Научная статья на тему 'Формирование университетских корпораций и их региональная специфика в Европе эпохи Высокого Средневековья'

Формирование университетских корпораций и их региональная специфика в Европе эпохи Высокого Средневековья Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
2603
541
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
СРЕДНЕВЕКОВЫЙ УНИВЕРСИТЕТ / УНИВЕРСИТЕТСКАЯ КОРПОРАЦИЯ / УНИВЕРСИТЕТ ПАРИЖА / УНИВЕРСИТЕТ БОЛОНЬИ / MIDDLE AGES UNIVERSITY / UNIVERSITY CORPORATION / PARIS UNIVERSITY / BOLOGNA UNIVERSITY

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Ван Хааске Леонид Андреевич

В статье выявлены предпосылки и причины возникновения университетских корпораций в Европе в эпоху Высокого Средневековья (в XI-XV вв.) и рассмотрена вариативность процесса возникновения корпораций на примере университетов Парижа и Болоньи.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Formation of the universal corporations and their regional characteristics in Europe of the High Middle Ages

The article points out background and reasons for the universal corporations in Europe in the Middle Ages (XI-XV cc.) and variations of the process of corporation development on the example of Paris and Bologna.

Текст научной работы на тему «Формирование университетских корпораций и их региональная специфика в Европе эпохи Высокого Средневековья»

Зарубежная история

Л.А. ван Хааске

Формирование университетских корпораций и их региональная специфика в Европе эпохи Высокого Средневековья

В статье выявлены предпосылки и причины возникновения университетских корпораций в Европе в эпоху Высокого Средневековья (в Х1-^ вв.) и рассмотрена вариативность процесса возникновения корпораций на примере университетов Парижа и Болоньи.

Ключевые слова: средневековый университет, университетская корпорация, университет Парижа, университет Болоньи.

Среди источников по данной проблеме можно назвать большой пласт официальных документов, связанных с правовым статусом университетов - хартий, указов и распоряжений представителей светской и духовной власти.

Историография темы достаточно обширна. Большое внимание проблемам истории университетского образования уделялось в русской дореволюционной исторической науке. Здесь можно назвать работы Владимира Николаевича Ивановского «Народное образование в средние века» и Николая Семеновича Суворова «Средневековые университеты», изданные в 1898 г., а также работу Владимира Константиновича Пискорского «Итальянские университеты», опубликованную в 1910 г.

В современной России изучением проблем университетского образования в Средние века занимается Павел Юрьевич Уваров, главный редактор сборника «Средние века» и ведущий научный сотрудник Института всеобщей истории РАН. Среди его работ можно назвать такие, как «Университет в средневековом городе» и «У истоков университетской корпорации».

В западной историографии проблемы университетской культуры и культуры интеллектуалов разрабатывал знаменитый французский историк Жак Ле Гофф. Как наиболее важную среди его работ можно выделить книгу «Интеллектуалы в средние века», впервые изданную во Франции в 1957 г., а на русский язык переведенную в 1997 г.

Для начала необходимо прояснить значение самого понятия «университет». Согласно римскому праву, средневековые юристы называли университетом (universitas) всякий организованный союз людей. Согласно римскому праву, под понятие университета граждан (universitas civium) вполне подходил и любой ремесленный цех [11]. Более того, возникновение первых университетов, становление цеховой культуры и возникновение самостоятельных городских общин в Италии относятся к одной и той же исторической эпохе - к XII в. [7].

Следовательно, университет изначально - это лишь видовое понятие для объединения людей, и, следовательно, корпорации, образовавшейся для реализации научных интересов. Изначально эта корпорация даже именовалась universitas studium, именно с оговоркой studium, т.е. учебный, для выделения из остальных общественных университетов.

В дальнейшем это разделение продвинулось, и в официальных документах учебные университеты стали фигурировать уже как «studium generale» («генеральная школа»), а не «universitas». Важное уточнение -«генеральная» в названии означало главенствующее положение «генеральных школ» над местными и локальными, т.к. studium generale предназначались для учителей и учеников всех наций, и приобретенные в них степени и звания были обязательны к признанию во всех высших школах западного христианства. Человек, получивший ученую степень в одной генеральной школе, приобретал способность учить везде (facultas docendi ubique terrarum), xe. во всякой другой генеральной школе [5].

Появление университетских корпораций было бы невозможно без наличия целого ряда факторов. Это развитие городов и связанная с данным процессом трансформация массового сознания от крестьянского к городскому типу мышления. Признание экономической пользы университетов, и, как следствие, экономической необходимости их создания. Заинтересованность города в подготовке образованных людей и заинтересованность власти в образовании и одновременно в контроле над ним. Кроме того, появление университетов было бы невозможно без появления людей, готовых и желающих получать образование. Все эти факторы развивались практически синхронно, и уже к XI в. они достигли достаточного уровня, что и привело к возникновению университетских корпораций.

ВЕСТНИК

МГГУ им. М.А. Шолохова

Зарубежная история

Город и университетская корпорация были тесно связаны. Город мог давать университетской корпорации площади для проведения учебных занятий, в рамках города университет получал готовую инфраструктуру - объекты торговли, питания, жилье для иностранных студентов. Университет же давал городу почву для развития торговли, для расширения сферы товаров и услуг, для увеличения налоговых сборов. Одновременно с этим университет привлекал в город новых жителей. Кроме того, сам факт существования университета в городе в какой-то момент стал статусным фактором, увеличивая значимость и влиятельность города [14].

Перейдем теперь к процессу формирования университетской корпорации на примере университета в Болонье (Северная Италия).

Возникновение университета связывают с Хартией германского императора Фридриха I Барбароссы от 1158 г., в которой говорится, что он берет под свою защиту людей, покинувших родные места, и «претерпевающих лишения, чтобы изучать право». Этот жест расценивался современниками как акт благодарности юристам Болоньи за оказанные Фридриху услуги. Важный момент - об университете как таковом в Хартии еще не говорится, речь идет только о самом факте изучения там студентами права [7].

Из данного документа можно сделать вывод, что к этому моменту ученая деятельность в Болонье уже достигла определенной степени развития и авторитета, если сам император пользовался услугами болонских юристов.

Значит, некое образовательное учреждение в Болонье существовало какое-то время до появления Хартии. В некоторых летописных источниках говорится о существовании учебного заведения в Болонье уже в 1088 г., т.е. разница между возможными датами появления университета составляет не менее 70 лет.

Необходимо заметить, что подобный факт существует и в истории Парижского университета, датой основания которого называют 1200 г. Однако одновременно с этим датой основания Оксфордского университета считается 1176 г., причем его история связана с уходом английских студентов из Парижского университета. Соответственно, можно предположить, что университет в Париже существовал уже за 30 лет до одной из предполагаемых дат его основания [12].

Такое противоречие в датах приводит к выводу о том, что формирование университета было долгим процессом, который было трудно зафиксировать точно, и этот процесс не обозначался специальными документами. Возможно, что вначале процесс был спонтанным, воспринимаемым как нечто естественное, не вызывающее у общества и власти ярко

выраженной реакции и потому не находящее отражения в официальных документах. Сам процесс формирования университетов практически не отражен документально, университет получает документальное оформление лишь после того, как этот процесс завершается.

Кроме того, из Хартии Барбароссы мы видим, что университет еще и привлекает к себе новых учащихся. Ведь сама идея документа как раз и выражается в том, что существует какая-то группа людей, которая покидает родные места и отправляется в совершенно новое место для обучения.

Также интересно в этом документе указание на возможные притеснения тех, кто отправляется учиться. В Средние века в ходу был так называемый обычай «репрессалий». Его суть заключается в том, что если, например, уроженец Кёльна совершил кражу или уехал из Болоньи, не расплатившись, то болонцы могли наказать любого другого попавшего к ним в руки жителя Кёльна или близлежащих земель. Таким образом, чужестранцы, прибывавшие за знаниями в Болонью или иной город, оказывались в чужой среде, вне защиты местных правовых норм.

В этих условиях появляются важнейшие элементы зарождающейся университетской культуры - землячества. Суть их проста. Оказавшись в новых условиях, земляки приносили друг другу клятву взаимной верности и образовывали союз, основанный на такой присяге [11].

Привилегией Барбароссы была создана особая подсудность для школяров. Судить их могли только их учителя или местный епископ (по выбору школяров), что шло вразрез с общей для городской общины подсудностью городским судьям.

Внутри землячества студент, во-первых, получал защиту в рамках действия репрессалий, а, во-вторых, оказавшись в инокультурной среде, сохранял свою культурную идентичность.

Возвращаясь к юридическим понятиям, можно также рассмотреть и само слово «Б^еШеБ», которое употреблялось для обозначения не одних только учащихся-школяров, а всех тех, которые штудируют, т. е. посвящают свои силы научным занятиям в качестве учителей или учеников (вЫйеЫгв йосвпйо в1 аССг^свпСо). Таким образом, с юридической точки зрения все участники ученой корпорации, как учителя, так и ученики, обладали равными правами.

Можно заметить, что процесс функционирования университетской корпорации постепенно приобрел формы, очень близкие к цеховой организации и разнящиеся лишь в специфике: общее собрание членов под председательством известного главы, дисциплина и последовательность градаций в среде членов. Схожесть со специфической цеховой культурой

ВЕСТНИК

МГГУ им. М.А. Шолохова

Зарубежная история

позволяет нам говорить о том, что студенты, видя модель цеховой организации, выстроили новую организацию, используя уже известную и стабильно работающую модель. Внутри университетской корпорации градации школяров, бакалавров и магистров или докторов соответствовали цеховым градациям учеников, подмастерьев и мастеров [13].

Важное значение имели взаимоотношения студентов и преподавателей в рамках корпорации. Часто студенты играли роль нанимателей, входивших в договорное соглашение с теми лицами, лекции которых они желали слушать и под руководством которых желали заниматься, относительно гонорара и помещения для аудитории. Иногда на почве оплаты труда преподавателей возникали конфликты. Так, даже Пьер Абеляр в автобиографической книге «История моих бедствий» сетовал на то, что студенты пытаются экономить на его услугах и отказываются платить за дополнительные («экстраординарные») лекции, а оплату за основные («ординарные») лекции постоянно пытаются занизить [1].

При этом полномочия студентов в рамках корпорации часто были довольно значительными. Так, студенты могли уволить неугодного им преподавателя или сменить неподходящее помещение.

Для решения возможных проблем с городской общиной у студентов также был мощный механизм воздействия - переселение в другой город. Переселение или угроза переселения служили обыкновенно для школяров самым острым оружием, самым действенным средством к тому, чтобы отстоять свои интересы и добиться желательных уступок со стороны города.

Сами переселения, означавшие, в сущности, перенесение университета из одного города в другой, были ясным выражением той идеи, что община чужеземцев, не сумевшая адаптироваться к условиям одного города, ищет для себя более подходящую почву в другом месте, где она продолжает оставаться общиной чужеземцев, объединенных общей идеей [13].

Как уже сказано выше, точная дата создания Болонского университета неизвестна. По косвенным признакам можно предположить, что это был долгий процесс. Так или иначе, к началу XIII в. в Болонье было два стабильных «университета», целью которых была непосредственно учебная деятельность. Первый из них был Цитрамонтанский, который состоял из 22 «наций» (землячеств по разным городам Италии), а второй - Ультра-монтанский, который объединял 24 «нации» - землячества прочих европейцев, родина которых осталась за Альпийскими горами [7].

Интересный факт - студенты из числа местных жителей не являлись членами университетской корпорации, т.к. на них распространялось право городской общины и в покровительстве по Хартии Фридриха

Барбароссы они не нуждались. Однако, несмотря на это, их статус в рамках учебного процесса ничем не отличался от статуса иногородних студентов [10].

Привилегия Барбароссы была дарована тем, которые «предпринимают путешествия ради научных занятий». Но, т.к. предпринимать путешествия с научной целью могли не только учащиеся, а и преподаватели, в итальянских городах стала формироваться традиция приглашать или переманивать составивших себе репутацию профессоров из другого города. Важно отметить, что привилегия Барбароссы распространялась на студентов и преподавателей до тех пор, пока они не получали гражданство какого-либо города [3].

Постепенно, для создания наибольшей заинтересованности именитых преподавателей в работе в конкретном университете, стала практиковаться раздача профессорам гражданства. Получив права гражданства, профессора отрывались от землячеств и особого суда университетской корпорации. Здесь можно видеть появляющуюся разницу в статусе преподавателя и студента.

С учетом вышесказанного, можно сделать вывод о том, что в Болонье университетская корпорация выросла из клятвенных союзов студентов, отстаивающих свои права в отношениях с городом в условиях действия специфических городских законов и традиций, с одной стороны, и прав, дарованных Хартией Барбароссы - с другой.

Совсем иную модель складывания университетской корпорации можно увидеть в Париже. Необходимо учесть, что Парижский университет изначально развивался и функционировал в тесной связи с церковью, соответственно, все школяры и магистры также подпадали под юрисдикцию церкви. Любое посягательство на студента (на его жизнь, имущество или на его права) автоматически могло привести к проблемам с церковными властями. Это создавало немало неудобств, поскольку школяры, среди которых было много «дикой» молодежи, вырвавшись в большой город, чувствовали свою безнаказанность и порой вели себя очень буйно [8].

Парижский университет состоял из четырех факультетов: свободных искусств, канонического права (преподавание гражданского права было запрещено в 1219 г. папой Гонорием III), медицины и теологии. Система корпораций здесь была более сложная, чем в Болонском университете. Факультеты права, медицины и теологии управлялись титулованными профессорами, или регентами во главе с деканом. Деление по землячествам здесь было выражено слабо [10].

Факультет искусств, значительно более многолюдный, уже подразделялся на «нации». Имелось четыре таких «нации»: французская,

ВЕСТНИК

МГГУ им. М.А. Шолохова

Зарубежная история

пикардийская, нормандская и английская. Во главе каждой нации стоял прокуратор, избираемый регентами. Четыре прокуратора были помощниками ректора, возглавлявшего факультет искусств.

В университете имелись общие для всех факультетов службы, занимающиеся, в основном, правовыми и судебными вопросами, а также вопросами внешних связей с духовными и светскими властями. Но они не имели большого влияния на внутреннюю жизнь университета, поскольку проблемы у всех факультетов были разные.

Постепенно наибольший авторитет приобрел ректор факультета искусств. Преобладание этому факультету обеспечила, в первую очередь, многочисленность, которая и привлекала в университет львиную долю финансовых поступлений. Кроме того, факультет искусств был своеобразной «первой ступенью» обучения - прохождение на нем курса (так называемого «тривиума») было необходимо для продолжения обучения на других факультетах.

Итак, ректор факультета искусств, занимая главенствующее положение внутри университетской корпорации, распоряжался финансами университета и председательствовал на генеральной ассамблее студентов и магистров. К концу XIII в. он становится уже официальным главой всей университетской корпорации [11]. Однако важно заметить, что с 1231 г. Парижский университет обладал особым правовым статусом, подчиняясь непосредственно римскому папе. Власть главы университетской корпорации могла распространяться лишь на вопросы, касающиеся внутреннего распорядка работы университета, и любое его решение могло быть изменено распоряжением папы.

В Париже не было такого преобладания учащихся над учащими, какое можно видеть в Болонье. Здесь все управление университетскими делами находилось в руках магистров. Школяры никогда не обладали правом ни избирать, ни быть избранными на университетские должности даже в пределах какой-либо одной «нации». Это заметно в официальных самоназваниях университетов. Болонский университет называл себя университетом школяров (ипгувп'Нси' &'ско1апит), а Парижский - университетом учителей (ипгувп'Нси' magistrorum) [11]. Но и в Париже разрыв между учащимися и учениками был скорее официальной формальностью, чем практикой.

Более того, Парижский и Болонский университеты обладали разными правовыми статусами. Это хорошо заметно в их взаимоотношениях с папской властью. Так, римский папа Гонорий III в ряде своих распоряжений за 1217-1224 гг. поощряет самостоятельность болонских землячеств и в то же время запрещает собрания парижских «наций» (в 1222 г.), приказывает сломать их печать как символ независимости (в 1225 г.) [10].

В заключение отмечу, что большинство появлявшихся впоследствии европейских центров обучения перенимало корпоративные черты Болонского или Парижского университетов. Так, например, появившийся в начале XIII в. Оксфордский университет по структуре корпорации очень близок Парижскому университету. Болонская система университетских корпораций была распространена в Европе значительно меньше, что связано, в первую очередь, со спецификой изначального формирования корпорации в Болонье.

Библиографический список

1. Абеляр П. История моих бедствий. М., 1959.

2. Гуревич Я.А. Категории средневековой культуры. М., 1982.

3. Документы по истории университетов Европы ХП-ХУ вв. / Под ред. М.М. Москаленко. Воронеж, 1973.

4. Ивановский В.Н. Народное образование в средние века. М., 1898.

5. Ле Гофф Ж. Интеллектуалы в средние века. Долгопрудный, 1997.

6. Ле Гофф Ж. Цивилизация средневекового Запада. М., 1992.

7. Пискорский В.К. Итальянские университеты. СПб., 1910.

8. Роуг В. Университет как явление средневековой культуры // Вестник высшей школы. 1991. № 7-8. С. 97-109.

9. Сидорова Н.А. Основные проблемы истории университетов в Средние века в освещении современной буржуазной историографии // Средние века: Сб. ИВИ РАН / Под ред. С.Д. Сказкина. М., 1963.

10. Суворов Н.С. Средневековые университеты. М., 1898.

11. Уваров П.Ю. История интеллектуалов и интеллектуального труда в Средневековой Европе. Курс лекций. М., 2000.

12. Уваров П.Ю. У истоков университетской корпорации // Сайт «Полит. ру». иКЬ: http://www.polit.ru/article/2010/02/04/university/ (дата обращения: 01.02.2012).

13. Уваров П. Ю. Университеты в средневековом городе // Культура и искусство западноевропейского Средневековья / Под ред. И.П. Русанова. М., 1981.

14. Ястребицкая А.Л. Европейский мир Х-ХУ вв. М., 1995.

ВЕСТНИК

МГГУ им. М.А. Шолохова

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.