Научная статья на тему 'Европа в завоевательных планах германского фашизма'

Европа в завоевательных планах германского фашизма Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
1850
243
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ГЕРМАНСКИЙ ФАШИЗМ / GERMAN FASCISM / ВОЕННЫЕ ПЛАНЫ НАЦИСТОВ / NAZI MILITARY PLANS / ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА / WORLD WAR TWO

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Дашичев Вячеслав Иванович

В статье рассматривается роль Европы в захватнических геополитических планах руководства нацистской Германии. Основу этих планов составлял «дранг нах остен» «устремление на Восток», т.е. завоевание Советского Союза. Для осуществления этой цели гитлеровское командование считало необходимым освободить свой тыл на Западе, т.е. завоевать сначала страны Западной Европы и использовать их экономический потенциал в «Восточном походе». В статье показывается, как разворачивалась нацистская агрессия против Западной Европы и её успешное завершение. Решив проблему исключения «войны на два фронта», германский вермахт оказался не в состоянии одержать победу на одном Восточном фронте против Советского Союза и потерпел полное поражение. А ведь после победы над Советской армией нацистское руководство планировало все силы повернуть против США (по директиве Гитлера № 32). Так советский народ спас в жестокой войне не только Европу, но и весь мир от фашистской чумы.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

EUROPE IN THE AGGRESSIVE PLANS OF GERMAN FASCISM

The article discusses the role of Europe in the aggressive geopolitical plans of Nazi Germany's leadership. The plans were based on "Drang nach Osten" "thrust toward the East", i.e. the conquest of the Soviet Union. For the implementation of that plan the Nazi command considered it necessary to free its rear in the West, i.e. to conquer first the Western European countries and then use their economic potential in the "Eastern Campaign." The article shows how the Nazi aggression against Western Europe unfolded and its successful implementation. Although able to resolve the problem of a "war on two fronts," the German Wehrmacht was unable to win a victory on the eastern front against the Soviet Union and was completely defeated. According to the plans, after the victory over the Soviet army the Nazi leadership was planning to turn all its forces against the United States (Hitler's directive No.32). Thus the Soviet people in the course of a fierce war saved not only Europe, but the whole world from the fascist scourge.

Текст научной работы на тему «Европа в завоевательных планах германского фашизма»

УДК 355.433(4+430) ББК 68.1(4+4Гем)

ЕВРОПА В ЗАВОЕВАТЕЛЬНЫХ ПЛАНАХ ГЕРМАНСКОГО

ФАШИЗМА

/

Г

Дашичев Вячеслав Иванович, доктор исторических наук, профессор, главный научный сотрудник Института экономики РАН (Москва, Россия) v.dashichev@mail.ru

Аннотация. В статье рассматривается роль Европы в захватнических геополитических планах руководства нацистской Германии. Основу этих планов составлял «дранг нах остен» - «устремление на Восток», т. е. завоевание Советского Союза. Для осуществления этой цели гитлеровское командование считало необходимым освободить свой тыл на Западе, т.е. завоевать сначала страны Западной Европы и использовать их экономический потенциал в «Восточном походе». В статье показывается, как разворачивалась нацистская агрессия против Западной Европы и её успешное завершение. Решив проблему исключения «войны на два фронта», германский вермахт оказался не в состоянии одержать победу на одном Восточном фронте против Советского Союза и потерпел полное поражение. А ведь после победы над Советской армией нацистское руководство планировало все силы повернуть против США (по директиве Гитлера № 32). Так советский народ спас в жестокой войне не только Европу, но и весь мир от фашистской чумы.

Ключевые слова: германский фашизм, военные планы нацистов, Вторая мировая война.

V.I. Dashichev,

Doctor of Historical Sciences,

Professor and Principal Researcher, Institute of Economics, Russian Academy of Sciences, Moscow, Russia

Abstract. The article discusses the role of Europe in the aggressive geopolitical plans of Nazi Germany's leadership. The plans were based on "Drang nach Osten " - "thrust toward the East", i. e. the conquest of the Soviet Union. For the implementation of that plan the Nazi command considered it necessary to free its rear in the West, i.e. to conquer first the Western European countries and then use their economic potential in the "Eastern Campaign. " The article shows how the Nazi aggression against Western Europe unfolded and its successful implementation. Although able to resolve the problem of a "war on two fronts, " the German Wehrmacht was unable to win a victory on the eastern front against the Soviet Union and was completely defeated. According to the plans, after the victory over the Soviet army the Nazi leadership was planning to turn all its forces against the United States (Hitler's directive No.32). Thus the Soviet people in the course of a fierce war saved not only Europe, but the whole world from the fascist scourge.

Key words: German fascism, Nazi military plans, World War Two.

EUROPE IN THE AGGRESSIVE PLANS OF GERMAN FASCISM

s- 221

Внешняя политика фашистской Германии определялась стремлением нацистской верхушки и руководящих кругов крупного бизнеса разрешить внутренние противоречия в стране, укрепить и расширить свое господство путем насильственного захвата чужих территорий, новых рынков сбыта, источников сырья, сфер приложения капиталов. Это было возможно только порабощением других народов.

Экономическим истоком нацистской политики подготовки и развязывания мировой войны было стремление правящих кругов Германии ликвидировать несоответствие между достигнутым уровнем промышленного могущества и сферой господства. Немалую роль играло также стремление избавиться от внутриэкономических и внутриполитических трудностей, которые уже с 1938 г. грозили перерасти в серьезные социальные потрясения.

Искусственный подъем производства в Германии был вызван исключительно военной конъюнктурой, беспрецедентной милитаризацией экономики. Военная деформация германского хозяйства была уже в 1938 г. не меньшей, чем в 1917 г., в самый разгар первой мировой войны. Диспропорции и противоречия, раздиравшие германскую экономику в первой мировой войне и в послевоенные годы, были лишь слабым предвосхищением тех диспропорций и обесценения основного капитала, которые накануне второй мировой войны стали угрожать Германии в результате гитлеровского военного хозяйства и его специфических методов стимулирования накопления в военных отраслях [1].

На совещании политических и военных руководителей Германии 5 ноября 1937 г. Гитлер признал, что подъем экономики, вызванный военной конъюнктурой, «ни в коей мере не может являться основой для урегулирования экономических вопросов на длительное время» [2]. Он с тревогой говорил, что Германия стоит перед «возможностью катастрофы», перед тем фактом, что «вследствие отсутствия резервов каждый год может наступить продовольственный кризис, для преодоления которого нет достаточных валютных средств», и в этом - «слабая сторона режима» [3].

Подобные высказывания, нагонявшие страх на промышленных и финансовых магнатов, проникали и в немецкую печать. Так, орган монополистического капитала «Der Wirtschaftsring» писал в сентябре 1937 г.: «Исходя из исторического опыта движения конъюнктуры за 150 лет... следует признать маловероятной возможность перехода от современной конъюнктуры, сложившейся на основе подготовки к войне, к общему подъему без предварительной ликвидации этой военной конъюнктуры. Последнее повлекло бы за собой опасность кризиса» [4].

Все эти факторы, взятые в совокупности, придавали политике германского фашизма особенно агрессивный, разбойничий характер. Метод военного захвата, грубое насилие в международных отношениях приобрели для него исключительное значение, стали основным средством достижения политических целей.

Еще в середине 20-х годов Гитлер, рассматривая метод «экономических завоеваний» при ограниченности рынков и острой конкурентной борьбе держав, как не обещавший Германии никаких успехов, считая его «безумием», проистекающим из «всеобщего заболевания нашего политического мышления», провозгласил источником национального богатства военную аннексию [5]. На совещании с германскими промышленниками в дюссельдорфском клубе промышленников 27 января 1932 г. он говорил: «С моей точки зрения, значило бы запрягать коня с хвоста, если сегодня полагать, что при помощи хозяйственных методов можно восстановить могущество Германии, вместо того чтобы понять, что могущество само является условием улучшения экономического положения... Никакая экономическая жизнь невозможна, если за ней не будет стоять решительная политическая воля нации, абсолютно готовая к тому, чтобы нанести удар - и удар крепкий» [6]. В 1928 г. Гитлер определял политику как «борьбу за жизненное пространство» [7].

Вызревание внешнеполитической программы германского фашизма происходило под влиянием различных факторов. Прежде всего, она отражала экспансионистские устремления наиболее реакционных кругов крупного бизнеса. Но последний не выступал как нечто однородное по своим экономическим и политическим интересам, влиянию и весу в политической жизни Германии. Господствующее положение среди германских корпораций занимали после Первой мировой войны две основные финансово-монополистические группы. Ведущая из них объединяла магнатов рурской тяжелой и военной промышленности. В нее входили заправилы Стального треста, стальных и угольных картелей, военных монополий в лице Кирдорфа, Тиссена, Феглера, Флика, Круппа и других. Эта группа представляла крайне правое крыло германской буржуазии. Она поддерживала фашизм, выступала за тотальное вооружение Германии, развязывание агрессии с целью завоевания господства в Европе, уничтожения Советского Союза и закабаления его народов, захвата колоний, источников сырья, сфер приложения капиталов.

Вторая группа была представлена главным образом монополиями обрабатывающей и экспортных отраслей промышленности и банков. Ведущую роль

222

в ней играли Немецкий и Дрезденский банки. Они ориентировались на временное сближение с западными державами на основе совместной хозяйственной и политической «перекройки» Европы при условии предоставления Германии свободы рук на Востоке [8].

Между этими, как и другими группами германского монополистического капитала, шла борьба за перераспределение национального дохода и национального богатства, за влияние на государственный аппарат, на политику гитлеровского правительства, на пути и методы внешней экспансии [9].

В годы фашистской диктатуры в Германии соотношение сил внутри верхушки германского крупного бизнеса претерпело значительные изменения, вызванные мероприятиями нацистского государства в области экономики: принудительным синдициро-ванием, созданием государственно-монополистического предпринимательства, передачей монополистическим предприятиям функций органов государственной власти, административными методами регулирования экономики и прочими мерами.

На передний план еще больше выдвинулись монополистические объединения военной и новых отраслей промышленности, в то время, как влияние промышленных и финансовых групп, связанных с экспортной торговлей, с производством товаров широкого потребления, упало [10]. Кроме того, «в ряде случаев монопольное положение отдельных крупных концернов оказалось подорванным из-за расширения государственного сектора в промышленности. В связи с возраставшей экономической ролью фашистского государства все большее значение стали приобретать не только размеры контролируемого имущества, но и близость той или иной компании к режиму, наличие у нее связей с лицами, находящимися у рычагов государственного управления... Ряды старых промышленных магнатов стали пополняться нуворишами, разбогатевшими благодаря использованию должностных связей, захвату имущества политически и расово «неблагонадежных» концернов» [11].

Весьма типично в этом отношении государственно-монополистическое объединение «Герман Геринг». Возникнув в 1937 г. как акционерное общество по добыче железной руды и производству чугуна с капиталом в 5 млн. марок, оно разрослось в гигантский концерн. Его капитал увеличился к 1938 г. в 80 раз, составив 400 млн. марок. К началу Второй мировой войны на его предприятиях было занято 600 тыс. человек. По производству металла он лишь немного уступал Стальному тресту [12]. Влияние этого государственно-монополистического объединения на внешнюю политику Германии, на

определение ее захватнических целей было огромно, если к тому же учесть, что его глава - Геринг -был вторым после Гитлера лицом в «Третьей империи».

Конечно, нельзя не учитывать специфики выработки политических решений в иерархии нацистской Германии, где развитие государственно-монополистической централизации привело к небывалому сращиванию верхушки крупного бизнеса с государственной машиной. В Германии, как ни в одном другом капиталистическом государстве, в наиболее грубой и циничной форме проявилась тенденция «заменить демократию вообще олигархией» [13]. В связи с этим государственный аппарат, особенно верхушка во главе с Гитлером, приобрел исключительную роль в формулировании задач и целей политики. Но от этого он не перестал быть представителем и выразителем интересов крупного бизнеса.

Каково же было содержание общей внешнеполитической программы германского фашизма? В чем заключались ее особенности?

Основу программы составляли планы установления полного господства над европейским континентом. Эта главная установка была выработана еще до прихода Гитлера к власти. 24 марта 1931 г. Карл Дуйсберг - в то время председатель наблюдательного совета «ИГ Фарбениндустри» и член президиума Имперского союза немецкой промышленности, -выступая перед баварскими предпринимателями, заявил: «Узкие национальные границы должны быть упразднены в интересах экономической деятельности стран путем создания наднациональных экономических сфер... Лишь сплоченный экономический блок от Бордо до Софии придаст Европе основу, в которой она нуждается для утверждения своей мировой роли».

Вполне понятно, что создать этот «экономический блок» можно было только с помощью оружия. Об этом прямо сказано Гитлером в его «Второй книге» в 1928 г.: «Объединение европейских народов может произойти только путем борьбы за гегемонию, только посредством их подчинения власти наиболее сильного» [14], т.е. Германии. Развивая позже эту мысль, он говорил в кругу своих приближенных, что «объединение Европы можно осуществить не посредством объединительных устремлений многих государственных деятелей, а только с помощью вооруженного насилия» [15].

Господство над Европой рассматривалось как непременное условие успешной борьбы Германии за последующее утверждение мирового господства. В идеологическом отношении эти замыслы нашли свое обоснование в положениях геополитической теории Гаусгофера:

- кто владеет Восточной Европой, тот владеет центральным материком, или, в географическом выражении, кто владеет Европой от Эльбы до Волги, тот владеет тем самым всей Европой до Северной Атлантики;

- кто владеет центральным материком, тот владеет вместе с тем и мировым островом, т.е. Европейским, Африканским и Азиатским континентами;

- кто владеет мировым островом, тот владеет всем миром [16].

Геополитическая школа Гаусгофера предусматривала новый передел мира между «региональными континентальными системами», который должен был положить конец «веку западных империй и свободной мировой торговли». Эти идеи вошли составной частью в «Майн кампф» Гитлера и были впоследствии развиты и конкретизированы многими теоретиками и политиками «Третьей империи».

Из расово-геополитических теорий нацистские идеологи (К. Шмитт, В. Дайц, Р. Хён и др.) выводили «немецкую доктрину Монро», которая должна была дать политическое обоснование господству над Европой. К. Шмитт сформулировал в 1939 г. «принцип великого пространства» («Grossraumprinzip») в качестве исходного пункта в определении норм международного права [17].

Идее британского универсализма Шмитт противопоставил принцип регионализма, континентальной замкнутости, провозглашенный президентом Монро применительно к американскому континенту, но придал ему новый смысл. Правом «упорядочения» «великого пространства» он наделял империю, олицетворявшую собой власть народа высшей расы и являющуюся «носителем нового международного права». Отсюда брал свое начало и принцип невмешательства «пространственно чуждых сил» (raumfrem de Macht) в дела континента. К этим «пространственно чуждым силам» причислялись, США и Англия. Советский Союз рассматривался как «относящийся к данному пространству» (raumzugehörig) враг, от земель которого надо оторвать большие части, чтобы заложить территориальные основы немецкого «великого пространства» [18].

Обосновывая «немецкую доктрину Монро», другой видный теоретик германского нацизма И. Виншу писал в 1940 г.: «Континент (т.е. Европа. -В.Д.) имеет право на свое политическое и экономическое преобразование, на собственное, независимое определение своей судьбы. В этот процесс обновления и утверждения не должна вмешиваться никакая посторонняя сила, никакой другой континент. Это собственное дело Европы, взывающей к другим континентам и возможным великим эконо-

мическим сферам: «Tua res agitur»! Таково позитивное европейское требование, которое можно было бы назвать доктриной Гитлера. И она заслуживает полного признания, как и американская доктрина Монро...» [19]

С весны 1940 г. гитлеровское правительство, исходя из «немецкой доктрины Монро», начало зондаж в правящих кругах США с целью добиться соглашения с ними о разделе мира на основе признания господствующей роли Германии в Европе. 1 марта 1940 г. Риббентроп в беседе с личным представителем президента США Уэллесом заявил: «... Германия не желает иметь в Европе больше того, чего Соединенные Штаты добились в Западном полушарии посредством доктрины Монро» [20]. Иными словами, Риббентроп в противовес доктрине «Америка для американцев» выдвигал новую империалистическую доктрину: «Европа для немцев».

9 июня 1940 г. Гитлер в интервью американскому корреспонденту К. Виганду заявил: «Америка -американцам, Европа - европейцам (т.е. немцам. -В.Д.). Эта двухсторонняя основополагающая доктрина Монро... если она будет соблюдаться обеими сторонами, обеспечит не только длительный мир между Старым и Новым Светом, но и послужит идеальной базой для мира во всем мире» [21]. Издававшийся немецкой пропагандой в США журнал «Фэктс ин ревью» назвал это интервью «самым значительным событием года» [22]. В ноте правительству США от 18 июня 1940 г. германское министерство иностранных дел указывало, что «требуемое доктриной Монро невмешательство европейских держав в дела американского континента в принципе может считаться правомерным при условии, что и американские государства со своей стороны не будут вмешиваться в дела европейского континента» [23].

Эти предложения руководства Германии о размежевании интересов с США носили временный, тактический характер и были обусловлены стремлением удержать американцев от вмешательства в борьбу за установление гегемонии в Европе [24].

Господство Германии над Европой мыслилось как безраздельное и неограниченное. Даже ее союзница - Италия должна была стать полностью зависимым государством. Об этом красноречиво свидетельствует следующая запись из дневника Геббельса, воспроизводящая высказывание Гитлера: «Мы должны быть довольны тем, что нам не приходится сталкиваться на европейском континенте с японцами. Хотя итальянцы доставляют нам сейчас очень много забот и трудностей, мы должны благодарить судьбу, что они не могут быть для нас серьезными конкурентами при последующей реорганизации

224

Европы. Ныне... мы являемся практически единственной руководящей силой на европейском континенте» [25].

На основании документов различных ведомств нацистской государственной машины, программных заявлений представителей монополистических кругов и правительства Германии можно составить четкое представление о главных этапах осуществления экспансионистской программы германского фашизма. Ими являлись:

1. Завоевание стран Западной Европы и обеспечение тем самым тыла для осуществления похода на восток («дранг нах остен»), т.е. разгрома Советского Союза, покорения его народов и овладения его богатствами;

2. Проведение восточного похода против СССР в рамках войны на одном фронте;

3. Распространение нацистского господства на обширные районы Африки и Азии;

4. Борьба против США и установление господства фашистской Германии на американский континент (директива Гитлера № 32 о задачах вермахта после разгрома СССР);

5. Утверждение мировой гегемонии нацистской Германии.

Контуры «преобразования» Европы под началом Германии были четко обрисованы еще в «Майн кампф». Главным объектом экспансии Германии должен был стать Советский Союз. «Если мы хотели захватить земли и территории в Европе, - писал Гитлер, критикуя немецкую политику в Первой мировой войне, - то это могло произойти только за счет России. Поэтому новая империя должна была двинуться по пути прежних орденских рыцарей, чтобы добыть немецким мечом землю для немецкого плуга, а для народа - хлеб насущный» [26].

Уже в 20-х годах эта идея в различных вариациях усиленно преподносилась общественности Германии. В 1926 г. «Журнал геополитики» писал: «Россия - одна шестая часть мира - не стала еще ничьей добычей, и тем самым война не окончена. Романцы и германцы рассматривают Россию как будущую колонию. Ее пространства никого не пугают... Если кусок окажется для одного велик, он будет разбит на сферы влияния. Возможно, для России сохранят видимость независимости, но каждое из ее будущих правительств будет фиктивным, представляя собой лишь орган колониальных господ... Россия определенно вступит в новую стадию своей истории: она станет колониальной страной» [27].

Какая участь готовилась странам Западной Европы

Какая же судьба ожидала отдельные страны Западной Европе под пятой фашизма? Каковы были

политические замыслы нацистского руководства по отношению к этим странам?

Главную цель нацистские правители видели в том, чтобы окончательно и бесповоротно ликвидировать могущество Франции и Англии, превратить их в третьеразрядные государства, полностью зависимые от Германии и тем самым обеспечить навсегда свой тыл для проведения завоевательной политики на Востоке [28]. «...Франция, - говорил Гитлер в одной из бесед с О. Штрассером задолго до войны, -эта страна «негроидов», придет в упадок, который она тысячу раз заслуживает [...] Когда настанет время для сведения счетов с Францией, Версальский мир будет детской игрой по сравнению с условиями, которые мы навяжем ей» [29]. Это время настало летом 1940 г. Именно тогда раскрылись зловещие планы, направленные против французского народа. В меморандуме штаба военно-морского руководства от 3 июня 1940 г. предлагалось «так подорвать силу сопротивления Франции (единство народа, сырьевые ресурсы, промышленность, вооруженные силы), чтобы возрождение ее было исключено» [30].

По указанию Гитлера статс-секретарь германского министерства внутренних дел Штукарт разработал детальные планы расчленения Франции. Ее граница с Германией должна была проходить от устья Соммы до северной оконечности Парижского района, далее вдоль Шампани до Аргонн и оттуда на юг через Бургундию и западнее Франш-Конте до Женевского озера. Эта граница предусматривала, как говорилось в плане, включение в Германию областей, которые «по историческим, политическим, географическим и другим причинам [...] относятся не к Западной (! - В.Д.), а к Центральной Европе» [31].

Однако Гитлер не был удовлетворен даже таким планом, потребовав еще большего расширения границ Германии за счет Франции, особенно на побережье Ла-Манша [32]. В мае-июле 1940 г. в правящих кругах Германии ставился вопрос о создании полностью зависимого от Германии государства Бретани, а затем и Бургундии, как «исконно германской земли» [33] (на ней предполагалось поселить южных тирольцев).

В записке Абвера «Бретань как политический фактор для германской империи», направленной 19 мая 1940 г. в министерство иностранных дел, говорилось: «Самостоятельная Бретань имела бы для германской империи значение со следующих точек зрения:

1) овладения выходом из Ла-Манша, а также создание германского опорного пункта на Атлантике и тем самым обеспечение господства Германии на путях мировых коммуникаций;

2) создания германской позиции в тылу Франции и против Юго-Восточного побережья Англии» [34].

Предусматривалось отторжение от Франции Эльзаса и Лотарингии под предлогом того, что они являются исконно немецкой территорией.

Руководитель нацистского «Союза эльзасс-ло-тарингцев» Эрнст в письме в МИД Германии от 9 марта 1940 г. подробно изложил план аннексии Эльзас-Лотарингии. Определяя ее будущую роль в составе «Третьей империи», он писал: «Если учесть масштабы задач, которые встают перед германским народом после завоевания свободы на Востоке, на Юго-Востоке, в заокеанских странах, в колониях, в мировой торговле, то тогда станет понятным значение возможности превратить эту старинную германскую территорию между Рейном и Вогезами, на Мозеле и в Сааре, в соответственного участника германских преобразований» [35]. На совещании в имперской канцелярии 29 сентября 1940 г. Гитлер поставил задачу в течение 10 лет преобразовать Эльзас-Лотарингию «целиком в немецкую область» [36].

Руководители нацистской Германии считали, что «вырождающаяся, сладострастная нация» французов «ничего не стоит», ее даже нельзя подвергнуть германизации, она не способна вложить в «переустройство Европы ничего существенного и позитивного и представляет собой скрытую опасность для существования белой расы Европы» [37]. В книге «Германия и западное пространство» в разделе «Основы и конец французского примата» доказывалось, что Франция отныне утратила свою роль в политике, культуре и науке Европы и ей остается одно: «идти по пути, предписанному Германией и Италией» [38].

Летом 1940 г. гитлеровское руководство не могло предъявить побежденной Франции все требования, вытекавшие из его экспансионистской программы в Западной Европе. Статьи Компьенс-кого перемирия были лишь временным решением вопроса, обусловленным необходимостью продолжения борьбы с Англией и планами последующего нападения на СССР [39]. В кругу своих приближенных Гитлер говорил, что французы постоянно будут врагами Германии и поэтому он «заговорит с правительством Виши другим языком, как только русская операция будет закончена и он высвободит свой тыл» [40].

Раскрывая смысл позиции по отношению к Франции в 1940 г., Геббельс писал в своем дневнике: «Вишистские круги были бы готовы примкнуть к Германии, если бы мы предложили им сейчас приемлемый мир. Но этого фюрер не хочет, и по праву

[...] Нельзя преждевременно выпускать из рук свои козыри. Прежде всего, необходимо довести войну против Франции до исторического конца [...] Поэтому мы должны окончательно устранить военное и политическое могущество Франции из будущей игры сил» [41]. Но, продолжал далее Геббельс, «ампутация Франции полностью исключена. Как максимум, французы согласились бы отдать Эльзас. Но уже в вопросе о Лотарингии они бы чинили величайшие трудности [...]. Если бы французы знали, что фюрер потребует от них, когда настанет время, у них, наверное, выскочили бы глаза из орбит. Поэтому хорошо, что мы пока не раскрываем своих замыслов и пытаемся выбить из покорности французов все, что вообще возможно» [42]. Геббельс подчеркивал, что «болтовня о сотрудничестве (Kollaboration) обусловлена лишь моментом» [43].

Эта же идея четко выражена в телеграмме верховного комиссара полиции и войск СС во Франции Оберга на имя Гимлера от 9 февраля 1944 г.: «В соответствии с указаниями фюрера мы, хотя и должны для общественности делать вид, что проводим политику сотрудничества, но нам никогда не следует забывать о цели - окончательно сокрушить Францию» [44].

Таким образом, французский народ из великой нации должен был превратиться в вассала Германии, лишенного права распоряжаться своей судьбой, обреченного на экономическое, политическое и культурное умирание.

Политические цели Германии в войне против Англии, в отличие от Франции, носили более сложный и противоречивый характер. На ранней стадии своего развития нацистское руководство рассматривало Англию, наряду с Италией, как своего возможного союзника или, на худой конец, как фактор, который не будет препятствовать проведению германской экспансии в Европе, особенно на Востоке, если гарантировать неприкосновенность Британской империи и не затрагивать ее заморских интересов [45]. Гитлер выдвигал в «Майн кампф» даже идею установления совместно с Англией «нордическо-герман-ского господства над Европой». Однако в основе такого отношения к английской проблеме лежали чисто тактические соображения, стремление разрушить традиционный баланс сил в Европе, чтобы, изолировав Францию и Советский Союз, обеспечить условия для развертывания агрессии Германии в Европе.

Подлинные замыслы против Англии состояли в том, чтобы полностью поставить ее под германское господство, исключить всякое ее влияние на европейские дела, а также овладеть британскими колониями. «Наша цель, - говорил Гитлер 23 мая 1939 г. -

будет всегда заключаться в том, чтобы поставить Англию на колени» [46]. Позже, 1 апреля 1942 г., он заявил в узком кругу своих единомышленников, что если этого не сделает нынешнее поколение немцев, то эту задачу должно будет выполнить следующее поколение [47].

По вопросу о будущем устройстве Англии и о ее статусе в «новом европейском порядке» детальные планы не были разработаны, в отличие от большинства других стран Европы. Тем не менее, дошедшие до нас документы органов гитлеровского руководства позволяют составить определенное представление и об этом. В директиве ОКВ № 16 от 16 июля 1940 г. «Подготовка к вторжению в Англию» предусматривалось «парализовать английскую метрополию как базу для продолжения войны против Германии и, в случае необходимости, занять ее полностью» [48]. В меморандуме Корсванта выдвигалось требование «получить права собственности» на английские острова в Ла-Манше и Оркнейские острова, «чтобы сторожить и держать в узде своего векового врага - Англию» [49]. Здесь, как и в Ирландии, намечалось построить сеть военно-морских и военно-воздушных баз.

Германское командование разработало детальные мероприятия оккупационной политики в Англии, предусматривавшие применение к английскому населению самых суровых мер насилия для поддержания немецкой власти, вплоть до расстрелов и концлагерей [50]. На оккупированной территории Англии предполагалось ввести немецкое уголовное право для преследования английских граждан, неугодных по тем или иным причинам оккупационным властям. В заранее подготовленном на случай успеха вторжения в распоряжении немецкого главнокомандующего на английской территории указывалось:

«...Военными судами караются:

1) любое содействие негерманским военным лицам на оккупированной территории;

2) любое содействие бегству гражданских лиц на неоккупированную территорию;

3) любая передача сведений лицам или властям вне оккупированной территории в ущерб германским вооруженным силам и германскому государству;

4) любое общение с военнопленными;

5) любое оскорбление германских вооруженных сил и их командующих;

6) уличные сборища, распространение листовок, организация публичных собраний и манифестаций без предварительного разрешения германского командующего, а также любые другие антинемецкие выступления;

7) призывы к прекращению работы, злостное прекращение работы, забастовки и локауты» [51]. Для экономического ограбления английского народа предусматривалось создание специального «военно-экономического штаба» наподобие того, который был создан позже для эксплуатации богатств захваченной советской территории.

Таким образом, над Англией должна была также опуститься темная ночь нацистского господства со всеми его ужасами. Англия изгонялась, по планам Гитлера, из «европейского концерта государств».

Захватническая программа германского нацизма в отношении ряда малых стран Западной Европы существенно отличалась от колонизаторских замыслов в отношении славянских народов Центральной и Восточной Европы. Если эти народы должны были стать рабами, подлежали постепенному истреблению, либо изгнанию из родных мест, то население Норвегии, Швеции, Голландии, Дании и других стран, имевшее, согласно нацистским представлениям, в крови «нордические», «германские» и «тевтонские» элементы, предполагалось подвергнуть «германизации». Оно должно было полностью утратить свои национальные черты, забыть национальный язык и быть «ассимилировано» немцами в рамках «Третьей империи» [52]. Часть населения этих стран предполагалось использовать для колонизации территорий Восточной Европы.

«Нельзя больше допускать, - говорил Гитлер в своей ставке 9 сентября 1941 г., - эмиграции из Европы в Америку представителей германской расы. Всех норвежцев, шведов, датчан, голландцев мы должны направить в восточные области. Они будут служить империи. Перед нами великая задача будущего: проведение планомерной расовой политики» [53].

В годы войны руководители Германии стремились опереться в политике по отношению к упомянутым странам на своих ставленников типа Квислинга и сохранять видимость «национального управления», Однако после войны они намеревались поставить их под свой ничем не ограниченный контроль.

Показательна в этом смысле запись в дневнике Геббельса от 13 февраля 1942 г.: «Что касается Квислинга, то он развил в своей беседе с фюрером, как сообщил мне последний, очень наивные идеи. Он полагает, что ему будет разрешено создать новую норвежскую армию, защищать самим норвежские порты и, в конце концов, образовать полностью свободную Норвегию. Это, конечно, выглядит очень по-детски. Фюрер дал на эти притязания уклончивый ответ» [54]. Квислинг, как отмечал Геббельс, надеялся стать главой Норвегии, союзной с Германией и другими «нордическими» государствами в рамках

пангерманского содружества, в то время как нацистское руководство помышляло включить Норвегию в «Третью империю» как ее провинцию [55].

То же самое планировалось сделать со Швецией [56], Бельгией, Голландией [57], Данией [58], Люксембургом и Швейцарией [59]. Финляндию, Румынию, Венгрию и другие «союзные» Германии государства Геббельс цинично именовал в своем дневнике «странами-сателлитами» [60].

Как представлялась будущая политическая карта европейского континента, видно из беседы Гитлера с Раушнингом, относящейся к началу 1934 г. В центре Европы должно находиться «стальное ядро» -«выкованная в нерушимое единство Германия» -вместе с присоединенными к ней территориями Австрии, Чехословакии, Западной Польши. В качестве «монолитного блока, насчитывающего сто миллионов людей», она составит «прочный фундамент господства над Европой» [61]. Восточная Польша, Прибалтийские и Балканские государства, Украина, Поволжье, Грузия должны быть объединены в зависимый от Германии «Восточный союз» - «союз вспомогательных народов, не имеющих ни армии, ни собственной политики, ни собственной экономики». По такому же образцу будут созданы «Западный союз», объединяющий Голландию, Фландрию и Северную Францию, и «Северный союз», состоящий из Дании, Швеции и Норвегии.

Наряду с этим Гитлер говорил и о будущей прямой аннексии побережья Северной Франции, Фландрии, Голландии, Скандинавских государств и Швейцарии [62]. «Время малых государств миновало... - изрекал он. - Больше не будет никакого нейтралитета. Нейтралы окажутся захваченными силовыми полями великих (держав). Их поглотят. Все это не произойдет сразу. Я буду шаг за шагом, но с железной последовательностью продвигаться вперед» [63]. «Без господства над Европой, - заключал он, -мы пропадем. Германия есть Европа» [64].

В этих словах фюрера «Третьей империи», сказанных в 1934 г., уже явственно проглядывают очертания того «нового порядка» в Европе, который он начал создавать в 1940-1941 гг. После разгрома Франции завоевательные программные установки стали претворяться в жизнь. Об этом свидетельствует целый ряд документов. Так, в секретном меморандуме управления экономической политики германского министерства иностранных дел, подписанном видным нацистским дипломатом Клодиусом 30 мая 1940 г., рассматривались три важнейшие проблемы «будущей экономической организации мира»: 1) великогерманская экономическая сфера, 2) германская колониальная империя, 3) «преобразование» внешней торговли Германии [65].

В «великогерманскую сферу» Клодиус предлагал включить в дополнение к захваченным территориям Австрии, Чехословакии и Польши новые завоевания - на первых порах Бельгию, Голландию, Норвегию и Люксембург. «Экономическое включение Голландии, Бельгии, Люксембурга и Норвегии в великогерманскую экономическую сферу, - говорилось в меморандуме, - может иметь место независимо от того, останутся ли эти страны суверенными или нет» [66].

Кроме того, к «великогерманской сфере» планировалось присоединить отторгнутые от Франции и Англии территории. Об этом, в частности, свидетельствует другой документ - меморандум Корсван-та, гаулейтера и уполномоченного отдела экономической политики нацистской партии. Этот меморандум был направлен в июне 1940 г. министру экономики Функу и председателю Имперского колониального союза рейхсштатгальтеру фон Эппу. Относительно Франции в нем говорилось: «Одно из важнейших требований, которые мы должны предъявить Франции, заключается в следующем: уступить принадлежащий ей до сих пор горнорудный район Лон-гви и Бриэ, а также горный пояс безопасности, выходящий за пределы собственно Эльзас-Лотарингии, т.е. примерно до Люксембурга, включая Бельфор. Это скорее побудило бы Францию к стремлению добровольно примкнуть к экономически всесильной Германии, нежели вновь вынашивать бесплодную идею реванша» [67]. В дополнение к этому Франция должна была «уступить» Германии Фландрию с Дюнкерком и Кале.

С созданием «великогерманской экономической сферы» правящие круги Германии надеялись без особого труда подчинить все остальные государства капиталистической Европы: одних - экономическим принуждением, других - военной силой. Так, о странах Северо-Восточной Европы в меморандуме Клодиуса говорилось: «Финляндия и три малых Прибалтийских государства географически и экономически так зависит от нас, что в экономической области мы автоматически получим все» [68]. В такое же положение должна была быть низведена и Швеция [69].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Страны Юго-Восточной Европы планировалось превратить в сырьевой придаток «великогер-манской экономической сферы» и в важный рынок сбыта ее промышленной продукции. «Какой-либо конкуренции на Юго-Востоке, - говорилось в меморандуме Клодиуса, - едва ли нужно будет опасаться» [70].

«Великогерманской экономической сфере» отводилась роль ядра «новой Европы» с центром в Берлине, откуда должно было осуществляться уп-

228

равление покоренными народами и насаждаться «новый порядок». Территория Советского Союза не включалась в «великогерманскую экономическую сферу»; на ней предполагалось создать колониальный придаток «Третьей империи».

Интересно проследить, как влияли различные группы монополистического капитала Германии на политику гитлеровского руководства летом 1940 г., когда решался вопрос об участи побежденной Франции и других стран Западной Европы, а также их владений.

В июне 1940 г. «Имперская группа промышленности» по предложению гитлеровского правительства потребовала от концернов представить свои «пожелания о будущем мирном договоре и о преобразовании экономических отношений на территории Европы» [71]. В числе других это требование получил, например, и концерн «ИГ Фарбениндустрии». В письме председателя правления этого концерна фон Шницлера членам коммерческого комитета от 24 июня 1940 г. говорилось: «Мы получили специальный запрос правительства с требованием представить в кратчайший срок программу, на которой должна быть основана система организации химической промышленности в Европе после заключения мирного договора. Проблема рассматривается не только по отношению к странам, которые в настоящее время находятся в состоянии войны с Германией, но и к тем странам, которые являются союзниками Германии, а также - к нейтралам. Таким образом, предметом исследования будут не только отношения с Англией и Францией, но и в равной степени с юго-восточными странами и с Италией» [72].

3 августа 1940 г. этот концерн направил имперскому министру экономики свой «Новый план» переустройства Европы, насчитывавший несколько сот страниц. В нем, в частности, говорилось: «Решающее значение для всего планирования на территории Европы приобретет необходимость обеспечить целеустремленное и энергичное руководство неизбежной борьбой с неевропейскими экономическими сферами, которая уже сегодня вырисовывается... Центр тяжести борьбы за новый порядок на мировом рынке будет лежать во взаимоотношениях с североамериканскими концернами» [73].

Гитлеровское правительство учло пожелания «ИГ Фарбениндустрии» в планах «переустройства» Европы. «Наша программа, - писал фон Шницлер 22 октября 1940 г., - связанная с Францией, была очень хорошо принята официальными властями. Было признано, что среди огромного количества прошений от имперских экономических групп, торговых палат и т.д. это был один из немногих документов, который представил имперскому министерству эко-

номики четко сформулированные предложения и практические цели» [74]. В другом документе этого концерна указывалось, что, разрабатывая предложения, его представители исходили из необход имо-сти «использовать все возможности, возникающие для частного предпринимательства Германии в Европе» [75].

Наряду с представителями монополистических кругов проектами перекройки политической карты и экономики Западной Европы под гегемонией Германии летом 1940 г. занимались в предвкушении руководство нацистской партии, управление имперской безопасности, министерство иностранных дел, имперский колониальный союз, штаб верховного главнокомандования, генеральный штаб сухопутных войск, штаб военно-морского флота и другие ведомства монополий и государственного аппарата. Так, в итоге согласования требований и точек зрения германских промышленно-финансовых магнатов, партийно-государственного руководства и военных кругов захватнические планы Германии в отношении стран Западной Европы приобретали конкретные очертания.

По характеру и направленности эти планы являлись продолжением старых экспансионистских замыслов времен Первой мировой войны с той лишь разницей, что они были гипертрофированы до невероятных размеров. Отсюда модифицированная смесь наиболее оголтелых идей и прожектов самых экстремистских кругов. К числу этих идей относились и план создания «Срединной Европы» под гегемонией Германии, и программа завоеваний, выдвинутая в «Меморандуме германских профессоров» (8 июля 1915 г.), которая предусматривала захват Северо-Восточной Франции, Бельгии, Голландии, Польши, Балкан, Прибалтийских государств, Украины, Кавказа, Ближнего Востока, Индии, большей части Африки, Центральной и Южной Америки.

Налицо историческая преемственность планов завоевания стран Западной и Восточной Европы кайзеровской и фашистской Германии. Если взять, например, изложенный в «Майн кампф» главный внешнеполитический лозунг германского фашизма - покорение огнем и мечом славянских народов на Востоке, то и он заимствован у кайзеровской империи. Четкое оформление этот лозунг получил еще в период Первой мировой войны. В 1915 г. Гинденбург, Людендорф и другие руководители германской армии выдвинули идею заключения сепаратного мира на Западе с тем, чтобы обрушиться всей мощью на Россию, превратив ее в основной объект германской экспансии.

К этому периоду относится и один из самых любопытных документов по истории германского экспансионизма - меморандум Секта, идеи которо-

го совпадают с внешнеполитической частью катехизиса фашизма - «Майн кампф». В меморандуме говорилось: «Сепаратный мир с Францией и Бельгией на основе сохранения статус-кво. Затем все сухопутные вооруженные силы против России. Завоевание 10 тыс. кв. миль [76], изгнание всего населения, за исключением немцев, конечно. В России найдется для него много места... Германскому народу нужны великие задачи. Но мы не должны разбрасываться по всему миру, мы должны сосредоточить все наши усилия в Европе. Создать Восточную империю во главе с Эйтелем Фридрихом. Бесплатное распределение необъятных земель среди миллиона или больше ветеранов, которые захотят стать колонизаторами... Эта война, возможно, будет стоить нам одного миллиона людей... Что значит по сравнению с этим изгнание 20 млн. человек, среди которых много таких подонков, как евреи, поляки, мазуры, литовцы, латыши, эстонцы и др.? У нас есть силы сделать это... России... придется примириться с потерей земель - в особенности, когда мы прикроем ее тыл для дальнейшей экспансии в Азию... Если таким образом весь излишек энергии трех поколений немцев будет направлен на колонизацию востока, тогда мир с Англией на основе статус-кво также станет возможным... Но если Англия пожелает другого, наш флот окажется достаточно сильным, чтобы вести войну а^пйшШш. Если позднее нам понадобятся колонии, мы их завоюем. Но в 2000 г. вряд ли спор будет решаться между Германией и Англией, скорее всего между Европой, Азией и Америкой» [77].

Оттолкнувшись от старых планов германских экспансионистов, правящие круги нацистской Германии пошли в своих агрессивных замыслах намного дальше. Если в прежние времена германский империализм стремился удовлетворить свои колониальные претензии, захватив заморские территории, главным образом в Африке, то Гитлер открыто провозгласил объектом своей колониальной экспансии соседние с Германией страны Европы.

Именно это было наиболее характерной чертой захватнической программы фашизма. «Чем для Англии была Индия, - говорил Гитлер в своей ставке в сентябре 1941 г., - тем для нас станет восточное пространство. Ах, если бы я мог довести до сознания немецкого народа, сколь велико значение этого пространства для будущего! Колонии - владения сомнительного достоинства. А эта земля всегда будет нашей» [78].

Нацисты придали новый смысл политике колонизации. С нею они связывали не только порабощение и эксплуатацию, но и полное уничтожение целых народов. В одной из бесед с Раушнингом в 1934 г.

Гитлер говорил: «Нам надо будет изыскать методы депопуляции. Если Вы спросите меня, что я подразумеваю под депопуляцией, я отвечу, что это уничтожение целых расовых единиц. Именно это я намерен осуществить. Природа жестока: поэтому мы также должны быть жестоки. Если я могу послать цвет немецкой нации в ад войны без малейшего сожаления по поводу того, что будет пролита драгоценная немецкая кровь, то я, конечно, вправе уничтожить миллионы людей низшей расы, которые размножаются, как паразиты» [79].

Таким образом, в Европе не было ни одной страны, к которой бы клика Гитлера не протянула свои алчные руки. Но главным объектом его завоевательной политики явился Советский Союз. Порабощение советского народа нацисты считали главной и решающей предпосылкой установления своего полного господства в Европе.

Генеральный план «Ост»: Восточная Европа в завоевательных планах германского фашизма

«Если мы сегодня говорим о новых землях и территориях в Европе, мы обращаем свой взор в первую очередь к России, а также к соседним с ней и зависимым от нее странам... - писал Гитлер в «Майн кампф». - Это громадное государство на Востоке созрело для гибели... Мы избраны судьбой стать свидетелями катастрофы, которая будет самым веским подтверждением правильности расовой теории» [80].

Этот лозунг отражал одну из наиболее характерных черт экспансионистской программы германского нацизма - стремление огнем и мечом покорить народы Восточной Европы, полностью лишить их государственной самостоятельности, национальной культуры и самобытности, присвоить себе их национальные богатства, превратить население восточноевропейских государств в бесправных рабов, использовать его в качестве дешевой рабочей силы и, в конечном счете, обречь его на вымирание.

На завоеванных славянских территориях предусматривалось проведение политики геноцида в его самых крайних формах. Подрыв «биологической силы» славянских народов планировалось осуществлять следующими основными методами: 1) физическим истреблением больших масс народа; 2) сокращением населения путем преднамеренной организации голода; 3) уменьшением численности населения в результате организованного снижения рождаемости и ликвидации медицинского и санитарного обслуживания; 4) истреблением интеллигенции - носителя и стимулятора научно-технических знаний, навыков и культурных традиций, низведением образования до низшего уровня; 5) разобщением, дроблением отдельных народов на мелкие

230

этнические группы; 6) переселением масс населения в Сибирь, Африку, Южную Америку и другие районы; 7) аграризацией захваченных славянских территорий и лишением славянских народов собственной промышленности.

Все эти мероприятия должны были проводиться и частично проводились на государственном уровне. В записке Гиммлера от 25 мая 1940 г. «Некоторые соображения об обращении с местным населением восточных областей», разосланной в руководящие инстанции нацистского административного аппарата, говорилось:

«Мы в высшей степени заинтересованы в том, чтобы ни в коем случае не объединять народы восточных областей, а наоборот, дробить их на возможно более мелкие ветви и группы. Что же касается отдельных народностей, мы не намерены стремиться к их сплочению и увеличению, тем более к постепенному привитию им национального сознания и национальной культуры... Для ненемецкого населения восточных областей не должно быть высших школ. Для него достаточно четырехклассной народной школы. Целью обучения в этой народной школе должно быть только: простой счет, самое большее до 500, умение расписаться, внушение, что божественная заповедь заключается в том, чтобы повиноваться немцам, быть честным, старательным и послушным. Умение читать я считаю ненужным. Кроме школ этого типа, в восточных областях не должно быть больше вообще никаких школ» [81].

Установки политики геноцида по отношению к славянским народам были развиты впоследствии во многих директивах и проектах нацистского руководства. Наиболее яркое выражение они нашли в Генеральном плане «Ост», который разработало главное имперское управление безопасности под руководством Гиммлера совместно с восточным министерством Розенберга [82].

Планы уничтожения славянских народов стали методически претворяться в жизнь с начала нацистской агрессии. Чехословакия в марте 1939 г., после ее захвата, была преобразована в «Протекторат Чехии и Моравии». Гитлер в беседе с Г. Раушнингом еще в 1934 г. говорил, что «Богемский и Моравский бассейны... будут колонизированы немецкими крестьянами», а «чехи подлежат удалению из Центральной Европы» [83]. Это в первую очередь касалось, как писал статс-секретарь при имперском наместнике в Чехии и Моравии К. Франк 26 августа 1940 г. Гитлеру, «расово-монголоидной части народа и большей части интеллигентского сословия» [84], которое «должно быть искоренено» [85].

В генеральном плане «Ост» предусматривалось онемечить около 50% чешского населения, а остав-

шуюся часть - 3,5 млн. чехов «постепенно удалить с территории империи» [86]. «Следует подумать о том, - говорилось в плане, - чтобы переселить этих чехов в Сибирь, где они растворятся среди сибиряков и тем самым будут способствовать дальнейшему отдалению сибиряков от русского народа...» [87].

Еще более трагическая участь ожидала Польшу. По специальному декрету Гитлера от 12 октября 1939 г. большая часть ее территории -польская Силезия, Великая Польша, Поморье, некоторые районы Лодзинского и Варшавского воеводств - были включены в состав Германии. Позднее к «Третьей империи» были присоединены районы Сувалок (1940), Цеханова (1941) и Белосток (1942).

Остальную часть территории Польши - Краковский, Варшавский, Люблинский и Радомский округа - нацистское руководство выделило в так называемое Генеральное губернаторство оккупированных польских территорий, переименованное в июле 1940 г. в «генерал-губернаторство». В 1941 г. к «генерал-губернаторству» был присоединен пятый округ - Западная Украина («Галиция»). Во главе «генерал-губернаторства» был поставлен Г. Франк, облеченный неограниченной властью. Столица Польши - Варшава была объявлена «провинциальным городом», а резиденцией «генерал-губернатора» назначен Краков.

18 октября 1939 г. генерал Гальдер сделал в своем дневнике следующую запись о замыслах руководителей Германии по отношению к польскому народу.

«...Для Польши должно быть создано отдельное управление... Не допускать, чтобы польская интеллигенция превратилась в новый руководящий слой. Низкий жизненный уровень должен быть сохранен. Дешевые рабы... Из польских областей, отошедших к Германии, следует выбросить весь сброд. Вся административная власть генерал-губернатору. Создание всеобщей дезорганизации... Империя должна обеспечить генерал-губернатору возможность закончить эту дьявольскую работу... Гарнизоны в виде «орденских замков» [88].

Более определенно при вступлении в должность «генерал-губернатора» сформулировал цели политики в Польше Франк:

«Отныне политическая роль польского народа закончена. Он объявляется рабочей силой, больше ничем... Мы добьемся того, чтобы стерлось навеки самое понятие Польша. Никогда уже не возродится Ржечь Посполита или какое-либо иное польское государство» [89].

Если в период войны поляки должны были служить дешевыми рабами, то после нее, в случае победы Германии, польский народ ожидала полная

ликвидация. 15 марта 1940 г. Гиммлер в речи перед комендантами концентрационных лагерей говорил: «Все специалисты польского происхождения будут использоваться в нашей военной промышленности. После этого все поляки будут сметены с лица земли» [90]. А «генерал-губернатор» Франк писал в своем дневнике 12 августа 1940 г.: «Управлению генерал-губернаторства надо прежде всего постоянно помнить правило: «Нельзя убивать корову, которую ты хочешь доить». Однако империя желает выдоить корову и... убить ее» [91].

По генеральному плану «Ост» из 20-24 млн. поляков, проживавших в 1942 г. в Польше, более 20 млн. подлежало переселению в Западную Сибирь [92]. «...Население генерал-губернаторства, -писал Гиммлер в записке Гитлеру от 25 мая 1940 г., -неизбежно после последовательного проведения этих мероприятий в течение ближайших десяти лет будет состоять из оставшегося неполноценного населения. Это население будет представлять собой лишенную руководителей массу рабочей силы и поставлять Германии ежегодно сезонных рабочих для использования на черных работах (на строительстве дорог, в каменоломнях, на стройках») [93].

Особенно бесчеловечны и жестоки были планы относительно народов Советского Союза, ибо в войне против СССР их захватнические замыслы тесно переплетались с идеологическими установками. На совещании с генералами 30 марта 1941 г. Гитлер говорил, что это будет столкновение двух идеологий, беспощадная война с целью уничтожения большевизма, в которой «жестокость - благо для будущего» [94]. Он призывал действовать без сантиментов и уничтожать «большевистских комиссаров» и коммунистическую интеллигенцию.

Для выработки конкретных мероприятий, направленных на порабощение народов Советского Союза, в начале апреля 1941 г. было образовано центральное бюро по подготовке решения вопроса о восточном пространстве во главе с Розенбергом. В основу первоначальных планов, составленных под его руководством, был положен старый принцип: «разделяй и властвуй», в который было добавлено требование - «уничтожай». Оккупированные советские территории проектировалось временно поставить под управление «имперских комиссариатов». По окончании войны, чего, по расчетам нацистов, надо было ожидать поздней осенью 1941 г., прибалтийские республики и Крым планировалось сразу превратить в районы немецкой колонизации. Белоруссия, Украина и «Туркестан» должны были стать буферными государствами, полностью подчиненными Германии. Их границы предполагалось отодвинуть далеко на восток за счет территории России,

которая обрекалась на ликвидацию как государство. На Кавказе Розенберг предлагал создать в целях колонизации государственное объединение, федеративно связанное с Германией, во главе с немецким уполномоченным [95]. К населению Украины, прибалтийских республик и Кавказа план намечал установить иное, более мягкое отношение, нежели к русским. Этим преследовалась цель найти среди народов Советского Союза наемников, чтобы бороться с Россией чужими руками.

Гитлер отверг план Розенберга как слишком мягкий. Он требовал идти напролом в колонизации «восточного пространства» немцами и не делать снисхождения никакому народу. По его мнению, вермахт мог осуществить свою колонизаторскую миссию самостоятельно, без помощи националистов, в том числе украинских, и создать на развалинах покоренных государств мощную колониальную империю, выдвинутую как можно дальше на Восток. Аналогичных взглядов придерживались Геринг, Гиммлер, Борман и другие нацистские главари.

В полной мере подготовка к истреблению и онемечиванию народов, населяющих Восточную Европу, развернулась после нападения Германии на Советский Союз [96].

Вскоре после вторжения на советскую территорию Гитлер заявил в узком кругу приближенных, что его основная цель в войне против СССР - лишить восточные народы «какой бы то ни было формы государственной организации и, в соответствии с этим, держать их на возможно более низком уровне культуры». «Наш руководящий принцип, - говорил он, - должен заключаться в том, что эти народы имеют одно-единственное оправдание для своего существования - быть полезными для нас в экономическом отношении» [97].

Для практического осуществления планов порабощения народов Советского Союза было создано в соответствии с указом Гитлера от 17 июля 1941 г. [98] имперское министерство по делам оккупированных восточных областей, называвшееся сокращенно «восточным министерством». Во главе его был поставлен А. Розенберг. Размещалось оно в Берлине.

20 июня 1941 г., в канун нападения на СССР, Розенберг объявил, что Советский Союз перестанет быть «субъектом европейской политики» и превратится в «объект немецкой мировой политики» [99].

Розенбергу подчинялись четыре имперских комиссариата [100], на которые планировалось разделить территорию Советского Союза, а именно: остляндский, украинский, московский и кавказский (их возглавляли соответственно Лозе, Кох, Каше и Шикеданц). В свою очередь, имперские комиссари-

аты делились на генеральные комиссариаты. В ост-ляндский имперский комиссариат входили эстонский, латвийский, литовский и белорусский генеральные комиссариаты, в украинский - волыно-по-дольский, николаевский, житомирский, киевский, днепропетровский и таврический.

Свою преступную деятельность имперские комиссариаты начали на оккупированной советской территории с сентября 1941 г. Московскому и кавказскому комиссариатам, как известно, так и не суждено было покинуть пределы Берлина, так как Красная Армия после серии неудач, решительно перечеркнула захватнические планы гитлеровского командования.

Низшим звеном немецкой оккупационной администрации был областной комиссариат. Планировалось создать на захваченной советской территории 1050 таких комиссариатов. Для их укомплектования в «восточное министерство» было откомандировано 144 офицера СА, 711 чиновников министерства внутренних дел и организации «Трудовой фронт» [101].

Помимо «восточного министерства», вопросами оккупационной политики и ограбления советских территорий призваны были заниматься также ведомство Гиммлера - главное управление имперской безопасности и командование германских вооруженных сил. При последнем в начале 1941 г. по инициативе начальника управления военной экономики Г. Томаса, который, между прочим, был одновременно членом наблюдательного совета концернов «Бергманн-Борзиг» и «Герман Геринг», был создан специальный «Рабочий штаб Россия» под руководством генерала Шуберта. Он разворачивал свою деятельность в тесном контакте с немецкими монополистами. 28 февраля 1941 г. Томас писал о планах захвата советских промышленных предприятий: «К выполнению этой задачи с самого начала было бы целесообразно подключить надежных представителей немецких концернов, так как, только опираясь на их опыт, можно без промедления проводить успешную работу» [102].

«Рабочий штаб Россия» послужил зародышем центрального органа по экономической эксплуатации захваченных территорий Советского Союза -экономического штаба «Ольденбург», о создании которого было объявлено на широком совещании руководящих лиц вермахта совместно с промышленниками 29 апреля 1941 г. Общее руководство этим штабом осуществлял Геринг. Но фактически возглавлял его генерал Шуберт из ведомства Томаса. Ему подчинялись пять экономических инспекций и 12 филиалов. В качестве резиденций экономических инспекций были намечены Москва, Ленинград, Киев и Баку [103]. Кроме того, в зоне боевых дей-

ствий штабам армий придавались специальные экономические отряды для «учета» подлежавшего захвату сырья, станков, машин и пр. Они действовали также под руководством штаба «Ольденбург», переименованного позже в «Экономический штаб Ост».

0 характере его деятельности свидетельствуют инструкции и директивы, которые были собраны в «Зеленой папке» от 23 мая 1941 г., направленной

1 июня того же года в различные инстанции, связанные с проведением «восточной политики» [104]. В одной из них говорилось: «Главная экономическая цель действий - добыть для Германии как можно больше продовольствия и нефти. Наряду с этим из оккупированных областей должны быть изъяты для немецкой военной промышленности все прочие сырьевые материалы... Полностью неправильным было бы представлять себе, что в оккупированных областях должна проводиться единая линия на быстрейшее приведение их в порядок и восстановление» [105].

Инструкция от 2 мая 1941 г., где речь шла о выколачивании продовольствия из оккупированных областей для вермахта, гласила: «Несомненно... десятки миллионов людей погибнут от голода, если мы изымем из этой страны то, что нам необходимо» [106]. В другой инструкции, от 23 мая 1941 г., касавшейся русского сельского хозяйства, указывалось: «Многие миллионы людей станут излишни на этой территории, они должны будут умереть или переселиться в Сибирь. Попытки спасти там население от голодной смерти могут быть предприняты только в ущерб снабжению Европы. Они подорвут стойкость Германии в войне, они подорвут способность Германии и Европы выстоять блокаду» [107].

Особенно страшная участь была уготована населению нечерноземных областей России, зависевших от ввоза продовольствия. Их планировалось превратить в зону «величайшего голода» [108].

Для организации изъятия и вывоза продовольствия из Советского Союза вводился специальный институт «сельскохозяйственных фюреров» восточных областей. В памятке им указывалось: «Русский человек уже веками испытывает голод, нужду и привык к неприхотливости. Его желудок способен растягиваться. Поэтому никакого ложного сострадания. Не старайся в качестве масштаба брать немецкий жизненный уровень и изменять русский образ жизни» [109].

По своей циничной жестокости и бесчеловечности, педантично возведенным в стройную систему государственной политики, инструкции «Зеленой папки» могут уступить лишь другому свидетельству -Генеральному плану «Ост» - одному из самых позорных документов в истории человечества.

После разгрома нацистской Германии был найден и предоставлен в распоряжение нюрнбергского военного трибунала весьма ценный документ, который позволяет составить представление об этом плане и вообще о нацистской политике по отношению к народам Восточной Европы. Речь идет о «Замечаниях и предложениях по Генеральному плану «Ост» рейхсфюрера войск СС». Этот документ был подписан 27 апреля 1942 г. Э. Ветцелем - начальником отдела колонизации 1-го главного политического управления «восточного министерства» [110].

Как свидетельствует этот документ, Генеральный план «Ост» предусматривал выселить в течение 30 лет около 31 млн. человек с территории Польши и западной части Советского Союза (80-85% населения Польши, 65% - Западной Украины, 75% -Белоруссии, значительную часть населения Латвии, Литвы и Эстонии) и поселить на эти земли 10 млн. немцев. Оставшееся здесь население (по расчетам составителей плана - 15 млн. человек) предполагалось постепенно онемечить и сократить путем проведения «специальных мероприятий».

«Восточное министерство» нашло установленное Генеральным планом «Ост» число подлежащих выселению жителей слишком заниженным и предложило повысить его до 46-51 млн. человек, причем в эту цифру не было включено около 3,5 млн. чехов, «не предусмотренных для онемечивания», которые должны были быть «постепенно удалены с территории империи». Для поселения этих десятков миллионов людей правители Германии намечали Западную Сибирь, Северный Кавказ, а также Южную Америку и Африку.

«Восточное министерство» дополнило Генеральный план «Ост» и по вопросу о политике по отношению к русскому народу. «Речь идет не только о разгроме государства с центром в Москве... -подчеркивалось в рассматриваемом документе. -Дело заключается скорей всего в том, чтобы разгромить русских как народ, разобщить их». Для этой цели ведомство Розенберга предлагало разбить «территорию, населенную русскими, на различные политические районы с собственными органами управления, чтобы обеспечить в каждом из них обособленное национальное развитие».

Другим важнейшим средством достижения этой цели считалось уничтожение интеллигенции как носителя культуры народа, его научных и технических знаний, а также искусственное сокращение рождаемости, чтобы резко снизить численность населения. Проведением этих мер предусматривалось «подорвать силы русского народа» и тем самым «сохранить на длительное время немецкое господство».

Таков этот чудовищный план расправы с народами Восточной Европы, который намечалось осуществить после победы над Советским Союзом.

В стенографических записях высказываний Гитлера в ставке (15 мая 1942 г.) имеется такое место: «Цель своей восточной политики, если рассматривать ее в перспективе, шеф охарактеризовал как создание в восточном пространстве территории для расселения приблизительно ста миллионов представителей германской расы. Он считает необходимым приложить все усилия к тому, чтобы с железным упорством переселять на Восток немцев миллион за миллионом. Он заявил, что не позднее, чем через десять лет ожидает рапорта о колонизации уже включенных к тому времени в состав Германии или оккупированных нашими войсками восточных областей по меньшей мере двадцатью миллионами немцев» [111].

В письме от 12 июня 1942 г. на имя бригаден-фюрера войск СС Грейфельта - начальника штаба имперского комиссариата по делам укрепления немецкой расы - Гиммлер дал заключение на представленный ему проект: «Генеральный план «Ост» - правовые, экономические и территориальные основы преобразования Востока». Этот проект представлял собой конкретизацию отдельных положений Генерального плана «Ост» [112]. Он был составлен на основе указаний Гиммлера и подписан 28 мая 1942 г. директором института аграрной политики Берлинского университета оберфюрером войск СС К. Мейер-Хетлингом, который был одновременно и начальником отдела планирования штаба имперского комиссара по делам укрепления немецкой расы [113].

Генеральный план «Ост» перерабатывался и уточнялся в 1942 г. в связи с подготовкой более широкого «Генерального колонизационного плана», который включал в себя также вопросы германизации населения Чехии и Моравии, Эльзаса, Лотарингии и Северной Словении [114].

Некоторые мероприятия, намеченные Генеральным планом «Ост», начали проводиться уже в ходе оккупации советской территории. Это в первую очередь относится к планам систематического уничтожения мирного населения и военнопленных.

Нацисты руководствовались в своей оккупационной политике на Востоке принципом: «Чем больше погибнет людей, тем легче будет проводить колонизацию». Накануне нападения на Советский Союз Гиммлер заявил на совещании высших руководителей СС в Везельсбурге, что одной из задач похода на Восток является уничтожение 30 млн. славян [115]. В ноябре 1941 г. Геринг объявил итальянскому министру иностранных дел: «В этом

234

году в России умрет от голода от 20 до 30 миллионов человек. Может быть, даже хорошо, что так произойдет; ведь некоторые народы необходимо сокращать» [116].

Планомерное уничтожение славянских народов Восточной Европы и колонизация их земель были рассчитаны на длительное время. «Если Третья империя должна существовать тысячи лет, - писал один из руководителей Восточного министерства, -то наши планы должны быть разработаны на целые поколения. А это означает, что расово-биологичес-кая идея должна иметь решающее значение в будущей немецкой политике» [117].

В 1936 г. один из нацистских деятелей, оберфю-рер СА Б. Каше в специальной записке «Будущее жизненное пространство немцев» так очерчивал границы империи Германии в Евразии: «Цель будет достигнута, если за Уралом мы выйдем к линии Обь -Иртыш - Тобол и если граница оттуда пройдет к Аральскому морю и вдоль западного побережья Каспийского моря, через южную границу Грузии, через Черное море, на Днестре и вдоль Карпат через Чехию к восточной части Австрии, вдоль южной границы на Базель и если на севере границами будут Балтийское море, старая финская граница и Ледовитый океан. То, что на Западе немецкая граница будет установлена севернее линии Базель - Бордо -Бискайский залив и достигнет открытого моря, это только вопрос времени» [118].

К великому счастью, все эти изуверские планы преобразования Европы и закабаления европейских стран рухнули в результате героического сопротивления советского народа. Как же печально и трагично, что в наше время, в XXI веке, появились рецидивы политики и идеологии нацизма, как об этом свидетельствуют трагические украинские события: государственный переворот в Киеве и поведение захвативших там власть правых радикалов.

Примечания:

1. Голъдштейн, И.; Левина, Р. Германский империализм. - М., 1947. - С. 246.

2. Trial of the Maj or War Criminals before the International Military Tribunal (Далее: IMT). - Vol. XXV. - Doc. 386-PS.

3. Ibidem.

4. Der Wirtschaftsring. - Hf. 38. - 1937. - 17.IX. - S. 1030 (Цит. по: Голъдштейн, И.; Левина, Р. Указ. соч. -С. 391).

5. Hitler, A. Mein Kampf. - Bd. I. - В., 1937. - S. 164, 167, 169.

6. Die deutsche Reichsgeschichte in Dokumenten 18491934. Urkunden und Akten zur inneren und аußeren Politik des Deutschen Reiches / Hrsg. von J. Hohlfeld. -Bd. IV. - Leipzig, 1934. - S. 433.

7. Hitlers zweites Buch. - Stuttgart, 1961. - S. 45.

8. Файнгар, И.М. Очерк развития германского монополистического капитала. - М., 1958. - С. 128.

9. Исследователи И. Голъдштейн и Р. Левина отмечали, в частности, что «между влиятельными кликами шла борьба из-за очередности осуществления агрессивных планов. Одни стояли за то, чтобы завоевание мирового господства начать с войны против СССР, обеспечив себе поддержку всей международной реакции, и лишь после этого помериться силами с западными соперниками. Другие с полным основанием считали, что западноевропейские державы, разъедаемые фашистской заразой, ослабленные работой пятой колонны и предательством господствующих классов, представляют более легкую добычу» (Голъдштейн И., Левина Р. Указ. соч. - С. 323). С этим выводом можно согласиться с большой степенью условности, ибо выбор очередности нанесения ударов в войне зависел не только от интересов монополий, но и совокупности политических и стратегических факторов, о чем более подробно будет сказано ниже.

10. Исследователи ГДР отмечали в связи с этим: «...Именно те промышленные группы немецкого монополистического капитала заняли ведущее положение в разработке экспансионистской программы, которые охватывали «новые» отрасли - химическую, электротехническую промышленность, цветную металлургию с их исключительно сильными международными интересами и зависимостью от ввоза сырья и внешних рынков» (Radandt, H.; Lumpe, L.; Puchert, L. Zur Rolle des deutschen Monopolkapitals bei der Okkupation im Zweiten Weltkrieg // Bulletin des Arbeitskreises „Zweiter Weltkrieg". - B., 1963. - № 3. -S. 3).

11. Галкин, A.A. Германский фашизм. - M., 1967. - C. 56.

12. Файнгар, И.М. Указ. соч. - C. 66; Галкин, A.A. Указ. соч. - C. 87.

13. Ленин, В.И. Полн. собр. соч. - Т. 30. - С. 95.

14. Hitlers zweites Buch. Ein Dokument aus dem Jahr 1928. -Stuttgart, 1961. - S. 129.

15. Picker, H. Hitlers Tischgespräche im Fuhrerhauptquartier. 1941-1942. - Stuttgart, 1963. - S. 420.

16. Цит. по: Förster, G.; Groehler, O.; Paulus, G. Zum Verhaltnis von Kriegszielen und Kriegsplanung des faschistischen deutschen Imperialismus // Zeitschrift für Militargeschichte.- 1964. - S. 932. Насколько эти положения геополитической теории совпадали со взглядами нацистских руководителей, свидетельствует следующая выдержка из Дневника Геббельса: «Фюрер выражает непоколебимую уверенность, что империя завладеет вскоре всей Европой... Тогда практически откроется дорога к мировому господству. Кто владеет Европой, тот тем самым захватит в свои руки руководство миром» (Goebbels, J. Tagebucher / Hsrg. von L. Lochner. - Zurich, 1948. - S. 326)). См. также: Rauschning, H. Gespräche mit Hitler. - Zurich, 1940. -S. 126.

17. Schmitt, K. Großraum gegen Universalismus. Der volkerrechtliche Kampf und die Monroe-Doktrin //

235

Zeitschrift der Akademie für deutsches Recht. - 1940. -№ 7.

18. Das nationalsozialistische Deutschland und die Sowjetunion. - Tübingen, 1949. - S. 327.

19. Winschuh, J. Männer, Traditionen, Signale. - B., 1944. -P. 361.

20. Weites, S. The Time for Decision. - N.Y., 1944. - P. 95.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

21. Monatshefte fur Auswärtige Politik. - B., 1944. - S. 533.

22. Facts in Review. - 1940. - 14.6. В этом же журнале 10 апреля 1941 г. была опубликовäнä Käprä рäзделä Mnpä после победы держав «оси» над западными державами. Hä ней мир был разбит Hä четыре части: европей-cко-афpиканcкую, амepиканcкую, русскую (тогда Гитлер еще не мог раскрыть своих планов в отношении СССР) и восточноазиатскую. Британская империя была целиком поделена между державами «оси».

23. Zeitschrift für auslandisches Recht und Volkerrecht. -1940/41. - S. 861.

24. Германский историк JI. Грухман справедливо отмечал, что «постоянное обращение нацистского руководства к доктрине Монро и ее использование главным образом против американцев преследовало практическую политическую цель - удержание США от вмешательства в национал-социалистскую захватническую войну в Европе» (Gruchman, G. Nationalsozialistische GroЯraumordnung. Die Konstruction einer deutschen „Monroe-Doktrin". - Stuttgart, 1962. - S. 15).

25. Goebbels, J. Op. cit. - S. 325. Правящие круги Италии понимали, какое место отводилось их стране в «новой» Европе. 13 октября 1941 г. Муссолини говорил Чиано: «Побежденные государства станут настоящими колониями, а союзники Германии - союзными провинциями и наиболее значительной из них будет Италия. Мы должны довольствоваться этим положением, так как всякая попытка выйти из него приведет нас к еще более худшему положению колонии. Если даже они захотят в один прекрасный день присоединить Триест к немецкому жизненному пространству, нам придется уступить» (Ciano Diary. - L., 1948. -1941. - 13.10. См. также: Jacobsen, Н.-А. 1939-1945. Der Zweite Weltkrieg in Chronik und Dokumenten. -Darmstadt, 1961. - S. 270).

26. Hitler, A. Op. cit. - S. 285.

27. Bock, H. Eurasien // Zeitschrift fur Geopolitik. - B., 1926. - № 1. - S. 10-11.

28. В этой связи историк Э. Екель отмечал, что для Германии Франция не была «самоцелью в войне»; она являлась препятствием, которое надо было устранить для осуществления немецкой восточной экспансии (Jackel, E. Frankreich in Hitlers Europa. Die deutsche Frankreichpolitik im Zweiten Weltkrieg. - Stuttgart, 1968. - S. 20).

29. Strasser, G. Hitler and I. - N.Y., 1940. - P. 209-210.

30. IMT. - Vol. XXXIV. - Doc. 041-C.

31. Ibid. - Vol. XXXVII. - Doc. 513-F. - P. 219.

32. См..: Picker, H. Op. cit. - S. 75, 77.

33. IMT. - Doc. 1155-PS; Picker, H. Op. cit. - S. 31, 78; Goebbels, J. Op. cit. - S. 117; H,u6una, K. Германские

236

планы расчленения Франции II Международная жизнь. - 1959. - № 12. Образцовое эсэсовское государство Бургундия должно было состоять из провинций Артуа, Лотарингия, Франш-Конте, Прованс, Пикардия и Шампань со столицей в Амьене или Реймсе.

34. Международная жизнь. - 1959. - № 12. - С. 149.

35. Там же. - С. 145.

36. Gruchmann, G. Op. cit. - S. 76. В сентябре 1940 г. в Эльзас-Лотарингии, как и в Люксембурге, была введена немецкая администрация, запрещено пользоваться французским языком, французскими именами, были введены немецкие законодательство и валюта. С августа 1942 г. Эльзас-Лотарингии навязали немецкое гражданство и немецкую воинскую повинность. Из нее было насильственно изгнано 200 тыс. жителей ненемецкого происхождения.

37. См.: Goebbels, J. Op. cit. - S. 46, 87, 150; Hitler, A. Op. cit. - S. 704; 66.

38. Deutschland und der Westraum I Hrsg. von F. Heip. - B., 1940. - S. 264.

39. См.: Hitlers Weisungen für die Kriegführung 1939-1945. -Frankfurt alM, 1962. S. 67; Kordt, E. Nicht aus den Akten. - Stuttgart, 1950. - S. 285.

40. Picker, H. Op. cit. - S. 60.

41. Goebbels, J. Op. cit. - S. 114.

42. Ibid. - S. 115, 185.

43. Ibid. - S. 117.

44. Gruchmann, G. Op. cit. - S. 79.

45. Hitler, A. Op. cit. - S. 154, 157, 615, 699, 705, 755; Picker, H. Op. cit. - S. 123.

46. IMT. - Vol. XXXVI. - Doc. 79-L.

47. Picker, H. Op. cit. - S. 238-339.

48. Hitlers Weisungen fur die Kriegfuhrung 1939-1945. -S. 61-65.

49. См.: Международная жизнь. - 1961. - № 2. - C. 158.

50. См.: Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками. - М., 1965. - T. I. -С. 552-558.

51. Там же. - С. 557-558.

52. Bengston, J. Op. cit. - P. 77-78.

53. Picker, H. Op. cit. - S. 144.

54. Goebbels diaries. - L., 1948. - P. 83.

55. Bengston, J. Op. cit. - P. 75. Во время бесед в ставке Гитлер заявил, что наличие Гольфстрима делает Норвегию, в отличие от Карелии, пригодной для заселения немцами. Благодаря своим многочисленным рекам она будет служить «электроцентралью» для северной части «великогерманской сферы» (Picker, H. Op. cit. - S. 64, 197).

56. 15 апреля 1942 г. Геббельс писал в своем дневнике: «Было бы лучше, если бы мы захватили и Швецию во время нашей кампании на Севере. Во всяком случае эта страна не имеет права на национальное существование» (Goebbels diaries. - P. 170).

57. Гитлер говорил своим приближенным, рисуя будущее этих стран, что он очень доволен, «что ни в Бельгии, ни в Голландии нет правительств, с которыми надо

было бы вести переговоры. Тем самым можно диктовать все, что окажется политически нeoбxoдимым» (Picker, H. Op. cit. - S. i00). Бельгию предполагалось расчленить, отторгнув от нее «старую немецкую землю» - Валлонию, как это было сделано в мае i940 г. с областями Эйпен, Мальмеди и Мореснет (Picker, H. Op. cit. - S. 425).

5S. В беседе с главнокомандующим немецкими войсками в Дании генералом СС Хеннекеном Гитлер заявил, что эта страна станет «немецкой провинцией» (Gruchman, G. Op. cit. - S. 8б).

59. По словам Гитлера, «такому государству, как Швейцария, нельзя дать право на существование» (Hitler's Table Talks. - L., i953. - P. бб0). Он с пренебрежением говорил, что швейцарцев будут использовать только «в качестве трактирщиков» (Picker, H. Op. cit. -S. i44). ..

60. Goebbels, J. Tagebucher. - S. 447.

61. Rauschning, H. Gespräche mit Hitler. - S. ii8.

62. Rauschning, H. The Voice of Distinction. - L., i938. P. i22, i25, 126, i40.

63. Rauschning, H. Gesprache mit Hitler. - S. ii8.

64. Ibid. - S. 30. Эти высказывания Гитлера, относящиеся к 30-м годам, интересно сопоставить со следующим его заявлением, сделанным на совещании peйx-слейтеров и гаулейтеров S мая i934 г. (в записи Геббельса): «...Фюрер сделал вывод, что надо как можно скорее ликвидировать старый xлам из мальк государств, который имеется еще в Eвpoпe. Целью нашей борьбы должно быть создание единой Eвpoпы. Но Eвpoпа может получить ясную организацию только из рук немцев» (Goebbels, J. Op. cit. - S. 325).

65. Documents on German Foreign Policy, i9i8-i945 (Далее: DGFP). - Serie D. - Vol. IX. - Wash., 1956. - P. 47б.

66. Ibidem.

67. См. также: IMT. - Vol. XXVI. - Doc. 705-PS. - P. 2бЗ.

68. DGFP. - Vol. IX. - Р. 479.

69. Bengston, J. Nazi War Aims. The Plans for the Thousand Year Reich. -Rock Island, 1962. - P. 75, 7б.

70. DGFP. - Vol. IX. - P. 478. Одновременно с Елодиусом другой ответственный работник германского МИД Риттер 30 мая i940 г. направил Риббентропу аналогичный меморандум о переустройстве Eвpoпы после победы над Францией. В нем говорилось: «В настоящее время вырисовывается возможность создания в будущем великой экономической сферы под немецким руководством. В эту сферу войдут:

i ) великая Германия (с Богемией, Моравией и Польшей) как экономический и политический центр;

2) в нее следует включить Голландию, Бельгию, Люксембург, Данию, Норвегию в экономико-политической форме, которую еще надо будет установить [...];

3) к великой экономической сфере уже присоединены страны Дунайского бассейна, xoтя еще и не в особой экономико-политической форме, но фактически [...];

4) остальные страны северной части (Eвpoпы) - Швецию, Финляндию, Литву, Латвию, Эстонию следует подобным же фактическим образом, как и Дунайский

район, включить в великогерманскую сферу [...]. Такая великогерманская экономическая сфера охватит около 200 миллионов людей» (Ausgewahlte Dokumente zur Geschichte des Nationalsozialismus 1933-1945 / Hrsg. von Dr. H.-A. Jacobsen und Dr. W. Jochmann. Lieferung III. - Bielefeld, 1961).

71. Kuczynski, J. Die Geschichte der Lage der Arbeiter unter dem Kapitalismus. - Bd. 16. - B.,1963. - S. 297.

72. Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками. - М., 1966. - Т. II. - С. 671.

73. Kuczynski, J. Op. cit. - S. 297.

74. Нюрнбергский процесс. - М., 1966. - Т. II. - С. 677.

75. Там же. - С. 675.

76. Очевидно, в тексте ошибка. Следует читать: «10 млн. кв. км».

77. Этот меморандум Секта хранится в Вашингтоне. Полный текст его впервые опубликован в книге Г. Хильгера, бывшего с 1923 по 1941 г. советником германского посольства в Москве (Hilger, G.; Meyer, A. The Incompitabile Allies. - N.Y., 1953. - P. 270).

78. Picker, H. Hitlers Tischgespräche im Fuhrerhauptquartier 1941-1942. - Stuttgart, 1963. -S. 143-144.

79. Rauschning, H. The Voice of Distruction. - L., 1940. -P. 137.

80. Hitler, A. Op. cit. - S. 742-743.

81. Военно-исторический журнал - 1960. - № 1. - С. 8889.

82. См.: «Совершенно секретно! Только для командования»: Стратегия фашистской Германии в войне против Советского Союза. - М., 1967. - С. 108.

83. Rauschning, H. The Voice of Destruction. - L., 1939. -P. 38. На совещании руководителей вермахта в имперской канцелярии 5 ноября 1937 г. Гитлер, по свидетельству его адъютанта Хосбаха, заявил, что после захвата Чехословакии необходимо будет произвести «насильственную эмиграцию» из нее 3 млн. человек (Hoßbach, F. Zwischen Wehrmacht und Hitler. 19341938. - Wolfenbüttel, 1949. - S. 210).

84. IMT. - Vol. XXXIII. - Doc. 3859-PS.

85. Ibid. - Vol. XXXV. - Doc. 739-D. - S. 440.

86. Военно-исторический журнал. - 1960. - № 1. - С. 97.

87. Там же.

88. Generaloberst Haider. Kriegstagebuch (Далее: Haider. КТВ). - Bd. I. - Stuttgart, 1962. - 18.10.1939.

89. См.: История Польши. - М., 1958. - Т. III. - C. 531.

90. Bengston, J. Nazi War Aims. - RockIsland, 1962. -P. 88. В начале 1942 г. в Германии на принудительных работах был 1 млн. поляков. Они составляли в то время самую многочисленную группу иностранных рабочих (Nazi Conspiracy and Aggression. -Wash., 1948. - Vol. IV. - P. 915).

91. The Polish Government, Central Commission of the Investigation of German Crimes in Poland. - Warsaw, 1947. - Vol. II. - P. 18.

92. Военно-исторический журнал. - 1960. - № 1. - С. 93.

93. Там же. - С. 89.

94. Галъдер, Ф. Военный дневник. - Т. 2. - М., 1969. -С. 431.

237

95. Германская экспансия в Центральной и Восточной Европе. - М., 1965. - С. 268.

96. Подробнее о колонизационной и оккупационной политике нацистов см.: Немецко-фашистский оккупационный режим (1941-1944 гг.). - М., 1965.

97. Hitler's Table Talks. - L., 1953. - P. 424.

98. IMT. - Vol. XXIX. - Doc. 1997-PS.

99. Ibid. - Vol. XXVI. - Doc. 1058-PS.

100. Подробнее об организации «восточного министерства» см.: Dallin, A German Rule and Russia 19411945. - L., 1953. - P. 87.

101. Vierteljahrshefte fur Zeitgeschichte- 1958. - H. 3. -S. 283.

102. IMT. - Vol. XXVII. - Doc. 1317-PS. - P. 170.

103. IMT. - Vol. XXVII. - Doc. 1157-PS. - P. 32.

104. См.: IMT. - Vol. XXVIII. - Doc. 1743-PS.

105. Ibidem.

106. IMT. - Vol. XXXI. - Doc. 2718-PS.

107. Hillgruber, A. Hitlers Strategie, Politik und Kriegführung. - Frankfurt a/M., 1965. - S. 269.

108. IMT. - Vol. XXXVI. - Doc. 126-EC. - P. 141.

109. Ibid. - Vol. XXXIX. - Doc. 089-USSR. - P. 366.

110. См.: «Совершенно секретно. Только для командования!». - С. 108-121.

111. Picker, H. Hitlers Tischgespräche im Fuhrerhauptquartier. - Bonn, 1965. - S. 330.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

112. Подробнее об этом см.: Заставенко, Г.; Телъпуховс-kuü, Б. Дополнительные данные о Генеральном плане «Ост» // Военно-исторический журнал. - 1964. -№ 7.

113. Koehl, R. RKFDV: German Resettlement and Population Policy 1939-1945. - Cambridge, 1957. - P. 150.

114. Германская экспансия ... - C. 276.

115. IMT. - Vol. IV. - P. 183.

116. Германская экспансия ... - C. 273.

117. Немецко-фашистский оккупационный режим. -С. 166.

118. Военно-исторический журнал. - 1964. - № 7. - С. 72.

238

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.