Научная статья на тему 'Год Гоголя в Риме и Будапеште'

Год Гоголя в Риме и Будапеште Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
166
56
Поделиться

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Гольденберг Аркадий Хаимович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Год Гоголя в Риме и Будапеште»

А.Х. ГОЛЬДЕНБЕРГ (Волгоград)

год гоголя в риме и Будапеште

вторая половина юбилейного гоголевского Года была ознаменована несколькими крупными научными мероприятиями. в Италии, где Н.в. Гоголь прожил в общей сложности четыре с половиной года и где были написаны «Мертвые души», новые редакции «Портрета», «тараса Бульбы» и ряд других произведений, 24 - 26 сентября 2009 г. прошла Международная конференция «в мире гоголя. жизнь, творчество и литературное наследие писателя». она была организована римским государственным университетом «ла сапьенца» при поддержке Фонда первого Президента россии Б.Н. Ельцина. Министр иностранных дел российской Федерации с.в. лавров направил участникам форума приветственное послание, в котором отметил, что приуроченная к 200-летию со дня рождения Николая васильевича Гоголя конференция призвана внести существенный вклад в популяризацию творчества великого писателя, исследование его духовного влияния на последующее развитие мировой литературы. Глава МИД выразил уверенность в том, что форум будет способствовать духовному сближению его участников, развитию международного культурного сотрудничества, формированию позитивного имиджа россии за рубежом как великой культурной державы. со своей стороны министр культуры россии Александр Авдеев, обращаясь к участникам форума, подчеркнул, что бессмертные произведения Гоголя - это великая духовная сила, объединяющая и сближающая народы разных стран мира. открывая конференцию, председатель оргкомитета проф. рита Джулиани, внесшая решающий вклад в ее организацию, сказала, что римский форум ставит своей целью проанализировать новейшие достижения современного гоголеведения. они были представлены в обобщающих докладах московских ученых юрия Манна (ИМлИ, рГГу) «Амбивалентность художественного мира Гоголя» и Сергея Бочарова (ИМЛИ РАН) «О негативной антропологии Гоголя». связь твор-

чества Гоголя с европейской христианской традицией была рассмотрена в докладах Павло Михеда (Ин-т литературы им. Т.Г. Шевченко, Киев) «Гоголь и западноевропейская христианская мысль» и Всеволода Багно (Пушкинский дом, санкт-Петербург) «Гоголь как донкихот христианства».

О гендерных аспектах художественного мира писателя шла речь в выступлениях Владимира Паперного (Университет Хайфы, Израиль) «Мотивы превращения мужского в женское и женского в мужское у Гоголя» и Марии Виролайнен (Пушкинский дом, Санкт-Петербург) «Брачные союзы в мире Гоголя». Многоплановый анализ магической сцены из «страшной мести», в которой колдун вызывает душу своей дочери, стал предметом доклада М. вайскопфа (Еврейский университет, Иерусалим) «Гоголь и эротическая магия». соотношение гоголевского экфрасиса с рисунками самого писателя исследовалось в докладе Екатерины Дмитриевой (ИМлИ РАН) «Графика Гоголя: проблема слова и образа».

Известный российский писатель Асар Эппель (Москва) в своем выступлении «Вчитываясь в Гоголя» рассматривал алогизмы и т.н. «ошибки» гоголевских текстов, которые, по его мнению, не только существенно влияют на их стилистику, но и во многом определяют способ писательского мышления Гоголя. О Гоголе-языкотворце и его вкладе в русскую па-ремиологию шла речь в докладе Джорджо Мариа Николаи (Рим) «Гоголь - писатель-“поговоркотворитель”». О новых подходах к созданию современной музейной экспозиции, посвященной Гоголю, говорила в своем сообщении куратор юбилейной выставки «Россия Н.В. Гоголя» Наталья Кар-гополова (Государственный исторический музей, Москва).

Естественно, что одной из центральных тем конференции стала тема «Гоголь и Италия». Она рассматривалась в нескольких аспектах. Ольга Лебедева (Томский государственный университет) в докладе «Гоголь и Неаполь» попыталась ответить на вопрос, почему в последние два года жизни в Италии Гоголь предпочитал Неаполь риму. Перемена места жительства объясняется, по мнению докладчицы,

© Гольденберг А.Х., 2010

не только благотворным влиянием воздуха приморского города на здоровье писателя, но, в первую очередь, теми творческими импульсами, которые вызывала у писателя сама атмосфера повседневной жизни у подножия Везувия. В ней «память о смерти» была неразлучна со смехом. Татьяна Мусатова (МИД РФ) в своем докладе «Гоголь в Риме: взгляд через призму дипломатических архивов» на основе неопубликованных дипломатических документов сумела уточнить некоторые факты биографии писателя и расширить круг соотечественников, с которыми Гоголь общался в Риме. Неординарная биография графини Дарии Олсуфьевой-Боргезе, автора первой итальянской книги о жизни Гоголя в Риме (1957), легла в основу доклада Михаила Та-лалая (РАН, Москва) «Гоголь в Риме Дарии Олсуфьевой-Боргезе: история одного исследования». Анализируя достоинства и недостатки этой книги, докладчик указал, в частности, на новаторский для своего времени подход ее автора к проблеме «Гоголь и Белли». Отношениям Гоголя с поэтом Дж.-Д. Белли, автором острых сатирических сонетов, написанных на простонародном римском диалекте, были посвящены доклады Марчелло Теодонио (Рим) «’’Заботит впрямь Их Светлость Зинави-ду...”: Бэлли и Гоголь» и Евгения Солонови-ча (Литературный институт, Москва) «’’Господин Гоголь сказал мне...” (на полях перевода на русский язык римских сонетов Дж.-Д. Белли)». Автор первого доклада основное внимание уделил поиску точек соприкосновения римских сонетов Белли с текстом гоголевского «Рима». Выдающийся переводчик итальянской поэзии Е. Со-лонович не только представил свои переводы сонетов Белли, но и проанализировал историко-культурный контекст, в котором складывались отношения римского поэта и русского писателя. В докладе Алессандро Романо (Изд-во «Синопия Либри», Венеция) «Гоголь и С.С. Уваров» сопоставлялись гоголевские статьи на исторические темы и труд графа Уварова «О преподавании истории в народном образовании». Сравнивая повесть «Рим» с путевыми заметками графа «Рим и Венеция в 1843 г.», докладчик показал общность взглядов писателя и ученого по таким аспектам, как прогресс, отношение к традиции, судьба России и европейской цивилизации.

Блок выступлений был посвящен поэме «Мертвые души», главному произведению Гоголя, написанному в Италии. Его открыл доклад Аркадия Гольденберга (Волгоградский государственный педагогический университет) «Итальянский след в поэтике Гоголя, или о чем поёт шарманка Ноздрева», в котором шла речь о синтезе традиций русского и итальянского народного театра в поэтике писателя. Автор доклада показал, что в «Мертвых душах» нашли отражение сюжетные мотивы и образы кукольной комедии итальянских шарманщиков в Петербурге, оказавшей существенное влияние на становление народного театра Петрушки. Эти традиции народной зрелищной культуры оставили заметный след в художественной структуре персонажей гоголевской поэмы. Карла Мария Соливетти (университет «Рома Тре», Рим) посвятила свое выступление на тему «Сплетня как “mise en abîme”; “Мертвые души” Гоголя» роли слухов и сплетен, которые в 8 - 10-й главах поэмы становятся центром повествования. В частности, рассматривалось значение этих глав как «текста в тексте» в сюжетном движении поэмы. Отправной точкой размышлений Самуила Шварцбанда (Еврейский университет, Иерусалим) в докладе «Несколько замечаний о первой главе ’’Мертвых душ”» стал факт отсутствия черновиков и редакций первой главы в корпусе рукописей «Мертвых душ» почти до самого появления поэмы в печати, который, по мнению докладчика, свидетельствует о том, что известный нам текст первой главы возник, когда окончательно сформировались замысел и стиль поэмы. Бессмысленный, на первый взгляд, разговор двух мужиков в начале поэмы о колесе брички Чичикова получает смысловое завершение в эпизоде сломанного колеса последней главы и, таким образом, становится символом художественного задания поэмы, первопричиной перехода ее сюжета в стиль. тема художественной символики поэмы получила развитие в докладе Владислава Кривоноса (Поволжская государственная социальногуманитарная академия, Самара) «Символические смыслы в “Мертвых душах” Гоголя». В нем анализировались внутритекстовые переклички заключительной главы и символического финала поэмы с комической картиной в финале ее второй главы. особое внимание было уделено принци-

пам взаимодействия комического и серьезного планов повествования. В докладе Татьяны Печерской (Новосибирский государственный педагогический университет) «Семантическое поле слова “русский” в поэме Н.В. Гоголя “Мертвые души”» рассматривались все словосочетания со словом «русский» и косвенные словосочетания от семантической ветви слова «Русь». Их анализ показывает, что сентенции по поводу русскости строятся у Гоголя вокруг нарративных мини-сюжетов, причем ассоциативно-смысловое поле текста, сформированное вокруг слова «русский», не соответствует идеальной культурноязыковой проекции. Исключением является финал первого тома с его интенцией преображения Руси, отличающийся в стилевом отношении способом и модальностью высказывания.

В нескольких аспектах было рассмотрено на конференции творчество Гоголя-драматурга. Екатерина Падерина (ИМЛИ РАН) в своем докладе «О жанровом мышлении Гоголя-комедиографа» проанализировала эволюцию жанрового мышления Гоголя от классической пятиактной комедийной формы в «Ревизоре» к двухактной комедии «Женитьба» с подзаголовком «совершенно невероятное событие» и одноактной «комической сцене» «Игроки». По ее мнению, минимализация внешних границ жанра сочетается в творчестве комедиографа с реформацией комедийной интриги и принципиально новой ролью словаремарки. Выступление Виолетты Гудковой (Государственный институт искусствознания, Москва) «Актуализация творчества Гоголя в российской драматургии 1920-х гг.» было построено на материале театральных воплощений «Ревизора» 1920-х г. Станиславским и Мейерхольдом и тех новейших драматургических сочинений, которые создавались под гоголевским влиянием. Сильнее всего оно сказывается на глубинном уровне в «Мандате» Н. Эрдмана, одной из лучших пьес этой эпохи, поставленной Мейерхольдом. Мхатовские «Мертвые души», полагает автор доклада, никак не коррелировали в конце 1920-х гг. с идеями о «новом человеке», чуждыми высокому пессимизму гоголевской антропологии. Проблема рецепции творчества Гоголя-драматурга в русском театре была затронута и в докладе Эдуардо Беллиндже-ри (университет «Тор Вергата», Рим) «Го-

голь на сцене: от ФЕКСа до Станиславского», посвященном постановкам пьес Гоголя в 1922 - 1932 гг., в частности, «Женитьбы» в оригинальной трактовке Козинцева и Тауберга, «Ревизора» в постановке Бебутова и Петрова. Докладчик подробно остановился на режиссуре и постановках Мейерхольда («Ревизор») и Станиславского («Мертвые души»).

Связи творчества Гоголя с литературой XX в. также не были обойдены вниманием участников конференции. Клаудия Скан-дура (университет «Ла Сапьенца», Рим) назвала свой доклад цитатой из романа В. Каверина «’’Здесь читал адъюнкт-профессор Николай Васильевич Гоголь-Яновский...” (на полях романа В. Каверина “Скандалист, или Вечера на Васильевском острове”)». Применяя «пародийную теорию» Ю. Тынянова, молодой Каверин использует произведения Гоголя для создания своих сюжетов, персонажей и языка. В частности, в рассказе «Ревизор», написанном после постановки Мейерхольдом одноименной комедии Гоголя, бухгалтер Чучугин, который убегает из сумасшедшего дома, попадает в баню и, надев по ошибке чужой пиджак, становится ревизором Галаевым. «Гоголевский текст» присутствует и в романе «Большая игра», и в большей степени в романе «Скандалист...». В докладе Риты Джулиани и Эуджении Греста (университет «Ла Сапьенца», Рим) «Необыкновенные собеседники: Гоголь и Иосиф Бродский» было показано, что, несмотря на время, разделяющее Гоголя и Бродского, на разницу в понимании ими роли искусства, в биографии и поэтике этих представителей русской литературы много общего - в первую очередь, глубокая любовь этих «странников» к Риму, к его тратториям, кафе, прогулкам по Трастевере. Оба испытали здесь счастье, называя свое пребывание в Риме «райским». В докладе подробно анализировались произведения двух гениев русской литературы, посвященные вечному городу.

Автор доклада «Гоголь в Канаде» Захар Давыдов (университет Торонто, Канада) говорил о переводах Гоголя на английский, французский и украинский языки в Канаде, об академических исследованиях творчества писателя в канадских университетах. В театральной части доклада интерес канадских деятелей культуры к Гоголю иллюстрировался обзором многочис-

ленных постановок «Ревизора», экранизаций гоголевских текстов на телевидении. Ярким примером такого интереса является «Театр Гоголя в Канаде», созданный уроженцем с Украины режиссером и актером Григорием Гладием. Все это представляется докладчику важным для более полного восприятия творчества Гоголя в международном контексте.

Завершающим аккордом трехдневного научного форума стала содержательная экскурсия «По следам Гоголя в Риме», проведенная председателем культурной ассоциации «Иль мондо делл’ арте» Вандой Гас-перович. Материалы конференции представлены в форме статей ряда ее участников в академическом электронном журнале Toronto Slavic Quarterly. 2009. № 30 (University of Toronto. Academic Electronic Journal in Slavic Studies) // http://www.utoronto. ca/tsq/30/index30.shtml.

Пятого - седьмого ноября 2009 г. в Будапештском университете им. Лоранда Эт-веша состоялась Международная конференция «гоголь и XX век». Открывая ее, руководитель докторской программы филологического факультета «Русская литература и культура между Востоком и Западом» проф. Жужа Хетени подчеркнула особую роль, которую сыграло творчество Гоголя в культуре XX в. Она выразила надежду, что конференция позволит прояснить степень и формы гоголевского влияния на литературу XX в. Именно эти проблемы были в центре внимания пленарной лекции Юрия Манна «Ирреальная реальность (Франц Кафка и Николай Гоголь)». В ней шла речь о соотношении поэтических миров этих писателей, о типологическом сходстве художественного пространства их произведений и принципов изображения существования человека в обездушенном лабиринте государственной машины. Доклад Райнера Грюбеля (Ольденбургский университет) «”Весь Гоголь... пошлость... в смысле содержания. И - гений по форме...”. Изобретение Николая Гоголя в критическом дискурсе Василия Розанова» был посвящен парадоксам восприятия личности и творчества Гоголя в критических статьях В. Розанова. О художественном, религиозном и физиологическом аспектах розановской рецепции Гоголя говорила в своем докладе Изабелла Малей (Вроцлавский университет).

Предметом выступления Карлы Со-ливетти (Римский университет III) «Диагноз: шизофрения» стал анализ метафорической проекции темы безумия мира в образе героя «Записок сумасшедшего». Тибор Бароти (Сегедский университет) в докладе «Судьба гоголевского сочетания “смеха” и “слез” в литературе начала XX столетия» рассмотрел указанный в названии мотив на материале украинской литературы от Т. Шевченко до десятых годов XX в. Каталин Сёке (Сегедский университет) сопоставила принципы художественной трансформации поэтики Гоголя Андреем Белым и А.М. Ремизовым в докладе «Пересказ и интертекстуальность. Два подхода к переосмыслению гоголевской традиции». О формах присутствия «гоголевского текста» в творчестве А. Блока шла речь в докладе Марии Дьёндьёши (Будапештский университет) «К теме ”Блок и Гоголь”». Выступление Ольги Табачниковой (Университет Бата, Великобритания) «Гоголь в интерпретации Льва Шестова» было посвящено анализу взглядов русского философа на роль Гоголя в метафизическом контексте русской литературы. В докладе Елены Каб-ковой и Ольги Стукаловой (Институт художественного образования РАО, Москва) «Всеобъемлющий Гоголь» были представлены результаты педагогического эксперимента, проведенного его авторами в московских гимназиях и школах. Он позволил выявить значительный интерес современных школьников, традиционно считающихся «нечитающими», к творчеству Гоголя и охарактеризовать специфику восприятия ими произведений писателя.

О судьбе творческого наследия Гоголя в Венгрии говорилось в докладах будапештских ученых - председателя оргкомитета конференции проф. Агнеш Дуккон «Из истории венгерского восприятия Гоголя (переводы и литературная критика)» и Виктории Лебович «Судьба украинских реалий в венгерском переводе “Тараса Бульбы”».

Алессандра Каттани (Университет Сас-сари, Италия) предложила в своем докладе «От Гоголя к Бахтину» прочитать повесть «Невский проспект» в свете идей русской герменевтики Вяч. Иванова и бахтинской теории карнавала. Поэтика «Невского проспекта» основана, по ее мнению, на столкновении карнавальных элементов гротеск-

ного реализма «Вечеров» с романтическим гротеском петербургских повестей.

Илона Киш (Будапештский университет), сопоставив пространственные модели повести «Рим» и романа «Мастер и Маргарита», проанализировала визуальный аспект гоголевской традиции в докладе «Гоголь и Воланд на крыше Дома Пашкова: совпадение точек зрения как поэтическая форма литературного влияния)». Ольга Купцова (ВГИК им. С.А. Герасимова) посвятила свой доклад «Ревизия “Ревизора” (принципы создания сценического текста по Н.В. Гоголю для спектакля Го-сТИМа 1926 г.» сценической интерпретации комедии Гоголя в знаменитом спектакле Вс. Мейерхольда. Дануше Кшицо-ва (Университет им. Масарика, Брно) в докладе «Гоголевское начало в поэтике и эстетике русского модернизма» остановила свое внимание на гоголевских мотивах в поэзии А. Белого и его романе «Серебряный голубь», а также сопоставила либретто и музыку оперы Д. Шостаковича «Нос» с повестью Гоголя.

Жужа Хетени (Будапештский университет) в докладе «Утраченная действительность: гротеск, абсурд, фантастика. Гоголевские образцы в XX веке», обозначив выделенные в заглавии характерные черты поэтики Гоголя, считает их общим знаменателем элиминирование реальности, т.е. отход от миметического принципа изображения действительности. В этом плане продолжением гоголевской традиции в прямом интертекстуальном смысле являются не только произведения Замятина, Вагинова, Зощенко, Платонова, Хармса, Синявского, Даниэля, Вен. Ерофеева и других писателей советской эпохи, но и современная постмодернистская проза Т. Толстой и В. Сорокина. Самого же Гоголя автор доклада, применяя к его творчеству сформулированные М. Эпштейном категории постмодернистской эстетики, называет предтечей литературы постмодернизма.

О характерном для русской эмигрантской литературы восприятии произведений Гоголя в апокалиптическом ракурсе шла речь в докладе Аркадия Гольден-берга (Волгоградский государственный педагогический университет) «Эсхатология Гоголя как предмет критической рефлексии литературы русского зарубежья». Выступление Анны Возьняк (Католический

Люблинский университет Иоанна Павла II) «Гоголь Абрама Терца, или Миф смерти и воскресения» было посвящено анализу книги А. Синявского «В тени Гоголя», которая, по мнению докладчицы, вписывается в богатую литературу XX в. на тему Гоголя и подобно другим произведениям, затрагивающим гоголевскую проблематику сквозь призму мифологизируюшей тенденции и модернистского ключа, отображает собственное видение Терцем творчества Гоголя и представляет сугубо «свой» образ писателя. Эта же книга А. Синявского стала предметом доклада «Трансформация образа Гоголя в постмодернистском тексте» Людмилы Сафроновой (Казахский национальный педагогический университет имени Абая). В нем исследовалось соотношение образов автора и его героя, которые в книге А. Терца, как полагает докладчица, наделены общими чертами и функциями постмодернистского трикстера.

Жужанна Калафатич (Будапештский университет) в докладе «”Пушкин и Гоголь -вот истинно двуглавый орел...”»: Постмодернистская интерпретация гоголевской традиции в прозе Е. Попова» проанализировала прозу писателя как современный вариант гоголевской смеховой традиции, переклички с которой вплоть до интертекстуальных связей отчетливо проявились в повести «Душа патриота». На трансцендентных аспектах набоковской рецепции творчества Гоголя остановился в своем докладе «Набоков читает Гоголя» йожа Дьёрдь (Дебреценский университет).

Завершили конференцию выступления участников докторской программы Будапештского университета. Милана Церяк (Сегедский университет) посвятила свой доклад ««Возвращение “блудного” князя. По повести Н. Гоголя “Рим”» анализу современных литературоведческих и философско-религиозных интерпретаций гоголевского произведения. В докладе Джузеппе Мусси (Университет Сассари) «От превращений персонажа - к ”персонажу-автору”. Влияние Гоголя в произведениях Бранкати и Ландольфи» речь шла о Гоголе и его героях как персонажах итальянской литературы XX в.

Следует отметить высокий уровень научных дискуссий и особенно активное участие в них ю.В. Манна, суждения и замечания которого играли стимулирующую роль при обсуждении проблем, затронутых

в докладах. В ходе конференции состоялась презентация новых книг о русской литературе, изданных под редакцией профессоров Лены Силард, Жужи Хетени при участии Анны Хан и Дениз Атанасовой-Соколовой в рамках докторской программы «Русская литература и культура между Востоком и Западом». Были представлены сборники научных статей о различных аспектах русской литературы и культуры, монографии о А. Ремизове, Б. Пастернаке, И. Бабеле, русско-еврейской литературе, а также переводы произведений современной русской литературы, выпущенные в последние годы венгерскими русистами. Они свидетельствуют, что Будапештский университет им. Лоранда Этвеша является одним из ведущих центров изучения русской литературы в Центральной Европе. Еще одним подтверждением этому стала конференция «Гоголь и XX век».

Самая представительная конференция второй половины юбилейного года была организована Институтом мировой литературы им. А.М. Горького РАН, Институтом русской литературы (Пушкинский Дом) РАН в содружестве с двумя крупнейшими петербургскими вузами - СПбГУ и РГПУ им. А.И. Герцена. Первый этап этого академического научного форума прошел 5 - 7 октября в Москве, второй - 8 -10 октября в Санкт-Петербурге. В его работе приняли участие около 80 ведущих исследователей гоголевского творчества из Германии, Израиля, Италии, Латвии, России, США, Украины, Франции, Хорватии, Эстонии. Тематическое многообразие докладов, в которых были затронуты практически все аспекты изучения творчества писателя - от текстологических до онтологических, позволило участникам конференции сосредоточить свои усилия на обсуждении ключевых проблем современного гоголеведения. Масштаб этого научного мероприятия требует отдельного обзора. Но уже сейчас представление об основных положениях и материалах докладов конференции дает книга, изданная к ее открытию: «юбилейная международная конференция, посвященная 200-летию со дня рождения н.в. гоголя. тезисы» (М.: ИМЛИ РАН, 2009. 176 с.). По итогам академического форума готовится к публикации сборник научных статей.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Гоголь сказал о Пушкине, что «это русский человек в его развитии, в каком он, может быть, явится чрез двести лет». Эти слова гения обращены к современным читателям русской классической литературы, для которых наступило время Гоголя.

в.и. шаховский

заповеди профессора ю.А. Сорокина (памяти лингвиста)

Юрий Александрович Сорокин. В беспросветной суете современной жизни он не очень был заметен для многих, особенно вдалеке от Москвы. Тому было много причин. Одна из них - он не рвался на передний край популярности в нашей науке, не расталкивал локтями лингвистические традиции, как правило, поддерживал всех, кто к нему обращался за советами, рецензиями, отзывами.

Держался незаметно и скромно. В ужасной тесноте кабинета сектора психолингвистики ИЯ РАН ему, как правило, не хватало места для консультаций. Поэтому прямо в проходе третьего этажа рядом с лестницей, на старом продавленном диване юрий Александрович консультировал своих и не своих аспирантов и приезжавших к нему со всей страны докторантов. Я много раз наблюдал все это сам и на цыпочках, боком проходил мимо этого дивана, так как для прохода там было сантиметров двадцать, показывая рукой, что я прохожу в кабинет и буду ждать его там, пока он не освободится. У меня много бесед было с юрием Александровичем устных, письменных. Особенно часто - по телефону.

Всегда и везде ровный голос, дружеские интонации: ни менторства, ни высокомерия, всегда участливость. Но и сердиться тоже мог. Особенно когда протаскивались слабые диссертации, и он не мог этому противостоять, а мог только не прийти на саму защиту, выразив тем самым протест.

В одном из своих писем он мне писал: «Исследовательские усилия - это поиск смысла не только для других, но и для себя, а также и понимание того, что этот

© Шаховский В.И., 2010