Научная статья на тему 'Экономическая кластеризация в приморских зонах Крыма: факторы, локализация и перспективы развития'

Экономическая кластеризация в приморских зонах Крыма: факторы, локализация и перспективы развития Текст научной статьи по специальности «Социальная и экономическая география»

CC BY
598
96
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
КРЫМ / CRIMEA / ПРИМОРСКАЯ ЗОНА / COASTAL ZONE / ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КЛАСТЕР / ECONOMIC CLUSTER / МОРЕХОЗЯЙСТВЕННЫЙ КОМПЛЕКС / MARITIME COMPLEX / ТРАНСГРАНИЧНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ / CROSS-BORDER CONTACTS

Аннотация научной статьи по социальной и экономической географии, автор научной работы — Вольхин Денис Антонович

Современная экономика Крыма развивается в условиях поиска наиболее эффективной модели развития в новых политических, экономических и социокультурных условиях. В качестве такой модели регионального развития Республики Крым и города Севастополя выбрана «кластерная экономика». В развитии обоих субъектов стратегическая роль отводится приморским территориально-хозяйственным системам. В статье охарактеризованы факторы формирования процессов экономической кластеризации в Крыму, выявлеш локализации и морехозяйственный профиль субъектов потенциальных экономических кластеров в приморских зонах региона. Изучены потенциал и перспективы кластерообразования в Крыму и определена роль в этом процессе приморской зоны региона. В статье показано, что, на данный момент в Крыму «экономический кластер» можно считать лишь потенциальным, формирующимся типом интеграции хозяйствующих субъектов. Ядрами кластерного пространства региона способны стать крупнейшие предприятия приморских зон Алушты, Евпатории, Керчи, Сак, Севастополя, Феодосии и Ялты.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Экономическая кластеризация в приморских зонах Крыма: факторы, локализация и перспективы развития»

социально-экономическая география. 2015. № 2 (11). С. 18-27 21. Дружинин А.Г. Геоэкономические взаимозависимости и геополитические альянсы в современном евразийском пространстве // Социально-экономическая география. Вестник АРГО. 2017. № 6. С. 24-38.

REFERENCES

1. Druzhinin A.G. Rossiya v mnogopolyusnoy Evrazii: vzglyad geografa-obshchestvoveda [Russia in a multipolar Eurasia: a view of the geographer-scientist]. Rostov-on-Don, Southern Federal Univ. Press, 2016, 228 p.

2. Martynov V.L., Sazonova E.I. Izvestiya RGO, 2011, no. 3, pp. 31-37.

3. Druzhinin A.G., Ibragimov A., Bashekan A. Izvestiya Russkogo geograficheskogo obshchestva, 2013, vol. 145, issue 5, pp. 78-87.

4. Ul'chenko N. Mirovaya ekonomika i mezhdunarod-nye otnosheniya, 2016, vol. 60, no. 5, pp. 84-94.

5. Dugin A.G. Evraziyskiy revansh Rossii [Eurasian revenge of Russia]. Moscow, Algoritm, 2014, 256 p.

6. Malysheva D. Mirovaya ekonomika i mezhdunarod-nye otnosheniya, 2016, vol. 60, no. 9, pp. 28-36.

7. Necati Gultepe. Turancilik Tarihinin Kaynaklari [Sources of The History of Turanism], istanbul, Turan Yaylncilik, 1999, 344 p.

8. Gasprinskiy I. Russkoe musul'manstvo. Mysli, zametki i nablyudeniya [Russian Islam. Thoughts, notes and observations]. Simferopol', 1881, 170 p.

9. Zeki Velidi Togan A. Umumi türk tarihine giri§ [Introduction to general Turkish history]. s. 323. Istanbul, iSMAiL AKGÜN MATBAASI, 1946, 2 p.

10. Fatih Akgül. Rusya ve Türkiye'de Avrasyacilik [Eurasianism in Turkey and Russia]. istanbul, IQ Kültür Sanat Publishing, 2009, 161 p.

11. Hamza Eroglu. Türk inkilap Tarihi [History of Turkish Revolution]. Ankara, Sava§ Publishing, 1990, pp. 391-392.

12. Anil Qegen. Avrasya Uygarligin Yeni Yolu [A New Way of the Eurasian Civilization]. istanbul, Kizilelma Publishing, 1998, pp. 125-126.

13. Üq Tarz-i Siyaset [Three style Politics]. Ankara, Bow of the Turkish History Institution, 1987, 87 p.

14. Müzaffer Özdag, Türkiye ve Türk Dünyasi Jeopo-litigi [The geopolitics of Turkey and the Turkish world], Ankara, 2003, 356 p.

15. Elif Hatun Kiligbeyli. Jeopolitik Dergisi, Bahar, 2003, no. 6, pp. 86-92.

16. Mehmet Aga. Avrasya Yakla§immm Türkiye Qe§it-lenmeleri ve Türk Dünyasi [Turkey and the Turkish approach to diversification of the Eurasian world.]. istanbul, 2007, 167 p.

17. Dugin A. Teori, 2004, December, pp. 44-56.

18. Davutoglu Ahmet. Divan, ilmi Ara§tirmalar, 1997, vol. 1, no. 3, pp. 1-53.

19. Aras B. SETA Policy Brief, 2009, no. 32, May.

20. Ibragimov A. Yuzhno-Rossiyskiy forum: ekonomika, sotsiologiya, politologiya, sotsial'no-ekonom-icheskaya geografiya, 2015, no. 2 (11), pp. 18-27.

21. Druzhinin A.G. Sotsial'no-ekonomicheskaya geo-grafiya. Vestnik ARGO, 2017, no. 6, pp. 24-38.

Исследование выполнено при поддержке РГНФ (проект 15-07-00016 «Российско-турецкое взаимодействие в евразийском геополитическом и геоэкономическом контексте и его проекция на социально-экономическое развитие регионов Юга России»)..

3 июля 2017 г.

УДК 913.375 (477.75)

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ КЛАСТЕРИЗАЦИЯ В ПРИМОРСКИХ ЗОНАХ КРЫМА: ФАКТОРЫ, ЛОКАЛИЗАЦИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ

Д.А. Вольхин

DOI 10.23683/2072-0181-2017-91-3-12-22

Современная экономика Крыма развивается в условиях поиска наиболее эффективной модели развития в новых политических, экономиче-

Вольхин Денис Антонович - ассистент кафедры экономической и социальной географии и территориального управления Таврической академии (структурного подразделения Крымского федеральногой университета им. В.И. Вернадского»), 295007, Республика Крым, г Симферополь, пр. Академика Вернадского, 4, e-mail: lomden@mail.ru

ских и социокультурных условиях. Анализ главных документов стратегического планирования развития региона [1-3] показал, что в качестве модели регионального развития Республики Крым и города Севастополя выбра-

Denis Vol'khin - Crimean Federal University named by V.I. Vernadsky, Vernadsky Avenue, Simpheropol, Crimea, 295007, e-mail: lomden@mail.ru

на «кластерная экономика». В развитии обоих субъектов стратегическая роль отводится приморским территориально-хозяйственным системам. В документе «Стратегия социально-экономического развития Республики Крым до 2030 г.» [2] приморские города Евпатория, Керчь, Феодосия и Ялта определены как «территории роста», как звенья главных экономических осей полуострова: Керчь - Феодосия - Симферополь - с ответвлениями на Севастополь и Евпаторию; Керчь - Феодосия - Судак - Алушта - Ялта - Севастополь; Феодосия - Джанкой - Крас-ноперекопск - Армянск и др. Важная роль в экономическом развитии региона отводится морехозяйственной деятельности: такие отрасли как судостроение и судоремонт, рыболовство и рыбоводство, приморская рекреация определены как приоритетные отрасли экономического роста Крыма. Это в целом соответствует реальному значению приморских зон в территориальной организации хозяйства и населения Крыма [4-6]. В связи с этим целью данной работы является выявление факторов, локализации и перспектив процессов экономической кластеризации в Крыму, а также определение роли в этом процессе приморской зоны (ПЗ) региона.

Факторы формирования экономических кластеров в приморских зонах Крыма

В структуре ведущих факторов экономической кластеризации в ПЗ Крыма можно обнаружить как генерирующие, так и лимитирующие условия и процессы. Ге-нерирующими факторами, кроме собственно приморского географического положения, выступают:

1. Концентрация демографического потенциала и повышенная плотность хозяйствующих субъектов на отдельных участках ПЗ Крыма.

В пределах трехкилометровой приморской полосы проживает более 50 % всего населения Республики Крым и г. Севастополя. Наибольшей плотностью населения в пределах всего полуострова обладают приморские территории южнее линии Евпатория - Феодосия, на которых проживает 100-1800 чел./кв. км, при значении этого показателя по Крыму -82,5 чел./кв. км и в ЮФО - 37 чел./кв. км [7]. Максимальные значения плотности населения отмечаются в городах: Ялте, Керчи, Евпатории и Севастополе (более 1 000 чел./кв. км).

Важнейшую роль ПЗ Крыма занимают и в его урбанистической структуре: 10 из 17 городов региона располагаются на морских побережьях и концентрируют 67 % городского населения и 38,7 % всего населения Крыма [4, 8]. ПЗ Крыма характеризуется высокой плотностью предприятий: в 2015 г. приморские городские округа Алушта, Евпатория, Керчь, Саки, Судак, Ялта и город Севастополь концентрировали более 50 % всех предприятий региона [9]. На семь выше перечисленных приморских административных единиц приходится более 70 % всех санаториев, гостиниц и иных средств размещения, все портовые комплексы Крыма [10]. Таким образом, приморская полоса от Евпатории до Феодосии, включая г. Керчь, обладает максимальным по региону демографическим и экономическим потенциалом.

2. Территориальное сочетание предприятий морехозяйственной специализации.

В ПЗ Крыма сформировалось территориальное сочетание таких морехозяйственных видов деятельности, как судостроение и судоремонт, портовое хозяйство, рыболовство, рыбоводство и марикультура, добыча полезных ископаемых на шельфе, приморская рекреация и туризм. Несмотря на то, что некоторые виды деятельности являются несовместимыми (например, добывающая, припортовая индустрия и санаторно-курортная деятельность), эффективная функциональная и территориальная организациия этих видов деятельности может сгенерировать масштабный экономический эффект, в том числе запустить процесс экономической кластеризации в ПЗ Крыма с активным привлечением других регионов полуострова. Портово-логистические комплексы в Севастополе, Керчи, Феодосии, Евпатории и Ялте, при условии преодоления инфраструктурных ограничений, могут выступить в роли центральных ядер кластерного пространства Крыма.

Еще одной особенностью функционирования приморских зон Крыма является наличие в их территориально-хозяйственной системе военно-силового блока, непосредственно связанного с задачами обеспечения национальной безопасности в приграничных регионах и выполняющего стратегическую роль для России. Наиболее рельефно влияние этого фактора прослеживается в городе федерального значения Севастополе, так как на его территории располагаются крупнейшие

объекты базы Черноморского флота ВМФ России. Оборонно-промышленная отрасль, производственная и социальная инфраструктуры, обслуживающие военно-морскую базу, выполняют роль ядра территориальной организации хозяйства и населения города. С одной стороны, в силу своей специфики, предприятия оборонной промышленности слабо подвержены кластерогенным процессам, с другой, - внедрение технологий данной отрасли в гражданское производство может способствовать активизации кластерных инициатив [6].

3. Наличие государственных программ по созданию инфраструктуры будущих кластеров.

Наиболее масштабные проекты по созданию кластеров в регионе будут ре-ализовываться согласно Федеральной целевой программе «Социально-экономическое развитие Республики Крым и г. Севастополя до 2020 года» (далее — ФЦП-2020). Согласно ФЦП-2020, только на создание туристско-рекреационных кластеров будет выделено более 30 млрд руб., что составляет более 5 % всего объема финансирования программы [1]. Кроме федеральной программы, приняты две региональные стратегии социально-экономического развития до 2030 г. Республики Крым и г. Севастополя, в которых пролонгированы и откорректированы задачи по созданию экономических кластеров в различных отраслях [2, 3]. В качестве стратегических направлений кластерообразования выбраны следующие: туристско-рекреационные, судостроительные, медико-биологический, агропромышленные, химический кластеры и кластеры в сфере 1Т и креативной индустрии. В 2017 г. на базе Центра инвестиций и регионального развития Республики Крым был создан Центр кластерного развития, основной целью которого является «выявление кластерных инициатив, содействие координации проектов субъектов малого и среднего предпринимательства, обеспечивающих развитие территориальных кластеров, в том числе инновационных территориальных, и обеспечение кооперации участников территориальных кластеров между собой» [11].

4. Функционирование режима свободной экономической зоны на всей территории Крыма.

Все хозяйствующие субъекты в пределах приморских зон Крыма действуют в условиях свободной экономической зоны (СЭЗ), которая будет функционировать до 2039 г.,

и могут использовать предусмотренные преференции (налоговые льготы, свободная таможенная зона) для снижения издержек и повышения конкурентоспособности [12]. По данным Министерства экономического развития РФ, на 01.08.2017 участниками СЭЗ на территории Крыма стали 1 286 хозяйствующих субъекта [13].

5. Существующий потенциал трансак-ваториальных связей в Черноморском регионе.

До 2014 г. приоритетным вектором внешней экономической деятельности Крыма являлись страны Черноморского бассейна (Россия, Турция, Болгария, Румыния, Грузия). Эти связи формировались в рамках трансчерноморских интеграционных процессов, которые проявились в создании Организации черноморского экономического сотрудничества. Участниками организации стали 12 государств Причерноморья и Балкан [14]. В целом Черноморский регион, в отличие от Балтийского, Средиземноморского и других морских бассейнов, характеризуется низкой степенью трансграничной кластеризации экономик государств региона. Данная ситуация связана с тем, что Панчерноморский регион является зоной столкновения геополитических, военно-политических и социокультурных интересов: стран НАТО, с одной стороны, России и ее военно-политических партнеров, с другой стороны; христианского мира, с одной стороны, и исламского мира - с другой. Положение Крыма в этой системе крымскими учеными определено как «крымский узел» [15, 16]. Несмотря на это, ПЗ Крыма сохраняют потенциал трансграничного взаимодействия в этом регионе, однако реализация данного потенциала сдерживается экономическим санкция и транспортной блокадой со стороны стран «коллективного Запада» и Украины.

Реализация указанного выше потенциала кластерогенных процессов в Крыму сдерживается рядом лимитирующих условий и процессов:

1. Низкий уровень самоорганизации хозяйствующих субъектов.

На территории Крыма не зарегистрировано ни одного кластера, созданного силами частных бизнес-структур, которые позиционировали бы себя как кластер. Для Крыма характерно доминирование инициативы со стороны государства в сдвиге начальных условий кластерообразования, в то время как в других приморских регионах России

и других стран наблюдается противоположная картина [6, 17, 18].

2. Низкий уровень инновационности предприятий, инфраструктурные ограничения и высокий уровень износа основных фондов.

В 2015 г. удельный вес предприятий, осуществлявших технологические, организационные и маркетинговые инновации, в общем числе обследованных организаций Крыма составил менее 6 %, что в два раза меньше этого показателя в среднем по России. На конец 2016 г. степень износа основных фондов Республики Крым составляла более 70 %, в г. Севастополе - около 60%, что превышает общероссийский показатель (49 %) [19-21].

3. Высокая доля «теневого» сектора экономики.

По данным Министерства экономического развития Республики Крым, регион обладает высоким уровнем «теневой» занятости и бизнеса, особенно в строительной сфере [2]. Высокий уровень «теневых» финансово-экономических операций, особенно в среде малого и среднего бизнеса, является сдерживающим фактором самоорганизации предприятий Крыма.

4. Отсутствие опыта кластерообразо-вания у региональной деловой и административной среды.

Применение кластерной политики -новое явление для Крыма. Оно сопряжено с тем, что большая часть совместной деятельности предприятий Крыма, которые являются примерами производственной кооперации и специализации самых разных форм и комбинаций, не имея других признаков реальных экономических кластеров, рассматриваются региональными властями и бизнес-структурами как кластеры, что привносит некоторую путаницу при оценке реальных кластероген-ных процессов. С другой стороны, данная ситуация указывает на тенденцию роста привлекательности концепта «экономический кластер» в поле региональной экономической политики и стратегического планирования, что является общероссийской практикой [17].

5. Высокая степень зависимости экономики региона от финансирования из федерального бюджета и дефицит иностранных инвестиций.

В структуре инвестиций в основной капитал Республики Крым в 2016 г. на государственные инвестиции приходится более 80 %; на муниципальные - 16; частные - 23; иностранные - около 9; смешанные россий-

ские - 9; совместные российских и иностранных компаний - 8 %. Главным источником финансирования социально-экономического развития региона (интегрирование экономики Крыма в экономическое пространство России, обеспечение транспортной доступности, снятие инфраструктурных ограничений в целях обеспечения устойчивого экономического развития и т.д.) является ФЦП-2020, реализация которой на 96,6% зависит от средств федерального бюджета [1]. Современная экономика Крыма развивается в условиях резкого дефицита иностранных инвестиций. Такая ситуация возникла вследствие экономической изоляции Республики Крым и г. Севастополя со стороны «коллективного Запада» и Украины, когда в 2014 г. главные иностранные инвесторы Крыма вывели практически все свои активы из экономики региона.

6. Международные экономические санкции и трансформация внешних связей.

Реакция зарубежных стран на воссоединение Крыма с РФ носит противоречивый и конфликтный характер. Об этом свидетельствуют введенные и продленные еще на год экономические санкции против России со стороны «коллективного Запада» и Украины. В отношении жителей и хозяйствующих субъектов Крыма были организованы блокады: транспортная, энергетическая, водная. Экономическая война против России и ее новых субъектов в этой связи сопровождается информационной войной, политикой по формированию их негативного имиджа [22]. В результате оказанного давления крымская экономика стала закрытой для стран, поддерживающих санкции, подверглась процессам переориентации и переформатирования внешних финансовых, торговых, миграционных, туристских потоков, что закономерно отражается и на трансформации внутренних экономических процессов. С одной стороны, реакция Запада и Украины на события 2014 г. привела к прекращению работы практически всех зарубежных компаний в Крыму, стала причиной разрыва экономических связей с украинскими предприятиями, с другой - экономические субъекты Республики Крым и Севастополя переориентируют векторы трансграничного взаимодействия на другие страны и регионы, относящиеся к ключевым партнерам России. Крымские предприятия переориентируются на страны-участницы АТЭС, БРИКС (прежде всего, на КНР) и Турцию. Крымско-турецкие

экономические связи находятся в стадии перезагрузки и еще не проявились в виде масштабных бизнес-проектов. Однако, отказ Анкары от присоединения к антироссийским санкциям создает предпосылки увеличения масштабов трансакваториального трансграничного взаимодействия предприятий Крыма и Турции.

Характер локализации и перспективы экономической кластеризации в приморских зонах Крыма

Приморская полоса Крыма фрагментарна с точки зрения хозяйственной освоенности и заселенности. Основной полюс море-хозяйственной активности региона смещен к югу по линии Евпатория - Феодосия и включает г. Керчь. В то же время приморское положение степных районов, в силу природных особенностей акватории (мелководный, сильноминерализованный залив Сиваш) и истории хозяйственного освоения территории, проявилось в структуре их экономики в меньшей степени. Многие приморские участки Джанкойского, Красноперекопского, Советского и Нижнегорского районов не заселены или характеризуются разреженной сетью поселений, практически полным отсутствием приморской инфраструктуры и очагов морехозяйственной деятельности. Для этих территорий характерен обратный по вектору градиент демографического потенциала от центра к побережью. Для приморских муниципалитетов этих районов характерна ситуация, когда непосредственно к морю обрываются сельскохозяйственные земли (пашни, сенокосы и прочие). В таких условиях формирование экономических кластеров любого порядка затруднено [6]. Таким образом, приморские территории Крыма обладают разным потенциалом кластерообразования.

Учитывая комплекс индикаторов (наличие государственных и частных кластерных инициатив, потенциал морехозяйствен-ной активности, территориальное сочетание предприятий смежных отраслей, характер межорганизационных контактов, особенности конкурентной среды, уровень развития инфраструктуры и инновационности предприятий) в пределах ПЗ Крыма можно выделить несколько участков наиболее перспективных для формирования кластеров морехозяйственной специализации (см. рис).

Город Севастополь. Кластерогенные процессы в этом городе развиваются в двух основных отраслях - судостроение и турист-ско-рекреационная деятельность.

Согласно ФЦП-2020 на территории Севастополя запланировано создание пяти туристско-рекреационных кластеров (ТРК): ТРК военно-патриотического туризма «Го -род двух оборон», ТРК круизного и яхтенного туризма «Севастопольская гавань», ТРК «зеленого» экологического туризма «Зеленое ожерелье», ТРК культурно-познавательного и экскурсионного туризма «Перекресток культур», ТРК детского и молодежного туризма «Калейдоскоп истории» (см. рис., 1-5, соответственно). Совокупный запланированный бюджет проекта составляет более 11 млрд руб. [1]. Реализация федеральной и региональной программ позволит создать объекты обеспечивающей инфраструктуры [23] перечисленных выше кластеров, повысить конкурентоспособность туристских предприятий города, увеличить круглогодичный турпоток. Достижение поставленных задач будет осуществляться путем объединения ведущих туристско-рекреационных предприятий и вовлечения соответствующих ресурсов города для реализации единого турпродукта различного профиля. В указанных выше планировочных документах не указывается структура будущих кластеров, и речь идет лишь о создании соответствующей инфраструктуры.

Кластерный подход выбран и для развития судостроительной индустрии города. В Севастополе на базе мощного судостроительного комплекса (более 100 предприятий по судостроению и судоремонту) планируется создание соответствующего кластера. Ядром планируемого к созданию кластера могут стать крупнейшие судостроительные предприятия города: Филиал «Севастопольский морской завод» АО «Центр Судоремонта «Звездочка», ОАО «ЦКБ «Коралл», ООО «СРЗ "Южный Севастополь"», ООО «Фрегат», ООО «Фарватер-С», ООО «СП «Эра», ООО «Севмормаш-2М», ООО «Техфлот» и некоторые другие (см. рис., 11).

Потенциальными участниками судостроительного кластера Севастополя являются крупнейшие машиностроительные заводы города, производящие оборудование для судов, а также научные и

£ л

к

>

Ьа

п

ст4

>

ГО

>

UJ >

to

о

£ OJ

ЛОКАЛИЗАЦИЯ И М0РЕХ03ЯЙСТВЕННЫЙ ПРОФИЛЬ СУБЪЕКТОВ ПОТЕНЦИАЛЬНЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ КЛАСТЕРОВ В ПРИМОРСКИХ ЗОНАХ КРЫМА, 2017 г.

Крэешпшйкецск

Первомайскс

М

т 1

н»

СЕВАС1

1-5^ 20-

Евпатория

А 3 О В С МОР

КОЕ Е

] Приморские муниципалитеты Крыма - (городские округа и сельские поселения)

Г" ~~) Участки приморских муниципалитетов, наиболее перспектив-— ные для формирования кластеров

Участки приморских муниципалитетов, в пределах которых запланировано создание кластеров согласно ФЦП «Стратегии социально-экономического развития РК и г. Севастополя до 2020 г.» и региональным стратегиям развития

Морехозяйственные профили ключевых участков кластерообразования в приморких зонах Крыма

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1

Т н*

Н Рыболовство и рыбоводство, в т.ч. марикультура

| I Портовое хозяйство Приморская рекреация и I *** I и логистика 1 туризм

Судостроение и судоремонт

Красногвардейское

,Нижне

I

СовеУск

Кис

СИМФЕРОПОЛЕ

\Ш1

И6 19

эахчисараи

Белокорск

Р-

Феодосия

Судак

А

т н*

yf\ Алушта /

V

"Я/Ялта

-т 1

н*

ЧЕРНОЕ МОРЕ

I ВольхинД.А., 2017 г.

Туристско-рекреационные кластеры (ТРК), планируемые к созданию согласно ФЦП «Стратегии социально-эконо-л -|п мического развития РК и г. Севастополя до 2020 г.» и 1 |и региональным стратегиям развития

Потенциальные участники планируемого к созданию судостроительного кластера:

□ Крупнейшие судостроительные и судоремонтные Ь-Л предприятия Крыма

Крупнейшие машиностроительные предприятия, производящие оборудование для судов:

Участники Формирующегося транспортно-логистического кластера «Порт «Крым» - Порт «Кавказ»:

11-14

15-16

17-18

Psj Ведущие образовательные и научно-исследовательские ^ учреждения - центры инновации и подготовки научно-19-21 профессиональных кадров:

Рис. Локализация и морехозяйственный профиль субъектов потенциальных кластеров в ПЗ Крыма, 2017 г.

образовательные учреждения, способные стать центром инноваций данного кластера: ООО «Завод Молот-Механика», ООО «НТП "КИВИ"», ООО «Севмормаш-2М», ООО «Севастопольский радиозавод», ООО «ДНПП Муссон-Морсвязь-Сервис» (см. рис., 15). Среди машиностроительных предприятий других территорий Крыма в качестве потенциального участника судостроительного кластера может стать АО «Завод "Фиолент"» в г. Симферополе.

В настоящее время наибольший прогресс межорганизационных контактов демонстрируют судостроительные, научно-исследовательские и научно-образовательные организации Севастополя и Республики Крым: Филиал «Севастопольский морской завод» АО «Центр Судоремонта "Звездочка"», Конструкторско-технологическое бюро «Судокомпозит» в г. Феодосия (как филиал Средне-Невского судостроительного завода, Санкт-Петербург) и Севастопольский государственный университет. Инициатором консолидации данных организаций для производства единого продукта выступила АО «Объединенная судостроительная корпорация» - крупнейшая судостроительная организация в России. Предприятия кластера в 2015 г. получили первые заказы по проектированию и строительству понтонного комплекса, который уже введен в эксплуатацию и задействован в строительстве моста через Керченский пролив. Потенциал включения в судостроительный кластер или создание автономного инновационно-промышленного кластера имеют предприятия точного машиностроения города (ООО «Севастопольский электротехнический завод» и ряд др.).

Согласно ФЦП-2020 площадками для развития пяти ТРК в Республике Крым выбраны городские округа Евпатория, Саки, Феодосия и приморские участки Черноморского и Ленинского районов. Это такие кластеры, как ТРК «Детский отдых и здоровье», ТРК «Целебные сакские грязи», ТРК «Коктебель», ТРК «Черноморский» и ТРК «Озеро Чокракское» (см. рис., 6-10). Бюджет объемом более 20 млрд руб. будет направлен на модернизацию существующей и создание новой туристско-рекреационной инфраструктуры с целью повышения конкурентоспособности и стимулирования кластерных инициатив со стороны предприятий отрасли. Как и в

ситуации с Севастополем, реализация проектов по созданию кластеров направлена лишь на устранение инфраструктурных ограничений развития отрасли, а не на создание настоящих кластеров. Отметим, что инфраструктура для будущих кластеров будет создаваться как на территориях с высокой рекреационной освоенностью, так и на территориях с низким уровнем этого показателя (Оленевское сельское поселение Черноморского района и муниципалитеты, прилегающие к Чокракскому озеру в Ленинском районе). На сегодняшний день реальные результаты в реализации программы создания ТРК демонстрируют только Евпатория и Саки.

Для города Феодосии, кроме туризма и рекреации, важными направлениями экономики являются порто-во-логистический и судостроительный комплексы. Второй по объемам работы грузовой порт Крыма демонстрирует не-реализованность своего потенциал, что связано с международной транспортной блокадой полуострова. Ведущие судостроительные предприятия Феодосии (ФГУП «Судостроительный завод "Море"» и ГУП «Конструкторско-технологическое бюро "Судокомпозит"» (см. рис., 1213)), напротив, выступают потенциальными участниками планируемого к созданию судостроительного кластера Крыма совместно с предприятиями Севастополя и Керчи.

Единственным направлением кластеро-генеза в приморской зоне городского округа Судак является объединение предприятий туристско-рекреационной отрасли для реализации единого турпродукта. На сегодняшний день в регионе отсутствуют частные кластерные инициативы.

В городском округе Керчь наибольший потенциал кластерообразования имеют предприятия судостроительного и порто-во-логистического комплекса. ООО «Судостроительный завод "Залив"» (см. рис., 14) имеет предпосылки стать участником судостроительного кластера, описанного выше. Особенностью современного функционирования портово-логистического комплекса города является формирование прочных межорганизационных связей не только с портами Крыма, но и с портово-логисти-ческими комплексами Юга России (Краснодарского края и Ростовской области). Функ-

ционирование двух портовых комплексов, порта «Крым» в г. Керчь и порта «Кавказ» в Темрюкском районе Краснодарского края (см. рис., 17, 18), приобретает вид единого транспортно-логистического межрегионального кластерного образования. Совместная работа более 10 предприятий этих комплексов направлена на перевозку, первичную обработку грузов и перевозку пассажиров через Керченский пролив.

Городские округа Ялты и Алушты, несмотря на отсутствие государственных инициатив по созданию кластеров, обладают самым высоким потенциалом кла-стерогенеза в туристско-рекреационной сфере всего Крыма. Приморская полоса этих административных единиц от пгт. Форос до г. Алушты представляет собой единую курортную агломерацию с высокой плотностью населения и предприятий туристско-рекреационного профиля. Однако низкая межкорпоративная связность крупнейших гостиничных и санаторных комплексов Крыма, которые существуют в виде «островов высоких стандартов качества и цен» среди множества мелких предприятий туристско-рекреационного комплекса, выступает сдерживающим фактором формирования туристско-рекреаци-онных кластеров на Южном берегу Крыма (ЮБК). Город Ялта обладает потенциалом трансграничного, трансакваториального сотрудничества со странами Причерноморья и Средиземноморья в рамках участия в реализации турпродукта в формате круизного путешествия. До 2014 г. порты Ялты и Севастополя входили в систему черноморских круизных маршрутов [24]. Отсутствие условий для обслуживания современных крупных круизных судов и международная транспортная блокада стали факторами удаления крымских портов из международных круизных маршрутов. В связи с этим произошла переориентация крымского круизного туризма на внутренний рынок туристских услуг: летом 2017 г. был возрожден круизный маршрут Сочи - Новороссийск - Ялта - Севастополь -Сочи. Для реализации программы тура задействованы крупнейшие экскурсионные и развлекательные объекты курортов России и Абхазии [25]. Полномасштабная реализация потенциала крымско-кавказских круиз-ных туров с активным вовлечением пред-

приятий туристско-рекреационной сферы и сопутствующих отраслей Юга России и Абхазии в реализации единого турпродукта создаст предпосылки формирования трансграничного трансакваториального туристского кластера.

Важным условием экономического кластерообразования в регионе является деятельность центров инноваций и подготовки научно-профессиональных кадров для будущих кластеров. В Крымском регионе такими центрами являются ФГАОУ ВО «Крымский федеральный университет имени В.И. Вернадского», Севастопольский государственный университет, Керченский государственный морской технологический университет (см. рис., 19-21) и другие научно-образовательные учреждения Крыма.

Таким образом, процессы кластеризации экономики региона сдерживаются как внутренними проблемами, так и внешними силами. Анализ факторов кластеризации экономики ПЗ Крыма позволил обнаружить наличие противоречий генерирующих и лимитирующих условий и процессов. Для приморских зон Крыма характерно сочетание повышенной концентрации населения и предприятий и низкой концентрации капитала и инвестиций; наличие государственных кластерных инициатив и отсутствие опыта кластерообразования у региональных властей и деловой среды; потенциала трансакваториальных связей и международных экономических санкций и блокады в отношении хозяйствующих субъектов Крыма.

Приморские зоны Крыма по сравнению с другими приморскими регионами России развиваются в иных геополитических условиях - в режиме международной транспортной блокады и экономических санкций, что фактически удаляет Республику Крым и город Севастополь из международного географического разделения труда и делает невозможным масштабные трансграничные трансакваториальные контакты с приморскими зонами государств Черноморского бассейна и за его пределами.

На данный момент в Крыму «экономический кластер» можно считать лишь потенциальным, формирующимся типом интеграции хозяйствующих субъектов. Анализ показал, что ядрами кластерного пространства региона способны стать крупнейшие предприятия примор-

ских зон Алушты, Евпатории, Керчи, Сак, Севастополя, Феодосии и Ялты. Однако реальный процесс экономической кластеризации в приморских зонах Крыма и региона в целом возможен лишь при активном процессе самоорганизации бизнес-среды и снятия существующих геополитических и социально-экономических ограничений развития Республики Крым и города Севастополя.

Положения главных стратегических документов Крыма, в том числе касающиеся формирования кластеров в Крыму, как справедливо отмечено крымскими учеными [26], во многом носят декларативный характер, несмотря на широту постановки проблемы. Ни в одном из ключевых документов социально-экономического развития региона не предложены конкретные технологии адаптации территориально-хозяйственных и институциональных реалий Крыма к кластерному типу организации экономики. Административной, научной и производственной сферам Крыма предстоит решить задачу по выработке модели кластерообразования в современных социально-экономических и политических условиях региона для всей его территории и, самое главное, решить задачу вовлечения внутренних промышленных и аграрных районов полуострова в кластерогенные процессы, протекающие в приморских зонах.

ЛИТЕРАТУРА

1. Об утверждении федеральной целевой программы «Социально-экономическое развитие Республики Крым и г. Севастополя до 2020 года / Постановление Правительства РФ от 11 августа 2014 г. № 790. [Электронный ресурс]. URL: http://government.ru/docs/14254/ (дата обращения 31.07.2017).

2. О стратегии социально-экономического развития Республики Крым до 2030 года / Закон Республики Крым от 28.12.2017 г. № 352-ЗРК/2017. [Электронный ресурс]. URL: http:// crimea.gov.ru/textdoc/ru/7/act/352z.pdf (дата обращения 31.07.2017).

3. Об утверждении Стратегии социально-экономического развития города Севастополя до 2030 года / Закон города Севастополя от 21 июля 2017 № 357-ЗС. [Электронный ресурс]. URL: http://investsevastopol.ru/ru/strategiya (дата обращения 31.07.2017).

4. Вольхин Д.А. «Приморский фактор» социально-экономической и демографической динамики Крыма // Социально-экономическая география.

Вестник Ассоциации российских географов-обществоведов. 2016. № 5. С. 154-164.

5. Социально-экономическое развитие приморских территорий Европейской части России: факторы, тренды, модели / Под ред. А.Г. Дружинина. Ростов н/Д: Изд-во ЮФУ, 2016. 236 с.

6. Трансграничное кластерообразование в приморских зонах Европейской части России: факторы, модели, экономические и экисти-ческие эффекты / Под ред. А.Г. Дружинина. Ростов н/Д: Изд-во ЮФУ, 2017. 421 с.

7. Итоги переписи населения в Крымском федеральном округе 2014 г. - [Электронный ресурс]. URL: http://www.gks.ru/ free_doc/new_site/population/demo/perepis_ krim/perepis_krim.html (дата обращения 31.07.2017).

8. Сазонова Г.В. Региональные особенности и проблемы развития крымских городов // Ученые записки Таврического национального университета им. В.И. Вернадского. 2004. Т. 17 (56). № 4. Серия: География. С. 337-344.

9. Регионы Республики Крым. 2014: Стат. сб. Симферополь: Крымстат, 2015. 192 с.

10. Реестр субъектов и объектов туристской индустрии Республики Крым. [Электронный ресурс]. URL: http://mtur.rk.gov.ru/ rus/info.php?id=610895 (дата обращения 31.07.2017).

11. О создании в Республике Крым центра кластерного развития / Распоряжение Совета министров Республики Крым от 30 января 2017 г. № 73-р. [Электронный ресурс]. URL: http://rk.gov.ru/rus/file/pub/pub_326044.pdf (дата обращения 31.07.2017).

12. О развитии Крымского федерального округа и свободной экономической зоны на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя / Федеральный закон от 29 ноября 2014 г. N 377-ФЗ. [Электронный ресурс]. URL: https:// rg.ru/2014/12/03/krym-dok.html (дата обращения 31.07.2017).

13. Единый реестр участников свободной экономической зоны на территории Республики Крым и города федерального значения Севастополя. [Электронный ресурс]. URL: http://economy.gov.ru/minec/activity/ sections/reestrsez/2016190202 (дата обращения 31.07.2017).

14. Государства-члены ОЧЭС. [Электронный ресурс]. URL: http://www.bsec-organization.org/ member/Pages/member.aspx. (дата обращения 31.07.2017).

15. Багров Н.В. Региональная геополитика устойчивого развития. К.: Лыбидь, 2002. 256 с.

16. Киселев С.Н. Постялтинский мир и «малая игра» в Причерноморье // Полимасштабные

системы «центр-периферия» в контексте глобализации и регионализации: теория и практика общественно-географических исследований: Мат-алы междунар. конф. (Шестая Ежегодная научная ассамблея АРГО), (г. Симферополь, сентябрь 2015 г.) Симферополь: ИТ «АРИАЛ», 2015. С. 209-220.

17. Горочная В.В. Самоорганизация кластерных структур как инструмент модернизации экономики Ростовской области // Известия вузов. Северо-Кавказский регион. 2013. № 5 (177). С. 81-86.

18. Михайлов А.С., Михайлова А.А. Использование кластерного подхода в инновационном развитии региона // Исследования Балтийского региона. 2012. № 3(11). С. 180-193.

19. Республика Крым в цифрах. 2016: Крат. стат. сб. Симферополь: Крымстат, 2017. 143 с.

20. Севастополь в цифрах 2014: Стат.сб. Севастополь: Севастопольстат, 2015. 74 с.

21. Износ ОФ РФ. Федеральная служба государственной статистики. [Электронный ресурс]. URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/ rosstat_main/rosstat/ru/statistics/enterprise/fun.d/. (дата обращения 31.07.2017).

22. Швец А.Б., Вольхин Д.А. Информационный имидж Крыма: особенности современной трансформации // Социально-экономическая география. Вестник Ассоциации российских географов-обществоведов. 2014. № 3. С. 142-147.

23. Об утверждении государственной программы «Развитие туризма в городе Севастополя на 2015-2020 годы / Постановление Правительства Севастополя от 31.08.2015 г. № 837-ПП. [Электронный ресурс]. URL: https:// sevastopol.gov.ru/docs/253/10260/ (дата обращения 31.07.2017).

24. Туристско-рекреационный ресурсный потенциал Республики Крым и г. Севастополь / Под ред. И.М. Яковенко. Симферополь: ИТ «АРИАЛ», 2015. 408 с.

25. Морские круизы по Черному морю. Те -плоход «Князь Владимир». [Электронный ресурс]. URL: Ы^^/черноморский-флот. рф/?yclid=4518648478748380295. (дата обращения 31.07.2017).

26. Воронин И.Н., Воронин И.И. Стратегия социально-экономического развития Республики Крым: общественно-географический анализ // Социально-экономическая география: история, теория, методы, практика. Сборник научных статей / Под ред. А.П. Катровско-го, В.Е. Шувалова, Т.И. Яськовой. Смоленск: Универсум, 2016. С. 334-341.

REFERENCES 1. Ob utverzhdenii federal'noy tselevoy programmy «Sotsial'no-ekonomicheskoe razvitie Respubliki

Krym i g. Sevastopolya do 2020 goda. Post-anovlenie Pravitel'stva RF ot 11 avgusta 2014 g. № 790 [On approval of the Federal target program "Socially-economic development of the Republic of Crimea and Sevastopol until 2020 / Decree of the RF Government dated 11 August 2014, no. 790], available at: http://government.ru/ docs/14254/ (accessed July 31, 2017).

2. O strategii sotsial'no-ekonomicheskogo raz-vitiya Respubliki Krym do 2030 goda / Za-kon Respubliki Krym ot 28.12.2017 g. № 352-ZRK/2017 [Strategy of socio-economic development of the Republic of Crimea until 2030 Law of the Republic of Crimea from 28.12.2017, No. 352-SAM/2017], available at: http://crimea.gov. ru/textdoc/ru/7/act/352z.pdf (accessed July 31, 2017).

3. Ob utverzhdenii Strategii sotsial'no-ekonomi-cheskogo razvitiya goroda Sevastopolya do 2030 goda / Zakon goroda Sevastopolya ot 21 iyulya 2017 № 357-ZS [About approval of strategy of social-economic development of Sevastopol until 2030 Law of the city of Sevastopol on July 21, 2017, No. 357-ZS], available at: http://investsevastopol.ru/ru/strategiya (accessed July 31, 2017).

4. Vol'khin D.A. Sotsial'no-ekonomicheskaya geo-grafiya. Vestnik Assotsiatsii rossiyskikh geogra-fov-obshchestvovedov, 2016, no. 5, pp. 154-164.

5. Sotsial'no-ekonomicheskoe razvitie primorskikh territoriy Evropeyskoy chasti Rossii: faktory, trendy, modeli [Socio-economic development of coastal territories of European part of Russia: factors, trends, models]. Ed. by A.G. Druzhinin. Rostov-on-Don, Southern Federal Univ. Press,

2016, 236 p.

6. Transgranichnoe klasteroobrazovanie v primor-skikh zonakh Evropeyskoy chasti Rossii: faktory, modeli, ekonomicheskie i ekisticheskie effekty [Cross-border clustering in coastal zones of the European part of Russia: factors, models, economic and Akusticheskie effects]. Ed. by A.G. Druzhinin. Rostov-on-Don, Southern Federal Univ. Press,

2017, 421 p.

7. Itogi perepisi naseleniya v Krymskom federal'nom okruge 2014 g. [The results of the population census in the Crimean Federal district in 2014], available at: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/ population/demo/ perepis_krim/perepis_krim.html (accessed 31.07.2017).

8. Sazonova G.V. Uchenye zapiski Tavricheskogo natsional'nogo universiteta im. V.I. Vernadskogo, 2004, vol. 17 (56), no. 4, Geografy, pp. 337-344.

9. Regiony Respubliki Krym. 2014: Stat. sb. [The Regions of the Republic of Crimea. 2014: Stat. collection]. Simferopol, Krymstat, 2015, 192 p.

10. Reestr sub"ektov i ob"ektov turistskoy industrii Respubliki Krym [The register of subjects of tour-

ist industry of the Republic of Crimea], available at: http://mtur.rk.gov.ru/rus/info.php?id=610895 (accessed July 31, 2017).

11. O sozdanii v Respublike Krym tsentra klaster-nogo razvitiya / Rasporyazhenie Soveta minis-trov Respubliki Krym ot 30 yanvarya 2017 g. № 73-r [The establishment of the Republic of Crimea of the center for cluster development. The Council of Ministers of the Republic of Crimea on January 30, 2017 no. 73-p], available at: http://rk.gov.ru/rus/file/pub/pub_326044.pdf (accessed July 31, 2017).

12. O razvitii Krymskogo federal'nogo okruga i svobodnoy ekonomicheskoy zone na territori-yakh Respubliki Krym i goroda federal'nogo znacheniya Sevastopolya. Federal'nyy zakon ot 29 noyabrya 2014 g. N 377-FZ [On development of the Crimean Federal district and free economic zone on the territory of the Republic of Crimea and city of Federal importance Sevastopol. Federal law dated 29 November 2014. No. 377-FZ], available at: https://rg.ru/2014/12/03/krym-dok.html (accessed July 31, 2017).

13. Edinyy reestr uchastnikov svobodnoy ekonomicheskoy zony na territorii Respubliki Krym i goroda federal'nogo znacheniya Sevastopolya [The unified register of participants of the free economic zone on the territory of the Republic of Crimea and the Federal city of Sevastopol], available at: http://economy.gov.ru/minec/activity/ sections/reestrsez/2016190202 (accessed July 31, 2017).

14. Gosudarstva-chleny OChES [Member States of the BSEC], available at: http://www.bsec-organi-zation.org/member/Pages/member.aspx. (accessed July 31, 2017).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

15. Bagrov N.V. Regional'naya geopolitika ustoychi-vogo razvitiya [Regional geopolitics of sustainable development]. Kiev, Lybid', 2002, 256 p.

16. Kiselev S.N. Postyaltinskiy mir i «malaya igra» v Prichernomor'e [Postalische the world and "small game" in the Black Sea]. In: Polimasshtabnye sistemy «tsentr-periferiya» v kontekste globalizatsii i regionalizatsii: teoriya i praktika obshchestvenno-geograficheskikh issledovaniy: Mat-aly mezhdunar. konf. (Shestaya Ezhegodnaya nauchnaya assambleya ARGO), g. Simferopol', sentyabr' 2015 g. [Prime-stone system "center-periphery" in the context of globalization and regionalization: theory and practice human geographic research: Proc. All-Ala Conf. (6th Annual Sci. Assembly ARGO)]). Simferopol, IT «ARIAL», 2015, pp. 209-220.

17. Gorochnaya V.V. Izvestiya vuzov. Severo-Kavkazs-kiy region, 2013, no. 5 (177), pp. 81-86.

18. Mikhaylov A.S., Mikhaylova A.A. Issledovaniya Baltiyskogo regiona, 2012, no. 3(11), pp. 180-193.

19. Respublika Krym v tsifrakh. 2016: Krat. stat. sb. [Republic of Crimea in the figures. 2016: Quick stat. collection]. Simferopol, Krymstat, 2017, 143 p.

20. Sevastopol' v tsifrakh 2014: Stat. sb. [Sevastopol in figures 2014: Stat. collection.]. Sevastopol, Sevastopol'stat, 2015, 74 p.

21. Iznos OF RF. Federal'naya sluzhba gosudarst-vennoy statistiki [Depreciation of fixed assets of the Russian Federation. Federal state statistics service] available at: http://www.gks.ru/wps/wcm/ connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/enter-prise/fun.d/ (accessed July 31, 2017).

22. Shvets A.B., Vol'khin D.A. Sotsial'no-eko-nomicheskaya geografiya. Vestnik Assotsiatsii rossiyskikh geografov-obshchestvovedov, 2014, no. 3, pp. 142-147.

23. Ob utverzhdenii gosudarstvennoy programmy «Razvitie turizma v gorode Sevastopolya na 2015-2020 gody. Postanovlenie Pravitel'stva Sevastopolya ot 31.08.2015 g. № 837-PP [On approval of the state program "Development of tourism in the city of Sevastopol 2015-2020 / the decree of the Government of Sevastopol from 31.08.2015, No. 837-PP], available at: https://sevastopol.gov.ru/docs/253/10260/ (accessed July 31, 2017).

24. Turistsko-rekreatsionnyy resursnyy potentsial Respubliki Krym i g. Sevastopol' [Tourism and recreational resource potential of the Republic of Crimea and Sevastopol]. Ed. by I.M. Yakovenko. Simferopol, IT «ARIAL», 2015, 408 p.

25. Morskie kruizy po Chernomu moryu. Teplokhod «Knyaz' Vladimir» [Cruises on the Black sea. The Ship "Prince Vladimir"], available at: http:// HepH0M0pcKHH-$rnxp4)/?yclid=4518648478748380295 (accessed July 31, 2017).

26. Voronin I.N., Voronin I.I. Strategiya sotsial'no-ekonomicheskogo razvitiya Respubliki Krym: obshchestvenno-geograficheskiy analiz [Strategy of social and economic development of the Republic of Crimea: social and geographical analysis]. In: Sotsial'no-ekonomicheskaya geografiya: istoriya, teoriya, metody, praktika. Sbornik nauchnykh statey [Socio-economic geography: history, theory, methods, practice. Collection of scientific articles]. Ed. by A.P. Katrovskiy, V.E. Shuvalov, T.I. Yas'kova. Smolensk, Universum, 2016, pp. 334-341.

Исследование выполнено при поддержке Российского научного фонда (проект 15-18-10000 «Трансграничное кластерообразование в динамике экономических и селитебных систем приморских территорий европейской России»).

30 августа 2017 г.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.