Научная статья на тему 'Индикатор подлинного прогресса как адекватный макроэкономический показатель общественного благосостояния'

Индикатор подлинного прогресса как адекватный макроэкономический показатель общественного благосостояния Текст научной статьи по специальности «Экономика и экономические науки»

CC BY
815
100
Поделиться

Аннотация научной статьи по экономике и экономическим наукам, автор научной работы — Данилишин Богдан Михайлович, Веклич Оксана Афанасьевна

В статье показаны преимущества индикатора подлинного прогресса (Genuine Progress Indicator) как адекватного измерителя экономического, социального и экологического благосостояния населения, а также рассмотрены составляющие этого показателя. Впервые представлены статистические и аналитические результаты исследования величины индикатора подлинного прогресса Украины в 2000-2007 гг., проведено сравнение его динамики с изменениями ВВП, сделаны конкретные выводы об уровне общественного благосостояния и социального прогресса.

Похожие темы научных работ по экономике и экономическим наукам , автор научной работы — Данилишин Богдан Михайлович, Веклич Оксана Афанасьевна,

Текст научной работы на тему «Индикатор подлинного прогресса как адекватный макроэкономический показатель общественного благосостояния»

СОЦИАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ

Б.М. Данилишин, О.А. Веклич

ИНДИКАТОР ПОДЛИННОГО ПРОГРЕССА КАК АДЕКВАТНЫЙ МАКРОЭКОНОМИЧЕСКИЙ ПОКАЗАТЕЛЬ ОБЩЕСТВЕННОГО БЛАГОСОСТОЯНИЯ

В статье показаны преимущества индикатора подлинного прогресса (Genuine Progress Indicator) как адекватного измерителя экономического, социального и экологического благосостояния населения, а также рассмотрены составляющие этого показателя. Впервые представлены статистические и аналитические результаты исследования величины индикатора подлинного прогресса Украины в 2000-2007 гг., проведено сравнение его динамики с изменениями ВВП, сделаны конкретные выводы об уровне общественного благосостояния и социального прогресса.

Мировой финансовый кризис сфокусировал общественное внимание на проблемах повышения благосостояния и качества жизни населения. При возрастании требований к научному обоснованию тактических действий по достижению устойчивого развития важное практическое значение приобретает выбор показателей, адекватно оценивающих уровень общественного благосостояния. Речь идет в первую очередь о показателях системы национальных счетов, дающих количественную оценку совокупного продукта и дохода, а также об индикаторах устойчивого развития, применяемых для измерения степени достижения поставленных экономических, социальных и экологических целей.

Идея устойчивого развития предполагает согласование текущих и перспективных показателей социально-экономического прогресса и сохранения природноресурсного потенциала для обеспечения потребностей общества. Это означает гармонизацию взаимодействия и динамическую сбалансированность экономических, экологических и социальных процессов общественного развития.

В условиях расширения глобальных и региональных рисков устойчивое развитие ориентирует лиц, принимающих антикризисные политические решения, на опережающее (стратегическое) планирование и управление ресурсным потенциалом данной территории, повышение общественного благосостояния. Для получения объективных оценок устойчивого развития недостаточно использовать традиционные экономические показатели. Так, увеличение объема производства и потребления на основе все более широкого и интенсивного использования ресурсов, рост ВВП еще не свидетельствуют об устойчивости экономического развития.

Как отмечается в справочном руководстве ООН по методологии и методике составления индикаторов устойчивого развития [1], эти показатели призваны выполнять много важных функций. Они способствуют принятию проверенных политических решений и более эффективным руководящим действиям благодаря уточнению и обобщению доступной информации. В этом руководстве также подчеркивается, что они могут предупредить, предотвратить экономические, социальные и экологические провалы, способствовать включению результатов естественных и социальных знаний в процесс принятия хозяйственных решений, оценке и выбору векторов движения к достижению цели устойчивого развития.

Среди индикаторов устойчивого развития выделяются так называемые агрегированные, используемые для обобщающей оценки уровня достижения поставлен-

ных экологических, экономических, социальных целей, сигнализирующие о возникновении изменений и побуждающие к соответствующим коррективам. В числе этих важных агрегированных индикаторов назван «индикатор подлинного прогресса» (Genuine Progress Indicator — GPI)1. Этот показатель заслуживает, на наш взгляд, особого внимания теоретиков и разработчиков макроэкономической политики, стремящихся наиболее полно учитывать социальные и экологические реалии.

В экономической теории под устойчивым развитием подразумевается не только количественный рост; но и качественное изменение экономической системы: рост -необходимое, но недостаточное условие экономического развития. Прочно устоявшимся в зарубежной научной среде является понятие расточительного роста (uneconomic growth), т.е. роста, который сопровождается ухудшением благосостояния населения и качества природных благ в долгосрочной перспективе. Например, немецкие ученые широко используют два термина - количественный рост (quantitatives Wachstum) и качественный рост (qualitatives Wachstum) [2], полагая, что количественный рост, измеряемый традиционно величиной ВВП, не отражает изменения таких важных нерыночных аспектов благосостояния общества и индивида, как свободное время; безопасность; качество и доступность образования, здравоохранения, домашнего воспитания и ухода за детьми; состояние окружающей среды; свобода выбора; социальная справедливость и др.

Такие показатели, как величина ВВП на душу населения (GDP per capita) или величина национального дохода на душу населения (NI per capita), не в состоянии точно отразить качество жизни. Действительно, показатели системы национальных счетов не предназначены для оценки многих качественных характеристик уровня благосостояния и не учитывают таких негативных последствий научнотехнической революции и экономического роста, как степень загрязнения окружающей среды, зашумленности, загазованности и т.п.

Для учета качественной стороны процессов увеличения производства и потребления в виде интегрального показателя социального прогресса в международной статистике в 1972 г. был предложен показатель «мера экономического благосостояния» (Measure of Economic Welfare). Этот показатель представляет собой стоимостную оценку той деятельности, которая улучшает благосостояние (value of goods), но которая не учитывается в ВВП, например, показатель количества свободного времени для повышения уровня образования, домашнего воспитания детей, самосовершенствования; повышения уровня и улучшения качества медицинского обслуживания, снижения уровня загрязнения окружающей среды и т.п. Одновременно при расчете этого показателя из величины ВВП рекомендовано исключать стоимостную оценку тех факторов, которые ухудшают качество жизни, снижают уровень благосостояния (value of bads), например, рост уровня заболеваемости и смертности, уровня преступности, повышение степени загрязнения окружающей среды, негативные последствия урбанизации и пр.

В последние десятилетия экономистами разрабатывались различные показатели изменения социально-экономических систем, увязанные с целями устойчивого развития, в частности: индекс устойчивого экономического благосостояния (Index of Sustainable Economic Welfare); индекс развития человека (Index of Human Development); индикатор действительных сбережений (Genuine Saving); «зеленый» ВВП (Green Gross Domestic Product); индикатор подлинного прогресса (Genuine Progress Indicator). Важнейшим среди них агрегированным индикатором, который дает возможность не только оценить реальный общественный прогресс, учитывая его экономические, экологические и социальные аспекты (включая некоторые виды не-

1 Здесь и далее перевод неустоявшихся терминов — авторов.

рыночной деятельности), но и принимать эффективные решения относительно устойчивого развития, является индикатор подлинного прогресса (ИПП).

Возникает вопрос: почему важен именно этот показатель? Бесспорно, ВВП и национальный доход являются базовыми показателями экономического развития, которые позволяют сравнивать уровни экономического роста стран и мирового сообщества. Вместе с тем судить о наивысших достижениях страны можно не столько по уровню развития национального хозяйства, сколько по возрастанию благосостояния населения. Но насколько действительно рост ВВП соответствует улучшению благосостояния населения?

Известно, что в ВВП не учитываются некоторые виды деятельности (например, услуги), находящиеся вне финансовых потоков. В свою очередь под общественным благосостоянием понимается наиболее полная обеспеченность социально-культурных, духовных и экологических потребностей общества [3]. Таким образом, при сопоставлении содержания и статистического наполнения указанных показателей - ВВП и общественного благосостояния - очевидны их существенные различия.

Действительно, положительная динамика ВВП может не сопровождаться положительной динамикой благосостояния населения, поскольку в ВВП учитываются любые денежные трансакции, увеличивающие его ежегодные объемы, в том числе и те, которые являются не позитивными позициями благососотояния, а наоборот, - видами социального неблагополучия: издержки борьбы с преступностью, потери загрязнения окружающей среды, дорожно-транспортных происшествий, болезней и нетрудоспособности. Например, затраты на ликвидацию последствий антропогенных аварий увеличивают ВВП, хотя население страдает от понесенного ущерба. Множество подобных примеров расхождения положительной динамики ВВП и благосостояния населения приводят зарубежные экономисты. «Когда в городе вырубают деревья, чтобы расширить улицы, а владельцы домов встают перед необходимостью покупки кондиционеров, ВВП растет. Он растет и тогда, когда разводятся родители, строятся новые тюрьмы, когда доктора прописывают пациентам антидепрессанты» [4]. Как справедливо отмечается в работе российских экономистов [5], показатели рыночного успеха зачастую не только не отражают реальных изменений качества жизни - здоровья людей, уровня их безопасности, состояния окружающей среды и т.д., - но нередко, как в «царстве кривых зеркал», создают искаженное о ней представление.

Можно выделить следующие недостатки показателя ВВП для характеристики общественного благосостояния.

Во-первых, существует прямо пропорциональная зависимость между ростом ВВП и сокращением природного капитала, а именно: чем больше потребление природных ресурсов, тем значительнее показатель экономической активности. Кроме того, ВВП возрастает благодаря двойному действию загрязнения окружающей среды - и от увеличения загрязнений (через уплату экологических платежей), и от ликвидации их последствий. По мнению американских ученых, «ВВП учитывает загрязнение окружающей среды, по меньшей мере, четырежды - когда оно происходит, когда оно устраняется, когда оно оказывает вредное влияние на здоровье людей и когда вознаграждаются те, кто внедряет экологически чистые технологии» [4].

Во-вторых, в состав ВВП не входят непроизводственные виды экономической деятельности, в частности, такие финансовые операции, как государственные трансфертные платежи (пенсии, страховки, льготы), частные трансфертные платежи (договора с ценными бумагами, подарки и др.), а также продажа вещей (например, автомашин) на вторичном рынке.

В-третьих, и домохозяйственная нерыночная деятельность (присмотр за детьми и лицами преклонного возраста, волонтерская работа, выполнение домашней работы) не

является составляющей ВВП, поскольку при этом отсутствует денежный оборот (плата за выполненную работу). Однако нерегистрируемые в нем виды экономической деятельности (услуги домохозяек, самообслуживание по принципу «сделай сам», незаконные или скрываемые от налогов доходы и т.п.) увеличивают благосостояние домохозяйств. Вместе с тем в составе ВВП учитываются виды экономической деятельности, которые не являются действительным возрастанием благосостояния: содержание тюрем, социальные работы и проч.

В-четвертых, в ВВП не учитывается влияние фактора дифференциации распределения доходов между различными слоями населения. Так, было подсчитано, что ВВП с 1973 по 1993 г. в США возрос почти вдвое, тогда как реальный доход населения - только на 20% [6].

Наконец, следует отметить и тот факт, что получение международных кредитов положительно влияет на рост ВВП, вместе с тем, очевидно, усложняя состояние национальной экономики. «Едва ли такой показатель заслуживает названия показателя национального богатства и благополучия!», - справедливо восклицает немецкий ученый Х. Боссель [7].

Чтобы иметь возможность реально отражать благосостояние населения и проводить измерения национального развития, учитывающие вклад внерыночной экономической деятельности, например: домашних (бесплатных) услуг; увеличение внешнего долга; падение благосостояния в результате усиливающейся дифференциации доходов; загрязнение и уничтожение окружающей среды (разрушение озонового слоя, потери заболоченных территорий, шумовое загрязнение и т. п.), специалисты американской научно-исследовательской организации «Redefining Progress» в 1990-е годы разработали, в частности, методологические и методические основы индикатора подлинного прогресса, который включает в себя несколько десятков переменных, относящихся к социальной жизни, окружающей среде и другим параметрам, не учитываемых в ВВП.

Поскольку ИПП основан на данных валового национального продукта (ВНП) и выражается в денежной форме, постольку возможно проведение статистически корректных соответствующих сопоставлений. Вместе с тем ИПП в отличие от ВВП, к примеру, учитывает неравномерность распределения дохода таким образом, что он уменьшается, если бедная часть населения получает меньшую, чем в среднем, долю национального дохода. Показатель ИПП в отличие от ВВП либо включает дополнительно такие составляющие, как, например, стоимость домашней работы, или вычитает из ВВП такие, как потери общества в связи с ростом преступности или загрязнением окружающей среды. Так, увеличение объема добычи нефти в ИПП рассматривается как отрицательный показатель. Более того, индикатор учитывает факторы ухудшения состояния природных ресурсов и экосферы (изменение климата, разрушение озонового слоя или рост радиоактивного загрязнения), которые приводят к его снижению [8, 9].

Практические расчеты ИПП для анализа изменения благосостояния населения в США за период с 1950 по 1995 г. и сравнение полученных результатов с соответствующей динамикой роста ВНП позволили исследователям впервые получить статистически достоверное расхождение этих двух показателей. Так, при неуклонном росте ВНП на душу населения США за этот период (более чем вдвое) ИПП на душу населения вначале возрастал (в 1960-1970-е годы), но затем (к 1995 г.) сократился на 45%. Одновременно увеличивалась скорость снижения ИПП: если в 1950 г. он составлял около 70% ВНП, то в 1992 г. - только 25%, причем величина ИПП сократилась в сравнении с 1950 г. на 30% [10].

По мнению авторов приведенного исследования, такое падение ИПП свидетельствует о том, что экономический рост, выражаемый показателем ВНП, на самом деле

демонстрирует: а) решение социальных проблем предшествующего периода; б) заем ресурсов у будущих покалений; в) усиление монетаризации экономики без ее фактического прогресса. Последующие аналогичные расчеты выявили, что до 1970-х годов расхождение этих двух показателей было относительно небольшим, однако с 2000 г. ВВП более чем вдвое превышал ИПП, что характеризовало фактическое снижение уровня благосостояния населения США при активном росте ВВП [11].

Отметим, что и для европейских стран (как и для США) данные показывают устойчивое падение ИПП за последние тридцать лет [12]. Такая динамика свидетельствует, что развитые экономики, демонстрирующие быстрый рост, на самом деле значительно менее успешны, чем это кажется на первый взгляд. Причем рост часто оказывается либо реализацией имевшихся потенциально богатых возможностей, либо неявным заимствованием у зарубежных стран или будущих поколений, либо переходом деятельности из нерыночной в рыночную сферу.

Методика расчета ИПП достаточно сложная [13]. В целом три основные составляющие ИПП - экономические, экологические и социальные - насчитывают 26 показателей, агрегированное значение которых дает возможность оценивать благополучие населения в стране (табл. 1). Среди индикаторов реального благосостояния населения ИПП в настоящее время является наиболее методически разработанным.

Таблица 1

Структурные составляющие индикатора подлинного прогресса

Экономические индикаторы Экологические индикаторы Социальные индикаторы

Личное потребление (Personal Consumption) Индекс распределения доходов (Income Distribution Index) Личное потребление, скорректированное на индекс Джини (Personal Consumption for Income Distribution Index) Издержки неполной занятости (Cost of Underemloyment) Цена потребительских товаров длительного пользования (Cost of Consumer Durables) Услуги предметов домашнего обихода (Services of Household Capital) Чистые капиталовложения (Net Capital Investment) Чистое иностранное кредитование или заимствование (Net Foreign Lending or Borrowing) Составлено по [13, 14]. Издержки загрязнения воды (Cost of Waterpollution) Издержки загрязнения воздуха (Cost of Airpolutiion) Издержки шумового загрязнения (Cost of Noisepollution) Потери заболоченных территорий (Loss of Wetlands) Потери сельскохозяйственных земель (Loss of Farmland), в том числе потери вследствие урбанизации; потери вследствие ухудшения состояния грунта Исчерпание невоспроизводимых ресурсов (Depletion of Nonrenewable Resources) Длительный ущерб окружающей среде (Long-term Environmental Damage) Издержки разрушения озонового слоя (Cost of Ozone Depletion) Потери перестойных лесов (Loss of Old-growth Forests) Стоимость домашней работы и родительской опеки (Value of Household and Parenting) Стоимость высшего образования (Value of Higher Education) Стоимость волонтерской работы (Value of Volunteer Work) Услуги магистралей и улиц (Services of Highways and Streets) Издержки преступности (Cost of Crime) Цена свободного времени / часов досуга (Cost of Leisure Time) Цена ежедневных поездок на работу (Cost of Commuting) Расходы домохозяйств на снижение уровня загрязнения (Cost of Household Pollut^n Abatement) Издержки автомобильных аварий (Cost of Automobile Accidents)

Основным элементом как индикатора подлинного прогресса, так и ВВП, является личное потребление, которое в ИПП скорректировано на индекс Джини, от-

ражающий неравномерность распределения доходов в обществе2. ИПП отражает экономические параметры, которые увеличивают благополучие и которые его уменьшают. В числе первых - деятельность домашних хозяйств, присмотр за детьми и людьми пожилого возраста, добровольные общественные работы, использование свободного времени (досуга), а также положительные изменения состояния природного капитала благодаря снижению уровня загрязнений. Негативными показателями являются потери общественного капитала (вследствие преступлений, распадов и разводов семей, неполной занятости), потери природного капитала (исчерпание невоспроизводимых ресурсов, длительный экологический ущерб, расходы вследствие разрушения озонового слоя) и др. (см. табл. 1).

ИПП, учитывающий более двадцати параметров, увеличивающих или снижающих благосостояние (которые не охватывает ВВП), оценивает вклад в экономику ряда социальных и экологических параметров ее функционирование. Это показатель является удачной попыткой не просто дополнить показатель ВВП, а усовершенствовать его. Он представляет собой адекватный измеритель экономического, социального и экологического благосостояния, реального благополучия населения.

Следовательно, при оценке общественного благосостояния индикатор подлинного прогресса целесообразно рассматривать как альтернативу ВВП. Измерение ИПП дает возможность более обоснованно и точно судить об экологической, экономической, социальной эффективности развития страны. В настоящее время 11 стран (в том числе Австрия, Австралия, Англия, Германия, Канада, Нидерланды, СШАЗ, Франция, Швеция) делают перерасчеты показателя ВВП, используя индикатор подлинного прогресса [12]. Безусловно, актуальным является включение ИПП в систему макроэкономических показателей как России, так и Украины, характеризующих достижения экономических, экологических и социальных целей устойчивого развития.

Судя по публикациям и тематическим Интернет-ресурсам (по состоянию на март 2010 г.), в российских источниках не уделяется должного внимания обсуждению этого показателя и возможности его практического применения. Существуют лишь или весьма краткие - в пару абзацев - упоминания об индикаторе, или его достаточно однообразная презентация. В единственной работе, где он представлен наиболее полно [16], констатируется: «Аналогичные расчеты по России (или СССР) не проводились, но нет сомнения, что фактический рост суммарного национального богатства страны давно остановился и стал отрицательным вследствие безудержного экспорта нефти, газа, леса, цветных металлов и пр., ухудшения состояния природной среды в местах добычи и транспортировки этих ресурсов. Помимо этого, природный капитал страны, так же как и суммарный капитал, сокращался вследствие ухудшения качества воды и воздуха, снижения природного плодородия почвы, уменьшения способности экосистем поглощать загрязнения и других факторов».

В украинской научной литературе ситуация аналогична российской. В какой-то мере это объяснимо методическими трудностями определения стоимостной оценки составляющих ИПП [13]. При этом следует подчеркнуть, что для расчета ИПП официальных статистических данных, собираемых и публикуемых Государственным комитетом статистики Украины, недостаточно. Некоторые же составляющие ИПП невозможно рассчитать из-за отсутствия или недоступности необходимых исходных ста-

2 Индекс Джини — макроэкономический показатель, характеризующий дифференциацию денежных доходов населения в виде степени отклонения фактического распределения доходов от абсолютно равного их распределения между жителями страны. Считается, что чем больше неравномерность распределения доходов в обществе, тем больше растет преступность, уменьшается производительность труда и капитала. Для стран мира, в том числе России и Украины, индекс Джини был рассчитан агентством Central Intelligence Agency и Мировым банком [15].

3 В 2010 г. уже пять штатов в США — Вермонт, Миннесота, Огайо, Юта и Мериленд — рассчитывают свои ИПП как альтернативу ВВП.

тистических данных. Вместе с тем существует пионерная попытка измерения ИПП в Украине, проведенная за один 2006 г. без изложения методики [17]. Согласно полученным результатам, фактический уровень благосостояния в 2006 г. более чем в 5 раз был ниже величины ВВП.

Научному вниманию предлагается сравнение динамики ВВП и ИПП Украины за период 2000-2007 гг.4, осуществленное в соответствии с общепринятой методикой исчисления ИПП [13]. При этом выяснилось, что для расчетов некоторых составляющих ИПП отсутствует статистика по ряду показателей или необходимы дополнительные статистические исследования. Проведенный анализ официальных статистических данных с целью выявления исходных величин, необходимых для расчетов ИПП, дал возможность сгруппировать его составляющие в зависимости от имеющихся для их расчетов статистических источников.

К первой группе относятся показатели, которые можно получить из официальных статистических информационных каналов: личное потребление; индекс распределения доходов; личное потребление, скорректированное на индекс Джини; чистые капиталовложения; чистое иностранное кредитование или заимствование.

Вторую группу составляют показатели, реальное значение которых либо трудно определить, либо их можно оценить, исходя из аналогичных данных других стран, и (с определенными оговорками) использовать эти оценки: стоимость домашней работы и родительской опеки; стоимость волонтерской работы; цена потребительских товаров длительного пользования; услуги магистралей и улиц; издержки автомобильных аварий; издержки загрязнения воды; издержки загрязнения воздуха; издержки шумового загрязнения; потери сельскохозяйственных земель, в том числе потери вследствие урбанизации, ухудшения состояния грунта; потери перестойных лесов.

К третьей группе отнесены те показатели, для исчисления которых необходимо провести дополнительные исследования: издержки неполной занятости; стоимость высшего образования; издержки преступности; цена свободного времени/часов досуга; цена ежедневных поездок на работу; услуги предметов домашнего обихода; расходы домохозяйств на снижение уровня загрязнения; потери заболоченных территорий; издержки разрушения озонового слоя; исчерпание залежей невоспроизводимых ресурсов; длительный ущерб окружающей среде.

Как видим, практически половина составляющих ИПП нуждается в специальных статистических научных обоснованиях для получения полноценных расчетов. По этим показателям отсутствуют оценки и они не включены в результаты расчетов (табл. 2).

Благодаря проведенному исследованию в Украине в 2000-2007 гг. впервые были получены соответствующие динамические ряды ИПП, анализ которых позволил провести сравнение динамики ИПП с динамикой изменения ВВП Украины за этот период и сделать конкретные выводы об уровне общественного благосостояния и социального прогресса.

Как показывают данные табл. 3, с 2000 г. отмечается тенденция увеличения анализируемых макроэкономических показателей при достаточно стабильной величине расхождения между ними (рисунок). Эта тенденция обнаруживает фактическое снижение уровня благосостояния украинского народа при возрастании его экономической активности, причем реальный уровень общественного благосостояния приблизительно вдвое ниже величины ВВП Украины на протяжении всего периода с 2000 по 2007 г.

4

Авторы благодарят кафедру экологии Национального университета «Києво-Могилянська академія» за содействие в проведении расчетов.

Таблица 2

Значение показателей индикатора истинного прогресса и ВВП Украины в 2000-2007 гг., млн. грн.

Показатель 2000 г. 2001 г. 2002 г. 2003 г. 2004 г. 2005 г. 2006 г. 2007 г.

Личное потребление (Personal Consumption) 19572,000 23707,000 24803,000 29936,000 36767,000 49418,000 61125,000 81343,000

Личное потребление на душу населения (Persona)

Consumption per Capita) 0,3% 0,485 0,512 0,624 0,772 1,045 1,302 1,744

Индекс распределения доходов (Джини) (Income

Distribution Index (Jini)) 28,200 28,200 28,200 28,060 28,200 28,200 31,000 28,100

Личное потребление, скорректированное на индекс

Джини (Personal Consumption for Income

Distribution Index) 69404,255 84067,376 87953,901 106685,674 130379,433 175241,135 197177,419 289476,868

Стоимость домашней работы и родительской опеки

(Value of Household and Parenting) 55,162 72,959 88,413 105,899 132,547 178,784 226,389 292,'774

Стоимость волонтерской работы (Value of

Volunteer Work) 2,634 4,047 5,418 7,639 10,025 14,806 23,243

Услуги магистралей и улиц (Services of Highways

and Streets) 2,539 645,247 7,429 16,581

Цена потребительских товаров длительного

пользования (Cost of Consumer Durables) 3,003 4,097 6,541 8,339 9,951

Издержки автомобильных аварий (Cost of

Automobile Accidents) 56,900 77,300 55,500 81,500 159,300

Издержки зшрязнсния воды (Cost of Waterpollution) 29,900 25,700 25,400 29,200 36,800 38,400 69,800 75,000

Издержки загрязнения воздуха (Cost of Airpolutiioti) 125,300 134,200 120,200 136,400 183,700 213,200 501,900 558,700

Издержки шумового загрязнения (Cost of 0,048 0,077

Noisepollution)

Потерн сельскохозяйственных земель (Loss of 0,0003 0,009 0,024 0,024 0,042 0,048 0,401 0,615

Farmland)

Потери перестойных лесов (Lost of Old-growth 0,003 0,001 0,001

ruicsii^ Чистые капиталовложения (Net Capital Investment) 23629,000 32573,000 37178,000 51011,000 75714,000 93096,000 125254,000 188486,000

Чистое иностранное кредитование или

заимствование (Net Foreign Lending or

Borrowing) -17853,650 -20816,900 -24264,260 -29179,470 -31640,800 -46363,160 -85294,500 -109116,900

Индикатор подлинного прогресса (The Genuine

Progress Indicator - GPl) 75070,665 95739,159 100757,576 128382,593 174315,219 222468,342 237147,656 368534,224

Индикатор подлинного прогресса на душу

населения, грн (Per Capita GPl) 1518,733 1956,928 2079,315 2674,442 3660,362 4705,258 5053.275 7900,661

ВВП (Gross Domestic Product - GDP ) 170070,000 204190,000 225810,000 267344,000 345113,000 441452,000 544153,000 720731,000

ВВП на душу населения, грн (Per Capita GDP) 3436,000 4195,000 4685,000 5591,000 7273,000 9372,000 11630,000 15496,000

Таблица 3

Динамика ИПП и ВВП Украины в 2000-2007 гг., млн. грн.

Год ИПП ВВП ВВП/ИПП

2000 75070,66 170070 2,265466

2001 95739,16 204190 2,132774

2002 100757,6 225810 2,241121

2003 128382,6 267344 2,082401

2004 174315,2 345113 1,979822

2005 222468,3 441452 1,984337

2006 237147,7 544153 2,294574

2007 368534,2 720731 1,955669

Млн. грн.

Рисунок. Динамика ИПП (-■-) и ВВП (-♦-) Украины в 2000-2007 гг.

Аналогичные результаты были получены и при расчетах динамики величины ИПП и ВВП на душу населения (см. табл. 2). При этом динамика прироста ВВП на душу населения замедлена по сравнению с динамикой прироста ИПП. Таким образом, наблюдаются признаки опережающего роста благосостояния населения Украины по сравнению с его экономической деятельностью в 2000-2007 гг.

Сопоставляя результаты проведенной оценки ИПП Украины с ранее упомянутой его оценкой в работе [17], обнаруживаем достаточно значительное расхождение между ВВП и ИПП, которое составляет за 2006 г. соответственно 2,3 и 5,3 раза.

Хотя полученные результаты с учетом того, что ряд показателей не удалось рассчитать, являются ориентировочными, это не снижает значимости измерения достигнутого уровня национального благосостояния для оценки реального общественного прогресса в Украине и последующего прогнозирования его динамики. Таким образом, ИПП дает возможность оценивать достигнутый уровень экономико-экологосоциального благополучия населения и увидеть истинную картину благосостояния при наращивании экономического потенциала.

Кроме того, благодаря детальному статистическому учету и исчислению каждой из составляющих ИПП, можно обоснованно определять приоритетность принятия тех или иных хозяйственных решений и соответствующих мероприятий в основных сферах общественной жизни - экономической, экологической и социальной. В силу этого показатели, составляющие ИПП, нуждаются в адекватном статистическом обеспечении, что предполагает проведение по ним основательных научных разработок с последующим восприятием официальной отчетностью. Внедрение ИПП в существующую систему макроэкономических показателей, на наш взгляд, позволит не только получать

знание реальной ситуации относительно уровня благосостояния населения, но и избегать возможных политико-экономических иллюзий и просчетов на пути к достижению экономических, экологических и социальных целей устойчивого развития.

Литература

1. Indicators of Sustainable Development: Guidelines and Methodologies / Third Edition. New York, United Na-tionspublication, 2007 Sales No. E.08.II.A.2.

2. Экономическое развитие общества: инновации, информатизация, системный поход

http://www.bsuir.by/online/showpage.jsp?PageID=84038&resID=113783&lang=ru&menuItemID=113801

3. Базилевич В.Д., Базилевич К.С., Баластрик Л.О. Макроекономіка: Підручник / За ред. В.Д. Базилевича. 2-ге вид., випр. К.: Знання, 200З.

4. De Graaf J., Wann D., Naylor Th. Affluenza: the all-consuming epidemic. San Francisco, CA: Berrett-Koehler; Berkeley, CA: Publishers Group West, 200З. Режим доступа: http://searchworks.stanford.edu/view/7426377. В русском переводе см.: Де Грааф Д., Ванн Д., Нэйлор Т. Потребительство: болезнь, угрожающая миру. Екатеринбург, 200З. Режим доступа: http://downshift-travel.ru/wp-content/uploads/2006/11/

З. Данилов-Данильян В., Лосев К., Рейф И. Перед главным вызовом цивилизации: российский взгляд на проблему. Режим доступа: http://iwp.ru/monograJ/kndd/ch0.htmWogl

6. Cobb, C., Cobb J., Jr. The Green National Product: A Proposed Index of Sustainable Economic Welfare, University Press of America, 1994. Mode of access: http://dieoff.org/page11.htm

7. Боссель Х. Показатели устойчивого развития: Теория, метод, практическое использование. Отчет,

представленный на рассмотрение Балатонской группы / Пер. с англ. Тюмень: Изд-во ИПОС СО РАН, 2001. Режим доступа: http://ipdn.ru/rics/doc0/XD/2_2-2.htm

8. Cobb С., Halstead Т., Rowe J. If the GDP is up, why is America down? // Atlantic Monthly. October 199З. Mode of access: http://www.theatlantic.com/politics/ecbig/gdp.htp

9. Anielski M., Rowe J. The Genuine Progress Indicator. 1998 Update Executive Summary. San Francisco: Redefining Progress, 1999. Mode of access: http://www.rprogress.org/publications/1999/gpi1998_execsum.pdf

10. Cobb C., Goodman G. S., Wackernagel M. Why bigger isn't better: the Genuine Progress Indicator 1999 Update. San Francisco: Redefining Progress, November 1999. Mode of access:

http://www.rprogress.org/publications/1999/gpi1999.pdf

11. 'Main Street' economic conditions misread by GDP // PhysOrg.com / Economics, Feb. 18, 2010. Mode of access: http://www.physorg.com/partners/university-of-maryland/

12. Genuine progress indicator / From Wikipedia, the free encyclopedia. Mode of access: en.wikipedia.org/wiki/Genuine_progress_indicator

13. Talberth, J., Cobb, C., Slattery, N. The Genuine Progress Indicator 2006. Executive Summary Redefining Progress, 2006. Mode of access: http://www.rprogress.org/publications/2007/GPI2006_ExecSumm.pdf

14. Maryland Genuine Progress Indicator. Mode of access: http://www.green.maryland.gov/mdgpi/indicators.asp

1З. Список стран по показателям неравенства доходов / Материал из Википедии — свободной энциклопедии, 28 августа 2009. Режим доступа: http:// ru. wikipedia.org/wiki/

16. Петрасов И. Концепция устойчивого развития применительно к мировому туризму. Режим доступа: tourlib.net/books_tourism/petrasov2-1.htm.

17. Душна М.П. Методичні підходи до вимірювання суспільного прогресу в контексті сталого розвитку // Науковий вісник НЛТУ України. 2009. Вип. 19.1.