоит отметить, что с первых дней начала гражданской войны в Сирии в 2011 году на территории государства ведется активное информационное противостояние, в котором участвуют не менее ста информационных агентств и СМИ. Наиболее активными среди них являются крупнейший арабский (катарский) телеканал «Аль-Джазира» и его одноименный арабоязычный вебсайт, главный конкурент первого на рынке арабских спутниковых телеканалов -«Аль-Арабия», который обычно высказывает более умеренную и комплементарную Западу точку зрения (ведь владеет им не Катар, а Саудовская Аравия, но Башара Асада его владельцы любят не больше, чем катарцы), а также европейский телеканал «Евроньюс» и американский CNN [Долгов: 112-113]. Так

же нередко в эфире телеканалов и на электронных ресурсах демонстрировались антиправительственные митинги. Комментарии гласили, что люди участвуют в протестных акциях против действующего режима в сирийской республике. Однако часто лозунги, которые были написаны на транспарантах, говорили совсем об обратном - поддержке главы государства Башара Асада. Это мог понять любой человек, который хотя бы немногого понимающий арабский язык. Такие откровенные промахи встречались и встречаются довольно часто. И свидетельствуют о желании полностью исказить, происходящие в республике события.

Как мы видим, в информационном противоборстве в Сирии используется весь «арсенал» средств и инструментов - от неприкрытой лжи до более изощренных и тонких способов навязать нужную точку зрения. Например, последовательность подачи информации, повторы сообщений, вбросы, интерпретации спорной информации или наоборот - блокировка нежелательных сообщений. Зачастую сведения подаются исключительно с одной стороны. Примером таких действий могут быть сообщения ведущих мировых телеканалов BBC и CNN. В аналитических и новостных программах с самого начала 2012 года муссировалась информация о наличии оружия массового поражения у сирийского правительства. Каналы неоднократно сообщали, что оружие поставлялось в страну из Ирака под покровительством Саддама Хуссейна. Однако из предоставляемой информации невозможно было понять, имеется ли это оружие и Асада на самом деле, как оно выглядит, кой у него разрушающий потенциал - не было. Ссылки давались лишь на многочисленные анонимные источники. «Горячую» новость с удовольствием подхватывали СМИ, сообщения, как снежный ком, обрастали все новыми предположениями. Эксперты с удовольствием высказывались по этому поводу, фактически, делая анализ основой которого были собственный домыслы. Во всех случаях никакой доказательной базы и «названных» источников.

В сентябре 2013 года телеканалом CNN были опубликованы кадры, якобы применения сирийскими правительственными войсками химического оружия в районе города Гута. Всего было показано больше десяти роликов. На них показаны трупы, погибшие по причине применения смертельно опасного газа. Некоторые бьются в конвульсиях с пеной у рта. Те, кто выжил, пытаются помочь детям. Никаких свидетельств, кто стоит за применением оружия в видеороликах не дается.

Видеоролики появились именно в тот момент, когда в США решился вопрос о применении удара по Сирии. Общественное мнение и законодателей необходимо было склонить к тому, что они одобрили применение прямой военной силы. Однако прямых доказательств не имелось.

Комментируя эти события, глава комитета Госдумы по международным делам А. Пушков написал, что «со стороны США совершается новая атака на Дамаск в связи с обвинениями в применении химического оружия».

Однако подлоги и обман в серии видеороликов, опубликованных BBC, обнаружили пользователи сайта YouTube. В одном из них врач комментирует последствия якобы химической атаки под Дамаском. Оказалось, что ролик в некоторых местах был переозвучен, на что и указали пользователи. В Фрагменте, где врач говорил фразу «химическое оружие», на самом деле он произносил «атака напалмом». После того, как этот факт всплыл, видео было удалено BBC. В данном случае мы видим попытку создания определенного информационного фона вокруг скандала с применением химического оружия под Дамаском.

Подобные ролики появлялись в течение войны множество раз. Их с удовольствием «подхватывали» ведущие агентства и телеканалы Ближнего Востока и Запада - CNN, BBC, Al-Jazeera. Налицо использование сразу нескольких приемов пропаганды: навешивание ярлыков, перенос, апелляция к очевидности. А также активно используется прием первого впечатления, ведь как известно, оно самое сильное. Развенчать его, даже если оно ложно -достаточно трудно.

Что касается российской позиции относительно событий в Сирии, то с самого начала войны в западных масс-медиа она была показана однобоко. Как отмечают многие журналисты, из России пытались сделать защитника режима Асада, а не сирийского народа. Хотя через каналы СМИ Россия пыталась решить непростую дипломатическую задачу - устранение химического оружия массового поражения. Очень важно было добиться с помощью СМИ статуса медиатора в конфликте. Учитывая опыт, полученный чеченском и южноосетинском конфликтах, Россия сформировала новую стратегию в информационном освещении конфликта.

Стратегия главенства дипломатии

Цель этой стратегии играть роль медиатора между противоборствующими сторонами, предлагая использовать исключительно переговоры между собой. Данная стратегия, безусловно, относится к информационно, ведь СМИ, как российские, так и американские, освещают и поддерживают социально-политические настроения аудитории. К примеру, президент Сирии в интервью российскому телеканалу Russia Today рассказал: «Башар Асад представляет свою позицию о внутриполитическом конфликте в Сирии. На вопрос российской корреспондентки о возможности уйти в отставку Башар Асад заявил, что данный вопрос может решить только народ Сирии»25. Президент часто использует российские СМИ, как платформу, с помощью которой можно представить свои заявления и аргументы. Таким образом, стратегия дипломатического главенства хорошо себя зарекомендовала, американская сторона с ней соглашается. Это подтверждает «спецпосланник генерального секретаря ООН по Сирии Стефан де Мистура, дал высокую оценку, состоявшейся 26-29 января с.г. в Москве консультативной встрече, между представителями Правительства Сирии и

25 Худяков И.Ф. Освещение российскими СМИ сирийского конфликта. [Электронный ресурс]. URL: http://www2.pglu.ru/upload/iblock/8a7/p140031.pdf (дата обращения: 02.02.2018)

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

оппозиции»26. Поскольку стратегия показала себя успешно, будет выстраиваться дальнейшая работа по ее применению.

Стратегия международного порядка

В данном случае главный акцент направлен на соблюдение основных прав и свобод для восстановления главенства международного порядка в конкретном регионе и мире в целом. Эта стратегия также является информационной, так как в изобилии освещается в средствах массовой информации. Политика официальной Москвы формируется под целым рядом факторов. Прежде всего это принципиальная позиция невмешательства во внутренние дела и суверенитет государств. Эту же позицию Кремль занимал и в других военных события последнего времени: Ирак, Афганистан, Ливия.

Россия продолжает отстаивать эту стратегию в СМИ. Владимир Путин заявил в «the New York Times»: «Мы поддерживаем не сирийское правительство, мы поддерживаем международное право и порядок, удерживающие мир от сползания в пучину хаоса». Президент, таким образом, подчеркивает, что международное право - это наивысшая ценность, регулирующая отношения между государствами. Ее нарушение несет прямую угрозу миропорядку.

Информационная стратегия России основывается, в частности, на доктрине международного права. В ней говорится: «Действия западных стран, особенно в Ливии и Сирии, являются грубейшим нарушением международного права: принципа невмешательства во внутренние дела государства (Устав ООН), суверенных прав народов определять государственное устройство и избирать правительство своей страны. Вмешательство западных стран в вооружённый конфликт в Сирии является также нарушением ст. 3 Дополнительного протокола № 2 1977 г. к Женевским конвенциям 1949 г., который запрещает вмешательство во внутренние и внешние дела государства, в котором происходит такой конфликт» [Хлестов].

Эта позиция отражена в стратегии национальной безопасности РФ до 2020 года. Стратегическое сдерживание предполагает разработку и системную реализацию комплекса взаимосвязанных политических, дипломатических, военных, экономических, информационных и иных мер, направленных на предупреждение или снижение угрозы деструктивных действий со стороны государства - агрессора (коалиции государств)27. Российская стратегия в сирийском конфликте состоит в том, чтобы подчеркивать в СМИ - Москва отстаивает основные принципы международного права и не приемлет моменты вседозволенности в международной политике со стороны ряда государств, таких как Соединенные Штаты Америки.

26 МИД РФ: Стефан де Мистура высоко оценил межсирийскую встречу в Москве. [Электронный ресурс]. URL: http://ria.rU/world/20150207/1046464372.html#ixzz3ZDpOzDvZ (дата обращения: 01.02.2018)

27 Стратегия национальной безопасности РФ до 2020 года. URL: http://www.scrf.gov.ru/documents/99.html (дата обращения 03.02.2018)

Стратегия информационного доминирования

Эта стратегия является одной из ключевых. Она Направлена на повышения репутации на международной арене и улучшении имиджа государства. Позиция России в информационном поле наглядно показывает, как действует данная стратегия. Фактически, Москва бросила вызов гуманитарной катастрофе и пыталась смягчить военную обстановку - такой посыл исходил от официальных источников в СМИ. Это подчеркивал и президент республики Башар Асад: «Россия не ищет личной выгоды в сирийском конфликте»28. В реализации данной стратегии каждый ход выверен и направлен на улучшение репутации страны на международной арене и повышение собственного имиджа. Безоговорочное доминирование в международном правовом поле Запада постепенно уходит в прошлое, Россия позиционирует себя как противовес, который в состоянии повлиять на порядки нового мироустройства. От позиции и политики российского государства в отношении последних событий в Сирии зависит многое. Сегодня Россия остается крупным международным игроком и постоянным членом Совета Безопасности. Москва обладает собственным представлением о мироустройстве, все больше расходящимся с позицией Запада, и решительно выступает с инициативой альтернативного решения целого ряда проблем международного характера29. Россия через СМИ пытается показать, что несет ответственность за события, происходящие в Сирийской арабской республике, что так же повышает имидж государства на международном информационном фоне. А значит, реализация стратегии информационного доминирования себя оправдывает.

На данном историческом этапе Россия учла ошибки, совершенные в предыдущих военных конфликтах и значительно улучшает свою значимость на международной информационной арене. Происходит это вследствие успешного создания и применения национальных стратегий ведения информационной войны. Поэтому реализацию информационной политики государства в Сирии мы можем назвать успешной.

В статье был проведен анализ информационной политики России и Запада на примере сирийского конфликта. Продемонстрированы ошибки, совершенные во время освещения военных конфликтов в Чечне и Южной Осетии. Показаны примеры ведения информационной войны США. А также выработанная новая российская стратегия информационного противоборства в Сирии. Приходим к выводу, что в условиях усиления воздействия функции СМИ, в результате политического противостояния в сирийском регионе, действия российского руководства в условиях информационной войны, можно назвать удачными. Что приводит к формированию более выгодного имиджа страны на международной арене.

28 Башар Асад: Россия не ищет личной выгоды в сирийском конфликте. [Электронный ресурс]. URL: http://russian.rt.com/inotv/2015-03-30/Bashar-Asad-Rossiya-ne-ishhet. (дата обращения 02.02.2018).

29 Тренин Д. Россия и кризис в Сирии. [Электронный ресурс]. URL:http://carnegie.ru/publications/?fa=50914# (дата обращения 05.02.2018)

Источники

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Дьякова Е.Г., Трахтенберг А.Д. (1999). Проблема конструирования реальности в процессах массовой коммуникации: гипотеза «agenda-setting». [Электронный ресурс]. URL: http://www.ifp.uran.ru/files/publ/eshegodnik/1999/10.pdf Екатеринбург. C. 142.

Панарин И.Н. (2015). Информационная война и мировая политика. Москва. С. 112

Завадский И.И. (1996). Информационная война - что это такое? // Защита информации. № 4.

Долгов Б.В. (2015). Сирийский конфликт // Конфликты и войны XXI века (Ближний Восток и Северная Африка). Отв. ред. В.В. Наумкин, Д.Б. Малышева. Москва. С. 414-415

Хлестов О.Н. (2013). Российская доктрина международного права. // Евразийский юридический журнал. №3 (58). [Электронный ресурс]. URL: http://www.eurasialaw.ru/index.php?option=com content&view=article&id=4154&I temid=731 (дата обращения 02.02.2018)

THE RUSSIAN FEDERATION INFORMATION STRATEGY: MILITARY CONFLICT IN SYRIA

For citation: Shevtsov A.A. The Russian Federation Information Strategy: Military Conflict in Syria. In: Communicology: The Online Scientific Journal. Vol. 3. No.1. 2018. P. 59-67.

Author: SHEVTSOV A.A.

SHEVTSOV Andrey A., graduate student of Department of Public Relations and Media Policy, Institute of Public Administration and Civil Service of The Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration. Address: 119571, Moscow, Vernadsky av., 84. E-mail: ashevtsov@gmail.com.

Abstract. In the situation of information war, the influencing function of the mass media has increased noticeably. This article examines the information policy of Russia and the US on the example of the military conflict in Syria. Examples of errors committed during the coverage of conflicts in Chechnya and South Ossetia are shown. The author gives examples of information attacks that were committed by Western media during the Syrian conflict. The purpose of the article is to analyze the information strategy of Russia in the Syrian conflict and how this strategy influences the political decisions and international image of the country.

Keywords: information war, information aggression, information strategy, information policy of the state, communication, media propaganda, Syrian conflict, world media, image of the state

References

Dyakova E.G., Trakhtenberg A.D. (1999). The Problem of Constructing Reality in the Processes of Mass Communication: the "Agenda-setting" Hypothesis. Access mode: http : //www.ifp. uran.ru/files/publ/eshe godnik/1999/10.pdf Ekaterinburg. P. 142. (In Rus.).

Panarin I.N. (2015). Information War and World Politics. Moscow. P. 112. (In

Rus.).

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Zavadsky I.I. (1996). Information War - What is It? In: Data protection. No 4. (In Rus.).

Dolgov B.V. (2015). Syrian Conflict. In: Conflicts and Wars of the XXI Century (Middle East and North Africa). ed. V.V. Naumkin, D.B. Malysheva. Moscow. P. 414415. (In Rus.).

Khlestov O.N. (2013). Russian Doctrine of International Law. In: Eurasian Law Journal. No. 3 (58). [Electronic resource]. Access mode: http://www.eurasialaw.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=4154&I temid=731 (accessed 02.02.2018). (In Rus.).