Научная статья на тему 'Донатистская агиография и римское государство'

Донатистская агиография и римское государство Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
207
56
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ДОНАТИЗМ / АГИОГРАФИЯ / МУЧЕНИКИ / СЕВЕРНАЯ АФРИКА / ИСТОРИЯ ХРИСТИАНСТВА / DONATISM / HAGIOGRAPHY / MARTYRS / NORTH-AFRICAN CHRISTIANITY

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Мамонтов Андрей Леонидович

В настоящей статье рассмотрены семь дошедших произведений донатистской агиографии. В ходе исследования было выяснено, что атрибуция части текстов донатистам сомнительна (особенно «Мученичество Киприана»). С другой стороны, те произведения, которые безусловно относятся к расколу, существенно отличаются от памятников раннехристианской агиографии. Донатистские мученичества (за исключением «Мученичества Маркула») были написаны через значительный промежуток времени после событий и носили мощный полемический заряд. Их критика относилась к церковным оппонентам, «предателям-кафоликам» (traditores), и их сообщнику римскому государству.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

With the Donatist hagiography being not well studied yet, especially in the Russian scholarship, the article attempts to fill the gap. Seven martyr stories are considered in the research, and some of them prove to be spuriously attributed to the dissident church (especially, The Passion of Cyprian). Other texts, undoubtedly Donatist, were written not by eye-witnesses (except, possibly, The Passion of Marculus), but after the actual martyrdom. These texts are notable for their fervent polemics against the Catholic Church («traitors») and the cruel assistant, the Roman state. The author is particularly interested in the polemics against the Roman Empire. After the Constantinian revolution the pagan state turned into a Christian one, therefore we might expect from believers, even from Donatists, a certain «bonhomie» towards it. Still the Donatist church preferred the rhetoric of exclusion and filled their martyr stories with it. Military and civil servants were accused of cruelty, greediness, adultery, helping the false (Catholic) church, hating the true (Donatist) church, lawlessness and being employed by the devil. Though some scholars suppose, that Donatists produced special political theology, criticizing secular interventions in religious affairs, the author concludes that dissidents themselves did not act fitting to such a theory. They used every chance to gain the help of the Empire. The polemics against it could have a more practical goal: to save the people from leaving the schism under pressure of the anti-donatist legislation.

Текст научной работы на тему «Донатистская агиография и римское государство»

с

и Андрей Леонидович Мамонтов

и аспирант, Институт истории, Санкт-Петербургский

§ государственный университет

^ (Менделеевская линия, д. 5, Санкт-Петербург, Россия, 199034)

УДК 273.921

^ almamontov1992@mail.ru

Донатистская агиография и римское го СУДАРСТВ о

н „

Рн В настоящей статье рассмотрены семь дошедших произведении

донатистской агиографии. В ходе исследования было выяснено, что атрибуция части текстов донатистам сомнительна (особенно «Мученичество Киприана»). С другой стороны, те произведения, которые безусловно относятся к расколу, существенно отличаются от памятников раннехристианской агиографии. Донатистские мученичества (за исключением «Мученичества Маркула») были написаны через значительный промежуток времени после событий и носили мощный полемический заряд. Их критика относилась к церковным оппонентам, «предателям-кафоликам» (traditores), и их сообщнику — римскому государству.

Подготовка материала выполнена при поддержке РГНФ, проект № 15-31-01260а2 «Раннехристианская агиография в контексте позд-неантичной культуры».

Ключевые слова: донатизм, агиография, мученики, Северная Африка, история христианства

o

Andrei Leonidovich Mamontov .

a

PhD-student, Institute of History, C Saint-Petersburg State University C (Mendeleevskaya linia, 5, Saint-Petersburg, Russia, 199034) .

almamontov1992@mail.ru o

i

The Donatist hagiography and the Roman state ^

With the Donatist hagiography being not well studied yet, especially in the Russian scholarship, the article attempts to fill the gap. Seven martyr stories are considered in the research, and some of them prove to be spuriously attributed to the dissident church (especially, The Passion of Cyprian). Other texts, undoubtedly Donatist, were written not by eye-witnesses (except, possibly, The Passion of Marculus), but after the actual martyrdom. These texts are notable for their fervent polemics against the Catholic Church («traitors») and the cruel assistant, the Roman state.

The author is particularly interested in the polemics against the Roman Empire. After the Constantinian revolution the pagan state turned into a Christian one, therefore we might expect from believers, even from Donatists, a certain «bonhomie» towards it. Still the Donatist church preferred the rhetoric of exclusion and filled their martyr stories with it. Military and civil servants were accused of cruelty, greediness, adultery, helping the false (Catholic) church, hating the true (Donatist) church, lawlessness and being employed by the devil.

Though some scholars suppose, that Donatists produced special political theology, criticizing secular interventions in religious affairs, the author concludes that dissidents themselves did not act fitting to such a theory. They used every chance to gain the help of the Empire. The polemics against it could have a more practical goal: to save the people from leaving the schism under pressure of the anti-donatist legislation.

Key words: Donatism, hagiography, martyrs, North-African Christianity

Раскол донатистов, разделивший африканскую церковь в начале IV в., сильно повлиял на ее историю. Он возник после Великого гонения Диоклетиана из-за предполагаемого отступничества Мензурия, епископа Карфагена, и его диакона Цеци-лиана и, позднее, нелегитимного избрания Цецилиана новым епископом (307-308 или 311-312 гг.)1. В целом донатистов и их противников, Кафолическую Церковь, разделял вопрос о принятии отступников в церковь и передаче греха отступничества через крещение и рукоположение. При этом донатисты тяготели к ригоризму и настаивали на максимальной чистоте Церкви, что естественно вызывало раздражение римских властей, всерьез не интересовавшихся чистотой вероучения, видевших в движении донатистов раскол и угрозу новой официальной религии Империи2. Источники сообщают об антидонатистских мероприятиях Константина (в 316-321 гг.), Константа (в 347-48 гг.) и Гонория (с 405 г.). Политика императоров предполагала изгнания и конфискацию церковного имущества; во время Гонория к этому добавились штрафы и правовая дискриминация. Из римских правителей к донатистам был благосклонен только Юлиан (361-363): он разрешил изгнанникам вернуться в Африку.

1 Мы склоняемся к первой датировке, см.: Barnes T. D. The Beginnings of Donatism // The Journal of Theological Studies. 1975. N 26. P. 19-22; Bir-ley A. R. Some Notes on the Donatist Schism // Libyan Studies. 1987. N 18. P. 30-31; Каргальцев А. В. 1) К вопросу о мотивах религиозной политики Диоклетиана // Христианское чтение. 2016. № 5. С. 115-124; 2) К вопросу об особенностях христианской агиографии римской Северной Африки времени Великого гонения Диоклетиана // Материалы II Всероссийской научной конференции с международным участием «Чтения к 80-летию со дня рождения д.и.н., профессора Ю. К. Некрасова (1935-2006)». Вологда, 2017. С. 56-60; Каргальцев А. В. Лурье З. А. Великое гонение Диоклетиана и христианские мученики Северной Африки // Новый Гермес. 2012. № 5. С. 65-78.

2 О донатизме в целом см.: Frend W. H. C. The Donatist Church: A Movement of Protest in Roman North Africa. Oxford, 1952. В отечественной историографии подробнее всего о расколе писали Н. П. Кутепов и Г. Г. Дигиленский: Кутепов Н. Раскол донатистов: церковно-истори-ческое исследование. Казань, 1884; Дилигенский Г. Г. Северная Африка в IV-V веках / Отв. ред. Е. М. Штаерман. М., 1961. О донатистах как о «святом сообществе» см.: Tilley M. Sustaining Donatist Self-Identity: From the Church of the Martyrs to theCollecta of the Desert // The Journal of Early Christian Studies. 1995. N 5. P. 21-35.

О я н

с

н ^

и О

л я О

к

л

н

Я «

S

S ч н л

S м

О «

о

H

Мероприятия, проводимые императорами, не имели своей д целью физическое уничтожение религиозной оппозиции, что н отнюдь не исключало появления мучеников среди донатистов. Т В их самоидентификации мученичество играло важнейшую с роль — они ассоциировали себя с теми, кто принял смерть и стра- С дание ради Христа, видя в кафоликах отступников (traditores)3. А

Донатистская агиографическая литература представлена А семью дошедшими произведениями: донатистское «Муче- и ничество Киприана»4, «Акты святого Феликса, епископа о и мученика» (BHL 2893)S, «Мученичество святых Максимы, А Донатиллы и Секунды» (BHL 5809)6, «Мученичество святых U Датива, пресвитера Сатурнина и других» (BHL 7492)7, «Пропо- й ведь, данная на мученичество святых Доната и Адвоката» (BHL 2303b)8, «Мученичество Максимиана и Исаака» (BHL 4473) и «Мученичество Маркула» (BHL 5271)9. Принадлежность ранних текстов донатистам спорна. Некоторые из этих произведений имели и чисто кафолические версии10. Некоторые о __с

3 Лучше всего противопоставление донатистов и кафоликов как g мучеников и предателей выразил Примиан Карфагенский на совещании р епископов обеих партий в 411 г.: «Позор, если в одно сойдутся дети муче- с ников и порождения предателей» (Gest. Coll. Carth. III, 116; Brev. Coll., 3, 4). в О важности гонения и мученичества для донатистов дает представление

их единственное дошедшее историческое произведение — Liber genea-logus. Здесь из всей истории IV-V вв. донатисты выделяют два события: предательство Мензурия и Цецилиана и гонение в консульство Стили-хона, произошедшее при Гонории в 40S г. (Lib. gen., 40).

4 Reitzenstein R. Die Nachrichten über den Tod Cyprians. Ein philologischer Beitrag zur Geschichte der Märtyrerliteratur II Sitzungsberichte der Heidelberger Akademie der Wissenschaften, Phil.-Hist. Kl. 1913. Abh. 14. S. 1-69.

5 La Passion de S. Felix de Thibiuca II Analecta Bollandiana I Éd. H. Delehaye. 1921. N 39. P. 241-276.

6 Della Passio sanctarum Maximae, Donatillae et Secundae II Note agio-grafiche I Éd. P. Franchi de'Cavalieri. Fas. 8. Città del Vaticano, 193S. P. 73-97.

7 La Passio dei martiri Abitinensi II Note agiografiche I Éd. P. Franchi de'Cavalieri. Fas. 8. Città del Vaticano, 193S. P. 3-71.

8 Dolbeau F. La «Passio Sancti Donati» (BHL 2303 b): Une tentative d'édition critique II Memoriam sanctorum venerantes. Miscellanea in onore di monsignor Victor Saxer. Città del Vaticano, 1992. P. 251-267.

9 Критическое издание обоих текстов подготовил П. Мастандреа: Passioni dei martiri Donatisti (BHL 4473 e 5271) II Analecta Bollandiana I Ed. P. Mastandrea. 1995. N 113. P. 39-88.

10 Параллельно с донатистской версией «Мученичества Киприана» существуют «Акты святого Киприана» и его жизнеописание,

другие тексты использовались в обеих африканских церквях и не имели специфически донатистского содержания и поэтому остаются за рамками данной статьи11.

Историки обратили внимание на интересующие нас памятники лишь в начале XX в., когда заинтересовались тем, что думали проигравшие в религиозной борьбе первых веков христианской эры. Французский перевод латинских оригиналов был издан в 1987 г. Жаном-Луи Майером12, а в 1989 г. один из них перевели на немецкий13. В 1996 г. вышел английский перевод Морин Тилли14. На русский язык, насколько нам известно, переведено только «Мученичество святых Максимы, Донатил-лы и Секунды»15. Из других исследователей больше всего внимания этим текстам уделили П. Монсо, М. Гэддис, Б. Шоу16.

В статье мы рассмотрим эти тексты и постараемся установить, как изображалось государство в донатистской агио-

составленное Понтием. Также некоторые историки предполагают наличие нескольких версий «Мученичества святых Максимы, Донатиллы и Секунды» и «Мученичества святых Датива, пресвитера Сатурнина и других» (см. ниже).

11 Например, «Мученичество святой Криспины», переведенное недавно на русский язык Е. М. Розенблюмом: Розенблюм Е. М. Страсти святой Криспины // Вестник ПСТГУ. Серия II: История. История Русской Православной Церкви. 2017. Вып. 77. С. 113-121. О предполагаемом донатистском влиянии на текст см. ниже, прим. 31.

12 Maier J.-L. Le Dossier du Donatisme. T. I: Des origines à la mort de Constance II (303-361). Berlin, 1987.

13 Schäferdiek K. Der Sermo de passione sanctorum Donati et Aduo-cati als donatistisches Selbstzeugnis // Oecumenica et patristica / Hrsg. von D. Papandreou, W. Bienert, K. Schäferdiek. Stuttgart, 1989. S. 175-198. В 2015 г. появился немецкий перевод «Мученичества святых Датива, пресвитера Сатурнина и других»: Abitinensium martyrum confessiones et actus // Märtyrerliteratur / Hrsg., eingel., übers. und komm. von H. R. Seeliger, W. Wischmeyer. Berlin, 2015. S. 311-360.

14 Tilley M. Donatist Martyr Stories. Liverpool, 1996.

15 Каргальцев А. В. Мученичество Святых Максимы, Секунды и Донатиллы. Вступительная статья, перевод и комментарий // Мне-мон. Исследования и публикации по истории античного мира / Под ред. проф. Э. Д. Фролова. 2014. Вып. 14. С. 455-464.

16 Monceaux P. Histoire littéraire de l'Afrique chrétienne depuis les origines jusqu'à l'invasion arabe. T. 5. Paris, 1920; Gaddis M. There is No Crime for Those Who Have Christ: Religious Violence in the Christian Roman Empire. Berkeley; Los Angeles, 2005; Shaw B. D. Sacred Violence: African Christians and Sectarian Hatred in the Age ofAugustine. Cambridge; New York, 2011.

О rn

H

с

H ^

и О

л m О

к

л

н

Я «

S

s ч

H

л

графии. Перед нами встают следующие вопросы: насколько образ государства похож на тот, который представлен в более ранних африканских мученичествах; различалось ли в дона-тистской агиографии изображение языческой и христианской империи; если один из ответов положительный, то почему.

Римское государство в виде конкретных должностных лиц не раз возникает на страницах ранних мученичеств. Проконсул выносит приговор, солдат его исполняет. Однако авторы текстов не ведут полемику с властью, поскольку их интересует главный враг — дьявол17. Мученичества служили руководством по борьбе с ним, а государство играло лишь подчиненную роль. А. Д. Пантелеев даже говорит о нейтральном отношении к рядовым римским воинам: «...в них не видят врагов, а иной раз даже возникает ощущение какой-то взаимной симпатии между стражниками и мучениками. Воины, исполнявшие приговор, до последнего момента пытаются уговорить христиан сохранить жизнь, совершив жертву языческим богам, а мученики — привести их к истинной вере»18. Если добавить отрицательное отношение к офицерам и другим магистратам19, то можно сказать, что позиция ранней агиографии по отношению к римскому государству была сдержанной20.

Век Константина должен был изменить эту картину. Церковь постепенно делалась частью государства, а государство — частью церкви. Отношение христиан к Империи улучшалось. Через два десятка лет после того, как Лактанций закончил смаковать смерти гонителей, Евсевий начал писать труд «О жизни блаженного царя Константина» (Eus. Vita Const. I, 1)21. Перемены

17 О дьяволе как о главном враге христианина в посланиях Павла (Эф. 6:12; 2 Кор. 2:11; 1 Пет. 5:8).

18 Пантелеев А. Д. Мученик и стража в раннехристианской агиографии II Вестник СПбГУ. Серия 2: История. 2013. № 3. С. 61.

19 Пантелеев А. Д. Мученик и стража... С. 59.

20 Отметим, что в некоторых текстах в начале допроса мученики признают себя добропорядочными и верными императору гражданами. Впрочем, из-за верности Богу они отказываются клясться гением императора, что приводит их к мученичеству (Mart. Pol., 10, 2; Act. Mart. Seil., 2; Mart. Apoll., 4).

21 О датировке трактата Лактанция см.: Тюленев В. М. Лактанций и его De mortibus persecutorum II Лактанций. О смертях преследователей I Пер. с лат., вступ., комм., указ. и библ. список В. М. Тюленева. СПб., 1998. С. 18.

О К А н S о

H

о «

А я

А ri S О ri

А

е

s я

s р

s м

о «

о

H г

о

о у

й

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

А р

О H

и О

отразились как в литературе, которая воспевала союз Империи и Церкви (Евсевий, Амвросий, Иоанн Златоуст, Августин), так и в деятельности епископов, использовавших «административный ресурс» для решения проблем своей общины. Что же думали донатисты о новом, христианском государстве?

«Мученичество Киприана» дошло до нас только в дона-тистском корпусе сочинений епископа22. В настоящий момент не представляется возможным дать точную датировку текста. Вероятно, он был составлен в период со второй половины III в. (258 г. — казнь Киприана) по первую половину V в. (вандальское завоевание Африки и окончание бурной литературной полемики кафоликов и донатистов)23. Сочинение содержит рассказ об аресте и казни епископа Карфагена, а от кафолических актов отличается лишь в деталях: конвоиры переодевают для маскировки (кафолические «Акты» об этом не говорят, а Понтий в «Жизни и мученичестве Киприана» говорит, что епископ сменил одежду, потому что вспотел); здесь Киприан

22 Об этом корпусе см.: Reitzenstein R. Ein donatistisches Corpus cyprianischer Schriften // Nachrichten der königlichen Gesellschaft der Wissenschaften zu Göttingen. Phil.-Hist. Kl. 1914. S. 85-92; Bass A. The Passion of Cyprian in the so-called «Donatist Dossier» of Würzburg M. p. th. f. 33 // The Use of Textual Criticism for the Interpretation of Patristic Texts / Ed. by K. B. Steinhauser and S. Dermer. Lewiston, 2012. P. 209-232.

23 Впрочем, более ранняя датировка кажется предпочтительной. Добавим, что Р. Рейтценштейн на основании включения в корпус письма 67 без фрагментов, содержащих критику римского епископа Стефана и призыв удерживаться от общения с недостойными, предполагает, что это собрание было составлено во время возникновения донатизма, так как позднее эти фрагменты были бы актуальны в полемическом смысле. Против этого у нас есть несколько возражений: 1) не ясно, по какой причине донатисты в дальнейшем не включили в этот корпус письмо в полной версии, что уже в 316 г. (и до конца истории раскола) было явно в их интересах — отсутствие фрагментов должно объясняться иначе; 2) даже если урезанная версия письма и появилась в начале IV в., то это никак не мешало более позднему созданию самого корпуса. Сам Рейтценштейн, однако, осознавал слабость аргументации: «Все же это, конечно, лишь неуверенные предположения. Я их ни во что не ставлю» (Reitzenstein R. Ein donatistisches Corpus... S. 92). М. Тилли частично следует такой датировке, устанавливая период с 260 по 314 г. как время создания текста: Tilley M. Donatist Martyr Stories. P. 1. Ж.-Л. Майер предполагает, что мученичество было написано в IV или начале V в.: Maier J.-L. Le Dossier du Donatisme... P. 122.

О m

H

с

H ^

и О

л m О

к

л

н

H «

S

s

H

л

произносит фразу «Хвала Богу!» после вынесения приговора д

(вместо «Благодарение Богу!») и др.24 °

В целом атрибуция памятника донатистам представляется т

спорной. Кроме его нахождения в донатистском корпусе Киприа- с

на, только фраза «Хвала Богу!» (DeoLaudes), которой мученик С

отзывается на смертный приговор, дает исследователям осно- а

вания говорить о донатистской природе текста25. Эта фраза а

часто считается боевым возгласом донатистов — впрочем, мы и

склонны в этом усомниться26. Другие донатистские мучениче- °

ства не содержат эту фразу и дают ее аналог «Благодарение а

Богу!», который считается кафолическим (Deo Gratias: Act. §

Fel., 6; Pass. Max., 6; Pass. Dat., 18). Эпиграфические памятники, U

к

содержащие «Deo Laudes», далеко не всегда имеют донатист- р

скую специфику. Историки в лучшем случае говорят не о при- g

надлежности донатистам, а об их влиянии27. Наконец, надписей р

с «Deo Laudes» намного больше, чем с «Deo Gratias»28. Это и

заставляет нас предположить, что здесь мы имеем дело с дву- °

мя взаимозаменяемыми выражениями, первое из которых у

было популярнее. Августин, описывая пасхальную службу, а

без удивления говорит, что радостный народ выкрикивал т

одновременно обе фразы (Aug. De civ. Dei. XXII, 8). В дру- о гих же местах, где епископ упоминает «Deo Laudes» как клич донатистов и агонистиков, он, как нам представляется, скорее пытается провести границу между кафоликами и дона-тистами, чем приписывает фразу исключительно последним (Aug. Contr. Litt. Pet. I, 65, 146; II, 84, 186; Ep. 108, 5, 14; Enarr. In Ps. CXXXII, 6)29. Наконец, эти слова встречаются в текстах недонатистского происхождения: в одной из рукописей «Актов

24 Tilley M. Donatist Martyr Stories... P. 2.

25 Tilley M. Donatist Martyr Stories. P. 2; Maier J.-L. Le Dossier du Dona-tisme... P. 122.

26 Decret F. Early Christianity in North Africa / Trans. to Eng. E. Smither. Cambridge, 2009. P. 108; Shaw B. D. Sacred Violence. P. 469-475.

27 Leclerq H. Deo gratias, Deo laudes // Dictionnaire d'archeologie chretienne et de liturgie / Éd. d. F. Cabrol et H. Leclercq. T. 4. Paris, 1920. P. 657.

28 Leclerq H. Deo gratias. P. 658-659.

29 Подробный разбор этих мест см. в монографии Б. Шоу: Shaw B. D. Sacred Violence. P. 469-475.

га скилитанских мучеников» (Deo Gratias et Laudes)30; в «Мучении честве Криспины» («Christo Laudes ago», но в некоторых рукопи-tj сях и «Gratias Deo ago»; Pass. Crisp. 4, 2)31. Кроме того, в кафоли-Q ческих «Актах» после вынесения приговора другие христиане тоже захотели пострадать вместе с епископом, а в интересую-

га

о щем нас тексте такого нет — получается, что донатисты упусти-g ли шанс выразить призыв к мученичеству, что не типично для них32. На основании всего этого мы считаем, что это сочинение g могло и не быть донатистским, а просто попало в донатистский ^ корпус33.

ч Изображение государства в тексте схематично. Офице-

ру ры (principes), пришедшие за ним, как и палач, совсем не волнуют автора. Интересна фигура проконсула Галерия Максима. Он ведет себя очень нерешительно и не уверен в своих действиях. Более того, через пару дней после казни он умирает (в отличие от «Актов Киприана» здесь подчеркивается, что смерть наступила от раскаяния и неуверенности).

«Акты святого Феликса, епископа и мученика» (написаны в первой половине IV в., предположительно очевидцем) сжато рассказывают об аресте и смерти епископа Тибиуки Феликса в 303 г. Текст богат историческими деталями, в нем отсутствуют следы позднейшего вымысла, в связи с чем мы предполагаем его раннее происхождение34. Атрибуция текста спорна. Она основана на том, что епископ здесь пострадал за то, что отказался выдать священные книги. Обвинение Мензурия Карфагенского и Феликса Аптунгийского, рукоположившего

30 Leclerq H. Deo gratias... P. 652.

31 Некоторые исследователи на основании присутствия этой фразы говорят о донатистской природе текста или о донатистском влиянии на него: Monceaux P. Histoire littéraire. P. 50-51; Розенблюм E. М. Страсти cвятой Криспины. С. 113-114. Ввиду изложенных выше мыслей по поводу DeoLaudes считаем эти утверждения излишне смелыми. Кроме того, насколько нам известно, фраза Christo Laudes в качестве донатист-ского «клича» не засвидетельствована.

32 Tilley M. Donatist Martyr Stories. P. 2.

33 А. Басс в своей недавней статье также отрицает принадлежность «Мученичества Киприана» и всего корпуса текстов донатистам, подчеркивая, что перед нами просто собрание африканских ригористских текстов начала IV в.: Bass A. The Passion of Cyprian. P. 229-230.

34 Maier J.-L. Le Dossier du Donatisme. P. 48-49.

Цецилиана в епископы Карфагена, в передаче священных книг властям стало причиной возникновения раскола. Поэтому текст мог использоваться в полемике против кафоликов. С другой стороны, на перекличке во время Карфагенского совещания 411 г. епископ Пасхалий из Тибиуки заявил, что в его городе дона-тистов нет: «Я здесь, а там (в Тибиуке. — А. М.) единство» (Aug. Gest. Coll. Carth. I, 126). В других городах, где были известные донатистские мученики, к тому моменту существовала община, часто даже не имевшая соперников35. Это обстоятельство (конечно, не решающее) порождает сомнения относительно наличия у донатистов популярного культа Феликса из Тибиуки и, следовательно, принадлежности мученичества донатистам. Что же касается римского государства, то этот текст, как и предыдущий, не дает яркого образа империи. Он верен традиционной сухости мученических актов.

«Мученичество святых Максимы, Донатиллы и Секунды» рассказывает о том, как сестры Максима и Донатилла исповедовали Бога перед лицом проконсула Анулина, как они были перевезены в Тубурбон (не известно, идет здесь речь о Большем или Малом Тубурбоне), как там к ним присоединилась третья девушка, Секунда, и как они были вместе казнены в 304 г.36 Нестройность и несогласованность мученичества вызывает у исследователей подозрения, что первоначальный текст (донатистский или кафолический) подвергался переработкам37. Ввиду этого можно дать лишь самую общую

35 В Абитине, откуда была большая группа мучеников, существовало две общины (Aug. Gest. Coll. Carth. I, 201; 215); в Кефалее, откуда были Максима и Донатилла, имелось две общины (Aug. Gest. Coll. Carth. I, 132), как в Большом и Малом Тубурбо, в одном из которых они были казнены вместе с Секундой (Aug. Gest. Coll. Carth. I, 133; 135; 201; 203). Две общины также существовали в обеих Вегезелах, в одной из которых было арестовано донатистское посольство 347 г. к Макарию во главе с епископом Маркулом (Aug. Gest. Coll. Carth. I, 132; 135; 187). Только донатистские общины были в Сицилибе и Адвокате, откуда были два епископа, казненные при Константине (Aug. Gest. Coll. Carth. I, 198; Aug. Gest. Coll. Carth. I, 206), в Багаи, где был убит местный епископ Донат (Aug. Gest. Coll. Carth. I, 176-177), a также в Нова-Петра, где был казнен упомянутый выше Маркул (Aug. Gest. Coll. Carth. I, 187).

36 Tilley M. Donatist Martyr Stories. P. 13-14.

37 Об этих дискуссиях см.: Maier J.-L. Le Dossier du Donatisme. P. 92-93; Tilley M. Donatist Martyr Stories. P. 14; Каргальцев А. В. Муче-

О К А н S о

H

о «

А я

А р

S

о р

р

А е s я

s р

s м

о «

о

H г

о

о у

й

А р

о

H

и о

датировку текста IV-V вв. Атрибуция текста донатистам, как и в предыдущих случаях, не является надежной и производится на основании апологии добровольного мученичества. Особенно характерна история Секунды, прыгнувшей с балкона к Максиме и Донатилле для того, чтобы стать мученицей38. Мученичество содержит ряд интересных деталей: во время допроса проконсул обращается к Максиме словами Каиафы «Заклинаю тебя Богом живым» (Мт. 26:63; Pass. Max. 2). А чуть позже говорит: «Дайте им желчи и уксуса, чтобы они пили» (Pass. Max. 3). В этом можно видеть не только элементы подражания Христу, как делают некоторые исследователи, но и выпад против государства39. Мученицы дважды отождествляют Ану-лина с дьяволом (Pass. Max. 3), обвиняют его в колдовстве (Pass. Max. 2), а также ставят проконсулу на вид, что от приговора ему же хуже — он изобличает глупость чиновника (Pass. Max. 4).

«Мученичество святых Датива, пресвитера Сатурнина и других», или «Акты абитинских мучеников» — это, безусловно, донатистский текст. Его датировка вызывает большие споры, при этом мы склоняемся к более позднему варианту — начало V в., но после 411 г.40. Здесь рассказывается о том, как

ничество Святых Максимы, Секунды и Донатиллы... С. 456-457.

38 О возможной параллели между этим прыжком Секунды и самоубийственными прыжками агонистиков со скал, о чем говорит Августин, см.: Gaddis M. There is No Crime. P. 112-113.

39 Tilley M. Donatist Martyr Stories. P. 15; Каргальцев А. В. Мученичество Святых Максимы, Секунды и Донатиллы. С. 457.

40 М. Тилли предлагает 304-312 гг. как время создания текста: дата самого мученичества (304 г.) как terminus post quem и дата избрания Цецилиана, названного в тексте диаконом, епископом Карфагена (311-312) в качестве terminus ante quem: Tilley M. Donatist Martyr Stories. P. 26. В основном историки датируют текст началом V в., предполагая наличие более ранней версии: например, Maier J.-L. Le Dossier du Donatisme. P. 58. П. Монсо вообще предполагает наличие двух более ранних форм «Мученичества.», датируя, правда, самую последнюю и дошедшую до нас примерно 320 г.: Monceaux P. Histoire littéraire. P. 53-59. Нам кажется хорошо аргументированной позиция А. Дирна: он показывает, что почти нет свидетельств существования культа абитинских мучеников до 411 г. и что ни Оптат, ни Августин, ни участники Карфагенского совещания 411 г. не слышали о сценах с участием Мензурия и Цецилиана (см. ниже), которые иначе бы обязательно обсуждались. Добавим от себя, что и донатистским полемистам эта история не известна. Аргумент Тилли (текст называет Цецилиа-на диаконом) Дирн отвергает, так как донатисты не признавали избрания

О m н

с

н ^

и О

л m О

к

л

н

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Я «

S

s ч

H Л

в 304 г. произошел арест группы христиан из города Абитина, как их перевезли в Карфаген, допрашивали и содержали под стражей. Наиболее известен эпизод, когда во время пребывания группы в тюрьме епископ Карфагена Мензурий и диакон Цецилиан поставили охрану у входа и не давали христианам навещать исповедников. Историки по-разному объясняли поведение епископа и диакона: М. Тилли, например, видела причину их действий в страхе перед законом Лициния, запрещавшим кормить приговоренных к пытке голодом41. Что касается образа государства, то текст прямо говорит: «Эта битва шла не столько против людей, сколько против дьявола» (Pass. Dat., 2; cf. 4; 6; 9; 15). Фигуры чиновников тусклые, автора намного больше волнует предательство Мензурия и Цецилиана.

«Проповедь, данная на мученичество святых Доната и Адвоката» составлена очень запутанно. Ни Донат, ни Адвокат в ней не упоминаются. Она описывает преследование дона-тистов при Константине в 316-321 гг. После пространного введения, в котором речь идет в общем о кознях Кафолической Церкви и Империи против донатистов (Serm. de pass. Don., 1-5)42, автор подробно описывает массовое убийство раскольников в их базилике, причем среди убитых был епископ Сицилибы (Serm. de pass. Don., 6-11)43, и сообщает о расправе над неназванным епископом из Адвокаты по его прибытии в Карфаген (Serm. de pass. Don., 12) 44. Проповедь завершается

Цецилиана. Поэтому историк предлагает датировать текст временем после 411 г.: Dearn A. The Abitinian Martyrs and the Outbreak of the Donatist Schism // The Journal of Ecclesiastical History. 2004. N 55. P. 1-18.

41 Tilley M. Donatist Martyr Stories. P. 25-26.

42 Б. Шоу видит здесь рассказ о взятии базилики в Карфагене, что не представляется верным: автор лишь представляет модель сдачи церкви кафоликам, без отсылки к конкретному событию: Shaw B. D. Sacred Violence. P. 190.

43 Ж.-Л. Майер пишет, что это происходило в Карфагене: Maier J.-L. Le Dossier du Donatisme. P. 199-200. Б. Шоу считает, что в Сицилибе: Shaw B. D. Sacred Violence. P. 190. В действительности, текст не дает возможности определить это место. Но проповедь произносили именно там.

44 В литературе существует спор о том, является этот город Адвокатой или Авиоккалой. Мы присоединимся к С. Ланселю и Б. Шоу, сторонникам первого варианта. См.: Shaw B. D. Sacred Violence. P. 193. Иная точка зрения выражена в работах: Gauckler P. Note sur la Civitas avioccalensis (Sidi-Amara) et sur un nouveau légat du proconsul d'Afrique // Comptes rendus des séances

О К А н S О H

О «

А я

А p

S

о p

А

e

s я

s р

s м

О «

о

H г

о

о у

й

А р

о

H

и о

о

га рассказом о захоронении мучеников в полу церкви и увещева-и нием к борьбе с «язычниками», то есть кафолической церковью tj (Serm. de pass. Don., 13-14).

q Само время событий определяется в тексте так: «Это про-

изошло в Карфагене, Цецилиан был в то время (tunc) псевдо-о епископом, с ним соглашались комит Леонтий, дукс Урзатий, л Марцеллин, тогда (tunc) трибун, а дьявол выступал советни-^ ком всех их» (Serm. de pass. Don., 2)45. Исследователи предла-« гают разные датировки: П. Монсо предлагает раннюю дату ^ (первые годы после события, возможно 320 г.)46, М. Тилли — ч 317-320 гг.47, однако более широкий диапазон (до времени л Макария, т. е. 347-348 гг.) дает К. Шефердик48. Э. Л. Грасмюк, ссылаясь на некие (неуточненные) параллели между проповедью и трудами Оптата, предполагает более позднее время произнесения проповеди (примерно вторая половина IV в.)49. Ж.-Л. Майер датирует это сочинение временем после смерти Цецилиана (между 325 и 342/43 гг.)50, а Б. Шоу считает, что текст относится к периоду гонения Константа (около 347 г.)51.

Мы вынуждены согласиться с теми исследователями, которые дают более позднюю датировку. Действительно, двойное tunc при упоминании Цецилиана и Марцеллина должно обозначать, что оба уже не занимают свою должность52. Впечатление временной удаленности усиливается из-за того, что проповедник не упоминает деталей (имен епископов, других действующих

de l'Académie des Inscriptions et Belles-Lettres. 1898. V. 42. N. 4. P. 505-506; Gsell M. S. Chronique archéologique africaine // Mélanges d'archéologie et d'histoire. 1899. Vol. 19. N 1. P. 60; Maier J.-L. Le Dossier du Donatisme. P. 200-201.

45 В оригинале «Caeciliano Eudinepiso». Ж.-Л. Майер считает, что здесь дается прозвище Цецилиана: Maier J.-L. Le Dossier du Donatisme. P. 202, однако нам ближе мнение М. Тилли, которая видит здесь описку: должно быть «pseudoepiscopo», см.: Tilley M. Donatist Martyr Stories. P. 53.

46 Monceaux P. Histoire littéraire. P. 61-62.

47 Tilley M. Donatist Martyr Stories. P. 52.

48 Schäferdiek K. Der Sermo de passione sanctorum Donati et Aduocati. S. 176-177.

49 Grasmück E. L. Coercitio: Staat und Kirche im Donatistenstreit. Bonn, 1964. S. 85.

50 Maier J.-L. Le Dossier du Donatisme. P. 200.

51 Shaw B. D. Sacred Violence. P. 188-193.

52 Maier J.-L. Le Dossier du Donatisme. P. 200.

лиц); текст также полон резких переходов от темы к теме и от действия к действию. Описание взятия базилики стандартизировано и совпадает с аналогичными рассказами IV в., а ненависть автора по отношению к «предателям» не знает границ53. Особенно критикуется государственная риторика «единства», которая, насколько нам известно, при Константине не играла большой роли54. Вышеперечисленные особенности проповеди, а также призывы к мученичеству в конце текста заставляют нас датировать его временем преследования донатистов при Константе (347-348 гг.) или Гонории (после 405 г.). Учитывая предположительную удаленность автора от событий, мы склоняемся ко второму варианту (начало V в.).

Этот текст, особенно вступление, отличается обилием выпадов против кафоликов и государства (т. е. чиновников и солдат). Автор обвиняет их в стремлении «посредством лживого обмана разрушать души под предлогом религии» (Serm. de pass. Don., 1). В уже цитированном фрагменте Цецилиан и римские магистраты описаны как внимающие советам дьявола (Serm. de pass. Don., 2). Для совращения верующих гонители используют и престиж императорской власти, и богатство даров, и хитроумный лозунг единения в вере — «безумного единства», как оно названо в «Мученичестве Максимиана и Исаака» (Pass. Max. et Is., 6). Действительно, хорошо известно, что Константин открыто поддерживал кафолическую церковь Африки и финансировал ее (Aug. Contra Cresc. III, 70; Eus. Hist. Eccl. X, 5; 7). Солдаты (участники резни) обвиняются в том, что думали только о плате за службу (Serm. de pass., 6)55.

53 Б. Шоу приводит очень похожие описания из «Истории ариан» Афанасия и письма папе Иннокентию Иоанна Златоуста. Shaw B. D. Sacred Violence. P. 190-191. О топосе «Солдаты в церкви» пишет и М. Гэддис: Gaddis M. There is No Crime. P. 79-88.

54 В документах о расколе, относящихся ко времени Константина, понятие «единство» возникает лишь дважды: в письме Арелатского собора папе Сильвестру 314 г. (Opt. App. IV) и послании проконсула Анулина императору, отправленном в 313 г. (Opt. App. XII). Сам Константин этот термин не использует.

55 Интересно, что Оптат обвиняет донатистских «воинов», агони-стиков, в таком же чисто денежном интересе. В рассказе о резне в Багаи в 347 г. он сообщает о том, что местный епископ Донат собирал агонисти-ков по рынкам — вероятно, за плату (Opt. Cont. Parm. III, 4, 2-3); см. также:

О К А н S о

H

о «

А я

А р

S

о р

р

А

е

s я

s p

s м

о «

о

H г

о

о у

й

А р

о

H

и о

га «Мученичество Максимиана и Исаака» описывает собы-

и тия 347 г.56 В тексте по отдельности рассказывается об аресте

tj и мученичестве в Карфагене двух христиан, Максимиана

О и Исаака, а также об обретении их тел, утопленных в море.

л Из сочинений Оптата и Августина известно, что в это время

CQ

о Констант (337-350 гг.) направил миссионеров Павла и Макария g в Африку57. Они должны были раздавать милостыню от имени ^ императора. Их действия вызвали возмущение среди донатист-^ ского клира. Донат Карфагенский заявил: «Что императору ^ до церкви?» Донат из Багаи (Южная Нумидия) организовал ч вооруженное сопротивление, избил передовой отряд конвоя ^ и вместе со своими приверженцами сам стал жертвой кровавой расправы, учрежденной солдатами Павла и Макария (Opt. Contra Parm. Don. III, 4, 11; Aug. Tract. in Ioh. 11, 15). Император вскоре издал эдикт, по которому донатистский клир подвергался изгнанию (Pass. Max. et Isaac, 3).

Автором текста назван некий «блаженный мученик Макро-бий» (Pass. Max. et Isaac, 18). П. Монсо предполагает, что перед нами письмо римского епископа донатистов Макробия58, составленное через 20 лет после событий59. Ж. П. Бриссон также говорит о позднем авторстве текста60, однако за более раннюю датировку (автор — современник и очевидец) высказываются Э. Л. Грасмюк, Ж.-Л. Майер, М. Тилли61. Наконец, Б. Шоу считает, что Макробий, автор текста, — это пресвитер из Карфагена, а не епископ Рима (даты историк не приводит)62. Дальше историк

Shaw B. D. Sacred Violence. P. 173. В другом месте Оптат говорит об агони-стиках, которые после захвата базилики в награду за это распивали вино, подогревая его на обломках разбитого ими алтаря (Opt. Cont. Parm. VI, 1, 3).

0 Tilley M. Donatist Martyr Stories... P. 61; Maier J.-L. Le Dossier du Dona-tisme... P. 256.

57 Подробное изложение событий есть, например, в монографии У. Френда: Frend W. H. C. The Donatist Church... P. 177-182.

58 В сане около 365 г., когда Оптат написал свой труд (Opt. Contr. Parm. II, 4).

59 Monceaux P. Histoire littéraire. P. 90-91.

60 Brisson J. P. Autonomisme et christianisme dans l'Afrique romaine de Septime Sévère à l'invasion vandale. Paris, 1958. P. 260, 318.

61 Grasmuck E. L. Coercitio. S. 120; Maier J.-L. Le Dossier du Donati-sme. P. 258; Tilley M. Donatist Martyr Stories. P. 61.

62 Shaw B. D. Sacred Violence. P. 174.

показывает, что мученичество содержит одновременно и отсыл- д ки к африканцу Лактанцию (рассказы о христианине, разорвав- ° шем эдикт Диоклетиана в Никомедии, и об утоплении корабля т с христианами), и элементы традиционной африканской агио- с графии, и делает вывод: перед нами фантазия на тему «гонения вообще», сделанная, чтобы показать преемственность между старой и новой Империей и старыми и новыми мучениками63. Заметим, однако, что, судя по тексту, Максимиан и Исаак были

63 Я

К

достаточно знакомы христианам Карфагена для простой выдум- °

р

0 Shaw B. D. Sacred Violence. P. 173-178.

64 События описаны точно и со знанием деталей. История Маркула была известна уже Оптату, который упоминает его даже перед Донатом из Багаи (Opt. Contr. Parm. III, 6, 2; о Маркуле без упоминания имени Opt. Contr. Parm. III, 4, 8). Ранняя датировка также у Ж.-Л. Майера: Maier J.-L. Le Dossier du Donatisme. P. 276.

ки. Вполне можно согласиться с П. Монсо и отнести время создания текста к 360-гг. Это представляется тем более вероятным, что § в концовке мученичества автор побуждает верующих не к смерти за Христа (как в предыдущем тексте), а к свидетельству за него р (Pass. Max. et Isaac, 18). Время после Юлиана (361-363 гг.) было g периодом, когда вернувшиеся из изгнания донатисты восста- Р навливали свои позиции и отнимали базилики у кафоликов, что и вполне могло восприниматься как свидетельство за Христа. °

Как и предыдущий, этот памятник содержит критику Импе- у рии и ее должностных лиц. Само гонение изображено как козни а дьявола. Причем интересно, что между строк дьявол отождест- о вляется напрямую с императором: он выбирает себе в союзники о проконсула и издает эдикт о единстве, которое нужно вводить пытками (Pass. Max. et Isaac, 3). Особенно важен эпизод с видением Исаака в темнице: мученик сражался с прислужниками императора, а после победы — с ним самим. Христианин отказался повиноваться велению правителя, который грозил вырвать его глаза. После длительного поединка Исаак одолел своего противника и сам вырвал глаз из его глазницы (Pass. Max. et Isaac, 8).

«Мученичество Маркула», описывающее события 347 г., было написано вскоре после них64. В нем рассказывается о том, как в городе Вегезела Макарий, преследователь донатистов, арестовал прибывшую к нему делегацию епископов, во главе которой стоял

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

га епископ Маркул (Pass. Marc., 3-4). Его пытали (Pass. Marc., 4-5), и перевезли в крепость (castellum) Нова Петра, затем под покровом tj ночи тайно вывели из темницы и сбросили со скалы. О Помимо уже привычной полемики против единства с кафо-

л ликами (Pass. Marc., 3; 11) и ассоциации гонителей со зверьми о (Pass. Marc., 3), текст содержит несколько новых полемиче-g ских ходов. Во-первых, это обвинение императора-гонителя ^ в тирании, не встречающееся больше в донатистской агиогра-g фии65. Во-вторых, гонители и их действия дважды ассоцииру-^ ются с варварством, чего тоже в других текстах нет (Pass. Marc., ч 4; 11)66. Наконец, важным представляется рассказ о тайной рас-л праве над епископом. Кафолики в ней сомневались, считая, что Маркул прыгнул сам (Aug. Tract. in Ioh. 11, 15)67. М. Гэддис отмечает, что тайное убийство было для государства единственно возможным способом физически устранить епископа, не давая повод назвать акцию гонением, а жертву — мучеником. Он считает возможным, что по тому же принципу был убит другой епископ — Донат из Багаи68. В подтверждение этого заметим, что Максимиан и Исаак тоже не были казнены, а скончались в тюрьме после пыток.

Таким образом, мы видим, что прохладное отношение к Империи, характерное для ранней агиографии, присутствует и у донатистов. Однако постепенно оно превращается в горячую полемику. Для дополнительной иллюстрации тезиса вернемся к видению Исаака и сравним его с более ранним видением

65 Правда, христианской литературе этот прием хорошо знаком и присутствует, например, у Лактанция (Lact. De mort., 1; 2; 3; 6; 16; 31; 49); слово «тиранический» по отношению к орудиям пытки также употребляется в «Послании о лионских и виеннских мучениках» (Eus. Hist. Eccl. V, 1, 27). Слово «тиран» в этом значении дважды использует Оптат (Opt. Contr. Parm. I, 17, 1; VII, 1, 43).

66 Известным примером обвинения гонителя в варварстве является история, когда после издания первого антихристианского эдикта Диоклетиана один житель Никомедии разорвал этот эдикт со словами «Вот он, триумф готов и сарматов!», в чем М. Гэддис справедливо видит намек на варварское происхождение тогдашнего цезаря Галерия: Gad-dis M. There is No Crime. P. 30.

67 Позднее это переросло в стереотипный рассказ о самоубийствах агонистиков, представителей «боевого крыла» донатистов, см.: Gaddis M. There is No Crime. P. 111-119.

68 Gaddis M. There is No Crime. P. 109-111.

Перпетуи (Pass. Perp., 10). В нем мученица сражается с «егип- д тянином страшного вида», побеждает его и получает паль- g мовую ветвь. Этот образ египтянина (или фараона), ведущий т происхождение, вероятно, из Библии, подразумевает прежде с всего дьявола69. Однако в видении Исаака в качестве иллюстрации врага выведен не ветхозаветный персонаж, а император. Интересным является тот факт, что мученик вырывает ему

а

глаз. М. Гэддис вспоминает, что донатисты и агонистики в ходе р беспорядков иногда ослепляли своих жертв, и показывает,

что в христианской литературе незнание часто уподоблялось

неспособности увидеть свет или просто слепоте70. и

Так проявилось ли сближение церкви и государства в дона- й

тистских мученичествах? Ответить на этот вопрос непросто. р

П. Монсо писал: «И как эта агиография африканских схиз- Щ

матиков отличалась от кафолической агиографии этой стра- к

ны? Честно говоря, отличие было не в сущности, не в форме. §

Оно было только в духе и тоне: это сектантский дух и поле- о

мический тон»71. И сильнее критика государства в текстах, у описывающих события правлений Константина и Константа. Интересно, что донатисты обычно возлагали вину за при-

69 См. комментарий А. Д. Пантелеева: Ранние мученичества. Переводы, комментарии, исследования / Пер., комм., вступ. ст., прилож. и общ. ред. А. Д. Пантелеева. СПб., 2017. С. 226, прим. 83; в другом пассаже из того же текста дьявол выступает в лице отца мученицы (Pass. Perp., 3). Подробне о египтянине в видении Перпетуи см.: Habermehl P. Perpetua und der Ägypter oder Bilder des Bösen im frühen afrikanischen Christentum. Berlin, 2004. S. 145-188.

70 Gaddis M. There is No Crime. P. 127-129.

71 Monceaux P. Histoire littéraire... P. 97.

72 Среди всех рассмотренных агиографических памятников император упомянут лишь однажды, в «Мученичестве Маркула» (Pass. Marc., 3). Подобная тенденция характерна для донатистской литературы в целом, см.: Hogrefe А. Umstrittene Vergangenheit: Historische Argumente in der Auseinandersetzung Augustins mit den Donatisten. Berlin, 2009. S. 268-269.

73 Так делает, например, А. Хогрефе: Hogrefe А. Umstrittene Vergangenheit. S. 268-269.

теснения не на императоров, а на его подчиненных, чаще в всего африканских чиновников72. Ввиду спорной датировки многих текстов нам сложно говорить о развитии отношения донатистов к государству на материале агиографии, поэтому мы ограничиваемся общей констатацией их враждебности73.

Отметим, что, если эта враждебность и являлась выражением какой-то политической теории, отрицавшей возможность сотрудничества церкви и государства, то такая теория не сильно стесняла донатистов в действиях74. Они как минимум дважды пытались добиться расположения светской власти, напрямую обращаясь за поддержкой к Константину и Юлиану. А во время мятежей Фирма (372-375) и Гильдона (397-398) их донатистские союзники не без использования солдат преследовали своих оппонентов75.

Так что перед нами полемика, имевшая, вероятно, воспитательные цели. Как и прежние агиографы, донатисты учили своих читателей стойкости во время преследований. Как и раньше, они предупреждали о возможных угрозах. Только если христианина II-III вв. могли сбить с пути привязанность к семье, карьерные амбиции, критика толпы, то донатиста IV в. подстерегала еще и новая опасность: быть обманутым христианской личиной империи, которая призывает оставить раскол.

Источники и литература

1. Дилигенский Г. Г. Северная Африка в IV-V веках / Отв. ред. Е. М. Штаерман. — М.: Изд-во АН СССР, 1961. — 304 с.

2. Каргальцев А. В. К вопросу об особенностях христианской агиографии римской Северной Африки времени Великого гонения Диоклетиана // Материалы II Всероссийской научной конференции с международным участием «Чтения к 80-летию со дня рождения д.и.н., профессора Ю. К. Некрасова (19352006)». Вологда: ВоГУ, 2017. С. 56-60.

3. Каргальцев А. В. К вопросу о мотивах религиозной политики Диоклетиана // Христианское чтение. 2016. № 5. С. 115-124.

4. Каргальцев А. В. Мученичество Святых Максимы, Секунды и Донатиллы. Вступительная статья, перевод и комментарий // Мнемон. Исследования и публикации по истории

74 Frend W. H. C. The Roman Empire in the eyes of Western Schismatics during the Fourth century AD // Miscellanea Historiae Ecclesiasticae. Louvain, 1961. P. 9-11; 14. Gaumer M. A. The Evolution of Donatist Theology as Response to a Changing Late Antique Milieu // Augustiniana. 2008. N 58. P. 201-233. В противовес этой точке зрения мы вслед за М. Гэддисом считаем, что донатисты выступали против государства лишь при необходимости, как все прочие сторонники религиозной терпимости в поздней античности: Gaddis M. There is No Crime. P. 77-79.

75 См. Frend W. H. C. The Donatist Church. P. 198-199; 222-225.

О rn

H

с

H ^

и О

л m О

к

л

н «

S

s ч

H Л

античного мира / Под ред. проф. Э. Д. Фролова. 2014. Вып. 14.

С. 455-464. "о

5. Каргальцев А. В. Лурье З. А. Великое гонение Диоклетиана А и христианские мученики Северной Африки // Новый Гермес. 2012. U

№ 5. С. 65-78. сс

н

6. Кутепов Н. Раскол донатистов: Церковно-историческое п исследование. — Казань: Тип. Императорского университета, а

1884. — 285 с. Я

>

7. Пантелеев А. Д. Мученик и стража в раннехристианской г агиографии // Вестник СПбГУ. Серия 2: История. 2013. № 3. С. 53-63. о

8. Ранние мученичества. Переводы, комментарии, иссле- Р дования / Пер., комм., вступ. ст., прилож. и общ. ред. А. Д. Пан- ф телеева. — СПб.: ИЦ «Гуманитарная академия», 2017. — 384 с. Я

9. Розенблюм Е. М. Страсти святой Криспины // Вестник s ПСТГУ. Серия II: История. История Русской Православной Церк- р ви. 2017. Вып. 77. С. 113-121. M

10. Тюленев В. М. Лактанций и его De mortibus persecutorum // к Лактанций. О смертях преследователей / Пер. с лат., вступ., комм., о указ. и библ. список В. М. Тюленева. СПб.: Алетейя, 1998. С. 5-50. ^

11. Abitinensium martyrum confessiones et actus // Märtyrerliteratur / Hrsg., eingel., übers. und komm. von H. R. Seeliger д und W. Wischmeyer. Berlin: Walter de Gruyter, 2015. S. 311-360. Р

12. Barnes T. D. The beginnings of Donatism // The Journal с of Theological Studies. 1975. N 26. P. 13-22. В

13. Bass A. The Passion of Cyprian in the so-called «Donatist Dossier of Würzburg M. p. th. f. 33 // The Use of Textual Criticism for the Interpretation of Patristic Texts / Ed. by K. B. Steinhauser and S. Dermer. Lewiston: Edwin Mellen Press, 2012. P. 209-232.

14. Birley A. R. Some notes on the Donatist schism // Libyan Studies. 1987. N 18. P. 29-41.

15. Brisson J. P. Autonomisme et christianisme dans l'Afrique romaine de Septime Sévère à l'invasion vandale. — Paris: E. de Boccard, 1958. — 456 p.

16. Dearn A. The abitinian martyrs and the outbreak of the Donatist schism // The Journal of Ecclesiastical History. 2004. N 55. P. 1-18.

17. Decret F. Early Christianity in North Africa / Trans. to Eng. E. Smither. — Cambridge: Wipf & Stock Pub., 2009. — 240 p.

18. Della Passio sanctarum Maximae, Donatillae et Secundae // Note agiografiche / Ed. P. Franchi de'Cavalieri. 1935. Fasa 8. P. 73-97.

19. Frend W. H. C. The Donatist Church: A Movement of Protest in Roman North Africa. — Oxford: Clarendon Press, 1952. — 376 p.

20. Frend W. H. C. The Roman Empire in the eyes of Western schismatics during the fourth century AD // Miscellanea Historiae

pq Ecclesiasticae. Louvain: Publications universitaires de Louvain, 1961. g P. 9-22.

^ 21. Gaddis M. There is no crime for those who have Christ: Religious

m violence in the Christian Roman Empire. — Berkeley; Los Angeles: University of California Press, 2005. — 410 p.

22. Gauckler P. Note sur la Civitas avioccalensis (Sidi-Amara) et sur ° un nouveau légat du proconsul d'Afrique // Comptes rendus des séances g de l'Académie des Inscriptions et Belles-Lettres. 1898. Vol. 42. N 4. P. 499-X 506.

t^ 23. Gaumer M. A. The Evolution of Donatist theology as response

g to a changing late antique Milieu // Augustiniana. 2008. N 58. P. 201-233. S 24. Grasmück E. L. Coercitio: Staat und Kirche im Donatistenstreit. —

w Bonn: Ludwig Röhrscheid-Verlag, 1964. — 272 s.

25. Gsell M. S. Chronique archéologique africaine // Mélanges d'archéologie et d'histoire. 1899. Vol. 19. N 1. P. 35-83.

26. Habermehl P. Perpetua und der Ägypter oder Bilder des Bösen im frühen afrikanischen Christentum. — Berlin: Walter de Gruyter, 2004. — 341 s.

27. Hogrefe A. Umstrittene Vergangenheit: Historische Argumente in der Auseinandersetzung Augustins mit den Donatisten. — Berlin: Walter de Gruyter, 2009. — 406 s.

28. La Passio dei martiri Abitinensi // Note agiografiche / Éd. P. Franchi de'Cavalieri. 1935. Fase. 8. P. 3-71.

29. La Passio Sancti Donati (BHL 2303b): Une tentative d'edition critique // Studi di Antichita Christiana / Ed. F. Dolbeau. 1992. N 48. P. 251-267.

30. La Passion de S. Felix de Thibiuca // Analecta Bollandiana / Éd. H. Delehaye. 1921. N 39. P. 241-276.

31. Leclerq H. Deo gratias, Deo laudes // Dictionnaire d'archeologie chretienne et de liturgie / Éd.. F. Cabrol et H. Leclercq. T. 4. Paris: Letouzey et Ané, 1920. P. 652-659.

32. Maier J.-L. Le Dossier du Donatisme. T. I: Des origines à la mort de Constance II (303-361). — Berlin: Akademie Verlag, 1987. — 331 p.

33. Monceaux P. Histoire littéraire de l'Afrique chrétienne depuis les origines jusqu'à l'invasion arabe. T. 5. — Paris: Leroux, 1920. — 346 p.

34. Passioni dei martiri Donatisti (BHL 4473 e 5271) // Analecta Bollandiana / Ed. P. Mastandrea. 1995. N 113. P. 39-88.

35. Reitzenstein R. Die Nachrichten über den Tod Cyprians. Ein philologischer Beitrag zur Geschichte der Märtyrerliteratur // Sitzungsberichte der Heidelberger Akademie der Wissenschaften, Phil.-Hist. Kl. 1913. Abh. 14. S. 1-69.

36. Reitzenstein R. Ein donatistisches Corpus cyprianischer Schriften // Nachrichten der königlichen Gesellschaft der Wissenschaften zu Göttingen, Phil.-Hist. Kl. 1914. S. 85-92.

A. MAMOHTOB

37. Schäferdiek K. Der Sermo de passione sanctorum Donati et Aduocati als donatistisches Selbstzeugnis // Oecumenica et patristica / o Hrsg. von D. Papandreou, W. Bienert, K. Schäferdiek. Stuttgart: a Kohlhammer, 1989. S. 175-198. u

38. Shaw B. D. Sacred violence: African Christians and sectarian o

h

hatred in the age of Augustine. — Cambridge; New York: Cambridge n

University Press, 2011. — 930 p. >

39. Tilley M. Donatist martyr stories. — Liverpool: Liverpool ^ University Press, 1996. — 144 p. r

40. Tilley M. Sustaining Donatist self-identity: From the Church o of the martyrs to the collecta of the desert // The Journal of Early Christian P Studies. 1995. N 5. P. 21-35. |

References

S »

1. Barnes T. D. (1975) The beginnings of Donatism, The Journal s of Theological Studies, vol. 26, pp. 13-22. C

2. Bass A. (2012) The Passion of Cyprian in the so-called «Donatist o Dossier» of Würzburg M. p. th. f. 33, The Use of Textual Criticism h for the Interpretation of Patristic Texts (ed. K. B. Steinhauser and S. Dermer), 0 Lewiston: Edwin Mellen Press, pp. 209-232. y

3. Birley A. R. (1987) Some notes on the Donatist schism, Libyan g Studies, vol. 18, pp. 29-41. p

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4. Brisson J. P. (1958) Autonomisme et christianisme dans l'Afrique T romaine de Septime Sévère à l'invasion vandal, Paris: E. de Boccard, 456 p. 0

5. Dearn A. (2004) The abitinian martyrs and theoutbreak of the Donatist schism, The Journal of Ecclesiastical History, vol. 55, pp. 1-18.

6. Decret F. (2009) Early Christianity in North Africa (trans. to Eng. E. Smither), Cambridge: Wipf & Stock Pub., 240 p.

7. Delahaye H. (1921) La Passion de S. Felix de Thibiuca, Analecta Bollandiana, vol. 39, pp. 241-276.

8. Diligenskiy G. G. (1961) Severnaya Afrika v IV-V vekakh [North Africa in 4-5th centuries], Moscow: Izd-vo AN SSSR, 304 p. (in Russian)

9. Dolbeau F. (1992) La Passio Sancti Donati (BHL 2303b): Une tentative d'edition critique, Studi di Antichita Christiana, vol. 48, pp. 251267.

10. Franchi de'Cavalieri P. (1935) Della Passio sanctarum Maximae, Donatillae et Secundae, Note agiografiche, vol. 8, pp. 73-97.

11. Franchi de'Cavalieri P. (1935) La Passio dei martiri Abitinensi, Note agiografiche, vol. 8, pp. 3-71.

12. Frend W. H. C. (1952) TheDonatist Church: A movement ofprotest in Roman North Africa, Oxford: Clarendon Press, 376 p.

m 13. Frend W. H. C. (1961) The Roman Empire in the eyes of Western

u schismatics during the fourth century AD, Miscellanea Historiae ^ Ecclesiasticae, Louvain: Publications universitaires de Louvain, pp. 9-22. m 14. Gaddis M. (2005) There is no crime for those who have Christ:

Religious violence in the Christian Roman Empire, Berkeley-Los Angeles: University of California Press, 410 p. ° 15. Gauckler P. (1898) Note sur la Civitas avioccalensis (Sidi-Amara)

g et sur un nouveau légat du proconsul d'Afrique, Comptes rendus des séances ^ de l'Académie des Inscriptions et Belles-Lettres, vol. 42, n. 4, pp. 499-506. tjj 16. Gaumer M. A. (2008) The evolution of Donatist theology

® as response to a changing late antique Milieu, Augustiniana, vol. 58, ES pp. 201-233.

w 17. Grasmück E. L. (1964) Coercitio: Staat und Kirche

imDonatistenstreit, Bonn: Ludwig Röhrscheid-Verlag, 272 p.

18. Gsell M. S. (1899) Chronique archéologique africaine, Mélanges d'archéologie et d'histoire, vol. 19, n. 1, pp. 35-83.

19. Habermehl P. (2004) Perpetua und der Ägypter oder Bilder des Bösen im frühen afrikanischen Christentum, Berlin: Walter de Gruyter, 341 p.

20. Hogrefe A. (2009) Umstrittene Vergangenheit: Historische Argumente in der Auseinandersetzung Augustins mit den Donatisten, Berlin: Walter de Gruyter, 406 p.

21. Kargaltsev A. V. (2017) K voprosu ob osobennostyakh khristianskoy agiografii rimskoy Severnoy Afriki vremeni Velikogo goneniya Diokletiana [On specifics of Christian hagiograghy of the Roman North Africa in the time of the Diocletian great persecution], Materialy II Vserossiyskoy nauchnoy konferentsii s mezhdunarodnym uchastiem «Chteniyak80-letiyuso dnyarozhdeniyad.i.n., professora Yu.K.Nekrasova (1935-2006)», Vologda: VoGU, 2017, pp. 56-60.

22. Kargaltsev A. V. (2016) K voprosu o motivakh religioznoy politiki Diokletiana [Towards the question on the Diocletian's motivation of his religious policy], Khristianskoe chtenie, n. 5, pp. 115-124.

23. Kargaltsev A. V. (2014) Muchenichestvo Svyatykh Maksimy, Sekundy i Donatilly. Vstupitel'naya stat'ya, perevod i kommentariy [The Martyrdom of St. Maxima, Secunda and Donatilla: introduction, translation and commentary], Mnemon. Issledovaniya ipublikatsiipo istorii antichnogo mira (ed. E. D. Frolov), vol. 14, pp. 455-464. (in Russian)

24. Kargaltsev A. V., Lurie Z. A. (2012) Velikoe gonenie Diokletiana i khristianskie mucheniki Severnoy Afriki [The Great persecution of Diocletian and the Christian martyrs of the Roman North Africa], Novyy Germes, vol. 4, pp. 65-78.

25. Kutepov N. (1884) Raskol donatistov: Tserkovno-istoricheskoe issledovanie [The Donatist Schism: Research in ecclesiastical history], Kazan': Tip. Imperatorskogo universiteta, 285 p.

26. Leclerq H. (1920) Deo gratias, Deo laudes, Dictionnaire d'archeologie chretienne et de liturgie (eds. F. Cabrol, H. Leclercq), Paris: o Letouzey et Ané, vol. 4, pp. 652-659. A

27. Maier J.-L. (1987) Le Dossier du Donatisme, Berlin: Akademie s Verlag, vol. I: Des origines à la mort de Constance II (303-361), 331 p. n

28. Mastandrea P. (1995) Passioni dei martiri Donatisti (BHL 4473 e o 5271), Analecta Bollandiana, vol. 113, pp. 39-88. A

29. Monceaux P. (1920) Histoire littéraire de l'Afrique chrétienne ^ depuis les origines jusqu'à l'invasion arabe, Paris: Leroux, vol. 5, 346 p.

30. Panteleev A. D. (2013) Muchenik i strazha v rannekhristianskoy agiografii [Martyr and Guards in the Early Christian Hagiography], Vestnik SPbGU, Seriya 2: Istoriya, vol. 3, pp. 53-63. (in Russian) >

31. Panteleev A. D. (2017) Rannie muchenichestva. Perevody, s kommentarii, issledovaniya [Early Martyrdoms. Translations, s commentary, research], Saint-Petersburg: ITs «Gumanitarnaya p akademiya», 384 p. (in Russian) S

32. Reitzenstein R. (1913) Die Nachrichten über den Tod Cyprians. C Ein philologischer Beitrag zur Geschichte der Märtyrerliteratur, 0 Sitzungsberichte der Heidelberger Akademie der Wissenschaften, Phil.-Hist. H Kl., vol. 14, pp. 1-69. 0

33. Reitzenstein R. (1914) Ein donatistisches Corpus cyprianischer Q Schriften, Nachrichten der königlichen Gesellschaft der Wissenschaften A zu Göttingen, Phil.-Hist. Kl., pp. 85-92. n

34. Rozenblyum E. M. (2017) Strasti svyatoy Krispiny [The Passion n of St. Crispina], Vestnik PSTGU, Seriya II: Istoriya, Istoriya Russkoy 0 Pravoslavnoy Tserkvi, vol. 77, pp. 113-121. (in Russian)

35. Schäferdiek K. (1989) Der Sermo de passione sanctorum Donati et Aduocati als donatistisches Selbstzeugnis, Oecumenica et patristica (eds. D. Papandreou, W. Bienert, K. Schäferdiek), Stuttgart: Kohlhammer, pp. 175-198.

36. Seeliger H. R., Wischmeyer W. (2015) Abitinensium martyrum confessiones et actus, Märtyrerliteratur, Berlin: Walter de Gruyter, pp. 311-360.

37. Shaw B. D. (2011) Sacred violence: African Christians and sectarian hatred in the age of Augustine, Cambridge; New York: Cambridge University Press, 930 p.

38. Tilley M. (1996) Donatist martyr stories, Liverpool: Liverpool University Press, 144 p.

39. Tilley M. (1995) Sustaining Donatist self-identity: From the Church of the martyrs to the collecta of the desert, TheJournal of Early Christian Studies, vol. 5, pp. 21-35.

40. Tyulenev V. M. (1998) Laktantsiy i yego De mortibus perse-cutorum [Lactantius and his De mortibus persecutorum], Laktantsiy. O smertyakh presledovateley (transl. V. M. Tyulenev), Saint-Petersburg: Aleteyya, pp. 5-50. (in Russian)

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.