Научная статья на тему 'Этноэкономические риски развития Юга России'

Этноэкономические риски развития Юга России Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
197
55
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Иншаков О.В., Ломовцева О.А., Буянова М.Э.

В процессе интеграции региональных частей формирующегося хозяйственного комплекса макрорегиона Юга России необходимо преодолеть существенные разрывы ресурсного, инвестиционного, социального и этнокультурного характера. Чем больше эти разрывы, тем меньше возможность реализации программно-целевого развития единого хозяйственного пространства макрорегиона, выше угрозы и риски возникновения конфликтов как между отдельными регионами, так и внутри них. В становлении макрорегиона, учитывая его этническое многообразие, следует выделять этноэкономические закономерности, экзогенные и эндогенные факторы развития, формирующие специфические вызовы и угрозы, шансы и риски. Это позволяет активизировать социально-регулятивные функции, которые могут сыграть роль стабилизаторов в условиях высокой стартовой неопределенности социально-экономических условий интеграции. Уровень экономических и социально-политических рисков в регионах ЮФО растет в связи с непониманием природы этноэкономики как системы свойств, определяющих особую культуру и формы ведения хозяйства. Под этноэкономикой понимается проявление многообразия эволюционных путей хозяйственного развития различных ветвей человечества в соответствии с внешними условиями, доступными ресурсами и сформированными факторами производства.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по экономике и бизнесу , автор научной работы — Иншаков О.В., Ломовцева О.А., Буянова М.Э.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Этноэкономические риски развития Юга России»

10 (49) - 2007

Стратегия развития региона

ЭТНОЗКОНОМИЧЕСКИЕ РИСКИ РАЗВИТИЯ ЮГА РОССИИ

О.В. ИНШАКОВ,

доктор экономических наук, профессор, ректор Волгоградского государственного университета

О.А. ЛОМОВЦЕВА,

доктор экономических наук, профессор

М.Э. БУЯНОВА,

кандидат экономических наук, доцент Волгоградский государственный университет

В процессе интеграции ранее обособленных экономик регионов в границах макрорегиона (МР) происходит становление хозяйственного комплекса нового масштаба и качества, что изменяет структуру и процессы расширенного воспроизводства, порождает общие риски и угрозы. Это актуализирует задачу выработки эффективного механизма управления рисками на новом уровне обобществления производства.

Развитие МР, рассматриваемое в аспекте системного взаимодействия социальных и экономических целей, предполагает формирование такой траектории, которая ориентирована на позитивную динамику параметров уровня и качества жизни населения, обеспеченную пропорциональным расширенным воспроизводством общего хозяйственного потенциала.

В процессе интеграции региональных частей формирующегося хозяйственного комплекса МР необходимо преодолеть существенные разрывы ресурсного, инвестиционного, социального и этнокультурного характера. Чем больше эти разрывы, тем меньше возможность реализации программно-целевого развития единого хозяйственного пространства МР, выше угрозы и риски возникновения конфликтов как между отдельными регионами, так и внутри них.

В становлении Южного макрорегиона, учитывая его этническое многообразие, следует выделять этноэкономические закономерности, экзогенные

и эндогенные факторы развития, формирующие специфические вызовы и угрозы, шансы и риски. Это позволяет активизировать социально-регулятивные функции, которые могут сыграть роль стабилизаторов в условиях высокой стартовой неопределенности социально-экономических условий интеграции. Уровень экономических и социально-политических рисков в регионах ЮФО растет в связи с непониманием природы этно-экономики как системы свойств, определяющих особую культуру и формы ведения хозяйства.

Этноэкономика — проявление многообразия эволюционных путей хозяйственного развития различных ветвей человечества в соответствии с внешними условиями, доступными ресурсами и сформированными факторами производства. Она неповторима и необратима. Эта эволюционная форма ведения хозяйства обусловлена пространством и временем проживания, накопленной этносом культурой, что проявляется в специфической композиции трансформационных и трансакци-онных факторов производства, определяющих его социально-экономический генотип.

Этноэкономика характеризуется установлением функциональных и структурных связей этноса в хозяйственной деятельности его акторов посредством техники, материалов, институтов, организации и информации. Она способна модифицироваться и трансформироваться при изменении внешних условий, доступных ресурсов и развития

внутренних факторов производства. Накапливая адаптивный и креативный потенциалы развития, этноэкономика укрепляет свою конкурентоспособность, устойчивость и безопасность, защищает этнос от неблагоприятных воздействий среды.

Позитивный компонент потенциала этноэко-номики на Юге России повышает конкурентоспособность этносов и региональных сообществ относительно контрагентов внешней среды за счет оригинальности полезных свойств и эффективности производства конкретных товаров и услуг. Он поддерживает устойчивость развития посредством сохранения и роста многообразия форм хозяйствования, соответствующих пространственным и временным параметрам жизни этноса. Безусловно, он обеспечивает индивидуальную и коллективную биологическую и экологическую, институциональную и организационную, технологическую и информационную безопасность членов этноса, что способствует как консолидации населения в рамках региональных сообществ, так и преодолению их замкнутости в связях с другими этносами и сообществами (рыночный обмен, инвестиции, миграция, диффузия опыта, туризм и т. п.).

Вместе с тем этноэкономика представляет относительно замкнутую систему отношений и событий, которая отличается динамичностью в развитии и испытывает влияние внешних этносов. Экономическое пространство этносов Юга, являясь частью общего российского пространства, вместе с тем обладает определенной спецификой, оно сегментировано по степени политического влияния федеральной и местной власти, характеру отношений между различными группами, общественно-политических процессов, групповых интересов и настроений и т. п. Тесное соседство и поддержание обособленности границ этносов, с одной стороны, постоянно воспроизводят проблемы их интеграции, а с другой, — дифференциации. Это создает тенденции слияния, поглощения, взаимопроникновения, доминирования в сложившихся культурах хозяйства.

В интеграционном пространстве комбинируются элементы различных укладов, способов и сфер хозяйствования, порождающие эффекты кооперации. Одновременно сохраняются и возникают новые противоречия, формирующие негативный потенциал развития хозяйства МР в новых масштабах. К неизжитым негативам этноэкономики Юга России относятся традиционализм, клановый протекционизм, кумовство и местничество как способ сдерживания прогресса и роста эксплуа-

тации. Высока коррупция властей, наблюдается спекулятивный лоббизм «проблемных регионов» на почве стагнации этносов и регионов. Не преодолены масштабное иждивенчество, низкая занятость, апатия в агрессивных и кризисных условиях. Высокое давление внешней среды провоцирует компрадорство и сепаратизм этнических элит, дезориентацию молодежи и культ непроизводственной сферы деятельности.

Сужают экономические перспективы нецелевое использование и распыление субсидий и субвенций, дотаций и ресурсов. Значителен уровень теневых сделок и инвестиций при дефиците легальных и эффективных1. Низок уровень гарантий и льгот для внешних инвестиций. Недостаточны товарность и размерность реального сектора экономики. Фиксируются вывоз и утечка человеческого и денежного капитала. Негативный потенциал традиционной этноэкономики на Юге России создает механизмы торможения, повышая уровень рисков хозяйствования.

Таким образом, этноэкономический риск представляет собой вероятность наступления негативных процессов или получения отрицательных результатов в хозяйственной деятельности вследствие влияния этнических компонентов жизни народа: роста его замкнутости или самоизоляции; возникновения инволюционных петель в его развитии; противостояния другим приграничным или более масштабным этносам; консервации способа хозяйствования и образа жизни при нарастании внешних угроз; консолидации с другими (внутренними или внешними для страны) близкими по культуре и религии этносами; распространения или распыления этноса на большие пространства; быстрого роста численности представителей одного этноса; недостаточности размеров и ресурсов хозяйственного пространства; влияния внешних сил и образцов поведения родственных этносов.

В процессе функционирования хозяйства Южного МР складываются связи и отношения, противоречия и механизмы их разрешения, которые могут создавать угрозы и опасности, повышать риски и наносить вред социально-экономическому развитию. В этноэкономике представляется возможным выделить следующие риски: • снижения эффективности управления экономикой;

1 См.: Иншаков О. В. Теневая экономика на Юге России: определение и преодоление/Современное состояние и сценарии развития Юга России. — Ростов-на-Дону: Изд-во ЮНЦ РАН,

2006. С. 9 - 19.

• отсутствия инновационной готовности к восприятию социально-экономической модернизации;

• вынужденной миграции человеческого капитала в регионах ЮФО, оттока молодежи и притока неквалифицированной рабочей силы;

• ухудшения потенциала инвестиционного комплекса;

• роста относительного перенаселения и предельного уровня безработицы;

• массового обнищания и перехода к «суженному воспроизводству» человеческого капитала;

• масштабного оттока денежного капитала, его вывоза, бегства и утечки, а также ввоза, нелегального и теневого притока зарубежного капитала, его просачивания и интервенции;

• консервации традиционной экономики и автаркии хозяйства;

• долговременного закрепления технологической отсталости;

• деградации структуры и форм хозяйства, снижения норм концентрации и специализации производства, торможения процессов комбинирования и диверсификации, комплексиро-вания и кластеризации производства. Каждый регион ЮФО обладает своей логикой

и рисками развития, обусловленными уникальным сочетанием факторов внутренней и внешней среды. Во многом указанные риски усиливаются влиянием долгосрочных и ситуативных социально-политических факторов развития ЮФО. К первой группе факторов следует отнести: многообразие этносов и многочисленность языковых групп народов Северного Кавказа, различия национальных интересов и позиций в разных сферах общественной жизни, влияние традиционных родовых структур, историческую память этносов как атрибут национального самосознания и основу консолидации национальных интересов, дифференциацию статусов национальных групп, дискриминацию в занятости и уровне образования, территориальные споры и претензии. Ко второй группе факторов относим: ухудшение экономического положения, разрушение традиционных хозяйственных связей, обострение криминальной обстановки, рост влияния мафиозных структур и незаконного распространения оружия, деятельность основных политических сил в регионе2.

2См.: Лубский А.В. Факторы конфликтогенности на Юге России: методологические конструкты исследования / А. В. Лубский // Теория и методология изучения конфликтов: Материалы Центра системных региональных исследований ИППК РГУ и РАН. — Электронная библиотека центра на СВ, 2005.

Для выбора индикаторов риска, отражающих социально-экономические показатели развития регионов ЮФО, а также угроз экономической безопасности, можно выделить три обобщающих параметра: социальный, производственный и непроизводственный. Они фиксируются оценочными индикаторами, построенными на показателях органов статистики. В первую очередь — это валовой региональный продукт, объем инвестиций в основной капитал, объем внешнеторгового оборота, финансовая обеспеченность региона, суммарный оборот розничной торговли, общественного питания и платных услуг, основные фонды отраслей экономики, — исчисленные на душу населения. А также такие параметры, как доля среднесписочной численности работников, занятых в малых предприятиях; уровень зарегистрированной безработицы; соотношение среднедушевых доходов и величины прожиточного минимума; доля населения с доходом ниже прожиточного минимума; коэффициент плотности автомобильных дорог; уровень развития отраслей социальной инфраструктуры3.

На основе всестороннего анализа и интеграции различных подходов к проблеме построения интегральных показателей, характеризующих социально-экономическое развитие, нами рассчитан интегральный индикатор социально-экономического развития (1цЕ1) по регионам ЮФО за период 2000 — 2005 гг. (динамика I представлена на рис. 1), и определено место в рейтинге регионов ЮФО по уровню 2005 г. 4

В результате регионы ЮФО по значению интегрального индикатора социально-экономического развития по уровню 2005 г. были разделены на 6 групп:

1-я группа — конкурентоспособные регионы с уровнем развития выше среднего (I > 0) и высоким потенциалом интенсивного роста: Ростовская область; Краснодарский край; Волгоградская область;

2-я группа — конкурентоспособные регионы со средним уровнем развития (0 > I > — 10) и

3 Указанные показатели рассчитывались с использованием: Российский статистический ежегодник, 2006: Статистический сборник / Росстат. — М.: 2006. — 806 с.; Южный Федеральный округ 2006. Социально-экономические итоги: Информационно-аналитические материалы /Ростовстат. — Ростов-на-Дону, 2007. - 403 с.

4 Порядок ранжирования регионов ЮФО по интегральному показателю социально-экономического развития — приведены по источнику: Буянова М. Э. Оценка рисков на основе мониторинга развития регионов ЮФО / М. Э. Буянова // Экономика развития региона: проблемы, поиски, перспективы: ежегодник. — Вып. 6 / Под ред. О. В. Иншакова. — Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2005. С. 356.

л £

достаточным потенциалом стабильного роста: Астраханская область;

3-я группа — регионы с необходимым потенциалом роста и уровнем развития ниже среднего (—10 > > — 20): Ставропольский край; Республика Северная Осетия-Алания;

4-я группа — отстающие регионы с низким уровнем развития (—20 > 1еЫ> — 30): Карачаево-Черкесская Республика;

5-я группа — отставшие регионы с рисковым уровнем развития (—30 > > — 40) в пределах простого воспроизводства: Республики Дагестан и Калмыкия;

6-я группа — регионы стагнации в зоне «суженного воспроизводства» с уровнем развития (1ее<1< — 40), без простого воспроизводства: Кабардино-Балкарская Республика; Республики Адыгея и Ингушетия.

Современное состояние хозяйства Юга РФ характеризуется резкими перепадами социально-экономического развития и уровня жизни. Такие различия обладают значительной инерцией, что отражается на скорости осуществляемых изменений, а также на возможности синхронизации проведения модернизации в различных регионах. В экономическом пространстве ЮФО функционируют регионы бедствия, которые финансово несостоятельны и создают угрозы безопасности соседям. Основным компонентом, определяющим итоговое место региона в комплексной оценке социально-экономического потенциала развития, является уровень риска. Региональный риск — интегральный критерий, сводимыми показателями которого являются структурные элементы социально-экономического потенциала.

С учетом приведенных показателей, их динамики и сравнения со средним российским уровнем величина риска в регионе может быть рассчитана по следующей формуле5:

1 г Оч щ £ ьг О о. га га ьг ^ к 1 3 г § У к £ 8

а: а | ш >5 о & о :г о

й С 1 С ^ 0) $ ё С ш га г

£ 4 5 £

Годы

□ 2000 ■ 2001 □ 2002

□ 2003 ■ 2004

□ 2005

Регионы ЮФО

Рис. 1. Динамика интегрального индикатора социально-экономического развития (ИСЭР) регионов ЮФО

Ъ =1 -

5 Результаты ранжирование регионов ЮФО по уровню рисков развития приведены по источнику: Буянова М. Э. Система показателей многофакторной оценки интегрального риска развития регионов / М. Э. Буянова // Экономический анализ: теория и практика. 2006. № 8. С. 24 — 35.

где: Л. — региональный риск у-го региона; 1пЩ — числовое значение г'-го показателя по .-му региону; — числовое значение г'-го показателя в среднем по России; п — количество структурных элементов.

В этой формуле риск рассчитывается с учетом стандартизированного (нормализованного) значения показателя г по региону . и их количества. При этом 0 < (Л) < 1 и характеризует вероятность снижения социально-экономического потенциала в регионе. Л. показывает, насколько более рискованным является социально-экономическое развитие региона у по сравнению с ситуацией в РФ. Чем ближе значение Л. к 1, тем выше уровень риска в данном регионе.

С учетом приведенных показателей, их динамики и сравнения со средним уровнем в РФ рассчитана величина риска в регионах ЮФО по уровню 2005 г. (рис. 2). Результаты показывают, что в основном регионам с более высоким уровнем социально-экономического потенциала присущ более низкий уровень риска.

Оценка величины и динамики уровня региональных рисков развития позволила выявить ряд

п

0,4 0,35 0,3 0,25 0,2 0,15 0,1 0,05 О

0,083

тенденций в периоде 2000 — 2005 гг. Тенденция снижения уровня интегрального риска наблюдается в Республике Калмыкия, Астраханской области, Республике Северная Осетия — Алания. Стабилизация уровня интегрального риска видна в Волгоградской области и Ставропольском крае. Тенденция дестабилизации уровня интегрального риска проявилась в Ростовской области и Краснодарском крае. Неустойчивое повышение уровня интегрального риска сформировалось в Кабардино-Балкарской Республике, Карачаево-Черкесской Республике. Общая тенденция устойчивого повышения уровня интегрального риска наблюдается в Республиках Адыгея, Дагестан и Ингушетия. Группировка регионов ЮФО по зонам риска представлена в табл. 1.

Для разработки стратегии модернизации Юга РФ и определения эффективных направлений регулирования социально-экономического развития регионов необходимо провести зонирование МР по уровню интегрального риска и детальный анализ формирующих его причин, исходя из системы характерных этноэкономических рисков ЮФО.

Каждый вид рисков, в свою очередь, нуждается в оценке и осмыслении с помощью дополнительных прямых и косвенных индикаторов. Так, риск превращения этничности в инструмент борьбы за власть означает региональные претензии на перераспределение государственных ресурсов и, по сути, корпоративные претензии на монопольное управление этнической территорией с ее ресурсами. Косвенным подтверждением подобных процессов можно считать рост численности работников государственной власти и местного самоуправления в сопоставлении с динамикой индекса физического объема ВРП по регионам ЮФО (табл. 2).

0,371

0,313

0,128

0,007 0,005

0,089

0,006

0,306

0,233

0,172

0,198

|| 3

Рис. 2. Среднегодовой уровень риска за 2005 г. по регионам ЮФО

Приведенные данные отражают низкую результативность деятельности органов государственной власти в субъектах Федерации и местного самоуправления как в ЮФО в целом, так и в его регионах.

Значение соотношения темпов роста индекса физического объема ВРП и численности аппарата управления подтверждает наличие повышенного риска неэффективного управления. Причем в пяти республиках (Ингушетия, Кабардино-Балкария, Калмыкия, Карачаево-Черкессия, Северная Осетия-Алания) и двух областях (Краснодарский край и Астраханская область) показатели соотношения темпов роста аппарата управления и индекса физического объема ВРП ниже среднего значения по ЮФО.

О рисках инновационной готовности к социально-экономической модернизации можно судить по показателям, характеризующим инновационные процессы в регионах (табл. 3). Эта группа событий определяется, как мотивацией населения на достижение целей развития (характеристики себя как человека, способного воплотить в жизнь задуманное, обладающего умением заработать, уверенностью в

Таблица 1

Группировка регионов ЮФО по зонам регионального риска по уровню 2004 и 2005 гг.

Зона минимального риска Зона пониженного риска Зона повышенного риска Зона критического риска Зона недопустимого риска

Уровень регионального риска 0,0 — 0,010 0,011 — 0,100 0,101 — 0,300 0,301 — 0,500 0,501 — 1,00

Регионы ЮФО Ростовская область; Краснодарский край; Волгоградская область. Ставропольский край; Астраханская область. Республика Северная Осетия — Алания; Карачаево-Черкесская Республика; Республика Дагестан; Республика Калмыкия Кабардино-Балкарская Республика; Республика Адыгея; Республика Ингушетия

Таблица 2

Характеристика результативности аппарата управления, 2005 г.

Темп роста численности Индекс физического Соотношение

Регионы управленческого персонала, в % к 2003 г. объема ВРП (3:2) Рейтинг

РФ 110,9 107.4 0,97

ЮФО 111,6 110,3 0,99

Республика Адыгея 110,7 111,7 1,01 3

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Республика Дагестан 109,4 115,9 1,06 1

Республика Ингушетия 122,5 105,9 0,86 12

Кабардино-Балкарская Республика 115,1 106,2 0,93 10

Республика Калмыкия 107,2 104,3 0,97 8

Карачаево-Черкесская Республика 109,9 107,5 0,98 7

Республика Северная Осетия-Алания 109,6 105,6 0,96 9

Краснодарский край 111,5 109,2 0,98 6

Ставропольский край 113,9 113,0 0,99 5

Астраханская область 112,7 102,7 0,91 11

Волгоградская область 108,2 109,3 1,01 2

Ростовская область 113,5 113,3 0,99 4

Таблица 3

Характеристика инновационной готовности регионов ЮФО, 2005 г.

Регионы Доля инновационных организаций, % Персонал, занятый НИОКР, % Собственные затраты организаций на НИОКР, %

ЮФО, в % от РФ 8,69 4,25 3,39

Республика Адыгея 0,96 (11) 0,47 (11) 0,22 (11)

Республика Дагестан 7,09 (4) 5,29 (5) 2,53 (6)

Республика Ингушетия 0,32 (12) 0,07 (12) 0,06 (12)

Кабардино-Балкарская Республика 3,87 (7) 1,98 (7) 2,17 (7)

Республика Калмыкия 2,58(9) 0,64 (11) 0,31 (10)

Карачаево-Черкесская Республика 1,61 (10) 1,65 (8) 1,5 (8)

Республика Северная Осетия-Алания 3,87 (8) 1,59 (9) 0,88 (9)

Краснодарский край 20,0 (2) 20,27 (2) 22,25 (2)

Ставропольский край 4,51 (6) 5,02 (4) 4,28 (5)

Астраханская область 6,77 (5) 4,69 (6) 5,22 (4)

Волгоградская область 14,52 (3) 12,04 (3) 9,33 (3)

Ростовская область 32,25 (1) 45,51 (1) 51,05 (1)

завтрашнем дне), так и объективной материально-технической базой инноваций, создаваемой при участии государства (число активных инновационных организаций, затраты на НИОКР).

Если по численности населения ЮФО занимает третье место в РФ, то по количеству занятых в НИОКР находится на шестом месте. Недостаточна объективная материально-техническая база инноваций, создаваемая при участии государства через бюджеты развития субъектов Федерации. Уровень инвестиций в инновационное производство на 60 % ниже среднего по ЮФО в целом наблюдается в шести республиках.

Риски вынужденной миграции, мотивацией которой является не повышение образования, не карьера или более здоровый климат, а реальная угроза безопасности (физической, этнической, соци-

альной) и отсутствие перспективы нормализации жизни, подтверждаются данными о численности вынужденных переселенцев по ЮФО (табл. 4).

По интенсивности миграционных потоков в течение 1990-х гг. прошлого столетия в ЮФО особо выделяются Краснодарский, Ставропольский края, Ингушетия, Северная Осетия. А суммарный миграционный прирост в 2005 г. в двух краях округа составил 103 54 чел. 6

Стихийные миграции в настоящее время привели к изменению баланса этнических групп во всех субъектах РФ, расположенных на территории Юга России, что обусловило формирование реальной угрозы безопасности и отсутствие перспективы нормализации жизни в среде обитания своего

6 Регионы России. Социально-экономические показатели. 2006: Р32 Стат. Сб. / Росстат. - М., 2007. С. 96.

Таблица 4

Темпы роста численности вынужденных переселенцев, 1999 — 2005 гг.

Регионы 1999 г., чел 2000 г. к 1999 г., в % 2001 г. к 1999 г., в % 2002 г. к 1999 г., в % 2003 г. к 1999 г., в % 2004 г. к 1999 г., в % 2005 г. к 1999 г., в %

РФ 79 126 74,8 70,9 48,9 23 90,8 62,03

ЮФО 17 357 83,6 55,9 60,4 61,7 115,5 107,0

ЮФО / РФ 21,9 24,5 19,3 23,9 63,9 81,3 32,49

Таблица 5

Доля беднейшего населения (в % от общей численности населения)

Регионы 2000 г. 2001 г. 2002 г. 2003 г. 2004 г. 2005 г. 7 Индекс 8

РФ 29 27,5 24,6 20,3 17,8

Республика Адыгея 37,2 41,3 34,6 34,9 35,2 34,0 0,91

Республика Дагестан 72,6 69 59,7 54,7 33,9 22,1 0,30

Республика Ингушетия 94,3 88 87,4 81,8 73 61,3 0,65

Кабардино-Балкарская Республика 57,5 52,3 36,6 31,9 25,6 24,7 0,43

Республика Калмыкия 66,4 52,6 56,6 53,8 55,1 61,9 0.93

Карачаево-Черкесская Республика 62,5 54,4 40,9 38,1 28,4 26,6 0,43

Республика Северная Осетия-Алания 33,2 40,8 36 28,1 18,2 13,8 0,42

Краснодарский край 43,7 36,8 32 29,2 29,6 26,8 0,61

Ставропольский край 45,2 43,1 39,4 33,6 28,7 24,5 0,54

Астраханская область 33,4 31,1 26,2 22,7 20,1 19,2 0,57

Волгоградская область 34,9 29,3 26,8 21,4 18,4 17,9 0,51

Ростовская область 33,1 30,8 27,9 23,2 19,5 18,5 0,56

этноса. Данная угроза подтверждается формированием устойчиво нарастающего потока мигрантов в ЮФО; переселением семей работников сезонной и вахтовой миграции для оседлой жизни на территориях других этносов; формированием новых диаспор и этнических групп аллохтонов, потеснившие автохтонные этносы; разделением и закреплением сфер и отраслей хозяйственной деятельности за пришедшими этническими группами.

Риски роста бедности и безработицы проявляются в общем снижении (ухудшении) показателей уровня жизни в регионах. Это выражается в вынужденном сужении потребностей и снижении общего уровня жизни населения вследствие роста нагрузки на природную среду и инфраструктуру региона, влечет ухудшение качества жизни, ее деградацию, маргинализацию и криминализацию, потерю перспектив ее нормализации. Во всех регионах ЮФО доля беднейшего населения превышает средний показатель по РФ, причем в четырех республиках — более чем в два раза (табл. 5).

Причинами возникновения рисков ухудшения потенциала инвестиционного комплекса являются: повышенный износ основных фондов промышлен-

7 За 2005 г. величина прожиточного минимума Правительством РФ не устанавливалась.

8 Индекс сокращения доли беднейшего населения.

ности (по ряду регионов ЮФО показатель близок к пороговому значению — 50 %); сдерживание ввода в действие основных фондов; недостаточность собственных оборотных фондов; изъятие оборотных фондов из сферы производства; централизация распределения и выведение доходов из производств ВИК; условия кредитования; неблагоприятная налоговая политика; отсутствие достаточных гарантий со стороны государства; социально-политическая нестабильность.

Риски неконтролируемого масштабного движения капитала проявляются в недостаточности легального притока капитала (ввоза в государственной и частной формах) при росте нелегального теневого притока зарубежного капитала (интервенции, просачивание). Стимулирует рост риска отток доходов от применяемого в регионах местного капитала (вывоз, теневая утечка, бегство капитала в другие регионы и за рубеж).

Обобщенным результатом анализа рисков этноэкономики является матрица SWOT, которая позволяет: сформулировать выявленные возможности и угрозы этноэкономики со стороны внешней среды для регионов ЮФО; соотнести сильные и слабые стороны этноэкономик самих регионов, исходя из состояния их внутренней среды; определить на пересечении областей внешних возможностей и внутренних сильных сторон наиболее

Таблица 6

Матрица SWOT для макрорегиона ЮФО

Возможности (внешняя среда): Угрозы (внешняя среда):

• зона стратегических интересов России; развитие МТК Север-Юг, Восток-Запад; • необходимость сопутствующей МТК инфраструктуры на Юге России; • рост сопряженных с транспортной инфраструктурой отраслей реального сектора экономики; • потребности в продуктах этноэкономики в глобальном аспекте; • необходимость сетей малого бизнеса в связи с расширением крупных ТНК; • развитие приграничного сотрудничества и возможность привлечения частных инвестиций; • наличие средств стабилизационного фонда для целевых стратегических государственных инвестиций; • гибкость в проведении административно-политической реформы • воспроизводство проблем, связанных с последствиями советской экономики и национальной и социальной политики; • повышенные стратегические интересы иностранных государств; • влияние фундаментализма и экстремизма; • воздействие законов глобализации; • давление внешних ТНК; • эскалация и поддержка терроризма; • отторжение территорий, сдерживание их развития; • блокада транспортных коридоров РФ и направление товарных потоков в обход ЮФО; • теневое движение капитала и ресурсов; • создание препятствий для вступления в ВТО по региональным причинам

Сильные стороны (внутренняя среда): Слабые стороны (внутренняя среда):

• этническое и конфессиональное разнообразие населения; • наличие «точек роста» и потенциальных глобальных кластеров в регионе; • снижение социальной напряженности за счет повышения общего уровня развития макрорегиона; • значительные энергетические, топливные и минеральные ресурсы; • наличие потенциально богатых регионов; • приток дешевых человеческих ресурсов для реализации масштабных проектов; • уникальные курортно-рекреационные и природные ресурсы; • потенциал этноэкономики для создания конкурентоспособных продуктов • разность потенциалов и враждебность этносов и конфессий; • архаичность структуры экономики и затяжной экономический кризис; • теневая экономика, коррупция; • фундаментализм и политизация этничности; • высокий уровень безработицы и низкий уровень жизни; • высокая миграционная активность населения; • гендерные проблемы; • низкий профессионально-квалификационный уровень населения; • отток русскоязычного населения; • медленное формирование новых транспортных коридоров Юга

приемлемый сценарий развития этноэкономики Юга России (табл. 6).

Исходя из научного понимания этноэкономи-ки, ее преимуществ и недостатков, инерционных механизмов и потенциала развития становится более реалистичным разработать стратегию и целевую программу модернизации Юга России.

Стратегический подход к развитию регионов ЮФО предполагает создание специального механизма реализации предполагаемой стратегической трансформации с адекватными функциями целевой ориентации, организации, проведения и регулирования данного процесса. Этот механизм целесообразно рассматривать как процесс целенаправленной стратегической трансформации хозяйства макрорегиона, предполагающий последовательное желаемое изменение параметров всех индикаторов, описывающих его исходное, целесообразное, достигнутое и нормативное (или оптимальное) состояния. Сравнение значений индикаторов информирует о достижении стратегических и

тактических целей или отклонение от намеченного курса9. Рассматриваемый механизм представляется системой логически взаимосвязанных блоков, в которую входят: целевой блок (генератор); блок методов и средств, включая инструменты и формы достижения целей (трансформатор); блок контроллинга (монитор); коррекционный блок (регулятор). Структура этого механизма определяет формат разработки сценария стратегических модернизаций в этноэкономике МР (табл. 7).

В рамках рассмотренного формата предлагается сценарий приоритетного национального проекта для Юга России (табл. 8). Предлагаемый проект должен стать в один ряд с четырьмя приоритетными национальными проектами, подготовленными по поручению Президента России. Цель проекта — ускорение темпов экономического роста на Юге,

9 Иншаков О. В. О стратегии Южного макрорегиона России: (Методологические и методические проблемы формирования) / О. В. Иншаков. — Волгоград; Изд-во ВолГУ, 2003. С. 81.

Таблица 7

Формат для разработки сценария развития этноэкономики региона

Критерий Оценка

Предпосылки Необходимые предпосылки (долгосрочные тенденции изменения политических, экономических, социальных, технико-технологических факторов)

Альтернативы В расчете на худшие условия среды

В расчете на стандартные условия среды

Альтернатива-максимум

Причины Флуктуации, возникающие в параметрах внешней или внутренней среды региона

Условия Предпосылки и условия, расцененные как: возможности и угрозы внешней по отношению к региону среды; сильные и слабые стороны самого региона

Цели Главные институциональные субъекты постановки цели и раскрывающих ее задач Ожидаемые результаты (состояния, изменения, внешние и внутренние эффекты)

Источники Внешние и внутренние, собственные и заемные

Ресурсы Технико-технологические, природно-ресурсные, организационные, информационные, институциональные, человеческие

Движущая сила Система мотивации субъектов реализации сценария

Методы Прямые и косвенные

Инструменты Экономические, административные, правовые, социально-психологические

Императивы Ограничения по ресурсам

Приоритеты Степень учета интересов в системе «страна-регион», «регион-другие регионы», «внутрирегиональные»

Срок Этапы (горизонты) и общие сроки осуществления сценариев

Последствия Эффекты акселерации и мультипликации полученных результатов

Система мониторинга Показатели текущего состояния реперных (значимых) точек внешней и внутренней сред региона

Контроль Стратегический контроллинг, констатирующий возможность дальнейшего следования выбранному сценарию

Коррекция Обратная связь для внесения корректив в соответствующий элемент программы реализации сценария

Таблица 8

Приоритетный национальный проект «Юг России» (совместно с академиком Г. Г. Матишовым)

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Критерий Оценка

Предпосылки Действие тенденций глобализации и регионализации

Альтернативы В расчете на худшие условия среды — политика отдельных отраслевых, региональных программ

В расчете на стандартные условия среды — национальный проект

Альтернатива-максимум — национальная стратегия

Причины Угрозы экономической и социальной безопасности России

Условия Возможности внешней для ЮФО среды: зона стратегических интересов России; создание МТК Север-Юг, Восток-Запад и сопряженной инфраструктуры; развитие приграничного сотрудничества и возможность привлечения частных инвестиций. Сильные стороны ЮФО: пересечение транспортных коридоров Юга; уникальные курортно-рекреационные ресурсы; потенциал этно-экономики для создания конкурентоспособных продуктов

Цели Возрождение макрорегиона на основе модернизации экономики и социальной базы с учетом этнического компонента

Источники Внутренние — собственный потенциал регионов ЮФО; внешние — стабилизационный фонд, частные и иностранные инвестиции

Приоритетные ресурсы Бюджеты развития, человеческий и природный капитал, доходы от объектов федеральной собственности; административная реформа и сокращение расходов на управление; направленная миграция, ведущая к росту человеческих ресурсов; экономическая активность, повышающая доходы и сбережения, перевод их в региональный капитал

Движущие силы Расширение социальной базы процессов модернизации за счет привлечения мигрантов, поддержки предпринимателей, роста занятости

Методы Профилированная и точечная экономическая интервенционистская политика государства, перевод на бюджетный контроль, поддержка межрегиональных проектов и инновационного малого бизнеса на Северном Кавказе

Окончание табл. 8

Критерий Оценка

Инструменты Ограничение административных; применение социально-психологических, формирующих позитивное общественное мнение (СМИ); правовые, укрепляющие полномочия Представительства Президента РФ по управлению макрорегионом; экономические, повышающие эффективную занятость и рост доходов (бизнес-инкубаторы, СЭЗ, налоговые льготы, государственные гарантии инвестиций, концессии, ипотечное кредиты и др.)

Императивы Неразвитая инфраструктура, недостаток средств федерального бюджета для всех нужных проектов, отсутствие частных и иностранных инвестиций

Приоритеты Развитие транспортных коридоров, дорожных сетей, аэропортов, морских и речных портов, инфраструктуры энергообеспечения, рекреационных комплексов, приграничное сотрудничество

Срок 7 — 10 лет

Последствия Обновление технико-технологической базы производства в сочетании с сохранением своеобразия его природной среды и этнокультуры при расширении ресурсной базы и модернизации производства и быта

Система мониторинга Рост ВРП на душу населения, выравнивание условий, уровня и качества жизни в регионах ЮФО при сохранении этнокультурных ценностей и расширении обмена ими.

Контроль Контроль использования стратегических ресурсов (человеческих, информационных, топливных, минеральных, энергетических и др.), форм инициативы и самоорганизации, параметров исполнения ФЦКП в рамках выбранной стратегии развития ЮФО

Коррекция Регулярные и превентивные меры по сокращению разрыва между промежуточными целями и результатами для из анализа и коррекции. Референдумы и форумы, совещания и конференции, экспертные и рабочие группы, государственные и частные СМИ, постоянные органы управления ФЦКП и стратегией развития ЮФО

подъем экономики макрорегиона, сближение уровня социально-экономического развития субъектов РФ в ЮФО, обеспечение занятости населения, улучшение качества жизни, развитие малозаселенных и малоэффективных районов Юга России. Для этого нужны:

1) диверсификация экономики, вовлечение в индустриальное и постиндустриальное развитие всех регионов Юга;

2) устранение дисбаланса между размерами территории, численностью населения, уровнем экономического развития и формами государственности, доходами и расходами в отдельных субъектах Федерации;

3) уменьшение социальной и межэтнической напряженности, ослабление клановых связей,

обеспечение большей мобильности населения, увеличение возможностей регулирования миграционных потоков;

4) сохранение целостности страны, обеспечение стабильности и процветания ЮФО и всей России.

Концепция указанного проекта базируется на признании необходимости осуществления комплексной программы радикальных преобразований во всех значимых сферах жизни ЮФО (политической, социальной, экономической, культурной и др.). Это может и должно обеспечить стабилизацию на Юге России, эффективное устойчивое развитие и модернизацию экономики в будущем.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.