Научная статья на тему 'Фразеологическая единица в грамматическом строе языка'

Фразеологическая единица в грамматическом строе языка Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
1045
173
Поделиться
Ключевые слова
РУССКИЙ ЯЗЫК / ГРАММАТИКА / ЧАСТИ РЕЧИ / ЛЕКСИКО-ГРАММАТИЧЕСКИЕ РАЗРЯДЫ ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ / ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКАЯ ДЕРИВАЦИЯ / СИНТАКСИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ / СЛОВОСОЧЕТАНИЕ / ФРАЗЕОЛЕКСИЧЕСКОЕ СОЧЕТАНИЕ / ТРАНСФОРМАЦИЯ ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ / PHRASEOLOGICAL UNITS'S TRANSFORMATION

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Хуснутдинов Арсен Александрович

В статье обобщаются основные результаты исследования грамматических свойств фразеологической единицы в русской фразеологической науке и обосновывается положение о том, что фразеология должна описываться не только как часть словарного состава языка, но и как особая область его грамматики. Необходимость такого описания определяется тем, что фразеологическая единица в грамматическом строе языка проявляет себя несколько иначе, чем слово, что обусловлено спецификой формы и содержания слова и фразеологизма как особых единиц языка. Это свидетельствует о том, что единый для языка грамматический строй по-разному проявляется в лексической и фразеологической системах. Обзор научных исследований, посвященных описанию грамматических свойств фразеологизмов, показывает отчетливо выраженное своеобразие грамматики фразеологической единицы как в целом, так и во всех ее звеньях: в системе лексико-грамматических разрядов фразеологических единиц, которая не обнаруживает полной соотносительности с системой частей речи, в наборе и проявлении грамматических категорий и синтаксических моделей фразеолексических сочетаний у единиц разных разрядов, в специфике деривационных процессов в сфере фразеологии и т. д. Вместе с тем, прослеживается и соотносительность фразеологизма и слова в указанном аспекте: можно совершенно определенно говорить о морфологии слова и морфологии фразеологической единицы, синтаксисе слова и синтаксисе фразеологической единицы, словообразовании и «фразообразовании» (фразеологической деривации). Общий вывод автора: фразеологическая единица обнаруживает свое присутствие в языковой системе во всех ее звеньях и на всех уровнях, подчиняясь общим законам языка и сохраняя свое своеобразие.

Phraseological unit i n grammatical structure of language

The main results of the study of grammatical properties of phraseological units in Russian phraseological science are justified and provision stating that the phraseology should be described not only as part of the vocabulary of the language, but also as a special area of its grammar are summarized in the article. The necessity of such a description is determined by the fact that phraseological units in grammatical structure of language manifests itself differently than the word; that is due to the specific form and content of the words and collocations as special units of language. This indicates that grammar structure universal for language is differently manifested in lexical and phraseological systems. Review of scientific studies that are devoted to the description of the grammatical properties of phraseology, shows clearly expressed originality of grammar phraseological unit both on the whole and in all its links: in lexical and grammatic categories of phraseological units, not showing total correlativeness with the system of parts of speech; in the set and in the manifestation of grammatic categories and syntactical patterns of phraseological and lexical combination in different categories’ units, in derivational processes specificity in phraseology, and so on. At the same time, correlativeness of idiom as well as of word in this aspect can be traced: it is possible to definitely talk about the word morphology and about morphology of phraseological unit, about word syntax and syntax of phraseological units of word formation and of “phrase formation” (phraseological derivation). The overall conclusion of the author: phraseological unit shows that it does exist in the language system in all its units, and at all levels, being subject to the general laws of the language and preserving its identity.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Фразеологическая единица в грамматическом строе языка»

УДК 811.161.Г37372

Хуснутдинов Арсен Александрович

доктор филологических наук, профессор Ивановский государственный университет arsen1418@mail.ru

фразеологическая единица в грамматическом строе языка

В статье обобщаются основные результаты исследования грамматических свойств фразеологической единицы в русской фразеологической науке и обосновывается положение о том, что фразеология должна описываться не только как часть словарного состава языка, но и как особая область его грамматики. Необходимость такого описания определяется тем, что фразеологическая единица в грамматическом строе языка проявляет себя несколько иначе, чем слово, что обусловлено спецификой формы и содержания слова и фразеологизма как особых единиц языка. Это свидетельствует о том, что единый для языка грамматический строй по-разному проявляется в лексической и фразеологической системах.

Обзор научных исследований, посвященных описанию грамматических свойств фразеологизмов, показывает отчетливо выраженное своеобразие грамматики фразеологической единицы как в целом, так и во всех ее звеньях: в системе лексико-грамматических разрядов фразеологических единиц, которая не обнаруживает полной соотносительности с системой частей речи, в наборе и проявлении грамматических категорий и синтаксических моделей фразеолексических сочетаний у единиц разных разрядов, в специфике деривационных процессов в сфере фразеологии и т. д. Вместе с тем, прослеживается и соотносительность фразеологизма и слова в указанном аспекте: можно совершенно определенно говорить о морфологии слова и морфологии фразеологической единицы, синтаксисе слова и синтаксисе фразеологической единицы, словообразовании и «фразообразовании» (фразеологической деривации). Общий вывод автора: фразеологическая единица обнаруживает свое присутствие в языковой системе во всех ее звеньях и на всех уровнях, подчиняясь общим законам языка и сохраняя свое своеобразие.

Ключевые слова: русский язык, грамматика, части речи, лексико-грамматические разряды фразеологизмов, фразеологическая деривация, синтаксическая модель, словосочетание, фразеолексическое сочетание, трансформация фразеологизмов.

Признание фразеологической единицы (далее ФЕ) особой единицей языка и фразеологии как особой науки естественным образом поставило вопрос о месте фразеологии в системе языка и фразеологической науки в кругу других лингвистических дисциплин. Еще до утверждения фразеологии как науки ФЕ («выражения», «речения») считались составной частью словарного состава языка. Фразеология включалась в лексикон и описывалась уже в первых толковых словарях слов, а мысль о соотносительности определенной части слов и устойчивых выражений на основе их образности и иносказательности последовательно проводится в сборнике М.И. Михельсона [6]. Мысль о соотносительности фразеологии с лексикой по разным признакам и возможности их взаимодействия высказывалась и в научных исследованиях еще в «дофразеологи-ческий» период [8].

Соотносительность ФЕ со словами по ряду признаков послужила основанием для изучения фразеологии в рамках лексикологии (в том числе и в учебных курсах). Однако с расширением и углублением представлений о ФЕ во фразеологии и фразеографии открывались все новые аспекты и направления исследования. Сейчас можно констатировать, что в познании ФЕ отечественная фразеология продвинулась настолько, что полученные ею результаты требуют внимания и теоретического осмысления с позиции смежных дисциплин. Это касается прежде всего оценки грамматистами результатов исследования фразеологами грамматических свойств ФЕ, так как до сих пор грамматиче-

ский строй языка описывается только на материале слова, хотя считается доказанным, что ФЕ (речь идет об идиоматике языка) обладает грамматическим значением, имеет тот или иной набор грамматических категорий и соответствующие формы их выражения, является членом предложения, вступает в определенные связи и отношения со словами по законам лексической и грамматической сочетаемости этих единиц и т. д.

Целью данной статьи является обоснование положения о том, что описание грамматического строя языка должно осуществляться не только на материале слова, но и на материале ФЕ. Необходимость такого описания грамматики языка диктуется результатами исследований грамматических свойств ФЕ, которые проводились в рамках фразеологии как науки. Эти исследования показывают, что единый для языка грамматический строй в сфере фразеологии проявляется несколько иначе, по-своему, в соответствии со спецификой формы, содержания и функционального назначения ФЕ как особой единицы языка.

Исследование грамматических свойств ФЕ составляет особое направление во фразеологии. В поле внимания отечественных фразеологов были такие кардинальные проблемы, как особенности грамматического значения ФЕ и способы его выражения, лексико-грамматические классы (лекси-ко-грамматические разряды) ФЕ и соотношение их с частями речи слов, состав грамматических категорий и формы их выражения у ФЕ разных разрядов и др. Исследования фразеологического состава русского языка в этом направлении были

158

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова № 1, 2015

© Хуснутдинов А.А., 2015

плодотворными, они заслуживают особого обзора. Здесь же мы укажем на наиболее важные в рамках обсуждаемой темы пункты.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Основным в грамматической характеристике ФЕ является вопрос о лексико-грамматических разрядах фразеологизмов, «частеречной» принадлежности фразеологизмов. Важность этой проблемы определяется тем, что от точного определения принадлежности ФЕ к тому или иному лексико-грамматическому разряду зависит точность характеристики ее семантических, морфологических свойств и особенностей ее употребления в речи. Вопрос о лексико-грамматических разрядах ФЕ широко обсуждался во фразеологической науке: велись поиски критериев дифференциации ФЕ по разрядам, определялось количество таких разрядов в языке, объем единиц в каждом разряде, формальные, семантические и грамматические особенности единиц каждого разряда и т. д. На основании совокупности таких признаков, как общность значения ФЕ ряда, наличие у них одинакового набора грамматических категорий, однотипность их отношений и связей со словами в строе предложения, и с учетом степени значимости каждого из названных признаков для лексико-грамматической характеристики ФЕ, в русском языке были выделены несколько лексико-грамматических разрядов фразеологизмов (подробнее см. [10]).

Именные ФЕ: козел отпущения, ни рыба ни мясо, краеугольный камень, буря в стакане воды, ахиллесова пята, содом и гоморра, избиение младенцев и др. Они объединяются в один разряд общим значением предметности (могут обозначать лицо и не-лицо, в том числе конкретные предметы и абстрактные понятия, отрезок времени, место, пространство, состояние, действие и т. д.), наличием у них грамматических категорий рода, числа и падежа и соответствующих форм выражения их связей и отношений со словами.

Адъективные ФЕ: легкий на подъем, не лыком шит, как огурчик, средней руки, не от мира сего, под мухой, нечист на руку, кровь с молоком, на седьмом небе, себе на уме и др. Адъективные ФЕ имеют общее значение непроцессуального признака предмета (качественной характеристики лица или не-лица и качественного состояния), грамматические категории рода и числа, сочетаются с существительными и заменяющими их местоимениями, употребляются, как правило, в позиции именной части сказуемого или несогласованного определения к существительному.

Адвербиальные ФЕ: под рукой, по уши, сломя голову, рука об руку, на каждом шагу, в пух и прах, как баран на новые ворота, на авось, скрепя сердце, во все лопатки, под занавес и др. Адвербиальные ФЕ объединены общим значением качественной характеристики действия или степени качественной характеристики лица или пред-

мета. Адвербиальные фразеологизмы сочетаются с глаголами и прилагательными.

Глагольные ФЕ: брать быка за рога, сматывать удочки, выходить сухим из воды, вешать нос, заткнуть за пояс кого, шевелить мозгами, наломать дров, забывать дорогу к кому и др. Глагольные ФЕ объединены общим значением процессуального признака, грамматическими категориями вида, времени, лица, наклонения и др., а также формами выражения их связей и отношений со словами, которые закрепляются за глагольным компонентом.

Глагольно-пропозициональные ФЕ: душа уходит в пятки у кого, руки не доходят у кого до чего, песок сыплется из кого, медведь на ухо наступил кому, не все дома у кого, креста нет на ком, светлая голова у кого, пустой карман у кого, конь еще не валялся у кого, где, каша в голове у кого и др. Они объединены общим значением состояния (динамичного или статичного), грамматическими категориями вида и времени, обязательными связями со словами.

Предикативно-оценочные (адвербиально-предикативные, по А.И. Молоткову) ФЕ: по плечу кому что, на руку кому что, до лампочки кому что, по душе кому кто, что, всё равно кому что, не указ кому кто, что, по карману кому что и др. Их объединяет общее значение оценки лица, предмета или действия, обязательная сочетаемость с существительными, заменяющими их местоимениями и инфинитивом, неизменяемость.

Местоименные (проместоименные, по А.И. Молоткову) ФЕ: кому только не лень, стар и млад, ни кола ни двора, ни аза в глаза, ни один чёрт, ни черта, каждая собака, ваш брат, ни зги не видно и др. Они объединены общим значением указания на лицо и совокупность лиц или предметов. В сочетании со словами они выступают как заместители некоторых личных, определительных и отрицательных местоимений.

Неопределенно-количественные фразеологические единицы: кот наплакал кого, чего, хоть пруд пруди кого, чего, разливанное море чего, чертова пропасть чего, как собак нерезаных кого, денег куры не клюют, непочатый край чего, раз-два и обчелся кого, чего и др. Эти ФЕ объединяет общее значение неопределенного количества, они сочетаются с существительными или заменяющими их местоимениями, которыми они управляют.

Модальные ФЕ: как на грех, держи карман шире, слуга покорный, чёрта с два, как пить дать, чёрт знает, боже упаси, опять двадцать пять, к чёртовой бабушке, ради бога, хоть караул кричи и др. Их объединяет общность значения: они служат для выражения того или иного отношения говорящего к сообщаемому (уверенность/ неуверенность, согласие/несогласие, одобрение/ неодобрение и т. д.). Такие единицы употребляют-

ся обычно в качестве вводных конструкций или отдельных предложений.

Междометные ФЕ: ай да ну, боже мой, вот так клюква, ёлки-палки, чёрт возьми, слава богу, ну и ну, вот те и на и др. Они так же, как и междометия, служат для непосредственного выражения различных эмоциональных реакций говорящего (восторга, восхищения, досады, огорчения, испуга и т. д.), синтаксически не связаны со словами и функционируют как вводные элементы предложения или как эквиваленты предложений.

Выделение лексико-грамматических разрядов ФЕ позволило установить и степень их соотносительности с частями речи. С этой точки зрения все разряды ФЕ можно разделить на три группы: 1) разряды, которые в целом соотносятся с частями речи (именные с существительными, глагольные с глаголами, адвербиальные с наречиями, модальные с модальными словами, междометные с междометиями); 2) разряды, которые соотносятся с частями речи лишь частично (адъективные - только с качественными прилагательными, местоименные - только с отдельными разрядами местоимений); 3) разряды, которые не соотносятся ни с какими частями речи (глагольно-пропозици-ональные, неопределенно-количественные, предикативно-оценочные). Установлены и свои отличия (иногда существенные) у ФЕ в составе и проявлении грамматических категорий и т. д. Это указывает на то, что ФЕ может и должна стать объектом исследования морфологии как раздела грамматики.

Проблемы синтаксиса ФЕ во фразеологической науке первоначально ограничивались вопросами, связанными с отграничением ФЕ от слов окружения (М.Т. Тагиев), описанием синтаксических моделей, по которым созданы ФЕ (Н.М. Шанский и др.), и синтаксической функции фразеологизмов (В.П. Жуков). В 90-е годы XX века вопрос о синтаксисе ФЕ как особого раздела грамматики был поставлен специально: «Синтаксис фразеологической единицы как раздел грамматики - это учение о связях и отношениях фразеологической единицы со словами в строе предложения. Структурная организация этих связей и отношений предполагает реальные семантические и грамматические отношения категориально разных единиц языка между собой в границах конкретных фразеолексических сочетаний, которые разграничиваются по синтаксическим моделям» [5, с. 1]. Возможность таких отношений и связей между словом и ФЕ обусловлена наличием у них общих признаков - лексического и грамматического значений, а также отнесенностью ФЕ к определенным лексико-грамматическим разрядам, а слов - к частям речи. Слова и фразеологизмы, вступая друг с другом в отношения и связи по законам лексической и грамматической сочетаемости этих единиц языка, «образуют предикативные и непредикатив-

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

ные фразеолексические сочетания, организованные по определенным синтаксическим моделям, количество и разнообразие которых представлено по-разному в каждом лексико-грамматическом разряде фразеологических единиц и в каждой части речи» [5, с. 1-2]. В исследовании Т.Н. Ляховой описаны синтаксические модели связей ФЕ разных лексико-грамматических разрядов со словами в предложении в сопоставлении их с синтаксическими моделями слов разных частей речи. Так, указывается, что именные единицы используют общие с именами существительными синтаксические модели, но основной для именных фразеологизмов является функция сказуемого, а употребление в роли других членов предложения имеет значительные ограничения. Наиболее типичными для именных фразеологизмов являются модели: 1) подл. (сущ., мест. в И. п.) + состав. имен. сказ. (гл-св. + имен. фраз. ед. в И., Тв. п.); пропущ. подл. (сущ., мест. в И. п.) + состав. имен. сказ. (имен. фраз. ед. в И. п.); 3) сказ. (глаг.) + доп. (имен. фраз. ед. в косв. п.). У адъективных фразеологизмов доминирующей является предикативная модель, причем из них только одна - подл. (одуш. и неодуш. сущ., личн. мест. в И. п.) + сост. имен. сказ (гл.-св. + адъект. фраз. ед., имеющая формы выражения связи со словами) - совпадает с единственной у имени прилагательного моделью. Другие предикативные модели адъективных единиц сопоставимы с моделью глагольных фразеологизмов и глаголов (вариант подл. (одуш. сущ., личн. мест. в И. п.) + прост. сказ. (адъект. фраз. ед., имеющая формы выражения связи со словами)), а также с моделью адвербиальных фразеологизмов и наречий (вариант подл. (одуш. и неодуш. сущ., личн. мест. в И. п.) + состав. имен. сказ. (гл-св. + адъект. фраз. ед., не имеющая форм выражения связи со словами)). Для синтаксиса глагольно-пропозици-ональных ФЕ, не имеющих соответствия в системе частей речи, характерны две модели связи со словами: предицируемый компонент предложения (субъект состояния - сущ., мест. в косв. п.) + преди-цирующий компонент предложения (глаг.-пропоз. фраз. ед.) и предицируемый компонент предложения (субъект состояния - сущ., мест. в косв. п.) + предицирующий компонент предложения (глаг.-пропоз. фраз. ед.) + распространитель (объект или обстоятельство - сущ. В косв. п., инф., наречие). См. подробнее: [5, с. 5-15].

В исследовании Т.Н. Ляховой формулируется ряд положений, которые имеют особое значение для обсуждаемой нами темы. В языке наряду с моделями словосочетаний (слово+слово), существуют модели с ФЕ (слово+ФЕ., ФЕ+слово, слово+ФЕ+слово). Модели, представляющие собой сочетания слов с ФЕ, Т.Н. Ляхова предлагает называть «фразеолексическими сочетаниями». Своеобразие фразеологии проявляется в том, что

160

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова № 1, 2015

связи и отношения ФЕ и слова в строе предложения могут реализовываться по-разному: ФЕ одного лексико-грамматического разряда могут использовать однотипные для одной части синтаксические модели, а могут использовать неоднотипные модели, свойственные разным частям речи. Отмечается и связь используемых ФЕ моделей со степенью соотносительности лексико-грамматических разрядов фразеологизмов с частями речи [5, с. 15-16].

В рамках фразеологии проводились исследования, которые по тематике соотносимы с тематикой особого раздела в грамматике - словообразования, изучающего структуру слова, способы и средства, используемые для образования новых слов и т. д. Более того, уже в 60-70-е годы XX века предлагалось в рамках фразеологической науки выделить особый раздел (лингвистическую дисциплину), который был обозначен, по аналогии с термином «словообразование», как «фразообразование». Содержанием этого раздела является «учение о внутренней структуре фразеологических единиц, о типах фразеологических единиц по структуре, об отношениях между родственными фразеологическими единицами и их компонентами, а также учение о типах образования фразеологических единиц в русском языке» [2, с. 11]. Описание деривационной базы фразеологизмов, способов фра-зообразования, фразообразовательных процессов и т. д. [2] показывает, с одной стороны, известный параллелизм между словообразованием и фразо-образованием (ср. использование терминов «фра-зообразовательный тип», «фразообразовательная модель», фразообразовательный способ» и др.), и на специфику «фразообразования», связанную со своеобразием ФЕ как особой единицы языка. Можно сказать, что в настоящее время «фразо-образование» и в рамках фразеологии является наименее изученной областью. Это находит отражение и в терминологии, в том числе и базовой, ср. содержание используемых во фразеологической науке терминов «фразообразование», «фра-зеологизация», «фразеологическая деривация», «грамматическая деривация» и др. (см. также [1]). Языковой материал, касающийся деривационных отношений в сфере фразеологии, и научный комментарий к нему содержится в целом ряде разных по тематике работ (работы некоторых авторов даны в списке литературы; см. также: словарь «Фразеологизмы в русской речи» А.М. Мелерович и В.М. Мокиенко (1997), «Лексико-фразеологиче-ский словарь русского языка» А.В. Жукова (2003), «Словарь отфразеологической лексики современного русского языка» М.А. Алексеенко, Т.П. Бело-усовой, О.И. Литвинниковой (2003) и др.). Этот материал указывает на необходимость специального изучения фразеологической деривации, ее соотношения с дериваций лексической, в том числе

и процессов взаимодействия (образования ФЕ на базе слов и слов на основе фразеологизмов).

Основные результаты исследования грамматических свойств ФЕ в рамках фразеологической науки можно представить в виде нескольких положений.

ФЕ как особая единица языка обладает не только лексическим (фразеологическим), но и грамматическим значением, определенным набором грамматических категорий и соответствующими формами их выражения. В строе предложения ФЕ вступает в отношения и связи со словами по законам лексической и грамматической сочетаемости этих единиц языка. Законами языка определяются и правила образования фразеологизмов, их парадигматических форм, а также возможности словообразования на базе ФЕ и фразообразования на базе слов.

Наблюдается отчетливо выраженное своеобразие грамматики ФЕ как в целом, так и во всех ее звеньях: в системе лексико-грамматических разрядов ФЕ, которая не обнаруживает полной соотносительности с системой частей речи, в наборе и проявлении грамматических категорий и синтаксических моделей фразеолексических сочетаний у единиц разных разрядов, в специфике деривационных процессов в сфере фразеологии и т. д., что обусловлено особенностями формы, содержания и функционального назначения ФЕ как особой единицы языка, не тождественной ни слову, с которым она употребляется в речи, ни словосочетанию, к которому она генетически восходит.

Вместе с тем очевидна и соотносительность фразеологизма и слова в указанном аспекте: мы можем совершенно определенно говорить о морфологии слова и морфологии ФЕ, синтаксисе слова и синтаксисе ФЕ, словообразовании и «фра-зообразовании» (фразеологической деривации). Можно с уверенностью утверждать, что ФЕ обнаруживает свое присутствие в языковой системе во всех ее звеньях и на всех уровнях, подчиняясь общим законам языка и сохраняя свое своеобразие. (См., например, об особенностях интонационного оформления и акцентологии фразеологической единицы [4, 7].)

Сопоставление результатов изучения грамматических свойств слова и ФЕ приводит к выводу о том, что единый для языка грамматический строй по-разному проявляется в лексической и фразеологической системах. Соответственно, описание грамматического строя языка не должно ограничиваться только исследованием грамматических возможностей слова: включение в эту область фразеологии не только расширит и углубит наши представления об особенностях грамматического строя языка, но и позволит глубже проникнуть в категориальную сущность фразеологической единицы и слова как особых единиц языка.

Библиографический список

1. Бирих А.К., Волков С.С., Никитина Т.Г. Словарь русской фразеологической терминологии. -München: Verlag Otto Sagner, 1993. - 136 s.

2. Гвоздарев Ю.А. Основы русского фразообразо-вания. - Ростов-на-Дону: Ростов. ун-т, 1977. - 184 с.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

3. Жуков В.П. Русская фразеология. - М.: Высшая школа, 1986. - 310 с.

4. Курникова Н.В. Интонационно маркированные фразеологические единицы в современном русском литературном языке: автореф. дис. ... канд. филол. наук. - Иваново, 2003. - 20 с.

5. Ляхова Т.Н. Синтаксис фразеологической единицы: автореф. дис. ... канд. филол. наук. -СПб., 1992. - 16 с.

6. Михельсон М.И. Русская мысль и речь. Свое и чужое. Опыт русской фразеологии. Сборник образных слов и иносказаний: В 2 т. - СПб., 1902-1903.

7. Найдина Т.Е. Акцентология фразеологической единицы: автореф. дис. ... канд. филол. наук. - СПб., 1995. - 17 с.

8. Срезневский И.И. Замечания об образовании слов из выражений // Записки Императорской Академии наук. - СПб., 1873. - Т. 22.

9. Третьякова И.Ю. Окказиональная фразеология. - Кострома: КГУ им. Н.А. Некрасова, 2011. -290 с.

10. Хуснутдинов А.А. Лексико-грамматическая характеристика фразеологических единиц русского языка. - Иваново: Иван. гос. ун-т, 1993. - 64 с.

11. Чепасова А.М. Семантические и грамматические свойства фразеологизмов. - Челябинск, 1983. - 92 с.

12. Шанский Н.М. Фразеология современного русского языка. - 3-е изд., испр. и доп. - М.: Высш. шк., 1985. - 160 с.

УДК 81'271

Иванов дмитрий Игоревич

кандидат филологических наук, доцент Ивановский государственный университет Ivan610@yandex.ru

артикуляционный компонент синтетической языковой ЛИЧНОСТИ

Под синтетической языковой личностью (СЯЛ) мы понимаем специфическую разновидность личности дискурсивной, обладающей сложной формальной структурой, которая включает в себя четыре основных компонента. В рамках логоцентрической модели СЯЛ все субъектные срезы, реализуемых в пространстве артикуляционного компонента СЯЛ, необходимо рассматривать системно, как единый, целостный когнитивно-прагматический артикуляционный комплекс. Это связано с тем, что все они имеют единый источник порождения (первичного автора-исполнителя) и, соответственно, развиваются в рамках определённой когнитивно-прагматической программы СЯЛ, реализуемой на уровне отдельной рок-композиции или комплекса рок-композиций. Отдельно следует сказать о том, что субъектную составляющую и ролевой компонент можно рассматривать как своеобразную «речевую маску» СЯЛ или как перевоплощенную языковую личность. В контексте данного исследования мы уходим от узкого, лингвистического понимания артикуляции как специфической работы органов речи, направленной на производство звуков и рассматриваем её как своеобразную зону когнитивно-прагматических операций, направленных на формирование и реализацию специфических характеристик СЯЛ. Данные характеристики формируются на базе активизации системы артикуляционных концептуальных кодов. В неё входят тембровые, ритмические, фонетические и интонационные концептуальные единицы, совокупность которых образует своеобразную, индивидуально-авторскую манеру исполнения, которая зачастую становится «визитной карточкой» СЯЛ, то есть частью её имиджа.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Ключевые слова: синтетическая языковая личность, артикуляционный компонент, русская рок-культура, когнитивно-прагматическая программа.

Под синтетической языковой личностью (СЯЛ) мы понимаем специфическую разновидность личности дискурсивной, обладающей сложной формальной структурой, которая включает в себя четыре основных компонента: а) вербальный; б) артикуляционный; в) музыкальный; г) имиджевый. В рамках данного материала мы рассмотрим когнитивно-прагматические особенности артикуляционного компонента СЯЛ. В данном контексте необходимо отметить, что в пространстве синтетического рок-текста «артикуляционный субтекст в субъектном срезе имеет следующие составляющие: тембровую (принадлежащую первичному автору), субъектную (лирическому субъекту), ролевую (ролевому герою) <...> Тембровая составляющая, указывающая на первичного автора, точнее на "первичного ис-

полнителя", присутствует всегда <...> субъектная составляющая артикуляционного субтекста - некое "выражение", которое не образует субъекта, а лишь указывает на него. Артикуляционно эксплицированный ролевой компонент представляет собой более артистичное образование: здесь исполнитель говорит от лица персонажа, вживается в некоего "другого"» [1, с. 300-301].

Укажем, что в рамках логоцентрической модели СЯЛ все три обозначенных выше субъектных среза, реализуемых в пространстве артикуляционного компонента СЯЛ, необходимо рассматривать системно, как единый, целостный когнитивно-прагматический артикуляционный комплекс. Это связано с тем, что все они имеют единый источник порождения (первичного автора-исполнителя) и, соответственно, развиваются в рамках опре-

162

Вестник КГУ им. H.A. Некрасова ¿j- № 1, 2015

© Иванов Д.И., 2015