Научная статья на тему 'Формирование российского трудового законодательства в эпоху «Военного коммунизма»'

Формирование российского трудового законодательства в эпоху «Военного коммунизма» Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
1155
171
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ТРУДА / ВОЕННЫЙ КОММУНИЗМ / ИСТОЧНИКИ ТРУДОВОГО ПРАВА / НОРМАТИВНО-ПРАВОВЫЕ АКТЫ / ПРИНУДИТЕЛЬНЫЙ ТРУД / КЛАССИФИКАЦИЯ ИСТОЧНИКОВ / ИДЕИ ПАРТИЙНЫХ ТЕОРЕТИКОВ / SOCIALIST ORGANIZATION OF LABOUR / WAR COMMUNISM / LABOUR LAW SOURCES / LEGAL ACTS / FORCED LABOUR / CLASSIFICATION OF SOURCES / IDEAS OF PARTY THEORETICIANS

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Рощин Борис Евгеньевич

Рассмотрены некоторые особенности формирования основных источников российского трудового права на первоначальном этапе построения системы социалистической организации труда в условиях осуществления государственной политики, известной под названием «военный коммунизм». Проанализированы соответствующие основные нормативно-правовые акты, принятые в рассматриваемый период.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE FORMATION OF RUSSIAN LABOUR LEGISLATION IN THE EPOCH OF «WAR COMMUNISM»

The author considers some peculiarities of formation of main Russian labour law sources at the initial stage of construction of socialist organization of labour in the conditions of the state policy known as «war communism». An analysis is given of principal legal acts adopted during this period.

Текст научной работы на тему «Формирование российского трудового законодательства в эпоху «Военного коммунизма»»

274

Право

Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского, 2011, № 3 (1), с. 274-280

УДК 340

ФОРМИРОВАНИЕ РОССИЙСКОГО ТРУДОВОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В ЭПОХУ «ВОЕННОГО КОММУНИЗМА»

© 2011 г. Б.Е. Рощин

Нижегородский государственный педагогический университет

pravoborise@mail.ru

Поступила в редакцию 07.07.2010

Рассмотрены некоторые особенности формирования основных источников российского трудового права на первоначальном этапе построения системы социалистической организации труда в условиях осуществления государственной политики, известной под названием «военный коммунизм». Проанализированы соответствующие основные нормативно-правовые акты, принятые в рассматриваемый период.

Ключевые слова: социалистическая организация труда, военный коммунизм, источники трудового права, нормативно-правовые акты, принудительный труд, классификация источников, идеи партийных

теоретиков.

Современное российское трудовое право прошло свой особый (достаточно самобытный) эволюционный путь и уходит корнями в историческое прошлое. В настоящее время трудовое право России принято рассматривать в трех аспектах: 1) как юридическую науку; 2) как самостоятельную отрасль отечественной национально-правовой системы; 3) как юридическую дисциплину, изучаемую в образовательных учреждениях. Эволюция российского трудового права (как социально-правового явления) осуществлялась под непосредственным влиянием конкретно-исторических условий, определенных периодов общественного развития. Возникновение, формирование и развитие юридической науки и одноименной самостоятельной отрасли права (с присущим ей предметом и методом правового регулирования, отраслевыми принципами, институтами и т.п.) происходило не одновременно, а в различные исторические периоды. Так, если возникновение и формирование трудового права как юридической науки можно с уверенностью отнести к дореволюционному (окт. 1917 г.) российскому периоду, то формирование самостоятельной трудоправовой отрасли - к «постоктябрьскому» периоду. Зарождение и стремительное развитие отраслевой системы трудового права произошло «в результате коренных революционных преобразований в России после захвата власти большевиками 25 октября 1917г. Советская власть без промедления стала формировать новое трудовое законодательство на основе программных установок и требований РСДРП» [1, с. 29]. Основой правового регулирования социально-трудовой сферы (на различных этапах исторического развития общества) являются соответствующие источни-

ки. В настоящее время в юридической науке отсутствует единая точка зрения на такую системообразующую (сущностную) категорию, как «правовой источник». Для отраслевых юридических наук важное значение имеет трактовка источника права в формальном (или собственно юридическом) смысле. Согласно «формальной трактовке» источник трудового права представляет собой форму внешнего выражения и закрепления трудоправовых норм в соответствующих нормативно-правовых актах, направленных на регулирование трудовых (и непосредственно с ними связанных) отношений. Благодаря трудоправовому источнику (в юридическом смысле) трудовое право способно осуществлять свои функции (т.е. регулировать и охранять права трудящихся). «Четкая соподчи-ненность источников права, законодательно закрепленная и обеспеченная с помощью юридических механизмов, имеет важное социальнополитическое значение... единство системы источников права означает единство выраженной в законе верховной государственной воли.

И наоборот: деформация этой системы отражает слабость государственной власти, проявление центробежных тенденций. нарушения законности...» [2, с. 226].

Отраслевые трудоправовые источники (как формы установления и закрепления определенных правил поведения в сфере труда) берут своё начало в российском фабричном законодательстве (2-я пол. XIX в.). Известный исследователь социально-трудовой сферы И.Я. Киселёв1 отмечает: «Некоторые нормы, положения и формулировки УПТ 2 вошли в советские КЗоТы 1918 и 1922 гг. и дошли до наших дней, остаются в действующем российском законодательст-

ве» [1, с.24]. Очевидно, историческое прошлое предопределяет (в определенной степени) настоящее и ориентирует в будущее. Изучение, учет и объективная оценка исторического опыта позволяют понять сущность многих социальнотрудовых проблем, наметить пути их решения и предостеречь при этом от очевидных ошибок.

Целью работы является краткий анализ особенностей формирования основных отраслевых источников российского социально-трудового права на первоначальном этапе процесса социалистической организации труда в период проведения государственной политики, получившей название «военный коммунизм» (1918— 1920 гг.). «Военный коммунизм» — система мер экономической и социальной политики, направленных (в первую очередь) на удержание государственной власти, в условиях тяжелейшего системного кризиса, проникшего во все сферы российского общества (экономическую, политическую, духовную и т.п.). В условиях тотальной хозяйственной разрухи, отягощенной гражданской войной и иностранной интервенцией, «советская власть предпринимала отчаянные усилия для того, чтобы одержать победу в войне, подавить сопротивление свергнутых классов, отразить натиск контрреволюции... В работе государственных органов преобладали насильственные методы, зачастую в самой суровой, жестокой форме, вполне соответствовавшей духу времени и идеологическим установкам диктатуры пролетариата. Многие меры были вызваны экстремальной обстановкой, требовавшей крайнего напряжения сил ради выживания новой власти» [1, с. 31]. Осуществлялись радикальные экономические преобразования: национализация (огосударствление) основных средств производства; ограничение товарноденежных отношений, свободы торговли и т.п.

Для построения основ социализма (как первоначальной фазы коммунистического общества) требовалась принципиально новая форма организации труда. Первоочередные мероприятия советской власти (осуществляемые в рассматриваемый период) были направлены на создание исторически новой, ранее неизвестной системы (формы) социалистической организации труда, которая (по мнению теоретиков большевизма) более совершенна, прогрессивна и гуманна, чем организация труда при капитализме и при иных общественно-экономических формациях. В качестве экономической основы (базиса) системы социалистической организации труда декларировалась общественная собственность на средства производства, «приобретенная» государством (в большей части) путем национализации (т.е. фактического огосу-

дарствления). «Основой нашего строя является общественная собственность так же как основой капитализма - собственность частная. Если капиталисты провозглашают частную собственность священной и неприкосновенной. то мы, коммунисты, тем более должны провозгласить общественную собственность священной и неприкосновенной, чтобы закрепить тем самым новые социалистические формы хозяйства во всех отраслях производства и торговли», — писал Ф. Энгельс в работе «Происхождение семьи, частной собственности и государства» [3, с. 428]. В качестве «надстройки» новой системы организации соцтруда должны были стать качественно новые производственные отношения, осуществляемые в форме «товарищеского сотрудничества» и «социалистической взаимопомощи» трудящихся. «Социалистические производственные отношения в целом, основой которых служит общественная собственность на средства производства, являются отношениями товарищеского сотрудничества и социалистической взаимопомощи свободных от эксплуатации работников», — отмечал И.В. Сталин [4, с. 558]. Превосходство новой формы организации труда над предыдущей разъяснял главный идеолог большевизма В.И.Ленин: «Коммунистическая организация общественного труда, в которой первым шагом является социализм, держится и чем дальше, тем больше будет держаться на свободной и сознательной дисциплине самих трудящихся, свергнувших иго как помещиков, так и капиталистов» [5, с. 336]. Следует отметить, что теоретические труды, работы, статьи, речи и т.п. определенных государственных и партийных деятелей (особенно теоре-тиков-идеологов большевизма) выполняли важные идеологические функции, являлись «руководством к действию» и (в большинстве случаев) служили основой для правотворчества в социально-трудовой сфере (в конкретноисторических условиях). Независимо от современной оценки (зачастую крайне отрицательной) определенных советских государственнопартийных деятелей и их идей (даже заведомо утопичных), исторически нецелесообразно предавать их забвению и «сбрасывать со щитов».

Практическую несостоятельность новой формы организации труда в советской России (как и утопичность идеи социализма в целом) отмечали многие выдающиеся мыслители того периода. Среди них: Н.А. Бердяев, П.А. Сорокин, П.И. Новгородцев, И.А. Ильин, С.Н. Булгаков и другие. Н.А. Бердяев3 отмечал: «.Россия - страна промышленно отсталая, пролетариат наш сравнительно малочислен. У нас нет еще ни экономических, ни морально-

психологических предпосылок рабочего социализма, направленного на организацию труда, на организацию производства, менее анархическую, чем в индивидуально-капиталистическом хозяйстве. Русский «социализм» есть лишь западноевропейское наименование для русской отсталости и русского бунтарства. Солдатская масса, делающая революцию, неспособна к положительной организации труда, она дезорганизует труд и создает царство лени и безделья» [6, с. 60].

Известный дореволюционный философ права П.И. Новгородцев4 убедительно опровергал марксистско-большевистскую идею о безгосу-дарственном обществе, идею об отмирании государства: «.отношение марксизма к государству представляется очень сложным. И здесь утопия абсолютного совершенства подсказывала одни выводы, а эволюционная теория совершенно другие. Утопии абсолютного совершенства соответствовало полное отрицание государства, мечта о безгосударственном, анархическом состоянии, в котором «свободное развитие каждого является условием свободного развития всех». Но как представить себе это идеальное состояние и откуда следует, что государственной власти в нем более не будет?» [7, с. 272]. При социалистической организации труда, основанной на «обобществленных» (путем национализации) средствах производства государство постепенно превращалось в единственного возможного монополиста — работодателя, использующего рабочую силу пролетариата в государственно-классовых интересах. Выдающийся русский философ И.А. Ильин5 в своей статье «Изживание социализма» констатировал: «Мы увидели социализм в жизни и поняли, что он осуществим только в форме всепроникающего и всепорабощающего тоталитарного режима. Социализм прежде всего угашает частную собственность и частную инициативу. Погасить частную собственность — значит водворить монополистическую собственность государства; погасить частную инициативу — значит заменить её монопольной инициативой единого чиновничьего центра. Это ведет неизбежно к монополии государственного работодательства и создает полную и бесповоротную зависимость всех трудящихся от касты партийных чиновников» [8, с. 39].

Специфика трудоправовых источников (данного периода) обусловлена особенностями государственной политики новой власти. Известно, что политика - это концентрированная экономика, а право - концентрированная политика. Согласно марксистскому учению о государстве и праве право - это возведенная в закон воля экономически господствующего класса. По ме-

ре построения основ социалистического общества, право (как буржуазный атрибут) постепенно должно утратить свои функции (регулятора общественных отношений) и «отмереть» (вместе с государством).

Новая государственная власть декларировала отказ от предшествующих ей «ценностей буржуазного права». На смену дореволюционной правовой системе (над формированием и развитием которой трудилась плеяда выдающихся российских философов, социологов, правоведов и др.) пришли соответствующие идеологические установки и руководящие директивы партии и правительства. Широкое развитие и практическое применение получили крайне неопределенные и внеправовые понятия: революционная законность; революционная целесообразность; социалистическая мораль; революционное правосознание; революционное творчество масс и т.п. Первостепенное влияние на развитие системы трудоправовых источников оказывали соответствующие идеологические установки, провозглашенные в трудах большевистских теоретиков. Так, в статье «Удержат ли большевики государственную власть?» (1917 г.) В.И. Ленин писал: «Нам надо заставить работать в новых организационно-государственных рамках. И мы имеем средство для этого. Это средство - хлебная монополия, хлебная карточка, всеобщая трудовая повинность. «Кто не работает, тот не должен есть» — вот основное, первейшее и главнейшее правило, которое могут ввести в жизнь и введут Советы рабочих депутатов, когда они станут властью» [9, с. 184]. Первая Конституция РСФСР, принятая 10 июля 1918 г. на V Всероссийском съезде Советов, почти дословно восприняла ленинскую установку. Согласно ст. 3 вводилась всеобщая трудовая повинность, «в целях уничтожения паразитических слоев общества и организации хозяйства», а ст. 18 гласила, что РСФСР6 «признает труд обязанностью всех граждан Республики и провозглашает лозунг: «Не трудящийся да не ест!». Принудительный труд (как основной принцип социалистической организации труда) «обрел» правовую регламентацию в ряде нормативно-правовых актов (декретах, постановлениях, инструкциях) и в первом российском КЗоТе7 (дек. 1918 г.). Раздел I КЗоТ РСФСР «О трудовой повинности» гласил, что для всех граждан РСФСР устанавливается трудовая повинность (за исключением лиц: пожизненно нетрудоспособных; старше 50 или моложе 16 лет).

«Своеобразие источников сказывается на формах внешнего выражения права. В них наглядно проявляются исторические особенности

тех или иных общественных систем, разнообразие форм государственного вмешательства в общественную жизнь» [10, с. 331]. В первые месяцы становления пролетарской диктатуры принимается множество правовых нормативов, регулирующих социально-трудовую сферу. Формы таких правовых источников весьма разнообразны: декреты, постановления, положения, инструкции, наказы и т.п.; локальные нормативные акты (ведомственные приказы, распоряжения, указания, коллективные договоры и т.п.); решения представительных рабочих органов (фабрично-заводских комитетов, профсоюзов и т.п.); руководящие партийные установки (решения, резолюции, постановления партсъез-дов и т.п.). Так, наглядным примером подобного правового норматива может служить постановление VI Всероссийского чрезвычайного съезда Советов рабочих и крестьянских депутатов «О точном соблюдении законов» (8.11.1918 г.). Данный акт призывал всех (граждан, органы, должностных лиц) к «строжайшему соблюдению законов» РСФСР и обязывал должностных лиц незамедлительно реагировать на жалобы граждан путем составления соответствующих протоколов [11, ст. 908].

Изучение основных источников, регулировавших социально-трудовую сферу российского общества (в рассматриваемый период), позволяет классифицировать их по различным основаниям: 1) по юридической силе; 2) по субъектам правотворчества; 3) по сфере действия; 4) по правовым институтам.

По юридической силе источники подразделялись на законы и подзаконные акты в сфере труда. Наибольшее распространение получили источники в форме декретов. Декреты советской власти обладали всеми свойствами закона: 1) имели высшую юридическую силу; 2) регулировали общественные отношения, для которых, как правило, впервые устанавливались правовые рамки; 3) действовали (как правило) прямо и непосредственно; 4) принимались в особом порядке; 5) «опирались» на механизм государственного принуждения. Юридической силой закона обладали также правовые акты в форме постановлений ВЦИК и СНК8. Так, в п. 25 известного правительственного постановления о повсеместном установлении 8-часового рабочего дня (провозглашенного 29.10.1917 г.) сказано, что «настоящий закон вводится в действие по телеграфу и вступает в силу немедленно. За нарушение его полагается по суду до года тюрьмы» [12, с. 180]. К подзаконным трудоправовым актам весьма условно можно отнести следующие: положения, инструкции, разъяснения НКТ9, наказы, распоряжения и т.п. Среди

положений по вопросам регулирования социально-трудовой сферы наиболее важными являлись: от 11.12.1917 г. «О страховании на случай безработицы»; от 29.11.1917 г. «О страховом Совете»; от 22.12.1917 г. «О страховании на случай болезни»; от 31.10.1918 г. «О социальном обеспечении трудящихся» и другие положения. Инструкции (как правило) определяли порядок и механизм практического применения декретов и постановлений, а также принимались на определенный срок, в т.ч. для заполнения правого «вакуума». Так, инструкция «О проведении трудовой повинности», принятая НКТ (11.12.1918 г.), предписывала руководствоваться изложенными в нем правилами «впредь до издания общего декрета, устанавливающего нормы трудовой повинности в государственном масштабе.» [13, ст. 919]. Разъяснения соответствующих государственных органов были необходимы при возникновении на местах затруднений, связанных с правоприменительной деятельностью. Наглядным примером такого акта может служить разъяснение НКТ (от 13.09.1918 г.) по применению принятого ранее постановления НКТ «О еженедельном непрерывном 42-часовом отдыхе» (от

16.08.1918 г.). Широкое распространение получили (в рассматриваемый период) ведомственные распоряжения (циркуляры) соответствующих государственных органов (народных комиссариатов), направленные на оперативное решение вопросов социально-трудовой сферы.

Функции незаконодательных источников трудового права выполняли локальные правовые нормативы. К таким источникам относились: правила внутреннего трудового распорядка, нормы выработки, решения профсоюзов конкретных организаций, решения фабричнозаводских комитетов (так как на начальном этапе организации соцтруда данные органы еще не стали низшим звеном профсоюзной системы); решения других органов рабочего контроля (например, расценочно-конфликтных комиссий) и т.п. До принятия первого КЗоТа (декабрь 1918 г.), важные функции локальных правовых регуляторов выполняли коллективные договоры. Согласно положению СНК от 2.07.1918 г. «О порядке утверждения коллективных договоров (тарифов), устанавливающих ставки заработной платы и условия труда», все коллективные договоры заключались между предпринимательскими союзами, обществами (торговыми и промышленными), предприятиями и учреждениями (правительственными и общественными), с одной стороны, и профсоюзами рабочих и служащих — с другой стороны. Содержание коллективного договора - совокупность его условий.

Существенными условиями такого договора являлись: порядок приема и увольнения работников; нормирование рабочего времени; оплата труда; установление норм выработки; сроки действия договора (начальный и конечный). Данный нормативный договор (как подзаконный локальный акт) подлежал обязательному утверждению НКТ (или его местных органов) [14, ст. 568].

По субъектам правотворчества трудоправовые источники подразделялись:

а) на правовые акты, принятые ВЦИК10 и СНК (декреты, постановления, положения). Так, важными «проводниками» государственной политики по организации системы соцтруда стали декреты СНК: «О биржах труда» (от

31.01.1918 г.); «Об инспекции труда» (от

18.05.1918 г.); «О рабочем контроле» (от

14.11.1917 г.); «О трудовых книжках для нетру-дящихся» (от 5.10.1918 г.) и другие;

б) на правовые акты, принятые соответствующими комиссариатами (НКТ, НКЗ11 и др.). Так, НКТ 11.12.1918 г. утвердил своим постановлением инструкцию «О проведении трудовой повинности», а НКЗ 20.12.1918 г. принял постановление «О трудовой повинности медицинского персонала». Оба акта явились правовым механизмом к внедрению в жизнь принудительного труда как основного принципа политики «военного коммунизма»;

в) на правовые акты, принятые субъектами локального правотворчества. Среди таких субъектов доминирующее положение занимали российские профсоюзы, наделенные соответствующими правами по регулированию сферы труда. Согласно ст. 8 КЗоТ РСФСР 1918 г. «условия труда во всех предприятиях и хозяйствах советских, национализированных, общественных и частных регламентируются тарифными положениями, вырабатываемыми профессиональными союзами по соглашению с руководителями или владельцами предприятий и хозяйств и утверждаемыми Народным комиссариатом труда. При невозможности достигнуть соглашения с руководителями или владельцами предприятий и хозяйств, тарифные положения вырабатываются профессиональными союзами и непосредственно поступают на утверждение Народного комиссариата труда» [15, ст. 905].

По сфере действия трудоправовые источники подразделялись на общереспубликанские (т.е. распространялись на всю территорию РСФСР), отраслевые, местные, локальные. Местные нормативы исходили от Советов на уровне губерний, уездов. Так, например, согласно постановлению IV губернского съезда Советов «Об организации Советской власти в Костром-

ской губернии» (от 14.03.1918 г.), высшим законодательным органом в губернии провозглашался губернский съезд рабочих и крестьянских депутатов, избранный на основании особого положения о выборах и включающий «возможно более полное представительство всех трудовых элементов губернии». Исполнительным органом губернии являлся исполнительный комитет (избранный съездом в количестве 25 человек «из своей среды» и 12 человек от уездов), который имел право «издавать обязательные для губернии постановления и декреты, которые могут быть отменены только губернским съездом» [16, с. 265].

Разновидностью классификации источников по сфере действия является круг лиц, на которых распространяются отдельные трудоправовые акты. Дифференциация правового регулирования труда отдельных категорий работников была обусловлена объективными факторами: 1) вредные условия труда; 2) труд несовершеннолетних и женщин; 3) труд служащих советских учреждений; 4) призыв трудящихся в РККА12 и другие обстоятельства. 11.09.1918 г. было принято постановление НКТ «О предоставлении дополнительного 2-недельного отпуска только работающим в особо вредных производствах и на особо вредных работах вредных производств». В приложении к данному акту содержался перечень особо вредных производств и работ. Труд женщин и несовершеннолетних подлежал регулированию отдельными нормами трудового законодательства данного периода. Так, известный «закон» о восьмичасовом рабочем дне, принятый 29.10.1917 г., устанавливал запрет на применение в ночное время труда женщин, а также лиц мужского пола до 16 лет. Данный правовой акт запрещал привлекать к сверхурочным работам несовершеннолетних. Положение СНК «О социальном обеспечении трудящихся» (от 31.10.1918 г.) регулировало пособия по беременности и родам (основания для выплат, продолжительность выдачи пособий, размеры пособий, дополнительные пособия).

Особенности труда служащих советских учреждений устанавливались и регламентировались рядом соответствующих правовых актов: 1) декретом СНК «Об ограничении совместной службы родственников в Советских учреждениях» (от 27.07.1918 г.); 2) положением «О трудовой дисциплине в Советских, общественных и торговых учреждениях» (от 12.06.1919 г.).и рядом других нормативов.

Ряд правовых нормативов был направлен на социальную защиту «красноармейцев и их семейств». Определенные социальные гарантии устанавливались: 1) декретом СНК «Об обеспе-

чении красноармейцев и их семейств» (от

24.12.1918 г.); 2) положением СНК «О социальном обеспечении инвалидов красноармейцев и их семейств» (от 28.04.1919 г.); 3) декретом «О льготах для лиц командного состава Красной Армии и их семейств» (от 2.10.1919 г.); 4) декретом СНК «Об оказании хозяйственной помощи семьям красноармейцев» (от 25.03.1920 г.).

Таким образом, в период проведения государственной политики, получившей название «военный коммунизм», система источников российского трудового права имела следующие характерные черты: многообразие субъектов правотворчества и форм социально-трудовых нормативов; наличие внеправовых принципов формирования и функционирования системы соцтруда; узкоклассовый характер трудоправовых норм; отсутствие четко выраженной цели на формирование единой (иерархической) трудоправовой системы; наличие «правовых контрастов» (т.е. сочетание крайне жестких методов правового регулирования социально-трудовой сферы с провозглашенными социальными гарантиями, достаточно высокого уровня).

Специфика формирования источников трудового права России (в рассматриваемый период) заложила определенную «формулу развития» и во многом определила особый эволюционный путь российского (советского) трудового права.

Примечания

1. Киселев И.Я. - доктор юридических наук, кандидат экономических наук, профессор Академии труда и социальных отношений.

2. УПТ - Устав о промышленном труде (1913г.). Представлял собой специализированный инкорпора-ционный акт, являлся главным источником фабрично-трудового законодательства и предшественником (прообразом) будущих российских кодексов законов о труде.

3. Бердяев Н.А. (1874-1948) - крупнейший русский философ первой половины XX века, автор трудов «Самопознание», «Философия свободного духа», «Смысл творчества», «Русская идея», «Духовные основы русской революции», «Истоки и смысл русского коммунизма» и др.

4. Новгородцев П.И. (1866-1923) - глава московской школы философии права, теоретик неолиберализма, организатор и редактор сборника статей «Проблемы идеализма» (1902 г.), автор трудов «Об общественном идеале», «Восстановление святынь», «Кризис анархизма» и др.

5. Ильин И.А. (1883-1954) - выдающийся русский философ, государствовед, писатель и религиозный мыслитель. Автор трудов «Путь к очевидности», «Наши задачи» и др.

6. РСФСР - Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика.

7. КЗоТ - Кодекс законов о труде. Первый в российской истории трудовой кодекс принят в декабре 1918.

8. СНК - Совет народных комиссаров. Первое советское правительство, образованное декретом «Об образовании Рабочего и Крестьянского правительства» (от 26.10.1917 г.). Председатель СНК -В.И. Ленин.

9. НКТ - Народный комиссариат труда.

10. ВЦИК - Всероссийский центральный исполнительный комитет.

11. НКЗ - Народный комиссариат здравоохранения.

12. РККА - Рабоче-крестьянская Красная армия.

Список литературы

1. Киселев И.Я. Трудовое право России и зарубежных стран. Международные нормы труда. М.: Эксмо, 2005. 608 с.

2. Проблемы общей теории права и государства: учебник для вузов / Под ред. В.С. Нерсесянца. М.: Норма, 2006. 832 с.

3. Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. М.: Партиздат ЦК ВКП(б), 1937.241с.

4. Сталин И.В. Вопросы ленинизма. Изд. 11-е. М.: Госполитиздат, 1953.

5. Ленин В.И. Сочинения. Изд. 3-е Т. 24. М.: Партиздат ЦК ВКП(б), 1936. 584 с.

6. Бердяев Н.А. Духовные основы русской революции. М.: АСТ Москва: Хранитель, 2006. 444 с.

7. Новгородцев П.И. Об общественном идеале. М.: Пресса, 1991. 369 с.

8. Ильин И.А. Наши задачи: статьи 1948-1954 г. Т. 1. М.: Рарог, 1992. 272 с.

9. Ленин В.И. О трудовом законодательстве. М.: Госполитиздат, 1959. 519 с.

10. Теория государства и права / Под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. М.: Юрист, 1999. 672 с.

11. Собрание Узаконений. № 90. 1918.

12. Журн. «Вестник Народного Комиссариата труда». № 1. 1918.

13. Собрание Узаконений. № 90. 1918.

14. Собрание Узаконений. № 48. 1918.

15. Собрание Узаконений. № 87-88. 1918.

16. Установление Советской власти в Костроме и Костромской губернии: сб. документов (март 1917 - сентябрь 1918 г.) / Под ред. М.П. Свинцовой. Кострома: Костр. книжное издательство, 1957. 426 с.

THE FORMATION OF RUSSIAN LABOUR LEGISLATION IN THE EPOCH OF «WAR COMMUNISM»

B.E. Roshchin

The author considers some peculiarities of formation of main Russian labour law sources at the initial stage of construction of socialist organization of labour in the conditions of the state policy known as «war communism». An analysis is given of principal legal acts adopted during this period.

Keywords: socialist organization of labour, war communism, labour law sources, legal acts, forced labour, classification of sources, ideas of party theoreticians.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.