Научная статья на тему 'Два варианта экспрессии хемокиновых рецепторов на классических дендритных клетках крови человека, стимулированных вакцинами in vitro'

Два варианта экспрессии хемокиновых рецепторов на классических дендритных клетках крови человека, стимулированных вакцинами in vitro Текст научной статьи по специальности «Биология»

CC BY
4
2
Поделиться
Журнал
Иммунология
Scopus
ВАК
CAS
RSCI
Область наук
Ключевые слова
ВАКЦИНЫ / VACCINE / ДЕНДРИТНЫЕ КЛЕТКИ / DENDRITIC CELLS / МИГРАЦИЯ / MIGRATION / РЕЦЕПТОРЫ ХЕМОКИНОВ / CHEMOKINE RECEPTORS

Аннотация научной статьи по биологии, автор научной работы — Талаев Владимир Юрьевич, Талаева М.В., Бабайкина О.Н., Воронина Е.В., Заиченко И.Е.

Ранее нами было показано, что туберкулезная вакцина БЦЖ и вакцина гепатита В оказывают различное действие на экспрессию хемокиновых рецепторов на дендритных клетках (ДК), полученных из моноцитов in vitro. В данной работе исследовали действие этих вакцин на экспрессию хемокиновых рецепторов на классических ДК, созревших в условиях организма и выделенных из крови магнитной сепарацией. Показано, что классические ДК крови имеют фенотип незрелых ДК. До стимуляции они лишены хемокинового рецептора CCR7 и обладают чрезвычайно слабой экспрессией CXCR5. Стимуляция ДК крови вакциной БЦЖ индуцировала мощную экспрессию CCR7 на подавляющем большинстве клеток без значимого роста экспрессии CXCR5. В результате CCR7+CXCR5ДК становились доминирующей группой клеток в культурах. Моноцитарные ДК в отличие от ДК крови отвечали на БЦЖ слабым ростом экспрессии CCR7. Вакцина гепатита В в культурах ДК крови индуцировала меньший прирост количества CCR7+CXCR5--клеток, но вела к появлению группы CCR7+CXCR5+ ДК. Появление CCR7+CXCR5+-клеток мы также наблюдали в культурах моноцитарных ДК, стимулированных этой вакциной. По нашему мнению, различие экспрессии хемокиновых рецепторов на ДК, поглотивших вакцины, может влиять на доставку вакцинных антигенов в разные зоны лимфоидных органов.

Похожие темы научных работ по биологии , автор научной работы — Талаев Владимир Юрьевич, Талаева М.В., Бабайкина О.Н., Воронина Е.В., Заиченко И.Е.,

TWO VARIANTS OF CHEMOKINE RECEPTOR EXPRESSION ON HUMAN BLOODBORNE CLASSICAL DENDRITIC CELLS STIMULATED BY VACCINES IN VITRO

We have previously shown that tuberculosis vaccine BCG and hepatitis B vaccine have different effects on the expression of chemokine receptors on dendritic cells (DC) derived from monocytes in vitro. In this study, we investigated the effect of these vaccines on the expression of chemokine receptors on classical DC matured in vivo and isolated from blood by magnetic separation. It has been shown that classical bloodborne DC have the phenotype of immature DC. Before stimulation, they have no chemokine receptor CCR7 and have an extremely low expression of CXCR5. Bloodborne DC stimulation with BCG vaccine induced strong CCR7expression on the majority of cells without a substantial increase in the CXCR5 expression. In the result, CCR7+CXCR5DC became the dominant group of cells in the cultures. Monocyte-derived DC, as opposed to DCs from blood, responded to BCG with a weak increase in the CCR7 expression. The hepatitis B vaccine induced a smaller increase in the number of CCR7+CXCR5DC, but led to the emergence of CCR7+CXCR5+ cells in cultures of bloodborne DC. The appearance of CCR7+CXCR5+ cells, we also observed in cultures of monocyte-derived DC stimulated by this vaccine. In our opinion, the difference in expression of chemokine receptors on DCs that captured the vaccine can effect on the delivery of vaccine antigens in different zones of lymphoid organs.

Текст научной работы на тему «Два варианта экспрессии хемокиновых рецепторов на классических дендритных клетках крови человека, стимулированных вакцинами in vitro»

ORIGINAL ARTICLE

© КОЛЛЕКТИВ АВТОРОВ, 2017 УДК 612.014.467.06%615.371

Талаев В.Ю., Талаева М.В., Бабайкина О.Н., Воронина Е.В., Заиченко И.Е.

ДВА ВАРИАНТА ЭКСПРЕССИИ ХЕМОКИНОВЫХ РЕЦЕПТОРОВ НА КЛАССИЧЕСКИХ ДЕНДРИТНЫХ КЛЕТКАХ КРОВИ ЧЕЛОВЕКА, СТИМУЛИРОВАННЫХ ВАКЦИНАМИ IN VITRO

ФБУН «Нижегородский научно-исследовательский институт эпидемиологии и микробиологии им. академика И.Н. Блохиной» Роспотребнадзора, 603950, г. Нижний Новгород, Россия

Ранее нами было показано, что туберкулезная вакцина БЦЖ и вакцина гепатита В оказывают различное действие на экспрессию хемокиновых рецепторов на дендритных клетках (ДК), полученных из моноцитов in vitro. В данной работе исследовали действие этих вакцин на экспрессию хемокиновых рецепторов на классических ДК, созревших в условиях организма и выделенных из крови магнитной сепарацией. Показано, что классические ДК крови имеют фенотип незрелых ДК. До стимуляции они лишены хемокинового рецептора CCR7 и обладают чрезвычайно слабой экспрессией CXCR5. Стимуляция ДК крови вакциной БЦЖ индуцировала мощную экспрессию CCR7 на подавляющем большинстве клеток без значимого роста экспрессии CXCR5. В результате CCR7+CXCR5- ДК становились доминирующей группой клеток в культурах. Моноцитарные ДК в отличие от ДК крови отвечали на БЦЖ слабым ростом экспрессии CCR7. Вакцина гепатита В в культурах ДК крови индуцировала меньший прирост количества CCR7+CXCR5--клеток, но вела к появлению группы CCR7+CXCR5+ ДК. Появление CCR7+CXCR5+-клеток мы также наблюдали в культурах моноцитарных ДК, стимулированных этой вакциной. По нашему мнению, различие экспрессии хемокиновых рецепторов на ДК, поглотивших вакцины, может влиять на доставку вакцинных антигенов в разные зоны лимфоидных органов.

Ключевые слова: вакцины; дендритные клетки; миграция; рецепторы хемокинов.

Для цитирования: Талаев В.Ю., Талаева М.В., Бабайкина О.Н., Воронина Е.В., Заиченко И.Е. Два варианта экспрессии хемокиновых рецепторов на классических дендритных клетках крови человека, стимулированных вакцинами in vitro. Иммунология. 2017; 38 (3): 155-159. DOI: 10.18821/0206-4952-2017-38-3-155-159

Talaev V.Yu., Talaeva M.V., Babaykina O.N., Voronina E.V., Zaichenko I.E.

TWO VARIANTS OF CHEMOKINE RECEPTOR EXPRESSION ON HUMAN BLOODBORNE CLASSICAL DENDRITIC CELLS STIMULATED BY VACCINES IN VITRO

"Nizhny Novgorod Scientific and Research Institute of Epidemiology and Microbiology named after Academician I.N. Blokhina" Of Federal Service on Surveillance for Consumer Rights Protection and Human Welfare (Rospotrebnadzor), 603950, Nizhny Novgorod, Russian Federation

We have previously shown that tuberculosis vaccine BCG and hepatitis B vaccine have different effects on the expression of chemokine receptors on dendritic cells (DC) derived from monocytes in vitro. In this study, we investigated the effect of these vaccines on the expression of chemokine receptors on classical DC matured in vivo and isolated from blood by magnetic separation. It has been shown that classical bloodborne DC have the phenotype of immature DC. Before stimulation, they have no chemokine receptor CCR7 and have an extremely low expression of CXCR5. Bloodborne DC stimulation with BCG vaccine induced strong CCR7expression on the majority of cells without a substantial increase in the CXCR5 expression. In the result, CCR7+CXCR5- DC became the dominant group of cells in the cultures. Monocyte-derived DC, as opposed to DCs from blood, responded to BCG with a weak increase in the CCR7 expression. The hepatitis B vaccine induced a smaller increase in the number of CCR7+CXCR5- DC, but led to the emergence of CCR7+CXCR5+ cells in cultures of bloodborne DC. The appearance of CCR7+CXCR5+ cells, we also observed in cultures of monocyte-derived DC stimulated by this vaccine. In our opinion, the difference in expression of chemokine receptors on DCs that captured the vaccine can effect on the delivery of vaccine antigens in different zones of lymphoid organs.

Key words: vaccine; dendritic cells; migration; chemokine receptors.

For citation: Talaev V.Yu., Talaeva M.V., Babaykina O.N., Voronina E.V., Zaichenko 1.У. Two variants of chemokine receptor expression on human bloodborne classical dendritic cells stimulated by vaccines in vitro Immunologiya. 2017; 38 (3): 155159. DOI: 10.18821/0206-4952-2017-38-3-155-159

For correspondence: Talaev Vladimir Yur'evich, prof., E-mail: talaev@inbox.ru

conflict of interest. The authors declare no conflict of interest.

Acknowledgments. The study had no sponsorship.

Received 27.02.14 Accepted 14.04.17

введение

Классические, или «обычные» (conventional), ДК - наиболее активные антигенпрезентирующие клетки, способные вовлекать наивные Т-лимфоциты в иммунный ответ [1]. Ра-

Для корреспонденции: Талаев Владимир Юрьевич, E-mail: talaev@inbox.ru

нее эти ДК назывались миелоидными и считалось, что другая группа - плазмоцитоидные ДК имеют лимфоидное происхождение. Позднее было установлено, что обе группы ДК развиваются из костно-мозговых предшественников миело-идного ряда кроветворения [2, 3]. Классические ДК человека имеют специфическую отростчатую морфологию, лишены большинства линейных маркеров лимфоцитов, моноцитов и макрофагов, но экспрессируют HLA-DR и интегрин СD11c

ОРИГИНАЛЬНЫЕ СТАТЬИ

[4, 5]. В незрелом состоянии эти клетки присутствуют практически во всех тканях организма, собирая доступные для эндоцитоза антигены. При созревании, вызванном распознаванием молекулярных паттернов патогенов и медиаторов воспаления, ДК увеличивают экспрессию молекул, необходимых для стимуляции Т-лимфоцитов, и приобретают рецепторы к хемокинам, направляющим их миграцию в периферические лимфоидные органы для презентации антигенов и индукции иммунного ответа [6]. Основной путь миграции несущих антигены классических ДК идет из периферических тканей по лимфатическим сосудам в Т-клеточную зону дренирующего лимфатического узла. Ключевым фактором, направляющим эту миграцию, служит рецептор CCR7, распознающий хе-мокины CCL19 и CCL21, которые продуцируются по всему маршруту движения [6-9]. Кроме того, некоторые ДК дермы и маргинальной зоны селезенки экспрессируют хемокино-вый рецептор CXCR5 и при адаптивном переносе мигрируют в В-клеточную зону лимфоидных органов [10], где продуцируется лиганд этого рецептора - хемокин CXCL13 [11, 12]. Избирательное подавление экспрессии гена CXCR5 в ДК ослабляет вовлечение Т-хелперов 2-го типа и фолликулярных Т-хелперов в иммунный ответ при гельминтной инвазии [13].

Кровь содержит малое количество классических ДК (до 1% мононуклеарных клеток). Эти циркулирующие ДК способны заселять нелимфоидные ткани, костный мозг и селезенку, но не могут мигрировать в лимфатические узлы непосредственно из кровотока [14, 15]. Предполагается, что эти клетки пополняют группировки ДК в различных тканях, а также могут собирать антигены непосредственно в кровотоке и после миграции в лимфоидные органы запускать иммунный ответ. В частности, показана их способность стимулировать В-лимфоциты селезенки к Т-независимому иммунному ответу при системных инфекциях [16].

Ранее мы обнаружили, что вакцины, стимулирующие клеточный и гуморальный ответ, индуцируют различные наборы хемокиновых рецепторов на ДК, полученных из моноцитов in vitro [17]. В данной работе мы исследовали действие вакцин против туберкулеза и гепатита В на экспрессию хемо-киновых рецепторов на классических ДК, созревших в организме и выделенных из крови магнитной сепарацией. Показано, что туберкулезная вакцина БЦЖ индуцирует мощную экспрессию хемокинового рецептора CCR7 на подавляющем большинстве классических ДК, тогда как вакцина против гепатита В вызывает коэкспрессию CCR7 и CxCR5 на ограниченном количестве клеток.

Материал и методы

В работе использовали живую туберкулезную вакцину БЦЖ («Микроген», Москва) и рекомбинантную дрожжевую вакцину против гепатита В (ВПГВ) (ЗАО НПК «Комбиотех», Москва). Одна доза вакцины БЦЖ содержала 50 мкг лио-филизированных бактерий штамма БЦЖ-1 (2-4 ■ 107 живых бактерий). Одна доза ВПГВ содержала 10 мкг рекомбинант-ного HBs-антигена, сорбированного на 250 мкг гидроксида алюминия. Перед использованием ВПГВ трижды отмывали от мертиолята средой RPMI-1640 с помощью центрифугирования.

Для получения обогащенных проб классических ДК из венозной крови взрослых здоровых доноров выделяли моно-нуклеарные клетки (МНПК) традиционным способом над слоем Hystopaque-1077 (Sigma, США) и разделяли их магнитной сепарацией с негативной селекцией с использованием набора Human Myeloid DC Enrichment Kit в соответствии с инструкцией производителя (Stemcell Technologies, США). Фенотип свежевыделенных ДК определяли с помощью проточной цитометрии, окрашивая клетки флуоресцентными конъюгатами моноклональных антител к молекулам: HLA-DR, CD14, CD3 («Сорбент», Москва), CD11c, CD80,

CD83, CD86, CD275 (ICOSL), CCR7 и CXCR5 (eBiosciences, США), CD19 (Beckman Coulter, США), CD45, CD16, CD56 (BD Biosciences, США). При анализе ДК последовательно гейтировали по профилю прямого и бокового светорассеяния (FSC/SSC) и наличию HLA-DR. Обогащенные ДК культивировали в среде RPMI-1640 (Gibco, Великобритания) с 10% инактивированной фетальной телячьей сыворотки (PAA Laboratories, Австрия) в 96-луночных плоскодонных планшетах (Costar, США) при концентрации 3 ■ 105 клеток в 1 мл (6 ■ 104 клеток на лунку).

Также в работе использовали незрелые ДК, полученные из моноцитов крови традиционным способом [17]. Для этого из МНПК выделяли моноциты адгезией на 24-луночных планшетах (Costar, США) и культивировали их 7 сут в присутствии рекомбинантных IL-4 и ГМ-КСФ, которые добавляли в концентрациях 20 и 100 нг/мл соответственно при засеве и на 3-и сутки культивирования. Для оценки фенотипа незрелых моноцитарных ДК клетки окрашивали флуоресцентными конъюгатами моноклональных антител к молекулам: HLA-DR («Сорбент», Москва), CD80, CD83, CD86, CD275 (ICOS-L), CCR7 и CXCR5 (eBiosciences, США). При цитоме-трическом анализе моноцитарные ДК гейтировали по FSC/ SSC.

ДК, выделенные из крови, и моноцитарные ДК стимулировали вакцинами в конечной концентрации 0,2 дозы/мл. Контролем служили нестимулированные ДК. Клетки культивировали 48 ч при 37оС и 5% СО2, собирали, отделяли от ВПГВ центрифугированием над слоем 85% перколла (Sigma, США) и использовали для цитометрического исследования, окрашивая флуоресцентными конъюгатами моноклональ-ных антител к молекулам HLA-DR, CCR7 и CXCR5. Результаты проточной цитометрии обрабатывали с помощью программного обеспечения CellQuest. Статистический анализ проводили с использованием t-теста Стьюдента для зависимых и независимых выборок. Данные представлены в виде M±m.

Результаты

С помощью магнитной сепарации с негативной селекцией из МНПК получали пробы, обогащенные классическими ДК. Количество клеток в пробах после разделения составляло 0,50±0,06% числа исходных МНПК. Пробы состояли из округлых клеток с множеством тонких, нитевидных длинных отростков, видимых с использованием модуляционного фазового контраста Хоффмана. По диаметру клетки были крупнее лимфоцитов, но существенно уступали моноцитарным ДК, полученным традиционным способом in vitro. Цитоме-трический анализ выделенных проб показал, что составляющие их клетки фенотипически неоднородны и доля целевой популяции HLA-DR+CD11c+ классических ДК 48,8±9,9% общей численности клеток в пробах. В связи с этим нам потребовалось выбрать схему гейтирования классических ДК с типичным фенотипом для отделения целевой популяции от примеси на стадии анализа данных цитометрии. Для этого нужно было последовательно выделить крупные клетки по профилю FSC/SSC, а затем среди них выделить клетки с высоким уровнем экспрессии HLA-DR (рис. 1, а). Практически все клетки данного гейта демонстрировали типичный фенотип классических ДК. Наряду с высоким уровнем экспрессии HLA-DR эти клетки несли маркер CD11c и экспрессиро-вали общий лейкоцитарный маркер CD45. В то же время эти клетки были лишены линейных маркеров моноцитов (CD14), Т-лимфоцитов ^D3), В-лимфоцитов ^D19) и естественных киллеров (CD16 и CD56) (рис. 1, б). Данную схему гейтиро-вания классических ДК мы использовали для дальнейшего анализа.

Оценка фенотипа свежевыделенных классических ДК крови показала, что эти клетки чрезвычайно слабо экс-прессируют маркер зрелых ДК молекулу СD83, а также ко-

ORIGINAL ARTICLE

Рис. 1. Схема гейтирования классических ДК в образцах клеток, выделенных из крови магнитной сепарацией.

а - последовательное выделение крупных клеток по параметрам FSC/SSC (слева) и клеток с высоким уровнем экспрессии HLA-DR (справа). В центре - негативный контроль окрашивания; б - контроль чистоты гейтирования. Названия маркеров или определяемых параметров отмечены у соответствующих осей графиков.

С080

С083

► С086

ЮОБЬ

СХС1Ч5

100

80

60

40

20

100

80

60

40

20

С080 С083 С086 СХСР5 ССР7 ЮОЭЬ

С080 С083 СР86 СХСИ5 ССР7 ЮОБЬ

Рис. 2. Пример экспрессии мембранных молекул на ДК, выделенных из крови.

а - названия молекул обозначены у осей графиков; б - средние значения экспрессии молекул на ДК крови (п = 10). Молекулы обозначены под гистограммами. По оси ординат - доля клеток, несущих соответствующую молекулу, %; в - экспрессия тех же молекул на незрелых моноцитарных ДК (п = 14); * - достоверные отличия моноцитарных ДК от классических ДК крови (р < 0,05).

ОРИГИНАЛЬНЫЕ СТАТЬИ

Эксперимент №

1

CXCR5

80-i

60-

40 -

20 -

40 i

30 -

20 -

10 -

ДК

ДК+БЦЖ ДК+ВПГВ

CCR7+ CXCR5-CCR7+ CXCR5+ CCR7- CXCR5+

Рис. 3. Экспрессия CCR7 и CXCR5 на классических ДК крови, культивированных 2 сут без стимуляторов.

(столбик графиков а), с вакциной БЦЖ (б) и ВПГВ (в). Результаты 3 независимых экспериментов. г - средняя концентрация ССЯ7+СХСЯ5-, ССЯ7+СХСЯ5+ и ССЯ7-СХСЯ5+ ДК (в процентах) в культурах классических ДК крови без стимуляции (ДК) и в культурах, стимулированных вакциной БЦЖ (ДК + БЦЖ) и ВПГВ (ДК + ВПГВ) (п = 6); д - аналогичные показатели действия вакцин на моноцитарные ДК (п = 7); * - достоверные изменения под действием вакцин; | - достоверные отличия моноцитарных ДК и классических ДК крови (р < 0,05).

стимулирующую молекулу CD80 (рис. 2, а, б); 55,3±7,2% клеток экспрессировали костимулирующую молекулу CD86, но интенсивность флуоресценции этих CD86+-клеток была крайне низкой, что говорит о малом количестве молекулы CD86 на поверхности клеток. Слабая экспрессия костиму-лирующей молекулы ICOSL была обнаружена на 10,8±2,7% классических ДК. Анализ экспрессии хемокиновых рецепторов показал отсутствие CCR7 на свежевыделенных ДК и крайне слабую экспрессию CXCR5, обнаруженную лишь на 2,9±0,7% ДК (см. рис. 2, а, б).

Поскольку в работах, посвященных ДК, традиционным объектом исследования были клетки, полученные из моноцитов in vitro, мы сочли необходимым сравнить фенотип классических ДК крови с незрелыми моноцитарными ДК. Наиболее существенным оказалось различие экспрессии

костимулирующей молекулы CD80. Эта молекула экспрессировалась на подавляющем большинстве моноцитарных ДК и практически отсутствовала на классических ДК крови (рис. 2, б, в). Интересно отметить, что, по нашим наблюдениям, значительный рост экспрессии CD80 на моноцитарных ДК наблюдается к концу их созревания из моноцитов, тогда как на 3-и сутки культивирования эти клетки обладают относительно слабой экспрессией CD80 [18]. Костимулирующая молекула ICOSL также обнаруживалась на большей доле незрелых моноцитарных ДК по сравнению с ДК крови. Наконец, небольшая часть клеток из культур незрелых моноцитарных ДК приобретала маркеры терминального созревания CD83 и ССЯ7, тогда как на ДК крови экспрессия этих молекул была крайне низкой или полностью отсутствовала. Таким образом, выделенные из крови классические ДК демонстрируют фенотип незрелых ДК, причем уровень экспрессии большинства функционально значимых молекул у этих клеток ниже, чем у незрелых моноцитар-ных ДК.

Культивирование проб, обогащенных классическими ДК, в течение 2 сут без стимуляции не изменяло слабой экспрессии СХСЯ5, но приводило к появлению небольшой группы ССЯ7+СХСЯ5- ДК в культурах. Численность этой группы составляла 7,9±2,4% всех ДК (рис. 3, а, г). Инкубация с БЦЖ индуцировала сильный рост экспрессии ССЯ7 на ДК без заметной стимуляции экспрессии СХСЯ5. В результате ССЯ7+СХСЯ5-клетки становились доминирующей группой ДК к 48 ч культивирования с БЦЖ (рис. 3, б, г). В отличие от этого обработка вакциной гепатита В индуцировала меньший прирост количества ССЯ7+СХСЯ5-клеток, но вела к появлению в культурах относительно небольшой, но ясно видимой популяции ССЯ7+СХСЯ5+ ДК (рис. 3, в, г). Численность ССЯ7+СХСЯ5+-клеток составляла 10,0±2,3% общего количества ДК в культуре.

При действии на моноцитарные ДК вакцина БЦЖ вызывала достоверный, но очень слабый рост экспрессии ССЯ7 и не индуцировала экспрессию СХСЯ5 (рис. 3, д). ВПГВ также индуцировала меньшее увеличение количества ССЯ7+СХСЯ5-клеток среди моноци-тарных ДК по сравнению с классическими ДК крови. В то же время стимуляция моноцитарных ДК с помощью ВПГВ вела к появлению в культуре группы ССЯ7+СХСЯ5+-клеток, сходной по численности с аналогичной группой в культурах ДК крови. Концентрация этих клеток в стимулированных культурах моноцитарных ДК составила 8,5±2,5%.

Обсуждение

Работа посвящена исследованию действия вакцин на экспрессию хемокиновых рецепторов на классических ДК, созревших в организме человека и циркулирующих в крови. Как известно, функция ДК изменяется в зависимости от стадии их созревания: поглощение антигенов и распознавание паттернов патогенов происходят на стадии незрелых ДК, тогда как презен-

ДК+БЦЖ ДК+ВПГВ

тация антигенов Т-лимфоцитам эффективно осуществляется после терминального созревания. В связи с этим представляется очевидным, что для эффективного сбора вакцинных антигенов мишенью действия вакцин должны служить незрелые ДК. При этом вакцины, моделируя действие патогена, должны индуцировать терминальное созревание ДК, которое проявляется в экспрессии хемокиновых рецепторов для миграции в лимфоидные ткани и транспортировки собранных антигенов к месту индукции иммунного ответа. Поэтому 1-й этап работы мы посвятили характеристике степени зрелости ДК крови, чтобы убедится в том, что эти клетки пригодны для стимуляции вакцинами. Было показано, что выделенные из крови классические ДК демонстрируют фенотип незрелых ДК. Они имеют низкий уровень экспрессии CD86 и ICOSL, практически не экспрессируют CD80 и маркеры зрелых ДК CD83 и CCR7. Отсутствие значимого количества хемокиновых рецепторов CCR7 и CXCR5 на свежевыделенных ДК свидетельствует о том, что миграция этих клеток без дополнительной стимуляции не нацелена на заселение лимфоидных тканей.

Выделенные из крови ДК уступают незрелым моноцитар-ным ДК по экспрессии большинства маркеров созревания. Тем не менее 2-суточная инкубация ДК крови с вакцинами вызывает выраженные изменения экспрессии хемокиновых рецепторов, обеспечивающих миграцию в лимфоидные органы. Вакцина БЦЖ индуцирует мощную экспрессию CCR7 на большинстве ДК крови, не оказывая существенного влияния на экспрессию CXCR5. Такие изменения должны способствовать миграции ДК в Т-клеточные зоны лимфоидных органов. ВПГВ слабее стимулирует экспрессию CCR7, однако около 10% клеток приобретает экспрессию не только CCR7, но и CXCR5. По нашему мнению, такие CCR7+CXCR5+ ДК обладают большей свободой выбора конечной точки миграции и в результате могут оказаться не только в Т-клеточных, но и в В-клеточных зонах лимфоидных органов, а также местах смешанного расположения Т- и В-лимфоцитов. Такой тип миграции, индуцированной ВПГВ, представляется выгодным для этой вакцины, стимулирующей гуморальный иммунитет.

Реакция моноцитарных ДК на вакцины заметно отличалась от реакции ДК, выделенных из крови. Различие проявлялось в чрезвычайно слабом росте количества CCR7+CxCR5-клеток в культурах моноцитарных ДК, стимулированных вакциной БЦЖ или ВПГВ. Мы не располагаем данными о причинах этих различий. Они могут быть связаны как с функциональной спецификой ДК крови, так и со свойствами моноцитарных ДК, связанных с их «искусственным» созреванием in vitro. Тем не менее это наблюдение свидетельствует о невозможности механистической экстраполяции данных, полученных в экспериментах с моноцитарными ДК, на все группы ДК организма, а также о целесообразности использования в исследованиях не только созревших in vitro моно-цитарных ДК, но и ДК, созревших в условиях организма.

Заключение

Показано, что туберкулезная вакцина БЦЖ индуцирует мощную экспрессию хемокинового рецептора CCR7 на подавляющем большинстве классических ДК крови, тогда как вакцина против гепатита В вызывает коэкспрессию CCR7 и CxCR5 на ограниченном количестве клеток.

Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

литература

5. Талаев В.Ю., Плеханова М.В. Функциональная специализация

групп дендритных клеток. Успехи современной биологии. 2015;

135 (6): 575-89.

17. Талаев В.Ю., Талаева М.В., Воронина Е.В., Бабайкина О.Н. Ми-

ORIGINAL ARTICLE

грация дендритных клеток человека in vitro, индуцированная вакцинами, стимулирующими гуморальный и клеточный иммунитет. Современные технологии в медицине. 2016; 8 (3): 91-9.

18. Талаев В.Ю., Бабайкина О.И., Ломунова М.А., Цатуров М.Э., Матвеичев А.В., Никонова М.Ф., Талаева Е.Б. Функциональные свойства моноцитарных дендритных клеток новорожденных в краткосрочных культурах. Иммунология. 2008; 29 (3): 141-6.

references

1. Steinman R.M. The dendritic cell system and its role in immunogenicity. Annu. Rev. Immunol. 1991; 9: 271-96.

2. Naik S.H., Sathe P., Park H.Y., Metcalf D., Proietto A.I., Dakic A. et al. Development of plasmacytoid and conventional dendritic cell subtypes from single precursor cells derived in vitro and in vivo. Nat. Immunol. 2007; 8 (11): 1217-26.

3. Onai N., Obata-Onai A., Schmid M.A., Ohteki T., Jarrossay D., Manz M.G. Identification of clonogenic common Flt3+M-CSFR+ plasmacytoid and conventional dendritic cell progenitors in mouse bone marrow. Nat. Immunol. 2007; 8 (11): 1207-16.

4. Merad M., Sathe P., Helft J., Miller J., Mortha A. The Dendritic cell lineage: ontogeny and function of dendritic cells and their subsets in the steady state and the inflamed setting. Annu. Rev. Immunol. 2013; 31: 563-604.

5. Talaev V.Yu., Plekchanova M.V. Functional specialization of dendritic cell subsets. Uspekhi sovremennoy biologii. 2015; 135 (6): 575-89. (in Russian)

6. Alvarez D., Vollmann E.H., von Andrian U.H. Mechanisms and Consequences of Dendritic Cell Migration. Immunity. 2008; 29 (3): 325-42.

7. Nakano H., Gunn M.D. Gene duplications at the chemokine locus on mouse chromosome 4: multiple strain-specific haplotypes and the deletion of secondary lymphoid-organ chemokine and EBI-1 ligand chemokine genes in the plt mutation. J. Immunol. 2001; 166 (1): 361-9.

8. Johnson L.A., Jackson D.G. Cell Traffic and the Lymphatic Endothelium. Ann. N.Y. Acad. Sci. 2008; 1131: 119-33.

9. Randolph G.J., Angeli V., Swartz M.A. Dendritic-cell trafficking to lymph node through lymphatic vessels. Nat. Rev. Immunol. 2005; 5 (8): 617-28.

10. Saeki H., Wu M.T., Olasz E., Hwang S.T. A migratory population of skin-derived dendritic cells expresses CXCR5, responds to B lymphocyte chemoattractant in vitro, and co-localizes to B cell zones in lymph nodes in vivo. Eur. J. Immunol. 2000; 30 (10): 2808-14.

11. Cyster J.G., Ansel K.M., Reif K., Ekland E.H., Hyman P.L., Tang H.L. et al. Follicular stromal cells and lymphocyte homing to follicles. Immunol. Rev. 2000; 176: 181-93.

12. Katakai T., Suto H., Sugai M., Gonda H., Togawa A., Suematsu S. et al. Organizer-like reticular stromal cell layer common to adult secondary lymphoid organs. J. Immunol. 2008; 181 (9): 6189-200.

13. León B., Ballesteros-Tato A., Browning J.L., Dunn R., Randall T.D., Lund F.E. Regulation of TH2 development by CXCR5+ dendritic cells and lymphotoxin-expressing B cells. Nat. Immunol. 2012; 13 (7): 681-90.

14. Cavanagh L.L., Bonasio R., Mazo I.B., Halin C., Cheng G., van der Velden A.W. et al. Activation of bone marrow-resident memory T cells by circulating, antigen-bearing dendritic cells. Nat. Immunol. 2005; 6 (10): 1029-37.

15. Bonasio R., von Andrian U.H. Generation, migration and function of circulating dendritic cells. Curr. Opin. Immunol. 2006; 18 (4): 503-11.

16. Balazs M., Martin F., Zhou T., Kearney J. Blood dendritic cells interact with splenic marginal zone B cells to initiate T-independent immune responses. Immunity. 2002; 17 (3): 341-52.

17. Talaev V.Yu., Talaeva M.V., Voronina E.V., Babaykina O.N. Migration of human dendritic cells in vitro induced by vaccines stimulating humoral and cellular immunity. Sovremennye tekhnologii v meditsine. 2016; 8 (3): 91-9. Available at: http://www.stm-journal. ru/en/numbers/2016/3/1265/pdf. (in Russian)

18. Talaev V.Yu., Babaykina O.N., Lomunova M.A., Tsaturov M.E., Matveichev A.V., Nikonova M.F., Talaeva E.B. The functional properties of newborn monocyte derived dendritic cells in short-term cultures. Immunologiya. 2008; 29 (3): 141-6. (in Russian)

Поступила 27.02.17 Принята в печать 14.04.17