Научная статья на тему 'Имя и портрет в рассказе И. А. Бунина «Муза» (цикл «Темные аллеи»)'

Имя и портрет в рассказе И. А. Бунина «Муза» (цикл «Темные аллеи») Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
1797
78
Поделиться
Ключевые слова
СОБСТВЕННОЕ ИМЯ / ПОРТРЕТНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА / ЖЕНСКИЙ ХАРАКТЕР / ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ФИЛОСОФИЯ ИМЕНИ

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Нгуен Тхи Тхыонг

Объектом анализа в статье является связь собственного имени и портрета заглавной героини в рассказе «Муза». Цель статьи заключается в выявлении художественного своеобразия антропонимического пространства бунинского текста, в установлении закономерной внутренней связи имени героини с портретной характеристикой, что позволяет раскрыть женский характер с точки зрения бунинской художественной философии женственности. Обнаружен решительный, не подчиняющийся, а господствующий, ни чем не скованный характер главной героини, который очень подходит её имени и портрету. В статье представлено своеобразие женственности, отличающейся не покорностью и слабостью, а своеволием и способностью к противостоянию мужскому характеру. Прослеживается связь бунинской мысли о женственности с актуализацией этой проблемы в социально-культурной жизни начала ХХ в.

NAME AND PORTRAIT IN THE OF I.A. BUNIN’S STORY “MUZA” (“DARK ALLEY” SERIES)

The object of analysis in the article is the connection between own name and portrait of main heroine in story “Muza”. The purpose of the article is revelation of artistic peculiarity to anthroponimical space in stories of Bunin, establishing logical internal connection with name and character of portrait in revealing character of the woman from the point of view of Bunin's artistic philosophy about femininity. Character of main heroine is decisive, unsubordinated, dominant and not constrained. It is suitable to her name and portrait. The article presents the peculiarity of femininity. They are not submissive and weak, but decisive and unsubordinated and willful like a man. The connection of Bunin's thoughts about femininity with the aggravation of this problem was retraced in the early twentieth century.

Текст научной работы на тему «Имя и портрет в рассказе И. А. Бунина «Муза» (цикл «Темные аллеи»)»

ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

41

2014. Вып. 4

ИСТОРИЯ И ФИЛОЛОГИЯ УДК 82 (091)

Нгуен Тхи Тхыонг

ИМЯ И ПОРТРЕТ В РАССКАЗЕ И. А. БУНИНА «МУЗА» (ЦИКЛ «ТЕМНЫЕ АЛЛЕИ»)

Объектом анализа в статье является связь собственного имени и портрета заглавной героини в рассказе «Муза». Цель статьи заключается в выявлении художественного своеобразия антропонимического пространства бунинского текста, в установлении закономерной внутренней связи имени героини с портретной характеристикой, что позволяет раскрыть женский характер с точки зрения бунинской художественной философии женственности. Обнаружен решительный, не подчиняющийся, а господствующий, ни чем не скованный характер главной героини, который очень подходит её имени и портрету. В статье представлено своеобразие женственности, отличающейся не покорностью и слабостью, а своеволием и способностью к противостоянию мужскому характеру. Прослеживается связь бунинской мысли о женственности с актуализацией этой проблемы в социальнокультурной жизни начала ХХ в.

Ключевые слова: собственное имя, портретная характеристика, женский характер, художественная философия имени.

Как и все произведения цикла «Тёмные аллеи», рассказ «Муза» раскрывает тему любви, но на этот раз решающая роль в любовном сюжете принадлежит не герою-рассказчику, а героине по имени Муза, достаточно редкому для эпохи начала ХХ в., которую воспроизводит автор. На наш взгляд, имя героини, имеющей непредсказуемый характер, выбрано Буниным далеко не случайно.

Н.А. Петровский даёт следующий комментарий к имени Муза: «греч. Musa - муза, женское божество искусства» [6. С. 202]. В Словаре античности читаем: «Музы (греч. Musai, лат. Musae), в античную эпоху сначала богини-покровительницы искусств (пение, танцы, поэзия), позднее покровительницы наук и всей творческой деятельности» [3. С. 364-365].

Ежи Фарино пишет, что «собственные имена вызывают разные ассоциации и за счёт семантики и этимологии, и за счёт своих формальных свойств, и за счёт представлений о самом упоминаемом носителе данного имени или об иных его носителях, и за счёт формантов, выражающих отношение к носителю имени, и за счёт бытующей ценностно-стилистической шкалы имени» [8. С. 130].

Эти слова учёного могут быть прямым комментарием к выбору автором имени главной героини рассказа. Дав своей героине не русское, а древнегреческое мифологическое по происхождению, Бунин, очевидно, хотел подчеркнуть что-то новое, необычное в создаваемом им женском характере. Он, конечно, помнил при этом, что муза - постоянный символ вдохновения, ради которого можно пожертвовать многим, что его приход и уход непредсказуем и неуправляем. Поэтому становится понятной неожиданность появления Музы в жизни рассказчика. Женщина, наделённая именем, перенесённым из античности на русскую почву, в соединении с безымянным рассказчиком представляет собой что-то ему резко противоположное. Она, как античная богиня, появляется в определенный момент жизни героя и потом неожиданно и необъяснимо исчезает. Г ероиня, носительница этого имени, выступает здесь как некое инородное существо, и дальнейшее повествование даёт основания предполагать, что именно это возвышенное, изысканное имя определяет её нелогичное поведение, ею движет. Бунин, по-видимому, почувствовал особенную власть этого имени над его носительницей и поэтому характер и поступки Музы в рассказе непредсказуемы, необъяснимы, её выбор остаётся немотивированным.

Теперь рассмотрим, насколько связан с именем портрет героини. Автор описывает внешность Музы через восприятие рассказчика. Вот как он воспроизводит первое появление героини: «У порога стоит высокая девушка в серой зимней шляпке, в сером прямом пальто, в серых ботинках, смотрит в упор, глаза цвета желудя, на длинных ресницах, на лице и на волосах под шляпкой блестят капли дождя и снега» [2. Т. 5. С. 272]. По внешнему виду Музы можно предположить, что это девушка с сильным характером, в ней заметна уверенность в себе, не умение сомневаться в правильности своих поступков. С головы до ног она подана в сером цвете: этот цвет далёк от розовых, светлых девичьих тонов; он как будто предсказывает её властные, волевые поведенческие жесты. Кроме того, заметим, что однотонность одежды - примета избранного стиля, отличающегося строгой элегантностью. Бу-нин-художник, как известно, всегда останавливает внимание на глазах своих героев. Глаза у Музы «цвета жёлудя», то есть жёлто-коричневые, и этот цвет вызывает ассоциацию с глазами сильного,

42

2014. Вып. 4

Нгуен Тхи Тхыонг

ИСТОРИЯ И ФИЛОЛОГИЯ

хищного зверя, что также необычно для описания женского лица. Акцентируя внимание на глазах Музы в разных поворотах сюжета, автор пытается глубже раскрыть ее сложный внутренний мир, ведь глаза - это окно в духовный мир человека.

Портрет Музы является отражением несентиментального, сильного, волевого женского характера. Эти тёмные глаза с первой встречи смотрят прямо на рассказчика, как будто героиня хочет сразу захватить его, завладеть его волей. В связи с этим выглядит не случайной такая портретная деталь, как капли дождя и снега на её волосах и лице: это как бы связывает героиню с естеством самой природной стихии, она будто слита с ней, появляется из неё. Героиня, как и природа, уже изначально склонна к стихийности, к необычным свободным поступкам и жестам. Она не скована ни условностями этикета, ни представлениями о женской скромности: неожиданно появившись на пороге дома рассказчика, она признается ему в любви, а через какое-то время столь же неожиданно бросает его без всякого объяснения. Применяя выразительность детали, используя фразеологизмы, сравнения, цветовую гамму, автор раскрывает дерзость героини, с которой она первой знакомится со своим избранником, предлагает ему свою любовь.

Созданный автором портрет соответствует не только поведению Музы. Она пришла к рассказчику познакомиться с ним, потому что слышала, что он интересный человек. Героиня представляется ему: «Я консерваторка, Муза Граф» [2. Т. 5. С. 272]. Как показывают специальные исследования, «когда писатель создаёт своё произведение, он непосредственно наблюдает жизнь во всех её проявлениях, и в том числе специфику фамилий у представителей отдельных классов. Для того чтобы его произведение было правдивым, он должен каждому персонажу дать имя, соответствующее его общественному положению» [5. С. 129]. Это наглядно подтверждает фамилия героини - Граф, она тоже не русская, (по-русски должно быть Графова), и отсутствие женской флексии соответствует не по-женски решительному характеру героини. Муза Граф - в этой двучленной формуле (имя + фамилия) так же слышится строгая, властная нота, намекающая на сильный, необычный женский характер.

И всё-таки есть и прямая, непосредственная связь имени героини с его античным истоком. По образованию Муза - музыкант, выпускница консерватории, человек искусства. Муза и музыка имеют один корень, одно происхождение, и героиня как будто выступает от имени музыки, в некотором смысле она представляет этот вид искусства как богиня музыки, как выражение её свободного духа. И не удивительно, что уже во время первой встречи с рассказчиком Муза разговаривает с ним свободно, без всякого стеснения, с преобладанием повелительных интонаций: «Дайте мне войти, не держите меня перед дверью <...> Снимите с меня ботинки и дайте из пальто носовой платок <...> прикажите, если у вас есть деньги, купить у Белова яблокранет<...> Теперь сядьте ко мне...» [2. Т. 5. С. 272]. В речи рассказчика, наоборот, мы видим пассивный залог, безличные конструкции: «очень польщён», «ничего интересного во мне, кажется, нет» (Там же). На этом фоне речевая характеристика Музы строится по принципу резкого контраста, её фразировка отличается резким лаконизмом и отрывистостью: «От кого и что слышала неважно <... > Я вас видела вчера на концерте Шора, - безразлично она сказала мне» (Там же).

Не только речь, но и поведенческие жесты Музы далеки от этикета, отличаются вызывающей раскованностью: «Скинула и бросила на стул пальто <... > протянула мне ноги» <... > она удобно уселась на диване, собираясь, видимо, уходить не скоро» (Там же).

Поведение и речь Музы формируют негативное отношение к ней из-за отсутствия в ее облике обаяния, женственности, нежности, сдержанности. Муза сильная, решительная, довольно эксцентричная натура. Её не назовёшь тактичной и чуткой к чувствам других. Автор ничего не говорит о её внутреннем мире, мы можем только догадываться о том, чем вызвана её наступательная тактика, и невольно чувствуем в последней власть её имени-формулы - «Муза Граф». В этом слиянии имени и фамилии мы ощущаем маскулинную семантику. Не удивительно, что слово «мужественность» появляется в речи рассказчика: «От неё ещё свежо пахло воздухом, и меня волновал этот запах, волновало соединение её мужественности со всем тем женственно-молодым, что было в её лице, в прямых глазах, в крупной и красивой руке, - во всем, что оглянул и почувствовал я, стаскивая ботинки из-под её платья, под которым округло и полновесно лежали её колени, видя выпуклые икры в тонких серых чулках и удлиненные ступни в открытых лаковых туфлях» (Там же). В этом портрете нет ни лёгкости, ни женской мягкости. Крупная рука, выпуклые икры, удлиненные ступни соответствуют смелому характеру героини. А смешение мужественности и женственности в её облике создаёт особый амбивалентный эффект её красоты. «От неё ещё свежо пахло воздухом» - это снег, дождь делают её

Имя и портрет в рассказе И.А. Бунина «Муза» (Цикл «Темные аллеи») ИСТОРИЯ И ФИЛОЛОГИЯ

43

2014. Вып. 4

частью природы и одновременно вдохновительницей искусства. За краткое мгновение знакомства рассказчик успел обнаружить что-то странное, опасное в её глазах и лице, он испытывает волнение даже от запаха Музы. Она красива не женской слабостью, нежностью, а высокомерием, гордостью, своеволием. Таким образом, автор очень тонко чувствует связь между именем и портретом. Эта связь не эксплицирована, она существует на протяжении всего рассказа имплицитно.

Нужно заметить, что в характере и поведении Музы дышит страсть любви. Она не просто пришла к герою познакомиться, а хотела вступить с ним в любовные отношения, в чём прямо ему признаётся: « Она обняла меня, не спеша поцеловала в губы <... > закрыла глаза и опять поцеловала -старательно, долго <... > А на самом деле вы моя первая любовь» [2. Т. 5. С. 273]. Она всегда занимает активное положение по отношению к рассказчику. Её поступок выражает стремление к счастью, хотя способы достижения несколько необычны, странны для женщины. Эта девушка выводит рассказчика из замкнутого пространства города с его постоянным шумом, второсортными ресторанами, освобождает его от пошлых, пустых людей. По её желанию он переезжает на дачу под Москвой. Теперь его окружает открытое пространство природы, свободное от всего лишнего, в этом пространстве легче дышится. Это пространство Музы и её стихия.

Но любовь, по Бунину, трагична, мимолётна, оставляет глубокий след в сердце. В сложившейся любовной ситуации Муза - субъект, а рассказчик - объект. Он вполне зависит от неё. Она влюбилась в него, они живут как муж и жена, но потом она неожиданно уходит от него к другому, «несмелому, недалёкому - и недурному музыканту» [2. Т. 5. С. 274]. Этот мужчина если и отличается от рассказчика, то не в лучшую сторону. Заставляя героиню делать такой выбор, Бунин отказывается от готовых банальных сюжетных ходов. Музе совсем не важно, к кому уйти. У неё полная свобода поведения и проявления чувства. Она действует по своему внутреннему закону. Её задача - властвовать над людьми, умеющими дорожить ею. Когда рассказчик узнал о её измене, она сказала ему с высокомерной интонацией: «Если хотите стрелять, то стреляйте не в него, а в меня» [2. Т. 5. С. 275]; «... Дело ясно и кончено» [2. Т. 5. С. 276]. И в этой крайней ситуации демонстративного разрыва Муза верна себе, она не знает жалости, не способна к состраданию. Её слова так же равнодушны, сухи, фрагментарны, как и поведение, и, по мнению рассказчика, «чудовищно жестоки».

С одной стороны, можно осуждать Музу: она сосредоточена на себе, на своих стихийных желаниях, не обращает внимания на чувства других людей. Несмотря на то, что Муза осветила жизнь рассказчика, делая её прекраснее и одухотворённее, она оставила глубокую боль в его сердце. Переступив нравственные обязательства и условности, Муза ни одной минуты не чувствует себя виноватой. Ей хорошо с новым избранником, несмотря на горькие чувства рассказчика. С другой стороны, читатель ощущает неизбежность происшедшего разрыва: характер Музы даётся в контрасте с характером слабого, безвольного героя. Таким образом, этим контрастом Бунин подчёркивает своеобразие женственности, отличающейся не покорностью и слабостью, а решительностью и силой характера. На её фоне герой-рассказчик внутренне пуст, скован, зависим, и неудивительно, что Муза бросает его.

Эмиль Золя говорил, что «в имени нередко даже в сочетании слогов мы видим весь характер человека» [3. С. 8]. Эти слова как нельзя более подходят к бунинской героине. Ее портрет и поступки соответствуют ее необычному имени. Трудно представить эту героиню названной, подобно другим бунинским героиням, - Таня, Руся, Наталья. Девушки с такими именами не могут поступать так безоглядно и дерзко, как Муза. В Музе нет верности, терпения, любви, характерных для традиционного русского женского характера. Она так свободно воспринимает любовь, что не озабочена нравственными ограничениями. Её решительный, не подчинённый, а господствующий, ни чем не скованный характер очень подходит её имени и портрету. В этом сказалось не только писательское мастерство Бунина, но и своеобразие его художественной философии. Мы можем предположить, что Бунин, создавая в «Темных аллеях» галерею прекрасных женских образов, имел намерение показать новый женский тип, формировавшийся на фоне сложных духовных трансформаций в культуре Серебряного века. Героиня рассказа Бунина вызывает ассоциацию с женским лирическим характером, который появляется в стихах Анны Ахматовой в 1910-х гг. XX в., то есть именно в то время, которое воспроизводит Бунин в рассказе «Муза». Так же, как и его героиня, ахматовская женщина сама выстраивает свою жизнь, и жизнь чувства, прежде всего. Мысль о покорности, подчинении любимому человеку чужда лирической героине поэта:

Тебе покорной? Ты сошел с ума!

Покорна я одной Господней воле... [1. С. 311].

44

2014. Вып. 4

Нгуен Тхи Тхыонг

ИСТОРИЯ И ФИЛОЛОГИЯ

С темой любви у Ахматовой, как и в бунинском рассказе, неразрывно связана тема женской гордости и независимости. Несмотря на всепоглощающую силу чувства, героиня отстаивает свое право на внутреннюю свободу, собственную индивидуальность. Это она управляет сложившимися отношениями с мужчиной, а не слепо следует общепринятой поведенческой логике:

Есть в близости людей заветная черта,

Ее не перейти влюбленности и страсти... [1. С. 138].

И не случайно выдающийся критик и друг Ахматовой Н.В. Недоброво видел в ахматовском творчестве «путь женщины к религиозной ее равноценности с мужчиною» [5. С. 61]. В статье «Анна Ахматова» Н.В. Недоброво пишет: «Самое голосоведение Ахматовой, твердое и уж скорее самоуверенное, самое спокойствие в признании и болей, и слабостей, самое, наконец, изобилие поэтически претворенных мук - все это свидетельствует не о плаксивости по случаю жизненных пустяков, но открывает лирическую душу, скорее жесткую, чем слишком мягкую, скорее жестокую, чем слезливую, и уж явно господствующую, а не угнетенную» [5. С. 63].

Эти слова можно отнести и к тому женскому характеру, который открывает И.А. Бунин в героине рассказа «Муза». Таким образом, Бунин, как и Ахматова, почувствовал, как меняется статус женщины в начале XX в., как традиционная природа женской души обретает новые черты.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Ахматова А. Стихотворение. М.: Советская Россия, 1989. 475 с.

2. Бунин И.А. Полн. собр. соч.: в 6 т. Т. 5. «Жизнь Арсеньева. Тёмные аллеи. Рассказы 1932-1952». М.: Художественная литература, 1988. 639 с.

3. Гущина Е.В., Колосова И.В., Кошеварова С.В. Словарь античности / пер. с нем. М.: Прогресс, 1989. 704 с.

4. Магазаник Э.Б. Онамопоэтика или «говорящие имена» в литературе. Ташкент: Фан, 1978. 140 с.

5. Недоброво Н.В. Анна Ахматова // Русская мысль. 1915. № 7. С. 50-68.

6. Петровский Н.А. Словарь русских личных имён. М.: Русские словари, Астрель, 2000. 480с.

7. Суперанская А.В., Суслова А.В. Современные русские фамилии. М.: Наука, 1981. 175 с.

8. Фарино Ежи. Введение в литературоведение. СПБ.: РГПУ им. А.И. Герцена, 2004. 639с.

Поступила в редакцию 07.07.14

Nguyen Thi Thuong

NAME AND PORTRAIT IN THE OF I.A. BUNIN’S STORY “MUZA” (“DARK ALLEY” SERIES)

The object of analysis in the article is the connection between own name and portrait of main heroine in story “Muza”. The purpose of the article is revelation of artistic peculiarity to anthroponimical space in stories of Bunin, establishing logical internal connection with name and character of portrait in revealing character of the woman from the point of view of Bunin's artistic philosophy about femininity. Character of main heroine is decisive, unsubordinated, dominant and not constrained. It is suitable to her name and portrait. The article presents the peculiarity of femininity. They are not submissive and weak, but decisive and unsubordinated and willful like a man. The connection of Bunin's thoughts about femininity with the aggravation of this problem was retraced in the early twentieth century.

Keywords: own name, portrait characteristic , woman character, artistic philosophy of name.

Нгуен Тхи Тхыонг, аспирант Nguyen Thi Thuong, postgraduate student

ФГБОУ ВПО «Ивановский государственный университет» Ivanovo State University

153025 г. Иваново, ул. Ермака, 39 153025, Russia, Ivanovo, Ermaka st., 39

E-mail: tuyetdautien22724@gmail.com E-mail: tuyetdautien22724@gmail.com