Научная статья на тему 'Физическая подготовка в воспитательной работе Союза немецких девушек (1933-1945 гг. )'

Физическая подготовка в воспитательной работе Союза немецких девушек (1933-1945 гг. ) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
298
55
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Физическая подготовка в воспитательной работе Союза немецких девушек (1933-1945 гг. )»

ИСТОРИЯ

А.М. Ермаков

ФИЗИЧЕСКАЯ ПОДГОТОВКА В ВОСПИТАТЕЛЬНОЙ РАБОТЕ СОЮЗА НЕМЕЦКИХ ДЕВУШЕК (1933-1945 гг.)

Нацисты создали крупнейшую в мире молодежную организацию - Гитлер-югенд (ГЮ), через которую прошли миллионы немецких мальчиков и девочек, юношей и девушек. Частью Гитлерюгенда являлся Союз немецких девушек (БДМ), имевший сначала два, а с 1938 г. - три структурных подразделения: Союз юных девушек (ЮМ) для девочек 1014 лет, Союз девушек (МБ), участницам которого было по 14-17(18) лет, и дочернюю организацию «Вера и красота», в которую входили девушки 17-21 года [6, с. 9]. Национал-социалисты рассматривали пребывание девочек и девушек в БДМ как важнейшее средство их социализации. Девичья организация Третьего рейха была институтом воспитания, который в отличие от довольно консервативной школы и слабо поддающейся государственному контролю семьи активно внедрял нацистские идеалы и ценности.

Имперский фюрер молодежи Бальдур фон Ширах в конце 1933 г. распорядился о том, чтобы деятельность БДМ складывалась на 2/3 из спорта и на 1/3 - из мировоззренческого обучения [11, с. 99]. «Нам нужны девушки, которые, сохраняя свое здоровье и воспитывая все свое тело, создают предпосылку для влияния и дальнейшей передачи нашего мировоззрения, - говорилось в спортивном ежегоднике БДМ. - Наши тела принадлежат не нам самим, а нашему народу. Точно так же, как нации нужны здоровые и работоспособные юноши, из которых позднее получатся обороноспособные мужчины, ей нужны и здоровые и работоспособные девушки, из которых получатся здоровые и красивые женщины» [9, с. 9].

Задачами физической закалки в БДМ были «усовершенствование» целого поколения девушек в соответствии с нацистскими расовыми представлениями, укрепление их здоровья, сплочение коллектива, гармоничное развитие тела, ума и духа, воспитание товарищества и готовности к действию [12, с. 20]. Особое значение национал-социалисты придавали повиновению приказам и дисциплинированности, которые культи-

вировались на спортивных занятиях. Укрепление здоровья считалось обязанностью участниц БДМ по отношению к немецкому народу. Ширах заявил, что девушка, «строжайшим образом тренируя тело и дух, стремится к воплощению заложенных в ней задатков, так она может лучше выполнить свое будущее предназначение - стать матерью новых поколений» [11, с. 98].

С 8 ноября 1933 г. физкультура в БДМ стала обязательной, на физические упражнения было отведено одно двухчасовое занятие в неделю. (Юнг)медель выполняли комплекс гимнастических упражнений со снарядами и без них, плавали. Проводившиеся в БДМ упражнения должны были удовлетворять четырем основным принципам: их легко заучить и можно проводить везде; используется небольшое количество недорогих спортивных снарядов; их можно проводить с большим количеством девушек в сравнительно небольших помещениях; показывают цель спортивной работы БДМ - «здоровая, работоспособная, гармонично развитая, способная действовать в любых областях девушка» [9, с. 12].

Физкультурную работу с 10-14-летними юн-гмедель проводили в игровой форме, поскольку игра «укрепляет товарищество, закаляет волю и тренирует все части тела одновременно, позволяет руководительнице подразделения быть капитаном команды, то есть взять на себя начальствующую роль. Для девушек постарше акцент делался на выработке «естественного чувства движения», «пробуждении и укреплении захиревшего чувства собственного тела», что обусловливало больший удельный вес гимнастики и танцев [9, с. 12-13].

Чтобы получить право носить галстук и кожаный узел после полугода службы в ЮМ, каждая десятилетняя юнгмедель должна была выполнить спортивные нормативы: пробежать 60 метров за 14 секунд, прыгнуть в длину на 2 метра, бросить мяч на 12 метров, сделать два кувырка вперед и встать без помощи рук, сделать два кувырка назад, пробежать по качающемуся канату и принять

© А.М. Ермаков, 2006

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова ♦ № 6, 2006

103

ИСТОРИЯ

А.М. Ермаков

участие в однодневной поездке [5, с. 24]. От юнгме-дель в возрасте 12 лет требовалось пробежать 60 м за 12 секунд, прыгнуть в длину на 2,5 м, бросить мяч на 20 м, попадать мячом с расстояния 6 м в мишень размером 60x60, расположенную на высоте 2 м, проплыть 100 м без учета времени или, если в радиусе 6 км нет возможности для плавания, пройти 8 км без поклажи в течение 2 часов [7, с. 73].

Третьего мая 1934 г. Ширах учредил бронзовые и серебряные спортивные значки ГЮ, которыми за шесть лет были награждены 60 тысяч девушек. Для получения бронзового значка требовалось пробежать 75 м за 13 секунд, прыгнуть в высоту на 1 м и в длину - на 3,25 м, бросить 80-граммовый мяч на 25 м и толкнуть ядро весом 4 кг на 5,8 м, преодолеть расстояние в 25 км без поклажи в течение 6 часов, проплыть 200 м без учета времени, прыгнуть с трехметрового трамплина или в течение часа проехать на велосипеде 15 км, используя карту, найти на местности указанную точку, расположенную на расстоянии не менее 3 км, пройти восьмичасовой курс оказания первой помощи и охраны здоровья. Получение серебряного значка связывалось не только с лучшими спортивными показателями, но и с элементами подготовки в области гражданской обороны и нацистского мировоззрения. От девушки требовали посещения занятий в медицинском кружке «Веры и красоты» и в кружке ПВО. В области политической подготовки она отчитывалась перед начальницей группы по следующему вопроснику: «Назови национальные праздники немецкого народа и расскажи об их значении. Что ты знаешь о значении родословной и генеалогической таблицы? Какие меры приняло национал-социалистическое государство для сохранения здоровья и чистоты немецкой крови? Как проявляется созидательная деятельность фюрера в твоем родном гау? Что ты знаешь о политических отношениях Германского Рейха с другими государствами? В каких государствах живут фолькс-дойче?» [9, с. 222, 224].

После проведения Олимпиады 1936 г. ненацистские спортивные общества были распущены, а их участники и участницы перешли в добровольные спортивные группы ГЮ и БДМ. По соглашению между Ширахом и имперским спортивным фюрером Гансом фон Чаммером унд Осте-ном вся спортивная работа среди детей до 14 лет проводилась только силами ГЮ, а в соответствии с законом о ГЮ в декабре 1936 г. в руки нацистс-

кой молодежной организации попало руководство профессиональным спортом [9, с. 16].

В сентябре 1934 г. в 75 городах страны впервые был проведен имперский спортивный день БДМ, призванный показать родителям, «что вполне возможно в сравнительно короткое время в такой крупной организации, какой является БДМ, серьезно заниматься физическими упражнениями» [11, с. 101]. С этого времени ежегодно в мае месяце устраивались спортивные праздники ун-тер-гау, тесно связанные с идеологической и культурной работой. Уже в 1935 г. такие праздники прошли во всех 342 унтер-гау с участием не менее 2 тысяч девушек в каждом [8, с. 69-70].

В 1937 г. Гитлер потребовал ежегодной проверки физической подготовки молодежи, и спортивные праздники ГЮ получили статус имперских спортивных соревнований. В феврале 1937 г. был проведен второй чемпионат Германии по зимним видам спорта, в котором впервые приняли участие девушки, выступив в скоростном спуске, слаломе и конькобежном спорте. В сентябре того же года состоялись первые соревнования молодежных команд по легкой атлетике и плаванию, приуроченные к съезду НСДАП. Позднее было установлено, что девушки участвуют в соревнованиях по плаванию, легкой атлетике, бегу на роликовых коньках и теннису [9, с. 17].

С 1938 г. для всех руководительниц девичьей организации, начиная от (юнг)медельгруппенфю-рерин и выше, стали обязательными соревнования по пятиборью, включавшие бег на 75 метров, прыжки в высоту и длину, плавание и медицин-бол. Девушки в возрасте 17-21 года были обязаны набрать не менее 3000 очков, девушки 22 лет и старше - не менее 2500 очков. Все нижестоящие начальницы участвовали в троеборье, которое состояло из бега на 75 метров, прыжков в высоту и медицинбола [3, с. 88].

Частью спортивной работы в БДМ были походы, тесно связанные с мировоззренческим обучением и культурной работой, служившие воспитанию любви к родине и культивированию народного сообщества. «Поход ни в коем случае не может быть привилегией состоятельной молодежи, и одна из наших самых благодарных задач -постоянно искать новые пути, чтобы добиться походов для всех. Именно молодые люди, родители которых не могут предложить им летнего путешествия, особенно глубоко переживают такой поход», - говорилось в ежегоднике БДМ [9, с. 231].

Физическая подготовка в воспитательной работе Союза немецких девушек (1933-1945 гг.)

Путешествия участниц БДМ организовывались в свободное от школы и работы время и посвящались, главным образом, расово-биологичес-кому обучению и родиноведению. Как бы вне зависимости от мира взрослых, от семьи и школы у девушек формировался собственный опыт. Сначала разрешалось совершать походы в любое время года, «поехать куда-нибудь на 3, 5, 8 дней», ежемесячно организовывать два однодневных или полуторадневных похода [10, с. 77]. Но походы отнимали время от подготовки к урокам и негативно сказывались на успеваемости, поэтому позднее их стали организовывать только летом. В каждом летнем месяце участницы БДМ совершали однодневный или полуторадневный поход в выходные дни, причем такая экскурсия не являлась бесцельной «пробежкой по местности». Руководительница знакомила девочек с образцовым наследственным двором, замком или проводила с ними интересную игру [4, с. 16]. Расстояние, которое участницы БДМ преодолевали пешком, колебалось от 10 до 20 км, багаж - от легкого рюкзака с продуктами до 8 фунтов, а скорость - от 3 до 4 км в час в зависимости от возраста [6, с. 19].

Каждая юнгмедель должна была принять участие в походе продолжительностью 1,5 суток с полагающимся снаряжением и ночевкой на молодежной турбазе, уметь заправлять постель и оставлять лагерь в аккуратном состоянии, помогать на кухне и делать покупки, уметь укладывать багаж, знать важнейшие виды деревьев и сорта зерна, понимать основные обозначения на карте [7, с. 75].

Девушки, входившие в МБ, принимали участие в восьмидневных походах в соседние обер-гау, проделывая до 18 км ежедневно с 12-фунтовым багажом. Вместо пешего похода могла проводиться шестидневная поездка на велосипедах, причем в отдельные дни девушки покрывали расстояние до 50 км. Если ночевка организовывалась в спортивных палаточных лагерях, то девушки заступали в двухчасовой караул [3, с. 84-86].

Другой частью спортивной работы было пребывание в лагерях. Считалось, что лагерь «воспитывает самостоятельность, дает нам непривычную уверенность по отношению к любым вещам. Он должен научить нас каким-то образом справляться со всем новым и непривычным. В нас воспитывается активность» [10, с. 87]. Позднее по соображениям охраны здоровья пребывание девочек и девушек в палаточных лагерях было строго-настрого запрещено, ночевать разрешалось

только на турбазах или в стационарных барачных лагерях, а с середины мая по конец августа - в сараях [9, с. 240].

Помимо физической закалки лагеря выполняли и иные функции: в них проводилась идеологическая обработка обитательниц, воспитывалось народное сообщество. Лагерь «означает покой, означает отдых, и все-таки в нем несут службу. Ведь коллектив выдвигает требования, коллектив формирует. Здесь окончательно рушатся семейные, профессиональные и конфессиональные границы. Здесь никто не находится на особом положении, здесь каждая должна присоединяться к формам и требованиям лагеря. Еще вчера -молодые работницы, школьницы, стенотипистки, домработницы, а сегодня все они - просто девушки, товарки» [2, с. 1].

Лагеря БДМ выполняли антиурбанистическую функцию, приближая девочек и девушек к идеям «крови и почвы», а также к крестьянскому образу жизни и сельскохозяйственному труду, который, как утверждали нацисты, соответствовал сущности женщины. Обитательницы лагеря «знакомятся с немецкой деревней и немецким народом. Они видят крестьянина за работой, чувствуют, что значит земля. Они поют и играют на сельских вечерах, они путешествуют по местности, находятся в полях и лесах. Они сталкиваются со многим сильным и настоящим, ясным и изначальным. Все пустое и бессодержательное, заложенное в них крупным городом, что отвлекало и одурманивало, кажется здесь пошлым и ничтожным, даже ненавистным и отвратительным» [2, с. 1].

Имперский референт БДМ Труде Мор выдвинула лозунг спортивной работы - «Подтянутые, а не толстые, суровые, но не грубые», пояснив, что «эта внешняя суровость и владение собственным телом идут рука об руку с приучением к внутренней дисциплине, которая становится все сильнее и которую мы считаем для девушек такой же необходимой, как и для юношей» [1, с. 13].

Грубость физической закалки в девичьем союзе вызывала неприятие не только среди обычных немцев, но и в нацистской верхушке. В 1943 г. министр народного просвещения и пропаганды Йозеф Геббельс, который предпочитал изящных женщин, возмутился тем, что БДМ превращает девушек в «настоящих увальней», которых тренируют ходить «гренадерским шагом». «Конечно, я не имеют ничего против того, что девушки занимаются гимнастикой или спортом в разум-

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова ♦ № 6, 2006

105

ИСТОРИЯ

Н.И. Захарова

ных пределах, - рассуждал Геббельс. - Но для чего будущей матери нужно совершать марши с полной выкладкой?» Часто подвергались критике, особенно в католических районах страны, гимнастические упражнения участниц БДМ, проводившиеся в тонкой облегающей спортивной одежде, и совместный душ после занятий физкультурой. В ответ руководство БДМ выступало против церковного воспитания, которое объявляет греховным физическую подготовку и вообще все телесное. «Такое воспитание непригодно для заботы о естественном чувстве стыда», - считали в Союзе немецких девушек.

Проведение текущей физкультурной работы в БДМ оказалось в руках совсем юных руководительниц, которые были едва старше своих подчиненных. И тех и других привлекали желание двигаться, радость игры, дух состязательности. Еженедельные занятия спортом, периодические спортивные праздник в населенных пунктах, походы, жизнь в девичьих лагерях не укладывались в рамки традиционного женского поведения и по-своему способствовали эмансипации девушек. Новым для Германии было и отношение к телу, которое культивировалось в Союзе немецких девушек.

БДМ требовал от каждой девушки заботиться о собственном теле, не нежить его, а закалять и укреплять ради сохранения «чистой и здоровой» расы. На домашних вечерах 10-14-летние юнгме-дель узнавали, как «содержать себя здоровыми». Руководительница объясняла им, что одного умывания на скорую руку и еженедельного «основательного» мытья для этого недостаточно, что нужно «основательно» мыться каждый день, что «моются и принимают душ без всякой одежды и что нечего искать в душевой купальный костюм. Все части нашего тела даны нам Творцом, полноценны и поэтому заслуживают одинакового ухода». Это звучало новаторски в тогдашней Германии, многие жители которой еще исповедовали старые привычки и представления о приличном и неприличном поведении и внешнем виде. Руководительница должна была научить девочек не бояться зубного врача и посещать его раз в квартал. При чистке зубов утром и вечером рекомендовалось использовать широко разрекламированную тогда в Германии зубную пасту, а если она слишком дорога - зубной порошок или даже соль. Высокий уровень жизни был в то время доступен отнюдь не всем, поэтому руководительнице предлагалось, «когда представится удобный

случай» спокойно поговорить со своими юнгме-дель на «деликатную тему» - о вшах. «Ты должна объяснить им, что не стыдно, если однажды они принесут откуда-то вшей. Это может случиться с каждым». Главное - сразу же обратиться к медсестре. Охрана здоровья девочек связывалась с демографической политикой режима и представлялась как политическая задача: «Но эти демографические мероприятия не принесут совершенно никакой пользы, если у нас не будет полностью здоровых девушек, которые в будущем сыграют роль матерей новых поколений» [4, с. 3-5].

Следовательно, не будет преувеличением сказать, что физкультура и спорт играли в БДМ еще большую роль, чем у юношей, у которых физическая подготовка, дисциплинированность, привычка беспрекословно выполнять приказы позднее доводились до совершенства на военной службе. Девушки должны были полностью развить в себе эти качества уже в молодежной организации, после выхода из которой их ожидала взрослая жизнь. Значение спортивной работы в БДМ трудно недооценить и по ряду других причин. Массовый девичий спорт был абсолютно новым явлением для тогдашней Германии. Новшествами, которые являлись выражением деформированного национал-социализмом процесса женской эмансипации, несомненно, стали походы, лагерная жизнь, длительное пребывание в коллективе сверстниц. Девичья физкультура и спорт способствовали иному, отличавшемуся от принятого ранее, отношению к своему телу. С этим были связаны и стандартизированные требования к личной гигиене, которые прежде не стояли в порядке дня для девочек и девушек из семей с низким уровнем жизни. В то же время нацистское руководство, по мнению ряда историков, проводившее «непреднамеренную модернизацию» немецкого общества, в работе с девушками отличалось ханжеством и по традиции уклонялось от сексуального воспитания участниц БДМ. Пожалуй, главным в характеристике спортивной работы в БДМ является ее тесная связь с культивированием нацистской идеологии и подготовка девушек к решению расовых и демографических задач, которые ставил гитлеровский режим.

Библиографический список

1. Bürkner T. Der Bund Deutscher Mädel in der Hitler-Jugend. - Berlin: Junge Generation Verlag, 1937. - 40 S.

Культурно-просветительная работа в деревне в годы Гражданской войны (1918-1920 гг.)..,

2. Freizeitlager zwingen zur Gemeinschaft // Das Deutsche Mädel. - 1935. - Juli. - S. 1.

3. Der Gesundheitsdienst des Bundes deutscher Mädel in der HJ. - Berin: J. F. Lehmanns Verlag, 1941. - 180 S.

4. JM-Führerinnendienst. Bayerische Ostmark. 1939. Mai. - 24 S.

5. JM-Führerinnendienst. Bayerische Ostmark. 1941. Mai/Juni. - 24 S.

6. Der Jungmädeldienst. Übersicht über Wesen, Form und Arbeit des Jungmädelbundes in der HJ. -Berlin, 1940. - 32 S.

7. Kaufmann G. Das kommende Deutschland. Die Erziehung der Jugend im Reich Adolf Hitlers.

3. Aufl. - Berlin: Junker und Dünnhaupt Verlag, 1943. - 376 S.

8. Kock L. «Man war bestätigt und man konnte was!» Der Bund Deutscher Mädel im Spiegel der Erinnerungen ehemaliger Mädelführerinnen. - Münster, New York: Hoffannn und Campe, 1994. - 280 S.

9. Mädel im Dienst. BDM-Sport. 2. Aufl. -Potsdam: Ludwig Voggenreiter Verlag, 1940. - 288 S.

10. Mädel im Dienst. Ein Handbuch. 1934. -Potsdam: Ludwig Voggenreiter Verlag, 1934. - 304 S.

11. Schirach B. Die Hitler-Jugend. Idee und Gestalt. - Berlin: Junge Generation Verlag, 1934. - 240 S.

12. Spiele und Staffeln für Sommertage // Das Deutsche Mädel. - 1940. - Mai. - S. 20.

Н.И.Захарова

КУЛЬТУРНО-ПРОСВЕТИТЕЛЬНАЯ РАБОТА В ДЕРЕВНЕ В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ (1918-1920 гг.): ПРОБЛЕМЫ И УРОКИ (НА МАТЕРИАЛАХ ВЕРХНЕГО ПОВОЛЖЬЯ)

Культурно-просветительная работа в деревне с первых же лет советской власти явилась важной составной частью политики большевиков. В исторической литературе более широкое освещение получила эта работа, проводимая в мирных условиях, в частности, во времена новой экономической политики. Разработка таких проблем как становление системы культпросветорганов и учреждений в условиях Гражданской войны, сопровождавшееся ломкой всего уклада деревенской жизни и противоречивостью позиции крестьянства в отношении новой власти, приобретают огромную значимость. Обращение к опыту на основе новых документов и подходов в исторической науке позволяет увидеть эволюцию культурно-просветительной работы, ее влияние на характер и исход Гражданской войны. Заслуживает внимание опыт культпросветработы в Верхнем Поволжье, характеризовавшийся как общими чертами, так интересными начинаниями и особенностями.

Придавая большое значение культпросветра-боте, компартия и советская власть создали для ее проведения систему органов и учреждений. Агитационные секции создавались при губернских комитетах. Ввиду острой кадровой проблемы, обострившейся проводимыми в уездах и волостях партмобилизациями, губкомы партии рекомендовали привлекать к работе среди крестьян

местную интеллигенцию, особенно учительство. На деле же, как информировал Костромской губ-ком ЦК в мае 1920 г., учителя принимали очень небольшое участие в культурно-просветительной работе деревни, ограниченное постановкой спектаклей, ведением кружков1. Основную нагрузку на себя взяли приезжие агитаторы из города, воспринимаемые крестьянством отчужденно, а порой и откровенно неприязненно.

Сеть культпросветучреждений в деревне и арсенал средств ведения работы отличались разнообразием. Преобладали митинговые формы. В различных документах, печати, на митингах, собраниях звучали призывы: «Лишь победа на фронте, усиленный труд и просвещение в тылу могут победить разруху; и так за молот и плуг, винтовку и букварь, граждане»2.

Однако просветительство не решало проблем, связанных с необходимостью привлечения крестьянства на сторону большевиков. Напротив, отчужденность проводимой культпросветработы от интересов деревни в совокупности с недостатками проводимой государственной политики, в частности в экономической области, все более обостряла ситуацию. Только за 1918 г. на территории Верхнего Поволжья произошло около 48 выступлений крестьян. На лето и осень 1919 г. пришелся наивысший подъем антисоветских крестьянских выступлений, принявших массовый и организо-

© Н.И. Захарова, 2006

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова ♦ № 6, 2006

107

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.