Научная статья на тему 'Гендерные интересы в современной российской культурной реальности'

Гендерные интересы в современной российской культурной реальности Текст научной статьи по специальности «Социология»

CC BY
76
22
Поделиться
Ключевые слова
ГЕНДЕРНЫЕ ИНТЕРЕСЫ / ЖЕНЩИНЫ В БИЗНЕСЕ / ГЕНДЕР И АРМИЯ / ГЕНДЕРНАЯ СПЕЦИФИКА ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА / GENDER INTERESTS / WOMEN IN BUSINESS / GENDER AND ARMY / GENDER SUBSTANTIATION OF JURISPRUDENCE

Аннотация научной статьи по социологии, автор научной работы — Гертнер Светлана Леонидовна, Китов Юрий Валентинович

Статья посвящена изучению сущности, генезиса и особенностям функционирования гендерных интересов в современном мире. Делается вывод об определяющей, но мало осознаваемой роли гендерных интересов в традициях, законодательстве, армейской службе, бизнесе современной России. Даны примеры из зарубежной современной истории, помогающие оттенить российскую специфику гендерных интересов с позиции сравнения.The article devoted to the analysis of gender interests in various spheres of Russian reality. Determination by gender interests of Russian business, law and army are considered as the main realms where such interests could be traced. The examples of the function of gender interests in the West are used to emphasize the issue.

Текст научной работы на тему «Гендерные интересы в современной российской культурной реальности»



ISSN 1997-0803 ♦ Вестник МГУКИ ♦ 2013 ♦ 2 (52) март-апрель ^

предпринимателей», «Конфедерация деловых женщин» и др.

Гендерные проблемы также занимают внимание женского движения в России, однако они рассматриваются в контексте прав человека, правозащитной деятельности женщин. В отличие от ряда современных феминистских организаций на Западе, российские женские организации нацелены в большей степени на утверждение принципов социального партнерства, соучастия в решении острых социальных проблем (насилия,

наркомании, детской беспризорности и др.), подготовки и реализации государственных программ по решению демографических задач, поддержки молодой семьи, борьбы с коррупцией и др.

Женское движение в России накопило значительный опыт, который может быть полезен там, где женские движения больше ориентированы на достижение статуса женщины как равноправного субъекта общественных отношений, их активного участия в решении насущных социально-политических проблем.

Примечания

1. Соммерс К, Палья К. Как далеко ушёл феминизм [Электронный ресурс] / К. Соммерс, К. Палья. — Режим доступа: <http://menalmanah.narod.ru/fvf/wentfem.html>

2. Соммерс, К.Феминизм в цифрах [Электронный ресурс] / К. Соммерс. — Режим доступа: <Ы^р:// menalmanah.narod.ru/figure.html>

3. Феминизм [Электронный ресурс]. — Режим доступа: <http://ru.wikipedia.org/ wiki/%D4%E5%EC%E8%ED%E8%E7%EC>

4. Шиффер, Р. Феминизм, благородная ложь [Электронный ресурс] / Р. Шиффер. — Режим доступа: <Ы^р:// menalmanah.narod.ru/mw/ noblelie.html>

'ендерные ИНТЕРЕСЫ , СОВРЕМЕННОЙ

РОССИЙСКОЙ КУЛЬТУРНОЙ РЕАЛЬНОСТИ

УДК 008:1-027.21

С. Л. Гертнер, Ю. В. Китов

Московский государственный университет культуры и искусств

Статья посвящена изучению сущности, генезиса и особенностям функционирования гендерных интересов в современном мире. Делается вывод об определяющей, но мало осознаваемой роли гендерных интересов в традициях, законодательстве, армейской службе, бизнесе современной России. Даны примеры из зарубежной современной истории, помогающие оттенить российскую специфику гендерных интересов с позиции сравнения.

Ключевые слова: гендерные интересы, женщины в бизнесе, гендер и армия, гендерная специфика законодательства

The article devoted to the analysis of gender interests in various spheres of Russian reality. Determination by gender interests of Russian business, law and army are considered as the main realms where such interests could be traced. The examples of the function of gender interests in the West are used to emphasize the issue.

Keywords: gender interests, women in business, gender and army, gender substantiation of jurisprudence 80 1997-0803 ВЕСТНИК МГУКИ 2 (52) март-апрель 2013 80-85

^ Теория и история культуры

Одной из отличительных особенностей спекулятивного мышления, укоренившегося в Восточной Европе со времени падения коммунизма и разрушения Советского Союза, является повсеместное употребление, будь то политическая программа, экономический проект или научное сообщение, термина «интерес». Такое внимание к этому, казалось бы, незначительному термину, куда менее звучному нежели «глобализация» или «инноватизация», тем не менее отражает важный феномен — смену парадигмы мышления, произошедшую как результат комплекса социально-экономических и социокультурных изменений. Ушедшая в прошлое советская реальность не только оперировала иными понятиями, такими как «плановая экономика», «бесклассовое общество», «социалистическая федеративность», но и предполагала иную мыслительную парадигму, которая в ряду других почти мистически строилась на том, что сегодня можно было бы назвать в кантовской терминологии «незаинтересованностью». Именно в рамках этого термина можно объяснить систему мышления и деятельности, то есть парадиг-му1, которая предполагала в области международных отношений — безвозмездную помощь братским социалистическим странам, в области внутрисоюзных — перекачку средств и ресурсов из развитых республик развивающимся, в области межличностных отношений — вначале решение проблем другого как условие решения собственных проблем. Незаинтересованность в данной парадигме находила апофеоз в известном выражении о приоритете общественных интересов над интересами личности и приоритете интересов государственных над интересами граждан. Утопичность проекта, основанного на такой парадигме, состояла в том, что в терминологии К. Маркса можно назвать «отчуждением». Однако если великий фи-

1 Поскольку существует ряд определений того, что следует понимать под парадигмой, данных в зависимости от исследовательских приоритетов того или иного ученого, мы прибегаем к наиболее доступному и распространенному определению, помещенному в вебстеровском словаре, которое может прочитать любой, имеющий доступ в Интернет http://www.m-w.com/ cgi-bin/dictionary.

лософ применял термин для характеристики капиталистического способа производства, отчуждающего наемного рабочего от продуктов его труда вследствие невозможности распоряжения его результатами, то в случае с социалистическим способом производства, рассматриваемым со стороны интересов, термин «отчуждение» можно применить для характеристики деятельности, оторванной от детерминирующих ее интересов. Нельзя ожидать заинтересованности субъекта в процессе деятельности, в основе которой лежит незаинтересованное (то есть исключающее интерес субъекта, а значит, и его самого) побуждение к этой деятельности. Естественно, что искусственность мыслительной парадигмы, на базе которой возникало отчуждение, проявилась достаточно рано, так как в реальности довольно сложно было найти критическую массу поддерживающих ее на протяжении длительного времени субъектов. Это, в свою очередь, приводило к тому, что советская элита понимала абсурдность ситуации, в которой прикладываемые в любой области деятельности усилия шли, по определению, только на пользу другого субъекта (друга, товарища, брата), либо эфемерного абстрактного субъекта (государства, которое, по теории, должно было вскоре отмереть). Отсюда понятны усилия сторонников этой парадигмы — как можно скорее обзавестись субъектом без интересов — «новым человеком», так как без такого субъекта построение коммунизма уж точно не представлялось реальным.

Современный капитализм расставил все на свои места, вернув каждому субъекту его интересы как условие вовлечения в любую деятельность, правда, иногда, к сожалению, особенно в Восточной Европе, гипертрофировав внимание к ним, — как в случае с современным российским бизнесом, когда его представители, преследуя свои интересы, не только не вспоминают больше об общественных, но и не останавливаются в выборе средств, если на пути их реализации вдруг обнаруживаются конкуренты. Вместе с тем либерализация общественной жизни позво-

$

81

ISSN 1997-0803 ♦ Вестник МГУКИ ♦ 2013 ♦ 2 (52) март-апрель ^

лила увидеть действие интересов в сферах, ранее мало доступных как для общественного внимания, так и для научного исследования. Это касается и сферы гендерных отношений. Поскольку проблема гендера находит сегодня выражение в женских и гендерных движениях и исследованиях, то и рассмотрим их с точки зрения того, как в них представлены интересы, каких субъектов и какие это интересы по своему существу.

Актуальность изучения женских и гендер-ных интересов объясняется ролью, которую играют половые различия в современной мировой и российской политике, экономике и культуре. Не нужно проводить развернутых исследований для того, чтобы заметить, что среди представителей исполнительной и законодательной власти в любой из современных стран большинство составляют мужчины. Верхние ступени в области бизнеса также принадлежат мужчинам, а в лексике многих языков присутствует выражение «женские профессии». Объяснить этот факт имплицитными характеристиками политики и бизнеса не представляется возможным, так как специфика этих видов деятельности не предполагает мужчину как единственного субъекта их осуществления. Например, если за мужчиной закрепить качества решительности в принятии решения, стойкости позиции в случае несогласия с оппонентами или последовательности в осуществлении принятого решения, то есть качества, необходимые для политика или бизнесмена, то трудно предположить, что ими не обладает и женщина. Точно так же, что такие «типично женские» качества, как манипулирование или очаровывание соперника, не следует искать у мужчин-политиков и бизнесменов.

Данное обстоятельство заставляет нас признать, что за общественным явлением ограниченной представленности женщин в ряде сфер общественной жизни и деятельности следует искать не только профессиональные, то есть диктуемые требованиями профессии характеристики, но и выходящие за рамки профессии интересы. К качествам женщин, которые аккумулировались

во времени как недостаточные для управления людьми или нормального ведения бизнеса, приписывались физическая слабость, концентрация на семье как единичной ячейке общества, где женщина более органично реализовывает свои функции, и др. Накапливаясь исторически, данные качества «закрывали» женщинам вход во властные слои управления обществом или в значимые экономические структуры. Вместе с тем, несмотря на то, что современное общество не требует более от тех, кого оно наделяет властью, использования физической силы при решении политических или экономических вопросов, а «кулачные бои», возникающие в законодательном собрании той или иной страны, воспринимаются скорее не как проявление политической воли и мужественности, а как отсутствие культуры, женщин, тем не менее, в этих органах власти прибавляется незначительно. Более того, не только прошлая, но и современная история время от времени фиксирует факты проявления интересов маскулинности под, казалось бы, благообразным предлогом.

Наиболее разительным в недавней российской истории фактом было стремление новых реформаторов Е. Гайдара, А.Чубайса, Г. Попова и др., рисовавших в воображении российских граждан новое светлое будущее, к ограничению в нем роли интересов не только люмпенов, но и женщин как безусловному условию процветания. Ограничение интересов первых, как противников богатства по определению, планировалось осуществить путем создания противостоящего им класса собственников, в чем виделась цель политической борьбы. Ограничение политических и экономических интересов вторых осуществлялось «мирным путем», на основании целесообразности использования женского труда в других, более «подходящих» для него областях деятельности. Так, в общественное сознание внедрялась, казалось бы, безобидная мысль, что если бы мужчина получал побольше, а женщина работала поменьше, то в обществе возобладала бы социальная справедливость. Нужно сказать,

$

82

^ Теория и история культуры

что призыв новых реформаторов нашел отклик в массовом сознании жителей бывшего Советского Союза, которые вне зависимости от своего социального положения при обращении к прошлому ассоциировали себя в большинстве случаев с высшим общественным классом, потому как, хотя они и читали о тяжелой жизни тех, в чьих руках находилась «дубина народной войны», но даже в школьных сочинениях проявляли заинтересованность к более близким им образам Наташи Ростовой или Андрея Болконского. Видимо, не в последнюю очередь по этой причине никто не обратил внимания на то обстоятельство, что все общество не может состоять из собственников, кто-то должен быть и наемным рабочим, служащим и т.д., то есть тем, чей труд подлежит эксплуатации. В отношении роли женщин в общественной жизни проблема выглядела еще более безобидной. Кому из женщин не хотелось уйти домой пораньше и уделить больше внимания если не дому, мужу и детям, то хотя бы себе?! Никто не предполагал, что идущее Ф на смену разваливавшемуся социализму ка-

питалистическое общество снимет ограничения на пути использования не только частной собственности, но и интересов. Что оно будет не только предъявлять повышенные требования к соискателям работы, но и вовлекать в процесс отбора комплекс интересов субъекта выбора, гендерных в частности. Поскольку новая элита состояла в основном из мужчин, то это обстоятельство поставило женщин в условия вдвойне зависимые. Во-первых, от профессии, поскольку так называемые женские профессии (учителя, врачи и т.д.) относятся в современной России к тем, оплата труда в которых, по определению, отодвигает человека за черту бедности. Во-вторых, от гендерных предпочтений наиболее распространенного работодателя, то есть от необходимости соответствовать образу, рисуемому воображением мужчин.

Иными словами, не только далекие исторические факты или аномальные, с точки зрения модернизированного общества, культурные традиции (например, афганских та-

либов) ставят современную женщину в зависимое положение, но и интересы субъектов власти (в подавляющем большинстве мужчин), формирующие общественное мнение и даже влияющие на принятие законов, регулирующих взаимоотношения людей в современном обществе.

Отмеченная выше тенденция характерна не только для российского общества. Например, общественное мнение в современной Западной Германии вполне нормально реагирует на то, что женщина и мужчина, занимающие одинаковые должности, получают неодинаковую зарплату (женщина меньше), а законодательство современной Южной Кореи не дает возможности принять корейское гражданство иностранцу, за которого вышла замуж гражданка этого государства. Картину можно дополнить рассказами о корпоративной морали некоторых американских компаний, в которых женщинам приходится не только слушать, но и рассказывать анекдоты о женщинах для того, чтобы соответствовать интересам, разделяемым в кругу признанных деловых людей. Подобно тому, как упоминаемая в американской печати одиозная фигура — афроамери-канец О.Дж. Симсон — должен был терпеть и смеяться над анекдотами о черных, чтобы быть принятым в высшие слои общества, состоящего из белых людей.

Все это является свидетельством того, что движения женщин за свои права не являются пустой формой проявления избыточной активности некоторых представительниц «слабого пола», а следовательно, и тендерные исследования являются значимой формой изучения и характеристики интересов, составляющих сущность гендерных проблем современной действительности.

Действительно, гендер в качестве проблемы воспринимается только тогда, когда удается выйти за пределы традиционно существующего взгляда на разделение функций между полами, которое порою кажется не продуктом общественных отношений, а чем-то их изначально определяющим. Вместе с тем, если этого не делать, а окунуться в дей-

$

83

ISSN 1997-0203 ♦ Вестник МГУКИ ♦ 2013 ♦ 2 (52) март-апрель ^

ствующие в современном обществе процессы социализации и инкультурации, можно и не заметить, например, проявления интересов, ведущих к гендерной сегрегации, а, замечая, спокойно их воспринимать. Скажем, в виде традиционно существующей гендер-ной асимметрии. Ведь здравому смыслу современного человека не противоречит то обстоятельство, что отпуск по уходу за ребенком дается женщинам, а всеобщая воинская повинность касается только мужчин. При этом и первое, и второе проявление гендер-ной асимметрии имеет даже законодательное закрепление. Первое — в КЗОТе, второе — в Конституции. И если и идут споры, затрагивающие данные явления, то по поводу не их права на существование, а сроков, механизма и областей применения. Например, сколько женщине можно находиться в отпуске, и какие категории мужчин могут исполнять свой долг, не беря в руки оружия. Однако факты свидетельствуют, что мужчины могут вполне нормально ухаживать за детьми, а женщины — служить в армии. Если это действительно так, то сущность гендер-ных интересов задается не столько принадлежностью к определенному полу, то есть биологически, сколько функциями, к реализации которых стремятся определенные субъекты вне зависимости от биологии пола, то есть культурно. Вместе с тем культурная сущность гендерных интересов — утверждение не только новое, но и необычное, а потому нуждающееся в более обстоятельном рассмотрении и поиске доказательств.

Рассмотрим некоторые гипотетические ситуации выбора работников, осуществляемого президентом фирмы — мужчиной, у которого имеются вакансии грузчика, сборщика микросхем и менеджера (зама) по персоналу. Следует при этом предположить, что все назначения в данной фирме производятся именно президентом. Если на первые две вакансии приглашаются соответственно мужчина и женщина, то можно заключить, что на выбор президента в данном случае оказывают влияние экономические интересы. Такой вывод вытекает из требований про-

фессии. Работа грузчика связана, как правило, с тяжелыми физическими нагрузками, и ее, по определению, лучше выполнит мужчина. Работа сборщика микросхем требует не только внимательности и кропотливости, но и в ряде случаев высокой чувствительности пальцев, которой, по определению, обладает женщина. В профессиональной компьютерной печати не раз отмечалось, что руководители западных компьютерных корпораций, выносящих сборку своей продукции в Малайзию, Сингапур, Тайвань, Таиланд, стремятся не только уменьшить издержки производства, но и получить в избытке рабочую силу — молодых девушек и женщин. В ряде исследований и на практике было установлено, что девушки и женщины до 20-летнего возраста обладают повышенной тактильной чувствительностью, что делает их незаменимыми при сборке мельчайших деталей высокоточной электроники.

Таким образом, в интересах мужчины-президента, осуществившего вышеприведенный выбор, гендерный компонент не представлен. Не будем же мы утверждать, что принятие экономически верного решения — прерогатива мужчин. Поэтому, основываясь на данных фактах, не представляется возможным суждение о природе гендерных интересов.

С заполнением вакансии менеджера по персоналу возможность включения в процесс выбора гендерного интереса может оказаться вполне реальной. Например, при прочих равных качествах соискателей — уровня образования, опыта работы — мужчина-президент отдает предпочтение мужчине. В этом случае с известной долей допущения можно утверждать, что президенту более комфортно в компании мужчин, так как менеджер по персоналу вхож в президентский совет и, следовательно, будет сопровождать президента в поездках и на переговорах, возможно, на отдыхе и даже в пикантных ситуациях, например, в ситуации чрезмерного употребления спиртного или посещения ночного клуба, где присутствие женщины нежелательно. Следовательно, на выбор в дан-

$

84

ф

ГИЛ

^ Теория и история культуры

ном случае будет влиять облаченная в интересы профессиональная и бытовая культура руководителя компании.

Выбор женщины для заполнения вакансии, если исключить обычно возникающие в таких случаях подозрения в адюльтере, будет сулить обретение работника, обладающего набором «традиционно женских» качеств — способности манипулирования, очаровывания потенциального партнера, а значит, будет направлен на экономический эффект. Однако нельзя исключить и другие моменты, например,

комфортности работы в женском окружении, истоки которой вновь следует искать в культурных предпочтениях выбирающего.

Как видим, и в первом, и во втором случае в структуру интересов по выбору, когда включается элемент гендерного предпочтения, возникает определенный культурный план. Более того, при исключении адюльтера и экономической целесообразности, в конечном счете именно культурный план оказывается главным критерием отбора претендентов.

ЗнАЧЕНИЕ ЕВРОПЕЙСКОГО ОПЫТА ДЛЯ ФОРМИРОВАНИЯ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В КАЗАХСТАНЕ

УДК 323.2

Б. М. Ирисметов

Южно-Казахстанский Государственный университет им.М. Ауезова (Республика Казахстан)

Статья посвящена опыту европейского сообщества в хронологической ретроспективе и процессу создания гражданского общества в этих странах. Особенности политических реалий сложившихся в Европе принципиально важны для Казахстана и соседей по региону. Одним из позитивных факторов европейского опыта стало увеличение среднего уровня политической компетенции, другим — увеличение значимости постматериальных ценностей, придающих значение свободе самовыражения, а нечисто физической и экономической безопасности.

Ключевые слова: гражданское общество, партии, ассоциации, страны Европы, институционализа-ция, постматериальные ценности.

This article devoted to the experience of European Community in chronologicalretrospective andthe pro-cessof creating a civilsociety in thesecountries.European experience in political sphere is fundamentallyim-portant for Kazakhstanandits neighboring countries. Oneof the positive factorsof the European experience-was an increase of political competence on average level, others — an increase post-material values that giving weight to the freedom of expression, and not only to the physical and economic security.

Keywords: Civil society, political parties and associations, European countries, institutionalization, and post-material values.

1997-0803 ВЕСТНИК МГУКИ 2 (52) март-апрель 2013 85-88 85