Научная статья на тему 'Особенности предмета и метода российского трудового права в период с октября 1917 по 1920-е годы: юридический аспект'

Особенности предмета и метода российского трудового права в период с октября 1917 по 1920-е годы: юридический аспект Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
1616
223
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
РОССИЙСКИЙ ПРОЛЕТАРИАТ / ДИКТАТУРА ПРОЛЕТАРИАТА / СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ТРУДА / ИДЕОЛОГИЯ БОЛЬШЕВИЗМА / ПОЛИТИКА «ВОЕННОГО КОММУНИЗМА» / ПРЕДМЕТ ТРУДОВОГО ПРАВА / МЕТОД ТРУДОВОГО ПРАВА / ОТРАСЛЕВАЯ СИСТЕМА ТРУДОВОГО ПРАВА / RUSSIAN PROLETARIATE / PROLETARIATE DICTATORSHIP / SOCIALIST LABOUR ORGANIZATION / BOLSHEVIK IDEOLOGY / WAR COMMUNISM STATE POLICY / LABOUR LAW OBJECT / LABOUR LAW METHODS / LABOUR LAW SECTORAL SYSTEM

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Рощин Борис Евгеньевич

В предлагаемой работе рассматриваются некоторые основные особенности таких сущностных категорий российского трудового права, как предмет и метод правового регулирования, в период зарождения и формирования отраслевой системы советского трудового права на основе марксистско-большевистской идеологии и программных установок РСДРП. В статье анализируются основные нормативно-правовые акты социально-трудовой сферы, принятые советской властью в период радикальных революционных преобразований.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Peculiarities of the Russian labour law object and methods in October 1917-1920: legal aspect

The article discusses certain main peculiarities of such core categories of the Russian labour law as the object and method of law regulation, in the times of initiation and development of Soviet labour law based on Marxist-Bolshevik ideology and directions of the Russian Socialist Democratic Workers Party. The article analyses the core standards and regulations in labour and social relations, adopted by the government in the times of radical revolutionary transformations of society in Russia, namely, at the initial stage of socialist labour organization under the state policy, later known as military communism.

Текст научной работы на тему «Особенности предмета и метода российского трудового права в период с октября 1917 по 1920-е годы: юридический аспект»

УДК 340

Рощин Борис Евгеньевич

Костромской государственный университет им. Н.А. Некрасова

рга vob orise @таіІ. ги

ОСОБЕННОСТИ ПРЕДМЕТА И МЕТОДА РОССИЙСКОГО ТРУДОВОГО ПРАВА В ПЕРИОД С ОКТЯБРЯ 1917 ПО 1920-Е ГОДЫ: ЮРИДИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

В предлагаемой работе рассматриваются некоторые основные особенности таких сущностных категорий российского трудового права, как предмет и метод правового регулирования, в период зарождения и формирования отраслевой системы советского трудового права на основе марксистско-большевистской идеологии и программных установок РСДРП. В статье анализируются основные нормативно-правовые акты социально-трудовой сферы, принятые советской властью в период радикальных революционных преобразований.

Ключевые слова: российский пролетариат, диктатура пролетариата, социалистическая организация труда, идеология большевизма, политика «военного коммунизма», предмет трудового права, метод трудового права, отраслевая система трудового права.

Согласно общей теории права, деление права (единого в своей основе) на отрасли, подотрасли, институты и т.п. осуществляется на основе такого объективного критерия, как предмет правового регулирования. Предмет любой отрасли права включает в себя круг разнообразных (достаточно однородных) общественных отношений, которые «объективно по своей природе могут “поддаваться” нормативно-организационному воздействию и в данных социально-политических условиях требуют такого воздействия, осуществляемого при помощи юридических норм, всех иных юридических средств, образующих механизм правового регулирования», - отмечает крупный учёный-правовед С.С. Алексеев в своём классическом труде «Общая теория права» [1, с. 231]. В свою очередь, предмет правового регулирования, в значительной степени, предопределяет специфику таких сущностных (системообразующих) правовых категорий, как метод правового регулирования, отраслевые принципы права, отраслевые источники права, функции отрасли и т.д. Что касается предмета современного российского трудового права, то круг общественных отношений, связанных с трудовыми функциями, должен отвечать определённым критериям (укладываться в триединую формулу). Труд, с процессом которого связаны именно первоначальные трудовые правоотношения, а также производные общественные отношения, непосредственно связанные с трудовыми (их возникновение, изменение, прекращение), составляющие предмет трудового права, должен обладать рядом признаков: 1) дан-

ный труд является наёмным (то есть юридически оформленным в виде свободно заключаемого договора трудового найма); 2) зависимым (но не принудительным); 3) коллективным (как правило). Зависимый (несамостоятельный) труд работника, регулируемый нормами трудового права, означает, что, во-первых, работник не является собственником средств производства и, следовательно, заключает договор личного трудового найма с собственником (или иным титульным владельцем) этих средств производства (в широком понимании данной категории). Во-вторых, наёмный работник не занимается самостоятельной организацией своего труда, так как организационно-управленческие функции возложены на работодателя. В-третьих, наёмный работник лишён возможности самостоятельного распоряжения результатами своего труда и, соответственно, лишён возможности распределения прибыли. В-четвертых, наёмный работник, в процессе выполнения трудовой функции, обязан подчиняться «работодательской власти» (то есть правилам внутреннего трудового распорядка). «В реальности наёмный, зависимый, коллективный труд, - отмечал известный исследователь социально-трудовой сферы И.Я. Киселёв, - это миллионы людей, которые зарабатывают себе на жизнь, реализуя способности к труду работой по найму... В России из 145 млн. человек населения работает по найму 58 млн. человек (95% занятого населения или примерно треть общей его численности). Они составляют главный экономический потенциал нашей страны, основу её благополучия и процветания» [2, с. 62].

Кроме предмета правового регулирования, каждая правовая отрасль (в т.ч. трудовое право) характеризуется особенностями своего метода, который на практике представляет определённую совокупность способов, средств, приёмов правового воздействия на общественные отношения, составляющие предмет отраслевой системы трудового права. По этому поводу М.Н. Марченко пишет: «Метод правового регулирования не устанавливается произвольно законодателем или правоприменительными органами, а обусловливается объективными жизненными обстоятельствами. Он непосредственно определяется характером и содержанием регулируемых отношений, предметом правового регулирования» [4, с. 567]. Для современного отраслевого метода правового регулирования социально-трудовых отношений (реализация которого осуществляется через нормы трудового законодательства) характерно комплексное использование своеобразной правовой триады: предписания, запреты, дозволения. Подобные способы регулирования являются базовыми сегментами метода, его, так сказать, «квинтэссенцией». Очевидно, специфика предмета и метода правового регулирования социально-трудовой сферы российского общества непосредственно обусловлена особенностями (соответствующими ключевыми процессами) определённого исторического периода. Современное (постсоветское) трудовое право России возникло не с «чистого листа», а прошло свой, достаточно сложный и противоречивый эволюционный путь (связанный с объективными экономическими, идеологическими, социальными, культурными процессами) и уходит своими «генетическими» корнями в историческое прошлое нашей страны. Любая актуальная проблема (рассмотренная в отдельности) современного трудоправового регулирования имеет свою историю. Изучение определённого исторического опыта позволяет наглядно обозреть соответствующую проблему, осуществить её объективную оценку, выявить основные причины, определить пути решения, а также предостеречь от тождественных ошибок.

Целью нашей работы является краткий анализ основных особенностей предмета и метода правового регулирования (как сущностных трудоправовых категорий) отраслевой системы российского трудового права на первоначальном этапе организации (и правового обеспечения) системы социалистического труда, в условиях

реального осуществления государственной политики, известной под названием «военный коммунизм».

Социалистическая организация труда (как исторически новая форма, призванная в кратчайшие сроки построить экономические основы социализма) объективно нуждалась в качественно новом правовом обеспечении. Как справедливо констатировал И.Я. Киселёв, «советское трудовое право было рождено в результате революционных преобразований в России после захвата власти большевиками 25 октября 1917 г. Советская власть без промедления стала формировать новое трудовое законодательство на основе программных установок и требований РСДРП» [2, с. 29]. В первый год становления пролетарской диктатуры принимается ряд ключевых нормативно-правовых актов, определивших особенности (характер и степень) предмета правового регулирования трудовых отношений российских работников. Среди важнейших правовых нормативов следует отметить: 1) декрет Совета народных комиссаров (далее СНК) «О восьмичасовом рабочем дне, продолжительности и распределении рабочего времени» (от 29.10.1917 г.); 2) положение «О страховании на случай безработицы» (от 11.12.1917 г.); 3) декрет СНК «О страховании на случай болезни» (от 22.12.1917 г.); 4) декрет СНК «О рабочем контроле» (от 14.11.1917 г.); 5) положение «О Биржах труда» (от 31.01.1918 г.); 6) положение «Об Инспекции труда» (от 18.05.1918 г.); 7) положение «О порядке утверждения коллективных договоров (тарифов), устанавливающих ставки заработной платы и условий труда» (от

2.07.1918 г.); 8) декрет СНК «О воспрещении безработным отказываться от работы» (от 3.09.1918 г.); 9) декрет СНК «О трудовых книжках для нетрудя-щихся» (от 5.10.1918 г.); 10) положение СНК «О социальном обеспечении трудящихся» (от

31.10.1918 г.); 11) постановление Народного комиссариата труда (далее НКТ) «О проведении трудовой повинности» (от 11.12.1918 г.); 11) Кодекс Законов о Труде РСФСР (далее КЗоТ) 1918 г.

Ключевым структурным элементом предмета трудового права, обеспечивающим его единство, является трудовое правоотношение. И.Я. Киселёв утверждал: «Применение трудового права, как комплекса установленных или санкционированных государством норм, вызывает к жизни трудовое правоотношение, представляющее собой совокупность субъективных прав

и обязанностей работника и работодателя и превращающее бумажные нормы объективного права в живую реальность...» [2, с. 62]. Анализ вышеупомянутых (и ряда других) нормативно-правовых актов, позволяет определить юридические признаки (структурный состав) индивидуальнотрудовых отношений в рассматриваемый период. Любое правоотношение, согласно общей теории права (в т.ч. и трудовое), состоит из трёх структурных элементов: сторон, объекта, содержания. Сторонами трудовых отношений являются работник и работодатель. Работником, в рассматриваемый период, признавалось физическое лицо, осуществлявшее определённые виды трудовой деятельности за вознаграждение. Так, первый в российской истории КЗоТ РСФСР, принятый в декабре 1918 г. и систематизировавший ряд основных нормативно-правовых актов регулирования социально-трудовой сферы, принятых с октября 1917 г., устанавливал общую норму, согласно которой «все трудоспособные граждане имеют право на применение труда по своей специальности и за вознаграждение, установленное для этого рода работы» [5, ст. 905]. Трудоспособное физическое лицо могло стать субъектом трудовых правоотношений при достижении (как правило) возраста 16 лет, и, более того, именно с этого возраста КЗоТ устанавливал обязанность российских трудящихся нести всеобщую трудовую повинность. Однако, до принятия первого российского КЗоТ, трудовая правосубъектность (то есть правоспособность, дееспособность, делик-тоспособность работника) устанавливалась (в определённой степени) известным декретом СНК «О восьмичасовом рабочем дне», принятым через три дня после захвата большевиками государственной власти. Согласно данному документу, к работам по найму не допускались малолетние (до 14 лет), а несовершеннолетние (до 18 лет) имели право выполнять трудовые функции не более 6-ти часов в сутки [6, с. 177]. Следует отметить, что данная норма имела (в значительной степени) лишь декларативный характер. Работодателями (и, следовательно, субъектами трудового права) признавались все предприятия, учреждения, хозяйства, независимо от формы собственности и организационно-правовой формы (то есть советские, общественные, частные, домашние), а также все частные лица, применявшие чужой труд за вознаграждение. Объектом трудовых правоотношений являлась трудовая функция (по

определённой специальности), выполняемая работником за установленное вознаграждение. Содержанием трудовых правоотношений являлись права и обязанности сторон (их трудоправовой статус), которые могли быть реализованы на соответствующих стадиях трудового процесса (при приёме на работу, при переводах, охране труда и т.п.). Анализ трудовых правоотношений, составлявших своеобразное ядро предмета российского (советского) трудового права в период первоначального этапа организации соцтруда, позволяет отметить их основные специфические особенности: 1) договор личного трудового найма работника (как юридический факт, на основании которого возникают, изменяются и прекращаются трудовые отношения) утрачивает своё предназначение, не упоминается в советских трудоправовых актах и, более того, объявляется совершенно ненужным советскому работнику; 2) трудовое отношение утрачивает свободный (добровольный) характер, так как первая Конституция РСФСР (принятая 10.07.1918 г.) провозгласила всеобщую трудовую повинность (в целях организации хозяйства и «уничтожения паразитических слоёв общества»), а первый КЗоТ РСФСР 1918 г. легализовал трудовую повинность (то есть фактическое применение принудительного труда); 3) утрачивается один из главных признаков трудового правоотношения - работа по специальности, так как, согласно примечанию к ст. 10 КЗоТ, при неимении работы по специальности, органы по распределению рабочей силы имели право (заручившись формальным соглашением с профсоюзами) направлять «отдельных трудящихся и их группы на работы другой специальности» [5, ст. 905]; 4) трудовые отношения возникали (изменялись, прекращались) в условиях многоукладной экономики, так как советское государство (по объективным обстоятельствам) не могло сразу стать единственным работодателем-монополис-том; 5) трудовая функция утрачивает своё главное свойство - выполнение работы за вознаграждение, так как, во-первых, денежные купюры (в реальных условиях данного периода) утратили (в значительной степени) свои функции, во-вторых, на практике (в производственной сфере) превалировала сдельная система оплаты труда (то есть российский трудящийся получал вознаграждение по результатам своего труда, «по факту» произведённой продукции, а не за выполнение трудовой функции как таковой); 6) трудовые правоот-

ношения наполняются новым (идеологическим и политическим) классовым содержанием, создаются всевозможные представительные рабочие организации (фабрично-заводские комитеты, расценочные комиссии, органы рабочего контроля и т.п.), среди которых российские профсоюзы (в процессе своего тотального «огосударствления») наделялись определёнными властными полномочиями по соответствующим вопросам организации социалистического труда; 7) при отсутствии гражданского кодекса (первый советский гражданский кодекс был принят только в 1922 г.) любые отношения, связанные с трудом за вознаграждение, фактически являлись трудовыми, даже те, которые явно имели гражданско-правовой характер.

Кроме трудовых (первоначальных) отношений, понимаемых в собственном смысле, предмет правового регулирования также включает в себя отношения, непосредственно связанные с трудовыми (то есть производные), которые, в свою очередь, классифицируются по трём основаниям: 1) предшествующие трудовым (пред-трудовые); 2) существующие параллельно трудовым (сопутствующие); 3) следующие за трудовыми (посттрудовые). Законодатель не устанавливал чёткого перечня производных отношений, но анализ соответствующих трудоправовых нормативов (в первую очередь КЗоТ РСФСР 1918 г.) даёт возможность обозначить эти отношения и выделить пять основных видов: 1) отношения, возникавшие по поводу занятости и трудоустройства. Такие отношения возникали между потенциальными работниками, не имевшими оплачиваемой работы и готовыми приступить к ней, и государственными органами занятости, уполномоченными осуществлять учёт и распределение рабочей силы (биржи труда, отделы распределения рабочей силы, комитеты по всеобщей трудовой повинности); 2) отношения представительных рабочих органов с администрацией работодателя, возникавшие по организационно-управленческим вопросам (в т.ч. по вопросам осуществления советской производственной демократии). Такие отношения были необходимы (в период «красногвардейской атаки на капитал») для оживления «революционного творчества масс». Так, декрет СНК «О рабочем контроле» (от 14.11.1917 г.) отменял коммерческую тайну, устанавливал рабочий контроль (осуществляемый рабочими через свои выборные учреждения) над производством, фи-

нансами, куплей-продажей (а также хранением) продуктов и сырых материалов «во всех промышленных, торговых, банковых, сельскохозяйственных, транспортных, кооперативных, производственных товариществах и пр. предприятиях, имеющих наёмных рабочих или же дающих работу на дом» [6, с. 174]; 3) отношения, возникавшие по поводу надзорно-контрольных мероприятий за соблюдением норм трудового законодательства и охраны труда. Такие отношения возникали между работодателем и соответствующими контрольно-надзорными органами. Так, согласно ст. 127 КЗоТ, охрана жизни и здоровья работников, «занятых какою бы то ни было хозяйственной деятельностью», возлагалась на инспекцию труда, технических инспекторов, а также на представителей санитарного надзора [5, ст. 905]; 4) отношения, возникавшие по вопросам социальной защиты российских трудящихся. Данные отношения возникали между определёнными категориями работников, предусмотренных законодателем (безработные; беременные женщины; временно нетрудоспособные и др.) и соответствующими уполномоченными органами (больничные кассы, органы по распределению рабочей силы и др.). Система рабочего страхования (не успев окончательно сформироваться) была трансформирована (на теоретическом уровне) в систему государственного социального обеспечения в 1918 г. Начало формирования данной системы определило положение СНК «О социальном обеспечении трудящихся» (от 31.10.1918 г.), согласно которому государство принимало на себя обязанность осуществлять финансирование «всех видов социального обеспечения» и отпускать необходимые средства «из Государственного Казначейства в сметном порядке, по смете Народного Комиссариата Труда» [7, ст. 906]; 5) отношения по разрешению трудовых споров. Данные отношения возникали между отдельными работниками (или их группами), полагавшими, что их трудовые права нарушаются, и работодателями. Однако наличие в трудовом коллективе конфликтных ситуаций ещё не свидетельствует о наличии трудовых споров. Трудовые споры возникают с момента передачи возникших конфликтов (разногласий) в соответствующий юрисдикционный орган, который, в свою очередь, обязан принять и рассмотреть трудовой спор, а также вынести итоговое (мотивированное) решение по спору, обязательное к практическому исполне-

нию. Таким компетентным государственным органом, уполномоченным разрешать трудовые споры, являлся НКТ (и в этом ещё одна яркая особенность предмета правового регулирования трудовой сферы), а судебная защита трудовых прав российского пролетариата (в рассматриваемый период) практически полностью отсутствовала.

Современные исследователи трудоправовой сферы М.В. и А.М. Лушниковы отмечают важную особенность: «Производные отношения в своём субъектном составе имеют лишь одного из участников трудового отношения: либо работника, либо работодателя. Другим участником выступает третья организация в лице профсоюзного органа, органа по трудоустройству, органа контроля и надзора за соблюдением трудового законодательства и др.» [3, с. 361]. Кроме того, производные отношения непосредственно обусловлены трудовым отношением и являются необходимыми «соучастниками» процесса организации и регулирования трудовой сферы. Следует отметить, что предмет российского (советского) трудового права (доктринальную дефиницию которому дал известный советский учёный-трудовик К.М. Варшавский в 1924 г.) изначально формировался как гетерогенный (сложный и разнородный), включавший в себя разнообразные отношения: материальные, процессуальные, имущественные, индивидуальные, коллективные, организационно-управленческие и др.

Отраслевой метод российского трудового права (включающий в себя характерные приёмы и способы правового воздействия на отношения, составляющие его предмет) обусловлен спецификой предмета данной правовой отрасли. Анализ соответствующих трудоправовых источников, принятых на первоначальном этапе организации новой (социалистической) формы труда, позволяет выявить четыре главных признака метода трудоправового регулирования. Это: 1) преобладание (количественное и качественное) централизованного регулирования над локальным, так как в рассматриваемый период произошло неизбежное зарождение и формирование основ административно-командной системы, нацеленной на централизованное (императивное) регулирование всех сфер общественной жизни (в т.ч. и социально-трудовой сферы); 2) реальное участие в организации трудового процесса представительных органов работников. Так, согласно КЗоТ РСФСР 1918 г., российские профсоюзы наделя-

лись (на законодательном уровне) полномочиями по разработке тарифных положений, в которых детально регламентировались условия труда российских рабочих; 3) применение к работнику дисциплинарной ответственности, как меры по обеспечению надлежащей трудовой дисциплины и производительности труда. Так, согласно ст. 119 КЗоТ, за невыполнение работником соответствующей нормы выработки (по причине «недобросовестности или грубой небрежности трудящегося»), он мог быть уволен без предварительного предупреждения (за две недели); 4) наличие дифференциации в регулировании труда. Такая дифференциация (различие) была обусловлена рядом факторов, среди которых: а) вредные условия труда; б) специфика труда женщин и несовершеннолетних; в) особенности труда служащих советских учреждений; г) труд иностранных работников и другие объективные факторы.

В заключение следует отметить, что в рассматриваемый исторический период сформировались (в определённой степени) теоретические основы советского трудового права (как самостоятельной отрасли отечественного права) и достаточно чётко наметились основные (магистральные) пути дальнейшего развития данной правовой отрасли. Система правового регулирования по-советски (основанная на марксистско-большевистской идеологии), в целом, отвечала запросам своего времени (несмотря на ряд существенных несовершенств) и достаточно гармонично функционировала в определённом историческом контексте. Данная система является (в определённой степени) «правопредшественницей» современного российского трудового права, её диссонирующие отголоски можно отчётливо услышать и на постсоветском этапе развития российского общества. Очевидно, предмет и метод трудоправового регулирования определяют сущность данного правового феномена и являются, своего рода, альфой и омегой отраслевой системы российского трудового права. Несмотря на то что предмет и метод трудового права России являются сущностными категориями, они подвержены определённым изменениям. Переход российского общества на рыночную (капиталистическую) модель экономического развития объективно требует организации более совершенного правового механизма регулирования социально-трудовой сферы, способного эффективно обеспечивать современные процессы регулирования и охра-

ны труда, а также социально-трудовые гарантии и защиту трудовых прав работников. Вероятно, для более успешного осуществления современных реформ: модернизации производственной сферы; инновационных процессов; развития нанотехнологий и т.д., необходимо объективно проанализировать как безусловно позитивные стороны (аспекты), так и явные ошибки прошлого.

Библиографический список

1. Алексеев С.С. Общая теория права. - М.: Проспект, 2009. - 576 с.

2. Киселёв И.Я. Трудовое право России и зарубежных стран. Международные нормы труда. - М.: Эксмо, 2005. - 608 с.

3. ЛушниковаМ.В., ЛушниковА.М. Очерки теории трудового права. - СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2006. - 940 с.

4. Марченко М.Н. Теория государства и права. - М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. - 640 с.

5. Собрание Узаконений. - 1918. - N° 87-88.

6. Вестник Народного Комиссариата труда. -1918. - № 1.

7. Собрание Узаконений. - 1918.- № 89.

Сиверская Людмила Анатольевна

Костромской государственный университет им. Н.А. Некрасова

LSiverskaya @mail.ru

РЕГИСТРАЦИЯ СООБЩЕНИЯ О ПРЕСТУПЛЕНИИ: НОВЕЛЛЫ НОРМАТИВНО-ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

В статье автор рассматривает регистрацию сообщения о преступлении как обязательный элемент алгоритма действий должностных лиц и вносит предложения по законодательному регулированию.

Ключевые слова: регистрация сообщения о преступлении, алгоритм действий должностного лица, расcмотрение сообщения о преступлении.

УЖ РФ устанавливает обязанность должностных лиц правоохранительных органов принять, проверить сообщение о совершенном или готовящемся преступлении и принять по нему процессуальное решение. Прием сообщения представляет собой совокупность двух действий: получение и регистрацию его в документах первичного учета, поэтому в интерпретации законодателя в ч. 1 ст. 144 УПК РФ термин «регистрация» отсутствует. Более подробно действия должностных лиц регламентированы ведомственными нормативными актами, предписания которых детализируют выраженные абстрактно дефиниции УПК РФ и раскрывают понятийный аппарат. Так, в соответствии с п. 3 ст. 5 «Типового положения о едином порядке организации приема, регистрации и проверки сообщений о преступлениях» [13] (далее - «Типовое положение»), «регистрация сообщения о преступлении - внесение уполномоченным должностным лицом в книгу, предназначенную для их регистрации краткой информации, содержащейся в принятом сообщении о преступлении, а также отражение в этом сообщении сведений о его фиксации в вышеуказанной книге с присвоением соответствующего регистрационного номера». Изучение теоретического аспекта по-

казало, что большинство авторов не дают доктринального толкования понятия регистрации, а лишь воспроизводят ее определение, содержащееся в Типовом положении. Принципиальным спорным вопросом, по мнению ученых-процес-суалистов, является выделение «регистрации» как самостоятельного элемента в процессуальном механизме порядка рассмотрения сообщений и внесение его понятия в новеллы УПК РФ. В юридической литературе встречаются различные мнения относительно места «регистрации» в системе действий по рассмотрению сообщения. Одни считают «регистрацию» составляющим элементом деятельности по приему сообщения [14, с. 26]. Сторонники другой позиции, полемизируя, справедливо, на наш взгляд, относят регистрацию к самостоятельному элементу деятельности по рассмотрению сообщений о преступлении [15; 8; 3]. Нам представляется, что их суждение более близко к истине, а доводы с большей объективностью отражают и содержание этой деятельности, и ее назначение. Регистрация имеет большое теоретическое и важное практическое значение. С нее начинается соблюдение законности, реализация права граждан на доступ к правосудию, она является одним из правовых средств разрешения проблемы укрытия преступ-

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.