Научная статья на тему 'Фотографии из Мраморного дворца: собрание великих князей генерал-адмирала Константина Николаевича и августейшего президента Академии наук Константина Константиновича'

Фотографии из Мраморного дворца: собрание великих князей генерал-адмирала Константина Николаевича и августейшего президента Академии наук Константина Константиновича Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
317
139
Поделиться
Ключевые слова
ВЕЛ. КН. КОНСТАНТИН НИКОЛАЕВИЧ / ВЕЛ. КН. КОНСТАНТИН КОНСТАНТИНОВИЧ / ВЕЛ. КН. ЕЛИЗАВЕТА МАВРИКИЕВНА / ФОТОГРАФИЧЕСКИЕ АЛЬБОМЫ / ФОТОАРХИВ ИИМК РАН / СОБРАНИЕ МРАМОРНОГО ДВОРЦА / PHOTOGRAPHIC ARCHIVE OF THE INSTITUTE FOR THE НISTORY OF МATERIAL СULTURE OF RUSSIAN ACADEMY OF SCIENCES

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Длужневская Галина Вацлавна

Работа носит описательный характер и знакомит читателя с собранием фотодокументов, принадлежавших великим князьям генерал-адмиралу Константину Николаевичу и его сыну, августейшему президенту Академии наук Константину Константиновичу. В фотоархиве ИИМК РАН эти фотографии объединены в фонде 45 «Библиотека Мраморного дворца (до 1917 г.)». В описываемом собрании отложились сброшюрованные альбомы и отдельные снимки (1850-х-1910-х гг.) памятников архитектуры, живописи и скульптуры западноевропейских стран (Германии, Италии, Сербии и др.), Китая, Алжира, Египта; памятников архитектуры русских городов (Петербурга, Павловска, Суздаля и др.); ландшафтные и этнологические снимки Средней Азии, Восточной и Западной Сибири; фоторепродукции картин Эрмитажа и западноевропейских музеев.

Похожие темы научных работ по истории и историческим наукам , автор научной работы — Длужневская Галина Вацлавна,

Photographs from the Marble Palace: collection of the Grand Dukes, General Admiral Konstantin Nikolayevich and the August President of the Academy of Sciences Konstantin Konstantinovich

This descriptive work introduces to readers the collection of photographic documents that had belonged to the Grand Dukes, General Admiral Konstantin Nikolayevich and his son, the August President of the Academy of Sciences, Konstantin Konstantinovich. These photographs are part of the fund 45 "Marble Palace Library (until 1917)" within the photographic archives of the Institute for the Нistory of Мaterial Сulture of Russian Academy of Sciences. The collection described comprises bound albums and single photographs (dating back to 1850-1910s) of the monuments of architecture, painting and sculpture in Western European countries (Germany, Italy, Serbia and others), China, Algeria, Egypt; monuments of architecture in Russian cities and towns (St.Petersburg, Pavlovsk, Suzdal etc.); landscape and ethnological photographs made in the Middle Asia, Western and Eastern Siberia; photographic reproductions of paintings in the Hermitage and Western European museums.

Текст научной работы на тему «Фотографии из Мраморного дворца: собрание великих князей генерал-адмирала Константина Николаевича и августейшего президента Академии наук Константина Константиновича»

Фотография. Изображение. Документ. Вып. 1 (1)

Г.В. Длужневская

ФОТОГРАФИИ ИЗ МРАМОРНОГО ДВОРЦА: СОБРАНИЕ ВЕЛИКИХ КНЯЗЕЙ ГЕНЕРАЛ-АДМИРАЛА КОНСТАНТИНА НИКОЛАЕВИЧА И АВГУСТЕЙШЕГО ПРЕЗИДЕНТА АКАДЕМИИ НАУК КОНСТАНТИНА КОНСТАНТИНОВИЧА 1

Обширная и весьма разнообразная коллекция, более шестидесяти лет хранившаяся в Мраморном дворце, -собрание фотодокументов, принадлежавших великим князьям генерал-адмиралу Константину Николаевичу и его сыну, августейшему президенту Академии наук Константину Константиновичу. В собрании имеются альбомы, преподнесенные их супругам - великим княгиням Александре Иосифовне и Елизавете Маврикиевне.

В фотоархиве ИИМК РАН эти фотографии объединены в фонде 45 «Библиотека Мраморного дворца (до 1917 г.)». Даты поступления документов в фотоархив Государственной академии истории материальной культуры - 1924-1925, 1927-1932 гг. Съемка производилась в 1850^-1910-х гг.

В собрании отложились сброшюрованные альбомы и отдельные снимки памятников архитектуры, живописи и скульптуры западноевропейских стран (Германии, Италии, Сербии и др.), Китая, Алжира, Египта; памятников архитектуры русских городов (Петербурга, Павловска, Суздаля и др.); ландшафтные и этнологические снимки Восточной и Западной Сибири; снимки картин Эрмитажа и западноевропейских музеев.

Для работы с собранием фотодокументов, определения их датировки нам необходимо было уточнить биографические данные фондообразователей - великих князей Константина Николаевича и Константина Константиновича.

Константин Николаевич - великий князь, второй сын императора Николая I (Павловича) и императрицы Александры Федоровны, родился 9 сентября 1827 г.

Августейший отец, Николай I, с детства предназначил Константина Николаевича для службы во флоте: в четырехлетнем возрасте великий князь был назначен генерал-адмиралом и шефом гвардейского экипажа (1831). Одновременно началось восхождение Константина Николаевича «по лестнице морских чинов»: мичман (1834), лейтенант (1843), капитан-лейтенант и капитан II-го ранга (1844), капитан I-го ранга (1846), контрадмирал (1848), вице-адмирал (1853), адмирал (1855).

Первое плавание вел. кн. Константин Николаевич совершил в 1835 г., затем были ежегодные морские походы на кораблях Балтийского флота под флагом известного мореплавателя-исследователя Ф.П. Литке, который в 1864-1882 гг. являлся президентом Академии наук. В 1844 г. Константин Николаевич был назначен командиром брига «Улисс». В 1845 г. бриг совершил плавания по Средиземному, Черному и Азовскому морям. Тогда же Константин Николаевич посетил Свято-Пантелеимоновский монастырь на горе Афон2. В 1847-1848 и 1851 г. он командует фрегатом «Паллада»; в 1850 г. имеет свой флаг на корабле «Двенадцать Апостолов», в 1858 и 1865 гг. - на «Рюрике», «Громобое», в 1877 г. - на пароходо-фрегате «Олаф». До 1878 г. им было совершено около 50 плаваний, в течение которых он провел на море 1375 дней, то есть более трех с половиной лет.

30 августа 1848 г. он назначен в свиту его императорского величества и шефом Морского кадетского корпуса; в 1849 г. - присутствовать в Государственном Совете и

Адмиралтейств-Совете. В том же году он участвовал в подавлении Венгерского восстания и был удостоен ордена Св. Георгия IV-й степени. В 1850 г. Константин Николаевич возглавил Комитет для пересмотра и дополнения Общего свода Морских уставов, стал членом Государственного Совета и Совета военно-учебных заведений. В 1854-1855 гг., в период Крымской войны он участвовал в защите Кронштадта от нападения англо-французского флота. С 1855 г. по званию генерал-адмирала управлял как флотом, так и, на правах министра, - Морским министерством. В 1857-1859 гг. совершил большой поход в Марсель, Палермо, Гранаду, Мессину, Неаполь, Палестину, Константинополь, Портсмут и др. В плавание Константин Николаевич пригласил фотографа, в роли которого выступил служивший по морскому ведомству граф Гаврила Рюмин (Gabriel de Rumine), бравший в 1844 г. уроки фотографии у ученика Дагера Винсента Шевалье. Во время этого плавания в апреле-мае 1859 г. Константин Николаевич предпринял путешествие на православный Восток, что имело колоссальное значение в отношении русской деятельности на Святой Земле. До создания Православного палестинского общества и передачи ему управленческих полномочий великий князь сохранял значительное влияние на дела Русской Палестины3.

В январе 1860 г. Константин Николаевич возглавил Адмиралтейств-Совет и стал председателем Главного комитета по крестьянскому делу, отстаивая идею освобождение крестьян за выкуп. По замечанию фотографа Н.Г. Матвеева в его собственноручной описи материалов, сохранившейся в фотоархиве ИИМК РАН, «освобождение крестьян в 1861 г. было подписано в кабинете великого князя Константина Николаевича в Мраморном дворце», что, по-видимому, было подсказано фотографу вел. кн. Константином Константиновичем, пригласившим Н.Г. Матвеева для съемки интерьеров дворца накануне празднования 300-летия Дома Романовых. Император Александр II неоднократно привлекал вел. кн. Константина Николаевича и к выполнению внешнеполитических поручений.

В 1862-1863 гг. Константин Николаевич был наместником Царства Польского с подчинением ему на правах главнокомандующего расположенных в Польше войск и оставлением его в звании генерал-адмирала. В 1865 г. он возглавил Государственный Совет. В 1862-1881 гг. являлся председателем Комитета финансов.

В феврале 1880 г. по случаю 25-летия со дня вступления в управление флотом и морским ведомством Константин Николаевич получил высочайший рескрипт: «Быв назначены незабвенным родителем Нашим на служение флоту, Ваше Императорское Высочество так сроднились с ним, что все Ваши представления к усовершенствованию отечественного флота отличались не одним исполнением долга службы, но и глубокою любовью к семье моряков, в которую Вы вступили в детском возрасте. В основе всей Вашей деятельности лежали три цели: возможно большее развитие плавания наших судов в дальних морях и океанах, как лучшей школы для образования личного состава команд; сокращение и упрощение, в пределах возможного, береговой администрации,

© Г.В. Длужневская

4

ФОТОДОКУМЕНТ В ГУМАНИТАРНОМ ЗНАНИИ

Илл. 1. Великий князь Константин Николаевич. Художник Ф. Крюгер.

и развитие технических заведений, что поставит Отечество наше в деле сооружения судов в независимое положение от иностранных верфей и заводов. Все эти задачи при Вашей деятельности, настойчивости и обширности Ваших технических познаний разрешены Вами<...>». Тем не менее, 13 июля 1881 г. вел. кн. Константин Николаевич был уволен от управления флотом и морским ведомством и от должности председателя Государственного Совета с оставлением в звании генерал-адмирала, а также во всех прочих должностях и званиях. В 1884 г. он пожалован знаком отличия 40-летней беспорочной службы. Последние годы жизни он провел, в основном, в Крыму, в своем имении «Ореанда». С 1888 г. был тяжело болен и скончался в Павловске в возрасте 64-х лет.

Великий князь Константин Николаевич состоял почетным членом многих учреждений и обществ, в частности, Императорской Академии наук, Санкт-Петербургского, Дерптского и Казанского университетов, Одесского общества истории и древностей, Лондонского Географического общества; был председателем Императорского Русского географического общества, Русского археологического общества, Альтенбургского общества естество-испытателей, являлся почетным гражданином города Перта в Шотландии.

С 1848 г. Константин Николаевич был женат на великой княгине Александре Иосифовне, дочери герцога Саксен-Альтенбургского4. У супругов было шестеро детей: Николай (1850-1919), Константин (1858-1915), Дмитрий (1860-1919), Вячеслав (1863-1879), Ольга (1851-1926, с 1867 г. - супруга короля Греции Георга I, «королева эллинов»), Вера (1854-1912, с 1874 г. - супруга Вильгельма Евгения, герцога Вюртембергского).

Константин Константинович - великий князь, второй сын великого князя Константина Николаевича

Илл.2. Великий князь Константин Константинович. Сер.1880-х гг. Фотограф К. Бергамаско. © ИИМК РАН

и великой княгини Александры Иосифовны, родился 10 августа 1858 г. на императорской мызе Стрельна, под Петербургом. 19 августа 1858 г., еще до крещения, высочайшим приказом назначен шефом 15 Гренадерского Тифлисского имени Его Высочества полка и «состоять Л.Гв. в Измайловском полку, в Гвардейском Экипаже, Л. Гв. в Конном полку в 3-й Гвардейской и Гренадерской бригаде, Гвардейской пешей артиллерии» и стал кавалером четырех орденов: Андрея Первозванного, Александра Невского, Белого Орла и Анны I ст.

Изначально воспитание младенца было поручено В.П. Михайловой, няне, с которой он оставался во время длительного путешествия родителей по Средиземноморью в 1858-1859 гг.; затем, до совершеннолетия, находился под присмотром Александра Ильича Зеленого, капитана I ранга (с 1879 г. - вице-адмирал). Образованием Константина Константиновича занимались родители, стараясь передать сыну, достаточно рано проявившему творческие способности, многие духовные богатства, которыми владели сами. Обучение началось в пятилетнем возрасте: в курс образования входили практическое чистописание, русский язык, математика, география, Закон Божий, изучение иностранных языков. Для собеседований по истории и законоведению приглашался Ф.М. Достоевский. В числе преподавателей были историки К.Н. Бестужев-Рюмин, С.М. Соловьев, писатель И.А. Гончаров, биолог О.И. Шиховский. Кроме того, Константин музицировал на рояле и виолончели. Учебные занятия, посещение художественных выставок, театров, концертов, чтение были непременными и ежедневными. Традиционно великие князья вели дневники: первые записи были сделаны Константином в 1874 г.

Как в свое время Николай I предопределил Константину служить во флоте, так и генерал-адмирал вел. кн.

5

Фотография. Изображение. Документ. Вып. 1 (1)

Константин Николаевич назначил своему сыну Константину нести морскую службу. Начиная с одиннадцати лет, Константин практически ежегодно выходил летом в море в учебной эскадре Морского училища. Первое дальнее плавание было совершено им в 1875-1876 гг. на фрегате «Светлана» под началом вел. кн. Алексея Александровича (Дания, Испания, Италия). В конце лета 1875 г. Константин Константинович побывал в гостях у сестры Ольги, «королевы эллинов» (Афины, остров Корфу). Морскую службу Константин соединял с интеллектуальными занятиями: в Копенгагене он посетил музей скульптора Б. Торвальдсена; собор в Севилье произвел на юношу глубокое впечатление, также как и музей испанского художника Б. Мурильо. В Альказаре он впервые увидел бой быков, «дом Пилата» - «ужасно красивый, во вкусе мавров». В Неаполе из-за тумана «очень неясно видели Везувий». 31 июля - Помпеи, раскопки Геркуланума: «Рыли и при нас, я увлекся и принялся сам отгребать лопатой мелкие камень и песок и отрыл фреску, изображающую вазы и урны»5.

В начале августа 1875 г. моряки и гардемарин Константин были в Риме, Ватикане, Венеции6. В Ватикане они осмотрели библиотеку и зал скульптур («Тут я увидел в действительности все, что знал так хорошо по рисованию <...>. Я видел Аполлона Бельведерско-го, Лаокоона»); в Риме - термы Каракаллы, пантеон Агриппы, катакомбы Св. Каликста; в Венеции - площадь Св. Марка, Королевский дворец с «множеством красивых комнат с великолепными плафонами»7. По пути в Санкт-Петербург вел. кн. Константин остановился в Вене (по его замечанию - «город с первого взгляда напоминающий Париж»)8. Наконец, через Варшаву и Псков он вернулся в Санкт-Петербург.

В 1876-1877 гг. по настоянию врачей вел. кн. Константин Константинович, задержавшись ненадолго в Париже, путешествует по Италии.

С 1876 г. основной летней резиденцией Константина Константиновича становится Большой Павловский дворец. Кабинет Константина в Павловском дворце находился на первом этаже, под Греческим залом, примыкавшим к одному из кабинетов Павла I, позже называвшегося «ковровой» из-за украшавших его гобеленов.

В сентябре 1876 г. вел. кн. Константин возвращается к морской службе: через Одессу, Буюк-Дере, Константинополь он прибыл в Смирну, откуда фрегат «Светлана» под командованием вел. кн. Алексея Александровича отправился в большой заграничный поход, длившийся с 11 сентября 1876 по 23 июня 1877 г. Во время похода моряки посетили остров Мальту9, Неаполь, а 1 января 1877 г. фрегат встал на рейде в Норфолке, штат Виргиния. В течение двух месяцев «Светлана» находилась в плавании у берегов Северной Америки. Великие князья Алексей Александрович и Константин Константинович побывали в Нью-Йорке и в Вашингтоне - на парадном обеде у президента США, данном в их честь. 25 апреля 1877 г. на судах русской эскадры было объявлено о войне с Турцией. 23 июня фрегат «Светлана» пришел в Кронштадт, и весь экипаж был направлен на Дунай.

Константин Константинович, не имея права по возрасту принять самостоятельное решение, обратился к отцу с просьбой отпустить его в действующую армию в составе экипажа фрегата «Светлана» под начало Ф.В. Дубасова. Генерал-адмирал Константин Николаевич ответил сыну телеграммой: «<...> Храни тебя Господь. Посылаем тебе наше родительское благословение и молимся за тебя. Помни, какая кровь у тебя течет в жилах». Тем самым он напомнил сыну, что еще 5 апреля 1797 года императором Павлом I был введен законодательный акт о правах

и обязанностях лиц, принадлежащих к императорской фамилии «Учреждения об императорской фамилии». Согласно этому закону принадлежность к царской фамилии должна была восприниматься как должность, и великие князья были обязаны служить царю и Отечеству.

В деле под Силистрией в октябре 1877 г. мичман Константин отличился, сумев спустить брандер и поджечь турецкий пароход, за что был награжден орденом Св. Георгия IV-й ст. Ф.В. Дубасов докладывал об этом деле начальнику морских команд на Дунае, вел. кн. Алексею Александровичу: «Оценивая поведение каждого из офицеров, большинство которых было в первый раз под неприятельским огнем, я считаю долгом, прежде всего, упомянуть о Его Императорском Высочестве Великом Князе Константине Константиновиче, хладнокровие и распорядительность которого, несомненно, гораздо выше его лет и опытности. Выполненное им поручение лучше всего, впрочем, говорит само за себя»10.

Летом 1878 г. с братом Дмитрием и кузенами Сергеем и Павлом Александровичами в сопровождении К.П. Победоносцева и членов императорской свиты молодые люди совершили путешествие по Северо-Западу России (Ладожское и Онежское озера, Мариинская система), в Псков, Великий Новгород, село Грузино, Шлиссельбург, Петрозаводск, на остров Валаам11.

В мае 1879 г. генерал-адмирал Константин Николаевич с детьми Ольгой и Константином находился в Крыму. Сопровождая отца, Константин Константинович принял участие в плавании на броненосце береговой обороны «Вице-адмирал Попов» вдоль восточного и северного берегов Черного моря. Они посетили Ялту, Севастополь, Батуми и другие порты. Здесь же, в крымском имении Ореанда, Константин Константинович написал свое первое стихотворение.

В 1880 г. Константин отправился в новое кругосветное, почти двухлетнее плавание на фрегате «Герцог Эдинбургский». Фрегат побывал в Алжире, Италии, Г реции12, а также на Мальте, в Триесте и Александрии. В Пирее фрегат часто посещала греческая королевская семья, Константин также гостил у «королевы эллинов» - сестры Ольги.

Летом 1881 г. кузены Константин Константинович, Сергей и Павел Александровичи совершили паломничество в Иерусалим. В библиотеке Мраморного дворца появились фотоальбомы с видами храма Гроба Господня, гробницы Пресвятой Богородицы, Гефсиманского сада, мечети халифа Омара, гробниц Авессалома, Захарии и Иосафата в Иосафатовой долине.13 В августе этого же года Константин Константинович посетил Афон. До него в 1845 г. на Святой Горе побывал его отец, вел. кн. Константин Николаевич, в 1867 г. - вел. кн. Алексей Александрович. Визит Константина, происходивший уже после победной русско-турецкой войны 1877-1878 гг., рассматривался политиками не как частная поездка великого князя, а как демонстрация русских интересов в бывших турецких владениях. Константин посетил монастырь Св. Пантелеимона, Старый Руссик, Карею, Протат, Ивер-ский монастырь, Свято-Андреевский скит и другие14.

15 августа Константин Константинович был приглашен в фотографию монастыря Св. Пантелеимона, где «благоволил сняться один и группой, в коей вместе с ним и его свитой были включены игумен о. архимандрит Макарий и духовник о. иеромонах Иероним». Фотография обнаружилась в афонских архивах и опубликована в книге «Монастыри и скиты Святой горы: Афон в фотографиях из альбома великого князя Константина Константиновича Романова», вместе со снимками, которые находятся в альбоме, преподнесенном великому князю в память о пребывании его на Афоне. 42 фотографии были сделаны

6

в 1867-1872 гг. монахами Русского Пантелеимоновского монастыря о. Леонтием и о. Геннадием15.

В самом начале 1882 г. в Египте великий князь тяжело заболел воспалением легких и лечился сначала на Сицилии, а потом - у сестры в Афинах. Осенью врачи посоветовали ему отправиться в Италию16. Путешествие совершалось вместе с отцом, к этому времени уже отошедшим от государственных дел. Именно здесь произошло объяснение, во время которого выяснилось, что отец не одобряет поэтических занятий сына. Это суждение Константин Николаевич подтвердил фактом из своей биографии: в юности он написал стихотворение, и Николай I, узнав об этом, сказал: «Мой сын - лучше мертвый, чем поэт».

В 1883 г. вел. кн. Константин Константинович ездил в Альтенбург, столицу Саксен-Альтенбургского герцогства, и встретился там с троюродной сестрой Елизаветой, ставшей 15 апреля 1884 г. его женой - вел. кн. Елизаветой Маврикиевной. От этого брака родились: Иоанн (1886-1918), Гавриил (1887-1955), Константин (1890-1918), Татьяна (1890-1970), Олег (1892-1914), Игорь (1894-1918), Георгий (1903-1938), Наталья (род. и умерла в 1905 г.), Вера (1906-2001)17.

В начале мая 1887 г. великий князь побывал в Опти-ной пустыни; осенью отправился на лечение за границу и посетил Берлин, Альтенбург18, Штутгарт, Барселону, Са-рагоссу, Мадрид, Гренаду, на обратном пути - Париж. В феврале 1889 г. с соизволения государя он принял звание почетного попечителя Высших женских Педагогических курсов при Санкт-Петербургских женских гимназиях (точнее, - Императорского женского педагогического института на Малой Посадской ул., 26).

3 мая 1889 г. вышел высочайший указ Сенату: «Его Императорскому Высочеству Государю Великому Князю Константину Константиновичу Всемилостивейше повелеваем быть президентом Императорской Академии наук». В истории России это был первый и единственный случай, когда Академию наук возглавлял член царствующего дома.

В 1899 г., в день десятилетия со дня назначения великого князя Костантина Константиновича президентом Академии, старейший ее член, академик Веселовский закончил приветственную речь, обращенную к великому князю, следующими словами: «Пробегая мыслью более, чем полуторавековую летопись нашей Академии, мы не найдем в ней ни одного периода ее существования, который можно было бы поставить на ряду с этим десятилетием по важности всего сделанного для открытия русской науки новых путей и для поднятия ее значения <...> Ваше Высочество возлюбили науку, а поэтому и преданных ей служителей; вот ключ к уразумению всего того, что совершилось в нашей среде в последние десять лет»19.

В 1900 г. Константин Константинович был назначен главным начальником военно-учебных заведений и по новой должности посетил подведомственные заведения в Москве, Киеве, Варшаве, Одессе, Елизаветграде, Виль-не, Пскове, Воронеже, Орле, Полоцке, Чугуеве. Новое место службы в Санкт-Петербурге - Главное управление военно-учебными заведениями - размещалось на Кадетской линии, 3-5. В России в 1900-е гг. насчитывалось 29 кадетских корпусов.

Находясь на этой должности, великий князь Константин постоянно инспектировал кадетские корпуса. Например, Нижегородский корпус он посетил в 1900, 1901, 1902, 1904 гг. и в октябре 1906 г. Случайно в фотоархиве ИИМК были обнаружены фотографии и сформирован альбом, посвященный Нижегородскому кадетскому корпусу20. На паспарту не имелось никаких помет, а оригинальные от-

печатки были заклеены другими. Судя по всему, это было сделано в 1930-е годы: то ли с целью спасения старых фотографий, то ли из-за отсутствия паспарту для наклейки новых снимков.

Деятельность великого князя на данном посту продолжалась в течение десяти лет. В Ташкенте он был в октябре 1905 г. и, не исключено, что встретился там со своим родным братом Николаем Константиновичем. Николай, принимавший участие в создании Ташкентского музея, мог принести в дар своему брату, президенту Академии наук, альбом «Ташкентский музей», содержавший снимки археологических находок мусульманского, древнеиранского и греко-бактрийского периодов. Фотографии относятся к концу XIX или самому началу ХХ в.21 В 1881 г. вел.кн. Николай поселился в Ташкенте и организовал работы по орошению земель и выращиванию в имении «Золотая Орда» хлопка, положив начало его массовому производству в Средней Азии22. Работы по орошению Голодной степи проводились им в 1896-1897 гг. и зафиксированы на снимках С. Лидского - виды степи, Бухара-арыка, плотин и др.23 По-видимому, тогда же Николай Константинович подарил Константину эти фотографии.

В мае 1906 г. состоялся инспекторский смотр в Варшаве, а осенью - поездка в Нижегородский графа Аракчеева корпус. В это посещение корпуса вел. кн. Константин Константинович выступил перед кадетами: «<...>Тяжелое время, которое переживает наша Родина, налагает на вас, носящих военный мундир, обязанность воспитывать и поддерживать в себе дух повиновения начальствующим лицам и работать с двойным, тройным усердием. <...> Наша последняя война показала, что нам, чтобы быть на высоте своего призвания, надо многому еще учиться. И вот вы, будущие офицеры, должны особенно проникнуться твердым убеждением, что вам теперь необходимо учиться, учиться и учиться»24. В 1907-1909 гг. был создан музей корпуса, что особо приветствовалось Константином Константиновичем. С целью расширения кругозора учащихся их знакомили с историей и культурой России. Большие группы кадет побывали в 1909 г. в Полтаве и Киеве, в 1910 - в Златоусте, Челябинске, Кыштыме, Екатеринбурге, Перми, а в мае-июне 1912 г., к столетию Бородинского сражения - на Бородинском поле25. Кадеты, кроме того, совершили путешествие по р. Волге. На любительских фотографиях 1900-х гг., запечатлены виды приволжских городов: Ярославля, Костромы, Нижнего Новгорода, Казани, Симбирска, Самары и Саратова. В альбоме сохранился групповой портрет кадет и сопровождающих их лиц на борту парохода «Ontario»26.

1909 г. - инспекторская поездка в Омск, Хабаровск и Владивосток; летом 1910 г. - в Полоцк. Во время пребывания в Полоцке Константину Константиновичу был вручен альбом «В память торжественного перенесения св. мощей преп. Ефросиньи из КиевоПечерской лавры в Полоцкий Спасо-Ефросиньевский женский монастырь»27.

В 1910 г. Константин Константинович получил новое ответственное назначение на пост генерал-инспектора военно-учебных заведений. В высочайшем рескрипте так была охарактеризована административнопедагогическая деятельность великого князя: «Долголетний Ваш опыт в вопросах воспитания юношества и подготовки для армии соответствующего своему высокому назначению корпуса офицеров и полное любви и сердечных забот отношение Ваше к этому важному для Государства делу дают мне твердую уверенность в том, что в новой должности энергичная деятельность и неусыпные труды Вашего Императорского Высочества найдут наилучшие условия. <...> Принося <...> свою глу-

7

Фотография. Изображение. Документ. Вып. 1 (1)

Илл. 3. Кабинет вел. кн. Константина Николаевича в Мраморном дворце.

1894 г. Фотограф неизвестен. © ИИМК РАН

бокую благодарность за Ваши неусыпные труды в должности Главного Начальника военно-учебных заведений, <...> Я выражаю Вам Мои искренние пожелания полного успеха в Вашей деятельности на новой должности. Пребываю к Вам неизменно благосклонный, сердечно вас любящий и искренно благодарный НИКОЛАЙ»28.

В 1911 г. вел. кн. Константин Константинович отправился в поездку по Турции. В конце 1912 г. он был в Александрии и Каире; семь недель провел в Хелуане среди Ливийской пустыни, в Нижнем Египте, затем переехал в Ассуан, в Верхний Египет.

18 февраля 1913 г. в Салониках был убит король Греции Георг I, и Константин Константинович срочно выехал к Ольге «в Афины, погруженные в глубокий траур». В апреле 1913 г. Константин Константинович и Елизавета Маврикиевна вместе были в Греции и возвращались в Петербург через Венецию. В документах РГАВМФ имеется «Выписка из донесения командира канонерской лодки ''Уралец'', капитана II ранга Берха, о плавании лодки в апреле месяце 1913 года»29.

Из донесения следует, что 22-го апреля е. и. в. великий князь Константин Константинович и великая княгиня Елизавета Маврикиевна прибыли на «Уралец», и на следующее утро лодка снялась с якоря для перехода Коринфским каналом в Венецию. У входа в канал пришлось ждать около двух с половиной часов, так как через канал следовали два больших греческих транспорта с сербскими войсками, перевозимыми в Салоники.

24 и 25-го апреля лодка не могла продолжать плавание из-за усиления ветра и сильного волнения. Капитан предложил великому князю отстаиваться в бухте или, потерпев 4 часа качки, дойти до Корфу. Великая княгиня предпочла последнее, и плавание продолжилось при сильном северо-западном ветре, бортовой качке до 26° на сторону, килевой - до погружения в воду носового орла. 26-го апреля их императорские высочества посетили Корфу, затем лодка снялась с якоря для следования в Венецию. 28 апреля встали на якорь в Венеции, напротив площади Св. Марка. Великий князь Константин Константинович и его супруга, отбывая с лодки на берег, благодарили офицеров и команду судна. «Меня, - пишет капитан II ранга Берх, - Великий Князь три раза поцеловал и сказал, что никогда не забудет чудного плавания и наших забот о них». Команде Константин Константинович пожаловал по 10 чарок, а кондукторам и боцману по 5 рублей. Капитан и офицеры были приглашены в отель

на завтрак. Небольшой эпизод из жизни Константина Константиновича, небольшой документ, но описанный в донесении случай позволяет оценить личные качества вел. кн. Константина Константиновича и его супруги Елизаветы Маврикиевны.

23 марта 1914 г. Константин Константинович посетил Русский археологический институт в Константинополе. Из «Отчета о деятельности Археологического института в Константинополе в 1914 г.»: «Выслушав доклад директора института Ф.И. Успенского и учитывая изменения политической карты Балканского полуострова, Августейший президент обратил внимание на особую важность изучения археологии христианских памятников, издавна вошедших в Сербскую державу, ввиду того, что эти памятники (монастыри и церкви XIII-XIV вв.) имеют далеко еще не выясненную связь, как с византийским искусством, так и с русскими памятниками XIV-XV вв. и нуждаются в тщательном изучении и издании». Константин Константинович предложил директору института представить по этому предмету записку. Составленная Ф.И. Успенским «Записка о необходимости финансирования научных экспедиций Русского археологического института в Константинополе», уже 11 апреля была подана Николаю II30.

Летом 1914 г., в связи с началом войны, вся семья, находившаяся в этот момент в Германии, срочно возвратилась в Россию: до Вержболова ехали на автомобилях, затем до Ковно - на поезде, составленном из паровоза и одного вагона. В Ковно стоял поезд императрицы Марии Федоровны, возвращавшейся из Дании31. Великокняжеская чета проводила на войну всех своих взрослых сыновей: Иоанна, Гавриила, Игоря, Олега, Константина. Олег, получив тяжелое ранение, скончался 29 сентября 1914 г. и был похоронен в Осташеве, где над его прахом возведен храм.

Великий князь Константин Константинович, поэт и августейший президент Академии наук, скончался 2-го (15-го по новому стилю) июня 1915 года в Павловске. Похоронен он в великокняжеской усыпальнице в Петропавловской крепости.

Вел. кн. Константин Константинович состоял членом или попечителем великого множества различных обществ, в частности - Императорского Общества поощрения художников, Императорского Русского музыкального общества, Русского археологического общества, Комиссии по градусному измерению на островах Шпицбергена, Межведомственной комиссии для выработки мер к постройке новых зданий Академии наук, Императорского Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии и других.

Великий князь Константин Константинович был пианистом и талантливым поэтом. Первый сборник стихотворений под инициалами «К. Р.» был издан в 1886 г., но в продажу поступило лишь второе издание (СПб., 1889, 78 стихотворений 1879-1885 гг.), одновременно с «Новыми стихотворениями К. Р., 1886-1888» (СПб., 1889, 54 произведения).

Весьма подробный перечень путешествий и поездок Константина Константиновича, как и упоминание об имениях семьи и участии в различных обществах, необходим для анализа фотографического собрания библиотеки Мраморного дворца - коллекции великих князей Константина Николаевича и Константина Константиновича.

Вероятно, до середины 1870-х гг. фотографии собирались генерал-адмиралом Константином Николаевичем; начиная с 1874 г., они могли быть приобретены, получены в дар и генерал-адмиралом, и Константином Константиновичем. Оба любили искусство фотографии и высоко ценили его. На обороте ряда паспарту красным карандашом крупно написаны инициалы «К. Р.». Не исклю-

8

** fimmrг f* ff1

Илл.4. Русские пленные в Бухаре, освобожденные правительством в 1858 г. Фотограф А.С. Муренко. © ИИМК РАН

чено, что это собственноручные пометы великого князя Константина Константиновича. В одном из альбомов видов Гмундена (О.51) на титульной странице имеются латинские буквы «А I.», вероятно альбом был подарен Александре Иосифовне. Определенно Александре Иосифовне фотографом-любителем Н. Бывайловым был преподнесен альбом интерьеров Мраморного дворца32.

Скорее всего, ей же был преподнесен и альбом (Отп. Q 206), включающий 12 фотографий Александровской общины в Петербурге на Бронницкой ул., 9, поскольку Александровская община сестер Красного Креста состояла под покровительством великой княгини33, а ее попечительницей являлась императрица Мария Федоровна. Община была открыта 13 апреля 1882 г., тогда как церковь во имя Св. Александра Невского (архитектор Павловского городского правления Д.Д. Зайцев) освящена только в 1886 г. Не ранее 1886 г. были созданы и снимки альбома: общие виды зданий общины и хирургической больницы, виды интерьеров столовой, приемной, амбулатории, аптеки, палат, операционной и церкви. Фотографии, предположительно, были исполнены известным петербургским фотографом К.К. Буллой.

На альбоме Q 279, включающем 200 фототипий со снимков, сделанных на Всероссийской художественнопромышленной выставке в Нижнем Новгороде в 1896 г. фотографом М.П. Дмитриевым, имеется серебряный вензель «ЕМ». Этот экземпляр альбома сделан специально для Елизаветы Маврикиевны. Как и другие альбомы экземпляры альбома (по имеющимся сведениям их было четыре), он содержит 100 видов огромного «ярмарочного города» на Стрелке Нижнего Новгорода: общие виды, виды «улиц», отдельных павильонов, специально построенной на выставке железной дороги и др., а также 100 видов интерьеров многочисленных отделов и павильонов. 1896 год - год коронации последнего российского императора Николая II. Императорская чета посетила Нижегородскую выставку 17-19 июля; Николай II и Александра Федоровна присутствовали на подъеме воздушных шаров, посетили машиностроительный павильон, «пили вино у Голицына»34. Второй, как бы дополнительный альбом Q 197, представлявший «Отдел кустарей» на этой выставке, был передан в 1977 г. в Музей этнографии (различные

мы п||Имг1;' i!w о'шшип* t-

Илл.5. Николаев. Дворец для приезда высочайших особ. 1870-ые гг. Фотограф К. Случановский. © ИИМК РАН

кустарные производства Балахнинского, Семеновского, Макарьевского, Нижегородского и др. уездов Нижегородской губернии).

В альбом F 85 помещены фотографии видов Севастополя и отдельных зданий города после Крымской войны 1853-1856 гг., в том числе разрушенные Петропавловский собор и Морское собрание. Великолепного качества овальные фотографии не имеют указаний на автора съемки. Известно, что в 1855 г. англичанин Роджер Фентон сделал со специально оснащенного портативной фотолабораторией фургона документальные снимки с театра Крымской войны. Нельзя исключить предположение, что это его фотографии. Кроме него, события войны отображали англичанин Робертсон, французы Ланглуа, Дюран-Браже и Лассимон, румын Сатмари, но кто из них делал эти снимки? Возможно, именно Д. Робертсон, поскольку отмечено, что он снимал панорамы Севастополя35. Кроме того, имеются снимки прибрежных частей городов Алуп-ки, Гурзуфа, Балаклавы, Братского кладбища в Севастополе с храмом св. Николая, мавзолея М.Д. Горчакова36.

28 фотоснимков сделаны артиллерии подпоручиком Антоном Степановичем Муренко в 1858 г. во время посольства графа Н.П. Игнатьева37. Они находятся в папке с тисненой золотом надписью «От Оренбурга через Хиву до Бухары. Светопись артиллерии подпоручика Мурен-ко» (Отп. Q 211) (илл.4). По окончании миссии альбом был преподнесен генерал-адмиралу Константину Николаевичу. В Российском государственном архиве военноморского флота сохранились документы, связанные с миссией полковника Н.П. Игнатьева, которая была от-

9

Фотография. Изображение. Документ. Вып. 1 (1)

Илл. 6. Константинополь. Вид Азиатской части города. 1870-ые гг. Фотограф неизвестен. © ИИМК РАН

правлена правительством императора Александра II в связи с опасностью создания против России коалиции среднеазиатских государств. С моря ее сопровождали суда Аральской флотилии под командованием капитана I-го ранга А.И. Бутакова. Аральская флотилия была образована в 1847 г.; местом стоянки флотилии являлся форт № 1 на Сыр-Дарье, построенный в 1853 г., а в 1867 г. переименованный в уездный г. Казалинск. Полностью флотилию упразднили в 1883 г.

Значительный отряд (более 250 человек) выступил в Хиву и Бухару в мае 1858 г. Задачи миссии заключались в изучении водных и сухопутных коммуникаций, прежде всего, р. Аму-Дарьи как основной транспортной артерии региона, и установлении торговых сношений с Хивой и Бухарой. Во время похода Н.П. Игнатьев несколько раз писал великому князю Константину Николаевичу, сообщая о действиях миссии. Собранные дорогой сведения о Хивинском ханстве заставили Н.П. Игнатьева изменить путь следования миссии и идти не на Куня-Ургенч, а на Кунград. «Этот путь <...> выгоднее первого в настоящее время в политическом отношении, вследствие войны хивинцев с туркменами, дает мне возможность непосредственно содействовать плаванью и изучению р. Аму - главной цели экспедиции, а в научном отношении по своей новизне представляет несравненно больше интереса, нежели вполне уже изученный путь на Куня-Ургенч»38.

А.И. Бутакову была поставлена задача войти в АмуДарью и подойти к г. Кунграду. Однако хивинский хан не пустил суда вверх по р. Аму-Дарье выше Кунграда и впредь не разрешил свободное плавание русских судов по Аму-Дарье, а также отказался заключить торговый договор с Россией. В Хиве миссии Игнатьева удалось добиться только освобождения русских пленных39. Из Хивы миссия выступила в Бухару, где был заключен выгодный для России торговый договор. Из Бухары через Кызыл-Кумы они проследовали в форт № 1 на р. Сыр-Дарье. Поход был завершен в ноябре 1858 г.40

По окончании экспедиции альбом «От Оренбурга через Хиву до Бухары. Светопись артиллерии подпоручика Муренко» был преподнесен генерал-адмиралу Константину Николаевичу, а в 1860 г. Муренко по предложению Совета РГО был удостоен серебряной медали общества, что само по себе было примечательно, так как было первым признанием ценности фотографий, поступивших из Средней Азии41.

Илл. 7. Павловский дворец. До 1872 г. Фотограф неизвестен. © ИИМК РАН

Великолепные снимки сделаны фотографами Кавказского Военно-топографического отдела в 1860-х гг.42: виды мостов, ущелий и селений в Дагестане, Ахалциха и Ахалцихской крепости, панорамный (из 6-ти кадров) вид аула Гуниб с Артиллерийского бугра, виды мечети в Эривани, ханского дворца и мечети в Баку, типы местного населения: пшавцы, тушинцы, джарские, тушинские и хевсурские женщины. В 1938 г. был списан снимок «Шах персидск[ий] Наср-эд-Дин (снят в Тегеране в 1863 г.)». Некоторые снимки, сделанные фотографами Кавказского Военно-топографического отдела, опубликованы в книге «Мусульманский мир Российской империи»43.

Альбом, содержащий фотографии г. Николаева, был преподнесен Константину Николаевичу, по-видимому, в 1879 г., во время плавания на «Вице-адмирале Попове». Некогда он имел коленкоровую обложку вишневого цвета с тисненой надписью «Альбом г. Николаева посвящаю Его Императорскому Высочеству Великому Князю Константину Николаевичу»44. С трудом удалось разобрать, что фотографии были выполнены и преподнесены фотографом Случановским. В альбоме снимки Адмиралтейского собора, Спасского рейда, «Поповки», обсерватории и др. (илл.5). Нет только одного снимка, имевшего аннотацию «Приезд вел. кн. Константина Николаевича на Спасский рейд», списанного в июне 1938 г. Надо сказать, что заведующая фотоархивом Т.М. Девель упорно сопротивлялась требованию списания (уничтожения) фотографий. Например, альбом видов Афона, поднесенный Константину Константиновичу, с нашей точки зрения, был спасен только благодаря тому, что посвящение на нем было заклеено серой канцелярской бумагой, на которой сверху был проставлен номер альбома. Только в 1990-е гг. эта «заклейка» была смыта, и обнаружилась первоначальная надпись, которая, несомненно, послужила бы основанием для списания альбома в 1930-е гг.

Вероятно, осенью 1861 г. в собрании библиотеки Мраморного дворца появилась тринадцатикадровая панорама Санкт-Петербурга, сделанная с башни Адмиралтейства45. Фотограф, предположительно морской офицер, поднялся по внутренней винтовой лестнице на башню Адмиралтейства и сделал круговую панораму Санкт-Петербурга. В фотоархиве ИИМК - оригиналы фотографий без негативов, которые по технологическим причинам не сохранились. Единственный экземпляр панорамы был преподнесен генерал-адмиралу и определенно украшал стены одного из его дворцов. Тщательное изучение более

10

Илл.8. Дарственная надпись на обложке «Афонского альбома».

© ИИМК РАН

700 фотографий интерьеров Мраморного, Стрельнинско-го и Павловского дворцов не позволило установить, где именно она была вывешена для обозрения.

Фотографии 1860-х гг. Э. Бальдю и братьев Биссон представляют виды городов и архитектурных памятников Франции (Париж, Амьен, Ним, Оранж)46, в том числе - двухкадровую панораму Парижа. Фотографии, скорее всего, датируются 1860-ми гг.47

Виды Константинополя (Отп. Q 209) исполнены в 1870х гг. Складывается впечатление, что снимки делались специально «для русских»: помимо видов Босфора, крепости Румелихисары и дворца Долмабахче на его берегах, сфотографированы европейская часть города со зданием русского посольства, посольская дача в Буюк-Дере, русская Николаевская больница и церковь возле нее. На одном из снимков красной краской нанесено имя фотографа «G. Berggren». Альбом вполне мог быть преподнесен Константину Константиновичу в 1876 г., во время его плавания на «Великом князе Константине» (илл. 6).

Крупноформатные фотографии 1870-х гг. Зимнего, Аничкова и Мраморного дворцов, дворца вел. кн. Николая Николаевича на Благовещенской площади, Михайловского дворца до пристройки Этнографического корпуса архитектором В.Ф. Свиньиным, Г реческой церкви, памятника Петру I, Исаакиевского собора, главного фасада Публичной библиотеки и памятника Екатерине II в момент его освящения в 1873 г., Павловского дворца (отп. W 3) (илл. 7), по-видимому, были и в других собраниях, но для библиотеки Мраморного дворца, они были «родными». Павловский дворец принадлежал Константиновичам, в 1872 г. они присутствовали на открытии памятника Павлу I перед дворцом, из их собрания списаны 3 снимка, запечатлевшие церемонию открытия памятника.

Альбом с видами местностей по Дунаю, хотя и включает 16 отпечатков 1873 г. (Отп. Q 193), среди которых виды городов-портов, скорее всего, появился в собрании после участия Константина Константиновича в военных действиях 1877 г. под Силистрией.

В 1879 г. в Петербурге был издан фотоальбом-папка «Типы и виды Западной Сибири» с фотографиями

Л.К. Полторацкой, сопровождавшей Семипалатинского генерал-губернатора В.А. Полторацкого в его поездке в Западную Сибирь и на Алтай в 1876 г. (Отп. Q 171). Снимки сопровождаются брошюрой с пояснительным текстом и представляют виды горы Белухи, Берельского ледника и рек Берели, Катуни и Бухтармы, пограничных казачьих постов, вид русской части г. Семипалатинска, главной мечети города, типы местного населения, этнографические сюжеты, раскрашенные фотографии невесты и семьи султана, типы сибирских казаков, урянхаев (тувинцев). За этот альбом автор получила большую серебряную медаль РГО на Московской антропологической выставке 1879 г. Альбом определенно был преподнесен Константину Николаевичу как председателю РГО.

В собрании оказались и два альбома (Отп. Q 173 и Q 174), представляющие этнографические и ландшафтные снимки, сделанные фотографом В.В. Ланиным в 1875-1876 гг. во время его путешествия от Иркутска до Охотского моря.

18 августа 1881 года вел. кн. Константин Константинович записывает в своем дневнике: «Афон. Обитель св[ятого] Великомуч[еника] Пантелеймона. Прощался со старцем; он благословил меня и поклонился до земли. Мне припомнился земной поклон старца Зосимы (у Достоевского) перед будущим страданием Дмитрия Карамазова. И мне, быть может, предстоят великие страдания»48. Альбом был поднесен Константину Константиновичу во время его кругосветного путешествия на фрегате «Герцог Эдинбургский». Крупноформатный альбом включает 42 отпечатка, в т. ч. вид монастыря Св. Пантелеимона, снимки ряда икон монастыря и некоторых обителей (илл. 8).

В «Крымский альбом»49 помещены фотографии видов дворца, церкви, парка и побережья в Ореанде и у Симеиза; виды Байдар, фонтанов в Гурзуфе, старого дворца в Ливадии, дворца М. С. Воронцова в Алупке, общий вид Бахчисарая и Бахчисарайского дворца, Балаклавы, Ин-кермана (пещеры и церковь над скалой), мечети в Евпатории, дороги Ай-Петри между Ялтой и Алупкой, виды Ялты. Списаны: вид корабля в доке и групповой снимок, по-видимому, имевший отношение к великокняжеской семье. Всего 58 крупноформатных отпечатков, предположительно, второй половины 1880-х гг.

Во втором альбоме по Крыму50 собраны фотографии, представляющие процесс постройки церкви Покрова Пресвятой Богородицы (проект академика архитектуры Авдеева) в имении Константина Николаевича Ореанда. Снимки отражают главные моменты этого события и датированы 2 мая - 7 сентября 1885 г. Храм был построен за одно лето и освящен 1 октября. Ряд фотографий сделан ялтинским фотографом Орловым сразу же по завершении работ в 1885 г. Фотограф Отто Ренар из Ялты посетил Ореанду через два года. Надписи под фотографиями сделаны собственноручно Константином Николаевичем. Ореанда, смежная с Ливадией, в 1838 г. была подарена императором Николаем I супруге Александре Федоровне, от которой оно перешло к великому князю Константину Николаевичу. В 1894 г. имение приобретено за 2,5 млн. рублей у великого князя Дмитрия Константиновича для императора Николая II.

В 1894 г. в библиотеке Мраморного дворца появился альбом снимков комнат великой княгини Екатерины Михайловны, последней владелицы Михайловского дворца, где вскоре был устроен Русский музей императора Александра III. Известный фотограф В. Класен работал во дворце сразу же после кончины Екатерины Михайловны - в спальне на постели лежит большой венок из живых цветов (Отп. Q 154).

11

Фотография. Изображение. Документ. Вып. 1 (1)

Илл.9. Стрельна. Морской «тренажер» в парке. 1900-ые гг. Фотограф неизвестен. © ИИМК РАН

Началом ХХ-го столетия датируются снимки альбома51, содержащего виды Стрельнинского дворца. В нем, по большей части, представлены интерьеры, но имеются и виды террас, и построек в парке (илл. 9). Любопытно отметить, что уже в это время интерьеры украшались не только живописными полотнами, но и фотографиями.

Отметим еще один альбом (F 85), с видами Петербурга - подношение фотографов Ф.Г. Буассона и Ф.О. Эгглера («Boissonnas & Eggler») по случаю серебряной свадьбы Константина Константиновича и Елизаветы Маврикиев-ны (15 апреля 1909 г.). Эти высокохудожественные снимки были сделаны до 1909 г., только зимние виды Исаакиев-ского собора могли быть выполнены в юбилейном для великокняжеской четы году. Летние снимки: вид на Биржу, памятник Петру I, Адмиралтейская набережная, Нева, Фонтанка, Нева за Николаевским мостом и другие -предыдущих лет (илл. 10).

Придворные фотографы в Санкт-Петербурге - Федор (Фредерик) Генрихович Буассон, швейцарский подданный, и Фридрих Осипович Эгглер, - возможно, были специально приглашены в Петербург в 1900 г. Они работали вместе в 1900-е-1910-е гг., с 1916 г. Ф. Буассон работал один. Ателье до 1917 г. располагалось на Невском пр., 24, в бывшем ателье А. Пазетти, и работало под вывеской «Преемник и наследник А. Пазетти», а значит им было унаследовано и звание фотографа Императорского двора.

На посту президента Академии наук великий князь Константин Константинович оставался в течение двадцати шести лет, был двенадцатым и последним высочайше назначенным президентом. Остановимся только на тех областях деятельности президента Академии наук, которые нашли отражение в его фотографическом собрании.

С именем великого князя Константина Константиновича связана организация и поддержка научных экспедиций. Только за первые десять лет его президентства

Илл.10. Санкт-Петербург. Вид набережной Невы ниже Николаевского моста. 1909 г. Фотография «Буассон и Эгглер». © ИИМК РАН

Илл.11. Эрзерум. Вид Якутье-медресе. 1917 г. Фотограф Бульбенко.

© ИИМК РАН

состоялось 12 крупных экспедиций. В 1893 г. проведена экспедиция по градусному измерению на островах Шпицбергена. Более пятидесяти снимков (инв. № 58774-58821) были, по-видимому, преподнесены президенту и хранились в Мраморном дворце. В 1939 г. они переданы в Арктический музей.

В 1898 году Н.П. Кондаковым была проведена экспедиция на Афон. Книга «Памятники христианского искусства на Афоне» издана в Петербурге в 1902 г. Труд посвящен «Его Императорскому Высочеству, Августейшему Президенту Императорской Академии Наук Великому Князю Константину Константиновичу». Издание представляет собой результат кратковременного, как пишет Н.П. Кондаков, осмотра 18 монастырей и одного скита, главным образом, со стороны их ризниц, икон и вообще церковной утвари. «Научная важность этой археологической задачи объясняется положением византийских древностей и их отношением к древностям многих стран Европы, воспринявших искусство и культуру Византии»52. В фотоархиве ИИМК РАН сохранилось 222 фотографии: виды монастырей, храмов, церковной утвари. Снимки были сделаны фотографом И.Ф. Барщевским. Материалы Афонской экспедиции53 поступили в фотоархив в ноябре 1924 г. и вошли в фонд № 1 (Императорская Археологическая комиссия).

В 1900 г. президенту удалось добиться финансирования Македонской ученой историко-этнографической

12

экспедиции. В ее состав были включены профессор славянских наречий П.А. Лавров, приват-доцент русской истории П.Н. Милюков, архитектор, преподаватель Академии художеств П.П. Покрышкин и художник-фотограф Д.А. Крайнев с помощником. Задачами экспедиции, которую академик Н.П. Кондаков назвал «путешествием с научной целью», были изучение, описание и фотофиксация памятников византийской культуры. Результаты экспедиции отражены в книге Н.П. Кондакова «Македония. Археологическое путешествие» (СПб., 1909) и в огромном количестве фотоснимков (544 ед.). Как и книга о поездке на Афон, «Македония» посвящена великому князю Константину Константиновичу, проявлявшему большой интерес к делам экспедиции. В июне-сентябре 1900 г. Кондаков четыре раза присылал письма-отчеты августейшему президенту54. В фотоархив ГАИМК материалы также поступили в ноябре 1924 г. и отложились в фонде Археологической комиссии.

Подготовка к 200-летнему юбилею М.В. Ломоносова началась заранее. Предполагалось создание исследовательского Ломоносовского института, который должен был объединить деятельность уже существовавших академических учреждений. Кроме того, стабилизировалось положение академических лабораторий, расширилась деятельность обсерваторий. На основе первого российского музея - Кунсткамеры - были созданы Зоологический, Биологический, Минералогический музей и Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого55. Осуществить данный проект не удалось, но в библиотеке Мраморного дворца сохранился ряд снимков56 фотографа Лейцингера из Архангельска: общий вид училища им. М.В. Ломоносова в Архангельске, групповой снимок учителей, попечителей, представителей местных властей и учащихся на фоне нового здания училища, старое здание училища, построенное на месте дома отца М.В. Ломоносова. Снимки сделаны в апреле-мае 1911 г.

29 ноября 1914 г. состоялось Общее собрание Академии наук, на котором был обсужден доклад А.А. Шахматова об охране памятников, «находящихся в районе военных действий». Собранием была создана специальная комиссия, в состав которой вошли А.А. Шахматов, А.С. Лаппо-Данилевский, Н.П. Кондаков, Ф.И. Успенский и другие ученые. Было принято решение командировать уполномоченных Академии наук на Западный и Кавказский фронты. Президент принял срочные меры по изысканию денежных средств на эти мероприятия. На Западный фронт с целью эвакуации наиболее ценных памятников из Львова уполномоченным был отправлен профессор Дерптского университета Е.Ф. Шмурло. Одновременно президент Академии наук обратился к Верховному главнокомандующему великому князю Николаю Николаевичу с просьбой разрешить уполномоченному Академии наук командировку в район боевых действий и на Кавказский фронт с целью эвакуации памятников. Разрешение было получено, и на Кавказский фронт был командирован академик Ф.И. Успенский.

Летом 1916 г. на Кавказский фронт для охраны памятников была командирована еще одна группа ученых, в которую вошли академик Н.Я. Марр, приват-доцент Петербургского университета П.А. Фалев и старший хранитель Кавказского музея С.В. Тер-Аветисян57. С.В. Тер-Аветисян проехал по азиатской Турции сотни километров, зафиксировал историко-культурные памятники разных городов. Этот ценнейший материал отложился в фотоархиве в фонде Н.Я. Марра, но своим происхождением он обязан вел. кн. Константину Константиновичу.

За полгода до этого (с середины ноября 1915 г. до конца января 1916 г.), С.В. Тер-Аветисян по поручению Импе-

раторской Академии наук совершил поездку в Ванскую область «для регистрации как вывезенных, так равно и брошенных на произвол судьбы памятников древности этого района». В поездке принимал участие представитель каталикоса всех армян. Несмотря на то, что со стороны военных властей ему было оказано всяческое содействие, поездка была «сопряжена с чрезвычайными трудностями». Он проехал по маршруту Джульфа-Хой-Сарай-Ван. В первую очередь им была обследована цитадель города Ван с многочисленными клиновидными надписями на древних стенах и пещерными обиталищами, находящимися под той возвышенностью, на которой возвышается цитадель. Были обследованы также уцелевшие в Ване церкви и другие памятники старины. Из Вана он проехал к Востану, затем в Агаванк, где находятся покои ахтамар-ского каталикоса, и в Артамед, с его урартскими надписями. С.В. Тер-Аветисян осмотрел Ахтамарский, Варагский, Лимский и Ктуцский монастыри. Везде была произведена фотосъемка, зарисованы планы исторических сооружений. Особое внимание было уделено Ахтамарскому кафедральному собору во имя святого Креста, построенному царем Гагиком Арцруни. Наружные стены храма покрыты многочисленными скульптурными изваяниями в виде сюжетов из Ветхого и Нового завета. Кроме того, в Академию наук им было отправлено около 1000 армянских рукописей, несколько десятков арабских и турецких рукописей. Бесценные снимки, на которых зафиксированы историко-культурные памятники многих городов (цитадели, мечети, караван-сараи и т.д.) азиатской Турции, в том числе разрушенный Ван, были сделаны фотографом Бульбенко. Этот материал отложился в фотоархиве в фонде Н.Я. Марра (кол. 177)58.

На настоящий момент фонд 45 включает 260 негативов и 4531 отпечаток. Сколько же снимков в действительности хранилось в библиотеке Мраморного дворца доподлинно установить, по-видимому, не удастся.

1 Работа выполнена в рамках Программы фундаментальных исследований Президиума РАН «Историко-культурное наследие и духовные ценности России».

2 Монастыри и скиты Святой горы Афон в фотографиях из альбома великого князя Константина Константиновича Романова / Автор-составитель Г.И. Вздорнов. М., 2003. С. 9-10.

3 ВахК.А. Великий князь Константин Николаевич и Православный Восток. К 150-летию паломничества в Святую Землю // Россия и Восток. Контакт и конфликт мировоззрений. Материалы XV Царскосельской научной конференции. Сб. научных статей. Часть I. СПб., 2009. С. 46-59.

4 Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Эфрона. Т. XVI. СПб., 1895. С. 74; Общий морской список. Ч. IX. Царствование Николая I. СПб., 1897. С. 1-21.

5 НА ИИМК. ФА. Отп. F 129; КузьминаЛ.И. Августейший поэт К.Р. Стихи разных лет. Личность. Творчество. СПб., 1995. С. 15-16.

6 НА ИИМК. ФА. Отп. F 38. Q 142.

7 Кузьмина Л.И. Августейший поэт К.Р. Стихи разных лет. Личность. Творчество. СПб., 1995. С. 19-20.

13

Фотография. Изображение. Документ. Вып. 1 (1)

8 НА ИИМК. ФА. Отп. Q 146.

9 НА ИИМК. ФА. Отп. Q 215.

10 К.Р. Избранные лирические стихотворения. С биографией и портретом августейшего автора / Под ред. Н.Н. Сергиевского. Пг, 1915. С. 12.

11 НА ИИМК. ФА. Отп. Q 158.

12 НА ИИМК. ФА. Отп. F 43, Q 138, F 64, Q 212.

13 НА ИИМК. ФА. Отп. F 75 и F 130.

14 НА ИИМК. ФА. Отп. F 88.

15 Монастыри и скиты Святой горы Афон в фотографиях из альбома великого князя Константина Константиновича Романова / Автор-составитель Г.И. Вздорнов М., 2003.

16 НА ИИМК. ФА. Отп. F 38.

17 Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Эфрона. Т. XVI. СПб., 1895. С. 73-74; Соболев В.С. Августейший президент. Великий князь Константин Константинович во главе Императорской Академии наук. 1889-1915 годы. СПб., 1993; Кузьмина Л.И. Августейший поэт К.Р. Стихи разных лет. Личность. Творчество. СПб., 1995; Павлова С.В., Матвеев Б.М. Мраморный дворец. СПб., 1996; Герасимов В.Б. Большой дворец в Стрельне - без четверти три столетия. СПб., 1997.

18 НА ИИМК. ФА. Отп. Q 142.

19 К.Р. Избранные лирические стихотворения. С биографией и портретом августейшего автора / Под ред. Н.Н. Сергиевского. Пг, 1915. С. 15-16.

20 НА ИИМК. ФА. Отп. О.3497.

21 НА ИИМК. ФА. Отп. О.47.

22 Иконников-Галицкий А.А. Без права на имя // Всемирный следопыт. № 8. 2004. С. 24-25.

23 НА ИИМК. ФА. Отп. Q 144.

24 ГусевМ.Ю. Из истории Нижегородского графа Аракчеева кадетского корпуса // Новый Часовой. Русский военно-исторический журнал. № 11-12. СПб, 2001. С. 38.

25 Гусев М.Ю. Из истории Нижегородского графа Аракчеева кадетского корпуса // Новый Часовой. Русский военно-исторический журнал. № 11-12. СПб, 2001. С. 41.

26 НА ИИМК. ФА. Отп. Q 187.

27 НА ИИМК. ФА. Отп. Q 185.

28 К.Р. Избранные лирические стихотворения. С биографией и портретом августейшего автора / Под ред. Н.Н. Сергиевского. Пг, 1915. С. 14-15.

29 РГАВМФ. Ф. 417. Оп. 1. Д. 4303. Л. 166-167об.

30 Басаргина Е.Ю. Русский археологический институт в Константинополе. Очерки истории. СПб., 1999. С. 214-215.

31 Кузьмина Л.И. Августейший поэт К.Р. Стихи разных лет. Личность. Творчество. СПб., 1995. С. 182-183.

32 НА ИИМК. ФА. Отп. Q 153.

33 Кузьмина Л.И. Августейший поэт К.Р. Стихи разных лет. Личность. Творчество. СПб., 1995. С. 63.

34 Длужневская Г.В. Фотографии из Собственной библиотеки Императора Николая II в собрании фотоархива ИИМК РАН // Археологические вести. Вып. 5. СПб., 1998. С. 382-384.

35 БажакК. История фотографии. Возникновение изображения. М., 2003. С. 77.

36 НА ИИМК. ФА. Отп. Q 272.

37 Девель Т.М. Альбом фотографий миссии полковника Н.П. Игнатьева в Хиву и Бухару 1858 года // Страны и народы Востока (география, этнография, история, культура). Вып. XXVIII. СПб., 1994. С. 259-271; Калинин А.И. О некоторых аспектах среднеазиатской политики России в 40-80-х годах XIX века // Восточный Архив. 2000. № 4-5. С. 49-54.

38 РГАВМФ. Ф. 410. Оп. 2. Д. 1528. Л. 6-11.

39 РГАВМФ. Ф. 410. Оп. 2. Д. 1528. Л. 221-223.

40Девель Т.М. Альбом фотографий миссии полковника Н.П. Игнатьева в Хиву и Бухару 1858 года // Страны и народы Востока (география, этнография, история, культура). Вып. XXVIII. СПб., 1994. С. 259-271.

41 Длужневская Г.В. Мусульманский мир Российской империи в старых фотографиях. По материалам фотоотдела Научного архива Инсти-

тута истории материальной культуры РАН. СПб, 2006. С. 282-291.

42 НА ИИМК. ФА. Отп. F 37.

43 Длужневская Г.В. Мусульманский мир Российской империи в старых фотографиях. По материалам фотоотдела Научного архива Института истории материальной культуры РАН. СПб, 2006. 304 с.

44 НА ИИМК. ФА. Отп. Q 225.

45 Санкт-Петербург. 1861 год / Комментарий Г.В. Длужневской. СПб., 1993.

46 НА ИИМК. ФА. Отп. F 39 и W 5.

47 Французская фотография второй половины XIX века из коллекции Института истории материальной культуры РАН. Каталог выставки / Государственный центр фотографии (РОСФОТО). СПб., 2006. 104 с.

48 Кузьмина Л.И. Августейший поэт К.Р. Стихи разных лет. Личность. Творчество. СПб., 1995. С. 45.

49 НА ИИМК. ФА. Отп. F 77.

50 НА ИИМК. ФА. Отп. Q 141.

51 НА ИИМК. ФА. Отп. Q 278.

52 Кондаков Н.П. Памятники христианского искусства на Афоне. СПб., 1902. С. 1.

53 НА ИИМК. ФА. Отп. Q 832-834.

54 Соболев В.С. Августейший президент. Великий князь Константин Константинович во главе Императорской Академии наук. 1889-1915 годы. СПб., 1993. С. 53.

55 Кузьмина Л.И. Августейший поэт К.Р. СПб, 2004. С. 21.

56 НА ИИМК. ФА. Отп. Q 272.

57 Соболев В.С. 1) Августейший президент. Великий князь Константин Константинович во главе Императорской Академии наук. 1889-1915 годы. СПб., 1993. С. 58-59; 2) Для будущего России. СПб, 1999. С. 54.

58 Археологическая хроника // Известия Императорской Археологической комиссии. Прибавление к вып. 63. Пг., 1916. С. 19-20.

14