Научная статья на тему 'Городская тематика в романе г. Абсалямова «Белые цветы»'

Городская тематика в романе г. Абсалямова «Белые цветы» Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
2355
92
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ГОРОДСКАЯ ПРОЗА / РОМАН / Г.АБСАЛЯМОВ / "БЕЛЫЕ ЦВЕТЫ" / СИСТЕМА ОБРАЗОВ / ТАТАРСКАЯ ЛИТЕРАТУРА / G.ABSALYAMOV / "WHITE FLOWERS" / URBAN PROSE / NOVEL / IMAGERY / TATAR LITERATURE

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Гайнуллина Гульфия Расилевна

В статье воссоздана история создания романа Г.Абсалямова «Белые цветы» (1965). Основное внимание уделяется характеристике системы образов. Произведение рассмотрено в аспекте городской прозы.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Гайнуллина Гульфия Расилевна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Urban subjects in G.Absalyamov''s novel «White flowers»

The article recreates the history of G.Absalyamov’s novel "White Flowers" (1965). It focuses on the system of characterization of images. The work is discussed in terms of urban prose.

Текст научной работы на тему «Городская тематика в романе г. Абсалямова «Белые цветы»»

ФИЛОЛОГИЯ И КУЛЬТУРА. PHILOLOGY AND CULTURE. 2014. №2(36)

УДК 821.512.145

ГОРОДСКАЯ ТЕМАТИКА В РОМАНЕ Г.АБСАЛЯМОВА «БЕЛЫЕ ЦВЕТЫ»

© Г.Р.Гайнуллина

В статье воссоздана история создания романа Г.Абсалямова «Белые цветы» (1965). Основное внимание уделяется характеристике системы образов. Произведение рассмотрено в аспекте городской прозы.

Ключевые слова: городская проза, роман, Г.Абсалямов, «Белые цветы», система образов, татарская литература.

В русской литературе конца 1950-х - середины 1980-х годов исследователи выделяют следующие тематические направления: военная, лагерная, деревенская, историческая, городская проза. В произведениях городской тематики ставится вопрос «о самоценности личности, о развитости / неразвитости личностного начала в современном человеке» [1: 10]. «Способен или не способен человек как таковой, как существо, наделенное умом и волей, как личность, имеющая определенные ценностные представления, устремления и идеалы, сопротивляться гнету обстоятельств, идти против них, возможно - менять их, сдвигать вектор рока? Вот круг вопросов, которыми стали задаваться в своих произведениях Юрий Домбровский, Юрий Трифонов, Василь Быков, Алесь Адамович, Даниил Гранин и др.» [2: 130].

Одной из предпосылок возникновения городской тематики в татарской литературе, помимо урбанизации и индустриализации, стало усиление критического начала, которое проявилось и в деревенской прозе. Писатели путем воссоздания картины городской жизни стремились выразить свое критическое отношение к советской действительности [3: 7].

Ярким примером городской тематики в татарской прозе второй половины ХХ века является роман Г.Абсалямова «Белые цветы» (1964). В основу сюжета легла жизнь медицинских работников. Н.Даули в своих воспоминаниях отмечает, что в 1953 году порадовал больного писателя, подарив белые цветы в больничной палате, после чего друг восторженно воскликнул: «Какие красивые цветы! Ты принес мне самый дорогой подарок. Но, позволь, я раскрою тебе секрет позже» [4: 42-43]. «Впервые в руки врачей я попал на фронте после ранения, - вспоминал автор, - и там проснулась любовь к людям этой профессии. Видимо, эта любовь была довольно сильна. Уже в первом романе я попытался создать образ врача. Это был образ Муниры в «Золотой Звезде».

Образ Муниры, хотя в литературном отношении он и не совсем доработан, один из моих любимых образов. Можно сказать, она родная сестра Гульшагиды. В «Газинуре» я снова попытался дать образ врача. Это была Катя Бушуева. Но два этих образа не удовлетворили мою мечту. В 1955 году с намерением написать очерк о своем односельчанине и друге, известном хирурге Ахмете Айдарове я поехал в Агрызскую железнодорожную больницу. Долго я пробыл там. Смотрел, как он делает операции, беседовал с больными. Но очерк написать не смог. После поездки в Агрыз желание написать о врачах что-нибудь более крупное усилилось. Но в это время увлекся «Огнем неугасимым», который дорого мне достался: я попал в больницу. Чувствовал там себя вроде как в «творческой командировке» <...> Когда я выписывался, со мной была объемистая тетрадь, куда было уже записано все интересное, что мне удалось увидеть в больнице. Спустя год сердце вновь стало беспокоить, опять больничная койка, еще одна тетрадь. Теперь уже будущие герои отчетливо предстали перед глазами. Когда ложился в больницу третий раз, «Белые цветы» уже были написаны.» [5: 2].

Весной 1964 года появился на свет роман под названием «Белые цветы». Об истории создания романа мы можем судить и по воспоминаниям литературоведа И.Еникеева: «В обкомовской клинике Г.Абсалямов лечился дважды. В обоих случаях он лежал с моим дядей - известным врачом, профессором Абубакиром Гиреевичем Те-регуловым (1885-1966). Его посещала тетя Раиса Абдрахманова. Известно, что мои родственники стали прототипами главных героев романа. Тере-гулов стал первым читателем романа» [6].

Абузар Гиреевич Тагиров несет в себе черты татарского интеллигента начала XX века. В его образе нашли отражение вехи биографии Абуба-кира Гиреевича Терегулова. Закончив Уфимскую гимназию, Терегулов поступает на медицинский факультет Казанского университета. Профессор

А.Н.Казем-Бек предлагает выпускнику-отличнику в 1911 году остаться в ординатуре, однако А.Терегулов предпочитает врачебную практику и уезжает работать врачом в Уфимскую губернию. Спустя два года он возвращается в Казанский университет и вплотную начинает заниматься научной деятельностью. В 1929 году избирается заведующим кафедрой и становится первым профессором медицины среди татар. До последних дней своей жизни работает в Шамов-ской больнице, которая ныне носит его имя. Его коллега В.В.Талантов отмечает: «Нельзя не вернуться к врачебному облику Абубакира Гирее-вича, к виртуозному умению из расспроса больного, из субъективного изложения им своего недуга выудить объективные закономерности проявления болезни и соткать первые, рабочие гипотезы индивидуального диагноза, а затем с максимальной рачительностью, но и полно определить объем исследований. Вместе с аудиторией Абубакир Гиреевич размышлял о жалобах больного, учил лечить его, а не болезнь. На обходах в отделении он был добр к больным и мягко-требователен к врачам, невзирая на ранг» [7: 29].

В романе Абсалямова профессор Абузар Та-гиров представлен как главный специалист в своей области, пользующийся уважением коллег и пациентов: «Профессор ЭбYЗэр ТаЫров Казанда йврэк авырулары буенча иц зур белгечлэрнец берсе санала. Аца куренер вчен тврле шэhэрлэрдэн hэм авыллардан йвзлэрчэ кешелэр килэ. Халык арасында аныц абруе, дан-швhрэте бик зур. Аныц ягымлы, игътибарлы булуы hэм сэлэте турында хэтта легендалар йври» [8: 29]. («Професор Абузар Тагиров не только в Казани считался одним из крупнейших специалистов по сердечно-сосудистым заболеваниям. Сотни людей приезжали из разных городов и сел, чтобы показаться ему. Он был одним из первых татарских врачей. Велики были его авторитет и добрая слава в народе» - здесь и далее перевод К.Горбунова - Г.Г. [9: 32]). Читателям явлен не только практикующий врач, но и ученый, который представляет результаты своих исследований на международных симпозиумах и конгрессах. Ученики талантливого педагога работают в разных уголках станы. А. Тагиров часто выступает на радио и телевидении.

Важное место в романе отводится описанию повседневного быта татарской интеллигенции. В произведении описан кабинет врача-ученого: письменный стол, лампы с зеленым абажуром, шкаф с бюстом Пушкина. Все эти детали интерьера, с одной стороны, помогают читателю сформировать представление о духовных ценностях

героя, с другой - указывают на его творческий потенциал.

Сама квартира описана сквозь призму восприятия главной героини романа Гульшагиды: «Хэлбуки, монда барысы да Yзгэргэн, двресрэге картайган, искергэн иде. Идэнгэ щэелгэн келэмнец кур кенэ урыннары кыршылган, люстраныц бер калфагы бвтенлэй ватылган, рояль всте китаплар белэн тулган. Ярты стенаны алып торган борынгы Венеция ку_ренеше дэ ничектер тоныкланган сыман, э квймэдэ аяк всте басып торган, киц кырыйлы кара эшлэпэ кигэн балыкчы агай да ЧYгэ твшкэн кебек» [8: 104]. («Войдя в просторный зал, Гульшагида словно вернулась к своей юности. <...> Ковер на полу во многих местах вытерся, рояль завален книгами (а прежде Абузар Гирее-вич сердился, если видел на нем хоть одну книгу). Картина с видом старой Венеции, занимавшая полстены, как бы потускнела, а стоящий в лодке рыбак в черной шляпе будто стал ниже ростом <...> Статуэтки и вазы, которыми когда-то гордился профессор, - он собирал их по всей России и Европе и любил показывать гостям, теперь стояли высоко на шкафах, так что и не достанешь» [9: 98]).

И.Еникеев указывает, что Абсалямов описывает в своем романе пятикомнатную квартиру А.Терегулова, которая находилась на улице К.Наджми. По воспоминаниям литературоведа, там стоял большой рояль, были книжные полки, фарфор. Абубакир Терегулов, знаток антиквариата, постоянно обновлял свою коллекцию. Любил балет (судя по его внешнему виду, многие думали, что он работает балетмейстером. К тому же Терегулов был очень гостеприим-ным.[6].

Г.Абсалямов блестяще воссоздает саму атмосферу общения медицинских работников: «БYген газетаны укыдыгызмы? О, алайса сез Казан медицина двньясындагы соцгы яцалыкны белмисез эле! Искиткеч кыю операция. Могщиза! Тэбрик иттегезме эле Фазылщан Щангировичны?» [8: 75]. («Читали ли Вы сегодняшнюю газету? О, тогда вы еще не знаете о замечательной новости. Необычно смелая операция! Чудо! Вы еще не поздравили Фазылджана Джангировича?» [9:73]).

Автор романа очерчивает круг интересов татарской интеллигенции: «Кичлэрен алар бергэлэп яца китаплар, журналлар укыйлар, Казанны тота алган квннэрдэ татар музыкасын, татар щырларын тыцлыйлар...» [8: 126]. («Вместе читали новые книги, журналы. Когда удавалось «поймать» Казань, с удовольствием слушали родную татарскую музыку, песни» [9: 117]). Ге-

рои Г.Абсалямова посещают татарские театры, музеи.

В системе образов выделяется образ Мадины ханум, «в прошлом учительницы и актрисы, влюбленной в искусство» [10: 6]. Его прототипом явилась Амина Терегулова. Жена Абубакира Терегулова родилась в образованной семье, окончила Мариинскую гимназию. Общалась с Муллануром и Наби Вахитовыми, Фатихом Амирханом, Рабигой и Зайнап Габитовыми. После окончания гимназии продолжила учебу на физико-математическом отделении Казанского университета [10: 17]. Мадина ханум в приемном сыне Мансуре воспитывает уважение к родному языку, культуре, литературе: «Мансур рус мэктэбендэ укыган, рус эдэбияты белэн рус сэнгатендэ тэрбиялэнгэн кеше иде. Татар театрына, татар концертларына ул эллэ нидэ бер генэ йврде. Мэдинэ апаныц YтенYе буенча, ул вакытында татарча китапларны да кулына алгалады, дэу энисе татарча китапларны укырга яратканга, вйдэ ана телендэге китаплар шактый иде. Лэкин Мэдинэ апа аркылы Тукай Мансурныц куцеленэ аеруча кереп калган иде» [9: 126]. («Мансур учился в русской школе и был воспитан на русской литературе и искусстве. Он хорошо говорил по-татарски, но читал плоховато. В татарский театр и на татарские концерты ходил редко. Дома было много книг на татарском языке <...> Все же благодаря матери - она много читала маленькому Мансуру вслух - в душу его наравне с русскими классиками, глубоко запал Тукай» [9: 118]).

Одним их самых запоминающихся женских образов в татарской прозе второй половины ХХ века, пожалуй, является образ романтической героини Гульшагиды, прототипом которой, по словам И.Еникеева, является доктор медицинских наук Раиса Абдрахманова. Она приехала в Казань из Уфы в 1951 и стала работать в Казанском медицинском университете. Ее наставниками стали известный ревматолог Зельман Израилевич Малкин и профессор Абубакир Гиреевич Тере-гулов. Под их руководством Р. Абдрахманова проводит многолетние исследования [5]. Раиса Абрахманова «не любила, когда говорили о ней, вовсе не требовала внимания к себе. Она была глубоко предана своей профессии. Она делала все, чтобы облегчить жизнь своих пациентов» [11: 1].

Рисуя портрет романтической героини, Абса-лямов наделяет ее чертами, выделяющими героиню из толпы: «ГелшаЫдэ исэ буйга ацардан озынрак, кара карга канаты тесле чем-кара толымнарын биек итеп артка тееп куйган. Кара чэч, кара куз hэм кара каш, алсу ак йез,

нэфис ачык муен, зифа буена килешеп торган кара йон кулмэк, биек укчэле туфли кигэн матур аяклары аны башка хатын-кызлырдан шактый аерып тора иде» [8: 174]. («Гульшагида чуть выше ростом (Диляфруз - Г.Г.). Иссяня черные, как вороново крыло, волосы, черные брови и глаза, свежее лицо, открытая шея - это красиво и женственно в ней. Со вкусом сшитое платье, туфли на высоком каблучке подчеркивали стройность ее фигуры» [8: 155]).

Романтический пафос дает о себе знать и в описании городского пейзажа, в котором выделены образы Волги и Казани. У Г.Абсалямова городской пейзаж, как в деревенской прозе, «имеет обратную временную перспективу» [12: 243]: «ГелшаЫдэ тац сызылган чакта, кинэт уянып китеп, тулай торакныц дуртенче кат тэрэзэсеннэн иртэнге Казан манзарасына сокланып карап торган, аннары яшьлек мэхэббэтен исенэ тешереп Федосеев дамбасына тилереп чапкан кеннэн соц бер айлап вакыт уткэн иде инде. Бу вакыт эчендэ табигать узенец иртэ кездэге барлык купшылыгын, барлык бизэклэрен ташлаган иде. Салкын щил, буген булмаса, иртэгэ кар явар. Тик ГелшаЫдэгэ генэ теге вакыттагы матур иртэдэн бирле бер нэрсэ дэ узгэрмэгэн, вакыт та утмэгэн кук тоела» [8: 101-102]. («С того самого дня, когда Гульшагида, проснувшись на рассвете, любовалась из окна общежития панорамой Казани, прошло уже больше месяца. Деревья сбросили с себя разноцветный наряд осени. Холод, ветер. Не сегодня-завтра выпадет снег. Но Гуль-шагиде казалось, что время остановилось. Казалось, она только что смотрела на восход солнца -и вот вышла на улицу» [9: 97]).

К слову, литературоведы отмечают иную смысловую нагрузку при изображении города Казани в творчестве писателей второй половины ХХ века. К примеру, «Казань А.Гилязова - это город советской номенклатуры» [13: 140].

В творчестве русских «городских прозаиков герой подчеркнуто не-активный, не-цельный» [1: 11]. Героев татарского прозаика отличает внутренняя цельность, развитость личностного начала. Абсалямов позиционирует своих героев как представителей именно национальной интеллигенции, несущих ответственность за судьбы нации: («без - татар интеллигентлары», «халык интеллигенциясе», «милли интеллигенциянец, татар интеллигенциясенец бер елеше»).

Роман «Белые цветы», посвященный городской тематике, был издан в тот период, когда было создано «этапное произведение «Три аршина земли» А. Гилязова, которое положило начало новому направлению в татарской литерату-

ре - «деревенской прозе» [14: 234]. Если деревенская проза проявила «интерес к духовному и душевному миру крестьянина и его частной жизни» [14: 234], то в произведениях городской прозы зафиксировано «вхождение» человека в материально-практическую сферу [15: 4]. Роман Г.Абсалямова в целом соответствует традициям русской городской прозы 1929-1951 гг., где наблюдается тяготение проблематики к единому центру: «человек - время - дело, в материально-производственном преломлении» [15: 4]. Автору романа «Белые цветы» удалось воссоздать общественное, культурное, духовное пространство современного города. Как верно подметил Р.Мустафин, «все произведение пронизывает мысль о гуманизме, об отношении к человеку. Герои полемизируют не речами, а своими поступками. Одни делают для людей все, что в их силах и даже сверх того... Другие, прикрываясь высоким и авторитетным званием советского врача, преследуют узкоэгоистические, корыстные цели» [16: 31]. «В центре внимания литературы должен быть живой человек. Человек с Большой буквы. Ибо люди бывают разные. Мы не сторонники человека вообще, мы сознательно отстаиваем положительного героя, изображаем его в романтическом, приподнятом плане, если надо, то и поднимаем его на пьедестал», -так сформулировал свое писательское кредо Г.Абсалямов в период создания романа «Белые цветы» [16: 30].

1. Богданова О.В. Современный литературный процесс (К вопросу о постмодернизме в русской литературе 70-90-х годов ХХ века: Материалы к курсу «История русской литературы ХХ века (часть III)». СПб.: Филологический факультет

Санкт-Петербургского государственного

университета, 2001. - 252 с.

2. Лейдерман Н.Л., Липовецкий М.Н. Современная русская литература. - Кн. 2. Семидесятые годы (1968-1986): Учебное пособие. - М.: Эдиториал УРСС, 2001. - 288 с.

3. ЗаЫдуллина Д.Ф. ХХ гасыр татар эдэбияты тарихы: дэреслек / Д.Ф.Заhидуллина, Н.М.Юсупова. - Казан: Казан университеты, 2011. - Т. 2: ХХ йезнец икенче яртысында татар эдэбияты. - 198 б.

4. Хжим С. Батырлыкка чакырган кеше... // Ак чэчэклэр бYлэк итте: Г.Эпсэлэмов турында истэлеклэр. - Казан: Мэгариф, 2001. - Б. 42 - 43.

5. Абсалямова А. Свет неугасимый // Татарский мир. - 2005. - № 5. - С. 2.

6. Интервью с литературоведом Ильдаром Еникее-вым. 03.04. 2014. (неопубликованный источник).

7. Талантов В.В. Легенда Казанской медицины // Казань. - 2001. - № 12. - С. 28 - 29.

8. Эпсэлэмов Г. Ак чэчэклэр: Роман. - Казан: Татар.кит.нэшр., 1989. - 510 б.

9. Абсалямов А. Белые цветы. - М.: Современник, 1972. - 366 с.

10. Биктимирова Т.А. Ступени образования до Сорбонны. - Казань: Алма-Лит, 2003. - 184 с.

11. Зарипова Р. Ак чэчэклэр Yскэн ^ирдэ // Сеембикэ, 2000. - №8, август. - Б. 1.

12. Clark K. Political history and Literary Chrono tope: Some Soviet Cose Studies // Literature and History: Theoritical. Problems and Russian Cose Studies. Ed.by G.S.Morson. - Stanford, 1986. - P. 230 - 246.

13. Хабутдинова М.М. Топос Казани в творчестве А.Гилязова // Филология и культура. Philology and culture. 2012. - №1 (27). - С. 136 - 140.

14. Хабутдинова М. Драгоценный камень А.Гилязова // Гилязов А.М. Повести: Три аршина земли; В пятницу, вечером / Аяз Гилязов. - Казань: Мага-риф, 2008. - С. 233 - 258.

15. Шаравин А.В. Городская проза 70 - 80-х гг. XX в.: дис. ... д-ра филол. наук, Брянск, 2001. - 485 с.

16. Мустафин Р. Души огонь неугасимый // Муста-фин Р. Литературные портреты. - Казань: Тат. кн. изд-во, 1966. - С. 3 - 34.

URBAN SUBJECTS IN G.ABSALYAMOV'S NOVEL «WHITE FLOWERS»

G.R.Gaynullina

The article recreates the history of G.Absalyamov's novel "White Flowers" (1965). It focuses on the system of characterization of images. The work is discussed in terms of urban prose.

Key words: urban prose, novel, G.Absalyamov, "White Flowers", imagery, Tatar literature.

1. Bogdanova O.V. Sovremennyj literaturnyj process (K voprosu o postmodernizme v russkoj literature 70-90-x godov XX veka: Materialy k kursu «Istoriya russkoj literatury XX veka (chast' III)». SPb.: Filologicheskij fakul'tet Sankt-Peterburgskogo gosudarstvennogo universiteta, 2001. - 252 s. (In Russian)

2. Lejderman N.L., Lipoveckij M.N. Sovremennaya russkaya literatura. - Kn. 2. Semidesyatye gody (1968-1986): Uchebnoe posobie. - M.: E'ditorial URSS, 2001. - 288 s. (In Russian)

3. Zahidullina D.F. XX gasyr tatar эdэbiyaty tarixy: dэreslek / D.F.Zahidullina, N.M.Yusupova. - Kazan:

Kazan universitety, 2011. - T. 2: XX jezne« ikenche yartysynda tatar adabiyaty. - 198 b.

4. Xakim S. Batyrlykka chakyrgan keshe... // Ak chachaklar bYlak itte: G.Opsalamov turynda istaleklar. - Kazan: Magarif, 2001. - B. 42 - 43.

5. Absalyamova A. Svet neugasimyj // Tatarskij mir. -2005. - № 5. - S. 2. (In Russian)

6. Interv'yu s literaturovedom Il'darom Enikeevym. 03.04. 2014. (neopublikovannyj istochnik). (In Tatar)

7. Talantov V.V. Legenda Kazanskoj mediciny // Kazan'. - 2001. - №12. - S. 28 - 29. (In Russian)

8. dpsalamov G. Ak chachaklar: Roman. - Kazan: Tatar.kit.nashr., 1989. - 510 b. (In Tatar)

9. Absalyamov A. Belye cvety. - M.: Sovremennik, 1972. - 366 s. (In Russian)

10. Biktimirova T.A. Stupeni obrazovaniya do Sorbonny. - Kazan': Alma-Lit, 2003. - 184 s. (In Russian)

11. Zaripova R. Ak chachaklar Yskan ^irda // Seembika, 2000. - №8, avgust. - B. 1. (In Tatar)

12. Clark K. Political history and Literary Chronotope: Some Soviet Cose Studies // Literature and History: Theoritical. Problems and Russian Cose Studies. Ed.by G.S.Morson. - Stanford, 1986. - P. 230 - 246. (in English)

13. Xabutdinova M.M. Topos Kazani v tvorchestve A.Gilyazova // Filologiya i kul'tura. Philology and culture. 2012. - №1 (27). - S. 136 - 140. (In Russian)

14. Xabutdinova M. Dragocennyj kamen' A.Gilyazova // Gilyazov A.M. Povesti: Tri arshina zemli; V pyatnicu, vecherom / Ayaz Gilyazov. - Kazan': Magarif, 2008. - S. 233 - 258. (In Russian)

15. Sharavin A.V. Gorodskaya proza 70 - 80-x gg. XX v.: dis. ... d-ra filol. nauk, Bryansk, 2001. - 485 s. (In Russian)

16. Mustafin R. Dushi ogon' neugasimyj // Mustafin R. Literaturnye portrety. - Kazan': Tat.kn.izd-vo, 1966. - S. 3 - 34. (In Russian)

Гайнуллина Гульфия Расилевна - кандидат филологических наук, доцент кафедры татарской литературы ХХ-ХХ1 вв. и методики преподавания Института филологии и искусств Казанского (Приволжского) федерального университета.

420008, Россия, Казань, ул. Кремлевская, 18. E-mail: gulfiarasilevna@mail.ru

Gajnullina Gul'fija Rasilevna - Ph. D. in Philology, Associate Professor, Department of Татаг Literature and Instruction, Kazan (Volga Region) Federal University.

18 Kremlyovskaya Str., Kazan, 420008, Russia E-mail: gulfiarasilevna@mail.ru

Поступила в редакцию 12.03.2014

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.