Научная статья на тему 'Имидж России в контексте грузино-осетинского конфликта'

Имидж России в контексте грузино-осетинского конфликта Текст научной статьи по специальности «Политика и политические науки»

CC BY
249
61
Поделиться
Журнал
Власть
ВАК
Ключевые слова
ГРУЗИНО-ОСЕТИНСКИЙ КОНФЛИКТ / МЕЖДУНАРОДНЫЙ ИМИДЖ / ИНФОРМАЦИОННАЯ АТАКА

Аннотация научной статьи по политике и политическим наукам, автор научной работы — Глинская Ирина Юрьевна

В статье рассматриваются отношения между Россией и Грузией, складывавшиеся в течение нескольких веков, причины возникновения грузино-осетинского вооружённого конфликта, роль России в его урегулировании, а также факторы, влияющие на формирование международного имиджа РоссииThe article deals with the relations between Russia and Georgia, the cause of the conflict, the role of Russia in its regulating and the factors, forming international image of Russia.

Текст научной работы на тему «Имидж России в контексте грузино-осетинского конфликта»

Ирина ГЛИНСКАЯ

ИМИДЖ РОССИИ В КОНТЕКСТЕ ГРУЗИНО-ОСЕТИНСКОГО КОНФЛИКТА

В статье рассматриваются отношения между Россией и Грузией, складывавшиеся в течение нескольких веков, причины возникновения грузино-осетинского вооружённого конфликта, роль России в его урегулировании, а также факторы, влияющие на формирование международного имиджа России.

The article deals with the relations between Russia and Georgia, the cause of the conflict, the role of Russia in its regulating and the factors, forming international image of Russia.

Ключевые слова:

грузино-осетинский конфликт, международный имидж, информационная атака; conflict between Georgia and South Osetia, international image, information attack.

Отношения между Россией и Грузией имеют давние исторические корни. В силу своего географического положения и христианской религии грузинские княжества сталкивались с агрессией двух исламских государств — Османской империи и Ирана. Россия являлась единственным христианским государством, которое могло защитить эти княжества, поэтому к ней постоянно обращались за помощью. Так было и в 1771 г. в период правления Ираклия II, когда Екатерина II получила его просьбу о принятии Восточной Грузии под покровительство России. Это повлекло за собой заключение в июле 1783 г. Георгиевского трактата, согласно которому Ираклий II не только признавал покровительство России, но и отказывался от самостоятельной внешней политики, взяв обязательства своими войсками служить российской императрице.

Российская сторона ручалась за сохранение целостности владений Ираклия II, включая те, которые могут быть им приобретены впоследствии. Четыре сепаратные статьи трактата обязывали Россию содержать в Грузии два батальона пехоты, защищать Грузию в случае войны, а также настаивать на возврате царству Картли-Ка-хети — отторгнутых у него Турцией территорий1. Русско-турецкая война, начавшаяся в результате недовольства Османской империи отказом России вывести свои войска из Грузии в 1787 г., закончилась поражением Турции и её отказом от претензий на Грузию. Престиж России как гаранта стабильности в этом регионе укрепился.

После смерти Ираклия II и вступления на престол его старшего сына Георгия XII Иран и Турция осуществили попытки порабощения Грузии. Однако ввод русских войск, временно выведенных с территории Грузии в период правления Павла I, спас страну от неминуемой войны. 18 декабря 1800 г. был подписан Манифест о присоединении Грузии к России. Такой же Манифест подписывался и при Александре I в 1801 г. В период его правления началось создание системы управления этой территории по образцу российских губерний, что повлекло за собой новое недовольство со стороны Турции. В декабре 1806 г. она вновь объявила России войну, которая длилась шесть лет и вновь закончилась поражением Турции. После подписания мирного договора Россия удерживала за собой все присоединившиеся добровольно области Закавказья.

В 1813 г. в соответствии с мирным договором с Ираном в состав России вошли Дагестан, Грузия, Имеретия, Гурия, Мингрелия, Абхазия и ряд ханств на территории нынешних Азербайджана и Армении. Впоследствии Иран вновь пытался отвоевать часть терри-

ГЛИНСКАЯ Ирина Юрьевна — докторант кафедры национальных и федеративных отношений РАГС при Президенте РФ, доцент кафедры рекламы и ПР экономического факультета Российского университета дружбы народов

1 Дульян А. Как Грузия и Абхазия вошли в Российскую империю // Международная жизнь, №12, 2008, стр. 75-81.

торий, но, потерпев поражение, отказался в пользу России от притязаний на Эри-ванское и Нахичеванское ханства. Турция потерпела поражение и в третьей русско-турецкой войне и к 1829 г. вхождение Грузии в состав России было окончательно оформлено.

Россия не только стала гарантом стабильности Грузии, но и отстаивала её интересы в трёх войнах с Турцией, в двух войнах с Ираном, при этом неся значительные потери. На протяжении двух веков Грузия была заинтересована в поддержке со стороны России.

В Советском Союзе Грузия стала процветающей республикой. Разумеется, не все было безоблачно. Были и элементы насильственной советизации, и репрессии, но был и огромный вклад в её экономическое и культурное развитие со стороны СССР. Ситуация изменилась с развалом Советского Союза. Грузия, по вине своего недальновидного руководства в лице З. Гамсахурдиа, Э. Шеварднадзе, а затем и явно настроенного против России М. Саакашвили, не смогла создать конкурентоспособную экономику и обеспечить социальную защиту граждан. Она начала искать помощи у Запада. Отношения между Россией и Грузией постепенно стали ухудшаться. Если рассмотреть хронику событий с начала 2006 г., то становится очевидным, что грузинское руководство пыталось любыми способами спровоцировать конфликт с Россией, вытесняя её с территории Абхазии и Южной Осетии.

Россия предпринимала различные меры для предотвращения обострения ситуации в зоне конфликта. В частности, 9 июля 2008 г. было опубликовано заявление Министерства иностранных дел России. В нем говорилось, что все инциденты, которые произошли, указывают на то, что против Южной Осетии, являющейся международно-признанной стороной в урегулировании конфликта, совершён открытый, заранее спланированный акт агрессии.

Грузинское руководство не отреагировало на предупреждения России, и 1-2 августа 2008 г. ситуация в зоне грузино-осетинского конфликта резко обострилась в результате массированного миномётного обстрела жилых кварталов Цхинвали. А затем, 8 августа 2008 г., Грузия начала военные действия в зоне грузино-осетинского конфликта.

Грузинский лидер шёл на этот конфликт, заручившись поддержкой США. На постсоветском пространстве нет другой страны, кроме Грузии, где влияние США было бы столь велико. Ещё за год до вторжения Грузии в Южную Осетию территория посольства США представляла собой базу морских пехотинцев. Американские инструкторы обучали и контролировали грузинскую армию, полицию и другие силовые ведомства. «Заокеанские военные даже занимают целый этаж Минобороны, куда доступ грузинским офицерам запрещён. Чиновникам Пентагона разрешено въезжать в Грузию с оружием, минуя пограничный и таможенный контроль. Также с оружием они могут свободно перемещаться по всей стране. Так себя ведут разве что оккупанты. Но это был выбор руководства страны».

Милитаризация Грузии стала расти быстрыми темпами. Если в 2006 г. военные расходы страны составили около 150 млн долл. США, то в 2007 г. Минобороны Грузии получило 224 млн долл. США (без учёта помощи США и расходов из внебюджетных фондов). Грузия явно готовилась к войне, рассчитывая при помощи НАТО вернуть контроль над Абхазией и Южной Осетией. Однако НАТО ограничилась только информационной поддержкой. Так, с началом пятидневной войны западные СМИ обвиняли в агрессии Россию, категорически её осуждали, описывая разрушения Гори и бедственное положение грузинских беженцев. 23-24 августа резкая критика в адрес России ещё более усилилась. Журналисты писали о «российской военной агрессии против Грузии», пытаясь убедить мир в том, что Россия попирает международное право, нарушает резолюции Совбеза ООН. В этот антироссий-ский хор включились и политические деятели. Так, 23 августа министр иностранных дел Великобритании Д. Милибэнд в прямом эфире ВВС пообещал вместе с экономической, гуманитарной и политической и «практическую существенную военную помощь Грузии». 26 августа, резко осудив признание Россией Абхазии и Южной Осетии, он выразил решимость создать «максимально широкую коалицию против агрессии России в отношении Грузии». Представители администрации США также выступили с резкой критикой в адрес России. Несколько ранее во время визита в Тбилиси тогдашний госсекретарь США

К. Райс на совместной с грузинским президентом пресс-конференции гневно потребовала вывода российских войск с территории Грузии. 15 сентября во время визита генерального секретаря НАТО в Тбилиси был подписан документ о создании Комиссии НАТО — Грузия. В тот же день Яап де Хооп Схеффер заявил в СМИ, что если российские войска будут оставаться в Абхазии и Южной Осетии, то работа Совета Россия - НАТО, вероятно, возобновится не скоро.

Действия России по принуждению к миру преподносились западными лидерами как продолжение тенденций к «авторитаризму», которые проявлялись, по мнению Запада, во внутриполитической жизни страны. Это подтверждает заявление К. Райс в речи 18 сентября 2008 г. в фонде Маршалла в Вашингтоне: «Россия всё больше авторитарна на своей территории и агрессивна за её пределами». В качестве примеров агрессивности во внешней политике она привела «запугивание Россией её соседей», «использование ею нефти и газа как политического оружия», «приостановление членства в ДОВСЕ», «угрозу нацелить на мирные государства ядерное оружие», а также «преследование и убийства российских журналистов, диссидентов».

Таким образом, имидж России в США и других странах Запада, где уже существовал ряд негативных стереотипов в сознании нации, приобрёл ещё более негативную окраску во время грузино-осетинского конфликта. Правда, следует сказать, что массированный информационный прессинг не сумел дезориентировать весь мир. Достаточно сказать, что председатель Генеральной Ассамблеи ООН Мигель д'Эско-то Брокман на пресс-конференции в штаб-квартире ООН 17 сентября 2008 г. заявил: «Грузия, вторгнувшись в Южную Осетию, совершила акт агрессии и нарушила Устав ООН».

В настоящее время ситуация меняется. Благодаря твёрдой политической позиции России, её дипломатическим и масс-медийным усилиям, в мире складывается понимание того, что действия нашей страны были вынужденными и потому оправданными. Пусть ещё говорится, что эти действия были не пропорциональными. Главное состоит в другом. Отношения России и НАТО возвращаются в кон-

структивное русло. Уже и в самой Грузии активизируются силы, выступающие за отказ от открытой и жёсткой конфронтации с Россией.

Признание Россией независимости республик Абхазии и Южной Осетии 26 августа 2008 г. можно назвать своевременным решением. С одной стороны, оно обеспечивает им реализацию международно-правового принципа самоопределения народов. С другой стороны - оно необходимо для защиты национальных интересов России на территории Кавказа. Именно поэтому, как неоднократно заявлял президент России Д.А. Медведев, то решение является необратимым. Дальнейшему укреплению стабильности в этом регионе служат меры, осуществляемые Россией, в том числе создание единого экономического пространства, налаживание таможенного и пограничного сотрудничества, размещение в новых государствах российских воинских контингентов и др. Необходимо способствовать вхождению этих государств в СНГ - ОДКБ, Межпарламентскую Ассамблею стран Содружества и другие межгосударственные объединения.

Ясно одно, что Россия никогда не должна покидать Кавказ. В этом заинтересованы как его собственные народы, так и сама Россия. Однако США предпринимают усиленные попытки вытеснения России оттуда. Для того чтобы противостоять этому процессу, было бы целесообразно создать координирующий центр для сбора, обработки и анализа информации, принятия необходимых решений по урегулированию ситуации в этом регионе; вести пропагандистскую кампанию как в российских, так и в западных СМИ, где разъяснялась бы позиция российского правительства по этому вопросу; проводить конференции, круглые столы, с участием учёных, политических деятелей, представителей общественных организаций, что укрепит положение России как страны, готовой вести взвешенную и разумную внешнюю политику, укрепит её позитивный имидж. Имперские амбиции Грузии на сегодняшний день не позволяют России достичь с ней конструктивных отношений, однако это не значит, что они не смогут измениться в будущем. То же самое можно сказать и об отношении Грузии к народам внутри своего государства.