Научная статья на тему 'ЕЩЕ РАЗ О «ЛУЧЕ СВЕТА В ТЕМНОМ ЦАРСТВЕ» (О драме А.Н. Островского «Гроза»)'

ЕЩЕ РАЗ О «ЛУЧЕ СВЕТА В ТЕМНОМ ЦАРСТВЕ» (О драме А.Н. Островского «Гроза») Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
1795
186
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
учение о прилоге / помысел / страсть / развитие греха / художественный образ / духовная основа образа / the teaching about prilog (the beginning of a thought) / a thought / passion / the development of sin / an image / the spiritual basis of an image

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Александр Николаевич Ужанков

В статье впервые в русском литературоведении рассматривается образ Екатерины через призму святоотеческого предания и традиционных семейных устоев, отраженных в древнерусском «Домострое». С помощью «учения о прилоге» разбирается развитие греха в героине от помысла и до его воплощения –грехопадения, и как один нераскаянный ее грех перед мужем влечет за собой другой, еще более страшный – самоубийство – грех перед Богом. Тем самым подвергается критике мнение Н.А. Добролюбова о Екатерине как путеводном «луче света в темном царстве».

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Александр Николаевич Ужанков

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Once Again about “A Beam of Light in the Kingdom of Darkness” (About the Drama “The Storm” by A.N. Ostrovsky)

For the first time in the Russian study of literature the image of Ekaterina is analysed in the article in the light of the patristic sacred tradition and traditional family foundations described in “Domostroy”. With the help of “the teaching about prilog” the development of sin in the heroine is investigated in the article, from the thought to its realization – the fall and how one of her sins in the face of her husband leads to another more serious one – suicide – in the face of God. Thus N.A. Dobrolyubov’s opinion on Ekaterina as the guiding “beam of light in the kingdom of darkness” is criticised.

Текст научной работы на тему «ЕЩЕ РАЗ О «ЛУЧЕ СВЕТА В ТЕМНОМ ЦАРСТВЕ» (О драме А.Н. Островского «Гроза»)»

Прочтения Interpretations

А.Н. Ужанков (Москва)

ЕЩЕ РАЗ О «ЛУЧЕ СВЕТА В ТЕМНОМ ЦАРСТВЕ»

(О драме А.Н. Островского «Гроза»)

Аннотация. В статье впервые в русском литературоведении рассматривается образ Екатерины через призму святоотеческого предания и традиционных семейных устоев, отраженных в древнерусском «Домострое». С помощью «учения о прилоге» разбирается развитие греха в героине от помысла и до его воплощения -грехопадения, и как один нераскаянный ее грех перед мужем влечет за собой другой, еще более страшный - самоубийство - грех перед Богом. Тем самым подвергается критике мнение Н.А. Добролюбова о Екатерине как путеводном «луче света в темном царстве».

Ключевые слова: учение о прилоге; помысел; страсть; развитие греха; художественный образ; духовная основа образа.

A. Uzhankov (Moscow)

Once Again about "A Beam of Light in the Kingdom of Darkness" (About the Drama "The Storm" by A.N. Ostrovsky)

Abstract. For the first time in the Russian study of literature the image of Ekaterina is analysed in the article in the light of the patristic sacred tradition and traditional family foundations described in "Domostroy". With the help of "the teaching about prilog" the development of sin in the heroine is investigated in the article, from the thought to its realization - the fall and how one of her sins in the face of her husband leads to another more serious one - suicide - in the face of God. Thus N.A. Dobrolyubov's opinion on Ekaterina as the guiding "beam of light in the kingdom of darkness" is criticised.

Key words: the teaching about prilog (the beginning of a thought); a thought; passion; the development of sin; an image; the spiritual basis of an image.

Премьера драмы А.Н. Островского «Гроза» состоялась 16 ноября 1859 г. в Малом театре в Москве, а 2 декабря - уже в Александринском театре в Петербурге. Впервые она была опубликована в первом номере журнала «Библиотека для чтения» за 1860 г. и в том же году вышла отдельным изданием. Пьеса вызвала живой интерес и неоднозначную критику (обзор различных мнений за столетие см. в книге А.И. Ревякина1).

Самая известная, ставшая в XX в. уже учебно-хрестоматийной (да и остающаяся таковой сейчас), была статья Н.А. Добролюбова «Луч света в темном царстве» («Современник», 1860, № 10)2. Но тогда, в 60-е гг. XIX в.

не все ее встретили одобрительно. Молодой критик Д.И. Писарев выступил против идеализации Н.А. Добролюбовым образа Екатерины в статье «Мотивы русской драмы», опубликованной в журнале «Русское слово» № 3 за 1864 г.3 Впрочем, его несогласие носило ограниченный характер: он полагал, что в «темном царстве» не может появиться ничего светлого. Однако идеи Н.А. Добролюбова получили поддержку в брошюре А.И. Герцена «Новая фаза в русской литературе» (1864 г.): «В этой драме автор... бросил внезапно луч света в неведомую дотоле душу русской женщины, этой молчальницы, которая задыхается в тисках неумолимой и полудикой жизни патриархальной семьи»4.

Не вдаваясь в этой небольшой статье в разбор многочисленных точек зрения на драму А.Н. Островского «Гроза» и ее центральный персонаж -Екатерину, ограничимся толкованием этого образа через призму святоотеческого предания и традиционных семейных устоев, отраженных в древнерусском «Домострое». Попытаемся понять, действительно ли Екатерина - это «луч света в темном царстве».

В русской литературе писатели довольно часто ставили перед собой задачу показать развитие греха в человеке, поскольку одной из основных их целей было раскрыть внутренний мир героя и попытаться понять, как внутренне меняется человек и что приводит к его тем или иным поступкам. Не представляет исключения и главная героиня драмы А.Н. Островского «Гроза» Екатерина. Почему она решила покончить жизнь самоубийством и броситься в Волгу?

Писатели (а в нашем случае и драматург А.Н. Островский) используют (если и не очень часто, то, скажем так, весьма продуктивно) «учение о прилоге» в развитии образа героини. В истории русской литературы применение учения Иоанна Лествичника о развитии греха мы можем наблюдать, начиная с повести «Бедная Лиза» Н.М. Карамзина5. В ней главная героиня - барышня Лиза - тоже заканчивает жизнь самоубийством. Подобный исход мы видим и в романе Л.Н. Толстого «Анна Каренина»6 (в нашей работе же представлен и краткий очерк «учения о прилоге» в святоотеческом предании). Значит, эта тема не случайна в русской литературе, и, что немаловажно, каждый из названных писателей, естественно, по-своему, пытается разобраться в причинах, заставивших главную героиню поступить именно так, а не иначе.

Эволюция помысла, от первой мысли (собственно, прилога) до страсти (греха) у Екатерины, - это первая задача, поставленная для решения А.Н. Островским. Вторая, весьма важная для второй половины XIX в. задача - показать, как разрушаются семейные устои и что явилось тому причиной. Художественная литература и критика 60-70-х гг. XIX в. довольно обстоятельно пыталась разобраться в этих вопросах. Патриархальные русские традиции назовут «домостроевщиной», мало понимая значение слова «домостроительство», да и толком не зная самого «Домостроя». Этот свод правил, созданный в середине XVI в. протопопом Сильвестром, отражает принципы построения семьи как «малой Церкви», места общего спасения,

своеобразный ее идеал7. Собственно, А.Н. Островский и покажет в пьесе разрушение этих устоев и к чему это в конечном итоге приводит.

Другое дело, как восприняли пьесу ее современники и критика. Н.А. Добролюбов весьма сочувственно отнесется к поступкам Екатерины, обосновывает их поисками свободы (или вседозволенности? - А.У.) и даже оправдает ее самоубийство:

«.. .конец этот кажется нам отрадным; легко понять, почему: в нем дан страшный вызов самодурной силе, он говорит ей, что уже нельзя идти дальше, нельзя долее жить с ее насильственными, мертвящими началами. В Катерине видим мы протест против кабановских понятий о нравственности, протест, доведенный до конца, провозглашенный и под домашней пыткой и над бездной, в которую бросилась бедная женщина. Она не хочет мириться, не хочет пользоваться жалким прозябанием, которое ей дают в обмен за ее живую душу. Ее погибель - это осуществленная песнь плена вавилонского...»8.

И в советское время в основном следовали за этой либерально-демократической оценкой, не пытались разобраться в тех нравственных вопросах, которые затрагивает А.Н. Островский, и на какие духовные ценности опиралась семейная жизнь.

Ничего в том нет удивительного, ведь и во второй половине XIX в., и на этой пьесе, и на некоторых других пьесах А.Н. Островского, в которых он показывал разрушение русских традиций под натиском европейской либерализации, поставили клеймо - это «домостроевщина».

А что такое «домостроительство», и кто такие «домостроители»?

В Первом соборном послании апостол Петр отмечает: «Служите друг другу, каждый тем даром, какой получил, как добрые домостроители многоразличной благодати Божией» (1 Пет., 4; 10-11).

«Домострой», по верной оценке профессора В.В. Колесова, и «является руководством к идеальной жизни в миру»9, показывает, какой в идеале должна быть семья - «малая Церковь», и как муж помогает спасти душу своей жене и домочадцам, а жена - мужу.

В Древней Руси предполагали, что есть два пути для будущего спасения души. Один - в миру. Это создание семьи, венчанного брака, который заключается Богом на небесах. Другой путь - пострижение в монашество и жизнь в монастыре. Как монастырский «Обрядник» определял монашеский быт, так «Домострой» намерен был регламентировать устои семейной жизни. Главой в семье должен быть муж. Как глава Церкви - Христос, так глава в семье - муж. Такое положение основывалось на Библии, которая свидетельствует, что «не муж создан для жены, но жена для мужа» (1 Посл. св. Ап. Павла к Коринф. 11:9). Сначала был Адам, а потом появилась Ева.

Точно так же и в православной семье должен быть приоритет мужчины перед женщиной. Главным в семье мыслится мужчина. И не важно, сколько лет сыну, уже ставшему мужем. Если в семье уже нет отца, но

еще жива мать, находящаяся на попечении сына, именно он должен быть главой такой семьи.

А.Н. Островский и показывает, как эти древнерусские устои постепенно разваливаются в русском обществе второй половины XIX в.

С чего начинается пьеса «Гроза»?

Действие первое. Авторская ремарка: «Общественный сад на высоком берегу Волги; за Волгой сельский вид... »10 (далее цитируется по тому же изданию), - способствует восприятию удивительной панорамы: раскинувшейся до окоема природы, которой восторгается Кулигин. Он -человек творческий, поставивший перед собой задачу построить «перпету-мобиль», т.е. вечный двигатель, - восторгается той красотой, тем миром, который создал Господь: «Кулигин. <...> Чудеса, истинно надобно сказать, что чудеса! Кудряш! Вот, братец ты мой, пятьдесят лет я каждый день гляжу за Волгу и все наглядеться не могу» (210).

Почему не может наглядеться? Да потому, что красота разлита кругом! Он восторгается творением Божиим. Первоначально этот тварный мир устраивался как идеальный для человека. Кто же его разрушает? Кто вводит грех в этот прекрасный мир? Сам человек. Он его искажает, он его преображает на свой лад, полагая, что он со-творец, и вносит серьезнейшие коррективы в творение Божие. Самое же главное - это человеческие отношения нарушают идиллию мира.

И сразу же, в первом действии, мы знакомимся со всеми основными героями. И с Савелом Прокофьевичем Диким - купцом-самодуром, и его бесхарактерным племянником Борисом Григорьевичем, и Марфой Игнатьевной Кабановой (Кабанихой, как ее еще называют) - богатой деспотичной купчихой, и Тихоном - ее тишайшим сыном, и Катериной -женой сына, и Варварой - сестрой Тихона. Они сразу же, первым своим появлением, нарушают тот покой и самую гармонию мироустройства, которой восторгался Кулигин. С их появлением (Дикой немилосердно бранит Бориса) в красоту мира сразу вводится дисгармония.

С приходом Кабановой эта дисгармония и напряжение только усиливаются. Она бранит для профилактики своего сына, продолжает (прилюдно!) его воспитывать, хотя воспитывать уже поздновато: у него есть жена, по сути, создана своя семья - «малая Церковь». Значит, он должен теперь устраивать ее сам по принципам, определенным Священным Писанием, чином венчания и «Домостроем». Да, соблюдая библейскую пятую заповедь о почитании родителей, Тихон обязан уважать и досматривать свою мать, но не оглядываться на маменькины представления в построении своей семьи в выстраивании своих отношений с женой. Ведь он-то и отвечает перед Богом за состояние своей семьи и свою жену!

Вот этой ответственности мы, как раз, и не видим у Тихона. Как пример - характерный разговор Кабановой, Тихона, Катерины и Варвары: «К а б а н о в а . Если ты хочешь мать послушать, так ты, как приедешь туда, сделай так, как я тебе приказывала» (216).

Хочу обратить внимание: не советовала, а именно приказывала. Т.е. А.Н. Островский сразу же показывает, кому реально в семье принадлежит власть. «К а б а н о в . Да как же я могу, маменька, вас ослушаться!» (216)

Проявление покорности. Причем мы видим, что Тихон самовольно отдает матери власть над ним и, естественно, над его женой. Хотя он не перед матерью должен отчитываться за свою жену, а перед Богом, потому что обеты они давали перед священником и иконами в церкви, и перед Самим Богом. Тихон давал обет любить свою жену, она давала обет почитать его. Ибо «жена да убоится мужа своего». Убоится потерять то самое доверие, ту самую любовь мужа к себе, если она, конечно, есть. В пьесе «Гроза» мы и видим, как Островский показывает разрушение этой семьи.

«К абанова. Не очень-то нынче старших уважают.

Варвара (про себя). Не уважишь тебя, как же!» (217)

В этой реплике дочки (про себя): «Не уважишь тебя, как же» -совершенно четко просматривается отношение детей к матери. Я не только о Варваре говорю, а детей - т.е. и Тихона и Варвары - по отношению к маменьке. Ну а Кабанова не то, чтобы свои подозрения выражает, у нее их нет, а так, для профилактики делает наставления своим взрослым детям:

«К абанова. Поверила бы я тебе, мой друг, кабы своими глазами не видала да своими ушами не сдыхала, каково теперь стало почтение родителям от детей-то! Хоть бы то-то помнили, сколько матери болезней от детей переносят.

Кабанов. Я, маменька...

Кабанова. Если родительница что когда и обидное, по вашей гордости, скажет, так, я думаю, можно бы перенести! А, как ты думаешь?

Кабанов. Да когда же я, маменька, не переносил от вас?

Кабанова. Мать стара, глупа; ну, а вы, молодые люди, умные, не должны с нас, дураков, и взыскивать» (217).

Мы видим, что Кабанова говорит сама много, но других не слышит. Это одна из проблем, на которую русские писатели второй половины XIX - начала XX в. обращали внимание: все персонажи говорят, но практически никто из них другого не слышит. Это весьма заметно будет продемонстрировано в пьесах А.П. Чехова, особенно в «Чайке». Он разовьет эту мысль, впервые, можно отметить, заявленную А.Н. Островским.

Ну, а дальше и начинается собственно интрига. Мы уже понимаем из приведенного диалога, что Тихон собирается куда-то уезжать. Кабанова (т.е. маменька) его отправляет. И, естественно, делает ему последние наставления. Самое важное в них - это выстраивание отношений Тихона с женой, точнее, регламентирование поведения жены в отсутствие мужа, будто бы родительница что-то предчувствует.

Для взрослого и женатого Тихона это опекунство маменьки, всяческие ее

Новый филологический вестник. 2017. №4(43). --

притеснения, которые он постоянно испытывает от нее, становятся трудно выносимыми. И свое раздражение он вымещает на супруге, обвиняя во всем именно ее. Т.е., не имея силы воли и храбрости противостоять матери в каких-то вопросах, он, по сути, отыгрывается на своей жене Катерине. И тогда уже Варвара - сестра Тихона - защищает свою сноху, поскольку понятно, что Катерина в данном случае ни в чем не виновата. А нападки свекрови, которые сыпятся на Екатерину, естественно, весьма неприятны, но муж не защищает ее от матери (хотя это его прямая обязанность), даже сам готов всю вину за материнскую немилость возложить на жену.

И вот когда Кабанов уходит, чтобы встретиться со своими друзьями, а Катерина и Варвара остаются вдвоем, между ними состоялся важный диалог.

«К а т е р и н а . Так ты, Варя, жалеешь меня?

Варвара (глядя в сторону). Разумеется, жалко» (220).

Эта ремарка - глядя в сторону - свидетельствует, что отношение Варвары к Катерине не идет, что называется, от чистого сердца, а, в значительной степени, обусловлено ее представлением, как ей нужно вести себя со снохой.

«К а т е р и н а . Так ты, стало быть, любишь меня?

(Крепко целует).

Варвара. За что ж мне тебя не любить-то!» (220)

Вот как ответы строятся! «Кате р ин а . Ну, спасибо тебе! Ты милая такая, я сама тебя люблю до смерти» (220).

В их разговоре возникает немаловажный вопрос. Варвара, глядя на Катерину, его и задает: почему она чувствует себя, как птица в клетке? Ведь, казалось бы, ее предыдущая жизнь с маменькой мало чем отличается от нынешней. На это обращает внимание и Варвара.

Екатерина признается, что когда она жила с маменькой, то любила рано вставать поутру, сходить на ключ за водой, полить цветы, затем с маменькой сходить в церковь, потом придут какие-нибудь странницы к ним в гости. Она будет вышивать и слушать рассказы этих странниц. Потом может пойти по саду погулять. Потом опять отправятся в церковь к вечерне.

А в церковь она любила ходить «до смерти»! Особенно ей нравились каждения, когда клубы дыма поднимались к куполу, а оттуда пробивался солнечный столб. И в этом светлом столбе казались или виделись ей летающие и поющие ангелы. И так простоит она в церкви, не помня сколько времени прошло, и не заметит, что и служба закончилась.

Сразу возникает вопрос: а зачем она ходит в церковь? Молиться? Нет, мечтать! Т.е. она пребывала в прелести.

Не случайно, что и Бориса она увидела в церкви, т.е. приметила его в

самом неподходящем для начала увлечения месте. Почему именно там? Да потому, что если она ходит в церковь не для молитвы, а для мечтаний, то там и возникнет греховное прельщение.

Зададим самый простой вопрос: чем Борис отличается от Тихона? Можно найти между ними 10 отличий? Сразу скажу - нет. Можно ли найти 5 отличий? Тоже скажу - нет. Можно ли 2 отличия найти? Тоже трудно! Тогда возникает вопрос: чего ради Катерина разлюбила Тихона, предпочтя ему Бориса? Один и другой находятся в подчинении. Один - у маменьки, другой - у дядюшки. Оба подневольные. Обоих посылают в вынужденную поездку, от которой они не могут отказаться, но в которую не хотят брать Катерину. Оба, вроде бы, любят Катерину, но пожертвовать своей свободой ради нее не решаются. Правда, единственная разница между ними все же есть: Борис ходит в костюме, а Тихон - в косоворотке!

А.Н. Островский не случайно обращает на это внимание: у них чисто внешнее различие, а не внутреннее. Внутренне они абсолютно одинаковы. Что один бесхарактерный, что другой безвольный.

Для понимания поступков Катерины необходимо обратиться к учению о прилоге, разработанному когда-то Иоанном Лествичником, а на русской почве - преподобным Нилом Сорским (XIV в.). Его терминологией мы и будем пользоваться.

Прилог - это когда появляется какой-то помысел (мысль), но он пока еще не греховен. Таких помыслов у человека бывает много за один день. Это как муха, залетевшая в комнату, - пожужжит, пожужжит и вылетит. С этой мухой мы можем больше никогда и не встретиться. Так и с помыслом, который неожиданно возник и вскоре куда-то исчез.

Когда и где зарождается прилог у Катерины? В церкви, когда она увидела Бориса, и тогда сердце ее переменилось, и она стала больше внимания обращать на Бориса, желая с ним хотя бы кратковременной встречи. Это - первая стадия развития греха.

На второй стадии начинается «собеседование» с помыслом, т.е. постоянное возвращение к этому помыслу, и возникает желание с кем-то им поделиться, а помысел от этого только укрепляется. И происходит сочетание, когда собственная мысль сочетается с чужой мыслью. И она от этого крепнет. Вот тут Катерина и признается Варваре:

«К а т е р и н а . Лезет мне в голову мечта какая-то. И никуда я от нее не уйду. Думать стану - мыслей никак не соберу, молиться - не отмолюсь никак. Уж не снятся мне, Варя, как прежде, райские деревья да горы; а точно меня кто-то обнимает так горячо-горячо, и ведет меня куда-то, и я иду за ним, иду.

Варвара. Ну?

Катерина. Да что же это я говорю тебе: ты - девушка.

Варвара (оглядываясь). Говори! Я хуже тебя.

<...>

Катерина. Сделается мне так душно, так душно дома, что бежала бы. И такая мысль придет на меня, что кабы моя воля, каталась бы я теперь по Волге, на

лодке, с песнями, либо на тройке на хорошей, обнявшись.

Варвара. Только не с мужем.

Катерина. А ты почем знаешь?

Варвара. Еще бы не знать!.» (222-223)

Т.е. у незамужней барышни Варвары имеется некоторый опыт и желание погулять со своим дружком...

Катерина. Ах, Варя, грех у меня на уме!.Не уйти мне от этого греха. Никуда не уйти. Ведь это нехорошо, ведь это страшный грех, Варенька, что я другого люблю?

«Варвара. Что мне тебя судить! У меня свои грехи есть» (223).

Тут, будто бы, по-евангельски поступает Варвара: «не судите и не судимы будете». Дескать, почему я должна тебя в чем-то обвинять? Если я сама такая, то разве могу обвинять других?

А на самом деле, она не отговорила Катерину от греховных мыслей и не удержала от последовавших за ними поступков. И в этом ее вина.

На этой стадии развития греха собственный помысел Катерины, с которым она уже собеседует, сочетается с помыслом Варвары, и он усиливается.

Более того, Варвара даже рада этому. Почему? Да потому, что вдвоем грешить как-то не так боязно, что ли. Дескать, не одна она такая, а еще и Катерина - замужняя - такая же.

Собственно, Варвара и подбивает Катерину на решительные действия в отсутствие мужа. Пусть только муж ее Тихон уедет, и тогда уж они волю обретут и погуляют вдоволь.

Катерине страшно. Она обет целомудрия давала перед Богом. И поэтому, когда Тихон собрался уезжать, она, понимая, что может согрешить, просит взять с нее самую-самую страшную клятву. Но Тихон отказывает ей в этом, хотя, по «Домострою», он должен наставлять свою жену, ибо впоследствии ему отвечать за ее поступки. За все поступки. Однако он снимает с себя эту ответственность. И даже с нее: «Как можно за себя ручаться, мало ль что может в голову прийти» (232).

Так ей уже и пришло в голову. И вместо того, чтобы действительно сделать наказ, как просит Катерина, чтобы она не смела без него «ни под каким видом ни говорить ни с кем чужим, ни видеться, чтобы и думать .не смела ни о ком, кроме» (232) как о нем, - Тихон проявляет полное безучастие.

И Катерина резонно задает ему вопрос: «Да неужели же ты разлюбил меня?» (231). А Тихон искренне отвечает: «Да не разлюбил; а с этакой-то неволи от какой хочешь красавицы жены убежишь!» (231). И признается, что от одного только сознания, что недели две никакой грозы над ним не будет, так до жены ли ему? Он хоть на короткое время, да обретет свободу.

А.Н. Островский обращает внимание на свободу внешнюю и свободу

внутреннюю. А что такое свобода? И что есть выбор? В Древней Руси свободу понимали как состояние без греха. Свобода и проявляется в выборе между злом и добром. Между грехом и поступками нравственными. Человек постоянно предстает перед этим выбором и все время вынужден его делать. И Катерина тоже выбирает, как себя вести.

Тут, правда, Варвара всячески ей пособляет. Она добыла ключ от калитки в саду, на заднем дворе. От той заветной калиточки, через которую они могут ускользать гулять. И это - третья стадия в учении о прилоге. Первая - прилог, потом - сочетание, теперь сложение. Т.е. помысел воплощается в оправданном действии. Я подчеркиваю - в оправданном действии.

Екатерина держит в руках ключ. Он жжет ей руку. И она размышляет вслух: «Вот погибель-то! Вот она! Бросить его, бросить далеко, в реку кинуть, чтоб не нашли никогда Он мне руки-то жжет, точно уголь. Вот так-то и гибнет наша сестра-то. В неволе-то кому весело! Мало ли что в голову-то придет» (235).

А отчего, действительно, в голову Катерины пришли такие греховные помыслы? Да от праздности. Она ведь ничем не занята. И Кабанова не изнуряет ее непосильным трудом. Вообще никаким! И Катерине скучно: «Ах, какая скука! Хоть бы дети чьи-нибудь! Эко горе! Деток-то у меня нет: все бы я и сидела с ними да забавляла их.» (234). Стало быть, дети ей нужны только для забавы!? Может, поэтому Господь и не дал их ей?

Вернемся, однако, к ее размышлениям с ключом. Хотела его бросить подальше в воду, осознав пагубность своего поступка. А потом: «Ах! Кто-то идет!» (235) - и машинально положила ключ в карман. Хочу обратить внимание, не бросила, хотя перед этим было желание именно бросить, а положила в карман. Почему? Потому что она в помыслах своих, не отдавая себе отчета, уже проделала и весь дальнейший путь.

Третья стадия - сложения - пиковая. Монахи на этой стадии развития своего помысла прибегают к покаянию. Покаяние (по-гречески цетауога) - это перемена ума, сознания. После покаяния очистившаяся душа возвращается в безгреховное состояние. Если не было покаяния, то греховный помысел стремительно развивается. Идет собеседование с ним, и человек пленяется греховной мыслью и уже не сможет избавиться от

Так и Катерина. Теперь она станет только оправдывать свое желание:

«Нет!.. Никого!.. Что я так испугалась! И ключ спрятала. Ну, уж знать, так тому и быть! Видно судьба того хочет! Да какой же в этом грех, если я взгляну на него раз, хоть издали-то! Да хоть и поговорю-то, так все не беда! А как же я мужу-то!.. Да ведь он сам не захотел. Да может, такого случая-то еще во всю жизнь не выдет. Тогда и плачься на себя: был случай, да не умела пользоваться. Да что я говорю-то, что я себя обманываю? Мне хоть умереть, да увидеть его. Перед кем я притворяюсь-то!.. Бросить ключ! Нет, ни за что на свете! Он мой теперь. Будь что будет, а я Бориса увижу! Ах, кабы ночь поскорее!..» (235)

Все! Свершился окончательный выбор. Четвертая стадия - это пленение. Катерина уже находится в плену своего помысла, в плену своего греха, своего желания, своей страсти. Мужа нет, и она изменяет ему с Борисом. Но муж возвращается, причем приезжает раньше срока. Десять дней свободы закончились. Муж как бы почувствовал, что происходит в его семье что-то неладное. Муж и жена ведь - это единая плоть: «Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут двое одна плоть» (Бытие 2:24), и как сказал Апостол Павел: «ни муж без жены, ни жена без мужа, в Господе» (1 Посл. св. Ап. Павла к Коринф. 11:11).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Потому-то Тихон и почувствовал, что что-то нехорошее творится дома. Неожиданное его возвращение повергло в ужас Катерину. И Катерина, не выдержав угрызений совести, признается ему в содеянном грехе. Существенная деталь: не раскаялась, а только призналась. По своей сути это совершенно разные вещи. Побудимая страхом, она признается мужу, признается Кабановой, своей свекрови. Причем все это происходит на фоне грозы.

Гроза здесь выступает определенным фоном, как кара небесная. Она присутствует в пьесе несколько раз и несет важную психологическую нагрузку. Гроза появляется перед важным и судьбоносным выбором Катерины. Хотя героиня и боится грозы как небесного наказания, но, тем не менее, все дальше и дальше следует в своих греховных помыслах и поступках.

А ведь не случайно ее какая-то барыня предупреждала: «Вот куда красота-то ведет! (Показывает на Волгу.) Вот, вот, в самый омут. <.> Все в огне гореть будете неугасимом. Все в смоле будете кипеть неутолимой! Вон, вон куда красота-то ведет» (224). Т.е. никто кары небесной-то не минет. И получается, что, признавшись Тихону в своей измене, Катерина не раскаялась в ней. Она только дала послабление совести. Хочет ли она что-то изменить в отношениях с мужем, спасти семью? Нет, потому что сразу же после этого признания она бежит искать Бориса, желая хотя бы разок взглянуть на него перед его отъездом.

Как Тихон в свое время оттолкнул от себя Катерину, не взял с собой, точно так же поступает и Борис. «Не по своей я воле еду: дядя посылает.» (261) - и тоже отказывается от нее. По сути, мы видим повторение сцены прощания.

И вот, оказавшись отторгнутой и мужем, и возлюбленным, Екатерина выбирает еще больший грех. Грех перед мужем (прелюбодеяние) -значительный грех, без раскаяния он ведет ее еще к большему греху -перед Богом. Это и есть пятая стадия греха - по-древнерусски она называется страстью, т.е. собственно грехом. Катерина кончает жизнь самоубийством.

Это - финал пьесы. Виноват ли Тихон, осознает ли он свою вину в случившемся? Когда приносят и кладут у ног тело утонувшей жены, то он обращается к маменьке с гневным обличением, что это она ее погубила.

Своей же ответственности за случившееся он не видит. Вот это - самое главное, на что обращает внимание А.Н. Островский. Мужчина, муж, глава семьи - измельчал. Вот в чем самая страшная трагедия. Это жизнь не по «Домострою», это как раз и есть разрушение «Домостроя». Потому что нет главы в семье, нет главы в малой Церкви. Именно поэтому и происходит трагедия в семье Кабановых.

Работа выполнена при поддержке Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ, РФФИ), проект № 15-34-11091а (ц).

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Ревякин А.И. «Гроза» А.Н. Островского. Изд. 3. М., 1962. С. 230-264.

2 Добролюбов Н.А. Луч света в темном царстве // Добролюбов Н.А. Собрание сочинений: в 9 т. Т. 6. М.; Л., 1963. С. 289-363.

3 Писарев Д.И. Мотивы русской драмы // Писарев Д.И. Сочинения: в 4 т. Т. 2. М., 1955. С. 366-371.

4 Герцен А.И. Новая фаза в русской литературе // Герцен А.И. Собрание сочинений: в 30 т. Т. 18. М., 1959. С. 219.

5 УжанковА.Н. «Мысленная брань» в повести «Бедная Лиза» Н.М. Карамзина // Русский язык за рубежом. 2017. № 2. С. 51-56.

6 Ужанков А.Н. Учение о прилоге как духовная основа художественного образа Анны Карениной // Новый филологический вестник. 2017. № 2 (41). С. 85-96.

7 Домострой. СПб., 1994. (Литературные памятники).

8 Добролюбов Н.А. Луч света в темном царстве // Добролюбов Н.А. Собрание сочинений: в 9 т. Т. 6. М.; Л., 1963. С. 361.

9 Колесов В.В. Домострой как памятник средневековой культуры // Домострой. СПб., 1994. (Литературные памятники). С. 313.

10 Островский А.Н. Гроза // Островский А.Н. Полное собрание сочинений: в 12 т. Т. 2. М., 1974. С. 210.

References (Articles from Scientific Journals)

1. Uzhankov A.N. "Myslennaya bran' " v povesti "Bednaya Liza" N.M. Karamzina ["Mental Struggle" in the Story Poor Liza by N.M. Karamzin]. Russkiy yazyk za ru-bezhom, 2017, no. 2, pp. 51-56. (In Russian).

2. Uzhankov A.N. Uchenie o priloge kak dukhovnaya osnova khudozhestvennogo obraza Anny Kareninoy [The Teaching about Prilog as the Spiritual Basis of the Image of Anna Karenina]. Novyyfilologicheskiy vestnik, 2017, no. 2 (41), pp. 85-96. (In Russian).

(Articles from Proceedings and Collections of Research Papers)

3. Dobrolyubov N.A. Luch sveta v temnom tsarstve [A Beam of Light in the King-

dom of Darkness]. DobrolyubovN.A. Sobraniesochineniy [Collected Works]: in 9 vols. Vol. 6. Moscow; Leningrad, 1963, pp. 289-363. (In Russian).

4. Pisarev D.I. Motivy russkoy dramy [The Motives of Russian Drama]. Pisarev D.I. Sochineniya [Works]: in 4 vols. Vol. 2. Moscow, 1955, pp. 366-371. (In Russian).

5. Gertsen A.I. Novaya faza v russkoy literature [A New Phase in the Russian Literature]. Gertsen A.I. Sobranie sochineniy [Collected Works]: in 30 vols. Vol. 18. Moscow, 1959, p. 219. (In Russian).

6. Dobrolyubov N.A. Luch sveta v temnom tsarstve [A Beam of Light in the Kingdom of Darkness]. Dobrolyubov N.A. Sobranie sochineniy [Collected Works]: in 9 vols. Vol. 6. Moscow; Leningrad, 1963, p. 361. (In Russian).

7. Kolesov V.V. Domostroy kak pamyatnik srednevekovoy kul'tury [Domostroy as the Masterpiece of the Medieval Culture]. Domostroy [Domostroy], Series: Liter-aturnye pamyatniki [Literary Monuments], Saint-Petersburg, 1994, p. 313. (In Russian).

(Monographs)

8. Revyakin A.I. "Groza" A.N. Ostrovskogo [The Storm by A.N. Ostrovsky]. 3rd ed. Moscow, 1962, pp. 230-264. (In Russian).

Александр Николаевич Ужанков - доктор филологических наук, профессор, проректор по научной деятельности Московского государственного института культуры, профессор Национального исследовательского ядерного университета «МИФИ», профессор Сретенской Духовной Семинарии.

Научные интересы: история русской литературы XI-XIX вв., теория литературы (ценностные аспекты художественного произведения, система эстетических категорий, поэтика), медиевистика.

E-mail: a.n.uzhankov@mail.ru

Aleksander Uzhankov - Doctor of Philology, Professor, Vice-Rector for Research Activities of Moscow State Institute of Culture, Professor at the National Research Nuclear University "MEPhI", Professor at Sretenskaya Theological Seminary.

Research interests: history of Russian literature of the 11-19 centuries, theory of literature (aspects of values in literature, system of aesthetic categories, poetics), medieval studies.

E-mail: a.n.uzhankov@mail.ru

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.