Научная статья на тему 'Фоносемантическое описание звуков воды (на материале немецкого и русского языков)'

Фоносемантическое описание звуков воды (на материале немецкого и русского языков) Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
393
10
Поделиться
Ключевые слова
ФОНОСЕМАНТИКА / ФОНОСЕМАНТИЧЕСКАЯ ЗВУКОВАЯ КАРТИНА МИРА / ОНОМАТОПЕЯ / ЗВУЧАНИЕ ВОДЫ / НЕМЕЦКИЙ ЯЗЫК / РУССКИЙ ЯЗЫК / PHONOSEMANTICS / PHONOSEMANTIC SOUND WORLDVIEW / ONOMATOPOEIA / WATER SOUNDING / GERMAN LANGUAGE / RUSSIAN LANGUAGE

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Шестакова Ольга Валентиновна

Представлен сопоставительный фоносемантический и количественный анализ немецких и русских глаголов, номинирующих звуки воды. Выявлены типы звучания воды на основе универсальной фоносемантической типологии С. В. Воронина. Отмечены некоторые количественные отличия ономатопов звучания воды от акустической ономатопеи, исследование которой проведено автором ранее. Установлены универсальные и специфические черты звучания жидкости в немецком и русском языках.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Шестакова Ольга Валентиновна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

PHONOSEMANTIC DESCRIPTION OF WATER SOUNDS (BY THE MATERIAL OF THE GERMAN AND RUSSIAN LANGUAGES)

In the article the comparative phonosemantic and quantitative analysis of German and Russian verbs nominating sounds of water is presented. The types of water sounding are singled out on the basis of the universal phonosemantic typology by S. V. Voronin. Some quantitative differences of onomatopoeia of water sounding from acoustic onomatopoeia that was considered by the author earlier are noted. Universal and specific features of liquid sounding in the German and Russian languages are ascertained.

Текст научной работы на тему «Фоносемантическое описание звуков воды (на материале немецкого и русского языков)»

Шестакова Ольга Валентиновна

ФОНОСЕМАНТИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ ЗВУКОВ ВОДЫ (НА МАТЕРИАЛЕ НЕМЕЦКОГО И РУССКОГО ЯЗЫКОВ)

Представлен сопоставительный фоносемантический и количественный анализ немецких и русских глаголов, номинирующих звуки воды. Выявлены типы звучания воды на основе универсальной фоносемантической типологии С. В. Воронина. Отмечены некоторые количественные отличия ономатопов звучания воды от акустической ономатопеи, исследование которой проведено автором ранее. Установлены универсальные и специфические черты звучания жидкости в немецком и русском языках. Адрес статьи: www.gramota.net/materials/272016/9-1/52.html

Источник

Филологические науки. Вопросы теории и практики

Тамбов: Грамота, 2016. № 9(63): в 3-х ч. Ч. 1. C. 177-181. ISSN 1997-2911.

Адрес журнала: www.gramota.net/editions/2.html

Содержание данного номера журнала: www .gramota.net/mate rials/2/2016/9-1/

© Издательство "Грамота"

Информация о возможности публикации статей в журнале размещена на Интернет сайте издательства: www.gramota.net Вопросы, связанные с публикациями научных материалов, редакция просит направлять на адрес: phil@gramota.net

9. Объяснительный словарь русского языка. Структурные слова: предлоги, союзы, частицы, междометия, вводные слова, местоимения, числительные, связочные глаголы / под ред. В. В. Морковкина. Изд-е 2-е, испр. М.: Астрель; АСТ, 2002. 432 с.

10. Рогожникова Р. П. Словарь эквивалентов слова: наречные, служебные, модальные единства. М.: Русский язык, 1991. 256 с.

11. Словарь служебных слов русского языка / под ред. Е. А. Стародумовой. Владивосток: Изд-во ДВГУ, 2001. 363 с.

12. Толковый словарь русских глаголов: идеографическое описание / под ред. проф. Л. Г. Бабенко. М.: АСТ-Пресс, 1999. 704 с.

13. Черкасова Е. Т. Переход полнозначных слов в предлоги. М.: Наука, 1967. 280 с.

14. Шатуновский И. Б. Семантика предложения и нереферентные слова (значение, коммуникативная перспектива, прагматика). М.: Языки русской культуры, 1996. 400 с.

15. Шереметьева Е. С. Отыменные релятивы современного русского языка. Семантико-синтаксические этюды: монография. Владивосток: Изд-во Дальневосточного ун-та, 2008. 236 с.

16. Шереметьева Е. С. Сфера действия отыменных релятивов: типы контекстов // Вестник Новосибирского государственного университета. Серия: История. Филология. 2015. Т. 14. № 9. С. 59-65.

THE DERIVED PREPOSITION "В СООТВЕТСТВИИ С" ("IN CONFORMITY WITH"): SPECIFICITY OF COMPATIBILITY

Chueakaev Tkhanapkhan Sheremet'eva Elena Sergeevna, Doctor in Philology, Associate Professor Far Eastern Federal University nhu_nha_tiffany10@yahoo.com; e.sheremetyeva@gmail.com

The article deals with the syntagmatic specificity of the derived preposition "в соответствии с (со)" ("in conformity with").

This preposition is a part of the core language means of expression of the category of correspondence. The results of the analysis

show that the derived preposition inherits the right valency of the verb "соответствовать" ("to conform"), the derivative

of which it is. The left valency of the preposition is replaced by action verbs and verbal nouns. The preposition establishes between the components the relation that can be defined as "action that meets the standard".

Key words and phrases: function words; derived preposition; correspondence relations; types of contexts; syntax.

УДК 81'373

Представлен сопоставительный фоносемантический и количественный анализ немецких и русских глаголов, номинирующих звуки воды. Выявлены типы звучания воды на основе универсальной фоносемантической типологии С. В. Воронина. Отмечены некоторые количественные отличия ономатопов звучания воды от акустической ономатопеи, исследование которой проведено автором ранее. Установлены универсальные и специфические черты звучания жидкости в немецком и русском языках.

Ключевые слова и фразы: фоносемантика; фоносемантическая звуковая картина мира; ономатопея; звучание воды; немецкий язык; русский язык.

Шестакова Ольга Валентиновна, к. филол. н.

Пермский национальный исследовательский политехнический университет shestakova64@mail. ru

ФОНОСЕМАНТИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ ЗВУКОВ ВОДЫ (НА МАТЕРИАЛЕ НЕМЕЦКОГО И РУССКОГО ЯЗЫКОВ)

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Blubbern, brodeln, donnern, rauschen... „seit Jahrtausenden klingt die Millstätter Schlucht ohne Dirigent und Komponist".

Булькать, клокотать, грохотать, греметь... «тысячелетиями звучит Мильштатское ущелье без дирижера и композитора»1.

Семантическая группа «Жидкость» (вода, море, дождь, ручей, а также кровь, слезы и т.д.) является фрагментом фоносемантической картины мира, под которой понимается часть языковой картины мира, эксплицированной в языке звукоизобразительной лексикой [4; 8; 10; 14; 15].

1 Надпись на доске в Мильштатском ущелье в австрийских Альпах, на которой написано 29 глаголов, обозначающих звуки воды: blubbern, brodeln, donnern, dröhnen, glucksen, gurgeln, hallen, klatschen, murmeln, nieseln, perlen, plätschern, poltern, prasseln, pritscheln, rauschen, rinnen, rumpeln, säuseln, sausen, schäumen, spritzen, sprudeln, sprühen, strömen, tosen, trommeln, tröpfeln, zischen.

Следует отметить, что концепт «вода» изучается с различных точек зрения на материале разных языков: интерпретация образной составляющей концепта воды в языковой картине мира на основе номинативного и метафорических полей русского языка [6]; отображение концепта „Wasser" в немецкоязычной художественной картине мира в диахроническом и синхроническом аспектах [7]; содержание концепта «вода» в английском языке [2]; концепт «вода» в качестве бинарного концепта по отношению к концепту «огонь» на материале генетически неродственных английского и татарского языков [12]; концептуализации воды у языковой личности обобщенного повествователя текстов героического эпоса на английском, немецком и русском языках [1]. Концепт «вода» во всех вышеназванных работах представлен как фрагмент языковой картины мира. В английском языке, по мнению автора, он является базовым [2]. В настоящее время нами не обнаружено фоносемантических исследований лексических единиц, номинирущих звучания воды.

Материалом исследования послужили 40 глаголов в немецком и русском языках, обозначающих звуки движения воды. Звукоподражательное происхождение большинства языковых единиц подтверждается в этимологических и толковых словарях [9; 11; 13; 16]. Отметим, что в число исследуемых единиц включены не только «явные» звукоподражания, но также слова, утратившие связь с акустическим денотатом. Зву-коизобразительность таких слов устанавливается на основе этимологического фоносемантического анализа. Например, нем. perlen «течь», «капать» < нем. Perle < фр. perle «жемчуг» < лат. perna «разновидность морского моллюска» [13], ср. фр. perler «обдирать (ячмень, рис)»; итал. perlato «очищенный, шлифованный», порт. perlavar «очищать, чистить»; рус. пениться < лат. spuma «пена, брызги», ср. лат. ритех «пемза» < нем. bimsen «чистить пемзой»;разг. «бить, колотить» [11].

Непроизвольная связь между звуком и значением доказана на материале типологически разнородных языков. Звукоизобразительные слова различных языков сопоставимы друг с другом на уровне фонотипа, т.е. типа фонемы в зависимости от ее акустико-артикуляторных характеристик (смычный, щелевой, взрывной, звонкий, сонорный и пр.). Классификация звукоизобразительной системы на уровне фонотипа представлена в универсальной типологии С. В. Воронина [5], значительное место в которой занимают акустические ономатопы. Под акустическими ономатопами понимаются единицы, воспроизводящие фонемными средствами неартикуляторные акустические звучания внешней среды: нем. blubbern, рус. булькать. На основе универсальной фоносемантической типологии С. В. Воронина выявлено 12 типов звучания воды.

Класс А. Инстанты

Тип 1. Инстанты. Обозначает «сверхкраткий» шум или тон, одинаково воспринимаемый человеческим ухом как акустический удар: нем. patschen «шлепать»; peitschen «хлестать»; toben «бушевать, шуметь»; рус. бить, стучать, капать, течь, точиться. Интенсивность звучания отражена взрывным: нем. /p/, /b/, /t/ и/или аффрикатой [tJ]; рус. /п/, /б/, /т/, /к/ и/или аффрикатой /ч/.

Класс Б. Континуанты

Тип 2. Тоновые континуанты. Тоновый неудар, т.е. тон в его наиболее чистом виде: нем. nieseln, pie-seln «моросить», sickern «сочиться»; рус. сеять «моросить», сыпать (о мелком, частом дожде), сочиться. Монотонный характер звучания выражен гласными: нем. /i/, рус. /е/, /и/, /ы/.

Тип 3. Чисто шумовые континуанты. Шумовой неудар, т.е. шум в его наиболее чистом виде: нем. zischen; рус. шипеть. Шум передается через фрикативный согласный: нем. [J], рус. /ш/.

Тип 4. Тоношумовые континуанты. Шум с элементами тона: нем. säuseln «шелестеть (о листьях, лепестках и т.п.)», sausen «шуметь, свистеть (о ветре и т.п.)», schäumen «пениться»; рус. шелестеть, шуметь, звучать. Тоновая природа звучания отражена гласными/дифтонгами: нем. /äu/, /au/; рус. /е/, /у/ и сонорными: нем. /l/, /m/; рус. /л/, /м/. Шум с элементами тона передается через фрикативный согласный: нем. /s/, [J; рус. /з/, /ш/.

Класс В. Фреквентативы

Тип 5. Фреквентативы-квазиинстанты. Диссонирующий удар, сочетающий признаки «чистого» диссонанса и удара; психоакустически - это звучание «хриплого» импульса, уже имеющего тенденцию к расщеплению на два импульса, но еще ощущающегося как единый импульс (треск, скребущий звук и т.п.): нем. brodeln «бурлить, клокотать», крапать, кропить «падать мелкими редкими каплями». Удар с последующим грохотом выражается взрывным: нем. /b/, /d/; рус. /к/, /п/ и вибрантом: нем. /r/; рус. /р/.

Тип 6. Чистые фреквентативы. Чистый диссонанс, т.е. серия ударов, дрожание: дробный дрожащий звук (грохочущий, трескучий звук ударов); дрожащий звук движения, вращения (твердых тел); бурление, журчание (дрожащий звук турбулентного движения воды) и т.п.: нем. gurgeln «бурлить», рус. бурлить, бурчать, журчать. Ударная природа звучания отражена взрывным: нем. /g/; рус. /б/, многократность ударов -вибрантом: нем. /r/; рус. /р/.

Тип 8. Фреквентативы чисто шумовые квазиконтинуанты. Чисто шумовой квазинеудар, где чистый диссонанс сопровождается шумовым неударом: нем. rauschen «шуршать; журчать»; рус. шуршать, рокотать. Вибрант служит для отражения чистого диссонанса: нем. /r/; рус. /р/, шумовой неудар отражен глухим фрикативным: нем. [J], рус. /ш/.

Гиперкласс АБ. Инстанты-континуанты

Тип 10. Тоновые «послеударные» инстанты-континуанты. Обозначают удар с последующим тоновым неударом: нем. donnern «греметь», poltern «падать с шумом», bullern «бурлить»; рус. литься, пениться, распыляться. Взрывной отражает ударную природу звучания: нем. /p/, /b/, /d/; рус. /п/, сонорный - тоновый неудар: нем. /l/, /n/; рус. /л/.

Тип 11. Чисто шумовые «послеударные» инстанты-континуанты. Обозначает удар с последующим чисто шумовым неударом: нем. tosen «бушевать, шуметь»; рус. бушевать «протекать бурно, стремительно, с разрушительной силой; неистовствовать (о природных стихиях и т.п.)». Взрывной отражает ударную природу звучания: нем. /t/; рус. /б/, фрикативный - шумовой неудар: нем. /s/; рус. /ш/.

Тип 12. Чисто шумовые «предударные» инстанты-континуанты. Обозначает удар с предшествующим шумовым неударом: нем. blubbern, gluckern, glucksen «булькать»; klatschen «стучать»; plätschern «журчать»; hallen «звучать, (гулко) раздаваться»; wallen «бурлить», fließen «течь, литься»; schlagen «бить»; рус. клокотать, хлестать, хлыстать, хлюпать, хлобыстать, хлынуть, полоскаться, плескаться. Ударная природа звучания отражена взрывным и/или аффрикатой: нем. /b/, /g/, /к/, /р/, [tj]; рус. /к/, /п/, /б/, движение жидкости - сонорным: нем. /l/; рус. /л/, шумовой неудар - фрикативным: нем. /f/, /h/; рус. /х/, /ш/.

Гиперкласс ВАБ. Фреквентативы квазиинстанты-континуанты

Тип 16. Тоновые «послеударные» квазиинстанты-континуанты. Квазиудар с последующим тоновым неударом: нем. dröhnen «греметь»; trommeln «барабанить»; rinnen «течь, струиться»; rumpeln «громыхать»; murmeln «журчать»; perlen «течь, капать»; рус. греметь, громыхать, барабанить, тарабанить, бренчать. Квазиудар отражен вибрантом: нем. /г/; рус. /р/, тоновый неудар - сонорным: нем. /m/, /n/; рус. /м/, /н/.

Тип 17. Чисто шумовые «послеударные» квазиинстанты-континуанты. Обозначают квазиудар с последующим чисто шумовым неударом: нем. prasseln «падать с шумом»; pritscheln «журчать, плескаться»; spritzen «брызгать»; «моросить (о дожде)», sprühen «распылять»; sprudeln «бить ключом (об источнике)»; strömen «течь (о воде)»; tröpfeln «капать»; brausen «с шумом проноситься»; рус. брызгать, прыскать, грохотать, струиться. Квазиудар отражен вибрантом: нем. /г/, рус. /р/, шумовой неудар - фрикативным или

аффрикатой: нем. /s/, [tjjjpfl; рус. /з/, /с/.

Таким образом, звучание воды в немецком и русском языке представлено 12 типами. Такое большое количество обусловлено, с одной стороны, свойствами движения воды, т.е. скоростью, интенсивностью, частотой и т.д., с другой стороны, разнообразными звукоизобразительными функциями фонем.

Обнаружены следующие универсальные свойства языковых единиц, интерпретирующих звучание воды: 1) в немецкой и русской звуковой фоносемантической картине достаточно значимыми являются звучания воды: в настоящее время исследовано 40 глаголов, которые имеют звукоизобразительное происхождение и представляют собой акустические ономатопы; 2) звучание воды в немецком и русском языке представлено 12 типами. На основе универсальной фоносемантической типологии С. В. Воронина выявлено семь типов звучаний и пять типов сочетаний этих звучаний; 3) все ономатопы структурируются по общей модели на уровне фонемотипов; 4) большое количество ономатопов, где в анлауте - взрывной, в инлауте - либо сонант (тип 12), либо вибрант (тип 5, 16, 17): нем. brodeln, blubbern, glucksen, klatschen, gluckern, plätschern; dröhnen, trommeln, prasseln, pritscheln; рус. клокотать, плескаться, греметь, громыхать, грянуть грохотать, брызгать, прыскать, кропить, барабанить, тарабанить. Корреляция семантической категории множественности (повторности, многократности) звука и действия и Ж-формантов (форманты с сонантами r, l) рассматривается как фоносемантическая универсалия [3; 4]; 5) интенсивность звучания отражена взрывным, чаще звонким, а также вибрантом или сонантом: нем. brodeln, donnern, dröhnen; рус. клокотать грохотать, греметь; 6) умеренность звучания выражается фрикативным/аффрикатой: нем. rauschen «шуршать», zischen «шипеть»; pritscheln «журчать, плескаться»; spritzen «брызгать», sprühen «распылять»; sprudeln «бить ключом (об источнике)»; strömen «течь (о воде)»; 7) тихое монотонное звучание выражается долгими гласными: нем. nieseln, pieseln «моросить»; рус. сеять, сыпать.

К специфике (идиоэтничности) звучания воды можно отнести следующую особенность: в русском языке интенсивность звучания выражена фонестемой /хл/: хлестать, хлыстать, хлюпать, хлобыстать, хлынуть.

Данные сопоставительного количественного анализа состава ономатопов звучания воды в немецком и русском языках представлены в Таблице 1.

Таблица 1

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Класс акустических ономатопов Количество

Единиц %

Нем. Рус. Нем. Рус.

Инстанты 3 5 7,5 12,5

Континуанты 7 7 17,5 17,5

Фреквентативы 3 6 7,5 15

Инстанты-континуанты 13 12 32,5 30

Фреквентативы квазиинстанты-континуанты 14 10 35 25

Всего 40 40

В немецком языке менее всего представлены чистые удары (инстанты) и диссонирующие звучания (фреквентативы) - по 7,5%. В русском языке данные классы несколько больше: инстанты составляют 12,5%, фреквентативы - 15%. Тоновые звучания (континуанты) представлены одинаково в немецком и русском языках - 17,5%. Самыми многочисленными являются тоново-ударные звучания (инстанты-континуанты): в немецком

языке - 32,5%, в русском языке - 30% и тоново-ударные диссонирующие звучания (фреквентативы ква-зиинстанты-континуанты): в немецком языке - 35%, в русском языке - 25%. Данные сопоставительного анализа ономатопов звучания воды несколько отличаются от данных сопоставления акустической ономатопеи вообще [15].

Таблица 2

Класс акустических ономатопов Количество корней

Единиц %

нем. рус. нем. рус.

Инстанты 36 48 20 22

Континуанты 20 26 11 12

Фреквентативы 38 64 21 28

Инстанты-континуанты 54 45 31 20

Фреквентативы квазиинстанты-континуанты 30 38 17 17

Всего 178 220

Таким образом, можно утверждать, что звучание воды в немецком и русском языках представляет собой в большинстве случаев сложное комбинированное звучание: тоново-ударные и тоново-ударные диссонирующие звучания (в нем. яз. - 67,5%, в рус. яз. - 55%). В акустической ономатопее эти показатели намного ниже: нем. яз.- 48%; рус. яз. - 37%. Следует отметить, что количество инстантов-континуантов в данном исследовании почти совпадает с данными по немецкой акустической ономатопее в целом (нем. яз. - 32,5% и 31%), но существенно отличается от данных по русской акустической ономатопее (рус. яз. - 30% и 20%). Количество фреквентативов квазиинстантов-континуантов в обозначении звуков воды значительно превышает данные по акустической ономатопее (нем. яз. - 32,5% и 17%; рус. яз. - 25% и 17%. В русском языке несколько больше инстантов (нем. - 7,5%; рус. яз. - 12,5%), фреквентативов (нем. - 7,5%; рус. яз. - 15%), что значительно отличается от сопоставительных данных по акустической ономатопее (инстанты: нем. - 20%, рус. яз. - 22%; фреквентативы: нем. - 21%, рус. яз. - 28%).

Таким образом, фоносемантическое и количественное исследование глаголов звучания воды подтверждает вывод о том, что черты изоморфизма преобладают над алломорфизмом. Звуки воды в немецком и русском языках представляют собой преимущественно сложную «композицию»: тоново-ударные (сонанты и взрывные) и тоново-ударные диссонирующие звучания (вибранты, сонанты, умеренный звук выражается фрикативным/аффрикатой).

Список литературы

1. Арсеньева О. Ю. О возможности установления концептуализации воды языковой личностью (на материале английских, немецких и русских текстов героического эпоса) // Филологические науки. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2016. № 4 (58): в 3-х ч. Ч. 2. C. 69-72.

2. Бадмаева Т. И. Концепт «вода» в английской лингвокультуре: дисс. ... к. филол. н. Волгоград, 2006. 220 с.

3. Бартко Н. В. Английские звукоизобразительные .RL-глаголы: фоносемантический анализ: автореф. дисс. ... к. филол. н. СПб., 2002. 16 с.

4. Вершинина М. Г. Экспликация фоносферы в русской фоносемантической звуковой картине мира: дисс. ... к. филол. н. Пермь: ПГУ, 2013. 221 с.

5. Воронин С. В. Основы фоносемантики. Л.: Изд-во ЛГУ, 1982. 248 с.

6. Гришина Н. В. Концепт ВОДА в языковой картине мира: на основе номинативного и метафорического полей русского языка XI-XX вв.: дисс. ... к. филол. н. Саратов, 2002. 210 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

7. Гунькина О. В. Концепт „Wasser" в немецкоязычной художественной картине мира в диахроническом и синхроническом аспектах: дисс. ... к. филол. н. М., 2010. 293 с.

8. Дрожащих Н. В. Синергетическая модель иконического пространства языка: автореф. дисс. ... д. филол. н. Барнаул, 2006. 32 с.

9. Левицкий В. В. Этимологический словарь германских языков: в 2-х т. Черновцы: Нова книга, 2010. Т. 1. 616 с.; Т. 2. 368 с.

10. Михалёв А. Б. От фоносемантического поля к протоконцептуальному пространству языка // Вопросы когнитивной лингвистики. 2014. № 1. С. 91-104.

11. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка [Электронный ресурс]. URL: http://dic.academic.ru/contents. nsf/vasmer/ (дата обращения: 01.07.2016).

12. Хайруллина Д. Д. Бинарные концепты «огонь» и «вода» как фрагмент языковой картины мира (на материале английского и татарского языков): дисс. ... к. филол. н. Казань, 2009. 237 с.

13. Черных П. Я. Историко-этимологический словарь современного русского языка: в 2-х т. М.: Рус. яз., 1999. Т. 1. 624 с.; Т. 2. 560 с.

14. Шестакова О. В. Мир сквозь призму ономатопеи. Пермь: Изд-во Перм. нац. исслед. политехн. ун-та, 2016. 302 с.

15. Шляхова С. С., Вершинина М. Г. Фоносемантическая картина мира: к постановке проблемы // Филологические заметки. 2014. № 1. С. 183-192.

16. Duden. Das grosse Wörterbuch der deutschen Sprache in 10 Bänden. 4. Aufl. 2012 [CD-ROM].

PHONOSEMANTIC DESCRIPTION OF WATER SOUNDS (BY THE MATERIAL OF THE GERMAN AND RUSSIAN LANGUAGES)

Shestakova Ol'ga Valentinovna, Ph. D. in Philology Perm National Research Polytechnic University shestakova64@mail.ru

In the article the comparative phonosemantic and quantitative analysis of German and Russian verbs nominating sounds of water is presented. The types of water sounding are singled out on the basis of the universal phonosemantic typology by S. V. Voronin. Some quantitative differences of onomatopoeia of water sounding from acoustic onomatopoeia that was considered by the author earlier are noted. Universal and specific features of liquid sounding in the German and Russian languages are ascertained.

Key words and phrases: phonosemantics; phonosemantic sound worldview; onomatopoeia; water sounding; German language; Russian language.

УДК 8ПЛ61.1'373.4

Осуществляются разработка и апробация методики выявления и описания слов с социальной семантикой на примере нескольких лексем одной тематической группы, характеризующих внешний вид человека по особенностям волосяного покрова головы: бритый, бритоголовый, безволосый, лысый. Применяются методы компонентного, дефиниционного и дискурсивного анализа, что позволяет дать комплексное описание семантики данных слов. Рассматривается распределение социальных сем в ассертивной и пресуппозиционной зонах значений. Привлекаются данные разных видов дискурса: лексикографического, литературного, газетного, научного.

Ключевые слова и фразы: социальная семантика; компонентный анализ; дефиниционный анализ; газетный дискурс; научный дискурс; характеристики внешности человека; лексикографирование.

Щетинина Анна Викторовна, к. филол. н., доцент

Российский государственный профессионально-педагогический университет anna- 73. schetinina@yandex. ru

БРИТОГОЛОВЫЙ МОЛОДЧИК: К ВОПРОСУ О МЕТОДИКЕ ВЫЯВЛЕНИЯ СЛОВ С СОЦИАЛЬНОЙ СЕМАНТИКОЙ

Исследование выполнено за счет гранта Российского научного фонда (проект № 16-18-02075 «Русский социум в зеркале лексической семантики»).

Вводные замечания. Анализ социальной лексики русского языка предполагает выделение лексико-семантических групп, интегрирующих лексические единицы, значения которых включают семы, репрезентирующие отношения, характеристики, процессы, связанные с социумом. Иногда эти связи очевидны, например, в семантике единиц номинации институциональных отношений (названий профессий, учреждений, регулятивных отношений и др.), поскольку значения таких слов включают денотативные семы социального характера, или социальные семы, под которыми мы понимаем семы, делающие очевидной, объективирующие принадлежность номинируемого объекта, его свойства или действия к сфере институционального общения («специалист», «должностное лицо», «учреждение», «организация», «заседание», «собрание», «соглашение» и т.д.). Однако описание тех семантических множителей, которые несут социальные смыслы, при этом присутствуют не в ассертивной зоне значения, а в пресуппозиционной, то есть преимущественно на периферии значения [7], требует разработки методического инструментария анализа социальной семантики [9].

Анализ слов с социальной семантикой показывает, что наибольшую трудность представляет дифференциация характеристик из сфер «Личное», «Биологическое» и «Социальное» в тех группах лексических единиц, значения которых в ассертивной зоне не имеют социальных компонентов, что зафиксировано в лексикографических источниках, однако содержат социальные коннотации в семантической и прагматической пресуппозициях.

В настоящем исследовании осуществляется анализ нескольких лексем, значения которых отражают особенности внешнего вида головы человека: бритый, бритоголовый, безволосый, лысый, являющихся частью одной лексико-семантической группы «характеристика волосяного покрова головы». На их примере осуществляется компонентный анализ, призванный выявить наличие социальных сем в ассертивной части значений, дефиниционный анализ, в результате которого описываются особенности репрезентации данных лексем в разных лексикографических источниках, а также дискурсивный анализ, который позволяет выявить социальную семантику в прагматической пресуппозиции. Дифференциация сем, отражающих анатомические и социальные характеристики человека, имеет значение для разработки методики выявления и описания социальной лексики, а также ее лексикографирования.