Научная статья на тему 'Характеристика деяний по Судебнику 1550 г'

Характеристика деяний по Судебнику 1550 г Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
382
21
Поделиться
Ключевые слова
ДЕЯНИЯ / СУДЕБНИК / ПРАВОНАРУШЕНИЯ / ОТВЕТСТВЕННОСТЬ / LIABILITY / ШТРАФЫ / FINES / ACTS OF LAW / TORT

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Ананьева Наталья Георгиевна

В статье подвергнуты анализу значимые вопросы деяний согласно Судебнику 1550 года. Обусловливаются и обосновываются меры наказания в соответствии с нормами великокняжеского Судебника.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Ананьева Наталья Георгиевна,

CHARACTERISTICS OF ACTS IN LAW IN 1550

The article analyzes according to the relevant questions acts of Laws in 1550. Determines and justifies punishment in accordance with the provisions of Laws grand.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Характеристика деяний по Судебнику 1550 г»

Н г Ананьева

ХАРАКТЕРИСТИКА ДЕЯНИЙ ПО СУДЕБНИКУ 1550 Г.

юридические науки

УДК 342

ХАРАКТЕРИСТИКА ДЕЯНИЙ ПО СУДЕБНИКУ 1550 Г.

© 2014

Н.Г. Ананьева, старший преподаватель кафедры «Предпринимательское и трудовое право» Тольяттинский государственный университет, Тольятти (Россия)

Аннотация. В статье подвергнуты анализу значимые вопросы деяний согласно Судебнику 1550 года. Обусловливаются и обосновываются меры наказания в соответствии с нормами великокняжеского Судебника. Ключевые слова: деяния, судебник, правонарушения, ответственность, штрафы.

Деяния и правонарушения отраженные в ст. 26 Судебника 1550 года определяют, что объектом преступлений, связанных с оскорблением, может являться только свободное лицо, не находящееся в зависимости от другого, статья подробно расписывает различные категории свободных людей, не находящихся в крепостной зависимости. Согласно данному Судебнику 1550 года преступления, совершённые по отношению к женщине, влекут за собой в два раза более тяжёлых последствий - «а женам их вдвое» [1, с. 101]. В обоих случаях Судебник следует в рамках традиционного для отечественного права подхода, который прослеживается уже в первых письменных источниках права. К примеру, в церковном Уставе князя Ярослава Мудрого устанавливается дифференциация штрафов в зависимости от статуса оскорблённого, а за оскорбление женщины устанавливается штраф, сопоставимый со штрафом за убийство свободного человека [2].

Серьёзным нарушением закона, влекущим необходимость возмещения ущерба, являлось заключение в оковы (сковывание), без вины уже по международным договорам ХП-ХШ вв. Так, в договоре Новгорода с Готским берегом и с немецкими городами конца XII века запрещается временное задержание иноземца: «Немчина не сажати в погреб Новегороде, ни новгородца в Немцьхъ, нъ емати свое у виновата» [3, с. 126]. В более позднем, относящимся уже к XIII веку договоре Смоленска с Ригою и Готским берегом запрет временного задержания подтверждается, но уже практически в том же виде, в каком он гораздо позднее был зафиксирован в Судебнике 1550 года: «Аще Русьскыи гость в Ризе, или на Готьскомь березе извинится, никакоже его въсадити в дыбу. Оже будеть порука по нь, то дати на поруку; не будет ли порукы [по нь], то лзе и вжелеза въсадити» [4, с. 60]. Как видим, уже в этом договоре определяется важнейшее значение поруки - обвиняемый может быть задержан и посажен в тюрьму только в том случае, если у него не находится поручителей.

Так, ответственность за избиение и оскорбление объединялась и дифференцировалась в зависимости от статуса объекта, согласно Двинской уставной грамоте великого князя Василия Дмитриевича: «А кто кого излает боярина, или до крови ударит, или на нем синевы будут, и наместницы судят ему по его отечеству безщестие; тако ж и слузе» [5]. Согласно закону, задержать и сковать могли обвиняемого, у которого не находилось поручителей. Штрафы за безчестие и возмещение ущерба уплачивались в тех случаях, когда человека «сковывали» и удерживали без достаточных оснований. Именно такая ситуация имеется в виду в 70-й статье Судебника. Для обеспечения обвиняемого возможностью призвать поручителей должностные лица были обязаны «явить» его местной общине в лице её представителей на местном уровне власти - дворского, старосты, целовальников: «А кого наместничи или волостелины люди учнут давати от ково на поруку до суда и после суда, и по поруки не будет, и наместничим и волостелиным людем тех людей являти в городе прикащиком городовым да дворьскому, и старосте, и целовалником, а в волости являти старостам и целовалником, которые у наместников и у волостелей и у их тиунов в суде сидят; а не явя тех людей, по ком поруки не будет, и наместничим и волостелиным людем к собе не сводити и у собя их не ковати» [1, с. 113].

В Судебнике не оговаривается, какого размера были штраф и возмещение ущерба в этом случае: «...и кого у наместничих и у волостелиных людей вымут скована, а им не явлена, ино на наместниче или на волостелине человеке взяти безчестие, посмотря по человеку; а чего тот на наместниче или на волостелине человеке взыщет, и тот иск взяти на нем вдвое» [1, с. 113]. Формулировка «посмотря по человеку» означает, что действует тот же принцип, что и в 26-й статье, согласно которой сумма возмещения ущерба определялась в зависимости от «ценности» этого человека для государственной власти.

Преступления против собственности упомянутые Судебником 1550 года, относятся некоторые деяния, нарушающие частный, а не государственный, интерес. В 59-й статье упоминается такое преступное деяние как «подписка»: «А доведут на кого розбой, или душегубство, или ябедничьство, или подписку, или иное какое лихое дело, а будет ведомой лихой человек, и боарину влети того казнити смертною казнью.» [1, с. 108]. Во всех разновидностях «подписки», просматривается общая составляющая, которая, видимо, и согласно Судебнику 1550 года являлась стержнем понимания термина «подписка» - подделка, фальсификация документов. В исследовательской литературе были попытки определить «подписку» как должностное преступление [1, с. 148].

В заключении следует отметить, что завершается процесс унификации большого количества разновидностей преступлений против здоровья и чести, которые теперь окончательно объединяются в одну большую группу. Дифференциация ответственности в Судебнике сохраняется, но она устанавливается теперь в зависимости от статуса объекта преступного действия.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Судебник 1550 года // Российское законодательство Х-ХХ веков.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2. Устав князя Ярослава. Пространная редакция // Российское законодательство Х-ХХ вв. Т.! М., 1984. С. 189-190.

3. Договор Новгорода с Готским берегом и с немецкими городами 1189-1199 гг. // Памятники русского права. Вып.П. Памятники права феодально-раздробленной Руси. М., 1953.

4. Договор («правда») Смоленска с Ригою и Готским берегом 1229 г. // Памятники русского права. Вып. II. Памятники права феодально-раздробленной Руси. М., 1953.

5. Ананьева Н.Г. Ответственность за деяния, нарушающие частный интерес по Судебнику 1550 года.

юридические науки

Е.Л. Яковлева, С.Н. Люлькин МАНИПУЛЯЦИЯ ИНФОРМАЦИЕЙ КАК НАРУШЕНИЕ...

CHARACTERISTICS OF ACTS IN LAW IN 1550

© 2015

N.G. Ananyeva, senior lecturer of Chair "Business and employment law" Tolyatti State University, Tolyatti (Russia)

Abstract. The article analyzes according to the relevant questions acts of Laws in 1550. Determines and justifies punishment in accordance with the provisions of Laws grand. Keywords: acts of Law, tort, liability, fines.

УДК 1:34:32:316:159.9

МАНИПУЛЯЦИЯ ИНФОРМАЦИЕЙ КАК НАРУШЕНИЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

© 2015

Е.Л. Яковлева, доктор философских наук, кандидат культурологии, профессор кафедры «Философия»

С.Н. Люлькин, аспирант

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Институт экономики, управления и права, Казань (Россия)

Аннотация. Современное общество немыслимо без информации, которая стала играть роль одного из важнейших экономических ресурсов. Но ценность информации нередко становится объектом интереса некоторых лиц, осуществляющих посредством нее манипулирование массовым сознанием. Перечисленное делает информацию объектом научных изысканий ученых различных отраслей знания, которые до сих пор не могут дать четкого определения феномену, описать все возможные виды его проявления, выработать четкие концепции регулирования. Доктрина и нормативные правовые акты не дают ответа на вопрос, что такое информация, раскрывая ее через призму однопорядковых, но не тождественных понятий, по сути, с применением тавтологии. В свете сказанного, главным вопросом, относительно которого ведутся дискуссии, остается вопрос о том, что такое информация как категория и какова ее природа. Одни связывают понятие информации с атрибутами материи, другие видят в ней один из видов проявления энергии, третьи усматривают в информации отдельную фундаментальную научную категорию, сходную с материей и энергией (например, как меру организации, присущую материальным объектам). Основная проблема, существующая в области понимания истинного значения информации, заложена в том, что суть данного понятия находится на перекрестке многих наук - естественных (математика, физика, кибернетика и т. д.), гуманитарных (философия, социология, экономика, правоведение и т. д.) и других. В настоящей статье осуществлена попытка раскрыть такое явление как манипуляция информацией, которое влечет деформацию прав человека.

Ключевые слова: информация, манипуляция, права человека, технология, манипуляционное воздействие, властный характер, миф, изменение функции языка, элемент визуализации пророчество, имидж, медийный спектакль.

Постановка проблемы в общем виде и ее связь с важными научными и практическими задачами. Условия добычи элементарных средств к существованию, а позднее производства и потребления других материальных благ меняются непрерывно [1]. В век информационных технологий наиболее экономически ценным объектом становится информация и все, что с ней связано [2]. В свою очередь, «приход информации» и ее выделение в качестве главенствующей категории изменил жизнь социального, стимулируя развитие науки и техники.

Анализ последних исследований и публикаций, в которых рассматривались аспекты этой проблемы и на которых обосновываются авторы; выделение неразрешенных раньше частей общей проблемы. До середины XX века информация рассматривалась наукой исключительно с техногенной точки зрения. Сегодня общепринято, отнесение информация к одним из важнейших факторов производства в экономике, однако еще всего 50 лет ни информация, ни данные, ни сведения в связи с экономикой не упоминались [3]. С начала 60-х годов XX века подходы к информации резко меняются. Она становится объектом изучения не только фундаментальных и прикладных наук, но и философии, гуманитарных наук, экономической теории. Всплеску такого интереса к информации, не в последнюю очередь способствуют труды известного американского футуролога Элвина Тоффлера, который в ряде своих работ - «Шок будущего» (1970), «Третья волна» (1980), «Метаморфозы власти» (1990) -одним из первых выдвинул концепцию информационного общества, рассмотрев возможности и проблемы его существования [4; 5; 6]. Осевым принципом нового общества становится такая стержневая линия, как человеческое знание, его значение и статус [7]. Самым важным (и неистощимым) сырьем для цивилизации становится информация, включая воображение [5, с. 561].

Информация существенным образом начала влиять на структуру и характер человеческой деятельности, зна-

чительно дополняя вещество и энергию. Современные информационные и телекоммуникационные технологии стали сказываться не только на том, как мы производим продукты и услуги, но и на том, как мы проводим досуг, реализуем свои гражданские права, оказывая решающее воздействие на изменения, которые происходят в социальной структуре общества, экономике, развитии демократии [8, с. 3].

Как правильно отмечает А.В. Суслопаров, нормальное функционирование информационной сферы общества обеспечивается путем соблюдения определенных норм и правил. В случае нарушения таких правил следует говорить о том, что информационной сфере общества нанесен урон, то есть информационная безопасность личности, общества или государства была поставлена под угрозу [9, с. 43].

Формирование целей статьи (постановка задания). В связи с вышесказанным, проанализируем технологию манипуляции информацией.

Изложение основного материала исследования с полным обоснованием полученных научных результатов. В современности весь культурный континуум технологи-зируется, а у культурных феноменов появляются определенные технологии создания и распространения. В наибольшей степени подобное относится к информации: сегодня она выступает как «то, что заставляет знать» и «пропускается сквозь цифровую четкость знания», рождая «всеобщую галлюцинацию правдивости Зла» (Ж. Бодрийяр). В связи с этим, некоторые аспекты информации и ее распространения в социокультурном пространстве посредством технологий имеют негативные черты. В первую очередь, выделим проблему формирования искаженного/ложного знания, посредством которого осуществляется манипуляция сознанием и зомбирование людей. Здесь возникает определенная двойственность ситуации. Согласно Конституции РФ, сегодня «гарантируется свобода массовой информации» (ст. 29). Но