Научная статья на тему 'Главные ипостаси образа женщины-богатырки в эпосе тюркских народов Восточной Сибири'

Главные ипостаси образа женщины-богатырки в эпосе тюркских народов Восточной Сибири Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
510
115
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЭПИЧЕСКИЕ СКАЗАНИЯ / EPIC TALES / ИПОСТАСЬ ЖЕНЩИНЫ-БОГАТЫРКИ / THE HYPOSTASIS WOMEN BOGATYR / ОБОРОТНИЧЕСТВО / ВНЕШНИЙ ОБЛИК БОГАТЫРКИ / APPEARANCE BOGATYRKI / SHAPE-SHIFTING

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Данилова Анна Николаевна

В cтатье рассматриваются главные ипостаси образа женщин-богатырок в эпических сказаниях якутов, тувинцев, хакасов и алтайцев. В эпических текстах изображены разнообразные, интересные по характеру образы богатырок, воплотившие национальный идеал женщины. Женщины-богатырки предстают в самых разных ипостасях: птиц, различных зооморфных животных, мифических зверей, антропоморфного облика мужчины богатыря или другого человека.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The main guises of the image of powerful women in the epic of the turkic peoples of Eastern Sibiria

The main incarnation of the image of women bogatyr in epic legends of the Yakuts, Tuvinians, Khakasses and Altaians is discussed. The epic texts show a variety of interesting nature images of bohaterom, embodied the national ideal woman. Women bogatyr appear in various forms: birds, various zoomorphic animals, mythical creatures, anthropomorphic image of a male athlete or other person.

Текст научной работы на тему «Главные ипостаси образа женщины-богатырки в эпосе тюркских народов Восточной Сибири»

УДК 809 ББК 82.3-431

А.Н. Данилова

главные ипостаси образа женщины-богатырки

и _

В эпосе тюркских народов ВОСТОЧНОЙ СИБИРИ1

В статье рассматриваются главные ипостаси образа женщин-богатырок в эпических сказаниях якутов, тувинцев, хакасов и алтайцев. В эпических текстах изображены разнообразные, интересные по характеру образы богатырок, воплотившие национальный идеал женщины. Женщины-богатырки предстают в самых разных ипостасях: птиц, различных зооморфных животных, мифических зверей, антропоморфного облика мужчины богатыря или другого человека.

Ключевые слова: эпические сказания, ипостась женщины-богатырки, оборотничество, внешний облик богатырки.

A.N. Danilova

THE MAIN GUISES OF THE IMAGE OF POwERFUL wOMEN IN the EPIC OF the TURKIC PEOPLES OF EASTERN SIBIRIA

The main incarnation of the image of women bogatyr in epic legends of the Yakuts, Tuvinians, Khakasses and Altaians is discussed. The epic texts show a variety of interesting nature images of bohaterom, embodied the national ideal woman. Women bogatyr appear in various forms: birds, various zoomorphic animals, mythical creatures, anthropomorphic image of a male athlete or other person.

Key words: epic tales; the hypostasis women bogatyr; shape-shifting; appearance bogatyrki.

В эпических текстах многих народов широко известен образ женщины-богатырки, спасительницы мира людей и хранительницы семейного очага. В эпо-сах женщина-богатырка изображена как свободолюбивая, обладающая неимоверной силой девушка, защищающая не только себя, но и своих родных и близких от противостоящих им ханов и эпических чудовищ. [4, с. 76].

Главным в изучении образа женщины-богатырки, на наш взгляд, является ее ипостаси - изменение внешнего облика героини, ее превращение в разнообразные антропоморфные, зооморфные и орнитоморфные существа.

В современной отечественной науке вопрос сравнительно-сопоставительного изучения ипостасей образа женщины-богатырки представляет большой инте-

рес. У якутов эпос обозначается термином «олонхо», тувинцев - «тоол» [8, с. 17], хакасов - «алыптых нымах» [3, с. 10], алтайцев - «кай чёрчёк» [5, с. 12].

В нашей статье рассматриваются главные ипостаси образа женщины-богатырки в эпосе тюркских народов Восточной Сибири - якутов, тувинцев, алтайцев и хакасов на основе архивных (рукописных) и опубликованных эпических текстов. Это «Кыыс Дэбилийэ» Н.П. Бурнашева-Боодогос [7], «Кыыс Нюргун Бухатыыр» П.М. Оконешникова

[12], «Кыыс Бухатыыр» М.Н. Горохова

[13], тувинский эпос «Сказка о брате и сестре» [11], хакасский эпос «Ай Хуу-чин» [1], алтайский эпос «Очи Бала» [9].

В якутской фольклористике исследователи Г.У. Эргис [14] и И.В. Пухов [10] выдвинули гипотезу о том, что в эпосе об-

1 Работа выполнена при финансовой поддержке Гранта РГНФ № 15-14-14601 «Игра и образ в культуре тюркских народов Восточной Сибири (этнотеатроведческий аспект)».

разы женщин-богатырок с главной функцией воительницы восходят к матриархату. Характерной особенностью является то, что все основные действующие персонажи эпоса о женщинах-богатырках обладают способностью превращаться и тем самым принимать другой облик.

Так, в олонхо «Кыыс Дэбилийэ» Н.П. Бурнашева-Боодогос [7] дева богатырка Кыыс Дэбилийэ проживает одна в Среднем мире, владеет несметным богатством - огромным количеством конного скота. Для оказания помощи племени айыы она прибывает на поле битвы, принимая облик мифической птицы Ек-секю с тремя головами:

... Кыыс Дэбилийэ богатырка в трехглавого, с орлиным челом, величавого Ексекю-зверя

превратясь... [7, с. 205] Ее сестра, прибывшая из Верхнего мира богатырка Аан Ахталыйа превращается в птицу Орёл: ...Аан Ахталыйа,

с раздвоенным, как острога, хвостом, с широкими медными лапами, с пегими маховыми перьями, горбоносым орлом

оборотясь... [7, с. 20] Полагаем, что здесь животные символизируют богатырские и магические способности этих персонажей. Так, жители Верхнего мира представлены в образах мифических птиц: Ёксекю и Орёл. Так как Кыыс Дэбилийэ была сослана в Средний мир, и ее удел был ранее предопределен, она превращается в Ексекю, что означает ее богатырскую мощную силу. Деревянное чучело мифической птицы Ексе-кю якуты использовали во время обряда проводов духа и жертвенного животного на небо. В шаманской мифологии якутов великие шаманы представляют в образе матери-зверя «вксвку кыыл» (большая птица с клювом, с крючковатыми цепкими когтями и с хвостом длиной в три маховых сажени). Мать-зверь приходит во время рождения и при воспитании души шамана, позже возвращается (показывается) только при смерти шамана [6, с. 50-55].

Небесная богатырка Аан Ахталыйа принимает облик Орла, воспринимае-

мый как святой, почитаемый объект. Такой вид богатырка принимает тогда, когда выезжает на битву. Но в трудную минуту она ускользает из рук противника, обернувшись маленькой птичкой.

В другом рукописном тексте олонхо «Кыыс Нюргун Бухатыыр» [12] богатырка превращается в колонка, чтобы проникнуть в проход в Нижний мир, похожий на медвежью берлогу. Искусством оборотничества владеют все персонажи олонхо, которые ведут борьбу со своими противниками. Этот мифологический мотив придает особую яркость и остроту описанию поединков. Дар оборотни-чества помогает Кыыс Нюргун попасть в труднодоступный Нижний мир.

В эпических текстах богатырка выступает и в мужской ипостаси, принимая другой антропоморфный облик. Так, в олонхо «Кыыс Бухатыыр» [13] богатырка перед боевым походом принимает облик мужчины-богатыря, который описывается в традиционной для олонхо манере. В олонхо подробная портретная характеристика героини не встречается. Видимо, традиционный портрет мужчины-богатыря не подходит женщине-богатырке. Но как только она принимает облик богатыря, сразу же появляется описание внешнего облика, обычного для богатыря айыы.

В тувинском эпосе «Сказка о брате и сестре» [11] рассказывается о богатыре Бокту Кириш и его сестре Бора Шэлей. После внезапной смерти брата сестра принимает облик своего старшего брата и от его имени участвует в состязаниях женихов, добывает невесту-воскресительницу. И после этого она, превратившись в зайца, убегает. Аналогичный мотив встречается и в бурятском эпосе «Алам-жи Мэрген» [2], где сестра богатыря после добывания невесты-спасительницы, превратившись в изюбря, тоже убегает. Как отмечает исследователь тувинских сказаний С.М. Орус-оол: «...в сказании "Боктуг-Кириш и Бора-Шэлей" создан образ умной, находчивой, смелой девушки, которая из-за любви к погибшему брату совершает богатырские подвиги. Бора-Шэлей - меткий стрелок, отличная наездница, воинственная богатырка» [8, с. 26].

а о

2 н

О) о о с т

н

¡5

о ю

Ъ

X

в

X

ф

* 5

® 5 8| О. ^ ЮО

^ О О X

го т

ье

о о с о 1Ш О) ш 5 О X Ч ш О ГО О.

££

го ш о

с; ^

х

го

а:

и: <

В хакасском эпосе «Ай Хуучин» [1] старшая сестра дева-богатырка Хыс Хан только после смерти принимает свой настоящий облик. Это - отражение древнего мотива безбрачия девы-богатырки, рожденной только для ратных дел. В данном эпосе она не по обычаю, а по своему решению самоотверженно отказывается от личной жизни во имя защиты родного чурта и воспитания младшего брата - ее наследника. Хыс Хан пожизненно носит маску (ее называют «страшноликой Хыс Хан») чтобы не посватались женихи. И при этом изменяет даже свое собственное имя на Хыс Хан (букв. девушка правитель), а ее настоящее имя - Ай-Чарых-Хыс. Хыс Хан наделена также особым даром - она ясновидящая, всеслышащая, мудрая женщина, что относится к древнему слою эпоса - к мифам о мудрейших прародительницах.

Главная героиня дева-богатырка Ай Хуучин во время битвы превращается в птицу-кукушку и улетает прочь с поля битвы. В хакасском эпосе птица-кукушка занимает определенное место. Это отражено в эпизоде, где описывается, как хоронят старшую сестру Хыс Хан на том месте, где закукует чистоголосая птица-кукушка. Она дает знать о тайном местонахождении родовой усыпальницы представителей знатного рода, к которому принадлежит Хыс Хан, Хан Мирген, а также родители-кони и сама Ай Хуучин. Возможно, образ этой птицы восходит к дошаманистской мифологии хакасов -к тотемистическим воззрениям.

В алтайском эпосе «Очи-Бала» [9] дева богатырка Очи-Бала выступает как настоящая «амазонка». Она, как и хакасские богатырки, стремится к свободе, живет самостоятельно, занимаясь охотой. Но она сохраняет и сугубо женские черты - она мастерица, шьет разнообразную одежду, обладает особенным даром петь проникновенные песни, отличается необычайной красотой. Когда Очи-Бала приезжает во владения Кан-Таадьи-Бия, предусмотрительная богатырка прибегает к разумной хитрости. Это описывается так:

Очи-Бала, дева,

Ласковой смуглой девушкой

С девятью косичками Предстала... [9, с. 227] Так, обернувшись послушной девушкой-служанкой, она спаивает Кан-Таадьи-Бия, т.е. лишает его фантастической силы. После этого она его легко побеждает. Будучи бесстрашной воительницей и обладая неукротимым характером, Очи-Бала не допускает и мысли о том, чтобы обидеть кого-то, а тем более напасть на беззащитные племена, ограбить и разорить их богатство. Но она беспощадна к тем, кто ее обидел.

В сопоставлении отметим, что ипостась образа девушки «сестры-спасительница» представлена в эпосе монгольских народов - бурятского улиге-ра. Так, в эпосе «Аламжи Мэргэн» [2] сестра Агуй Гохон едет добывать для умершего брата деву-воскресительницу Булад-Хурай. В дальней дороге Агуй Гохон едет очень быстро, превратившись в разных зверей. Это описывается так: Она превратила в кремень Стройного солового коня И в карман засунула. Осталась она одна, Сама обернулась Рыжей лисицей. И днем бежит, И ночью трусит Стало ей тяжело Дальше бежать, Сивым волком она обернулась, Хозяином дремучих лесов. И днем бежит, И ночью мчится. Еще труднее ей стало Свой путь продолжать: Черным вороном она обернулась, С карканьем полетела дальше, Летит, задевая верхушки. [2, с. 177] Как видно из примера, Агуй Гохон, чтобы быстрее доехать до места проживания спасительницы своего брата, превращается в самых быстрых зверей и птиц.

Таким образом, главными ипостасями образа женщины-богатырки является - птица, разные зооморфные животные, мифические звери, антропоморфный облик богатыря или другого человека. Эпические героини наделены

сверхъестественной силой, принимают чужой облик, т.е. принимают разные ипостаси. Считаем, что женщины-богатырки в эпических сказаниях якутов, тувинцев, хакасов и алтайцев к превращению обра-

щаются только в крайних случаях, когда спасают своего близкого человека или скрываются от преследований, усыпляют бдительность противника, а также для быстрого прибытия к месту поединка.

Библиографический список

1. Ай Хуучин: Хакасский героический эпос [Текст] / Запись и подгот. текста, пер., вступ. ст., примеч. и коммент., прил. В.Е. Майногашевой. - Новосибирск: Наука, 1997. - 479 с. - (Памятники фольклора народов Сибири и Дальнего Востока; Т. 16).

2. Аламжи Мэргэн: Бурятский героический эпос [Текст] / вступ. ст., подгот. текстов, пер. и коммент. М.И. Тулохонова; ред. перевода: С.П. Рожнова, А.Б. Соктоев; музыковедческая ст.: Д.С. Дугаро-ва, Ю.И. Шейкина; нотные записи Д.С. Дугарова; фотоиллюстрации В.Т. Новикова; отв. ред. тома А.Б. Соктоев; ред. изд-ва М.А. Лапшина. - Новосибирск: Наука, 1991. - 312 с. - (Памятники фольклора народов Сибири и Дальнего Востока).

3. Бутанаев, В.Я. Мир хонгорского (хакасского) фольклора [Текст] / В.Я. Бутанаев, И.И. Бута-наева. - Абакан, 2008. - 376 с.

4. Данилова, А.Н. Образ женщины-богатырки в якутском олонхо [Текст] / А.Н. Данилова. - Новосибирск: Наука, 2014. - 166 с.

5. Каташев, С.М. Алтайский героический эпос [Текст] / С.М. Каташев // Алтайские героические сказания. - Новосибирск: Наука, 1997. - С. 11-46. - (Памятники фольклора народов Сибири и Дальнего Востока).

6. Ксенофонтов, Г.В. Шаманизм: Избранные труды (публ. 1928-1929 гг.) [Текст] / Г.В. Ксенофон-тов. - М.: Север-Юг, 1992. - 318 с.

7. Кыыс, Дэбилийэ: Якутский героический эпос [Текст] / вступ. ст., примеч. и коммент., прил. Н.В.Емельянова, В.Т. Петрова, отв. ред. С.Ю. Неклюдов. - Новосибирск: Наука, 1993. - 330 с. - (Памятники фольклора народов Сибири и Дальнего Востока).

8. Орус-оол, С.М. Тувинские героические сказания [Текст] / С.М. Орус-оол // Тувинские героические сказания. - Новосибирск: Наука, 1997. - С. 10-38. - (Памятники фольклора народов Сибири и Дальнего Востока).

9. Очи-Бала: Алтайский героический эпос [Текст] / запись З.С. Казагачевой, С.М. Каташева; пер. текстов, статьи о сказителях, примечания, комментарии, словарь, указатели имен и топонимов З.С. Казагачевой; вступ. ст. С.М. Каташева; Музыковедческая ст. и нотные записи Ю.И. Шейки-на, В.С. Никифоровой // Алтайские героические сказания: Очи-Бала; Кан-Алтын. - Новосибирск: Наука; Сибирское издательско-полиграфическое и книготорговое предприятие РАН, 1997. - Т. 15. -С. 82-296. - (Памятники фольклора народов Сибири и Дальнего Востока).

10. Пухов, И.В. Якутские олонхо [Текст] / И.В. Пухов, Г.У. Эргис // Строптивый Кулун Куллу-стуур: якутское олонхо. - М.: Наука. - С. 544-578.

11. Рукопись «Сказка о брате и сестре». Сказитель Иргит Чарынчык [Текст] // Архив Тувинского научно-исследовательского ин-та языка, литературы и истории. Рукописи тувинского фольклора Том 52, д. 228.

12. Рукопись «Кыыс Нюргун Бухатыыр». Сказитель П.М. Оконешников из Мугудайского наслега Чурапчинского улуса, 1935 г. [Текст] / / Архив Рукописного отдела ИГИиПМНС . - Ф.5. -Оп. 7. - Ед. хр. 55.

13. Рукопись «Кыыс Бухатыыр». Сказитель М.Н. Горохов из Верхоянского улуса 1940 г. [Текст] // Архив Рукописного отдела ИГИиПМНС . - Ф. 5. - Оп.7. - Ед. хр. 42.

14. Эргис, Г.У. Очерки по якутскому фольклору [Текст] / Г.У. Эргис. - М.: Наука, 1974. - 181 с.

о

2 I-

0) о о с т

н

¡5

о ю

Ъ

X

в

X

ф

* 5

® 5 8| О. ^ ЮО

^ О О X

го т

ье

о о

с о 1Ш

О) ш

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5 О

X Ч

ш О

ГО О. ££

References

1. AI Khouchin: Khakas heroic epos. Novosibirsk: Nauka, 1997. P. 479. Pamiatniki folklore narodov Sibiri iDalnego Vostoka. [in Russian].

2. Alami Mergen: the Buryat heroic epos. Novosibirsk: Nauka, 1991. P. 312. Pamiatniki folklore narodov Sibiri iDalnego Vostoka. [in Russian].

3. Butanaev V.Y., Butanaeva I.I. World Bayanhongor (Khakas) folklore. Abakan, 2008. - P. 376. [in Russian].

4. Danilov A.N. The image of the woman-bogatyrki in Yakut Olonkho. Novosibirsk: Nauka, 2014. P.166. [in Russian].

5. Katsev S.M. Altay heroic epos. Altai heroic legends. Pamiatniki folklore narocbv Sibiri i Dalnego Vostoka. Novosibirsk: Nauka, 1997. P. 11-46. [in Russian].

6. Ksenofontov G.V. Shamanism: Selected works (publ. 1928-1929). M.: North-South, 1992. P. 318. [in Russian].

7. Kyys debiliie: Yakut heroic epos. Novosibirsk: Science, 1993. P. 330. Pamiatniki folklore narodov Sibiri i Dalnego Vostoka. [in Russian].

8. Orus-ool S.M. Tuvinian heroic legends. Tuvinian heroic legends. Novosibirsk: Nauka, 1997. P. 10-38. Pamiatniki folklore narodov Sibiri i Dalnego Vostoka. [in Russian].

9. Ochi-Bala: Altay heroic epos. Novosibirsk: Nauka, 1997. P. 668. Monuments of folklore of peoples of Sibiria and the Far East. [in Russian].

10. Pukhov I.V., Ergis G.U. Yakut Olonkho. Obstinate Kulun Kullustuur: Yakut Olonkho. M.: Science, P. 544-578. [in Russian].

11. The manuscript of "the Tale of the brother and sister" the narrator of Irgit Chrinic. Archive Tuvan research Institute of language, literature and history. Manuscripts of Tuvan folklore, Volume 52. D. 228. [in Russian].

12. The manuscript of "Kyys Nyurgun Bohatier" narrator P. M. Okoneshnikov Mogadiscio nasleg of Churapchinsky ulus, 1935. The archives of the Manuscript Department Equipment F. 5. Op.7. Ed. Chr. 55. [in Russian].

13. The Manuscript Of "Kyys Bohatier" Storyteller M. N. Gorokhov from the Verkhoyansk ulus 1940. Archive Manuscript Department Equipment F. 5. Op.7. Ed.Chr. 42. [in Russian].

15. Ergis G.U. Essays on Yakut folklore. M.: Nauka, 1974. P. 181. [in Russian].

Сведения об авторе: Данилова Анна Николаевна,

кандидат филологических наук, научный сотрудник, сектор якутского фольклора,

Институт гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера Сибирского отделения Российской академии наук, г. Якутск, Российская Федерация. Ктай: danilova.aanchyk@yandex.ru

Information about the author: Danilova Anna Nikolaevna,

Candidate of Sciences (Philology), Researcher, Yakut folklore, Institute of Humanitarian Researches and Problems of Smaller Peoples of the North, Sibirian branch

of the Russian Academy of Sciences Yakutsk, Russia

E-mail: danilova.aanchyk@yandex.ru

0 с; s x го d

1

<

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.