Научная статья на тему 'Эстетическая и этическая стороны комического в процессе развития общества'

Эстетическая и этическая стороны комического в процессе развития общества Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
308
50
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
СМЕХ / ЮМОР / ПОНЯТИЕ КОМИЧЕСКОГО / ЭСТЕТИЧЕСКИЕ КАТЕГОРИИ / ЭТИЧЕСКИЕ КАТЕГОРИИ / БЕЗОБРАЗНОЕ / ПРЕКРАСНОЕ / LAUGHTER / HUMOR / COMIC CONCEPT / AESTHETIC CATEGORIES / ETHICAL CATEGORIES / UGLY / BEAUTIFUL

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Гришанова Екатерина Валерьевна

Выделяются подходы различных мыслителей к проблеме комического. Анализируются особенности эстетической и этической стороны понятия комического в социокультурном измерении различных эпох. Рассматривается смех как универсальный феномен на уровне социокультурного фактора, а также этическая основа смеха, имеющая существенное значение для раскрытия особенностей как собственно комического, так и нравственного в процессе развития общества, теоретическое осмысление комедии, которое легло в основу последующих эстетических концепций комического. Предполагается, что явление комического входит в предметное поле многих наук и объединяет различные уровни смешного от языковой игры до глобальных философских построений, а эстетическая и этическая стороны комического выступают одним из важнейших компонентов социального коммуникативного процесса.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

AESTHETIC AND ETHICAL SIDES OF THE COMIC IN THE PROCESS OF SOCIETY DEVELOPMENT

The approaches of various thinkers to the problem of comic are outlined. The peculiarities of the aesthetic and ethical aspects of the comic concept in the socio-cultural dimension of different epochs are analyzed. Laughter as a universal phenomenon at the level of a sociocultural factor is considered, as well as the ethical basis of laughter, which is essential for revealing the characteristics of both comic and moral in the process of social development, theoretical comprehension of the comedy that formed the basis of subsequent aesthetic comic concepts. It is assumed that the comic phenomenon becomes the part of the subject field of many sciences and unites various levels of the ridiculous from the language play to the global philosophical constructions, and the aesthetic and ethical aspects of the comic are one of the most important components of the social communicative process.

Текст научной работы на тему «Эстетическая и этическая стороны комического в процессе развития общества»

ISSN 0321-3056 ИЗВЕСТИЯ ВУЗОВ. СЕВЕРО-КАВКАЗСКИЙ РЕГИОН. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ._2018. № 2

ISSN 0321-3056 IZVESTIYA VUZOV. SEVERO-KAVKAZSKII REGION. SOCIAL SCIENCES. 2018. No. 2

ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ PHILOSOPHICAL SCIENCE

УДК 117.39.4:16.162.2

DOI 10.23683/0321-3056-2018-2-6-10

ЭСТЕТИЧЕСКАЯ И ЭТИЧЕСКАЯ СТОРОНЫ КОМИЧЕСКОГО В ПРОЦЕССЕ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА

© 2018 г. Е.В. Гришанова a

a Донецкий национальный университет, Донецк

AESTHETIC AND ETHICAL SIDES OF THE COMIC IN THE PROCESS

OF SOCIETY DEVELOPMENT

E. V. Grishanova a

a Donetsk National University, Donetsk

Гришанова Екатерина Валерьевна -аспирант,

Донецкий национальный университет, ул. Университетская, 24, г. Донецк, 83001. Е-mail: katyushka.0312@mail.ru

Ekaterina V. Grishanova -Postgraduate,

Donetsk National University, Universitetskaya St., 24, Donetsk, 83001. E-mail: katyushka.0312@mail.ru

Выделяются подходы различных мыслителей к проблеме комического. Анализируются особенности эстетической и этической стороны понятия комического в социокультурном измерении различных эпох. Рассматривается смех как универсальный феномен на уровне социокультурного фактора, а также этическая основа смеха, имеющая существенное значение для раскрытия особенностей как собственно комического, так и нравственного в процессе развития общества, теоретическое осмысление комедии, которое легло в основу последующих эстетических концепций комического. Предполагается, что явление комического входит в предметное поле многих наук и объединяет различные уровни смешного - от языковой игры до глобальных философских построений, а эстетическая и этическая стороны комического выступают одним из важнейших компонентов социального коммуникативного процесса.

Ключевые слова: смех, юмор, понятие комического, эстетические категории, этические категории, безобразное, прекрасное.

The approaches of various thinkers to the problem of comic are outlined. The peculiarities of the aesthetic and ethical aspects of the comic concept in the socio-cultural dimension of different epochs are analyzed. Laughter as a universal phenomenon at the level of a sociocultural factor is considered, as well as the ethical basis of laughter, which is essential for revealing the characteristics of both comic and moral in the process of social development, theoretical comprehension of the comedy that formed the basis of subsequent aesthetic comic concepts. It is assumed that the comic phenomenon becomes the part of the subject field of many sciences and unites various levels of the ridiculous -from the language play to the global philosophical constructions, and the aesthetic and ethical aspects of the comic are one of the most important components of the social communicative process.

Keywords: laughter, humor, comic concept, aesthetic categories, ethical categories, ugly, beautiful.

Анализ комического позволяет исследовать смешное как часть культуры. Область комического давно является предметом научного интереса различных ученых: А. Бергсона, Ю. Борева, М. Бахтина, В. Карасева, В. Проппа, А. Сычева.

Со сменой исторических и культурных эпох менялись особенности бытия комического. При этом трансформировалась и сама социальная действительность, и исходные мировоззренческие позиции смеховой культуры. Интерес к

ISSN 0321-3056 IZVESTIYA VUZOV. SEVERO-KAVKAZSKII REGION. SOCIAL SCIENCES. 2018. No. 2

проблеме комического проявляли многие выдающиеся мыслители как Древней Греции, так и Древнего Рима. В целом анализ состояния разработанности проблемы этической и эстетической стороны понятия комического позволяет констатировать, что существует значительное число научных публикаций, в разных аспектах раскрывающих специфику и динамику развития данных феноменов, и их роли в социокультурной практике.

Цель работы - анализ эстетической и этической стороны комического в процессе развития общества.

Феномен комического является одним из древнейших в истории культуры. Он предполагает возбуждение смеховой реакции человека. Смех, как и нравственные нормы, всегда опирался на реакцию других и общественное мнение. История нравов - это процесс становления человеческого в человеке и гуманных отношений между людьми. Но одновременно это и процесс распознавания каких-то способов действия, намерений, чувств как бесчеловечных и не имеющих права на существование. Мораль возникает только в обществе, в сфере человеческих взаимоотношений. Она принципиально отличает поведение людей от поведения животных. Более того, многие конкретные формы зла осуждаются самой моралью как поведение, недостойное человека, как недочеловеческое, зверское. Но, будучи порожденной закономерностями общественного развития, мораль призвана разрешать те противоречия, которые возникают в самом обществе, а не во взаимоотношении социального с природным.

С точки зрения этической стороны смех рассматривался достаточно мало. Все исследования ограничивались только тем, что смех исправлял нравы, выступал против несправедливости и имел определенную связь со злом. Философы античности неоднократно употребляли понятие комического в культурной жизни общества. Платон пытался объяснить сущность понятия смеха. По его мнению, именно он является важным аспектом исследования: «В самом деле, без смешного нельзя познать серьезного...» [1, с. 77]. Автор считает, что сущность смеха соотносится с его изначальной причиной - неверная самооценка -несчастье, а смех приносит радость; т. е. смеяться над кем-то - значит радоваться чужому несчастью. Сущность смешного представляется как «смесь печали и удовольствия», где печаль состоит в сокрушении по поводу чужих заблуждений, а радость

- в уверенности в отсутствии этих заблуждений у смеющегося. Цель смеха очевидна: он исправляет заблуждения, указывая на неадекватно завышенный уровень чьей-либо самооценки. Однако смех является хотя и действенным, но этически нежелательным средством для исправления нравов.

Согласно Аристотелю, свободному человеку подходит ирония, ибо пользующийся ею вызывает смех ради собственного удовольствия, а шут — для забавы другого. Иронией Аристотель называет оттенок смеха как особый комедийный прием, когда человек говорит одно, а делает вид, что говорит другое, или называет что-либо словами, противоположными смыслу того, о чем он говорит. Автор следует классическому принципу «все в меру», он пишет: «...те, кто в смешном преступает меру, считаются шутами и грубыми людьми, ибо они добиваются смешного любой ценой и, скорее, стараются вызвать смех, чем сказать нечто изящное, не заставив страдать того, над кем насмехаются. А кто, не сказавши сам ничего смешного, отвергает тех, кто такое говорит, считается неотесанным и скучным. Те же, кто развлекается пристойно, прозываются остроумными...» [2, с. 141]. Применяя этическое правило золотой середины, Аристотель вычленяет из единого целого ту часть смеха, которая является наиболее ценной для его учения о нравственности и запросов эпохи, а именно: рациональный его аспект, тщательно освобожденный от груботелес-ного и агрессивного начала. Рассматривая именно такой смех, он создал знаменитую формулу философии, гласящую, что из всех живых существ только человек способен смеяться.

Истоки смешного Т. Гоббс видит в субъективных переживаниях человека. Именно тщеславие и чувство превосходства, которые лежат в основе смеха, обусловливают этические взгляды ученого на него. «Эта страсть свойственна по большей части тем людям, которые сознают, что у них очень мало способностей, и вынуждены для сохранения уважения к себе замечать недостатки у других людей. Вот почему много смеяться над недостатками других есть признак малодушия», - пишет он в «Левиафане» [3, с. 43-44]. Можно сказать, что этические взгляды Т. Гоббса на смех связаны с идеями античного философа Платона.

Нравственное зло возникает тогда, когда в обществе сложились такие отношения, при которых отдельные люди и группы людей не могут удовлетворить своих жизненно важных пот-

ISSN 0321-3056 IZVESTIYA VUZOV. SEVERO-KAVKAZSKII REGION. SOCIAL SCIENCES. 2018. No. 2

ребностей предписанными культурой способами и отвергают эти способы, стремясь удовлетворять указанные потребности по-своему. В аморализме присутствует таким образом и возврат к прежним поведенческим стереотипам, и поиск новых обходных путей.

Наиболее важной попыткой этической реабилитации комического, сатирического смеха является работа Л.В. Карасева [4]. Он пишет о том, что объект смешного содержит определенную меру зла, которая не является критической, а значит, может быть преодолена. Именно смех указывает на возможность преодоления этого зла. Все смешное несет на себе след, оставленный злом, но не все злое может смешить. Тесная внешняя связь смеха со злом представляется очевидной, менее заметно их внутреннее противостояние: «Смех отражает зло в своем зеркале, и поэтому сам невольно делается чем-то на него похожим, - вот в чем дело. Заключить же из этого, что смех перестает быть собой и превращается в зло, значит просто не понять истинного смысла ни того, ни другого» [4, с. 39]. Автор считает, что насмешка рождает обиду, гнев, одним словом - страдание, но оно является не-безысходым, в нем есть надежда на изменение мира и себя, т.е. есть надежда на лучшее будущее.

В своем творчестве достаточно внимания уделял вопросам комического и В.Г. Белинский. Ученый оценивает явления прежде всего социальные. Во-первых, регрессивные, противоречащие объективным законам общественного развития, во-вторых, социально незначимые, но претендующие на всеобщую значимость. Целью смеха для автора является исправление и улучшение общества. Он пишет: «В комическом произведении жизнь для того показывается нам такою, как она есть, чтобы навести нас на ясное созерцание жизни так, как она должна быть» [5, с. 60]. В таком понимании смех приобретает социально-этическое значение как механизм обострения и последующего разрешения противоречий сущего и должного в пользу последнего.

Шутки, остроты, высмеивание человеческих недостатков с давних времен сопровождали жизнь человека, облегчая ее тяготы и невзгоды, помогая снимать психические стрессы. И в том случае, когда смех доставлял удовольствие смеющемуся, можно было говорить об эстетическом феномене комического. В греко-римской античности сформировались многие жанры ко-

мических искусств от классической театральной комедии до всевозможных развлекательных представлений. Именно с этого периода началось теоретическое осмысление комедии, которое легло в основу последующих эстетических концепций комического.

Эстетическое качество у И. Канта всегда предполагает серьезность суждения. Смех он рассматривал в психофизиологическом ключе, связывая его, конечно же, с одним из типов смысловой игры. Ученый писал: «Смех есть аффект от внезапного превращения напряжения ожидания в ничто», способствующий полезным для здоровья человека движениям ряда внутренних органов тела [6, с. 352-354]. Автор делает вывод, что один из существенных принципов комического - неожиданная разрядка созданного напряжения - выделяется в особый игровой прием. В.В. Бычков приводит пример кантовс-кой шутки: «...один купец, возвращаясь из Индии, попал в бурю и вынужден был выбросить весь свой товар за борт, чтобы спастись. Он до того горевал о нем, что у него в одну ночь поседел парик» [7, с. 233]. Автор пишет, что такое сведение ожидания в ничто путем перевода серьезного дела на уровень игрового отношения и вызывает смех, и человек уже не знает, сочувствовать ему как несчастному купцу или же все-таки подсмеиваться над ним, что человека так изящно вывели из неприятной для каждого ситуации огорчения, ведь не каждый игровым приемом рассказчика переключается в сферу веселья вместо сочувствия. Но в любом случае шутка завершилась эстетическим удовольствием, в чем и заключается эстетический смысл комического.

В средние века народный смех, противостоящий строгой идеологии церкви, звучал на карнавалах, в комедийных действах и процессиях, на праздниках «дураков», в пародийных произведениях, в стихии фривольно-площадной речи, в остротах и выходках шутов и в быту. Смех не только не выявляет несовершенство мира, но и, «омыв» мир свежей эмоциональной волной радости, преображает и обновляет его. В карнавале наиболее полно проявляет себя и отрицающая, и утверждающая сила смеха. Областью исследования М.М. Бахтина является народный смех. Он считал, что смех может быть определен как часть общечеловеческой культуры и к основным элементам смеховой культуры относил: 1) обряды и зрелища; 2) памятники словесности; 3) фамильярную речь [8, с. 302-304]. Кар-

ISSN 0321-3056 IZVESTIYA VUZOV. SEVERO-KAVKAZSKII REGION. SOCIAL SCIENCES. 2018. No. 2

навализация является ядром комического искусства. Именно карнавальная культура «окультуривает карнавализацию» как «инстинктивное чувство», направляя ее в русло эстетической деятельности, в частности примером могут служить карнавальные виды современного искусства (уличный театр, клоунада). Карнавальная культура формирует особый тип «карнавального человека». Данное понятие отражает философскую точку зрения М. Бахтина на личность как на процесс, который остается вечно незавершенным и динамично развивающимся. Отличительной особенностью типа личности «карнавального человека» является карнавальное мировосприятие, источником которого служит социальная повседневность с функционирующими в ней ценностями, нормами и установками, а также формами и видами бытового смеха, который может быть совершенно далек от сферы искусства.

Центром эстетических воззрений Жан-Поля является проблема смеха. Он считает, что не существут достойного определения понятия комического: «Смешное испокон веков не желало укладываться в определения философов, -если только не против своей воли, - просто потому, что чувство смешного принимает столько всяких обликов, сколько есть на свете невидали; среди всех чувств у него одного -неисчерпаемый материал, равный числу кривых линий» [9, с. 128]. Его определение не обозначает капитуляции перед объектом исследования: хотя Жан-Поль не ставит смеху определенных границ, но, рассматривая определенные его компоненты, он приходит к объективным выводам. По его мнению, в сферу смешного входят ирония и юмор. Ирония является выражением объективного контраста, скрывающего за собой субъективность. Юмор опирается на субъективный контраст; соответственно юмористичным будет рассказ, явно показывающий комичность ситуации с точки зрения знания субъекта. Юмор в широком смысле глобален и сопоставим по значению с философской иронией романтиков. Это творческий динамический принцип, основанный на свободе, способный преодолевать все конечное и относительное с точки зрения бесконечности. В отличие от иронии он не отрицает конечных вещей, а подводит все под единый числитель бесконечности, связывая воедино антитезы жизни и различные ее сферы. Юмор является признаком самой жизни в ее развитии.

Нельзя не сказать, конечно же, о великом комике Ч. Чаплине, который считал, что великие идеи берутся только из упорных поисков, граничащих с безумием. Для этого человек должен обладать способностью мучиться и не утрачивать увлеченности в течение длительных периодов. В его фильмах герой все чаще стремился не просто рассмешить зрителя, но и пробудить в нем добрые чувства. Кинематограф из простой забавы со временем превратился в высокое искусство. По мнению Ч. Чаплина, каждый начинающий комический актер должен стремиться философски обобщить принцип построения комедии. «Мой метод создания комедийного сюжета был очень прост: я ставил персонажей в затруднительные положения, а потом спасал их» [10, с. 55]. Он считал, что юмор помогает увидеть человеку иррациональное в том, что кажется рациональным, и незначительное в том, что кажется значительным. «Юмор повышает нашу жизнеспособность и помогает сохранить здравый смысл. Благодаря юмору мы легче переносим превратности судьбы. Он помогает нам понять истинное соотношение вещей и показывает, что в преувеличенной серьезности таится смешное [10, с. 56].

Г. Лессинг считал, что комедия не вылечивает болезни, она может всего лишь укреплять еще здоровый организм. «Смеяться и осмеивать -далеко не одно и то же» [11, с. 150]. Ученый установил, что насмешливый смех встречается чрезвычайно часто, и именно он является основным видом человеческого смеха. Г. Лессинг разделил смех на две большие области. Одна включает в себя насмешку, другая этой насмешки не содержит. Такое распределение представляет собой классификацию по наличию и отсутствию одного признака. В данном случае она окажется правильной не только формально, но и по существу. Такое различие делается и в некоторых эстетиках.

Таким образом, смех является специфическим выражением понимания, которое в свою очередь обусловлено набором общественно значимых элементов культуры, включающих нормы, традиции, ценностные ориентации, убеждения. Изучение этической основы смеха имеет существенное значение для раскрытия особенностей как собственно комического, так и нравственного в процессе развития общества: гносеологический и онтологический базис в полной мере выражается только в моральной сфере общественного сознания. Смех, как и мораль,

ISSN 0321-3056 IZVESTIYA VUZOV. SEVERO-KAVKAZSKII REGION. SOCIAL SCIENCES.

включен прямо или косвенно в процесс общения, он предполагает оценку сущего с точки зрения должного и опирается на неофициальные санкции - прежде всего на реакцию других и общественное мнение. Во многих эпохах сформировались жанры комических искусств начиная от классической театральной комедии и до всевозможных развлекательных представлений. Именно с этого периода ведется теоретическое осмысление комедии, которое легло в основу последующих эстетических концепций комического. Само понятие комического объединяет сферы широкого ряда наук и высвечивает различные уровни смешного - от языковой игры до глобальных философских построений, а эстетическая и этическая стороны комического выступают одним из важнейших компонентов социального коммуникативного процесса.

Литература

1. Платон. Законы // Избр. диалоги. М. : Мысль, 1965. 847 с.

2. Аристотель. Соч. : в 4 т. М. : АСТ, 1983. Т. 4. 830 с.

3. Гоббс Т. Соч. : в 2 т. М. : Мысль, 1991. Т. 2. 731 с.

4. Карасев Л.В. Философия смеха. М. : РГГУ, 1996. 224 с.

5. Белинский В.Г. Полн. собр. соч. : в 13 т. М. : Изд-во Академии наук СССР, 1953. Т. 1. 562 с.

6. Кант И. Критика способности суждения. М. : Искусство, 1994. 367 с.

7. Бычков В.В. Эстетика : учебник. М. : Гардари-ки, 2004. 556 с.

8. Бахтин М.М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса. М. : Худож. лит-ра, 1990. 543 с.

2018. No. 2

9. Жан-Поль. Приготовительная школа эстетики. М. : Мысль, 1981. 448 с.

10. Чаплин Ч. Моя биография / пер. З. Гинзбург. М. : Вагриус, 2000. 343 с.

11. Лессинг Г. Гамбургская драматургия. М.; Л. : Academia, 1936. 519 с.

References

1. Platon. [Laws]. Izbr. dialogi [Selected Dialogues]. Moscow: Mysl', 1965, 847 p.

2. Aristotel'. Soch. [Works]. In 4 vol. Moscow: AST, 1983, vol. 4, 830 p.

3. Gobbs T. Soch. [Works]. In 2 vol. Moscow: Mysl', 1991, vol. 2, 731 p.

4. Karasev L.V. Filosofiya smekha [Philosophy of Laughter]. Moscow: RGGU, 1996, 224 p.

5. Belinskii V.G. Poln. sobr. soch. [Comp. Col. of Works]. In 13 vol. Moscow: Izd-vo Akademii nauk SSSR, 1953, vol. 1, 562 p.

6. Kant I. Kritika sposobnosti suzhdeniya [Criticism of Judgment]. Moscow: Iskusstvo, 1994, 367 p.

7. Bychkov V.V. Estetika [Aesthetics]. Student's book. Moscow: Gardariki, 2004, 556 p.

8. Bakhtin M.M. Tvorchestvo Fransua Rable i narodnaya kul'tura srednevekov'ya i Renessansa [Works of Francois Rabelais and the Folk Culture of the Middle Ages and the Renaissance]. Moscow: Khudozh. lit-ra, 1990, 543 p.

9. Zhan-Pol'. Prigotovitel'naya shkola estetiki [Preparatory School of Aesthetics]. Moscow: Mysl', 1981, 448 p.

10. Chaplin Ch. Moya biografiya [My Biography]. Tr. by Z. Ginzburg. Moscow: Vagrius, 2000, 343 p.

11. Lessing G. Gamburgskaya dramaturgiya [Hamburg Dramaturgy]. Moscow; Leningrad: Academia, 1936, 519 p.

Поступила в редакцию / Received 16 апреля 2018 г. / April 16, 2018

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.