Научная статья на тему 'Электрофизиологические корреляты оценки длительности звуковых стимулов'

Электрофизиологические корреляты оценки длительности звуковых стимулов Текст научной статьи по специальности «Клиническая медицина»

CC BY
138
35
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по клинической медицине, автор научной работы — Ходанович Марина Юрьевна, Есипенко Елена Александровна

Исследованы связанные с событиями потенциалы мозга (ССП) при оценке длительности звуковых стимулов. Обнаружено, что большинство испытуемых оценили интервал 0,5 с как секундный. Выделены этапы оценки длительности стимула: "извлечение субъективного эталона времени (СЭВ) из долговременной памяти", "сличение текущей длительности с СЭВ", "окончательная оценка и принятие решения", "моторный ответ". Анализ пространственного распределения ССП и дипольного моделирования источников компонентов показали, что в процессах оценки околосекундных интервалов времени в наибольшей степени задействована теменная кора. Обращение к долговременной памяти для извлечения СЭВ, вероятно, отражается в негативных, а процесс сличения текущего интервала с СЭВ в позитивных изменениях ССП в этих областях.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по клинической медицине , автор научной работы — Ходанович Марина Юрьевна, Есипенко Елена Александровна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Event related brain potentials on human estimation of auditory stimulus duration

Event related brain potentials (ERPs) were explored at estimation of sound stimuli duration. We found that the most subjects determined intervals of 0.5 s duration as 1 s ones. It was revealed stages of stimulus duration estimation: "earlier addressing to subjective time etalon (STE) in memory", "collation of current duration with STE", "addressing to memory for final judging and making decision", "motor response". Analysis of topographic distribution of ERPs and dipole modeling of component sources show that parietal cortex take active part in processes of duration estimation. We suppose that addressing to long-term memory for recollection of STE is reflected as negative waves of ERPs in parietal cortex, and the process of collation of current duration with STE is reflected as positive waves in parietal cortex.

Текст научной работы на тему «Электрофизиологические корреляты оценки длительности звуковых стимулов»

М.Ю. Ходанович, Е.А. Есипенко

ЭЛЕКТРОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ КОРРЕЛЯТЫ ОЦЕНКИ ДЛИТЕЛЬНОСТИ ЗВУКОВЫХ СТИМУЛОВ

Работа поддержана грантами КЦФЕ № РВ 02-1.4 - 433 и РГНФ № 05-06-06021а.

Исследованы связанные с событиями потенциалы мозга (ССП) при оценке длительности звуковых стимулов. Обнаружено, что большинство испытуемых оценили интервал 0,5 с как секундный. Выделены этапы оценки длительности стимула: «извлечение субъективного эталона времени (СЭВ) из долговременной памяти», «сличение текущей длительности с СЭВ», «окончательная оценка и принятие решения», «моторный ответ». Анализ пространственного распределения ССП и дипольного моделирования источников компонентов показали, что в процессах оценки околосекундных интервалов времени в наибольшей степени задействована теменная кора. Обращение к долговременной памяти для извлечения СЭВ, вероятно, отражается в негативных, а процесс сличения текущего интервала с СЭВ - в позитивных изменениях ССП в этих областях.

Считается, что на основе жизненного опыта у человека формируется субъективная единица измерения времени, некий временной эталон (СЭВ), который используется индивидом при определении длительности событий. Этот эталон хранится в долговременной памяти и обладает относительной устойчивостью [1]. Однако до сих пор неясно, что же собой представляет данный эталон, где, в какой зоне мозга он хранится и каковы механизмы извлечения его из долговременной памяти? В то же время большинство исследований, направленных на изучение механизмов восприятия времени [2-16], процессы актуализации долговременной памяти практически не рассматривают.

Одним из наиболее перспективных подходов в изучении этого процесса является анализ ССП при восприятии времени. Часть исследователей связывают процесс вспоминания с появлением позитивного компонента на участке 400-800 мс от начала предъявляемого стимула [17, 18], другие - с появлением негативного компонента такой же латентности [19].

В настоящее время нет единого мнения в вопросах механизмов отсчета времени, а также участия тех или иных структур мозга в этом процессе. В качестве таких мозговых структур рассматриваются мозжечок [4], базальные ганглии [12], гиппокамп [15], фронтальные [4, 12] и теменные [6, 12, 16] ассоциативные зоны коры. Большинство исследователей склоняются к точке зрения о том, что мозжечок в большей степени задействован при восприятии коротких (до 1 с) интервалов времени, в оценке более длительных интервалов принимают участие базальные ганглии, фронтальные и теменные ассоциативные зоны коры. Большинство этих данных, однако, было получено на животных [16] и больных паркинсонизмом [6], поэтому не могут быть безоговорочно перенесены на здорового человека. Исследования механизмов восприятия времени на здоровых людях носят единичный характер и, как правило, не посвящены специально этой проблеме [5, 9].

Известно, что обращение к долговременной памяти при восприятии длительности стимула реализуется при отмеривании и оценке интервалов [3]. Результаты наших исследований свидетельствуют о том, что процесс отмеривания интервалов времени отражается в изменениях ССП [20, 21]. Предполагали, что если в процессе оценки интервалов времени происходит обращение к долговременной памяти и извлечение субъективного

эталона времени, то это должно проявляться в характеристиках ССПМ. Таким образом, целью данной работы стал поиск электрофизиологических коррелятов процессов актуализации долговременной памяти при оценке интервалов времени.

МЕТОДЫ

Объект исследования. В исследованиях приняли участие 20 практически здоровых добровольцев (11 мужского и 9 женского пола) в возрасте 18-30 лет, студенты томских вузов. Испытуемый располагался в удобном кресле в слабоосвещенной звукоизолированной камере. Работа испытуемых оплачивалась.

Стимулы и задача. Стимулами служили звуковые тоны длительностью 0,5; 1; 1,5 и 2 с (60 дБ, 1000 Гц), предъявляемые в динамики. Испытуемый получал инструкцию выявлять интервалы длительностью 1 с и в этом случае нажимать на клавишу «пробел». В контрольной серии, которая предшествовала серии с оценкой, предъявлялись те же звуковые стимулы, но реакции на стимул не требовалось. По результатам теста подсчитывали количество звуковых сигналов определенной длительности, которые испытуемый опознал как секундные.

Регистрация электрофизиологических показателей. Параллельно с предъявлением зрительных стимулов регистрировали ЭЭГ, ЭОГ и КГР. При регистрации ЭЭГ — слабополяризующиеся хлорсеребряные электроды фирмы «МЫког». Регистрация ЭЭГ осуществлялась с помощью 16-канального энцефалографа ЭЭГ-16 фирмы «МеШ-сог» в диапазоне 0,23-30 Гц. ЭЭГ записывали монополярно в 15 отведениях: (Б3, Б7, Б4, С3, С7, С4, Р3, Р7, Р4, О1, О2) по стандартной системе 10-20%, объединенный референтный электрод устанавливался на мочки левого и правого уха испытуемого, а земляной фиксировался на подбородке. Все указанные показатели записывались в память компьютера через аналого-цифровой преобразователь с частотой дискретизации 200 Гц.

Выделение ССП. При обработке использовали лишенные артефактов участки ЭЭГ, которые выделялись визуально. Эпоха анализа, включая фоновый фрагмент 100 мс, составляла 800 мс для начала звукового стимула и 1000 мс для окончания звукового стимула (500 мс до конца стимула и 500 мс после него). Исходную ЭЭГ

и выделенные ССП с целью удаления высокочастотных составляющих фильтровали с помощью фильтра Хем-минга до 25 Гц. Корректировка ССП по базовой линии осуществлялась на основе предстимульного фрагмента 100 мс.

Статистическая обработка данных проводилась с использованием приложений Statistica 6.0 и Eeglab 4.5b для Mathlab 6.5. Оценка достоверности различий ССП проводилась поточечно с использованием критерия Вилкоксона. Компоненты среднегрупповых ССП выделяли с помощью Анализа Независимых Компонентов (ICA, Independent Component Analysis, алгоритм runica)

[22]. В отличие от Анализа Главных Компонентов (PCA, Principle Component Analysis), традиционно использующегося для выделения компонентов ССП, с помощью ICA выделяются максимально независимые источники активности, которые могут частично пере-

крываться пространственно. Для выделенных компонентов проводился анализ их источников методом эквивалентного диполя с помощью алгоритма DIPFIT

[23]. Учитывались результаты локализации с остаточной дисперсией не более 40%.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ

Точность оценки длительности звуковых стимулов и время реакции (ВР). Проанализированы результаты оценки длительности звуковых стимулов (рис. 1). Обнаружено, что большинство испытуемых (90%) оценили интервал времени 0,5 с как секундный. Среднее ВР при нажатии на клавишу «пробел» составило 494,23±18,28 мс. Не обнаружено значимых различий по ВР для стимулов разной длительности.

Рис. 1. Распределение ответов (оценок) испытуемых на звуковые стимулы длительностью 0,5; 1 и 1,5 с

Различия ССП при оценке длительности и без нее.

При сравнении ССП в серии с оценкой длительности и в контроле на интервалы 0,5 с (рис. 2) обнаружены значимые различия практически во всех отведениях. Наиболее ранние различия со 100 до 200 мс наблюдались в теменных (Р3, Р7) и височных (Т4) отведениях и были связаны с усилением позитивности на этом участке. На участке от 200 до 300 мс ССП в серии с оценкой в этих зонах мозга негативнее, чем в контроле. С 300 до 600 мс от начала стимула отмечены негативные изменения потенциала во фронтальных отведениях (Г4, - 1,5 мкВ) и позитив-

ные - в отведениях Р7 и Т4 (1,5 мкВ). Начиная с 700 мс от начала стимула во всех отведениях, за исключением Р3 и Р7, наблюдалась позитивная волна с максимальной амплитудой около 7 мкВ во фронтальных и центральных отведениях и пиковой латентностью 900 мс от начала стимула, соответствующая компоненту Р3б, связанному с категоризацией стимула. Проанализированы ССП на стимулы длительностью 1; 1,5 и 2 с. Различия ССП на участке до 600 мс от начала стимула подобны тем, которые получены для интервалов 0,5 с (рис. 2). Основное отличие состояло в том, что амплитуда Р3б для интервалов 1 с была меньшей амплитуды (4-5 мкВ) и начиналась за 200 мс до окончания стимула. Для интервалов 1,5 и 2 с

участки длительностью в 300 и 800 мс соответственно оказались недоступными для анализа, поскольку для усреднения ССП брали интервалы 700 мс от начала стимула и заключительные 500 мс звукового сигнала. В ССП на начало стимулов 1,5 и 2 с последние 300 мс (300-600 мс от начала стимула) мы наблюдали негативные изменения потенциала во фронтальных и позитивные - в теменных отведениях. Однако заключительные 500 мс звукового сигнала изменения были позитивными (4-5 мкВ) практически во всех отведениях.

Компонентный состав и пространственное распределение амплитуд разностных ССП. Для выделения изменений ССП, связанных именно с оценкой длительности, компонентный состав исследовали на разностных кривых (рис. 2) - ССП в серии с оценкой минус контрольные ССП. В структуре ССП для всех интервалов выделено четыре этапа (рис. 3).

Первый этап (до 300 мс от начала стимула) включает бифазные сдвиги потенциала: до 200 мс негативные изменения во фронтально-центральных областях мозга и позитивные - в теменных и правой височной, с 200 до 300 мс ситуация меняется на противоположную -позитивные изменения во фронтальных областях и негативные - в теменных.

Рис. 2. Среднегрупповые (А) и разностные (Б) ССП (N=20) на стимулы длительностью 0,5 и 1 с в отведениях Р3 и Бг в сериях с оценкой длительности (толстая линия) и в контроле (тонкая линия)

Рис. 3. Этапы оценки длительности стимула. Показано пространственное распределение амплитуд компонентов, указан их латентный период, мс. В скобках - латентный период от конца стимула.

Обведены компоненты, которые удалось локализовать методом эквивалентного диполя

Второй этап (с 300 до 750 мс от начала стимула для интервалов 0,5 и 1 с) характеризуется комплексом негативных компонентов с широким пространственным распределением и максимумом во фронтальных и центральных отведениях. Позитивные изменения потенциала на этом этапе наблюдаются только в отведении

Р7. Момент окончания этого этапа для интервалов 1,5 и 2 с отследить при используемых нами параметрах усреднения невозможно.

Третий этап включает комплекс негативно-позитивных компонентов с широким пространственным распределением и максимумом во фронтально-центральных

отведениях. В теменных отведениях, напротив, наблюдаются негативные изменения потенциала. Временные рамки этого этапа отличаются для сигналов разной длительности. Для интервалов 0,5 с третий этап начинается с 800 мс от начала (300 мс после окончания) стимула и продолжается вплоть до 1000 мс (500 мс после окончания стимула). Для интервалов 1 с этап начинается на 800 мс и заканчивается на 1400 мс от начала стимула (400 мс после его окончания). Для стимулов 1,5 и 2 с момент начала этого этапа также определить невозможно, поскольку участок с 700 мс от начала стимула для них не наблюдался. Заканчивается третий этап для этих стимулов на 1750 и 2300 мс от начала (250 и 300 мс после окончания) стимула. Этот этап в значительной степени отличается для интервалов длительностью 0,5 и более продолжительных. Для интервала 0,5 с на этом этапе наиболее выражены позитивные изменения во фронтальных и центральных областях, для более длительных интервалов - негативные изменения в теменных областях.

Четвертый этап наблюдается в самом конце исследуемого ССП на окончание стимула. Этап характери-

зуется появлением негативного компонента с максимумом в центральных областях и совпадает по времени с нажатием на клавишу «пробел» (около 500 мс после окончания звукового тона).

Локализация источников компонентов разностных ССП. На звуковой стимул длительностью 1 с единичный эквивалентный компоненту с ЛП 655 мс диполь локализуется в теменной части поясной извилины левого полушария (рис. 4). Единичный диполь, эквивалентный компоненту с ЛП 720 мс локализуется в области заднетеменной коры левого полушария. Локализован компонент с ЛП 1070 мс, т.е. после окончания звукового стимула - в префронтальной коре правого полушария. Компонент с ЛП 1500 мс (т.е. 500 мс после окончания интервала, что совпадает с нажатием на клавишу) локализован в моторной коре. Источники еще трех компонентов локализованы для интервала 1,5 мс. Компонент с ЛП 445 мс от начала стимула локализуется в зрительной коре левого полушария, компонент с ЛП 515 мс - в заднетеменной коре левого полушария и компонент с ЛП 1675 мс, т.е. после окончания стимула, - в моторной коре.

Рис. 4. Локализация источников компонентов разностных ССП для интервалов 1 и 1,5 с. Цифрами отмечен ЛП компонентов

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ

Согласно полученным результатам, большинство испытуемых оценили интервал 0,5 с как секундный. Литературные данные и результаты наших исследований свидетельствуют, что модальность стимула оказывает существенное влияние на точность оценки интервалов времени. Так, по мнению Фресса [2], звуковая субъективная секунда короче, чем световая, в то время как последняя близка к физической секунде. По результатам наших исследований [24, 25], временные различия интервалов, задаваемых звуковыми сигналами, опознаются точнее, чем такие же различия, задаваемые зрительными стимулами. Большинство авторов сходятся во мнении о том, что наиболее точно оцениваются околосекундные, или «нейтральные», интервалы [11, 13, 14]. Зона этих интервалов находится в диа-

пазоне от 0,5 до 1 с [11]. Вероятно, интервал 0,5 с ближе к субъективной звуковой секунде, чем интервал 1 с.

Самые ранние изменения ССП (до 300 мс от начала стимула), вероятно, связаны с усилением внимания в серии с оценкой длительности. На этом этапе усиление обязательных компонентов Р1, N1 и Р2 главным образом связано с включением фронтальных и префрон-тальных зон коры. Согласно литературным данным, амплитуда обоих компонентов N1 и Р2 увеличивается при внимании к стимулу. Однако не все наблюдаемые нами изменения укладываются в это объяснение. В серии, где требовалась оценка длительности и уровень внимания, очевидно, был более высоким, амплитуда N1 в правом височном, центральных и теменных отведениях, напротив, уменьшается.

Компоненты второго этапа (300-700 мс от начала стимула) противоположны компонентам третьего этапа

по своей полярности - позитивные волновые изменения в теменных и негативные - во фронтальных областях. Компоненты данного этапа локализуются в теменной и затылочной коре. Показано, что теменная кора имеет отношение к механизмам восприятия времени [16, 27]. Так, эксперименты на обезьянах показали, что заднетеменная кора кодирует сигналы, относящиеся к восприятию времени [16]. Нейроны латеральных интрапарие-тальных областей имеют отношение к запоминанию эталонных длительностей [16]. Исследования с применением ПЭТ также показали, что в выполнение задач на время вовлекаются заднетеменные области коры [27].

Наиболее характерным изменением ССП, связанным именно с принятием решения о том, что интервал 0,5 с является целевым (т.е. соответствует субъективной секунде), был позитивный сдвиг потенциала большой амплитуды с пиковой латентностью 900 мс от начала стимула. Эта волна соответствует хорошо известному компоненту Р3б на целевой стимул [26], связанному с категоризацией стимула, принятием решения. В предложенной классификации (см. рис. 3) эти изменения потенциала соответствуют третьему этапу. На стимулы длительностью 1; 1,5 и 2 с наблюдается подобный компонент несколько меньшей амплитуды, вероятно, связанный с принятием решения о том, что стимул не является целью. Один из компонентов этого этапа локализуется в пре-фронтальной коре. Интересно, что позитивность наблюдается во фронтальных и центральных областях, но отсутствует в теменных, где, напротив, наблюдаются негативные волновые различия. По данным литературы компонент Р3б должен быть максимально выражен именно в теменных областях. Следовательно, в теменных зонах мозга параллельно идет другой процесс, связанный именно с оценкой интервала времени.

Изменения последнего, четвертого, этапа, по-видимому, связаны исключительно с моторными процессами. Для интервалов 0,5 с компонент, обнаруженный на данном этапе, представляет собой моторный потенциал и связан с нажатием на клавишу. Об этом же свидетельствует его локализация в моторной коре, а также совпадение его латентного периода со средним ВР (500 мс после окончания стимула). Для интервалов 1; 1,5 и 2 с эти компоненты, вероятно, связаны с подавлением движения [28].

По результатам наших исследований, при отмеривании интервалов обращение к памяти для извлечения СЭВ отражается в негативных изменениях потенциала в теменно-затылочных областях коры. На каком же из выделенных этапов оценки длительности происходит этот процесс? Можно представить несколько вариантов развития событий.

Первый предполагает обращение к памяти на раннем (200-300 мс от начала стимула) этапе, т.е. сразу после осознанного восприятия стимула [26]. Это соответствует первому выделенному нами этапу («этап синтеза», по Иваницкому). Известно, что этап синтеза включает обращение к долговременной памяти как необходимое условие для дальнейшей категоризации

стимула. Тогда на втором выделенном нами этапе происходит сличение текущего интервала с СЭВ, а на третьем - собственно оценка схожести с субъективным эталоном и принятие решения. Однако этот вариант не объясняет негативных изменений ССП в теменных областях на третьем этапе.

Второй вариант развития событий предполагает, что на втором этапе происходит запоминание текущего интервала времени, перевод информации о нем в кратковременную память. Обращение к долговременной памяти для сличения СЭВ и «следом» текущего стимула, а также принятие решения отражает третий этап. Но этот вариант не объясняет негативных изменений ССП в теменных областях на первом этапе, которые не могут быть связаны с усилением внимания.

Возможен третий вариант. В этом случае обращение к долговременной памяти может происходить дважды. Первое обращение к памяти (200-300 мс от начала стимула) может быть сформировано инструкцией, предустановкой на оценку интервала. Второй этап отражает сличение текущего интервала с СЭВ. Этот этап начинается на 300 мс от начала стимула, а заканчивается тогда, когда текущий интервал превышает СЭВ. Третий этап включает второе обращение к памяти для окончательной оценки, что выражается в негативных изменениях ССП в теменной коре, а также собственно оценку и принятие решения с включением фронтальных и префронтальных областей коры.

Исходя из этого, выделенные этапы могут быть обозначены следующим образом: 1) извлечение СЭВ из долговременной памяти, сформированное предустановкой на оценку длительности (200-300 мс от начала стимула); 2) сличение текущей длительности с СЭВ (300-800 мс от начала стимула); 3) окончательная оценка и принятие решения (800-1400 мс от начала стимула); 4) моторный ответ - нажатие на клавишу для интервалов 0,5 с и его подавление для остальных длительностей.

ВЫВОДЫ

1. Звуковая субъективная секунда в большей степени соответствует интервалу 0,5 с, чем интервалу 1 с.

2. Выделены наиболее вероятные этапы оценки длительности стимула: извлечение СЭВ из долговременной памяти (200-300 мс от начала стимула), сличение текущей длительности с СЭВ (300-800 мс от начала стимула), окончательная оценка и принятие решения (800-1400 мс от начала стимула), моторный ответ (200-500 мс после окончания стимула).

3. По результатам анализа пространственного распределения ССП и дипольного моделирования в процессах оценки околосекундных интервалов времени в наибольшей степени задействована теменная кора. Обращение к долговременной памяти для извлечения СЭВ, вероятно, отражается в негативных, а процесс сличения текущего интервала с СЭВ - в позитивных изменениях ССП в этих областях.

ЛИТЕРАТУРА

1. ФонсоваН.А., ШестоваИ.А. Восприятие околосекундных интервалов времени // Биол. науки. 1988. № 3. С. 59-72.

2. Фресс П., Пиаже Ж. Экспериментальная психология. М.: Прогресс, 1978. С. 88-135.

3. Лупандин В.И., Сурнина О.Е. Субъективные шкалы пространства и времени. Свердловск: Изд-во Урал. ун-та, 1991. 126 с.

4. Hazeltine E., Helmuth L.L., Ivry R. Neural mechanisms of timing // Trends in Cognitive Sciences. 1997. № 1. P. 163-169.

5. Костандов Э.А., Генкина О.А., ЗахароваН.Н., Иващенко О.И., Погребинский С.А. Латерализация восприятия коротких интервалов времени и

вызванная активность у человека // Журн. высшей нервной деятельности. 1984. Т. 34, № 4. С. 627-634.

6. O'Boyle D.J., Freeman J.S., Cody F. W.J. The accuracy and precision of timing of self-paced, repetitive movements in subjects with Parkinson’s dis-

ease // Brain. 1996. Vol. 119. P. 51-70.

7. Балонов Л.Я., Деглин В.Л., Кауфман Д.А., Николаенко Н.Н. О функциональной специализации больших полушарий мозга человека в отно-

шении восприятия времени // Фактор времени в функциональной организации деятельности живых систем / Под ред. Н.И. Моисеевой. Л., 1980. С. 119-124.

8. Сысоева О.В. Психофизиологические механизмы восприятия времени человеком: Автореф. дис. ... канд. психол. наук. М., 2004.

9. Danilova N.N. The Activation Dynamics in the Learning Process and its Reflection in VEP // Ed. by R. Sinz, M.R. Rosenzweig: Psychophysiology.

1980. Amsterdam: VEB Gustav Fischer Verlag Jena (GDR) and Elsevier Biomedical Press, 1982. P. 407-412.

10. Москвин В.А. Проблема связи латеральных профилей с индивидуальными различиями человека: Автореф. дис. ... д-ра психол. наук. Оренбург, 2002.

11. Цуканов Б.И. Анализ ошибки восприятия длительности // Вопр. психол. 1985. № 3. С. 149-154.

12. Meck W. H. Neuropharmacology of timing and time perception // Cogn. Brain Res. 1996. Vol. 3. P. 227-242.

13. Вудроу Г. Восприятие времени. М.: Иностранная литература, 1963. Т. 2. С. 859-875.

14. Дмитриев А.С. Ориентировка человека во времени (осознанная оценка коротких интервалов времени) // Успехи физиол. наук. 1980. Т. 11,

№ 4. С. 47.

15. Меринг Т.А. О различных формах отражения времени мозгом // Вопр. филос. 1975. № 7. С. 119-128.

16. Leon M.I., Shadlen M.N. Representation of time by neurons in the posterior parietal cortex of the macaque // Neuron. 2003. Vol. 38. P. 317-319.

17. Paller K.A., Kutas M., Mayes A.R. Neural correlates of encoding in an incidental learning paradigm // EEG and Clin. Neu. 1987. Vol. 67. P. 360-371.

18. Schweinberger R.S., Pickering C., Mike Burton A., Kaufmann M.J. Human brain potential correlates of repetition priming in face and name recognition // Neuropsychol. 2002. Vol. 40. P. 2057-2073.

19. Roesler F., Heil M. Hennighausen E. Distinct cortical activation patterns during long-term memory retrieval of verbal, spatial, and color information // J. Cogn. Neu. 1995. № 7. P. 51-65.

20. Ходанович М.Ю., Бушов Ю.В., Иванов А.С., Рябова Г.А. и др. Отражение процессов актуализации долговременной памяти при отмеривании

интервалов времени в характеристиках, связанных с событиями потенциалов мозга у человека // Эл. журн. «Исследовано в России». 2004. № 136. С. 1475-1484.

21. Ходанович М.Ю., Бушов Ю.В., Вячистая Ю.В. Процессы актуализации долговременной памяти при отмеривании интервалов времени у человека // Вестник ТГПУ. 2005. Вып. 2 (53). С. 9-14.

22. Delorme A., Makeig S. EEGLAB: an open source toolbox for analysis of single-trial EEG dynamics including independent component analysis // J. Neu. Methods. 2004. Vol. 134. P. 9-21.

23. Kavanagh R., Darccey T.M., Lehmann D., Fender D.H. Evaluation of methods for three-dimensional localization of electric sources in the human brain // IEEE Trans Biomed Eng. 1978. Vol. 25. P. 421-429.

24. Ходанович М.Ю., Бушов Ю.В., Иванов А.С., Вячистая Ю.В. Связанные с событиями потенциалы мозга при восприятии длительности стимулов. Сообщение I: короткие зрительные стимулы // Эл. журн. «Исследовано в России». 2005. № 212. С. 2191-2202.

25. Ходанович М.Ю., Бушов Ю.В., Иванов А.С., Вячистая Ю.В. Связанные с событиями потенциалы мозга при восприятии длительности стимулов. Сообщение II: короткие слуховые сигналы // Эл. журн. «Исследовано в России». 2005. № 213. С. 2203-2214.

26. Иваницкий А.М. Главная загадка природы: как на основе работы мозга возникают субъективные переживания // Психол. журн. 1999. Т. 20, № 3. С. 93-104.

27. Coull J.T., Frith C.D., Buchel C., Nobre A.C. Orienting attention in time: behavioural and neuroanatomical distinction between exogenous and endogenous shifts // Neuropsychol. 2000. Vol. 38. P. 808-819.

28. Jackson S.R., Jackson G.M., Roberts M. The selection and suppression of action: ERP correlates of executive control in humans // Neuroreport. 1999. Vol. 10. Р. 861-865.

Статья представлена лабораторией физиологии человека НИИ биологии и биофизики Томского государственного университета, поступила в научную редакцию «Биологические науки» 29 июля 2006 г., принята к печати 5 августа 2006 г.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.