Научная статья на тему 'Российская трудовая повинность в первый год становления «Пролетарской диктатуры»: идеолого-правовые основания'

Российская трудовая повинность в первый год становления «Пролетарской диктатуры»: идеолого-правовые основания Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
480
103
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ВСЕОБЩАЯ ТРУДОВАЯ ПОВИННОСТЬ / ПРИНУДИТЕЛЬНЫЙ ТРУД / БИРЖА ТРУДА / ТРУДОВАЯ КНИЖКА ДЛЯ НЕТРУДЯЩИХСЯ / ИДЕОЛОГИ БОЛЬШЕВИЗМА / УЧЕТ И РАСПРЕДЕЛЕНИЕ РАБОЧЕЙ СИЛЫ / ПЕРВЫЙ РОССИЙСКИЙ КЗОТ / UNIVERSAL LABOUR DUTY / FORCED LABOUR / EMPLOYMENT AGENCIES / SERVICE RECORDS FOR UNEMPLOYED / IDEOLOGISTS OF BOLSHEVISM / MANAGEMENT AND ALLOCATION OF LABOUR FORCE / FIRST RUSSIAN LABOUR CODE

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Рощин Борис Евгеньевич

В предлагаемой статье рассматриваются ключевые стадии процесса практического внедрения и развития конституционного принципа о всеобщей трудовой повинности на первоначальном этапе социалистической организации труда, в первый год становления советской власти. Анализируются соответствующие правовые нормативы, принятые новой властью и обеспечившие реальное применение принудительного труда в рассматриваемый период.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Russian labour duty during the first year of the formation of «Dictatorship of the proletariat»: ideological and legal grounds

The article deals with the key steps of the process of practical introduction and development of the constitutional principle of the universal labour duty at the initial stage of socialist labour management, during the first year of the formation of the Soviet system. The author of the article analyzes the relevant legal standards which were accepted by the new government and thus provided the use of forced labour during the time period under study.

Текст научной работы на тему «Российская трудовая повинность в первый год становления «Пролетарской диктатуры»: идеолого-правовые основания»

vscourt_detale.php?id=4352 (дата обращения:

16.10.2012).

6. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» // Верховный Суд РФ [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http:// www.vsrf.ru/second.php (дата обращения:

19.10.2012).

7. Определение Верховного Суда Республики Коми по делу N° 33-3207АП/2012г. // СПС Консультант-плюс [Электронный ресурс]. - Режим досту-

па: http://base.consultant.ru (дата обращения:

19.10.2012).

8. Закон РФ от 07.02.1992 № 2300-1 (ред. от

25.06.2012) «О защите прав потребителей» // Официальный Интернет-портал правовой информации [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http:// www.pravo.gov.ru (дата обращения: 20.10.2012).

9. Федеральный закон от 25.04.2002 № 40-ФЗ (ред. от 28.07.2012) «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» // СЗ РФ. - 2002. - № 18. -Ст. 1720.

УДК 340

Рощин Борис Евгеньевич

Костромской государственный университет им. Н.А. Некрасова

pravoborise@mail.ru

РОССИЙСКАЯ ТРУДОВАЯ ПОВИННОСТЬ В ПЕРВЫЙ ГОД СТАНОВЛЕНИЯ «ПРОЛЕТАРСКОЙ ДИКТАТУРЫ»: ИДЕОЛОГО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВАНИЯ

В предлагаемой статье рассматриваются ключевые стадии процесса практического внедрения и развития конституционного принципа о всеобщей трудовой повинности на первоначальном этапе социалистической организации труда, в первый год становления советской власти. Анализируются соответствующие правовые нормативы, принятые новой властью и обеспечившие реальное применение принудительного труда в рассматриваемый период.

Ключевые слова: всеобщая трудовая повинность, принудительный труд, биржа труда, трудовая книжка для нетрудящихся, идеологи большевизма, учет и распределение рабочей силы, первый российский КЗоТ.

Нам надо заставить работать в новых организационно-государственных рамках... И мы имеем средство для этого. Это средство - хлебная монополия, хлебная карточка, всеобщая трудовая повинность. Кто не работает, тот не должен есть.

В.И. Ленин

Современное российское трудовое право прошло достаточно сложный эволюционный путь и уходит своими «генетическими» корнями в историческое прошлое нашей страны. Российская «Конституция 1993» безоговорочно провозгласила свободу труда и право каждого «свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию». «Принудительный труд запрещён», - указывается в конституции (ст. 37). Данный принцип отечественного трудового права имеет свою «многострадальную судьбу» и довольно красноречиво свидетельствует о кардинальных изменениях в парадигме отечественного трудового права.

Целью работы является краткий анализ соответствующих правовых нормативов, принятых в первый год становления большевистской власти и послуживших реальной правовой базой для осуществления государственной политики по применению принудительного труда в массовых масштабах.

Началом правового регулирования государственного «посредничества» в трудоустройстве ста-

ло принятие декрета СНК «О биржах труда» (от 31.01.1918 г.), который заложил правовые основы формирования и функционирования советских бирж труда [10, ст. 319].

Специализированный пролетарский журнал «Вестник Народного Комиссариата труда» возвестил: «Огромная задача организации рынка труда, как показывает опыт Англии и Германии, успешно может быть разрешена только в государственном масштабе. На этот путь и стало Рабоче-Крестьянское правительство, которое законом, опубликованным 31 января 1918 года, предусматривает создание сети бирж труда» [8, с. 78].

Данные органы наделялись не только сугубо посредническими функциями. В их полномочия входило обеспечение общественно-государственных интересов на данном историческом этапе. Биржи труда (как местные, так и областные) создавались для достижения трех конкретных целей, соответствующих требованиям времени: 1) для точного учета и планомерного распределения рабочих рук, необходимых для всех отраслей народного хозяйства;

2) для упорядочения спроса и предложения труда на

российском рынке труда; 3) для контроля безработных, получающих социальное пособие.

Данный нормативно-правовой акт устанавливал правовой статус бирж труда. Для достижения обозначенных целей местные биржи труда обязывались осуществлять определенные функции: 1) регистрировать всех нуждающихся в заработке лиц и безработных данной местности; 2) регистрировать все случаи спроса на труд; 3) оказывать посреднические услуги по найму рабочей силы; 4) вести текущую статистику спроса и предложения на труд; 5) устраивать столовые и общежития; 6) открывать в своих помещениях библиотеки, читальни и т.п. (то есть выполнять функции «ликбеза»); 7) собирать необходимые сведения о положении местного рынка труда. Данная функция местных бирж труда была особенно актуализирована в процессе работы II Всероссийского Съезда Комиссаров Труда, представителей Бирж труда и Страховых касс (18-25 мая 1918 г.), когда решался организационный вопрос об объективном обследовании положения дел на российском рынке труда.

Следует отметить ряд моментов:

1) до учреждения советских бирж труда на российском рынке труда наблюдается (что вполне объективно) «ряд отдельных разрозненных попыток, носящих местный характер и рассчитанных не на организацию рынка труда в целом, а на устроение отдельных групп безработных. Органы трудового посредничества. несомненно сыграли известную роль при обслуживании некоторых элементов безработной массы и вместе с тем способствовали обеспечению промышленных предприятий рабочим составом. Естественно, что эти разрозненные попытки строительства. не могли иметь большого влияния на рынок труда в смысле его организации и регулирования» [8, с. 78];

2) биржи труда (в данный период) становились единственными централизованными организациями, которые осуществляли планомерный учет и распределение рабочей силы (то есть осуществляли политику государства по данному вопросу). В то же время для российского населения биржи труда стали государственными органами трудового посредничества, которые обязывались обслуживать все виды труда наемных работников;

3) при вступлении в силу декрета «О биржах труда», подлежали закрытию все посреднические трудоустроительные организации (частные конторы, бюро по найму и т.п.), осуществлявшие свою деятельность за вознаграждение. За невыполнение данного требования предусматривалась юридическая (уголовная) ответственность и относительноопределенное уголовное наказание: до 6 месяцев тюремного заключения;

4) наем работников мог осуществляться только через биржу труда, что способствовало достижению провозглашенных целей. Так, в резолюции

«Положение рынка труда и его организация», принятой на I Всероссийском съезде комиссаров труда (январь 1918 г.) особенно подчёркивалось, что отныне «в общей системе организации рынка труда главное место должно быть отведено Биржам Труда. Организациям и учреждениям, ведающим регулированием рынка труда, должно быть указано, как правило, что ни одна сделка между спросом и предложением труда, не может пройти мимо Биржи Труда» [8, с. 234]. Государство делало заметный шаг по овладению рабочей силой;

5) безработные, не зарегистрированные на местной бирже труда, были лишены права на получение соответствующего пособия (так как не имели статуса безработного), установленного положением «О страховании на случай безработицы» (от

11.12.1917 г.);

6) местные и областные биржи труда наделялись всеми правами юридических лиц и правами правительственных учреждений в отношениях с телеграфными, телефонными и почтовыми учреждениями;

7) биржи труда положили начало практическому внедрению в жизнь принципа всеобщей трудовой повинности и создали определенную «почву» для легализации применения принудительного труда.

Основной вопрос, продиктованный сущностью исторического момента, стоявший перед государством в целом и перед данными органами, состоял в выработке эффективных методов целенаправленного и целесообразного распределения и использования рабочей силы на общее благо общества и государства. Конкретно-исторические условия настоятельно требовали существенных изменений в способах трудоустройства (в методах привлечения к труду) всего трудоспособного российского населения.

Вопрос об ужесточении методов трудоустройства, путем практического внедрения принципа всеобщей трудовой повинности, реализация которого на практике вылилась в непосредственное принуждение к труду всего трудоспособного населения Российской Республики, возник не спонтанно. Данный принцип базировался на руководящих партийных установках РСДРП и соответствующих идеологических «предписаниях» марксистско-большевистских теоретиков (в частности, В.И. Ленина, Л.Д. Троцкого, Н.И. Бухарина, отчасти - А.И. Рыкова и других). Так, в работе «Резолюция об экономических мерах борьбы с разрухой», опубликованной в московской большевистской газете «Социал-демократ» 25 мая 1917 г., В.И. Ленин доказывал, что «путь к спасению от катастрофы лежит только в установлении действительного рабочего контроля за производством и распределением продуктов. Лишь после осуществления указанных мер возможно и необходимо осуществление всеобщей трудовой повинности. Всеобщая трудовая повинность одна лишь в состоянии осуществить

наибольшую экономию сил народного труда» [2, с. 477]. Следует заметить, что данная работа была написана для предстоящей конференции фабрично-заводских комитетов и явилась некоторым «руководством к действию», так как 1 июня 1917 г. данная резолюция была принята конференцией ФЗК.

Выступая на I Всероссийском съезде представителей финансовых отделов областных, губернских и уездных Советов, проходившем в Москве 1721 мая 1918 г., В.И. Ленин вновь затронул этот вопрос: «.Задача нашей финансовой политики сводится к введению трудовой повинности и регистрации имущих классов. Передовые страны Запада: Англия и Германия - перешли в связи с войной к строжайшему учету и контролю всего производства, они ввели трудовую повинность для неимущих классов, создав массу лазеек для буржуазии. Мы должны воспользоваться опытами этих стран, но начать с введения трудовой повинности в первую очередь не для бедных, принесших и без того достаточно жертв на алтарь войны, а для имущих, разбогатевших от войны» [3, с. 247].

Первая Конституция РСФСР, принятая 10 июля 1918 г. на заседании V Всероссийского съезда Советов, провозгласила: «В целях уничтожения паразитических слоев общества и организации хозяйства вводится всеобщая трудовая повинность» (п. «е» ст. 3); «Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика признает труд обязанностью всех граждан Республики и провозглашает лозунг: “Не трудящийся, да не ест!”» (ст. 18) [6, с. 308]. «Принцип всеобщей трудовой повинности, незыблемо установленный основными законами РСФСР, должен ныне найти широкое и всестороннее применение на деле», - призывал Л.Д. Троцкий [5, с. 153].

Первые правовые предписания советской власти по вопросам трудовой повинности появились незамедлительно после взятия большевиками государственной власти. Так, уже 23.12.1917 г. постановлением СНК устанавливалась трудовая повинность «в районах всех железных дорог по очистке железнодорожных путей от снежных заносов для населения, проживающего в расстоянии не далее 10 верст от железной дороги» [9, с. 228].

Исторические условия второй половины 1918 года отнюдь не способствовали мирному хозяйственному строительству. В условиях Гражданской войны, отягощенной иностранной интервенцией, тотальной хозяйственной разрухи и т.д., советское правительство вынуждено было идти на крайне непопулярные, чрезвычайные меры.

Следующим шагом государства к овладению наличной рабочей силой всего трудоспособного населения России стало принятие декрета «О воспрещении безработным отказываться от работы» (от 3 сентября 1918 г). Согласно нормам данного декрета, безработный не имел права отказаться от

предлагаемой ему работы в 5 случаях: 1) если предлагаемая работа соответствовала его специальности, а условия труда были не ниже, установленных профсоюзами; 2) при «дефиците» чернорабочих;

3) при временной работе; 4) для уборки хлеба и доставки продовольствия; 5) при перемещении в другую местность для работы по специальности.

За нарушение установленных данным декретом норм предусматривались соответствующие санкции: а) лишение социального пособия (деньгами и натурой), получаемого безработным, и потеря очереди на бирже, - при нарушении безработным 1,

2, 3, 5 основания; б) лишение безработного права зарегистрироваться на бирже труда и сообщение в соответствующие государственные органы о данном безработном как о лице без определенных занятий - при нарушении безработным четвертого и при вторичном нарушении 1, 2, 3 и 5 основания [11, ст. 704].

Не трудно догадаться, что принятие данного декрета было вызвано, в большей степени, массовыми отказами безработных от предлагаемых работ. Это подтверждают строки из доклада заместителя заведующего отделом рынка труда при НКТ А. Аникста: «Отказы от работ стали обычным явлением на всех биржах труда. Отказываются по разным поводам: по условиям работы, по характеру работы, из-за их кратковременности, из-за низких расценок, из-за неумения, из-за нарушений, будто бы, предпринимателем условий. Эти отказы вызваны самим составом современных безработных, где большинство - случайный элемент, не профессиональный пролетариат, а пришедший на биржу в поисках легкого заработка или пособия» [7, с. 88-89].

В конце сентября 1917 г., до прихода к власти большевиков, В.И. Ленин настаивал на необходимости введения рабочих (трудовых) книжек для всего российского населения. Он писал: «Советы введут рабочую книжку для богатых, а затем с постепенностью и для всего населения. Богатые должны получить от того союза рабочих или служащих, к которому ближе всего относится их область деятельности, рабочую книжку, они должны еженедельно, или через какой-либо другой определенный срок, получать удостоверение от этого союза, что ими добросовестно выполняется их работа; без этого они не могут получить хлебной карточки и продуктов продовольствия вообще» [4, с. 446]. Спустя год данная идея обрела законодательные формы.

5 октября 1918 г. принимается декрет «О трудовых книжках для нетрудящихся». Данный нормативно-правовой акт устанавливал единые трудовые книжки (взамен прежних удостоверений личности, паспортов и прочих документов) для отдельных категорий граждан: 1) живущих на нетрудовой доход, поступления с имущества, проценты с капитала; 2) использующих наемный труд для извлече-

ния прибыли; 3) являющихся членами советов и правлений акционерных обществ, компаний, товариществ; 4) являющихся частными торговцами, биржевыми маклерами, посредниками (торговыми и коммерческими); 5) лиц свободных профессий, «если они не выполняют общественно полезных функций»; 6) для лиц, не имеющих определенных занятий (бывшие офицеры, бывшие присяжные поверенные и их помощники и «прочие лица данной категории».

Порядок выдачи книжек устанавливался местными Советами рабочих и крестьянских депутатов. В данной книжке, не реже одного раза в месяц, производились отметки о выполнении определенных общественных работ и повинностей. Трудовая книжка давала право «нетрудовому элементу» на свободное передвижение по территории РСФСР и право на получение продовольственных карточек. Малолетние (до 14 лет) и лица старше 55 лет могли не иметь такой книжки, а вписывались в «трудовые книжки лиц, при которых они находятся» [12, ст. 792].

Таким образом, данный документ выполнял довольно универсальные функции: 1) служил единственно подлинным удостоверением личности для данных категорий граждан; 2) служил своего рода «пропиской»; 3) обеспечивал свободу передвижения; 4) позволял получать продукты питания по продуктовой карточке; 5) позволял осуществлять единый учет и контроль «нетрудового элемента»; 6) позволял осуществлять дифференциацию по налогообложению отдельных категорий граждан.

Общей целью принятия данного декрета стала практическая реализация конституционного принципа о трудовой обязанности всех граждан Российской Республики. За нарушение норм данного декрета устанавливались штрафные санкции и уголовная ответственность. Штраф до 10 тысяч рублей или «тюремное заключение до полугода» могли последовать за злостное уклонение от получения трудовых книжек, а также за дачу заведомо ложных сведений о своей деятельности.

Последовательная политика государства, направленная на усиление контроля за трудоспособным российским населением и «огосударствление» всей наличной рабочей силы, вызвала необходимость реформирования соответствующих государственных структур, осуществлявших данную политику. Так, осенью 1918 г. деятельность бирж труда сменили специальные отделы по распределению рабочей силы. Положением СНК от 29 октября 1918 г. «Об отделах распределения рабочей силы» [13, ст. 838], отменившим (ст. 16) соответствующий декрет «О биржах труда» от 31.01.1918 г., учреждались специальные отделы в качестве структурных единиц (органов) НКТ. Система данных органов складывалась из трех звеньев: 1) низовое звено - местные отделы; 2) среднее звено - област-

ные отделы; 3) высшее звено - соответствующая коллегия «Отдела Рынка труда» НКТ.

Местные отделы создавались в поселениях с числом жителей не менее 10 тыс. человек, и это свидетельствует о том, что государство переходило от количественного контроля и учета к более качественному (тотальному учету). Если сравнить ситуацию с российскими биржами труда, то при аналогичных целях (в целях точного учета и планомерного распределения рабочей силы в РСФСР), биржи создавались в поселениях, где проживало не менее 20 тыс. человек.

Обязанность по созданию местных отделов распределения рабочей силы возлагалась на областные отделы распределения рабочей силы, а также на местные отделы труда. Если сравнивать с биржами труда, то их создание (в частности, местных бирж труда) поручалось местным объединениям профсоюзов. В данном случае, в результате чрезвычайной важности «исторического момента», несмотря на расширение полномочий российских профсоюзов и начала фактического их огосударствления, организационная функция возлагалась (по существу) на НКТ. В поселениях с числом жителей менее 10 тыс. человек данные органы также могли создаваться только с санкции (с разрешения) соответствующих областных отделов распределения рабочей силы либо самого «Отдела Рынка труда» НКТ.

Данным положением определялся правовой статус местных отделов. Так, в частности, эти отделы обязывались осуществлять следующие функции:

1) вести учет всех работающих по найму; 2) вести регистрацию всех безработных данной местности и желающих найти работу; 3) распределять места между безработными и ищущими работу;

4) вести регистрацию спроса на рабочую силу и осуществлять удовлетворение данного спроса в рамках конкретной территории.

Если сравнивать данные отделы с их предшественниками, то, безусловно, полномочия этих органов шире и конкретнее. Так, биржи труда не наделялись правом вести учет всех наемных работников, но зато были обязаны устраивать столовые и общежития, открывать библиотеки и читальни, что, вероятно, утяжеляло (размывало) работу данных органов и не способствовало достижению провозглашенных целей.

Процедура найма рабочей силы во все без исключения предприятия, организации, учреждения могла осуществляться только через данные отделы, что должно было способствовать более точному учету и распределению рабочей силы. Примечательно, что в период с января по ноябрь 1918 г. (несмотря на строжайший запрет декретом от

31.01.1918 г. «О биржах труда»), все еще продолжали функционировать всевозможные частные конторы, бюро по найму и другие организации, оказывавшие посредническую помощь в трудоустрой-

стве. Данное положение предписывало немедленное упразднение подобных организаций, порядок принудительной ликвидации которых определял «Отдел Рынка Труда» НКТ. Нарушение норм данного постановления предусматривало относительно-определенные штрафные и уголовные санкции двух видов: штраф до 10 тыс. рублей или лишение свободы на срок до шести месяцев за трудоустройство, минуя данные отделы, а также за невыполнение предписаний о ликвидации незаконных посреднических компаний по трудовому найму.

Развитие и дальнейшее практическое воплощение в реальной действительности конституционного принципа о всеобщей трудовой повинности оформилось в соответствующей инструкции НКТ «О проведении трудовой повинности» от 11.12 1918 г. [14, ст. 919]. Данный (подзаконный) нормативно-правовой акт устанавливал трудовую повинность для отдельных категорий населения Российской Республики, в частности, для лиц: живущих на нетрудовые доходы; не имевших определенных занятий; не зарегистрированных на бирже труда (так прописано в инструкции, хотя биржи труда уже были упразднены ст. 16 положения «Об отделах распределения рабочей силы» от 29 октября 1918 г.) Такое выборочное принудительное привлечение к труду преследовало определенную цель - использование нетрудового элемента на общественно полезных работах. Данная инструкция не подлежала применению по отношению к пролетарским слоям общества, к «сознательному авангарду российского пролетариата», пребывавшего (в данный период) в большом количестве в безработном состоянии, а применялось к разного рода «сомнительным элементам», для которых декретом от 5.10.1918 г. «О трудовых книжках для нетрудя-щихся» были введены соответствующие трудовые книжки.

Следует, ради объективности, отметить, что вышеупомянутая инструкция предусматривала ряд освобождений от трудовой повинности. Такой принцип «гуманизма» действовал по отношению к наиболее уязвимым категориям граждан: а) несовершеннолетние (до 16 лет) и лица старше 50 лет;

б) учащиеся учебных заведений, согласно удостоверений, выданных им отделом народного образования, на случаи привлечения к трудовой повинности; в) беременные женщины, с 6-го месяца беременности и до 8-ми недель после родов; г) домашние хозяйки, не имевшие прислуги, если число членов ее семьи было более 2-х человек; д) непригодные по состоянию здоровья к выполнению принудительной общественно полезной работы, согласно соответствующему удостоверению (от бюро медэкспертизы при больничных кассах или от врачебной комиссии медико-санитарного отдела Совдепа) о физической либо психической непригодности к работе.

В рассматриваемой инструкции четко говорилось о том, что её нормы имеют юридическую силу только до издания соответствующего одноименного декрета, «устанавливающего нормы трудовой повинности в государственном масштабе». Таким образом, данная инструкция являлась ведомственным подзаконным нормативно-правовым актом временного характера, имевшим распространение на всей российской территории того времени, проложившим дальнейшую дорогу к дальнейшему внедрению и ужесточению принципа всеобщей трудовой повинности.

В декабре 1918 г. был принят первый российский КЗоТ РСФСР, ставший типичным продуктом своего времени, отразившим специфику «военного коммунизма». КЗоТ систематизировал соответствующие трудоправовые акты, принятые ранее, и «облачил» в правовые формы соответствующие идеологические принципы данного периода. Кульминацией развития доминирующего конституционного принципа о всеобщности труда стала легализация трудовой повинности.

Раздел I КЗоТ РСФСР «О трудовой повинности» устанавливал обязанности по несению данной повинности для всех трудоспособных граждан РСФСР, в возрасте от 16 до 50 лет, за исключением некоторых случаев, установленных законом. Так, из гуманных соображений, привлечению к трудовой повинности не подлежали лица: а) несовершеннолетние, в возрасте до 16-ти и лица старше 50 лет. В данном случае КЗоТ воспринял и легализовал норму, установленную инструкцией от 11.12.1918 г. «О проведении трудовой повинности»; б) нетрудоспособные пожизненно, из-за болезни или увечья.

Кодекс предусматривал временное освобождение от трудовой повинности следующих лиц: а) временно нетрудоспособных, из-за болезни или увечья, на восстановительный период; б) беременных женщин на период за 8 недель до родов и 8 недель после родов. Следовательно, беременная женщина на более ранних сроках беременности, а именно до 7-ми месяцев, подлежала привлечению к принудительному труду. Данная норма значительно менее «гуманна» (в формальном понимании), чем аналогичная норма, установленная инструкцией от

11.12.1918 г. «О проведении трудовой повинности». Так, инструкция запрещала привлекать к отбыванию трудовой повинности (по сути, к принудительным работам) беременных женщин, «начиная с 6-го месяца беременности и в продолжение 8-ми недель после родов». Кроме того, КЗоТ исключил из категории лиц, не подлежащих привлечению к трудовой повинности, домашних хозяек, не имевших прислуги, «если число членов их семейств превышает двух». Такая норма предусматривалась п. «д». ст. 3 инструкции «О проведении трудовой повинности».

Следует отметить, что КЗоТ РСФСР 1918 г. формально оставлял право гражданам «на приме-

нение труда по своей специальности и за вознаграждение, установленное для этого рода работы», но одновременно допускал исключения из данного правила и предоставлял возможность «районному пункту обмена отдела распределения рабочей силы, по соглашению с соответствующим профессиональным объединением . при неимении работы по специальности, направлять трудящихся и группы их на работы другой специальности» [15, ст. 905].

Таким образом, первый КЗоТ РСФСР легализовал всеобщую трудовую повинность, которая на практике нашла свое применение в различных формах принудительного труда и, в отличие от других положений данного кодекса, достаточно решительно и последовательно внедрялась в хозяйственный уклад российского общества. Причины легализации трудовой повинности вполне объективны и, по-видимому, неизбежны. Профессор И.Я. Киселев, характеризуя специфику трудового права в рассматриваемый период, отмечал: «Что же касается легализации и регламентации в КЗоТе принудительного труда, который некоторые публицисты называют “первородным грехом” советского трудового права, то он был вызван. конкретной исторической обстановкой того времени и, кроме того, соответствовал модели государственного казарменного социализма, которую большевики хотели ввести в России» [1, с. 40]. Данный принцип проявлялся достаточно отчетливо в различных формах и в последующие периоды развития нашего общества.

Библиографический список

1. Киселев И.Я. Трудовое право России и зарубежных стран. Международные нормы труда. - М.: Эксмо, 2005. - 608 с.

2. ЛенинВ.И. Сочинения. Т. 24. - М.: Госуцарствен-ное изд-во политической литературы, 1949. - 579 с.

3. Ленин В.И. О трудовом законодательстве. -М.: Государственное изд-во политической литературы, 1959. - 519 с.

4. Ленин В.И. Избранные произведения: в 4 т. Т. 2. -М.: Изд-во политической литературы, 1988. - 553 с.

5. Троцкий Л.Д. К истории русской революции. -М.: Изд-во политической литературы, 1990. - 447 с.

6. Титов Ю.П. Хрестоматия по истории государства и права России. - М.: Проспект, 1999. -472 с.

7. Вестник Народного комиссариата труда. -1918. - № 1.

8. Вестник Народного комиссариата труда. -1918. - № 2-3.

9. Декреты Советской власти. Т. 1. - М.: Государственное изд-во политической литературы, 1957. - 625 с.

10. Собрание Узаконений РСФСР. - 1918. - № 21.

11. Собрание Узаконений РСФСР. - 1918. -№ 64.

12. Собрание Узаконений РСФСР. - 1918. - № 73.

13. Собрание Узаконений РСФСР. - 1918. - № 80.

14. Собрание Узаконений РСФСР. - 1918. - № 90.

15. Собрание Узаконений РСФСР. - 1918. -№ 87-88.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.