Научная статья на тему 'Формирование нацистсткой политики в отношении восточнославянских и прибалтийских народов (1922-1941 гг. )'

Формирование нацистсткой политики в отношении восточнославянских и прибалтийских народов (1922-1941 гг. ) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
739
126
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА / GREAT PATRIOTIC WAR / НАЦИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА / ETHNIC POLICY / ГИТЛЕРОВСКАЯ ГЕРМАНИЯ / NAZI GERMANY

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Синицын Фёдор Леонидович

В статье анализируются основные аспекты формирования политики германских нацистов в отношении восточнославянских и прибалтийских народов с момента создания НСДАП (1922 г.) до начала Великой Отечественной войны (22 июня 1941 г.). Рассматриваются расистские воззрения германских нацистов в отношении народов СССР, планы гитлеровского руководства по «германизации», депортации и уничтожению восточнославянских и прибалтийских народов, а также меры по маскировке этих планов. Делается вывод о том, что уверения гитлеровского руководства о «превентивной» войне против СССР, а также «освобождении» народов СССР от большевистского режима были лишь прикрытием экспансионистских планов нацистской Германии.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The process of forming the nazi policy dealing with east slavic and baltic nations (1922 - 1941)

The article analyzes the main aspects of Nazi Germany policy towards East Slavic and Baltic peoples since the formation of the NSDAP (1922) up the start of the Great Patriotic War (June 22, 1941). Racist approaches of Nazi Germany to the peoples of the USSR, Hitler’s government plans of “Germanization”, deportation and destruction of East Slavic and Baltic peoples as well as the attempts to disguise these plans are analyzed. Hitler’s government «preventive» war against the USSR and the “liberation” of the peoples of the USSR from the Bolshevik regime was just a part of expansionist plans of Nazi Germany.

Текст научной работы на тему «Формирование нацистсткой политики в отношении восточнославянских и прибалтийских народов (1922-1941 гг. )»

ИСТОРИЧЕСКИЕ ОЧЕРКИ И ПЕРСОНАЛИИ

УДК 94(47).084.8

ФОРМИРОВАНИЕ НАЦИСТСТКОИ ПОЛИТИКИ

В ОТНОШЕНИИ ВОСТОЧНОСЛАВЯНСКИХ И ПРИБАЛТИЙСКИХ НАРОДОВ (1922-1941 гг.)

THE PROCESS OF FORMING THE NAZI POLICY DEALING WITH EAST SLAVIC AND BALTIC NATIONS (1922 - 1941)

© Синицын Фёдор Леонидович

Fedor L. Sinitsyn

кандидат исторических наук, соискатель докторантуры, Институт российской истории РАН

PhD (History), Institute of Russian History, Russian Academy of Sciences, Russia.

И permcavt@gmail.com

В статье анализируются основные аспекты формирования политики германских нацистов в отношении восточнославянских и прибалтийских народов с момента создания НСДАП (1922 г.) до начала Великой Отечественной войны (22 июня 1941 г.). Рассматриваются расистские воззрения германских нацистов в отношении народов СССР, планы гитлеровского руководства по «германизации», депортации и уничтожению восточнославянских и прибалтийских народов, а также меры по маскировке этих планов. Делается вывод о том, что уверения гитлеровского руководства о «превентивной» войне против СССР, а также «освобождении» народов СССР от большевистского режима были лишь прикрытием экспансионистских планов нацистской Германии.

Ключевые слова: Великая Отечественная война, национальная политика, гитлеровская Германия.

Ои

»днои из составляющих национальных интересов России в информационной сфере является информационное обеспечение государственной политики Российской Федерации, связанное с доведением до российской и международной общественности достоверной информации о государственной политике России. В условиях военного времени перекрёстной темой является противодействие вражеской политике, в том числе в этнической сфере. Задача данной статьи - рассмотреть формирование политики германских нацистов в отношении восточнославянских и прибалтийских народов, то есть тех народов, этнические территории которых намеревалась захватить и колонизовать гитлеровская Германия.

Основы национальной политики германского национал-социализма даны в тру-

The article analyzes the main aspects of Nazi Germany policy towards East Slavic and Baltic peoples since the formation of the NSDAP (1922) up the start of the Great Patriotic War (June 22,1941). Racist approaches of Nazi Germany to the peoples of the USSR, Hitler's government plans of "Germanization", deportation and destruction of East Slavic and Baltic peoples as well as the attempts to disguise these plans are analyzed. Hitler's government «preventive» war against the USSR and the "liberation" of the peoples of the USSR from the Bolshevik regime was just a part of expansionist plans of Nazi Germany.

Key words:

Nazi Germany.

Great Patriotic War, ethnic policy,

дах А. Гитлера «Моя борьба» (1925-1926 гг.), А. Розенберга «Будущий путь германской внешней политики» (1927 г.), «Миф ХХ века» (1930 г.) и др. Идеологические воззрения нацистов, в свою очередь, берут свои истоки в более ранних учениях: расовых теориях А. Ж. де Гобино, Х. С. Чемберлена и Л. Стоддарда, ариософии (ар-манизме) Г. фон Листа и Й. Л. фон Либенфельса, теории «гения сверхчеловека» Д. Эккарта и др. Значительные (если не основополагающие) идеи германский национал-социализм взял из расовых воззрений, господствовавших в Британской империи.

Как известно, нацистская идеология состояла из нескольких основных компонентов. Прежде всего, это «расовая теория» - миф о превосходстве германской, «нордической» расы над другими расами и народами. 26 ян-

варя 1936 г. на праздновании 10-й годовщины Национал-социалистической студенческой лиги Германии А. Гитлер сказал: «Белая раса призвана управлять. Она обладает беззастенчивой потребностью управлять» [7, ф. 17, оп. 125, д. 238, л. 11—12]. С октября 1939 г. под руководством Г. Гиммлера начал работу Рейхскомиссариат по укреплению немецкой народности. Это ведомство разрабатывало планы колонизации захваченных территорий, депортации и уничтожения «расово-чуждых элементов».

Другим компонентом идеологии национал-социализма была теория «жизненного пространства». А. Гитлер был уверен в том, что для обеспечения «подлинной свободы существования» немецкого народа, последнему «нужна достаточно большая территория». Получить «жизненное пространство» А. Гитлер рассчитывал за счёт западной части СССР - этнической территории восточнославянских и прибалтийских народов. В «Майн кампф» он открыто сказал о своих планах: «Когда мы говорим о завоевании новых земель в Европе, мы, конечно, можем иметь в виду, в первую очередь, только Россию и те окраинные государства, которые ей подчинены» [1, с. 544-546, 556] (здесь имелись в виду республики СССР).

Нацистское руководство разработало морально-политическое «обоснование» захвата России, которое базировалось, во-первых, на демографическом факторе. А. Розенберг пророчествовал, что «существующее в настоящее время [в Германии] увеличение рождаемости... не может быть длительным», в то время, как «в России ежегодно прибавляется... три миллиона жителей». Во-вторых, нацистские руководители муссировали необходимость противостоять некой вековечной «русской угрозе», после 1917 г. усугубленной «большевистской угрозой». А. Розенберг пугал немецких обывателей, что если не решить «российский вопрос», то «слова Бисмарка о том, что однажды жёлтые будут поить своих верблюдов в Рейне, сбудутся» [6, с. 433, 491].

Разработкой решения о судьбе восточнославянских и прибалтийских народов нацисты занимались в течение многих лет, изучая национальную политику и национальные отношения в Советском Союзе. Этим занимались Внешнеполитическое управление НСДАП во главе с А. Розенбергом, германские разведывательные органы, а также научно-исследовательские структуры. Так, в Кёнигсберге работал Институт исследований Востока, целью работы которого было «постигнуть во всего его проявлениях... русского человека и его духовный склад». Нацисты заявляли, что работа этого института «обеспечивает столь важную для будущего хо-

зяйственную и культурно-политическую работу на Востоке к выгоде всего немецкого народа» [7, ф. 17, оп. 125, Д. 38, л. 6-7].

К славянским народам германские национал-социалисты относились с нескрываемым превосходством. А. Гитлер из своего опыта жизни в Австро-Венгрии вынес крайне негативное отношение к славянам [1, с. 34]. В рейхе браки немцев со славянами по факту были запрещены (в исключительных случаях выдавалось разрешение местного партийного руководства), а в оккупированных славянских странах на такие браки были наложены жёсткие ограничения [5, с. 15, 17, 20].

Из общего отношения к славянам вытекало восприятие нацистским руководством русского народа. А. Гитлер считал, что русские (равно как и другие народы России) - «более низкая раса», чем немцы. Он был уверен в том, что Российская империя своим могуществом была обязана только немцам, в течение столетий, живя «за счёт именно германского ядра в её высших слоях населения» [1, с. 556]. В статье К. фон Кюгельгена, опубликованной в журнале «Weltwacht der Deutschen» (январь 1941 г.), утверждалось: «Учёный мир... России состоял в значительной части из немцев... Академия Наук в Петербурге состояла иногда почти исключительно из людей немецкого происхождения и насчитывала вплоть до мировой войны немцев в числе своих корифеев». К. фон Кюгельген утверждал, что и в СССР труды Академии наук «публикуются... по преимуществу на немецком языке» [7, ф. 17, оп. 125, д. 38, л. 5], что, конечно же, являлось ложью.

А. Розенберг рассматривал Россию как «биологическую проблему», пропагандируя «ущербность» русского народа, что базировалось на уверенности в мифическом кровосмешении русских с «азиатами». Он считал, что «одарённая многими поэтическими талантами восточно-балтийская раса оказывается - при проникновении потомков монголов - податливой глиной в руках нордических вождей или же еврейских или монгольских тиранов» [6, с. 85]. По мнению идеологов нацизма, победа большевизма в России стала возможной только благодаря «неграмотности» и «отсталости» русского народа. «Неспособность» русского народа противостоять «еврейско-большевистской власти» А. Гитлер считал «обоснованием» будущего захвата России [1, с. 556]. Таким образом, нацисты поворачивали дело так, что русский народ сам «виноват» в том, что Германия получила моральное право его завоевать.

Итог формирования политики по отношению к русскому народу подвёл А. Розенберг в речи 20 июня 1941 г.: расчленение России, суже-

ние русской этнической территории, депортация русских на Крайний Север и в Сибирь. При этом он лицемерно заявил: «Мы... не являемся врагами русского народа». А. Розенберг маскировал намерения в части геноцида русского народа тем, что русских нужно «повернуть лицом снова на восток», вытеснив их из Европы: «Сибирские пространства огромны и в центральной части плодородны... Даже если русских оттеснят от тех пространств, которые не принадлежат им, для них останется большее пространство, чем у любого европейского народа». Розенберг провозгласил, что «не является божеской справедливостью, когда... русские бессовестно угнетали все народности». С этой точки зрения захват России он оправдывал «высокими целями»: «Наша борьба за новое расчленение имеет целью право на самоопределение народов, так как эти народы в течение столетий и тысячелетий существовали и угнетались» [10, с. 94].

Чрезвычайно важным для нацистских идеологов был «украинский вопрос». Нацистское руководство уповало на использование противоречий между украинскими националистами и советской властью для «борьбы за освобождение Украины от цепей Москвы». В 1938 г. в руках Германии оказалась Прага, которая была одним из самых больших центров украинской эмиграции. Гитлеровцы решили взять эмигрантов под строгий контроль, рассчитывая на то, что в ближайшем будущем их помощь понадобится для достижения германских целей. Было создано Украинское ведомство под руководством Н. Сушко. С весны 1939 г. германофильская ориентация среди украинских националистов возросла. В феврале 1941 г. Абвер провёл переговоры с референтом разведки и связи ОУН(Б) Р. Ярым о военном обучении 800 украинцев, из их числа были созданы диверсионные отряды «Нахтигаль» и «Роланд», которые в июне 1941 г. приняли участие в германском вторжении в СССР.

Гитлеровцы заигрывали и с белорусским народом. В 1939 г. в германский плен попали десятки тысяч белорусов - уроженцев Западной Белоруссии. Над ними приняло опеку тогда же организованное Белорусское представительство в Германии. Начала выходить белорусская газета «Раница» («Утро»). В Берлине был образован Белорусский комитет самопомощи и Белорусский клуб. С 1940 г. в Варшаве начал работу белорусский комитет в генерал-губернаторстве, а в ряде польских городов были созданы белорусские отделы. В Варшаве, Кракове и Бялой-Подляске были открыты белорусские молодёжные лагеря, в городах - школы и курсы по подготовке кадров для Белоруссии [7, ф. 17, оп. 125, д. 104, л. 120].

«Германский фактор» в Литве, Латвии и Эстонии имел большую значимость в течение многих веков. В предвоенный период нацистская Германия рассматривала Прибалтику в качестве плацдарма для экспансии. В июле 1937 г. советская разведка сообщала, что «немцы принимают все меры к тому, чтобы глубже внедриться в Эстонию... Начальник эстонского Генштаба генерал Н. Реек и министр торговли К. Сольтер после своих недавних поездок в Германию вернулись... с явно германофильскими настроениями. Сам К. Пятс [президент Эстонии - Ф. С.] также весьма дружелюбно настроен к Германии, хотя открыто свои настроения высказывать не решается» [4, с. 83]. Советская пропаганда вполне обоснованно поднимала вопрос о «происках германского фашизма в Прибалтике», которые занимали видное место «в планах подготовки "большой войны" германским фашизмом и захвата территорий на Востоке». Утверждалось, что «германский фашизм ставит себе задачей не только захват территории прибалтийских стран и восстановление господства баронов, но и прямое физическое уничтожение народов, населяющих эти страны» [11, с. 5].

Однако ситуация в Прибалтике до её вхождения в состав СССР была не очень благоприятной для Германии. Народы этого региона питали исторически сложившиеся антигерманские настроения (в частности, в конце 1930-х гг. их открыто проявляли латыши [8, ф. 501, оп. 1, д. 159, л. 6] и эстонцы [4, с. 84]), и поэтому они могли воспринять вступление советских войск в 1939-1940 гг. как защиту от потенциальной германской агрессии. Известно, например, что население Литвы в июне 1940 г. приветствовало проходившие части Красной Армии [3, с. 113].

Тем не менее в Прибалтике бытовали и антисоветские настроения. В феврале 1940 г. некий Г. Зегеброк - балтийский немец, репатриировавшийся в Германию в октябре 1939 г. из Дерпта (Тарту), - писал в немецкий журнал о том, что некоторые эстонцы говорили ему: «Уезжайте все. Кто останется - это самоубийство, ждать большевиков с острыми ножами, чтобы перерезать вам горло». Другие эстонцы сокрушались, что немцам в Германии «дали убежище», а эстонцам некуда «идти, если будет плохо», так как о них «не беспокоится никакой Гитлер». Автор письма считал, что хотя раньше «были трения и конфликты между эстонской интеллигенцией и немцами», то теперь эстонцы «являются на 150% нацистами» [8, ф. 1363, оп. 1, д. 44, л. 59-60].

В 1939 г. руководство Германии в связи с известными внешнеполитическими обстоятельствами (необходимость обеспечить невмешательство СССР во время захватических

действий Германии в Европе) проявило намерения наладить отношения с Советским Союзом. Как минимум, с февраля 1939 г. антисоветская пропаганда в Германии стала дозированной. После подписания Советско-германского пакта о ненападении и Договора о дружбе и границе в августе-сентябре 1939 г. произошло серьёзное ослабление антисоветской пропаганды, в том числе было ограничено хождение антисоветской литературы [8, ф. 500к, оп. 3, д. 48, л. 2].

Однако, как известно, заключение Пакта о ненападении с СССР было лишь политической уловкой. Вопрос о войне с Советским Союзом для нацистов был экзистенциальным и никогда не снимался с повестки дня. В середине 1940 г. гитлеровское руководство приступило к разработке плана нападения на СССР, получившего известность под названием «Операция "Барбаросса"». Цель нападения была указана в Инструкции по развертыванию и боевым действиям по плану «Барбаросса» от 2 мая 1941 г.: «Война против России - один из важнейших этапов борьбы за существование немецкого народа. Это древняя битва германцев против славянства, защита европейской культуры от московитско-азиат-ского нашествия, оборона против еврейского большевизма» [9, с. 79].

Окончательное оформление гитлеровских планов в отношении восточнославянских и прибалтийских народов было осуществлено в начале 1941 г. Основную практическую работу в планировании судьбы советских народов проделал А. Розенберг. 7 апреля 1941 г. он представил проект создания на оккупированной территории СССР административно-территориальных единиц в ранге «рейхскомиссариата», указывая, что оккупация должна проводиться по-разному в различных регионах. 20 апреля 1941 г. он был назначен уполномоченным по «централизованному решению вопросов восточноевропейского пространства».

Выступая в узком кругу нацистской верхушки 20 июня 1941 г., А. Розенберг представил свои планы относительно раздела территории СССР. Во-первых, он предлагал вычленить из неё Россию в пределах «пространства между Петербургом, Москвой и Уралом». Будущее Белоруссии он видел в качестве «отстойника» для переселения «антиобщественных элементов» из Прибалтики, Генерал-губернаторства и отобранной в пользу Германии у Польши в 1939 г. области Вартеланд. Границы Прибалтийского территориального образования должны были пройти западнее Ленинграда, южнее Гатчины к озеру Ильмень, затем западнее Москвы до Украины [10, с. 89-91, 94, 96-97].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Особая роль отводилась Украине, которая должна была простираться до Курска, Воронежа,

Тамбова и Саратова. О западных границах и форме потенциального «украинского государства», которое «когда-нибудь потом» могло возникнуть под протекторатом Германии, пока не говорилось. Нацистское руководство планировало придать решению «украинского вопроса» некие благородные цели - реализацию «стремления украинского народа к независимости, которое было поддержано Германским Рейхом» [8, ф. 501, оп. 1, д. 497, л. 51]. В речи 20 июня 1941 г. А. Розенберг провозгласил, что «цель для Германии» - это «свобода украинского народа». При этом немцы должны были настроиться по отношению к украинскому народу «более дружественно, чем это может быть необходимо в отношении Прибалтики». Предполагалось способствовать созданию украинцами своей политической партии. А. Розенберг подчёркивал, что украинцы могут стать хорошим союзником для Германии [10, с. 90-91].

Нацистская политика в отношении народов Прибалтики вылилась в планы по «серьёзной германизации и освежению крови» литовцев, латышей и эстонцев. Способствовать этому должно было то обстоятельство, что «народы Прибалтики никогда не делались русскими, при первой же возможности они поворачивались лицом к Западу», «при этом в северной части население имело большой процент шведской (и германской) крови». Тем не менее в Прибалтике, в отличие от Украины, предполагалось «препятствовать тому, чтобы эстонцы, латыши и литовцы создали какую-либо политическую партию» [10, с. 89, 91, 96].

В то же время А. Гитлер рассматривал проекты А. Розенберга только в качестве временных мер, призванных обеспечить военную победу Германии. Судьба народов СССР, разумеется, совершенно не беспокоила ни Гитлера, ни других руководителей рейха. В конечном итоге вся европейская территория СССР, в той или иной степени, подлежала «германизации», а население - уничтожению, выселению (в основном, это касалось славян) и онемечиванию (народы Прибалтики).

На завоёванные земли должны были быть заселены немецкие колонисты. В первую очередь, это касалось Прибалтики, Крыма, ряда регионов Украины. Планировалась не только колонизация (с целью «поселить наш народ в этих областях и устранить чуждые народы»), но и изменение природного ландшафта под немецкие стандарты. Приказ Гиммлера от 21 декабря 1942 г. «О формировании ландшафта в присоединённых восточных областях» гласил, что «новые места обитания являются домом для поселенцев, поэтому решающим условием является плановая и природная организация

ландшафта», которая «является одной из основ укрепления германизма» [8, ф. 1372, оп. 5, д. 139, л. 56-60].

Перед самым нападением на Советский Союз гитлеровское руководство дало армии и гражданскому персоналу рейха последние указания о национальной политике на территории СССР. Чтобы обеспечить покорность населения оккупированных территорий, не антагонизируя его опубликованием планов будущего устройства этих территорий, нацисты считали необходимым тщательно скрывать эти планы. Декларация А. Гитлера от 22 июня 1941 г., в которой он обозначил причины и цели войны, начатой против Советского Союза, ни слова не говорила о запланированном Германией геноциде и уничтожении государственности народов СССР. Целью войны А. Гитлер лицемерно и лживо провозгласил лишь наказание «иудейско-англосаксонских поджигателей войны и их помощников, а также евреев и московского большевистского центра» [10, с. 114]. Й. Геббельс записал в своём дневнике 16 июня 1941 г. (очевидно, это были его указания, данные сотрудникам Министерства пропаганды): «Большевизм должен быть низвергнут... Отрава большевизма должна быть искоренена в Европе». Он обозначил пределы войны: «Кампания не ограничена географическими границами. Она будет продолжаться до тех пор, пока русская военная мощь не прекратит своё существование». В качестве результата войны Й. Геббельс видел следующее: «В России царизм восстановлен не будет, а в противовес еврейскому большевизму будет построен истинный социализм» [2, с. 340]. Однако он не указал, кто будет пользоваться плодами этого «социализма».

Гитлеровские лидеры приводили лицемерные оправдания войны. В первую очередь, это «необходимость» превентивного удара для «обороны от агрессии СССР». Й. Геббельс утверждал, что «Россия нападёт на нас, если мы будем слабыми, и тогда нам придется вести войну на два фронта, её мы предотвратим этой превентивной акцией» [2, с. 339]. А. Розенберг в качестве цели войны указал: «Навсегда освободить Германию от политического давления с Востока» [10, с. 100]. Подчёркивалось и такое значение войны против СССР, как помощь союзнику - Японии: «Для неё эта акция необходима. Токио никогда не начнет войны в США, пока у неё в тылу сильная Россия. И по этой причине также Россия должна быть низвергнута» [2, с. 339].

В то же время звучали в выступлениях нацистских лидеров и слова об истинных планах рейха в отношении СССР. А. Розенберг в речи 20 июня 1941 г. проговорился о том, что «борьба с большевизмом» - это лишь прикрытие: «Сегодня же мы ведём "крестовый

поход" против большевизма не для того, чтобы освободить "бедных русских" на все времена от этого большевизма, а для того, чтобы проводить германскую мировую политику и обезопасить Германскую империю». Для этого с Россией как единым государством должно было быть покончено. Остатки России превращались в бессловесную колонию без права на «появление на этой территории какого-либо... национального вождя». Расчленение завоёванных территорий А. Розенберг оправдывал тем, что Россия «никогда не была национальным государством, она всегда оставалась государством национальностей», поэтому он ставил задачу «подхватить в умной и целеустремленной форме стремление к свободе всех этих народов и придать им определённые государственные формы, то есть органически выкроить из огромной территории Советского Союза государственные образования и направить их против Москвы, освободив тем самым Германскую империю на будущие века от восточной угрозы» [10, с. 85, 87]. Й. Геббельс беззастенчиво указывал и на экономические, а попросту, грабительские цели войны против СССР: «Сырьевые ресурсы этой богатой страны теперь мы сможем использовать... Итак, вперед. Богатые поля Украины манят» [2, с. 340-341].

Преступные намерения нацистского руководства в отношении народов СССР подтверждают указания, данные ими армии. Инструкция по развертыванию и боевым действиям по плану «Барбаросса» от 2 мая 1941 г. гласила: «Каждая боевая операция и в планировании, и в её проведении должна осуществляться с непреклонной волей к беспощадному тотальному истреблению противника. В особенности никакой пощады по отношению к представителям русско-большевистской системы» [9, с. 79]. 13 мая 1941 г. были издан указ «О применении военной подсудности в районе Барбаросса и об особых мерах войск» и приняты «Директивы об обращении с политическими комиссарами», на основании которых военнослужащие вермахта освобождались от ответственности за убийства местного населения на оккупированной территории Советского Союза. Гитлеровские военнослужащие получили право расстреливать партизан, всевозможных «несогласных» и «подстрекателей» без суда и следствия. Разрешалось брать заложников и «разбираться с ними на месте» при помощи оружия.

Санкционированию жёстокости в отношении граждан СССР способствовала уверенность нацистского руководства в быстрой победе. Й. Геббельс записал в дневнике: «Они [русские] будут сметены... Большевизм рухнет как карточный домик. Нам предстоит триумфальное шествие, не имеющее себе равных. Настало время

действовать». Он был уверен в том, что любые сомнения германского народа в необходимости войны с Советским Союзом и возможные симпатии к СССР будут легко устранены: «[Народ] полагает, что мы могли бы договориться с Россией, но ему придётся набраться мужества, когда мы призовем его [к войне]. Передачи русского радио мы в значительной степени заглушаем, а вот теперь нашим солдатам представится возможность лично познакомиться с отечеством рабочих и крестьян. Все они вернутся ярыми противниками большевизма» [2, с. 339-340].

Таким образом, уничтожение СССР, колонизация завоёванных территорий, порабощение, депортация и уничтожение восточнославянских и прибалтийских народов составляли основу нацистских планов с самого начала существования НСДАП. Это была экзистенциальная борьба, имевшая целью захват «жизненного пространства», и в конечном итоге - мировое господство. Заявления о «борьбе с еврейским большевизмом», «освобождении порабощенных народов», наказании большевиков за уничтожение «германской правящей верхушки»

Библиографический

1. Гитлер А. Моя борьба. Каунас : Ода, Б. г. 587 с.

2. Дневники Йозефа Геббельса: Прелюдия «Барбароссы» / публ. А. Б. Агапова. М. : Дашков и Ко, 2005. 446 с. ISBN 5-94798-512-0.

3. Невежин В. А. Синдром наступательной войны: Советская пропаганда в преддверии «священных боёв», 1939-1941 гг. М. : АИРО-ХХ, 1997. 288 с. ISBN 5-88735-038-5.

4. Прибалтика и геополитика: 1935-1945 гг.: Рассекреченные документы Службы внешней разведки Российской Федерации. М. : Рипол классик, 2009. 464 с. ISBN 978-5-386-01536-7.

5. Родионов В. Расовые мифы нацизма. М. : Яуза-пресс, 2010. 384 с. ISBN 978-5-9955-0112-1.

6. Розенберг А. Миф XX века: Оценка духовно-интеллектуальной борьбы фигур нашего времени. Tallinn : Shildex, 1998. 524 с. ISBN

3-441-10303-8.

7. Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ).

8. РГВА (Российский государственный военный архив).

9. Сенявская Е. С. Противники России в войнах ХХ века: Эволюция «образа врага» в сознании армии и общества. М. : РОССПЭН, 2006. 288 с. ISBN 5-8243-0782-2.

10. «...Уничтожить Россию весной 1941 г.» (А. Гитлер, 31 июля 1940 года) // Документы спецслужб СССР и Германии: 1937-1945 гг. / сост. В. П. Ямпольский. М. : Кучково поле, 2008. 656 c. ISBN 978-5-901679-31-9.

11. Газета «Правда». 1938. 5 января.

Ч4£>

Российской империи, «превентивном ударе» были лишь маскировкой истинных целей нацистской Германии.

Можно говорить об абсурдности нацистских планов по захвату силами небольшой Германии такой могущественной страны как СССР, которая к тому же являлась наследницей Российской империи. Однако следует принять во внимание, что Гитлер был уверен в том, что своему могуществу Россия была обязана властвовавшему в ней до 1917 г. «германскому элементу», а после вытеснения этого «элемента» она лишилась своей силы. Он был убеждён, что под руководством представителей «расово неполноценных» народов Россия противостоять Германии не сможет, и рассчитывал на то, что ход войны это в полной мере докажет. Однако итоги Великой Отечественной войны полностью опровергли ожидания гитлеровского руководства, разрушив миф о «превосходстве германской расы» и остановив реализацию плана геноцида народов нашей страны.

Материалы поступили в редакцию 20.09.2013 г.

список (References)

1. Gitler A. Mein Kampf. Kaunas. Oda, 587 p.

2. Joseph Goebbels Diaries : Prelude « Barbarossa». Moscow, Dashkov iKo, 2005. 446 p. ISBN 5-94798512-0.

3. Nevezhin V. A. Syndrome offensive war Soviet propaganda on the eve of « Holy War» 1939-1941. Moscow, AIRO-XX, 1997. 288 p. ISBN 5-88735038-5.

4. Baltics and Geopolitics: 1935-1945. Declassified documents Foreign Intelligence Service of the Russian Federation. Moscow, Ripol klassik, 2009. 464 p. ISBN 978-5-386-01536-7.

5. Rodionov V. Racial Myths Nazism. Moscow, Jauza-press, 2010. 384 p. ISBN 978-5-9955-0112-1.

6. Rozenberg A. The myth of the XX century. Rating spiritual combat intellectual figures of our time. Tallinn, Shildex, 1998. 524 p. ISBN 3-44110303-8.

7. Russian State Archive of Socio-Political History.

8. Russian State Military Archive.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

9. Senyavskaya E. S. Russia's enemies in the wars of the twentieth century: Evolution «enemy image» in the consciousness of the army and society.. Moscow, ROSSPEN, 2006. 288 p. ISBN 5-82430782-2.

10. «...Russia destroy the spring of 1941» (A. Hitler, July 31, 1940). Dokumenty specsluzhb SSSR i Germanii: 1937-1945 gg. Moscow, Kuchkovo pole, 2008. 656 p. ISBN 978-5-901679-31-9.

11. «Pravda» newspaper. 1938. January 5.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.