Научная статья на тему 'Эмпирические исследования по медиаобразованию: систематический обзор литературы'

Эмпирические исследования по медиаобразованию: систематический обзор литературы Текст научной статьи по специальности «СМИ (медиа) и массовые коммуникации»

CC BY
505
86
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
МЕДИАОБРАЗОВАНИЕ / СИСТЕМАТИЧЕСКИЙ ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ / ЭМПИРИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ / КРИТИЧЕСКОЕ МЫШЛЕНИЕ / УЧЕБНАЯ ПРОГРАММА

Аннотация научной статьи по СМИ (медиа) и массовым коммуникациям, автор научной работы — Дацун Н.Н.

Рассматривается состояние эмпирических исследований по медиаобразованию. Методом исследования является анализ научных трудов (Systematic Literature Review, SLR) 2010-2016 гг. Источниками информации -систематический обзор литературы о статьях были научные базы и хранилища данных. В соответствии с методикой проведения SLR была определена стратегия поиска и найдены 287 научных публикаций. Из них согласно критериям включения и исключения 25 статей были отобраны и проанализированы. Для ответа на исследовательские вопросы из каждой статьи были извлечены данные, которые структурированы в таблицах. К этим данным был применен количественный и качественный анализ. Выявлено ежегодное увеличение количества статей, начиная с 2012 г. Журнал «Comunicar» признан основным каналом публикаций. С точки зрения публикации деятельности Европа является лидером, а Африка не была охвачена исследованиями. Решающая роль в медиаобразовании отведена университетам на основе преобладания исследований, выполненных академическими учебными учреждениями. В нашем SLR предложена трехуровневая иерархия категорий целевой аудитории, в соответствии с которой выполнена кластеризация статей. Кластеризация по темам статей была выполнена, основываясь на модели «5Cs». Наибольшая активность эмпирических исследований выявлена среди школьников и студентов с целью формирования у них критического мышления. При этом исследований категории дошкольников не выявлено. С учетом уровня развития национальных систем, в статьях были сформулированы проблемы медиаобразования. Для их решения авторы десяти статей предлагают разработать и/или усовершенствовать учебные программы медиаобразования.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Эмпирические исследования по медиаобразованию: систематический обзор литературы»

Практика медиаобразования Media Literacy Education Practices

Эмпирические исследования по медиаобразованию: систематический обзор литературы

Н. Н. Дацун

кандидат физико-математических наук, доцент Пермский государственный национальный исследовательский университет

15, ул. Букирева, Пермь, 614990 nndatsun@inbox. ru

Аннотация. Рассматривается состояние эмпирических исследований по медиаобразованию. Методом исследования является анализ научных трудов (Systematic Literature Review, SLR) 2010-2016 гг. Источниками информации -систематический обзор литературы о статьях были научные базы и хранилища данных. В соответствии с методикой проведения SLR была определена стратегия поиска и найдены 287 научных публикаций. Из них согласно критериям включения и исключения 25 статей были отобраны и проанализированы. Для ответа на исследовательские вопросы из каждой статьи были извлечены данные, которые структурированы в таблицах. К этим данным был применен количественный и качественный анализ. Выявлено ежегодное увеличение количества статей, начиная с 2012 г. Журнал «Comunicar» признан основным каналом публикаций. С точки зрения публикации деятельности Европа является лидером, а Африка не была охвачена исследованиями. Решающая роль в медиаобразовании отведена университетам на основе преобладания исследований, выполненных академическими учебными учреждениями. В нашем SLR предложена трехуровневая иерархия категорий целевой аудитории, в соответствии с которой выполнена кластеризация статей. Кластеризация по темам статей была выполнена, основываясь на модели «5Cs». Наибольшая активность эмпирических исследований выявлена среди школьников и студентов с целью формирования у них критического мышления. При этом исследований категории дошкольников не выявлено. С учетом уровня развития национальных систем, в статьях были сформулированы проблемы медиаобразования. Для их решения авторы десяти статей предлагают разработать и/или усовершенствовать учебные программы медиаобразования.

Ключевые слова: медиаобразование, систематический обзор литературы, эмпирические исследования, критическое мышление, учебная программа.

Empirical research on media education: A systematic literature review

Dr. Nataliya Datsun Perm State University 15, Bukireva str., Perm, 614990 nndatsun@inbox.ru

Abstract. State of empirical research on media education is considered. Method of study is a systematic review of the scientific literature (Systematic Literature Review, SLR) for 2010-2016. Scientific bases and data warehouses have been sources of information about the articles. The search strategy was defined in accordance with the methodology of the SLR. 287 scientific publications were found. Of these, 25 articles were selected and analyzed according to inclusion and exclusion criteria. To respond to research questions from each article were extracted the data, which are structured in tables. Quantitative and qualitative analysis was applied to these data. The annual increase in the number of articles was identified since 2012. The journal Comunicar is recognized as the main channel of publications. In terms of publication activity, Europe is the leader, while research in Africa not were found. Decisive role in media education given to universities on the basis of the predominance of research carried out by these institutions. In our SLR proposed three-level hierarchy of categories of target audience, by

which was performed clustering articles. Clustering by topics of articles was performed based on «5Cs» model. Most active empirical research identified among schoolchildren and students to develop their critical thinking. At the same time, there is no research in the category of preschoolers. Given the level of national systems, in the articles were formulated media education problems. To solve them, the authors of 10 articles offer to develop and/or improve the media education curriculum.

Keywords: media education, systematic literature review, empirical research, critical thinking, curriculum.

Введение

В медицине и социальных науках, и также в программной инженерии используют систематическое исследование литературы (Systematic Literature Review, SLR) [Дацун, 2015, с. 88-97; Kitchenham, B. & Charters, S., 2007, p. 643]. Вопросы медиаграмотности были рассмотрены в обзоре академической литературы, опубликованной до 2009 года включительно (http://digitalcommons.uri.edu/jmle/vol2/iss1/1). Но систематическое исследование литературы по медиаобразованию за годы, прошедшие после указанной работы, отсутствуют. Поэтому целью статьи заключается в изучении результатов эмпирических научных исследований по медиаобразованию в рамках формального и неформального обучения за 2010-2016 годы. При проведении исследования пользован метод систематического исследования литературы. В разделе статьи «Материалы и методы исследования» описан процесс проведения поиска для ответа на исследовательские вопросы. Раздел «Дискуссия» посвящен обсуждению данных, полученных в процессе систематического поиска. Результат синтеза на основе полученных данных и ограничения выполненного исследования обсуждаются в разделе «Результаты исследования».

Материалы и методы исследования

Методом данного исследования является систематический обзор литературы (SLR). Он представляет собой процесс из последовательности стандартизованных этапов:

1) определение исследовательских вопросов;

2) этап идентификации (проведение поиска);

3) этап отбора (скрининг документов);

4) этап обработки (ключевых слов с помощью аннотации);

5) этап синтеза (извлечение данных).

Исследовательские вопросы. В данном исследовании рассматриваются научно-исследовательские вопросы (ИВ):

ИВ1: Динамика публикаций результатов эмпирических исследований по медиаобразованию с 2010 г. по 2016 г.

ИВ2: Авторы эмпирических исследований по медиаобразованию.

ИВ3: Тематика эмпирических исследований по медиаобразованию.

ИВ4: Место и роль учебных программ медиаобразования в выполненных исследованиях.

Процесс поиска и материалы исследования. Процесс поиска был автоматизированным поиском статей в журналах и материалах конференций

99

с 2010 г. по 2016 г. (дата обращения 20.07.2016 г.). Он выполнен с помощью инструментов расширенного поиска в научных базах и хранилищах данных Web of Science (http://apps.Web of Science.com/), Scopus (https://www.scopus.com/), ScienceDirect (http://www.sciencedirect.com/), Springer Link (https://www.springer.com/), IEEE Xplore (http://ieeexplore.ieee.org/), ACM Digital Library (http://dl.acm.org/), ProQuest (www.proquest.com/), CiteSeerX (http://citeseer.ist.psu.edu/), EBSCO (https://www.ebscohost.com/). Дополнительно были использованы для поиска информационные ресурсы издательств SAGE Journals (http://online.sagepub.com/) и Emerald Journals (http://www.emeraldinsight.com). Исходная поисковая строка имела вид:

Title="Media education" and (Publication Year>=2012 and Publication Year<=2016).

Критерии включения и исключения. В исследование были включены статьи:

1) рассматривающие исследовательские вопросы нашего SLR (ключевые слова «media education», «curricula»);

2) опубликованные в научных журналах или материалах конференций с 1 января 2010 г. по 20 июля 2016 г.

Критерии исключения следующие:

1) публикации представляют собой диссертации, обзоры литературы, обложки, аннотации или оглавления книг, презентации докладов;

2) публикация содержит менее трех страниц;

3) у статьи отсутствует аннотация;

4) окончательный результат исследования представлен в более поздней публикации этих же авторов;

5) статьи посвящены применению мультимедиа в образовательном процессе.

Результаты поиска. В результат этапа идентификации нашего SLR (см. рис. 1) наибольший вклад внесли такие базы и хранилища научных публикаций как Scopus (36,93% публикаций из общего количества 287 найденных), Web of Science (27,87%) и CiteSeerX (16,72%). Применение критериев включения и исключения привело к тому, что были отобраны 68 публикаций (23,69% найденных на стадии идентификации).

Далее был выполнен анализ аннотаций и текстов публикаций с целью выявления работ, содержащих данные эмпирических исследований по медиаобразованию. Отбор публикаций, соответствующих цели нашего исследования, привел к тому, что в результат третьей стадии SLR попали 25 работ (см. табл. 1).

Рис. 1. Диаграмма потока SLR

Таблица 1. Коллекция данных

ID Ссылка ID статьи Ссылка

статьи

S1 Aran-Ramspott, 2013 S14 Kiryakova, Olkhovaya et al., 2015

S2 Beloshitskaya & Pechinkina, 2016 S15 Küter-Luks, Heuvelman et al., 2011

S3 Brites, Dos Santos et al., 2014 S16 Lauri, Borg et al., 2010

S4 Bujokas & Rothberg, 2014 S17 Li & Ranieri, 2012

S5 Bulatovic, Bulatovic et al., 2013 S18 Lozanova, 2016

S6 Cambrón & Macías, 2015 S19 Menezes, 2012

S7 Christakis, Frintner et al., 2013 S20 Özad & Kutoglu, 2010

S8 Chu, 2010 S21 Ponte & Aroldi, 2013

S9 Ciboci, Kanizaj et al., 2014 S22 St'astná & Wolák, 2014

S10 da Costa & Wiggers, 2016 S23 Supsakova, 2016

S11 Fedorov & Levitskaya, 2015 S24 Valdivia & Medina, 2014

S12 Haydari & Kara, 2015 S25 Wilmore & Willison, 2016

S13 Kacinová, Norisova et al., 2015

Результат стадии 3 нашего исследования состоит из работ, представленных в Scopus (11 публикаций, или 3,83% из общего количества найденных и 44% статей результата этой стадии исследования), Web of Science (9 публикаций, или 3,14% и 36% соответственно), ScienceDirect (3 публикации, или 1,06% и 12% соответственно), SAGE Journals и ACM Digital Library (по 1 публикации, или 0,35% и 4% соответственно).

Сбор данных и анализ данных. Из каждой статьи в процессе SLR были собраны данные: источник публикации и ссылка на нее; авторы, их организации и страна; аннотация статьи с темой и целевой аудиторией исследования; ключевые слова. Эти данные были структурированы в таблицах, которые отражают:

1) для ИВ1 - количество опубликованных статей по годам и их источники;

2) для ИВ2 - учреждения /организации авторов и их страны.

Согласно методике SLR на этапе 4 выполняется анализ аннотаций с

целью кластеризации по ключевым словам. Для ответа на исследовательский вопрос ИВ3 было принято решение о кластеризации публикаций по целевой аудитории эмпирических исследований. Чтобы выявить первоначальные названия кластеров, было построено облако тегов текста аннотаций с использованием Word Cloud Generator

(https://www.jasondavies.com/wordcloud/). С помощью облака тегов был получен набор ключевых слов с наибольшей частотой встречаемости: «students», «children», «parents», «teachers», «schools». Однако, данных о целевой аудитории «дошкольники» выявить не удалось.

На основе этого набора нами была предложена трехуровневая иерархия категорий участников процесса медиаобразования, охваченных эмпирическими исследованиями:

1) сообщества лиц, охваченных медиаобразованием

• организованные сообщества

■ начальная и средняя школа (категория О1)

■ высшая школа (О2)

■ сообщества с разным уровнем образования (ОЗ)

• слабо организованные сообщества

■ родители детей (С1)

■ выпускники высшей школы (С2)

• не организованные сообщества

■ социально изолированная и социально незащищенная молодежь (Н1)

■ взрослые и пожилые люди (Н2)

2) медиапедагоги (МП).

При анализе тематики эмпирических исследований была использована в качестве базовой модель для распространения грамотности и медиаграмотности «3Cs» - «creative, critical and cultural» (http: //www.revistacomunicar.com/pdf/preprint/3 8/En-03-PRE- 13396.pdf). Однако после построения облака тэгов текстов аннотаций было принято решение расширить список категорий тем до пяти в соответствии с моделью «5Cs»(https://docs.google.com/viewer?a=v&pid=sites&srcid=ZGVmYXVsdGRvbWFp bnxtZWRpYWRlc2lnbmtiYXVtfGd4OjU5Zjg4ZTE4MmI3Zjg4ZTY):

1) «Comprehension» (категория 1С);

2) «Critical Thinking» (2С);

3) «Creativity» (3С);

4) «Cross-Cultural Awareness» (4С);

5) «Citizenship» (5С).

В качестве дополнительной категории в кластеризации статей также использована категория «Состояние и содержание системы медиаобразования» (CM).

Результат кластеризации статей с учетом предложенного набора категорий тематики исследований структурирован в таблицах, которые отражают:

1) для ИВ3 - распределение опубликованных статей по категориям тематики исследований и по целевой аудитории;

2) для ИВ4 - связаны ли исследования и их результаты с учебными программами.

В таблицах 2-7 приведены данные, извлеченные из статей.

Таблица 2. Распределение количества статей по годам

2010 г. 2011 г. 2012 г. 2013 г. 2014 г. 2015 г. 2016 г. всего

Журналы 3 1 0 3 5 4 5 21

Конференции 0 0 2 1 0 1 0 4

Итого: 3 1 2 4 5 5 5 25

Таблица 3. Результаты эмпирических исследований медиаобразования,

опубликованные в журналах

Название журнала/конференции ID статьи Всего

2010 г. 2012 г. 2013 г. 2014 г. 2015 г. 2016 г.

Журналы

Academic Pediatrics S7 1

Asia Pacific Media Educator S25 1

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Croatian journal for journalism and the media S9 1

Communication today S23 1

Comunicar S21 S4 S11

European Journal of Science and Theology S22 1

European Journal of Teacher Education S16 1

Historia y Comunicación Social S1 1

Innovations in Education & Teaching International S12 1

Learning media and technology S15 1

Mediaobrazovanie-Media Education S2, S18

Movimento S10 1

New Horizons in Education S8 1

Observatorio S3 1

Procedia - Social and Behavioral Sciences S24 S14

Revista de Educación S6 1

Turkish Online Journal of Educational Technology S20 1

Конференц щи

ICIMCS 2012 S17 1

INTED 2012 S19 1

EDULEARN 2013 S5 1

ERMM 2015 S13 1

Таблица 4. Распределение публикаций результатов эмпирических исследований медиаобразования по странам

Страна (-ы) ID статьи Всего

2010 г. 2012 г. 2012 г. 2013 г. 2014 г. 2015 г. 2016 г.

Болгария S18 1

Бразилия S4 S10

Великобритания, Австралия S25 1

Испания S1 S6

Китай S8 1

Китай, Италия S17 1

Мальта, Германия S16 1

Нидерланды S15 1

Португалия S19 S3

Португалия, Италия S21 1

Россия S14, S11 S2

Северный Кипр S20 1

Сербия S5 1

Словакия S13 S23

США S7 1

Турция S12 1

Хорватия S9 1

Чехия S22 1

Чили S24 1

Таблица 5. Данные об учреждениях/организациях авторов статей

Учреждение / организация Страны

Оренбургский государственный университет Россия

Северный (Арктический) федеральный университет имени М.В. Ломоносова Россия

Таганрогский институт имени А.П. Чехова, Россия

Таганрогский институт управления и экономики

Универзитет «Унион - Никола Тесла» Сербия

Шуменският университет «Епископ Константин Преславски» Болгария

Charles University Чехия

Comenius University Словакия

Eastern Mediterranean University Северный Кипр

Instituto Politécnico de Castelo Branco Португалия

Maltepe University Турция

The Chinese University of Hong Kong Китай

University Sts Cyril & Methodius Словакия

University Twente Нидерланды

Universidade de Brasilia Бразилия

Universitat Ramon Llull * Испания

Federal University of Triangulo Mineiro, Sao Paulo State University Бразилия

Universidade Lusófona do Porto, Universidade de Coimbra Португалия

The Edward Bernays College of Communication Management, University of Zagreb Хорватия

Universidad de Chile, Чили

Pontificia Universidad Católica de Chile

Seattle Children's Research Institute, University of Washington, American Academy of Pediatrics, Nova Southeastern University, Cheshire Medical Center США

University Malta, Pädagogische Hochschule Freiburg Мальта, Германия

Zhejiang University Tian, Universita degli Studi di Firenze Китай, Италия

Universidade Nova de Lisboa, Universita Cattolica del Sacro Cuore Португалия, Италия

Bournemouth University, University of Adelaide Великобритания, Австралия

* - опубликовано две статьи

Таблица 6. Распределение количества статей по категориям целевой

аудитории

Год Категория целевой аудитории

О1 О2 О3 С1 С2 Н1 Н2 МП

2010 г. 1 1 1

2011 г. 1

2012 г. 1 1

2013 г. 2 1 1

2014 г. 1 1 2 2

2015 г. 1 2 2

2016 г. 2 1 1 1

Итого 6 5 4 2 2 1 1 4

Таблица 7. Распределение статей по категориям тематики исследований и связь исследований с учебными программами

ID статьи Категории тематики Категории целевой аудитории

1С 2С 3С 4С 5С СМ О1 О2 О3 С1 С2 Н1 Н2 МП

S1 + + +

S2 + + +

S3 + + + + + +

S4 + + + + +/*

S5 + + +/*

S6 + +/*

S7 + +

S8 + + +/*

S9 + + +

S10 + + + +/*

S11 + +

S12 + + + +/*

S13 + +

S14 + + + +

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

S15 + + + +/*

S16 + +

S17 + + +/*

S18 + +

S19 + + + + +/*

S20 + + +

S21 + + + + +

S22 + + + +

S23 + + + +/*

S24 + + + + + +

S25 + +

* - исследуются вопросы, связанные с учебными программами по медиаобразованию

Дискуссия

ИВ1: Динамика публикаций результатов эмпирических исследований по медиаобразованию с 2010 г. по 2016 г.

21 статья о результатах эмпирических исследований по медиаобразованию опубликована в журналах и 4 статьи - в материалах научных конференций. Отмечается увеличение ежегодного количества публикаций с двух в 2012 г. до пяти в 2014-2016 гг. Статьи были опубликованы как в специализированных изданиях по медиа и медиаобразованию (Asia Pacific Media Educator, Croatian journal for journalism and the media, Mediaobrazovanie -Media Education), так и в изданиях образовательного профиля (Innovations in Education & Teaching International, New Horizons in Education, Revista de Educación, Turkish Online Journal of Educational Technology) или узкоспециализированных в смежных науках (Academic Pediatrics, Procedia - Social and Behavioral Sciences). Среди журналов есть издания как национального уровня (Croatian journal for journalism and the media, Turkish Online Journal of Educational Technology), так и регионального (Asia Pacific Media Educator, European Journal of Teacher Education). Больше всего статей опубликовано в журнале Comunicar. Также результаты исследований были представлены на международных конференциях по образованию (INTED 2012, EDULEARN 2013 и ERMM 2015) и по информационным технологиям (ICIMCS 2012). Таким образом, динамика публикаций свидетельствует о повышении важности вопросов медиаобразования, особенно в общеобразовательном контексте.

ИВ2: Авторы эмпирических исследований по медиаобразованию.

В течение более, чем 30 лет после Международного симпозиума ЮНЕСКО по медиаобразованию (1982 г.) и публикации «Grunwald Declaration on Media Education» (http://www.unesco.org/education/pdf/MEDIA_E.PDF) многие страны (в том числе Австралия, Великобритания, Канада, отдельные страны Латинской Америки) включили медиаобразование в школьные учебные программы. В последние годы медиаобразование получило признание в Азии (Индия, Китай, Пакистан, Япония) и в Бразилии. Анализ данных об авторах статей нашего SLR показал, что они представляют 20 стран. Абсолютное большинство публикаций (13) подготовлено учеными Европы, по три публикации - Азии и Америки, одна - Австралии, что подтверждает существующие тенденции. Наблюдается отсутствие исследований в африканском регионе.

Выбранный в нашем SLR временной диапазон исследования 20102016 гг. для Европы отмечен двумя важными событиями: Второй Европейский конгресс по проблемам медиаобразования - Second European Congress on Media Literacy, 2009 г., Италия (http://www.euromeduc.eu/) и проект 2014 г. «EMEDUS: European Media Literacy Education Project» при поддержке Еврокомиссии (http://www.eumedus.com). Интенсивность исследований медиаобразования в Европе в определенной степени может быть объяснена их влиянием.

Количественный анализ данных об авторах показал, что по три статьи опубликовано исследователями России и Португалии (из последней две самостоятельно и одна совместно), по две - Бразилии, Испании, Италии (из последней обе совместно) и Словакии. Ученые остальных стран опубликовали по одной работе.

Следует отметить, что только десять статей [Aran-Ramspott, 2013; Beloshitskaya & Pechinkina, 2016; Brites, Dos Santos et al., 2014; Cambrón & Macías, 2015; Christakis, Frintner et al., 2013; Ciboci, Kanizaj et al., 2014 da Costa & Wiggers, 2016; Özad & Kutoglu, 2010; Supsakova, 2016; Wilmore & Willison, 2016] опубликованы авторами в национальных журналах, остальные публикации - в журналах за пределами своей страны. Этот результат находится в современном тренде о трансфере научных результатов.

Количественный анализ данных об организациях/учреждениях, с которыми аффилированы авторы статей, иллюстрирует активность высших учебных заведений в проведении эмпирических исследований по медиаобразованию. Ученые из 14 учреждений опубликовали 15 статей о самостоятельных исследованиях. В совместных национальных исследованиях участвовали 15 учреждений, в интернациональных - 8. Все статьи о самостоятельно выполненных исследованиях опубликованы авторами из академических университетов. В совместных национальных исследованиях кроме университетов и институтов принимали участие педиатрические учреждения [Christakis, Frintner et al., 2013, p. 55], а в интернациональных - педагогические учебные заведения [Lauri, Borg et al., 2010, p. 79]. Это свидетельствует о важной роли высших учебных заведений в становлении системы медиаобразования как на национальном, так и на международном уровне.

В результате дополнительного анализа количественного состава авторских коллективов выявлено, что среди самостоятельных исследований 5 были выполнены одним автором. Шесть статей опубликованы коллективами из двух авторов и четыре - из трех авторов. Таким образом, наблюдается широкая география авторов статей и разнообразие состава авторских коллективов.

ИВ3: Тематика эмпирических исследований по медиаобразованию. Сначала рассмотрим распределение статей по тематике медиаобразования. Далее уточним цели эмпирических исследований в соответствии с

108

категориями целевой аудитории, а затем обсудим инструменты, использованные при проведении исследований и проблемы, выявленные в процессе исследований.

Анализ распределения статей по тематике медиаобразования показывает, что работы [Brites, Dos Santos et al., 2014, p. 166; Bujokas & Rothberg, 2014, p. 118; Valdivia & Medina, 2014, p. 484] наиболее комплексны с точки зрения модели «5Cs». Наиболее узкое исследование - статья, посвященная вопросам медиакритики [Fedorov & Levitskaya, 2015, p. 115]. Абсолютное большинство публикаций (17) также рассматривают этот элемент модели в комплексе с другими элементами. 12 статей имели среди целей исследования анализ состояния и содержания системы медиаобразования, причем 5 из них - только одну эту цель [Cambrón & Macías, 2015, p. 135; Christakis, Frintner et al., 2013, p. 55; Lauri, Borg et al., 2010, p. 82-86; Lozanova, 2016, p. 15; Wilmore & Willison, 2016, pp. 116-117]. Однако, только две статьи исследовали межкультурную осведомленность [Brites, Dos Santos et al., 2014, p. 163; Valdivia & Medina, 2014, p. 480]. Таким образом, спектр тематики отобранных статей покрывает все элементы модели «5Cs».

Количественный анализ распределения статей по категориям целевой аудитории показал, что большинство статей (15 публикаций или 60% из общего числа) освещает результаты исследований в организованных сообществах - от младшей до высшей школы (категории О1-О3). Качественный анализ позволил уточнить тематику и цели исследований в соответствии категориями целевой аудитории.

Статьи категории О1 сосредоточены на целях:

- проникновения традиционных и цифровых медиа в досуг детей младшего школьного возраста (Словакия) [Supsakova, 2016, pp. 33, 35];

- самооценки учащимися начальных школ возможных медиа рисков и необходимости медиаобразования (Нидерланды) [Küter-Luks, Heuvelman et al., 2011, p. 295];

- определения, какие вопросы будут интересовать учащихся шестого года обучения городских средних школ при проведении независимого исследования о проблеме медиа (Гонконг) [Chu, 2010, p. 44];

- оценки эффективности разработки и внедрения программы веб-медиаобразования для подростков городских начальных школ (Китай) [Li & Ranieri, 2012, p. 227];

- сближения критико-освободительной педагогики и медиаобразования в педагогической практике физического воспитания учащихся 8-го класса в частной школе (Бразилия) [da Costa & Wiggers, 2016, pp. 625, 630];

- выявления проблем подростковых межкультурных встреч городских и сельских, коренных и некоренных учащихся из двух регионов (Чили) [Valdivia & Medina, 2014, p. 481].

В работах категории О2 исследованы такие вопросы медиаобразования:

- медиакомпетентность как результат медиаграмотности в университетском образовании на примере российских (Оренбургский государственный университет) и немецких студентов (Высшая педагогическая школа Людвигсбурга) [Kiryakova, Olkhovaya et al., 2015, p. 143];

- соответствие отношения медиа-студентов с центральными принципами мультимедийной грамотности (Сербия) [Bulatovic, Bulatovic et al., 2013, p. 1914];

- способность студентов университетов Испании (Universidad Politécnica de Catalunya, Universidad Pompeu Fabra, Universidad Ramon Llull) и Великобритании (University of London) правильно интерпретировать отношения в такой телевизионной продукции как сериалы [Aran-Ramspott, 2013, p. 111-112];

- опыт разработки и реализации учебного курса «Медиаобразование в информационном обществе» для студентов-филологов Северного (Арктического) федерального университета имени М.В. Ломоносова (Россия) [Beloshitskaya & Pechinkina, 2016, p. 42];

- отношение студентов Северного Кипра (Eastem Mediterranean University) к использованию Интернета в качестве источника или инструмента для получения информации [Ozad & Kutoglu, 2010, p. 245].

Исследования, представленные в категории О3, изучают аспекты:

- состояния медиаобразования и внедрение медиа в средних школах с точки зрения директоров, персонала и учащихся средних школ (Испания) [Cambrón & Macías, 2015, p. 135];

- развития медиаграмотности учащихся и учителей английского и португальского языков, а также математики в государственных средних школах (Бразилия) [Bujokas & Rothberg, 2014, p. 117];

- участия различных партнеров - учителя и школьники - при реализации проекта «Медиаобразование в регионе Castelo Branco» в средних школах (Португалия) [Menezes, 2012, p. 4336];

- интеграции различных партнеров - школьники, медиа-студенты, неправительственная организация - в неформальном медиаобразовании учащихся средних школ (Турция) [Haydari & Kara, 2015, p. 383].

В публикациях категории С1 указаны такие цели исследования:

- мнения родителей детей дошкольного возраста о роли и месте медиа и медиаобразования их детей (Хорватия) [Ciboci, Kanizaj et al., 2014, p. 57];

- степени реализации медиаобразования в семье в рамках проекта «Родители, дети, и медиа» с точки зрения родителей разного возраста от дошкольного до средней школы (Чехия) [St'astná & Wolák, 2014, p. 164].

Статьи категории С2 преследовали цели:

- понимания молодыми медиапедагогами, работающими около года на различных рабочих местах после окончания обучения, применимости их исследовательских навыков для собственного трудоустройства [Wilmore & Willison, 2016, p. 113];

- проведения и анализа национального опроса выпускников педиатрической ординатуры о сформированности их практики в отношении бесед с семьями об использовании медиа [Christakis, Frintner et al., 2013, p. 55].

В работе категории Н1 изучены возможности неформального медиаобразования с помощью онлайн радио детей и молодежи, которые живут в социальной изоляции в трех различных по условиям районах (Португалия) [Brites, Dos Santos et al., 2014, pp. 145, 161-164, 166].

Исследование категории Н2 посвящено изучению сходства и различия между поколениями и внутри них по использованию медиа на примере родных разных возрастных групп у студентов-магистрантов (Португалия) [Ponte & Aroldi, 2013, pp. 167, 171].

Публикации категории МП посвящены исследованиям:

- мнений медиапедагогов, медиакритиков и исследователей в области медиаобразования и медиакультуры о синтезе образования медиаграмотности и медиакритики [Fedorov & Levitskaya, 2015, pp. 107, 115];

- мнений учителей о форме введения медиаобразования в школах (Болгария) [Lozanova, 2016, p. 14];

- сравнения различных способов интеграции медиаобразования в систему образования начальных и средних школ и типов обучения медиапедагогов, а также мнения учителей медиаобразования об уровне их профессиональной подготовки к преподаванию (Англия, Германия, Мальта) [Lauri, Borg et al., 2010, p. 79];

- оценки компетентности учителей медиаобразования гимназий, средних профессиональных учебных заведений и консерваторий, государственных, религиозных, частных, городских и сельских школ (Словакия) [Kacinova, Norisova et al., 2015, p. 156].

При проведении исследований были использованы различные подходы и инструменты:

- количественные и качественные методики для сбора данных при обучении по программе веб-медиаобразования [Li & Ranieri, 2012, p. 227];

- опросы локальные [Beloshitskaya & Pechinkina, 2016, p. 50; Ciboci, Kanizaj et al., 2014, p. 57; Kiryakova, Olkhovaya et al., 2015, p. 147; Kuter-Luks, Heuvelman et al., 2011, p. 295; Lozanova, 2016, p. 14; Ozad & Kutoglu, 2010, p. 250], национальные [Christakis, Frintner et al., 2013, p. 55] и международные [Fedorov & Levitskaya, 2015, p. 107];

- самоуправляемый полуструктурированный вопросник [Chu, 2010, p. 48,

- онлайновый вопросник [Lauri, Borg et al., 2010, p. 79; Supsakova, 201, p. 35];

- интервью [Bujokas & Rothberg, 2014, p. 118; Valdivia & Medina, 2014, p. 481, 484; Wilmore & Willison, 2016, p. 117];

- сравнительный анализ [Bulatovic, Bulatovic et al., 2013, p. 1914; Kiryakova, Olkhovaya et al., 2015, pp. 143, 147];

- фокус-группы с последующим анализом медиаисследователями [Aran-Ramspott, 2013, p. 112-113], [Ponte & Aroldi, 2013, p. 171];

- личные наблюдения авторов как надзорных медиа инструкторов проекта [Haydari & Kara, 2015, p. 383];

- комплекс из серии глубинных интервью и фокус-групп [Cambrón & Macías, 2015, p. 135];

- комплекс из наблюдений, интервью и фокус-групп [Brites, Dos Santos et al., 2014, p. 145];

- комплекс из опроса, анализа содержания школьных и национальных учебных программ, телефонное или личное интервью с представителем руководства школы или медиапедагогом, количественный анализ тематических исследований практических примеров медиаобразования [Kacinová, Norisova et al., 2015, p. 156].

Исследования выявили проблемы медиаобразования, которые можно считать общими для многих стран:

- кризис доверия медийному сектору, связанный с озабоченностью по поводу медиа этики среди детей и молодежи [Chu, 2010, p. 44] и к достоверности информации, которую студенты находят в Интернете или печатных изданиях для учебных целей [Özad & Kutoglu, 2010, p. 245];

- важность синтеза медиаобразования и медиакритики [Fedorov & Levitskaya, 2015, p. 115];

- изменение роли учащихся и формирование личностно-ориентированного медиаобразования [Chu, 2010, p. 55];

- нехватка у студентов проверки теоретических знаний посредством практической работы [Bulatovic, Bulatovic et al., 2013, p. 1914];

- необходимость интеграции различных партнеров в медиаобразовании как расширение процесса неформального обучения [Haydari & Kara, 2015, p. 383];

- неоднородность и разрозненность методических и других материалов, которые родители дошкольников имеют в своем распоряжении по медиаобразованию, если они хотят обучиться в области родительского посредничества в своих семьях [St'astná & Wolák, 2014, p. 165-168];

- недостаточная сформированность у выпускников медийных факультов исследовательских навыков для работы в профессиональной сфере [Wilmore & Willison, 2016, p. 117];

- недостаточный уровень компетенций у молодых педиатров по результатам обучения в ординатуре для работы с семьями по использованию детьми медиа [Christakis, Frintner et al., 2013, p. 55].

С учетом национальной специфики были указаны проблемы как на макроуровне (государственная образовательная политика), так и на микроуровне (в разных сообществах и их отдельных возрастных группах):

- необходимость помощи в разработке национальной политики в области медиаобразования [Bujokas & Rothberg, 2014, p. 121] или введении медиаобразования в школах [Lozanova, 2016, p. 18];

- отсутствие подготовки учителей медиаобразования для средней школы [Menezes, 2012, p. 4336], или недосточный уровень этой подготовки [Lauri, Borg et al., 2010, p. 79];

- отсутствие образовательных ресурсов [Menezes, 2012, p. 4336], или нехватка хорошо подготовленных дидактических материалов по медиаобразованию [Kacinová, Norisova et al., 2015, p. 159];

- необходимость медиаобразование для детей дошкольного возраста и их родителей [Ciboci, Kanizaj et al., 2014, p. 54];

- неравенство учащихся школьного возраста по уровням технологического опыта использования медиа [Valdivia & Medina, 2014, p. 481], так как молодежь, живущая в условиях социально-экономических контрастов, дискриминации и социальной изоляции, недостаточно включается в медиаобразование и укрепляет медианавыки [Brites, Dos Santos et al., 2014, pp. 161-164].

- комплексный характер проблем, связанных с внедрением медиа и ИКТ в классах [Cambrón & Macías, 2015, p. 135];

ИВ4: Место и роль учебных программ медиаобразования в выполненных исследованиях. Основным путем устранения выявленных проблем авторы статей называют разработку и/или совершенствование учебных программ медиаобразования (см. табл. 6). Необходимость и важность этой работы иллюстрирует тот факт, что 10 публикаций (40% из общего числа) исследуют вопросы учебных программ [Bujokas & Rothberg, 2014; Bulatovic, Bulatovic et al., 2013; Cambrón & Macías, 2015; Chu, 2010; da Costa & Wiggers, 2016; Haydari & Kara, 2015; Küter-Luks, Heuvelman et al., 2011; Li & Ranieri, 2012; Menezes, 2012; Supsakova, 2016]. Это составляет 66,67% из 15 статей с целевой аудиторией формального обучения (категории О1-О3).

Оценка формального медиаобразования в Европе по критериям «Учебные программы, подготовки учителей, ресурсы и т.д.» в 2013 г. [Supsakova, 2016, p. 43] разделяет страны на лидеров (Великобритания, Германия и Нидерланды - выше 80%) и аутсайдеров (Венгрия, Кипр, Болгария и Латвия - ниже 45%). У лидеров медиаобразование является частью Национальной минимальной учебной программы (National Minimum Curriculum), например, в Великобритании, Германии и Мальте [Lauri, Borg et

al., 2010, p. 79]. На сокращение имеющего разрыва направлен проект «Formal Media Education».

Отчасти его влиянием можно объяснить широкое представительство публикаций европейских авторов в ландшафте эмпирических исследований по медиаобразованию в 2014-2016 гг. (8 из 15 статей, или 53,33%) [Brites, Dos Santos et al., 2014; Cambrón & Macías, 2015; Ciboci, Kanizaj et al., 2014; Kacinová, Norisova et al., 2015; Lozanova, 2016; St'astná & Wolák, 2014; Supsakova, 2016; Wilmore & Willison, 2016]. Для оценки учебных программ в проекте «Formal Media Education» разработана анкета национальной учебной программы. Это может служить своего рода ориентиром для других стран или базисом для трансфера образовательных технологий (например, программа веб-медиаобразования в начальных школах Китая с помощью Итальянской Ассоциации медиаобразования (Italian Association of Media Education (MED) [Li & Ranieri, 2012, p. 227].

Результаты исследования

Проведенный систематический анализ литературы позволил выявить тенденцию увеличения потока публикаций об эмпирических исследованиях по медиаобразованию в различных регионах мира - как на национальном, так и на международном уровне с существенным преобладанием статей из европейских стран.

Основные исследовательские группы по медиаобразованию сосредоточены в университетах, которые в случае узкоспециализированных исследований сотрудничают с другими учебными заведениями или организациями, в том числе для трансфера образовательных технологий на международном уровне.

Обнаружено, что тематика эмпирических исследований покрывает все элементы модели «5Cs» с преобладанием исследований по теме «Critical Thinking». Также широко представлена тема анализа состояния и содержания системы медиаобразования. Однако отмечается небольшое количество комплексных исследований, причем только в них были затронуты вопросы межкультурной осведомленности. Большинство исследований было выполнено среди учащихся от учеников младшей школы до студентов университетов. Однако только две статьи представили результаты исследований среди студентов и выпускников медийных факультетов. Также обнаружено, что при проведении исследований чаще всего применялись опросы, в том числе в комплексе с другими методами. Широкий возрастной диапазон целевой аудитории позволил выявить проблемы медиаобразования, общие как для многих стран, так и для различных видов образования (формального и неформального): уровень методического обеспечения медиаобразования, степень сформированности навыков у выпускников медийных факультетов, необходимость формирования личностно-ориентированного медиаобразования, медиаэтики.

114

К результатам нашего SLR также следует отнести выявление того, что разработка (совершенствование) учебных программ медиаобразования представляется исследователям основным путем устранения выявленных проблем.

Выводы

Систематическое исследование литературы, представленное в статье, имело целью изучить результаты эмпирических исследований по медиаобразованию в рамках формального и неформального обучения за 2010-2016 гг. С использованием стратегии поиска из 287 найденных статей было выделено 25 релевантных, которые были использованы для сбора и анализа данных.

Наше исследование выявило увеличение ежегодного количества публикаций, начиная с 2012 г. до настоящего времени. Каналами публикаций эмпирических исследований по медиаобразованию являются 21 журнал и 4 конференции, среди которых лидером является журнал Comunicar. Авторы статей нашего SLR представляют 20 стран всех континентов на фоне отсутствия исследований в Африке. Высшая интенсивность исследований медиаобразования выявлена в Европе. Наибольший вклад внесли ученые высших учебных заведений, что подтверждает их ведущую роль в становлении системы медиаобразования как на национальном, так и на международном уровне.

Тематика статей, отобранных в нашем SLR, покрывает все элементы модели «5Cs» с предпочтением вопросам медиакритики. Также выявлена высокая озабоченность исследователей состоянием и содержанием системы медиаобразования. Однако исследований межкультурной осведомленности и, особенно, комплексных исследований и значительно меньше.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Субъектами исследований выступали обучающиеся различных возрастных категорий с абсолютным преобладанием исследований детей школьного возраста, подростков и молодежи. Выявлено отсутствие исследований среди дошкольников, а также недостаточное внимание медиапедагогов к такой категории высокого медийного риска как пожилые люди.

Проблемы медиаобразования, которые обсуждаются в статьях, в целом определяются уровнем системы медиаобразования соответствующих стран, а к общим можно отнести медиаэтику и необходимость формирования личностно-ориентированного медиаобразования. Итогом нашего SLR следует считать мнение исследователей о разработке или совершенствовании учебных программ медиаобразования как основного пути устранения выявленных проблем.

К ограничениям выполненного нами исследования следует отнести выбор англоязычных хранилищ и баз данных, в которых был произведен поиск статей. Это ограничение смягчается достаточно высоким научным

115

уровнем публикаций, гарантированным этими репозиториями, а также тем, что среди 25 отобранных публикации опубликованы на испанском и португальском языках (по 2 статьи). Однако, в поле зрения нашего SLR не попали статьи на других языках.

Представленные в нашей статье таблицы могут быть использованы педагогами и учебными учреждениям в совершенствовании учебных программ медиаобразования и в поиске партнеров для международных проектов. Студентам и исследователям медиа наше SLR может помочь в выборе тем перспективных исследований и каналов публикаций.

Литература

Дацун Н.Н. Образование инженерии программного обеспечения: систематический обзор литературы // Вестник Пермского университета. Серия: Математика. Механика. Информатика. 2015. № 2 (29). С. 87-99. Aran-Ramspott, S. (2013). La educación mediática en el EEES | [The media education in the EHEA]. Historia y Comunicación Social, Vol. 18, Iss. Spec. Oct, pp. 109-118.

Beloshitskaya, N. & Pechinkina, O. (2016). From the experience of media education of future teachers-philologists.

Mediaobrazovanie-Media Education, N 2, pp. 42-51.

Brites, M.J., Dos Santos, S.C., Jorge, A. & Navio, C. (2014). Problematizar para intervir: Rádio online e educagao para os media como estratégia de inclusao de jovens. Observatorio, Vol. 8, N 1, pp. 145-169. Bujokas, A. & Rothberg, D. (2014). Media education and Brazilian educational policies for the enhancement of learning. Comunicar, Vol. XXII, N 43, pp. 113-121.

Bulatovic, L.L., Bulatovic, G. & Arsenijevic, O. (2013). Convergence of media education using innovative practice.

In: Proceeding of the 5th International Conference on Education and New Learning Technologies (EDULEARN 2013), Barcelona, Spain, July, Vol. br, pp. 1914-1920.

Cambrón, A.M. & Macías, S.B. (2015). Retos y problemáticas de la introducción de la educación mediática en los centros de secundaria. Revista de Educación, N 369, pp. 135-150.

Christakis, D.A., Frintner, M.P., Mulligan, G.L., Fuld D.A. & Olson L.M. (2013). Media Education in Pediatric Residencies: A National Survey. Academic Pediatrics, Vol. 13, Iss. 1, pp. 55-58.

Chu, D. (2010). A pedagogy of inquiry: Toward student-centered media education. New Horizons in Education, Vol. 58, N 3, pp. 44-57.

Ciboci, L., Kanizaj, I. & Labas, D. (2014). Media education from the perspective of parents of preschool children: Challenges and trends in free time media use. Croatian Journal for Journalism and the Media, Vol. 20, N 2, pp. 5369.

da Costa, J.M. & Wiggers, I. (2016). Pedagogia crítico-emancipatória e educagao física escolar: Confluencias á mídia-educagao. Movimento, Vol. 22, N 2, pp. 625-634.

Fedorov, A. & Levitskaya, A. (2015). The framework of media education and media criticism in the contemporary world: The opinion of international experts. Comunicar, Vol. 23, N 45, pp. 107-115.

Haydari, N. & Kara, M. (2015). A collaborative media production project on human rights: bridging everyday and

media education. Innovations in Education & Teaching International, Vol. 52, Iss. 4, pp. 383-392.

Kacinová, V., Norisova, V. & Vrabec, N. (2015). The Condition of Media Education in Slovak Schools. In:

Proceeding of the 2nd International Conference on Education Reform and Modern Management (ERMM 2015), Hong Kong, April, Vol. 15, pp. 156-159.

Kitchenham, B. & Charters, S. (2007). Guidelines for performing Systematic Literature Reviews in software engineering. Version 2.3. [EBSE Technical Report. EBSE-2007-01]

(https://www.elsevier.com/__data/promis_misc/525444systematicreviewsguide.pdf)

Kiryakova, A., Olkhovaya, T. & Rodionova, T. (2015). Axiological Foundations of Media Education in Modern University. Procedia - Social and Behavioral Sciences, Vol. 214, pp. 143-149.

Küter-Luks, T., Heuvelman, A. & Peters, O. (2011). Making Dutch pupils media conscious: preadolescents' self-assessment of possible media risks and the need for media education. Learning media and technology, Vol. 36, Iss. 3, pp. 295-313.

Lauri, M.A., Borg, J., Gunnel, T. & Gillum, R. (2010). Attitudes of a sample of English, Maltese and German teachers towards media education. European Journal of Teacher Education, Vol. 3, Iss. 1, pp. 79-98. Li, Y. & Ranieri, M. (2012). Design, implementation and effectiveness of a web-based media education program for teenagers: an exploratory study in China. In: Proceeding 4th International Conference on Internet Multimedia Computing and Service (ICIMCS 2012), Wuhan, China, September, pp. 227-230.

Lozanova, L. (2016). Forms of the introduction for media education in Bulgaria. Mediaobrazovanie-Media Education, N 2, pp. 10-20.

Menezes, H. (2012). A contribution to develop media education in Portugal - the project 'Media education in Castelo Branco Region'. In: Proceeding of the 6th International Conference of Technology, Education and Development (INTED 2012), Valencia, Spain, March, pp. 4336-4341.

Ozad, B.E. & Kutoglu, Ü. (2010). The use of the Internet in media education. Turkish Online Journal of Educational Technology, Vol. 9, Iss. 2, pp. 245-255.

Ponte, C. & Aroldi, P. (2013). Connecting generations. a research and learning approach for media education and audience studies. Comunicar, Vol. 21, N 41, pp. 167-176.

St'astná, L. & Wolák, R. (2014). Media education in a family do parents have anything to rely on? European Journal of Science and Theology, Vol. 10, Suppl. 1, pp. 159-173.

Supsakova, B. (2016). Media education of children and youth as a path to media literacy. Communication today, Vol. 7, Iss. 1, pp. 32-50.

Valdivia, A. & Medina, L. (2014). Looking and Not Seeing the Difference: An Intercultural Media Education Experience in Chile. Procedía - Social and Behavioral Sciences, Vol. 132, pp. 479-485.

Wilmore, M. & Willison, J. (2016). Graduates' Attitudes to Research Skill Development in Undergraduate Media Education. Asia Pacific Media Educator, Vol. 26, Iss. 1, pp. 113-128.

References

Aran-Ramspott, S. (2013). La educación mediática en el EEES | [The media education in the EHEA]. Historia y Comunicación Social, Vol. 18, Iss. Spec. Oct, pp. 109-118.

Beloshitskaya, N. & Pechinkina, O. (2016). From the experience of media education of future teachers-philologists.

Mediaobrazovanie-Media Education, N 2, pp. 42-51.

Brites, M.J., Dos Santos, S.C., Jorge, A. & Navio, C. (2014). Problematizar para intervir: Rádio online e educagao para os media como estratégia de inclusao de jovens. Observatorio, Vol. 8, N 1, pp. 145-169. Bujokas, A. & Rothberg, D. (2014). Media education and Brazilian educational policies for the enhancement of learning. Comunicar, Vol. XXII, N 43, pp. 113-121.

Bulatovic, L.L., Bulatovic, G. & Arsenijevic, O. (2013). Convergence of media education using innovative practice.

In: Proceeding of the 5th International Conference on Education and New Learning Technologies (EDULEARN 2013), Barcelona, Spain, July, Vol. br, pp. 1914-1920.

Cambrón, A.M. & Macías, S.B. (2015). Retos y problemáticas de la introducción de la educación mediática en los centros de secundaria. Revista de Educación, N 369, pp. 135-150.

Christakis, D.A., Frintner, M.P., Mulligan, G.L., Fuld D.A. & Olson L.M. (2013). Media Education in Pediatric Residencies: A National Survey. Academic Pediatrics, Vol. 13, Iss. 1, pp. 55-58.

Chu, D. (2010). A pedagogy of inquiry: Toward student-centered media education. New Horizons in Education, Vol. 58, N 3, pp. 44-57.

Ciboci, L., Kanizaj, I. & Labas, D. (2014). Media education from the perspective of parents of preschool children: Challenges and trends in free time media use. Croatian Journal for Journalism and the Media, Vol. 20, N 2, pp. 5369.

da Costa, J.M. & Wiggers, I. (2016). Pedagogia crítico-emancipatória e educagao física escolar: Confluencias á mídia-educagao. Movimento, Vol. 22, N 2, pp. 625-634.

Datsun, N.N. (2015). Software Engineering Education: a systematic mapping study. Perm University Bulletin. Series: Mathematics. Mechanics. Computer science, N 2 (29), pp. 87-99.

Fedorov, A. & Levitskaya, A. (2015). The framework of media education and media criticism in the contemporary world: The opinion of international experts. Comunicar, Vol. 23, N 45, pp. 107-115.

Haydari, N. & Kara, M. (2015). A collaborative media production project on human rights: bridging everyday and

media education. Innovations in Education & Teaching International, Vol. 52, Iss. 4, pp. 383-392.

Kacinová, V., Norisova, V. & Vrabec, N. (2015). The Condition of Media Education in Slovak Schools. In:

Proceeding of the 2nd International Conference on Education Reform and Modern Management (ERMM 2015), Hong Kong, April, Vol. 15, pp. 156-159.

Kitchenham, B. & Charters, S. (2007). Guidelines for performing Systematic Literature Reviews in software engineering. Version 2.3. [EBSE Technical Report. EBSE-2007-01]

(https://www.elsevier.com/__data/promis_misc/525444systematicreviewsguide.pdf)

Kiryakova, A., Olkhovaya, T. & Rodionova, T. (2015). Axiological Foundations of Media Education in Modern University. Procedia - Social and Behavioral Sciences, Vol. 214, pp. 143-149.

Küter-Luks, T., Heuvelman, A. & Peters, O. (2011). Making Dutch pupils media conscious: preadolescents' self-assessment of possible media risks and the need for media education. Learning media and technology, Vol. 36, Iss. 3, pp. 295-313.

Lauri, M.A., Borg, J., Gunnel, T. & Gillum, R. (2010). Attitudes of a sample of English, Maltese and German teachers towards media education. European Journal of Teacher Education, Vol. 3, Iss. 1, pp. 79-98. Li, Y. & Ranieri, M. (2012). Design, implementation and effectiveness of a web-based media education program for teenagers: an exploratory study in China. In: Proceeding 4th International Conference on Internet Multimedia Computing and Service (ICIMCS 2012), Wuhan, China, September, pp. 227-230.

Lozanova, L. (2016). Forms of the introduction for media education in Bulgaria. Mediaobrazovanie-Media Education, N 2, pp. 10-20.

Menezes, H. (2012). A contribution to develop media education in Portugal - the project 'Media education in Castelo Branco Region'. In: Proceeding of the 6th International Conference of Technology, Education and Development (INTED 2012), Valencia, Spain, March, pp. 4336-4341.

Ozad, B.E. & Kutoglu, Ü. (2010). The use of the Internet in media education. Turkish Online Journal of Educational Technology, Vol. 9, Iss. 2, pp. 245-255.

Ponte, C. & Aroldi, P. (2013). Connecting generations. a research and learning approach for media education and audience studies. Comunicar, Vol. 21, N 41, pp. 167-176.

St'astná, L. & Wolák, R. (2014). Media education in a family do parents have anything to rely on? European Journal of Science and Theology, Vol. 10, Suppl. 1, pp. 159-173.

Supsakova, B. (2016). Media education of children and youth as a path to media literacy. Communication today, Vol. 7, Iss. 1, pp. 32-50.

Valdivia, A. & Medina, L. (2014). Looking and Not Seeing the Difference: An Intercultural Media Education Experience in Chile. Procedia - Social and Behavioral Sciences, Vol. 132, pp. 479-485.

Wilmore, M. & Willison, J. (2016). Graduates' Attitudes to Research Skill Development in Undergraduate Media Education. Asia Pacific Media Educator, Vol. 26, Iss. 1, pp. 113-128.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.