Научная статья на тему 'Экономическая теория: вопросы методологии исследования и методика преподавания'

Экономическая теория: вопросы методологии исследования и методика преподавания Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
500
20
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Экономическая теория: вопросы методологии исследования и методика преподавания»

ВЕСТН. МОСК. УН-ТА. СЕР. 6. ЭКОНОМИКА. 2006. № 6

НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ: ВОПРОСЫ

МЕТОДОЛОГИИ ИССЛЕДОВАНИЯ И МЕТОДИКА

ПРЕПОДАВАНИЯ

19—20 апреля 2006 г. на базе кафедры политической экономии экономического факультета МГУ при поддержке Научного совета МГУ по разработке современной экономической теории и российской модели социально-экономического развития в рамках традиционных Ломоносовских чтений состоялась международная научная конференция «Методология экономической науки и методика преподавания экономической теории». В конференции приняли участие ученые МГУ, РАН, исследовательских центров, преподаватели различных университетов и вузов России, стран СНГ. На конференции было представлено и заслушано 97 докладов. В работу конференции были включены следующие основные вопросы: исторические рамки и содержание парадигмальных основ экономической науки, их соответствие современному состоянию и перспективам развития ресурсно-материальной среды и социально-экономического пространства; фрагментация экономической науки и единая экономическая картина мира; содержание и функции методологии экономической науки, а также предметная область, содержание, структура и система современной экономической теории; общие, особенные и специальные методы научно-экономических исследований; модельный, инструментальный, эвристический потенциал и границы количественных методов в экономической науке. Особое внимание конференции было уделено методике преподавания экономической теории, обмену опытом по широкому кругу вопросов, накопленному вузами.

По этим проблемам в рамках конференции состоялись пленарное и секционные заседания, на которые были вынесены доклады, посвященные методологии экономической науки, современной политической экономии (микро- и макроэкономике), теории экономических трансформаций, институциональной экономической теории, теории национальной экономики, теории и практике отраслевых рынков; работали круглые столы разной научной тематики.

Конференцию открыл декан экономического факультета МГУ, докт. экон. наук, проф. В.П. Колесов. В приветственном слове, обращенном к участникам конференции, он пожелал им успеш-

ной работы, отметив, что конференция такого рода — это традиция экономического факультета МГУ, усиленная юбилейными событиями: 200-летием кафедры политической экономии и 250-летием Московского университета, который не переставал оставаться научным центром высокой методологической культуры экономической науки. Сохраняя научные традиции и развивая методологические направления различных научных школ, экономический факультет ставит задачу обмена опытом в преподавании экономической науки, активно обновляет структуру экономического образования, интенсивно используя новые технологии. В заключительной части своего выступления декан рассказал о перспективах развития экономического факультета МГУ.

С докладом, посвященным современным методологическим и методическим вопросам экономической теории, выступил заведующий кафедрой политической экономии экономического факультета МГУ, докт. экон. наук А.А. Пороховский. Обобщив многовековой опыт истории политической экономии, он, в частности, отметил, что в современном мире развернулась широкая дискуссия по методологическим и методическим вопросам экономической теории. Это связано с растущей сложностью мирового и национального развития, возросшим требованием к уровню знаний, навыков и компетентности, предъявляемых к выпускникам, получающим образование в области экономической теории и практики. Развитие политической экономии не происходит вне времени и пространства. Любая школа экономической теории и экономической науки доказывает свое право на существование и развитие, а усложнение экономики как предмета экономической науки не означает безграничности предметной области экономической теории. Предметная область политической экономии совпадает с предметной областью экономической теории, однако отдельные школы сосредоточились лишь на определенных частях предмета экономической теории, что обусловило не только особые названия (неоклассика, кейнсианство и др.), но и соответствующую методологическую базу и методику.

Остановившись на особой роли институционализма в экономической теории, докладчик отметил, что его предмет и метод отражают как экономические явления, так и неэкономические факторы развития, что выдвигает эту школу в междисциплинарную область общественных наук, где расплывчатость предмета ведет к неустойчивости категориальной базы и вектора развития. Обобщив опыт развития политической экономии, а также особенности становления отдельных экономических школ и связав это обобщение с методикой преподавания, докладчик пришел к выводу о том, что современная рыночная экономика требует от вузов под-

готовки экономистов таких уровней, как исполнитель, творец-исполнитель, созидатель-исполнитель. Соответственно, методика подготовки таких специалистов не может быть одинаковой, а творческий поиск в обучении закладывает основу успеха в будущем.

В докладе «Есть ли кризис в современной экономической теории!» B.C. Автономов, член-корр РАН {ГУ ВШЭ), ответил, что такой кризис есть. Современная экономическая наука сегодня представлена рядом теоретических направлений, в которых выделяются неоклассический мейнстрим и соответствующие альтернативы: социальная экономика, поведенческая экономика, радикальная марксистская и т.д. Всем этим направлениям свойственны кризисные процессы, но выглядят они по-разному. Кризисные процессы в неоклассике — это, как правило, «кризисы формализма». Они связаны с проблемой практического применения научных разработок. Кризисы альтернативных теоретических направлений, напротив, выражены в недостаточной степени погружения, теоретического обобщения и осмысления экономической действительности. Например, разработки исторической немецкой школы XIX в. начинаются и заканчиваются методологическими введениями. Таких примеров в экономической науке достаточно.

Кризисное состояние экономической науки и, в частности, ее научно- исследовательской программы, если следовать авторитетному философу И. Лакатошу, означает переход на стадию вырождения. Эвристические возможности данной программы резко уменьшаются по сравнению с конкурирующими с ней концепциями. Обычно такие ситуации в науке сопровождаются серьезными разногласиями между учеными, падением престижа науки в обществе. Подобные «полужизненные» состояния связаны, например, с рыночными реформами в России и странах Восточной Европы, а в последние годы на роль кризисной проблемы претендует проблема глобализации с ее отрицательными последствиями.

Далее, продолжил докладчик, следует различать компоненты кризисных ситуаций в экономической науке. У каждой такой ситуации есть временный (или внешний) или же постоянный (или внутренний) компонент. Внешним компонентом всегда является острая проблема, которую, с точки зрения общества, экономисты безуспешно пытаются решить. Такие проблемы возникают эк-зогенно, затем они постепенно теряют остроту, а в дальнейшем появляются в каком-либо ином виде. Но существует некий внутренний, или постоянный, компонент кризисной ситуации, который не является устранимым. Его причину составляет противоречие между притязанием на практическую полезность и ее абстрактным, формальным (или модельным) характером. Последнее свойственно неоклассике.

Кризис неоклассического направления — это особая проблема, поскольку она имеет большое значение для современного состояния экономической науки во всем мире. Кризис данной науки — это кризис «формализма», который неизбежен, поскольку основные положения теории выводятся из ограниченного числа принципов или основных предпосылок. Здесь возникает определенная ловушка, поскольку развитие непротиворечивой теории сопряжено с соблазном ее развития именно формалистическим способом. Экономисты, широко использующие математику, склонны следовать за математическим аппаратом и исследовать лишь те проблемы, которые сравнительно легко поддаются формализации. Такое развитие теории получило в настоящее время широкое распространение и легко просматривается на примере ряда экономических концепций.

Подробно остановившись на современном состоянии неоклассического направления в экономической науке, докладчик отметил, что оно заслуживает особого внимания. В последние годы здесь происходят серьезные изменения. Несмотря на кризис 70-х гг., когда, казалось, вслед за кейнсианством вот-вот пошатнется и неоклассический фундамент экономической науки, когда широко развернулись методологические дискуссии и активизировались альтернативные направления, неоклассика начала «впитывать» в себя различные области исследования, включая и те, которые ранее к ней не относились. В мейнстрим встраиваются поведенческая экономика, экспериментальное направление исследований и многие другие. Неоклассика в силу своей повышенной общности стала быстро вбирать в себя все новые и новые разработки. Поэтому сегодня с полным основанием можно утверждать, что в экономической науке идет активный процесс гетерогенизации неоклассического направления.

В заключение докладчик отметил, что отношение российских экономистов к неоклассической экономической науке противоречиво. Это связано, в частности, с тем, что российские экономисты представляют неоклассику по учебникам. Такое представление не может не вызвать нареканий, а современное состояние этого направления таково, что многое из его критики не совсем оправданно.

В докладе «Методологические вопросы исследования национальной экономики» докт. экон. наук А.В. Сидорович (МГУ) остановился на трех аспектах, которые неизбежно присутствуют в любой национальной экономике. Во-первых, национальная экономика — это определенная форма экономической системы, которая не существует вне этой системы. И как бы не относиться к той или иной экономической системе, заметил докладчик, необходимо всегда помнить, что это за экономическая система, которая воспроизво-

дится данной конкретной экономикой. На базе одной и той же экономической системы существуют различные разновидности национальной экономики. Даже в условиях экономики социалистического типа, в рамках устоявшегося представления о сложившейся экономической системе, не прекращалась полемика экономистов о форме национальной экономической модели. На примере экономики отдельных стран такие особенности национальной модели хозяйствования хорошо видны.

Во-вторых, при характеристике национальной экономики теоретически необходимо учитывать неэкономические факторы, которые изменяют, модернизируют элементы и связи экономики. Роль этих факторов в последние годы стала предметом специальных обсуждений. Как, например, игнорировать такой фактор, как изменение географии России, когда после распада СССР резко изменились территориальные границы страны? Сегодня 63% территории России относится к северным ее районам, вместо 49%. Игнорирование неэкономических факторов при анализе национальной экономики — это уход от действительности.

В третьих, национальная модель экономики несет в себе элемент синтеза как с точки зрения экономической системы в целом, так и с точки зрения особенностей и способов решения экономических задач, присущих данному государству. Типология национальных моделей есть типология экономических систем, взятая в единстве с национальными экономическими особенностями. Национальная экономика — это сложный феномен, который не может быть понят без «мостика» между экономической теорией и реальной экономикой страны.

В докладе «О предметном пространстве и одном проекте ренессанса политической экономии» докт. экон. наук В.Н. Черковец (МГУ) подчеркнул, что вся история свидетельствует о многовековой политэкономической традиции в российской науке и образовании, что уже само по себе является серьезным аргументом против чисто административного решения об изгнании политической экономии из аудиторий университетов и исключении ее из классификационного реестра экономических специальностей в науке. Передний край борьбы за восстановление статуса политической экономии как легитимной вузовской дисциплины проходит сегодня в вузовской сфере, и острота этой борьбы не снижается. Достаточно сослаться на письмо академиков, заведующих кафедрами, профессоров министру образования РФ о необходимости восстановления политической экономии, опубликованное в ноябре 2002 г. в еженедельнике «Экономика и жизнь», ряд публикаций по этому вопросу в ведущих российских экономических журналах, материалы многих научных конференций, в которых отражено умона-

строение широкого круга ученых и преподавателей вузов страны, но которые не нашли со стороны министерства соответствующего отклика.

Сегодня остро стоит вопрос о возрождении политической экономии в российских науке и образовании. Однако вряд ли можно согласиться с тем вариантом (проектом) возрождения политической экономии, который, апеллируя к идее «новой политической экономии» американских университетских «реставраторов», призывает поменять предмет политической экономии и переключить ее на освещение и анализ экономической политики государства. В связи с этим нельзя не отметить, что, во-первых, в «новой политической экономии» должны быть прежде всего удержаны достижения классической политической экономии, отрицавшей вмешательство государства в экономику (принцип lassez faire), и ее продолжения в марксистской ветви, базирующиеся на признании первенствующей роли материального производства в создании производительных и потребительских благ, в росте «богатства народов», в развитии человеческого общества и в выявлении объективных экономических законов для различных общественно-экономических систем. По своим парадигмальным микроэкономическим взглядам неоклассика придерживается принципа невмешательства государства в экономику и в этом смысле участвует вместе с классиками в формировании предмета политической экономии, освобождая его от экономической политики. Во-вторых, сторонники «новой политической экономии», повернутой к экономической политике, не находят во всем многообразии экономической теории аналогов такой экономической науки. Не находят их и среди тех наук, которые в России официально классифицируются как составные части комплекса научной специальности «Экономическая теория». Под этой рубрикой проходят в документах ВАКа четыре области исследования: общая экономическая теория, экономическая история, история экономической мысли и методология экономических наук. Есть в этой системе место и политической экономии как первому разделу общей экономической теории, в которую входят микро- и макроэкономическая теория, институциональная теория, эволюционная теория, теория переходной экономики. Все эти направления и разделы могут быть отнесены к современной политической экономии. Поэтому если иметь в виду весь исторический путь политической экономии, то она есть общая (абстрактная) экономическая теория, изучающая общие экономические отношения и закономерности для определенных социально-экономических систем. В этой связи целесообразно и возможно создание фундаментального курса общей экономической теории, в который кроме мето-

дологического введения можно включить четыре части (книги), первой из которых должна быть политическая экономия. Превращение политической экономии в теорию экономической политики фактически означало бы ее гибель как общеэкономической науки с серьезными последствиями для самой экономической политики.

В докладе «Кризис политической экономии и возможные пути его преодоления» докт. экон. наук В.В. Куликов (Институт труда и социального развития Минтруда РФ) изложил свои взгляды на данную проблему. В последние годы, сказал он, вопросы методологии экономической теории отошли в сторону. Игнорирование методологии ведет к застою экономической науки. Ее успешное развитие без разработок методологических вопросов невозможно. Задача сегодняшнего дня — восстановить значимость методологического направления экономической науки, и решение этого вопроса должна возглавить кафедра политической экономии.

Существует ли кризис политической экономии сегодня? Позиции по этому вопросу неопределенны. Однако надо признать, что с крахом прежней экономической системы наша наука оказалась в тяжелом состоянии. Кризис охватил и западную экономическую науку. Экономисты, увлеченные западной экономической теорией, склонны отрицать кризисные состояния экономической науки. Между тем взгляд на проблему экономического развития и, в частности, на общую картину мира, в котором мы живем, не дают ответа на многие вопросы. Следовательно, наша наука находится в кризисе.

В кризисном положении находится и преподавание. Подтверждений тому много: монополия марксизма заменена на монополию «экономике», но в худшем ее варианте. Эту монополию необходимо преодолеть. Однако нельзя восстановить преподавание политической экономии в том виде, в каком она была в прежние годы.

Преодоление кризиса политической экономии возможно различными путями и прежде всего путем органического синтеза различных экономических теорий. Существует мнение, что такой синтез невозможен. Между тем каждое направление экономической теории — это отражение той или иной стороны реальности. Это и есть основа для синтеза. Синтез теории предполагает синтез разных методологических подходов. Исследования в этом направлении активно ведутся. Однако какой бы положительный результат при этом не был достигнут, нельзя его абсолютизировать. Абсолютного метода нет. Любой метод, в том числе и диалектический, ограничен.

Второй путь преодоления кризиса политической экономии — это освоение метода сравнительного анализа. Освоение этого метода связано с многообразием экономической реальности и с раз-

витием науки. Необходимо выявлять это многообразие, сопоставлять особенности. Это первое обстоятельство. Второе обстоятельство связано с развитием теории, которое проходит различные циклы. Есть периоды, когда акцент делается на выявлении общего, глубинного, сущностного. Но когда эта задача решена, неизбежно встает проблема приложения этого общего к конкретной экономической ситуации. Следовательно, нужен переход от общего к конкретному и особенному. Этот подход ведет к национальной экономике. И этот подход использовал В.И. Ленин, когда выявлял национальные особенности монополистического капитализма в разных странах, в том числе и в России.

В заключение докладчик назвал еще один пункт выхода из кризиса политической экономии — отказ от абсолютизации некоторых общих фундаментальных идей и, в частности, от «фетишизации объективизма». Так, процесс глобализации объективен, но глобализация осуществляется в разных моделях. Изучение этих моделей, определение наиболее подходящей из них к российским реалиям — задача экономической науки.

В докладе «Экономическая методология на Западе: современные тенденции» канд экон. наук О.И. Ананьин (ИЭ РАН) пришел к выводу, что методологический бум, характерный для западной экономической литературы последней четверти XX в., к настоящему времени завершился. Его итог — институционализация экономической методологии как особой научной дисциплины на стыке экономической науки, с одной стороны, и общей философии и социологии науки — с другой. В результате методология стала менее нормативной и более самостоятельной по отношению к философии. В начале XXI в. в центре внимания экономистов-методологов оказались направления дальнейшего развития новой научной дисциплины, а главным стал вопрос: почему методологическая критика экономической теории мейнстрима мало повлияла на реальное положение дел в науке? По мнению докладчика, новые тенденции в развитии экономической методологии соответствуют различным ответам на этот вызов. Первая тенденция — выявление институционально-социологических корней устойчивости мейнстрима к критике, обоснование идеи, что в науке не действует принцип «невидимой руки« и соответственно сохраняющееся доминирование мейнстрима (пусть и видоизменяющегося внутри себя) не может служить свидетельством его объективного превосходства. Вторая тенденция — усиление внимания к прикладным направлениям экономических исследований как наиболее значимой для практики части современной экономической науки. Роль экономической теории, становящейся все более абстрактной и оторванной от жизни, падает; роль прикладной эко-

6 ВМУ, экономика, № 6

81

номики, или «искусства экономики», растет. Третья тенденция — активизация усилий по методологическому осмыслению принципиально новых направлений экономической теории, способных, как предполагается, изменить облик экономической науки будущего. Наибольшее внимание привлекают в этой связи подходы, базирующиеся на математическом и техническом инструментарии «теории сложности» (complexity theory) и/или синергетики. Речь идет о попытках аналитического представления современной экономики как экономики инновационной, т.е. экономики, развитие которой обеспечивается не столько наращиванием и эффективным использованием ее материально-ресурсного потенциала, сколько сетевыми эффектами от постоянно меняющихся комбинаций разного вида ресурсов, прежде всего информационных и коммуникационных.

В докладе «"Университетский курс" экономической теории: построение программы и особенности методики» докт. экон. наук И.Е. Рудакова (МГУ) отметила, что двухуровневое образование (бакалавриат и магистратура) ставит перед преподавательским коллективом задачу формирования учебных программ, образующих единую линию преподавания. Это особенно важно при подготовке экономистов-профессионалов в области такой фундаментальной дисциплины, как экономическая теория, которая изучается на разных уровнях обучения. Отсюда возникает проблема координации программ, их содержательного наполнения, связи с отдельными экономическими дисциплинами.

Одной из проблем в преподавании университетского курса экономической теории является проблема соотношения преподавания: вводного уровня по микро- и макроэкономике (Микро-1, Макро-1) и промежуточного (по международной классификации) уровня (Микро-2, Макро-2). Соотношение этих уровней связано с продолжительностью преподавания названных курсов, а также с распределением отпущенного времени между вводным и промежуточным уровнями. Решение этого вопроса тесно связано с пониманием конечной цели обучения экономической теории, с профессиональной подготовкой студентов и принципиально влияет на построение программ университетского курса.

Другой проблемой преподавания является проблема разделения учебного материала экономической теории между бакалавриатом и магистратурой. Курс экономической теории в магистратуре должен быть непосредственным продолжением бакалаврского курса, опираться на него как на необходимую базу. Вместе с тем магистерский курс должен отличаться по содержанию, т.е. включать больший набор экономических проблем по степени сложности математического аппарата, по степени связи со смежными дисциплинами (эконометрикой, математической статистикой и др.).

Наконец, важной проблемой преподавания университетского курса экономической теории является проблема дальнейшего совершенствования ее программы в части макроэкономики. Структура этого раздела экономической теории менее стандартизирована, ее научная проблематика чрезвычайно подвижна, а многие проблемы не имеют однозначного решения. Особой проблемой преподавания экономической теории сегодня остается анализ экономических реалий России, вопрос о применимости экономических моделей, разработанных западной экономической наукой, к российской практике.

«Современные проблемы методологии экономической науки» — с таким докладом выступил докт. экон. наук К.А. Хубиев (МГУ). Он отметил, что традиционно актуальная для отечественной экономической науки проблематика методологии в последние десятилетия практически была свернута. Это связано с исключением из учебного процесса курса политической экономии и внедрением в учебный процесс курса «Экономикс». Одна монополия в учебно-научном процессе заменилась другой с той существенной разницей, что преподавание политической экономии сопровождалось теоретическими и методологическими исследованиями, а сам учебный процесс обогащался новыми идеями и разработками. Параллельно тот же процесс происходил и за рубежом. Но в России с переходом к рыночной экономике активное освоение нового курса «Экономикс» происходило бессистемно. При этом отечественные экономисты были надолго оторваны от методологического и теоретического сопровождения преподавания курсов. Вместе с тем в самих переводных учебниках вопросы методологии излагались на уровне, не дающем оснований для сколько-нибудь целостного и системного представления. Даже в специальных изданиях мировоззренческая основа методологии неоклассической теории представлена крайне слабо.

Далее докладчик подробно остановился на трудностях, с которыми приходится сталкиваться при решении методологических проблем экономической науки. Так, он отметил, что отечественные экономисты, преподававшие политическую экономию, хорошо владели диалектическим методом, и это безусловное научное достояние. Но в нынешних условиях необходимо столь же основательное усвоение позитивистской методологии с очень сложной разветвленностью внутренних направлений, школ и традиций. Трудность состоит в творческом объединении и развитии разных методологических подходов.

Современная экономическая теория сильно математизирована. Она довольно трудна для освоения. Но еще труднее оценить границы ее экономико-эвристических возможностей. Открытым ос-

тается вопрос о возможных последствиях тотальной математической экспансии в экономической науке.

Для восстановления и развития методологических исследований отечественной экономической науки, заключил докладчик, предстоит преодолеть названные, а также другие возможные трудности.

С докладом «Диалектика социального развития» выступил докт. экон. наук А.В. Бузгалин (МГУ). Он подробно остановился на новых результатах методологических разработок Центра теории социально-экономических трансформаций кафедры политической экономии. В частности, он сказал, что на основе критического диалога с современной постмодернистской парадигмой развит ряд аспектов диалектического метода (в частности, соотношение диалектики и диалектической логики); показана актуальность именно диалектического (акцентирующего противоречия, историзм, наличие качественных переходов, различение содержания и форм, в том числе превращенных, необходимость сложного, основанного на восхождении от абстрактного к конкретному) системного подхода для исследования современных социальных процессов и социально-исторических закономерностей.

Наряду с рассмотрением традиции гуманистической философии истории (в том числе советского марксизма 60—70-х гг.) дана критика сталинских упрощений диалектико-материалистического подхода к истории («пятичленка», сведение критериев прогресса к развитию производительных сил и т.п., игнорирование обратных связей во взаимодействии производительных сил и производственных отношений, материального и духовного производства и т.п.). Показано, что приписываемое исключительно цивилизационному подходу внимание к социокультурным факторам в полной мере характерно и для творческого марксизма.

На основе анализа пределов «экономической общественной формации» показано, что основным для этой эпохи является противоречие между отчуждением человека и его социально-творческой активностью. На основе критического анализа опыта преобразовательных действий XX в. раскрыты потенциал, противоречия и пределы социального активизма, а также диалектика активизма «профессоров» и «реакционеров». Показано, что социально-пассивное поведение и конформизм, тормозя историческое развитие, оказываются ответственны за социальный регресс и связанные с этим человеческие, культурные и т.п. разрушения.

Раскрыты причины и природа «реверсивного» хода истории и вызываемые им модификации экономических систем. Этот вывод, также сделанный на основе исследования постсоветских трансформаций, получил подтверждение на более широком исто-

рическом материале. На базе исследования трансформаций экономических систем показано, что трансформационные процессы исторически доминируют, а переходные отношения имеют существенную специфику (которая систематизирована и раскрыта через исследование постсоветских и постиндустриальных трансформаций) по сравнению со стабильными системами.

Благодаря предшествующим исследованиям творческой деятельности вообще раскрыта роль и начато исследование природы, субъектов, механизмов и противоречий социального творчества, в том числе в контексте активного формирования историческими субъектами новых социально-экономических отношений. Систематизированы «белые пятна» классического марксизма и пути решения связанных с этим проблем; раскрыты основные направления диалога марксизма и других направлений экономической мысли. Показана ограниченная объясняющая способность неоклассической экономической теории по отношению к новейшим тенденциям современного капитализма.

Секция I «Основные школы экономической теории и их методология». В ходе работы секции была затронута актуальная проблема экономической науки, — проблема соотношения теории и методологии и практика преподавания в вузах.

Работу секции открыл докт. экон. наук Н.К. Водомеров (ТУ, Волгоград). Посвятив свое выступление политической экономии как основы экономической теории, он сделал ряд выводов, подчеркивающих важность преподавания политэкономии студентам.

Н.Г. Шабалина, канд. экон. наук (РУДП), детально проанализировала последствия исключения политической экономии из перечня научных дисциплин. Она отметила, что для восстановления политической экономии как общетеоретической дисциплины необходимо сделать новый шаг к обновлению содержания политэкономии, расширив и дополнив классическое наследие крупных современных экономических школ.

В.В. Радаев, докт. экон. наук (МГУ), отметил, что появление неоклассики в экономической теории связано с попыткой адекватно отразить новые тенденции в экономике, в том числе за счет некоторого сужения предметной области классиков. Таким образом, основой преподавания экономической теории на ближайшую перспективу останется неоклассика как теория, наиболее полно отражающая реальность развитой рыночной экономики. Использование в учебном процессе «новой политической экономии» возможно с целью теоретического осмысления тех реальностей экономической жизни, в которых неоклассика обнаруживает свою несостоятельность.

Е.М. Мартишин, канд. экон. наук (РГУ), обратил внимание на проблему генетической преемственности в экономике и экономи-

ческой теории, где затронул вопросы структурирования экономического знания с учебной целью, а также с целью его сохранения и передачи последующему поколению.

B.В. Кашицын, канд. экон. наук (МГА, Новороссийск), изложил свои взгляды на ретроспективу методологии основных экономических школ, ее значимость для современного анализа, продолжил обсуждение проблемы готовности объекта (или субъекта) хозяйственной жизни описывать экономические явления, воспринимать и поддерживать идеи экономической науки. В качестве примера описания хозяйственных явлений в разных ситуациях докладчик привел теорию Ф. Листа об автаркии больших пространств.

Л.И. Глухарев, докт. экон. наук (МГУ), указал на необходимость модификации общей теории интеграции и необходимость разработки методологии стратегического партнерства между Россией и Европейским союзом в условиях современной эпохи.

C.B. Кайманаков, канд. экон. наук (МГУ), остановился на истории разработки теоретических и практических вопросов экономической безопасности, опыте преподавания различных курсов по данной проблематике, а также высказал тезис о необходимости преподавания основ национальной экономической безопасности в начале преподавания экономических дисциплин.

Б.В. Салихов, докт. экон. наук (РГСУ), сосредоточил свое внимание на вопросах использования междисциплинарных методов исследования современной экономики, в которой всемерно усиливается роль человеческого фактора.

В.Н. Шляпин, канд. техн. наук (ВАВТ), изложил методологические вопросы теории развития социальных систем. Он отметил, что система отношения общества к ресурсам и, в частности, к механизму их использования неразрывно связана с системой целе-полагания индивидуума и общества в целом.

Д.И. Волошин, канд. экон. наук (МГУ), проанализировал методологию теории многоуровневой экономики. Была показана методологическая основа теории разнокачественных ресурсов как теории спроса на основе объективных параметров.

Аспирант И.В. Галочкин (МГИМО) представил методологические подходы поведенческой экономики и «нейроэкономики».

З.А. Грандберг, канд. экон. наук (МГУ), обосновала необходимость и способы включения в систему высшего экономического образования политической экономии, подчеркнув, что в первую очередь необходимо отделить идеологическую составляющую политической экономии от подлинно научного ее содержания. Это необходимый шаг в определении нового содержания и новой структуры предлагаемого курса.

Секция II «Микроэкономика: актуальные проблемы методологии и методики преподавания«. Работа секции была посвящена обсуждению особенностей программы учебника и сопровождающего учебного пособия по курсу «Микроэкономика», а также проблемам методологии и методики преподавания курса, использованию возможностей современных технологий для повышения эффективности преподавания микроэкономики.

Н.Л. Фролова, докт. экон. наук (МГУ) и А. //. Чеканский, докт. экон. наук (МГУ), представили доклад, в котором была изложена программа учебного курса «Микроэкономика. Промежуточный уровень». В докладе дана оценка уровня данного курса как курса, ориентированного на соответствующие западные образцы, рассмотрены новые для российской учебной литературы проблемы и модели, не получившие отражения в микроэкономической учебной литературе на русском языке, показана степень свободы использования курса в преподавательской практике. Отмечены основные аспекты новизны учебно-методического компонента «Микроэкономика. Промежуточный уровень», включая структурную, теоретическую и методическую новизну. Показана адапти-рованность учебно-методического комплекса к осуществлению самостоятельной работы студента, отмечены методические трудности восприятия студентами некоторых элементов курса.

А.И. Сельков, канд. экон. наук, Е.А. Селькова, старший преподаватель (МИМБ Минэкономразвития и торговли РФ), представили доклад об использовании возможностей современных технологий для повышения эффективности изучения экономических дисциплин, в котором отметили, что многолетний опыт использования информационных технологий в учебном процессе тесно связан с небывалой доселе скоростью обновления программной продукции и обновления оборудования, являющихся основной составляющей активов отрасли. Привлечение современных информационных технологий в качестве неотъемлемой составляющей учебного процесса можно считать аксиомой.

М.И. Екатириновская, канд. экон. наук (МФЭИ), остановилась на проблеме совершенствования методики преподавания экономических дисциплин в условиях национального инновационного развития. Она отметила, что в связи с необходимостью прорыва в инновационном развитии экономики нужны особые меры государственной поддержки вузов, активно внедряющих инновационные образовательные программы. Важными составляющими образования должны стать учебный материал и образовательные технологии, создающие условия для формирования инновационного, нелинейного мышления, устойчивых навыков владения информационной культурой, многокритериальная постановка и решение проблем.

Е.В. Савицкая, докт. экон. наук (ВШЭ), изложила концепцию преподавания экономической теории на неэкономических факультетах ВШЭ, которая базируется на двух фундаментальных принципах — высоком профессионализме выпускников вуза и достаточной экономической подготовке, позволяющих свободно ориентироваться в важнейших вопросах экономической жизни страны. При этом задача подготовки студентов видится в активной ориентации интеллектуальных усилий студентов на те области и направления экономической теории, которые в наибольшей степени отвечают специфике потребностей каждого факультета ВШЭ.

М.А. Пивоварова, докт. экон. наук (Финансовая академия при Правительстве РФ), в своем выступлении рассмотрела вопрос о месте проблематики «Новой экономики» в учебном курсе микроэкономики. На примере анализа понятия специфичности информационных ресурсов показаны преимущества и недостатки включения данного вопроса в различные темы курса, такие как «Факторы производства», «Предпринимательство и фирмы», «Экономическая теория информации», «Экономический выбор в условиях неопределенности риска» и др.

Г.В. Фадейчева, канд. экон. наук (Институт бизнеса, Владимир), рассмотрела проблему формирования общественных потребностей как важнейшего социально-экономического процесса и его места в современной экономической теории. Отметила влияние системы общественных потребностей на процесс общественного производства, раскрыв его основные направления. Предложила акцентировать роль общественных потребностей в эволюции хозяйственной жизни страны в том значении и той последовательности, в которой они были изложены в докладе.

В.П. Васильев, докт. экон. наук (ГУ, Йошкар-Ола), указал на проблемы совершенствования образования образовательных технологий экономических дисциплин. В частности, он отметил, что с переходом к новой модели хозяйствования в стране сохраняется односторонний подход к преподаванию дисциплин экономического цикла, которые связаны в основном с западной экономической теорией. Между тем такие дисциплины, как региональная экономика, экономика домохозяйств, экономика городов и др. являются весьма актуальными сегодня. В вузах западных стран из учебного процесса не исключались такие дисциплины, как политическая экономия социализма, экономическая теория марксизма, экономика советского типа и др. Глубокое знание студентами не только западных, но и отечественных экономических теорий будет способствовать эффективному их использованию в экономической деятельности в будущем.

Аспирант В.В. Орехов (МГУ) остановился на проблемах методологии и методики преподавания экономической теории иннова-

ций. Он отметил, что анализ существующих теорий, применяемых к инновационной сфере показывает, что среди них преобладают подходы, которые можно отнести к нескольким основным методологическим направлениям: микроэкономические неоклассические теории, макроэкономические неоклассические теории, неоинституциональный анализ и исследования, опирающиеся на описание статистических закономерностей или конкретных ситуаций без построения теоретических моделей. Первые три являются наиболее распространенными. Методологической проблемой и проблемой преподавания является тот факт, что, несмотря на схожесть в методологии, они развиваются, но практически не пересекаются, что затрудняет комплексное изучение экономических проблем в инновационной сфере. На примере принятия решении об инвестировании в исследования и разработки автор показал, что они должны сочетаться с анализом конкуренции в отрасли, учетом международной торговли. Он отметил также несовершенство количественных методов, которые могли бы четко различать обоснованные и необоснованные утверждения в позитивной экономической теории.

О.М. Дюсуше, канд. экон. наук (ВШЭ), посвятила свое выступление микроэкономической модели экономических циклов на рынке горизонтально-дифференцированных продуктов. Особенности этой модели основаны на использовании комбинированного пространства горизонтального и вертикального измерений. С учетом элементов институционального подхода, включая наличие трансакционных издержек, она показала роль государства в формировании типа рынка, косвенном влиянии на ценообразование, соглашении фирм о разделе рынка и об отсутствии демпинга в условиях максимизации прибыли каждой фирмы.

О.Н. Антипина, канд. экон. наук (МГУ), рассказала об использовании метода конкретных ситуаций в преподавании микроэкономики в условиях повышения роли самостоятельной работы студентов, отметила, что метод конкретных ситуаций (кейс-метод) начал активно использоваться в обучении управлению фирмой в Гарвардской школе бизнеса (США). От методик преподавания кейс-метод отличает особая цель обучения — привитие навыков и умений принятия решений. Кейс-метод наиболее успешно применяется в обучении ведению бизнеса, но может быть популярным и в преподавании фундаментальных экономических дисциплин. При этом целью обучения становится привитие студентам навыков и умений аналитической работы, т.е. применение изучаемых ими теоретических моделей к анализу конкретных ситуаций. Она изложила этапы подхода к использованию кейс-метода. В заключение отметила, что работа с кейсами вызывает у студентов большой

интерес, инициативу, развивает навыки теоретической аргументации своей позиции, активизирует ранее полученные знания.

Секция III « Структура и методическое построение университетского курса макроэкономики». На секции обсуждалась проблема связи теоретических и практических аспектов в построении университетского курса по экономической теории.

Работу секции открыла докт. экон. наук И.Е. Рудакова (МГУ). Она указала на непосредственную связь и зависимость качества университетского курса экономической теории вообще и макроэкономики в частности как от структуры курса, так и от того набора экономических проблем, которые предлагаются в качестве функциональной основы экономического образования. Отметив, что структура и содержание курса тесно связаны, она обратила внимание на то, что эта связь может быть достигнута только при построении курса в соответствии с основными макроэкономическими проблемами. Центральными проблемами макроэкономики являются макроэкономическое равновесие и макроэкономическая динамика, вокруг которых и должна формироваться структура курса «Макро-2».

Тему продолжила докт. экон. наук C.B. Кадомцева (МГУ), подчеркнув особенность курса макроэкономики, который имеет свою методическую специфику в зависимости от уровня, на котором он читается. В значительной мере это касается магистерского курса макроэкономики. Главная специфическая черта магистерского курса состоит не только в усложнении формального аппарата. Магистерский курс расширяет круг моделей, известных студентам по курсам макроэкономики в бакалавриате, в частности за счет моделей, содержащих межвременной выбор, спецификацию отдельных видов работников и др., одна из главных особенностей курса по экономической теории в магистратуре — приложение макроэкономических моделей к реальным проблемам экономики.

A.A. Никифоров, докт. экон. наук (МГУ), изложил свои взгляды на логику построения университетского курса по макроэкономике второго уровня, которая, по его мнению, должна определяться историческим ходом появления и развития научных школ в экономической теории. Модели помогают определять различия в едином потоке экономической теории, выделять отдельные концепции. Если есть некоторая экономическая проблема, отметил он, необходимо знать, какие именно решения предлагает та или иная исследовательская программа. Курс «Макроэкономика» должен излагаться как совокупность научных исследовательских программ, тем самым раскрывается логика исторического развития макроэкономического анализа. Решительное возражение вызывает попытка связать экономическую теорию с решением реальных макроэкономических проблем.

Т.А. Агапова, докт. экон. наук (МГУ), отметила, что структура курса по макроэкономике — действительно весьма актуальная проблема, ее решение во многом определяет качество читаемого курса. Она возразила предыдущему выступавшему, указав, что логика построения курса «Макроэкономика-2» должна определяться кругом макроэкономических проблем, а не научными школами экономической теории. Сэтим связан главный тезис выступления: макроэкономические модели, определяющие и объясняющие проблемы экономики, должны сопровождаться показом связи с практическими задачами, иными словами, курс должен содержать рекомендательную часть. В вузовских курсах по экономической теории такая связь зачастую отсутствует или слабо выражена .

М.В. Ряскова, канд. экон. наук (МГУ), обратила внимание на тот факт, что актуальной проблемой, помимо структуры собственно макроэкономики, является соотношение микро- и макроэкономики. В макроэкономическом курсе много повторов и пересечений с микроэкономикой. Это нормально, но должна быть мера. От некоторых положений в современной макроэкономике вообще необходимо отказаться. Так, выглядят совершенно не соответствующими реальности такие предпосылки ряда макроэкономических версий, как совершенная конкуренция, репрезентативность фирмы и др. Переход от индивидуальных субъектов рынка к макроэкономическим агрегированным величинам должен быть обоснован, а не получен как сумма «репрезентативных» микроявлений.

Г.Г. Чибриков, докт. экон. наук (МГУ), поднял актуальный вопрос математического обеспечения теоретического курса по макроэкономике. Едва ли можно преподавать современный курс макроэкономики (особенно на втором уровне), отметил он, без необходимого математического аппарата. Однако степень углубления в математику должна быть разумной. Математика должна помогать выявлению смысла экономической теории, а не заменять ее содержание. Эта мысль была проиллюстрирована на теории процента Викселля. Соотношение реальной и естественной нормы процента очень важно для модели рынка ценных бумаг. Но при этом не следует забывать, что естественная норма процента не наблюдаема. Формальная модель должна корректироваться практикой.

P.M. Нижегородцев, канд. экон. наук (МГУ), ключевые проблемы современной макроэкономики связал с информационным производством. Это последнее оказывает влияние и на экономический рост, что находит отражение в моделях.

В.А. Криулин, канд. экон. наук (ГУ, Курск), отметил, что важной проблемой является преподавание теоретического курса по экономике для будущих специалистов неэкономических специальное-

тей. Подача теоретического материала должна учитывать будущую специальность слушателей: экономическая теория, к примеру, подается физикам не так, как филологам; это касается не только формального аппарата. Но такая адаптация курса не должна приводить к потерям в теоретическом содержании экономической теории.

Д.Э. Лисневский, аспирант (МГУ), подчеркнул значение связи экономических явлений и институциональной среды, в которой они получают свое развитие. Эта мысль была проиллюстрирована на примере современной инфляции. Поведенческая модель для субъектов рынка является основным передаточным механизмом между институциональной средой и принимаемыми участниками экономики решениями. Именно через ожидания субъектов изменения в окружающей среде в конечном счете превращаются в результаты экономической деятельности людей.

Секция IV « Теория экономических трансформаций». На секции обсуждались вопросы современного состояния и перспективы развития теории экономических трансформаций, вопросы ее преподавания, конкретные проблемы трансформационных процессов в российской и зарубежной экономике.

Работу секции открыла докт. экон. наук В.В. Герасименко (МГУ). Она обосновала необходимость создания теории развития экономики России на основе исследования социально-экономических трансформаций в последние десятилетия, показала значимость соответствующего курса как неотъемлемой части экономического образования. Особое внимание было уделено современному этапу социально-экономического развития России и других постсоциалистических стран, который служит объективной основой того, что на смену курса переходной экономики приходит курс, охватывающий более широкую проблематику, например теорию развития, которая призвана обобщить более долгосрочные макроэкономические и микроэкономические процессы, образующие основу современного развития отечественной экономики. Это делает крайне важным решение задачи содержательного наполнения нового курса и особенностей методики его преподавания.

A.A. Борзых, канд. физ.-мат. наук (РГСУ, Курск), проанализировал возможности математического моделирования трансформационных процессов на базе построения иерархических структур в теории циклического развития. На основе построения модели однопараметрического цикла он предложил концепцию так называемой «птицы развития», иллюстрирующую существование трех вариантов развития социально-экономической системы: стабилизационного, инвестиционного и инновационного.

H.H. Никулин, докт. экон. наук (МГГУ), обратившись к анализу глобализации, сформулировал ее основное противоречие между

экономическими интересами отдельных национальных образований и общечеловеческими интересами, в результате чего традиционное противоречие между трудом и капиталом может быть дополнено определенной «состыковкой» интересов на внутринациональном уровне для борьбы за получение определенной доли мирового дохода. Поэтому современный принцип исследования экономических процессов должен предполагать анализ на наднациональном уровне в качестве исходного пункта и объяснение национальных особенностей на основе результатов, уже полученных в ходе первого этапа анализа.

С.П. Богачев, канд. техн. наук (РГАУ-МСХА, Калуга), посветил свое выступление необходимости применения классового подхода к анализу прибыли в рамках экономике. По мнению автора, именно борьба социальных классов объясняет возникновение средней прибыли, в том числе и монопольной.

А.И. Колганов, докт. экон. наук (МГУ), отметил, что экономическая борьба классов может рассматриваться не только со стороны наемных работников, как это делается традиционно в ходе анализа забастовочного движения, но и со стороны капитала. Он показал, что именно активная борьба капитала за свои интересы свидетельствует об остроте противоречий между классами в современной России. На базе анализа начиная с начала 90-х гг. представлены основные проявления этой борьбы.

Е.В. Красникова, канд. экон. наук (МГУ), остановилась на вопросах совершенствования структуры курса теории трансформационных процессов. Она подчеркнула, что исходная тема курса должна быть посвящена обоснованию причин гибели социализма, которые усматриваются в его неразрешимых противоречиях господствующей формы собственности. Именно поэтому среди институциональных преобразований исходным является преобразование отношений собственности. Отмечено, что особенности рыночной трансформации российской экономики предопределены ее социалистическим прошлым, что и должно быть отражено в структуре данного курса.

Б.С. Лисовик, докт. экон. наук, аспирант А.А. Новик, А.Ш. Румянцева, канд. экон. наук (Санкт-Петербург), представили доклад, основанный на анализе исторических реалий профдвижения в России, в котором показана неопределенность роли профсоюзов, их относительно низкий авторитет в современной экономической действительности, изложены причины сложившейся ситуации, намечены меры по ее изменению.

Студентка И.Г. Левина (МГУ) проанализировала противоречия трансформационных процессов российской экономики. Выделив особенности системных противоречий, она показала их отличия

от противоречий переходных состояний. Обращаясь к философской проблематике, она отметила, что противоречия переходной экономики являются имманентными ей, а их анализ открывает возможности к более глубокому пониманию особенностей природы межсистемных состояний, а также закономерностей их развития

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Студенты А.Д. Козлова, К.В. Лавринович (ГУ, Пермь) представили доклад с результатами опроса студентов по проблеме современного познания философии «Капитала» К. Маркса. Результаты опроса показали, что многие методологические приемы Маркса (например, диалектическая логика, метод восхождения от абстрактного к конкретному и т.д.) считаются студентами крайне актуальными. В докладе представлена оценка различных методик преподавания «Капитала» К. Маркса, внесен ряд предложений по их усовершенствованию.

С.И. Романова, канд. экон. наук, изложила некоторые теоретические аспекты изучения государственного регулирования монополий. Исходя из анализа системы государственного регулирования естественных монополий в России она пришла к выводу о существовании его серьезных провалов, для устранения которых необходим переход на современную западную модель регулирования. Успешная реализация такого перехода предполагает применение системного подхода, включающего изменение субъекта регулирования, введение системы переподготовки кадров, изучение опыта по этой проблематике в других странах.

Н.И. Акимов, канд. экон. наук (Алм-Ата), охарактеризовал принципы становления «новой экономики», уделив особое внимание принципу экономии времени, на основе которого решается двойственная экономическая задача: максимизация полезности и минимизация затрат.

Старший научный сотрудник З.А. Корчагина (МГУ) остановилась на вопросах занятости в трансформационной экономике. Охарактеризовав методологические подходы к проблеме занятости, сложившиеся в научной экономической литературе, она показала противоречивость и нерешенность многих проблем в сфере труда и трудовых отношений.

М.Ю. Павлов, канд. экон. наук (МГУ), обосновал необходимость развития творческого потенциала человека как основной предпосылки экономического развития современного общества. Он отметил, что современная потребительская экономика не может предложить адекватной модели формирования творческого потенциала человека. Она построена на принципе минимизации усилий человека по изменению и формированию нового. Формирование творческого потенциала сопряжено с усилиями по «распредмечиванию культурных ценностей, ведению с ними диалога».

Секция V « Современный институционализм: развитие теории и проблема преподавания». В работе секции получила широкое освещение теория институционализма, рассмотрены институциональные аспекты преобразований в стране, дан анализ государственной политики изменения институциональной среды.

Работу секции открыл докт. экон. наук К.А. Хубиев (МГУ). Он остановился на современных проблемах методологии экономической науки, посвятив значительную часть своего выступления институциональным проблемам и институциональным факторам развития экономики.

О.В. Коваль, канд. экон. наук (МГА, Новороссийск), продолжив тему методологии экономической науки, обосновала необходимость парадигмальных изменений в экономической теории на основе взаимообогащения ее различных направлений.

Е.В. Огурцова, канд. экон. наук (ГУ, Саратов), доложила промежуточные результаты коллективных исследований по проблеме отношения власти и собственности. Основные положения коллективного исследования заинтересовали участников секционного заседания своей новизной и оригинальностью.

И.В. Манахова, канд. экон. наук (ГУ, Саратов), продолжила обсуждение проблемы отношения власти и собственности, осветив суть институционального подхода к ней, дополнив результатами социологических исследований.

А.Н. Макаров, канд. экон. наук (филиал КГУ, Набережные Челны), высоко оценил уровень конференции и ее роль в профессиональной поддержке региональных экономистов. Он подробно остановился на вопросе роли государства и государственной собственности в экономике, охарактеризовал провалы рынка.

Аспирант C.B. Цымпилова (МГУ) дала оценку роли Д. Норта в развитии неоинституциональной экономической теории. Сосредоточившись на вопросах рациональности, она изложила традиционную систему взглядов на проблему в неоклассике, а также взгляды на процедурную рациональность Г. Саймона.

А.М. Медведева, канд. экон. наук (МАИ), в своем выступлении акцентировала внимание на сложности использования основных положений традиционного институционализма и неоинституциональной экономической теории в анализе экономических аспектов глобализации.

A.B. Киреев, канд. экон. наук (МГУ), раскрыл основные направления развития институциональной составляющей в микроэкономической теории, показав возможность более подробного рассмотрения основной, базовой модели человека в рамках традиционного институционализма, а также отметив важное, на его взгляд, направление использования достижений традиционного

институционализма и неоинституциональной экономической теории — теории производства.

Секция VI«Национальная экономика: предметная область, содержание и структура». На секции обсуждались способы отражения специфики национальной экономики в экономической науке, современное состояние и перспективы развития теории национальной экономики, вопросы ее преподавания, конкретные проблемы развития национальных моделей экономики разных стран.

Работу секции открыл докт. экон. наук В.М. Кульков (МГУ). Он обратил внимание на недостаточное отражение специфики национальной экономики в экономической науке и в экономическом образовании, на необходимость разработки курса теории национальной экономики как учебной дисциплины, изучающей содержание экономического строя страны, структуру национальных экономических отношений, механизмы функционирования и развития национальной экономической системы. Он указал на большую практическую значимость и востребованность такого курса в России.

Продолжая тему национальных особенностей преподавания экономических дисциплин, Г.М. Бердыкулова, канд. экон. наук (КЭУ, Алматы), рассказала о том, как система образования Республики Казахстан переживает трансформационный процесс, направленный на развитие человеческого капитала, путем внедрения новых технологий обучения и финансирования критического, креативного и коллективного мышления.

Научный сотрудник А.А. Борей ко (МГУ) обрисовал свое видение поиска точек соприкосновения различных направлений экономической мысли, на разнообразных примерах показав их взаимодействие при анализе национальной экономики.

М.М. Гулеша, канд. экон. наук, и студент Н.Е. Чевычелова (МГУ) представили доклад об опыте ускоренного экономического роста в странах Азии, увязав его с задачей удвоения российского ВВП.

Г.Ю. Дубянская, канд. экон. наук, (МГУ), обосновала важность и необходимость системного подхода к анализу национальной экономики на всех уровнях — от глобоэкономики до моноэкономики. Она подробно остановилась на тяжелом положении российской экономики и обосновала необходимость развития экономики, основанной на знаниях.

В.Т. Рысин, канд. экон. наук (МГУ), охарактеризовал специфические черты российской экономической модели как неоднородной, многоукладной экономики. Ее специфика была раскрыта через ряд параметров (структура собственности, рыночные структуры, формы бизнеса). При этом были проанализированы специфические факторы, присущие России: географический фактор,

ресурсная база и др. Разнообразие параметров российской экономики требует, по его мнению, использования «библиотеки моделей».

П.С. Толкачев, канд. экон. наук (Г И У), в своем выступлении акцентировал внимание на том, что для успешного развития национальной экономики необходима общенациональная цель, которая, как показывает отечественный и мировой опыт, может стать основой «экономического чуда».

Ассистент И.М. Теняков (МГУ) представил в докладе обзор различных подходов к оценке качества экономического роста. Он пришел к выводу, что интегральная оценка качества роста должна включать: оценку качества производимых товаров и услуг (их потребительских свойств, побочных эффектов и т.д.); оценку темпов роста продукции новейших технологических укладов по сравнению с отживающими; характеристику сбалансированности экономического роста (по отраслям, секторам экономики).

Аспирант А.В. Синицкий (МГУ) обосновал необходимость построения количественных моделей в рамках теории технико-экономических укладов и предложил модель базисных функций укладов. Обработав данные по технико-экономическому развитию США в XX в., он показал применимость этой модели и выделил четыре уклада на указанном промежутке времени. Оказалось, что вопреки распространенным представлениям в большинство показателей вносят вклад три или четыре уклада.

Секция VII « Отраслевые рынки: современная теория и практика». В работе секции были затронуты важные вопросы развития экономической теории, ее взаимосвязи с прикладными и экономическими дисциплинами, а также проблемы методики преподавания курса «Теория отраслевых рынков». Большинство выступлений было посвящено проблемам организации учебного процесса, что существенно влияет на методическое обеспечение преподаваемых курсов и качество обучения.

Начало секционному заседанию было положено докладом канд. экон. наук Л.В. Рой (МГУ). Она представила современный экономический подход к проблеме государственного регулирования отраслевых рынков, отметила методологические основы взаимодействия государства и бизнеса, проанализировала российскую картину государственного воздействия на отраслевые рынки. Ее доклад положил начало оживленной дискуссии о роли и значении государства в развитии отраслевых рынков России.

На вопросах текущей промышленной политики государства остановилась канд. экон. наук Е.М. Слепенкова (МГУ). Продолжив дискуссию, она изложила собственное видение проблемы влияния государства на отраслевые рынки, поделилась с присутствующими

7 ВМУ, экономика, № 6

97

личными наработками в области методики преподавания курса. В частности, она указала, что использует в процессе преподавания не только микроэкономическую теорию фирмы, но и положения бухгалтерского и управленческого учета. Такого рода комбинация вырабатывает у студентов дополнительный интерес к глубокому изучению теории фирмы и к возможности ее применения в практике.

Продолжая тему методики преподавания экономической теории отраслевых рынков и экономической теории в целом, канд. экон. наук В.Б. Шапкина и старший преподаватель Л.В. Иванова (.РГМУ, II) представили доклад о доминировании экономического мышления у студентов-медиков, увязав его с тезисом о необходимости синхронизации курсов экономической теории и организации здравоохранения на базе единой кафедры. Они указали на возможности построения межпредметных связей курса экономической теории с другими курсами, такими как биоэтика, медицинская ПСИХОЛОГИЯ И Т.Д.

Ассистент Е.А. Коновалова (ГУ, Пермь) остановилась на вопросах методологии кластеро-образования в России. Она дала определение кластера, выделила его разновидности и историю развития. Подробно остановилась на вопросах практического применения кластеров в Пермском регионе, увязав их использование с развитием промышленной политики и ускорением экономического роста.

Аспирантка Д.Р. Умерова (МГУ) изложила основные взгляды экономистов на роль налогов и их влияние на экономический рост, уделив особое внимание фискальному регулированию экономического роста, влиянию налогов на отраслевые рынки.

На заседании круглого стола «Предметная определенность и структура экономической теории» под руководством докт. экон. наук. А.В. Сорокина (МГУ) рассматривался вопрос об истории термина «политическая экономия», а также проблема качества подготовки выпускников экономических вузов. В частности, было отмечено, что на протяжении всей истории экономической науки не все экономисты считали себя политэкономами, но все они занимались исследованием общественного богатства. А. Смит определял политическую экономию как науку государственного деятеля, как науку об экономической политике государства, но вполне точно определил ее в названии своей работы «Исследование о природе и причинах богатства народов» (1776); Ж.Б. Сэй называл ее наукой об общественном богатстве. К. Маркс не дает определения политической экономии, он критикует ее в «Капитале», но под «капиталом» понимается общественное богатство, богатство наций. У. Джевонс называет свою работу «Теорией политической

экономии» (1871), но уже во втором издании (1879) отказывается от этого термина, заменив его в тексте на «экономике» и сохранив его лишь в названии. При этом он ссылается на употребление нового термина Г. Маклеодом и А. Маршаллом. Л. Вальрас озаглавил свою работу «Elements of pure economics» (1874), в ней дана теория общественного богатства. Чистая политическая экономия — наука о «естественных фактах», не зависящих от воли людей. А, Маршалл впервые употребляет термин «экономике» в названии работы «The Economics of Industry» (1879) и закрепляет его в «Принципах Экономикс» (1990), считая, что «Экономикс» — это и наука об общественном богатстве, и наука о человеке. Общественное богатство — предмет Дж.М. Кейнса, М. Фридмена и других экономистов.

Вне зависимости от названия (политическая экономия, чистая политическая экономия, экономике) экономическая наука включает два взаимосвязанных момента — теорию природы и теорию форм общественного богатства. Главным достижением классической политической экономии и Маркса является разработка теории природы общественного богатства. Неоклассическое направление и в целом микро- и макроэкономика успешно разрабатывают теорию форм общественного богатства. Современная экономическая наука характеризуется отсутствием взаимосвязи между теорией природы и теорией форм общественного богатства. Разрыв между этими теориями наметился в 70-х гг. XIX в. (появление «Капитала» К. Маркса и маржиналистская революция). В дальнейшем исследования в области теории природы общественного богатства и в области его форм велись независимо друг от друга. Микро- и макроэкономика не опирались на теорию природы богатства, а теория капитала Маркса не использовалась для объяснения микро-и макроэкономических закономерностей.

На «круглом столе» было отмечено, что отсутствие системного мышления — главная претензия, предъявляемая к выпускникам экономических вузов. Этот недостаток можно устранить, если в дополнение к курсам микро- и макроэкономики ввести курс «Теория общественного богатства: природа, микро- и макроэкономические формы», в котором все закономерности форм богатства (в размерности цена—количество) могут получить объяснение с позиций теории природы общественного богатства, или стоимости (в размерности часы ОНРВ).

Разделению дескриптивной и экспликативной функций экономической науки было посвящено выступление докт. экон. наук P.M. Нижегородцев» (ИПУ РАН). В то же время разделение на микро- и макроэкономику, по его мнению, лишено объективного критерия.

Б.В. Салихов, докт. экон. наук (РГСУ), выступил с тезисом о тождестве политической экономии и экономической теории. Он предложил поставить в центр исследований человека и работать в области экономической теории человеческого развития.

По мнению канд экон. наук Д.И. Волошина (МГУ), отказ от политической экономии был связан с невозможностью разрешить проблему производительного и непроизводительного труда, проблему редукции труда.

H.A. Шапиро, докт. экон. наук (ГУ, СПб.), предложила ввести курс и создать науку «История и философия: интеллектуальный вызов и практическая значимость».

Выступление канд. экон. наук В.В. Липова (НЭУ, Харьков) было посвящено «невидимой руке» в методологии А. Смита.

На круглом столе «Проблемы структуры и методического обеспечения курса "Государственные финансы"» под руководством докт. экон. наук C.B. Кадомцевой (МГУ) обсуждались вопросы современного состояния и перспектив развития теории государственных финансов, а также проблемы методического обеспечения преподавания этого курса для бакалавров и магистров. Было обращено внимание на недостаточное отражение в курсе «Государственные финансы» проблемы функционирования государственных финансов в долгом периоде, важности разработки таких разделов, как социальное страхование и государственный долг. Отмечалось, что кроме теоретических подходов к оценке эффективности государственных финансов в курсе должна учитываться национальная специфика государственных финансов.

Обсуждение данных проблем было продолжено докт. экон. наук Е.В. Пономаренко (РУДН) и докт. экон. наук Л.А. Плотициной (Финансовая Академия). Для учета национальных особенностей функционирования системы государственных финансов предложено шире рассматривать в курсе правовые вопросы, а также институциональные особенности трансформационной экономики России.

Г.К. Никольская, канд. экон. наук (ИМЭМО), остановилась на вопросах развития государственных финансов США в современной глобальной экономике.

Выступление канд. экон. наук С.М. Панферова (Академия нефти и газа) было сосредоточено на вопросах, связанных с обеспечением государственного бюджета за счет экспортных поставок нефти и газа, делающих бюджет России зависимым от цен на мировых рынках.

В сообщениях студентов А.Л. Букина, Ю.В. Сологуб и

М.М. Мирошниченко (МГУ) внимание уделено вопросам социального страхования как источника государственных финансов, межбюджетным отношениям, а также проблемам государственного

регулирования финансовых рынков как условию предотвращения дефолтов, вызванных государственным долгом.

Открывая круглый стол «Проблема расширенного воспроизводства на инновационной основе и экономический рост: методология анализа и системного отражения в структуре современной политической экономии; реалии российской экономики к 2006 году», проведенный на базе проблемной группы «Воспроизводство и экономический рост», докт. экон. наук. В.Н. Черковец предложил начать обсуждение с общих итогов социально-экономического развития России в 2005 г., которое уместно связать с проблемой перехода нашей экономики к расширенному воспроизводству. Что показывают нам данные за минувший год? Какой воспроизводственный процесс скрывается за показателями экономического роста последних пяти лет? Можно ли засвидетельствовать появление в нем нового качества? Удастся ли удвоить ВВП к 2010 г.? В связи с этим полезно было бы привлечь к анализу не только статистику, но и появившиеся в научных публикациях и в средствах массовой информации первые оценки российской экономической динамики. К данной теме непременно подключается проблема так называемой «инновационной экономики», а точнее, расширенного воспроизводства на инновационной основе. Бесспорно, актуален вопрос о роли российского государства в проведении инвестиционно-инновационной политики и в обеспечении соответствующего экономического роста. Поскольку, отметил В.Н. Черковец далее, круглый стол проходит в рамках научной конференции по методологии исследований и методике преподавания экономической теории, далеко не второстепенным является вопрос об отражении процессов воспроизводства, его новых особенностей и российской специфики в курсе современной политической экономии, об определении «координат» этой проблематики в ее предметном пространстве.

Б.П. Плышевский, докт. экон. наук. (МГУ), представил анализ стоимостного и финансового аспектов воспроизводства в свете показателей экономического роста России в 2005 г. По его мнению, этот рост носит пока неинвестиционный и инфляционный характер. Темпы роста основного капитала — мотора расширенного воспроизводства — являются незначительными, а его обновление наблюдается лишь в отдельных отраслях. Воспроизводство, основывающееся на сырьевой ориентации, не способно перестроить не только структуру народного хозяйства, но и обеспечить реальное удвоение ВВП к 2010 г., подчиняя экономический рост внешнеторговой конъюнктуре.

Ф.Н. Клоцвог, докт. экон. наук (ИНП РАН), считает, что нынешний российский капитализм не производительный капита-

лизм, а преимущественно торгово-ростовщический, компрадорский, криминально-бюрократический, не поддающийся трансформации. Поэтому и современный экономический рост в России носит стихийный, неуправляемый характер. Накопленный громадный «стабилизационный фонд» невозможно направить на реализацию инноваций для обновления основного капитала и его расширенного воспроизводства, ибо отсутствует необходимый механизм на макроэкономическом уровне для использования этого фонда для инвестирования в экономику на производственные цели.

В.А. Бирюков, канд. экон. наук (МГУ), анализируя итоги 2005 г., отметил, что за беспрецедентным финансовым благополучием России (что, казалось, создает солидную основу и возможность решения ряда крупных проблем страны) сохраняются очень серьезные проблемы в реальном секторе экономики и в положении значительной части населения.

Р.Т. Зяблюк, докт. экон наук (МГУ), на конкретных примерах показала, что происходящие преобразования в российской экономике не столько устраняют системные социально-экономические противоречия, сколько углубляют их. А это в случае изменения мировой конъюнктуры чревато серьезными потрясениями экономики и общества в целом. Сравнительный анализ инновационного процесса в западных странах и в России свидетельствует об углубляющемся отставании в развитии ее производительных сил. Она привела ряд аргументов в пользу восстановления политической экономии как науки и учебной дисциплины, в которой большой удельный вес занимают вопросы теории воспроизводства.

Р.П. Малахинова, канд. экон. наук (МГУ), проанализировала практику измерения экономической динамики в соответствии с методологией Системы национальных счетов, показав, что эта методология не позволяет адекватно выявить изменения в реальном воспроизводственном процессе, а фактически является косвенным измерителем так называемой «экономической активности населения». Отсутствие в неоклассической теории, да и в неоклассическом синтезе форм адекватного и полного выражения закономерностей воспроизводства является серьезным аргументом в пользу ренессанса политической экономии на основе классической методологии.

З.А. Корчагина

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.