Научная статья на тему 'Идея смерти в древней культуре'

Идея смерти в древней культуре Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
3210
356
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
СМЕРТЬ / ЖИЗНЬ / МИФ / ПЕРЕХОД / ДРЕВНОСТЬ

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Муравьев Виктор Викторович

В древних цивилизациях, как и в первобытную эпоху, смерть, не рассматривалась как переход к абсолютному небытию. Общим было признание, что она наступает, когда тело становится неодушевленным. Отношение к смерти в прошлом было таким же разнообразным, как в наши дни. Бессмертие и слияние с природными стихиями, перемещения на небо и уход под землю, потусторонние наказания и поощрения за праведную жизнь все это было известно в древности

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Идея смерти в древней культуре»

8 См.: Словарь по этике. - М., 1989. - С. 343.

9 Рыбаков, В. Ислам и гражданское общество / В. Рыбаков // Миров. экономика и междунар. отнош. - 1996. - № 8. - С. 99.

10 Васильев, Л. С. Проблема генезиса китайского государства / Л. С. Васильев. -М., 1993. - С. 21.

11 См.: Основы современной философии. - СПб., 1997. - С. 61.

12 Рыбаков, В. Ислам и гражданское общество / В. Рыбаков // Миров. экономика и междунар. отнош. - 1996. - № 8. - С. 105.

13 Лотман, Ю. Клио на распутье / Ю. Лотман // Наше наследие. - 1998. - № 5. -С. 204.

В. В. Муравьев

ИДЕЯ СМЕРТИ В ДРЕВНЕЙ КУЛЬТУРЕ

В древних цивилизациях, как и в первобытную эпоху, смерть, не рассматривалась как переход к абсолютному небытию. Общим было признание, что она наступает, когда тело становится неодушевленным. Отношение к смерти в прошлом было таким же разнообразным, как в наши дни. Бессмертие и слияние с природными стихиями, перемещения на небо и уход под землю, потусторонние наказания и поощрения за праведную жизнь - все это было известно в древности.

Ключевые слова: смерть, жизнь, миф, переход, древность.

Все в мире имеет свои начало и конец. Галактики, звезды, планеты, покрывающие земную поверхность океаны и горы, гигантские животные и невидимые глазу простейшие организмы. Возникновение всякой вещи предполагает неизбежность ее будущего исчезновения. Человек подчинен этому общему закону бытия.

Как умирали древние люди? Чем они объясняли возникновение человеческой жизни и как понимали природу болезней? Какие мысли и переживания рождались в головах тех, кто наблюдал кончину своих близких? Изучение этих и других, связанных с ними, вопросов предполагает привлечение данных из различных областей знания - истории, биологии, науки о народонаселении, социологии, культурологии, религиоведения и философии.

Мифы, объясняющие природу смерти, являются самыми многочисленными. Г. Спенсер, Дж. Фрэзер, Э. Тайлор, Б. Малиновский и другие исследователи древней культуры считали, что они явились основой возникновения всех религиозных верований и обрядов. Действительно, феномен смерти оказывает существенное влияние на формирование и изменение религиозных комплексов. В религиях к мертвым относятся так, как если бы они продолжали быть. Конечно, их бытие отличается от жизни живых, поскольку есть разные виды бытия, соответствующие особым уровням предметности. Есть особые формы существования материальных предметов, общественных отношений, этических норм, религиозных идей, художественных произведений, слов, снов, галлюцинаций. Образ умершего, пришедшего ночью в гости, нельзя потрогать руками, но этот образ существует и может оказывать на жизнь живых большее влияние, чем постоянно видимые и осязаемые предметы.

В начале человеческой истории не существовало понимания смерти как небытия. Наблюдения за млекопитающими, в частности обезьянами, показывают, что они не различают живых и умерших. Они обращаются с трупами особей своего вида как с живыми до тех пор, пока труп не разлагается. По-видимому, сходным было отношение к умершим и у формирующихся людей. Фрейд писал: «Для примитивного человека продолжение жизни - бессмертие - является чем-то само собой понятным. Представления о смерти возникают позже и очень постепенно»1.

Смерть воспринималась первоначально как загадочное изменение поведения сородича. Э. Тайлор обоснованно предполагал, что для древнего сознания очевидным было подобие смерти сну. Об умершем проявляли заботу как об уснувшем, например, выделяли ему специальное отгороженное камнями место в пещере, приносили туда пищу и необходимые вещи. С другой стороны, не могло оставаться незамеченным начинающееся со временем разложение трупа, его необычный, пугающий вид и запах. Эти изменения порождали естественное стремление избавиться от тела, изолировать его от живых.

Такие обстоятельства вызывали амбивалентное отношение к мертвому. Б. Малиновский обнаружил противоречивое взаимодействие этих двух видов отношений к умершему в похоронных обрядах разных народов. Похороны, ритуалы, связанные со смертью человека, - культурная универсалия, имеющая многообразные формы. Еще палеоантропы около 60 тыс. лет назад проводили преднамеренные захоронения мертвых. Культ умерших, верования и обряды, связанные с покойником, имеют место в религии любого народа.

Погребальные ритуалы являются религиозными, если они связаны с верой в сверхъестественные качества умершего. В целом, в истории культуры такая связь не является необходимой. Какие-то элементы действий с телами мертвых в начале человеческой истории могли быть обусловлены влиянием природных факторов, унаследованных от животных предков. В современном обществе они могут иметь вполне светский характер.

Э. Тайлор исследовал обширный этнографический материал, касающийся первобытного осмысления смерти. Это позволило раскрыть значение первобытного анимизма для последующего развития сложных религиозных представлений. Идея души была призвана объяснить природу сна и смерти: «Душа есть тонкий, невещественный человеческий образ, по своей природе нечто вроде пара, воздуха или тени. Она составляет причину жизни и мысли в том существе, которое она одушевляет. Она способна покидать тело и переноситься быстро с места на место»2.

Анимизм - основа представлений о переселении душ, оборотнях, загробном существовании, историй о привидениях и культа предков. Души умерших людей, обитавшие, по древним поверьям, в лесах, болотах, под землей, в горах, со временем превращаются в духов-хозяев этих мест, а позднее - во всемогущих богов. Душу можно на время извлечь из тела и положить в безопасное место. Анимистическое истолкование болезней указывает на временный уход души как причину телесных недомоганий.

Первоначально концепция загробного существования не содержала идеи бессмертия души. Речь шла лишь о том, что бесплотная душа переживает тело, продолжает существовать. Таких душ у одного человека могло быть несколько. Идея множественности душ характерна для религии древних египтян. Медленное умирание объяснялось тем, что несколько душ по очереди покидают тело.

Дар воображения позволял создавать разнообразные картины потустороннего существования, отталкиваясь от идеи загробной жизни души. Исходными

были представления о том, что тени мертвых продолжают заниматься тем, что делали в обычной жизни и даже продолжают находиться среди живых в привычных местах обитания. Позднее развиваются три концепции. Первая описывает потусторонний мир как место снижения качества жизни. Его обитатели лишаются многих возможностей и удовольствий земной жизни и даже испытывают мучения. Другая концепция, напротив, представляет загробную жизнь более приятной, чем ту, что предшествовала смерти. Тогда обычная земная жизнь рассматривается как ад, чистилище, страшный суд, хуже которых уже ничего не может быть. Наконец, концепция возмездия, воздаяния делит мертвых на две категории. Одни из них попадают в место, где их вознаграждают за исполнение ритуалов, добросовестное выполнение обязанностей, соблюдение моральных норм. Для других пакибытие оказывается наказанием за неправильное прижизненное поведение.

Теория воздаяния и даже суда над умершими формируется уже у первобытных народов, однако получает преимущественное развитие у цивилизованных. В наиболее развитом виде представлена у древних египтян и персов. В случае, когда концепция возмездия утверждается в культуре в качестве ведущей, размышления людей о смерти становятся фактором, реально влияющим на их прижизненное поведение.

Пережившая тело душа может позже погибнуть, не выдержав загробных испытаний. Некоторые народы считали, что пакибытие ждет только вождей или добродетельных людей, тогда как души остальных угасают вместе с телами. Выполнение определенных ритуалов позволяет живым навредить душам мертвых и даже уничтожить их. Э. Тайлор сообщал об африканских вдовах, которые входят в воду и топят привязавшиеся к ним души умерших мужей для того, чтобы снова выйти замуж.

Универсальная для культуры тема смерти присутствует в известных нам письменных памятниках Передней Азии. Смерть рассматривается в них как неизбежное зло. В месопотамском мифе об Адапе она приходит в мир в результате ошибки человека как следствие неправильного построения отношений с богами. Адапа по незнанию отвергает дары отца богов Ана - хлеб и воду, которые могли бы сделать человека бессмертным. Неудачу терпит герой Гильгамеш в попытке добыть бессмертие. Он оказался неспособным победить Сон, считавшийся младшим братом Смерти.

Дж. Фрэзер полагал, что основой библейского повествования об Адаме и Еве была легенда об ошибочном выборе первых людей. В ней вместо дерева познания выступало дерево смерти. Введенные в заблуждение змеем, Адам и Ева вкушают плоды дерева смерти и теряют возможность жить вечно3. Изгнанные на землю люди пытались вернуть себе доступ к плодам дерева жизни, построив башню до небес. Но оказалось, что возможность индивидуального физического бессмертия утрачена окончательно. Биологическое продление жизни было осуществимо только в форме воспроизводства поколений. После Потопа Бог пообещал не нарушать такой порядок и не уничтожать человечество как вид.

В мифах Месопотамии умершие попадают в окруженный стенами Город мертвых, расположенный либо под видимой землей, либо в горах на востоке. Существование в «стране без возврата» тоскливо для всех ее обитателей. Однако имеются особенности их пребывания там, зависящие от того, кем человек был и что он имел при жизни. В относительно лучшем положении находятся те, кто оставил сыновей, погибшие в сражении, а также маленькие дети - им даются золо-

4

тые игрушки .

Боги, подобно людям, могли погибнуть насильственной смертью, причиненной другими богами. Так гибнут Апсу, Тиамат и Кингу - боги старшего поколения в поэме «Энума элиш». В ней мы встречаемся с одним из наиболее ранних мифов о войне между богами старшего и младшего поколения.

Любовь и смерть - главные темы в многочисленных мифах о Думузи. Вследствие различных обстоятельств он пропадает без вести или умирает. Но невозможное для человека возможно для бога. Думузи - умирающий и вновь воскресающий бог. Согласно месопотамским представлениям, численность умерших в Городе мертвых не может уменьшаться. Можно выйти за его пределы, лишь оставив себе замену. Гештинанна заменяет Думузи на каждые полгода и он воскресает. Публичный ритуал, связанный с этим мифом, не был посвящен освобождению бога от смерти. В начале лета, когда начинался период засухи, процессия во главе с плакальщицами выходила в пустыню, чтобы проститься с умершим Думу-зи. Это был не праздник Воскресения, а праздник Смерти. Умирание на время -сюжет мифов о фригийском Аттисе, хеттском Телепину, карфагенском Ваал-Мелькарте.

Большая часть текстов Ветхого завета описывает смерть как переход в небытие, полное прекращение существования тела и личности. Душа живого существа исходит из тела с кровью (Левит 17: 14)5. Эти описания соответствуют начальному замыслу Бога, который выслал людей из Едемского сада, чтобы они не могли жить вечно. Иегова не обещал, что к вопросу о бессмертии когда-нибудь можно будет вернуться или что человеку дается шанс вернуться в райские сады в виде духовной сущности (Бытие 3: 17, 23)6. Поэтому Библия отвергает культ предков. «Не обращайтесь к вызывающим мертвых», - наказывал Бог Моисею (Левит 19: 31)7. Некоторых людей Иегова принимает обратно в рай, но живыми (Бытие 5: 24)8.

Вместе с тем, отдельные авторы Ветхого завета утверждали, что часть умерших вернется к жизни (Даниил 12: 2-3)9. У христиан все люди наказываются смертью за ошибку Адама и Евы. Затем некоторые воскрешаются, чтобы получить вторую смерть за их собственные ошибки (Откровение 20: 14)10, а другие -чтобы начать вечную сияющую жизнь.

Культура Древней Месопотамии в демографическом аспекте была в наибольшей степени ориентирована на институт семьи, взаимодействие супругов, родителей и детей. В египетской культуре на первом плане другое демографическое явление - смерть. Древний Египет - цивилизация, ориентированная на пакибытие. Эта ее устремленность не выглядит проявлением неудовлетворенности египтян их жизнью. Хотя такая неудовлетворенность и существовала, она не была массовой. Напротив, внимание к тайне смерти, подготовка к уходу из жизни, размышления о загробном мире были порождены желанием и надеждой людей продлить естественное, досмертное существование, сохранив его качество.

Раздумья о жизни и смерти, связанные с ними переживания получили выражение в древнеегипетской религии. В свою очередь, религиозная идеология Египта сама формировала индивидуальные представления о земном и последующем существовании. В египетских религиозных текстах по отношению к умершим применяется слово «боги» - то же, что для обозначения высших богов или фараона. В религиозном мировоззрении Египта имела место идея о существовании разных уровней сверхъестественного, нескольких степеней божественности. Мертвые находились на нижнем уровне, можно сказать, они считались наименее сверхъестественными, были ближе к живым, чем другие сверхъестественные су-

щества. Живые приносили им пищу и обращались к ним с письменными просьбами. Умерших задабривали, но их также и обворовывали, забираясь в гробницы.

Представления египтян о посмертном бытии разнообразны по содержанию и сложны, они не укладываются в непротиворечивую систему взглядов. Согласно этим представлениям, загробная жизнь связана с земной, во многом даже схожа с ней. Вместе с тем в потустороннем существовании появляются и новые качества. Прежде всего - его бесконечность. Обращаясь к богам и духам, умерший просил: «Пусть я поднимусь на мой престол подобно богу, одаренному вечной жизнью»11.

Египтяне признавали существование нескольких человеческих проявлений, связанных с загробным миром. Человек как бы имел несколько «душ», продолжающих существовать после его смерти, с которыми живые могли вступать во взаимодействие. Ими являлись мумия, ба - носитель сознания и источник деятельности, эб - сердце человека, ка - его двойник, ах - умерший, оживленный богом Анубисом. Заместителями мертвого считались его имя и тень.

В противоречивом взаимодействии желаний живых избавиться от останков умершего или проявить заботу о нем, в египетской культуре получает развитие второе устремление - к сохранению тела и максимально возможному попечению о мертвом. Умерший переселялся в гробницу как в свой новый дом. Когда тело доставлялось туда, жрецы проводили обряд «открытия рта и глаз» мумии или Ка, и мертвый получал возможность двигаться, видеть, слышать, говорить и есть. Он нуждался в вещах и удобствах, к которым привык в земной жизни, и поэтому необходимые предметы помещали в усыпальницу и изображали на ее стенах. Покойного полагалось кормить. Через щель в стене комнаты для жертвоприношений умерший аристократ мог наблюдать за их проведением. Простые египтяне добывали себе пищу, возделывая загробные поля.

В древнеегипетской религии утверждается столь важная для позднее возникших мировых религий идея воздаяния. В загробной жизни каждый получает поощрение или наказание за земные поступки. Одна из «душ» умершего, видимо, ба или ах, покидала гробницу и отправлялась на Суд, чтобы получить оправдание и заслужить вечное благополучие. В тексте, датируемом ХХІІ в. до н. э., записано: «Тяжко, когда обвинитель - мудрец; не уповай на давность лет, они видят время (жизни), точно один час; [человек] остается (жив) после смерти, лишь когда помещены возле него его (добрые) дела в качестве припасов»12.

Оживший умерший представал перед богами и отчитывался за совершенные при жизни дела. В его оправдательной речи, в дополнение к общераспространенным в религиях ранних цивилизаций признаний в верности богам и соблюдении ритуальных предписаний, присутствуют этические моменты. Об этом свидетельствует текст, называемый «Негативная исповедь» из «Книги мертвых» периода Нового Царства. В этой исповеди ответчик заявляет, что не совершал зла, не был жадным, не лгал, не болтал попусту, не прелюбодействовал, не придирался. Изучение этого и других сохранившихся текстов показывает, что египтяне верили в возможность оправдаться на Последнем Суде и достичь желаемого в потусторонней жизни. Египтянин всегда, даже в преклонном возрасте, перед лицом смерти, имел перспективу будущего, ободряющие надежды на благоприятное развитие событий, что психологически важно для человека.

Египетские тексты и богатые захоронения показывают, как оценивали смерть жрецы и другие представители правящих групп древней цивилизации. Трудно судить, насколько эти сложные представления о загробной жизни были распространены в общей массе египетского населения. Систематическое разграб-

ление богатых погребений можно рассматривать как проявление скептицизма или неосведомленности в отношении учений о потусторонней жизни. Этот скептицизм получил отражение и в ряде древних текстов. Наиболее известен источник, называемый «Песня арфиста». По мнению исследователей, он был написан в период правления царя XI династии Интефа (ХХ11-ХХ1 в до н. э.). Обращаясь к теме потустороннего существования, автор древнего памятника пишет:

Никто не приходит оттуда,

Чтобы рассказать - что же с ними...

Не слушает жалоб тот, чье сердце не бьется,

И плач не вернет никого из могилы.13

Думается, что в Древнем Египте погребальные обряды, посещение могил родственниками, использование плакальщиц, посвящение пищи умершим были распространены во всех слоях населения. Доктрина воскресения умерших, посмертного суда над ними и воздаяния за поступки, совершенные при жизни, была настолько широко известна, что ее восприняли основатели других религий, возникших позднее египетской.

В теологических сочинениях Древней Индии обнаруживается противоречивое отношение к бытию и смерти. В Упанишадах долгая жизнь, подобно родству, здоровью, богатству, понимается как одно из достижений ситуативного, неподлинного существования, не имевших значения для освобождения души. «Узнав и поразмыслив об удовольствиях, рожденных внешней оболочкой и страстью, кто из смертных станет радоваться слишком долгой жизни?», - спрашивает «Кат-ха»14. С такой точки зрения жизнь не имеет особой ценности, приносимые ею радости и беды не заслуживают переживаний.

Было бы не точно, исходя из этого, делать вывод, что Индия, подобно Древнему Египту, была цивилизацией, ориентированной на смерть. В древнеиндийской культуре тема смерти занимала одно из ведущих мест. Однако ей, как событию индивидуального бытия, Индия не придавала такого драматического значения, как Египет. «Не следует желать смерти, не следует желать жизни», -учил Ману15. Посмертные обряды и культ предков были в Индии намного более скромными, чем у египтян, а картины загробной жизни - менее определенными.

Считалось, что смерть не всегда была тенью, неизбежно сопровождавшей людей. В начале мира не было ни смерти, ни бессмертия (Ригведа X, 129, 2)16. Первые люди Критаюги имели возможность вовсе не умирать и наполняли землю. Смерть была учреждена потому, что людей стало слишком много. Она первоначально отказывалась от порученного ей Брахмой уничтожения людей, не желая быть источником страданий тех, кто теряет близких. Работа Смерти для нее (или для него, когда смерть выступает как мужское божество - спутник Ямы) - это неприятная обязанность. Смерть не испытывает злорадного удовольствия, когда приходит за человеком. Поэтому в древнеиндийской культуре не наблюдается негативного отношения к ней. Образ скелета с косой в черном балахоне, как олицетворение смерти, не выглядит подходящим для Индии. Человеку следовало отнестись к приходу смерти как оправданному его старостью, болезнью, полученным в сражении ранением, несовершенством жизни или тем, что на земле есть другие люди, нуждающиеся в ее ограниченных ресурсах.

Представления индийцев об участи умерших изменялись с течением времени существования их цивилизации. В Ведах говорится о том, что они с помощью Агни попадают в обитель первого умершего - Ямы, находившуюся в высших слоях неба, если при жизни должным образом выражали почтение богам.

В десятой мандале Ригведы содержится предположение о посмертном суде, оценке богами содержания прожитой покойным жизни и воздаянии:

На какой тайной мысли сходятся Боги, не знаем мы этого.

Митра, Адити, бог Савитар пусть Провозгласят нам там невиновными!

(Ригведа X, 12, 8)17

В Брахманах говорится о взвешивании хороших и плохих поступков умершего. Каких-либо определенных указаний на потусторонние наказания, существование мест мучений для мертвых в Ведах нет.

Явные свидетельства возникновения учения об аде появляются в «Бхага-вад-Гите» и других разделах «Махабхараты»: «Отделившись от тела, душа не погибает; зря говорят невежды, что она умирает. Душа переходит в иную телесную

оболочку... Добрые деяния приводят ее к богам, смешанные - к людям, нечести-

18

вые - к животным, а греховные - в ад» . Места наказания умерших грешников располагаются под землей на нижнем уровне мироздания. Там протекает река огня и крови, в которую попадает часть грешников. Другие обитали ада мучаются от того, что погружены в раскаленный песок, висят на деревьях с шипами вместо листьев, их грызут собаки и черви, они горят в огне, лишены пищи и воды. Страдания очищают души неправедных людей. Со временем, освободившись таким образом от последствий предосудительных поступков, эти души могут быть переведены в небесные миры.

Добродетельные люди, находясь в местах блаженства, наслаждаются обилием пищи, доброжелательностью и ласками прекрасных существ противоположного пола и прослушиванием музыкальных произведений. Некоторые индивиды, неукоснительно следовавшие принятым обетам, попадали в небесные миры живыми19.

Уже в Ригведе встречались стихи, в которых содержались предположения

о возможности повторного рождения умершего. Их можно рассматривать как зачатки учения о реинкарнации:

Соединись с отцами, со(единись) с Ямой,

С жертвами и (добрыми) деяниями на высшем небе!

Оставив все греховное, снова возвращайся домой,

Соединись с телом, полный жизненной силы!

(Ригведа X, 14, 8)20

В законченном, целостном виде доктрина переселения душ представлена в Упа-нишадах и «Бхагавад-Гите». В них описывается действие закона кармы, согласно которому мысли и поступки человека, совершенные в прошлых жизнях, определяют его положение в последующих, и также то, что испытывает душа в перерывах между рождениями. Особое значение придается предсмертному духовному состоянию индивида. Его последние размышления и желания оказывали воздействие на качество жизни в последующем рождении. В этих произведениях также выражена идея о возможности окончательного освобождения души от сансары: избавившийся от желаний больше не рождается и не умирает.

Источником жизни Упанишады называют индивидуальный Атман, душу. Смерть наступает, когда Атман покидает тело человека: «И как эта повозка, оставленная вожатым, не движется и не издает звука, так и это [тело], оставленное познающим Атманом, не говорит, не ходит, даже не дышит - оно гниет, [к нему] сбегаются псы, слетаются вороны, спускаются коршуны, [его] стремятся пожрать шакалы» (Чхагалея упанишада)21.

Атман - пронизывающая, наполняющая мир духовная субстанция, частицы которой проникают в тело человека, поддерживая в нем жизнь и проявляясь в виде психической деятельности. Индийские мыслители избегали строгих дефиниций Атмана, используя при его описании аналогии и негативные определения: «Он, этот Атман, [определяется] так: «Не [это], не [это]». Он непостижим, ибо не постигается, неразрушим, ибо не разрушается, не прикрепляем, ибо не прикрепляется, не связан, не колеблется, не терпит зла» (Брихадараньяка упанишада IV, 5, 15)22. Подобные негативные определения, содержащие круги, даются и Брахману

- мировой субстанции, объективной стороне единого Брахмана-Атмана, соединение с которым и растворение в нем - конечная и высшая цель индивидуальной души.

Человеческий индивид является временным собранием элементов, соединенных Атманом. С наступлением смерти это единство распадается, и заимствованные материальные элементы возвращаются вселенной (Брихадараньяка упанишада III, 2, 13)23.

Душа неуничтожима так же, как боги, материальная природа и время. Меняются лишь формы существования души, богов, и природы. Хотя душа - частица духовного начала, она, подобно египетской Ба, имеет некоторые материальные качества. Души умерших едят, мучаются от боли в аду, способны получать любовные наслаждения. Они имеют размеры, хотя и небольшие. Размер частичек души равен одной десятитысячной части кончика волоса.

Души индивидуальны. В них сохраняется самосознание умершего, его Я, личность. При новом рождении, обретении очередного тела образы прошлой жизни исчезают из сферы сознания. Сохраняется лишь страх будущей новой смерти, обусловленный опытом пережитых прошлых смертей. У тех, кто достигает успехов в медитации, воспоминания о прошлых жизнях начинают всплывать в памяти.

Доктрина переселения душ не стала отрицанием ведических представлений о царстве умерших, где правил Яма. Соответствующие идеи Вед были включены в учение Упанишад и «Бхагавад-Гиты» в качестве подчиненного элемента. Считалось, что души умерших находились в местах наказания в течение определенного времени, соответствовавшего совершенному при жизни злу. Период их пребывания в обителях блаженства зависел от числа прожитых лет добродетельной жизни. В потустороннем мире время не останавливалось. С завершением определенных его отрезков, души умерших возвращались к земной жизни, испытывая новые рождения и получая новые тела. Даже боги, включая самого Брахму, умирают и рождаются, хотя периоды их жизни и смерти намного продолжительнее, чем у людей.

На основе идей реинкарнации мудрецы Упанишад и Гиты, Махавира Джина и Будда развивают учения об освобождении, путях выхода из замкнутого цикла рождений и смертей. Таким образом, в целом для умирающего определены четыре возможных варианта посмертного пути: «Одни возвращаются в материнское лоно, делающие зло попадают в преисподнюю, праведники - на небо, лишенные

24

желаний достигают нирваны» . Религиозная идеология Индии развивалась в атмосфере терпимости к инакомыслию и конструктивных дискуссий. Мыслители, призывавшие победить в себе ненависть к ближнему и эгоизм, и сами старались быть в мире со своими оппонентами. Такие условия способствовали появлению и сосуществованию многообразных учений, нередко противоположных друг другу в решении кардинальных вопросов. Среди тех, с кем вступал в дискуссии Будда, были мудрецы, придерживавшиеся материалистических взглядов в отношении к смерти. Они считали, что, как ни прискорбно, жизни после смерти нет.

Великий Заратуштра попытался реформировать политеистическую религиозную концепцию ариев, объявив Ахурамазду единственным богом. Предприняв такой шаг, он с неизбежностью столкнулся с вопросом о причинах существования зла, о котором размышлял вавилонский жрец Эсагилкиниуббиб в «Вавилонской теодицее». Если бог един, значит, это он позволяет существовать страданиям, несправедливости, лжи, смерти и злу. Заратуштра находит решение, которое за ним использовали основатели других монотеистических религий. Он обращает внимание на то, что мыслящие существа наделены свободой воли, возможностью выбора ценностей и путей их достижения.

Люди, как и духи, сами решают, идти путем зла или добра. Когда заканчивается их земное существование, они сами же несут ответственность за свой выбор: «В будущей жизни каждого ждет воздаяние. Те, кто дружит с Арамати, будут в царстве Ахурамазды и Арты. Пройдя через испытания в красном огне и расплавленном металле, друджевцы войдут в царство мрака, а артовцы - в царство света»25.

Поскольку смерть есть порождение духа - повелителя зла, зороастрийцы считали, что мертвое тело не должно быть в соприкосновении с чистыми стихиями - огнем, землей и водой. Авеста призывает выкапывать из земли зарытые трупы людей и собак и объявляет неискупимым грехом предание трупов огню. Противоречие устремлений к сохранению тела умершего и избавлению от него последователи Заратуштры разрешали способом, полностью противоположным египетскому мумифицированию. Разделенные груды мужских, женских и детских трупов они оставляли в башнях безмолвия - уединенных строениях, где происходило столь пугавшее египтян медленное разложение. Верующие в Ахурамазду были убеждены, что ни тела, ни души умерших не возрождаются на земле.

Древние мыслители Китая спорили о целесообразности пышных похорон. Чжуан-цзы указывал, что пышные погребальные церемонии проводятся для живых, а не тех, кого хоронят. Они призваны наполнить смыслом прожитые дела и дни: «Усердно трудиться при жизни, быть скромно [похороненным] после смерти

- такое учение слишком убого, оно вызывает у людей тоску, вызывает скорбь, а осуществление его было бы очень трудным»26.

Характер погребальных обрядов зависит от взглядов на загробную жизнь. Иньские захоронения и мантика показывают, что к умершим относились так, как если бы их существование продолжалось в какой-то новой форме. Это «если бы» было очень важным моментом. Все словно понимали, что речь идет о некой договоренности рассматривать смерть не как абсолютное небытие. До прихода буддизма китайцы, в отличие от египтян, не пытались составлять сложные картины потусторонней жизни. По словам учеников, Конфуций приносил жертвы умершим так, словно они были живые27. Подчеркивая основополагающее значение культа предков для морали и государства, он, тем не менее, подобно Будде, предпочитал молчание беседам о загробном мире: «Не зная, что такое жизнь, можно 28

ли знать смерть?»

В китайской культуре не существовало однозначного понимания природы смерти. Все рассуждавшие о ней соглашались, что она наступает, когда тело становится неодушевленным, из него уходят сознание, дух: «Так называемая смерть означает лишение того, что обусловливает сознание человека, возвращение к тому состоянию, когда еще не было жизни»29. Несомненным свидетельством смерти является наличие трупа. Мы помним, что китайцы считали дух вещественным, состоящим из особых тонких частичек ци. Многие полагали, что эти частички,

которые можно назвать душой, покидая мертвое тело, продолжают самостоятельное обособленное существование. Эта идея и лежала в основе культа предков.

При этом помимо души хунь, поднимавшейся к небу, была еще земная душа по, которую опускали в могилу вместе с телом30. «По» человек обретал при зачатии, а «хунь» - при рождении. По-видимому, «по» рассматривалась как разновидность жизненной силы, которая создавала энергетические потоки, идущие от захоронения. По некоторым данным, душ «хунь» у каждого было три, а «по» -семь. «Хунь» связывали с дыханием, а «по» - с кровью. Смерть называли окончательным выдохом. То, что выдыхаемый воздух поднимается вверх, можно наблюдать в морозную погоду. Кровь же остается в мертвом теле и уходит с ним в землю.

Многие мыслители Китая, принадлежавшие к разным школам, утверждали, что с прекращением жизни психическая активность, деятельность духа полностью прекращаются и начинается разложение тела. Сыма Цянь приводит высказывание Лао-цзы о том, что от умершего остаются гниющий труп и когда-то произнесенные речи31. Существование после смерти имеет место в том смысле, что вещество и энергия, составлявшие некогда единый организм, возвращаются природе и становятся печенью крысы, ножкой насекомого, крылом бабочки. Потому Чжуан-цзы говорил, что умереть - значит расстегнуть данный нам природой че-

32

хол, смерть - это изменение и рассеяние жизненной силы .

Если признать, что кончина навсегда уничтожает личность, Я, самосознание, то надежды и тревоги, любые действия, имеющие целью угодить умершему или обеспечить себе хорошее место на том свете, нельзя принимать всерьез. Значит, надо стараться брать все от досмертного существования. Мертвые не знают о своей славе или позоре, смерть всех уравнивает: «Умирает и десятилетний, и столетний; умирают и добродетельный и мудрый; умирают и злой и глупый. При жизни это Яо и Шунь; после смерти это разложившиеся кости... Разложившиеся кости одинаковы, кому известно различие между ними? Поэтому следует наслаж-

33

даться, пока живы» .

Наблюдая за работой смерти, размышляя о направлениях ее ударов, люди пытались определить, почему выбор падает на того или другого, как надо встретить ее, следует ли относиться к смерти как абсолютному злу. В добуддистском Китае считалось, что смерть окончательна, она наступает один раз. Ее действие избирательно. Люди с выдающимися достоинствами умирают раньше34. Предполагалось, что смерть не универсальна. Китайцы верили, что есть земли, где никто не умирает.

Людям свойственно бояться смерти. Поэтому тот, кто обладает правом и силой лишать жизни, используют этот страх, манипулируя людьми и вынуждая их подчиняться. Способность преодолеть страх смерти делает человека свободным. Не изменить своим принципам даже перед лицом смерти - одно из качеств цзюнь-цзы. Случается, что умереть предпочтительнее, чем вести мучительное существование: «Целостная жизнь занимает первое место, ущербная жизнь - второе место,

35

смерть - третье место, а жизнь под гнетом - последнее место» .

Можно утверждать, что в древности не существовало однозначного понимания смерти. Отношение к ней было таким же разнообразным, как в наши дни. Бессмертие и разложение, перемещения на небо и уход под землю, потусторонние наказания и поощрения за праведную жизнь - все это было известно в прошлом.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В науке принято считать, что естественное течение возрастных изменений необходимо завершается переходом индивида к небытию. Смерть рассматривается как утрата индивидом его статистической значимости. Ученые, занимающиеся

изучением народонаселения, не принимают всерьез утверждений о загробном существовании умершего, он не является демографическим объектом. Однако ушедшие из жизни люди остаются в поле зрения религии. Они продолжают взаимодействовать с живыми, оставаясь их предками, родственниками, свойственниками, единоверцами, покровителями, советчиками или недоброжелателями.

Воздействие древней культуры на смертность было противоречивым. По мере культурного развития происходили рост численности населения и заселение земной поверхности. Людей рождалось все больше. Их больше и умирало, как в силу естественной неизбежности смерти, так и преждевременно, в результате совершенствования способов взаимного истребления. Древнее общество способствовало порождению человеческой жизни и препятствовало ему, поддерживало существование приходящих в мир человеческих индивидов и уничтожало их. В древнюю эпоху был достигнут обусловленный природной средой оптимум численности человеческого рода. Дальнейший прирост и существование населения стали невозможными вне рамок культурного развития.

Примечания

1 Фрейд, З. Тотем и табу / З. Фрейд. - СПб. : Алетейя, 1997. - C. 105.

2 Тайлор, Э. Б. Первобытная культура / Э. Б. Тайлор. - М. : Политиздат, 1989. - C. 213.

3 См.: Фрэзер, Дж. Фольклор в Ветхом завете / Дж. Фрэзер. - М. : Политиздат, 1985. - C. 34.

4 См.: Mesopotamian Religions // The Encyclopedia of Religion. By M. Eliade. New York : Macmillan Publishing Company, London : Collier Macmillan Publishers, 1987. Vol. 9. P. 462.

5 См.: Библия : Книги Ветхого и Нового завета. - М. : Изд. Моск. Патриархии, 1990. - C. 114.

6 См.: там же. - C. 7.

См.: там же. - C. 116.

8 См.: там же. - С. 9.

9 См.: там же. - C. 860.

10 См.: там же. - С. 1344.

11 Древнеегипетская Книга Мертвых. Слово Устремленного к Свету. - М. : ЭКСМО, 2003. - C. 65.

12 Поучение гераклеопольского царя своему сыну Мерикара // История Древнего Востока. Тексты и документы. - М. : Высш. шк., 2002. - C. 8.

13 См.: Свободомыслие и атеизм в древности, средние века и в эпоху Возрождения. - М. : Мысль, 1986. - C. 43.

14 Катха упанишада // Антология мировой философии... Т. 1. - Ч. 1. - C. 90.

15 См.: Законы Ману. Манавадхармашастра. М.: ЭКСМО- Пресс, 2002. - C. 218.

16 См.: Ригведа. Мандалы TX-X / пер. и комм. Т. Я. Елизаренковой. - М. : Наука, 1999. - C. 286.

17 См.: там же. - C. 128.

18 Махабхарата. Книга третья. Лесная. (Араньякапарва). - М. : Наука, 1987. - C. 421.

19 См.: там же. - C. 487

20 См.: Ригведа. Мандалы TX-X / пер. и комм. Т. Я. Елизаренковой. - М. : Наука, 1999. - C. 130.

21 См.: Упанишады. - М. : Восточ. лит. ; РАН, 2000. - С. 651.

22 См.: там же. - С. 131.

23 См.: там же. - С. 95.

24 Дхаммапада // Антология мировой философии. - М. : Мысль, 1969. - Т. 1. -Ч. 1. - С. 130.

25 Ясна // История Древнего Востока. Тексты и документы. - М. : Высш. шк., 2002.

- С. 422.

26 Чжуан-цзы // Древнекитайская философия... Т. 2. - С. 286.

27 См.: Лунь юй // Древнекитайская философия. Т. 1. - С. 146.

28 Там же. - С. 158.

29 Люй-ши чунь цю // Древнекитайская философия. Т. 2. - С. 292.

30 См.: Ли цзы // Древнекитайская философия. - М. : ПринТ, 1994. - Т. 2. - С. 102.

31 См.: Сыма, Цянь. Исторические записки / Цянь Сыма. - М. : Восточ. лит. ; РАН,

1996. - Т. VII. - С. 38.

32 Чжуан-цзы // Древнекитайская философия. Т. 2. - С. 282.

33 Ян Чжу // Древнекитайская философия. Т. 1. - С. 216.

34 См.: Мо-цзы // Древнекитайская философия. Т. 1. - С. 177.

35 Люй-ши чунь цю // Древнекитайская философия. Т. 2. - С . 292.

И. П. Лобанкова МИФОЛОГИЧЕСКИЕ ПАРАЛЛЕЛИ ФЕНОМЕНА АРКАИМ

Тема позволяет исследовать явление «материализация Ар-каимского мифа» (проявление мифа в поселенческой архитектуре, фортификациях, погребальных сооружениях, ритуале). Изучение древних мифов в историческом контексте - тенденция современной науки. Ученые пытаются найти связь между мифом и реальным человеческим существованием. Этот подход позволяет точно определить, когда, где, как появилось конкретное мифологическое понятие, какие преобразования оно испытало в ходе исторического развития. В интерпретации культурологического содержания феномена Аркаим проводятся параллели с индоиранскими мифами.

Ключевые слова: Аркаим, миф, космогония, ритуал, символ, культура.

Аркаим - историко-археологический памятник эпохи средней бронзы XVIII-XVI вв. до н. э. в Южном Зауралье. Это укрепленное поселение общей площадью 20000 м2. Основа планировки - два концентрических кольца оборонительных сооружений из грунта, сырцовых блоков и дерева, два кольца жилищ, расположенных по принципу спиц в колесе, круговая улица, в центре - площадь. Город опоясан внешним обводным рвом, соединенным каналом с рекой. В городе

4 входа, ориентированных по сторонам света. Вслед за Аркаимом открыт 21 центр подобного типа, (территория условно названа «Страна городов»). Эти укрепленные поселения в форме круга, овала, квадрата, производственные площадки, рудники, некрополи, гробницы знати с захоронением колесниц, лошадей - надкуль-турное явление в евразийской Степи1.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.