Научная статья на тему 'Договор о продаже Аляски 1867 г.: история и право'

Договор о продаже Аляски 1867 г.: история и право Текст научной статьи по специальности «История и археология»

135
27
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
Русская Америка / продажа Аляски / российско-американская граница / договор об уступке Аляски / «Покупка Луизианы» / Russian America / Alaska Sale / Russian-American frontier / Alaska sale Agreement / «Louisiana Purchase»

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Плотников Алексей Юрьевич

В статье анализируется содержание договора о продаже Аляски 1867 г., рассматриваются связанные с его имплементацией особенности формирования границ и пограничного размежевания территории Русской Америки, выявлена позиция Англии по отношению к русским владениям в Америке. Особое внимание уделено исследованию позиции российского МИДа по данному вопросу. Также анализируется и дается оценка тезису о «малочисленности» Русской Америки, служившему одним из «ключевых» аргументов для оправдания ее продажи. Проведено сравнение рассматриваемого договора с условиями «Луизианской покупки», дается оценка финансовым аспектам Договора 1867 г.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The Alaska Sale Agreement of 1867: History and Law

The article analyzes the content of the Alaska sale Agreement of 1867, examines the features of formation and the later border demarcation of the territory associated with its implementation, and reveals the position of England in relation to the Russian possessions in America. Special attention is paid to the study of the position of the Russian Foreign Ministry on this issue. The arti-cle also reveals the thesis about the «thinly populated» Russian America, which served as one of the «key» arguments to justify its sale. A comparison of the Alaska Agreement of 1867 with the terms of the «Louisiana Purchase» is made, and an assessment of its financial aspects is given.

Текст научной работы на тему «Договор о продаже Аляски 1867 г.: история и право»

А.Ю. ПЛОТНИКОВ

ДОГОВОР О ПРОДАЖЕ АЛЯСКИ 1867 г.: ИСТОРИЯ И ПРАВО*

Alexander Yu. Plotnikov THE ALASKA SALE AGREEMENT OF 1867: HISTORY AND LAW

В статье анализируется содержание договора о продаже Аляски 1867 г., рассматриваются связанные с его имплементацией особенности формирования границ и пограничного размежевания территории Русской Америки, выявлена позиция Англии по отношению к русским владениям в Америке. Особое внимание уделено исследованию позиции российского МИДа по данному вопросу. Также анализируется и дается оценка тезису о «малочисленности» Русской Америки, служившему одним из «ключевых» аргументов для оправдания ее продажи. Проведено сравнение рассматриваемого договора с условиями «Луизианской покупки», дается оценка финансовым аспектам Договора 1867 г.

Ключевые слова: Русская Америка, продажа Аляски, российско-американская граница, договор об уступке Аляски, «Покупка Луизианы».

The article analyzes the content of the Alaska sale Agreement of 1867, examines the features of formation and the later border demarcation of the territory associated with its implementation, and reveals the position of England in relation to the Russian possessions in America. Special attention is paid to the study of the position of the Russian Foreign Ministry on this issue. The article also reveals the thesis about the «thinly populated» Russian America, which served as one of the «key» arguments to justify its sale. A comparison of the Alaska Agreement of 1867 with the terms of the «Louisiana Purchase» is made, and an assessment of its financial aspects is given.

Keywords: Russian America, Alaska Sale, Russian-American frontier, Alaska sale Agreement, «Louisiana Purchase».

Продажа Россией в 1867 г. Америке (Северо-Американским Соединенным Штатам, в соответствие с официальным названием того времени) Аляски до сих пор является предметом научных и общественных дискуссий, а также измышлений, зачастую носящих характер мифов, вызванных обстоятельствами и масштабами утраты Русской Америки (1,52 млн кв. км).

Уступка Аляски США стала вторым после продажи форта Росс в Калифорнии в 1841 г. - и последним в истории России - примером продажи собственной территории, причем территории такого огромного даже по русским масштабам размера (не считая продажи в 1935 г. Маньчжоу-го Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД), которая имеет иной правовой характер:

* Статья подготовлена при финансовой поддержке РФФИ (грант 20-09-00340 А).

здесь продавалось имущество и «остаточные права на аренду», а не территория).

В этой связи рассмотрим продажу Аляски с историко-правовой точки зрения, начиная с истории возникновения и формирования территории Русской Америки.

Следует отметить, что в 1867 г. споров в отношении границ уступаемых Россией территорий не возникало: эти границы были определены еще в конвенциях, заключенных Россией в 1824 г. с США и в 1825 г. - с Англией (ссылка на последнюю - Русско-английскую конвенцию от 16/28 февраля 1825 г. - дается в первой статье Договора об уступке Аляски - см. Приложение).

Поскольку с двумя этими конвенциями связаны изначальное установление (фиксация), а также последующая корректировка границ Русской Америки, остановимся на них подробнее.

Как известно, в принятых Александром I указах от 4 и 13 сентября 1821 г., южная граница русских владений в Америке сдвигалась с 55° с.ш., определенной в Указе Павла I 1799 г., до 51° с.ш. (северный мыс о. Ванкувер), чем закреплялось расширение Русской Америки за счет территорий к югу от 55 параллели, освоенных Россией после 1799 г.

Этому сразу же воспротивились американцы и англичане.

В частности, госсекретарь США Джон Куинси Адамс «полностью отрицал претензии России на любую территорию, южнее 55 параллели, установленную в качестве предела русского распространения в 1799 г.» по причине того, что, как он утверждал, «никаких новых открытий или учреждений к югу от этой широты Россией с тех пор сделано не было».

С протестом против Указа 1821 г. выступила сразу же после его обнародования и Великобритания1.

Формально именно Великобритания имела право протестовать против расширения русских границ в Северной Америке, поскольку с территорией

1 Wheaton H. The Elements of International Law. Oxford - London: Claredon press, 1936 (reprint of the 1846 ed.). P. 205, 206.

русской Аляски в то время соприкасались (точнее, находились в непосредственной близости) владения Англии (Британская Колумбия и Юкон), а не США, границы которых в то время проходили намного южнее и восточнее рубежей Русской Америки .

Так или иначе, в результате возникших споров был выработан компромисс (который в действительности означал серьезную уступку со стороны России), когда южная граница русских владений на Аляске была определена по 54°40' с.ш. - по южной оконечности острова Принца Уэльского, - которая и была закреплена в качестве пограничной черты в упомянутых русско-американской и русско-английской конвенциях 1824 и 1825 гг.

Из двух указанных конвенций наибольшее значение для истории вопроса о границах Русской Америки имеет конвенция с Англией 1825 г., в которой граница североамериканских владений России была точно зафиксирована на всем ее протяжении, от о. Принца Уэльского до Северного Ледовитого океана.

В этой связи подробнее остановимся на русско-английских переговорах, проходивших в 1822-1824 гг. в Лондоне и Петербурге (со стороны Англии переговоры вел английский посланник в Петербурге С. Каннинг).

Следует отметить, что первоначально английское правительство в целом соглашалось с предложенным Россией проектом пограничного размежевания, когда граница должна была пройти от 56 параллели по хребту гор вдоль берега до горы Св. Ильи, а затем по 139 меридиану з.д. до Ледовитого океана.

Возражения касались лишь восточного (материкового) участка границы русских и английских владений, которую Англия хотела провести западнее 139 меридиана «с целью предупредить окончание русской границы в устье реки Маккензи» .

Протест Англии касался в первую очередь (и главным образом) заявленного в Указе 1821 г. «права русской прибрежной власти на 100 миль от побере-

2 Тихменев П.А. Историческое обозрение образования Российско-Американской компании и действий ее до настоящего времени. Ч. 1. СПб, 1861. С. 262.

3 Мартене Ф. Сборник трактатов и конвенций, заключенных Россией с иностранными государствами. Т. 11. СПб, 1898. С 314.

жья Аляски, т.е. на все Берингово море и значительную часть Тихого океана, которые объявлялись русским "территориальным морем"»4.

В ходе переговоров русское правительство согласилось уступить два градуса на восточном участке границы («сдвинув» границу с 139 до 141° з.д.), но продолжало настаивать на жестком ограничении прав иностранцев в наших территориальных водах и на территории, подконтрольной РАК.

По мере разрешения этих вопросов (в целом в компромиссном для обеих сторон ключе) Англия, однако, все более ужесточала свои требования в отношении южной части сухопутной границы (к тому времени вопрос о 54°40' с.ш. в качестве южного рубежа Русской Америки, напомним, уже был решен).

Наиболее трудно решался вопрос о ее береговом участке (от 56° с.ш. до точки пересечения с 141 ° з.д.).

Русское правительство до последнего настаивало на проведении границы по береговому хребту (как наиболее естественной и удобной), однако добиться своего не смогло, в результате чего пограничная линия на этом участке была проведена параллельно береговой линии «на расстоянии 10 миль от побережья», что создало крайне неудобную границу, которая почти сразу стала предметом споров и конфликтов между русскими и англичанами, а в дальнейшем стала «камнем преткновения» тянувшегося несколько десятилетий англоамериканского пограничного спора, разрешенного только в 1903 г.

Такому неблагоприятному для России решению в немалой степени способствовало несовпадение интересов Российско-Американской компании (РАК), управлявшей Русской Америкой и заинтересованной в расширении ее территории, и российского МИДа (министр К. Нессельроде), который, заявляя о «необходимости соблюдения международного права» или об опасности «поссориться с кем-либо», часто вставал на пути смелых начинаний и проектов, что зачастую наносило очевидный ущерб национальным интересам страны.

4 Там же. С. 311.

То же, что Россия имела достаточно прав на расширение своих владений в Америке, учитывая известную крайнюю щепетильность русского правительства в вопросах соблюдения международного «территориального права», сомнению не подлежит.

Подтверждением сказанному служит изложение описываемых событий известным историком РАК (автором первого фундаментального труда по истории компании) П. Тихменевым.

В частности, Тихменев сообщает, что вскоре после заключения Конвенции 1825 г. акционер РАК адмирал Н. Мордвинов обратил внимание МИД на ее откровенные недостатки и ущербность для российских интересов, заявив, что Россия еще в 40-х гг. XVIII столетия считала 55 параллель южной границей своих владений в Америке и с тех пор присоединила новые территории вплоть до Скалистых гор, в то время как Англия лишь незадолго до того открыла реку Маккензи, протекающую к востоку от этих гор, и что на этом основании образованный в 1821 г. комитет министров признал «по исследовании взаимных прав, владычество России до параллели 51° широты». На основании этого решения и был издан упомянутый выше Высочайший манифест от 4.09.18215.

Ответ МИДа весьма показателен, поэтому целесообразно привести его (в изложении Тихменева) полностью. Итак: «Министерство отвечало, что, по мнению его, простирать наши притязания во внутрь материка до средних Каменных (Скалистых. - А.П.) гор (как это собственно и предполагалось в первоначальном варианте представленного Англии проекта Конвенции) мы не имеем ни права, ни возможности, и что притязание может быть причиною не только споров, но и других более неприятных происшествий, и что, наконец, по бесплодности почвы в этой полосе, нет видимой пользы в таком расширении пределов, тем более что соседство образованного народа не только не вредно, но даже выгодно для колоний, представляя, в случае нужды, новые способы к продовольствию (выделено мной. - А.П.)»6.

5 Тихменев П.А. Указ. соч. С. 259, 260.

6 Там же. С. 260.

Комментарии, думается, излишни. Обращает на себя внимание лишь то, с какой легкостью и «знанием дела» МИД определяют «бесплодность почвы» и «отсутствие видимой пользы» этих «ненужных», по его мнению, территорий.

Итак, имея право на территорию, занимающую пространство четырех градусов широты (51-55° с.ш.), Россия это право отстоять не сумела, в итоге довольствуясь в качестве компенсации лишь небольшим участком побережья между 55° и 54°40' с.ш.

Параллель «54°40' с.ш.» и была зафиксирована в 1867 г. в качестве южного предела уступаемой США территории Русской Америки.

Таким образом, Соглашение 1867 г. окончательно закрепило этот территориальный рубеж уже в качестве государственной границы между Британской империей (Канада) и США.

В этой связи следует напомнить, что до 1867 г. Берингово море фактически было «внутренним» российским морем, так как со всех сторон было окружено принадлежавшей России территорией: с запада Чукоткой, Камчаткой и Командорскими островами, с востока и юга - Аляской и Алеутскими островами.

Несколько слов следует сказать о самом договоре 1867 г. Его точное название - «Договор об уступке Аляски», и хотя слово «продажа» в тексте соглашения нигде не упоминается, договор, заключенный в Вашингтоне 18/30 марта 1867 г., по своему содержанию является именно договором купли-продажи.

Таким образом, Аляска была продана Америке. Продана за невероятно низкую по нынешним меркам цену - 7,200 млн долл. золотом (менее 2 центов за акр, или менее 5 центов за га). Не совсем обычным для документов подобного рода также является отсутствие в Договоре указания о сроке, на который уступается территория (стандартная официальная формулировка, применявшаяся в пограничных договорах, была «на вечные времена»), что, впрочем, никак не меняет существо состоявшейся продажи.

В дальнейшем Конвенция 1867 г. стала базовым документом при заключении всех последующих соглашений и издании официальных актов, имеющих отношение к границе России-СССР в районе Берингова и Чукотского морей и Северного Ледовитого океана.

В частности, ссылка на Вашингтонский договор 1867 г. содержится в Постановлении Совета Министров СССР 1977 г. об установлении 200-мильной экономической зоны и в злополучном Советско-американском соглашении о линии разграничения морских пространств от 1 июня 1990 г., «подарившем» Америке значительную часть нашей акватории Берингова моря.

Среди комплекса причин - как объективного, так, безусловно, и субъективного характера, - приведших к утрате Россией столь огромной даже по русским меркам территории (напомним, полтора миллиона кв. км), достаточно подробно исследованных отечественными и зарубежными авторами, не последнее место занимает бытовавший в петербургских правительственных кругах (но не в руководстве РАК) стереотип недооценки значения Русской Америки, на которую зачастую смотрели как на тяжелую обузу, «балласт», не оправдывающий затрат на содержание и экономически неэффективный (в этом смысле ситуация с Аляской очень схожа с ситуацией с уступкой Японии Курильских островов в 1875 г.).

Более того, эти несправедливые и откровенно ошибочные (или же призванные оправдать эту более чем странную уступку и лиц, ответственных за принятие решения) оценки укоренились в сознании и перекочевали даже в издания новейшего времени. Так, в авторитетном «Словаре Гранат», издававшемся в 1920-х гг., «необходимость» продажи Аляски обосновывалась следующим образом: «Выяснилось, по свидетельству Государственного Совета, промышленное бессилие, застой по части колонизации и гражданственности; ...компания не играла никакой роли во внутренней торговле; во внешней торговле ее роль падала; она являлась препятствием к экономической эксплуатации края (? - А.П); социальные и политические порядки края были в полном противоречии с крушением крепостного строя (которого в Русской Америке

никогда не было. - А.П.)», - очень напоминает «бесплодность почвы» и «отсутствие видимой пользы» из приведенного выше МИДовского «заключения» 1825 г.7

Существует и еще одно важное обстоятельство, на которое следует обратить внимание.

Нельзя считать сколько-нибудь убедительным также тезис (утверждение) о «малочисленности» Русской Америки, служивший одним из «ключевых» аргументов для оправдания ее продажи.

Население русских колоний в Северной Америке в начале 1860-х гг. составляло более 10 тыс. человек (10 147 чел. по данным известного исследователя Компании П. Головина, не считая примерно сорока тысяч «неподконтрольных» РАК индейцев, живших в глубинной (континентальной) части Русской Америки), при этом численность некоренного белого населения была 650 человек (в разное время численность русского населения Аляски колебалась от 500 до 700 человек). Кроме того, из примерно десяти тысяч местного (аборигенного) населения почти 1 900 человек составляли креолы (потомки от браков русских с алеутами и индейцами), что еще более усиливало позиции России в наших североамериканских колониях8.

Совсем неплохо для отдаленной северо-восточной окраины Америки в середине XIX в. (для сравнения: население американского штата Аляска сто лет спустя (в 1970 г.) составляло немногим более 300 тысяч человек, а в 1890 г. -32,052 тысяч)9.

Как хорошо известно, все колонии европейских государств имели очень незначительное белое население - это было естественным и повсеместным явлением. В частности, в середине 1880-х гг. в густонаселенной Индии на 254 млн местных жителей приходилось всего 142 612 европейцев (соотношение

7 Словарь Гранат. Т. 36. Ч. III. С. 321, 322.

8 Тихменев П.С. Указ. соч., Ч. II. С. 244; Головин П.К. Обзор русских колоний в северной Америке // Морской сборник. 1862. Т. 57. № 1. С. 145, 146; Таблица «Литера А». С. 146.

9 Encyclopaedia Americana. Vol. 1. 1973. P. 458.

1 к 1790), а в голландской Ост-Индии (Индонезия) на островах Ява и Мадура на 18 млн местного населения - только 900 европейцев (соотношение 1 к 20 000)10.

Так что Русская Америка здесь была ничем не хуже колоний других стран, а по соотношению белого и коренного населения - 1 к 16 - даже превосходила их показатели (имеющие непосредственное значение с точки зрения обеспечения безопасности «заморской» территории).

Таким образом, утверждение о «малочисленности Аляски» в качестве «дополнительного важного» аргумента для обоснования ее продажи («все равно не удержим») являются также крайне мало убедительным или неубедительным вовсе.

В связи с последним замечанием будет интересно вспомнить, что в апреле 1866 г. - менее чем за год до продажи Русской Америки - привилегии РАК были «высочайше» продлены на очередное двадцатилетие, - факт, на который неизменно обращали внимание все исследователи истории компании.

Не менее негативным итогом продажи Аляски, как отмечалось, стало то, что этой уступкой были перечеркнуты огромные государственные усилия и затраты, труды нескольких поколений русских первопроходцев и исследователей, отданных ради открытия и освоения Русской Америки, чем общественному сознанию была нанесена тяжелая моральная травма, не изжитая до сих пор (отсюда, в частности, и все разговоры об «аренде Аляски на сто лет»).

В качестве некоторого утешения (если здесь применимо это слово) следует отметить, что в истории Америки был еще один пример покупки столь же огромной по размеру территории - превосходящей по площади Аляску - за столь же мизерную, по меркам сегодняшнего дня, цену.

Речь идет о покупке США в 1803 г. у наполеоновской Франции Луизианы.

Как известно, более половины современной территории США составляют земли, купленные в разное время Америкой у других государств.

10 Вестник Европы. Т. VI. 1885. С. 546.

Так, кроме Аляски и Луизианы, в 1819 г. США приобрели у Испании за 5 млн долл. (правда, без выплаты указанной суммы, которая пошла «в зачет» американских требований к Испании) Флориду (72,003 тыс. кв. миль); у Мексики: в 1848 г. по «Договору Гвадалупе-Идальго» за 15 млн долл. Верхнюю Калифорнию и Нью-Мексико площадью 529,017 тыс. кв. миль (третья по размеру после Луизианы и Аляски купленная США территория), а в 1853 г. дополнительно за 10 млн долл. еще 29,640 тыс. кв. миль, лежащих между рекой Гила и нынешней границей с Мексикой американских штатов Аризона и Нью-Мексико (т.н. «покупка Гадсдена» - «Gadsden Purchase»); в 1917 г. - у Дании за 25 млн долл. Виргинские острова в Карибском море (137 кв. миль)11.

Покупали США территории и в дальнейшем.

Здесь же интересно вспомнить, что первоначально территория США, которой они обладали на момент провозглашения независимости (1783 г.), со-

12

ставляла всего 888,81 тыс. кв. миль .

Покупки Луизианы и Аляски в этом смысле являются просто самыми крупными и одновременно самыми «дешевыми» в американской истории.

В связи с последним замечанием в заключении кратко рассмотрим историю приобретения Луизианы, или «Луизианской покупки» («Louisiana Purchase»), как ее принято называть в США.

В 1682 г. французский путешественник Кавелье де Ла-Саль, пройдя по реке Миссисипи до Мексиканского залива, объявил весь бассейн реки владением французской короны, назвав присоединенную территорию в честь короля Людовика XIV («Короля-солнце») «Луизианой».

В 1731 г. Луизиана стала «коронной» колонией, а в 1762 г., после неудачной войны Франции с индейцами, она перешла к испанцам, которые, тем не менее, по Сан-Ильдефонскому договору 1800 г. вернули ее Франции.

11 Encyclopaedia Americana. Vol. 11. P. 438; Vol. 12. P. 218; Vol. 13. P. 533, 534; Vol. 27. P. 473, 474.

12 Encyclopaedia Americana. Vol. 27. P. 473.

Когда в 1802 г. президент США Т. Джефферсон узнал о намерениях Наполеона создать на базе французских колоний в Америке империю, он дал указание начать с Францией переговоры о покупке части французских владений (Нового Орлеана и близлежащих территорий).

Однако Наполеон, занятый европейскими и ближневосточными делами и готовившийся к войне с Англией, неожиданно предложил купить всю огромную территорию - около 828 тыс. кв. миль (более 2 млн кв. км). В результате 30 апреля 1803 г. был заключен франко-американский договор о продаже Луизианы за 15 млн долл., что составляет менее 4 центов за акр (менее 10 центов за га).

Это несколько выше, чем цена покупки Аляски (напомним, менее 2 центов за акр), однако, принимая во внимание, что из 15 млн долл. 3,75 млн было засчитано в уплату французского долга, реально полученная Францией сумма - 11,25 млн долл., принимая во внимание размер уступленной территории, вполне сопоставима с той, которую Россия получила за Аляску (территория Луизианы, повторим, превосходит территорию Аляски, площадь которой

13

составляет 1,519 млн кв. км, или 586,4 тыс. кв. миль) .

Следует также отметить, что Аляска была продана за золотые доллары («семь миллионов двести тысяч долларов золотой монетой»), а не за бумажные «гринбеки» (введенные в 1862 г.), что также несколько «повышает» цену «Аляскинской сделки» (один золотой доллар в то время соответствовал 1,5 бумажных долл.).

При этом уступленные Францией земли по удобству своего расположения, климату и освоенности в то время не шли ни в какое сравнение с далекой, холодной и суровой Аляской (которую в Америке долго называли «морозильником Сьюарда» («Seward's Icebox») - по имени инициатора ее приобретения, государственного секретаря США У. Сьюарда, вкладывая в прозвище весь негативный смысл, связанный с приобретением «ненужных», по мнению многих, территорией).

13 Encyclopaedia Americana. Vol. 17. P. 799-800.

«Луизианская покупка» - крупнейшая в истории США сделка, в результате которой территория тогдашней Америки увеличилась практически вдвое.

В этой связи интересно вспомнить, что в 1903 г. сумма в 15 млн долл. была истрачена на организацию только одной юбилейной выставки, посвященной столетию присоединения Луизианы к США14.

Приложение Договор об уступке Аляски *

Вашингтон, 18-30 марта 1867 г.

Божиею поспешествующею милостию мы, Александр Второй, император и самодержец Всероссийский, Московский, Киевский... и проч. и проч. и проч., Объявляем через сие, что вследствие взаимного соглашения между нами и правительством Северо-Американских Соединенных Штатов полномочные наши заключили и подписали в Вашингтоне 18-30 марта 1867 года договор об уступке наших Северо-Американских колоний; договор сей от слова до слова гласит тако:

Е. в-во император Всероссийский и Северо-Американские Соединенные Штаты, желая упрочить, если возможно, существующие между нами доброе согласие, назначили на сей конец своими полномочными, а именно: е. в-во император Всероссийский Эдуарда Стекля, своего тайного советника, чрезвычайного посланника и полномочного министра в Соединенных Штатах, а президент Северо-Американских Соединенных Штатов статс-секретаря Вильяма Сюарда. Каковые Полномочные, по взаимном сообщении своих полномочий, найденных в доброй и надлежащей форме, постановили и подписали нижеследующие статьи:

Статья I

14 Бабурин С.Н. Территория государства: правовые и геополитические проблемы. М.: Изд-во Московского университета, 1997. С. 193.

Е. в-во император Всероссийский сим обязуется уступить СевероАмериканским Соединенным Штатам, немедленно по обмене ратификаций, сю территорию с верховным на оную правом, владеемым ныне е. в-вом на Американском материке, а также прилагающие к ней острова. Сказанная территория заключается в нижеозначенных географических границах, а именно: восточной границей служит линия разграничения между Российскими и Британскими владениями в Северной Америке, как таковая линия постановлена конвенцией, заключенной между Россией и Великобританией 16-28 февраля 1825 г. и как оная определена в статьях III и IV сказанной конвенции, а именно:

Начиная с самой южной точки острова, именуемого Принц Валлийский (Prince of Wales), каковая точка находится под 54-м градусом 40 минутами северной широты и между 131 и 133 градусом западной долготы (считая от Гринвичского меридиана), вышесказанная черта протянется к северу вдоль по проливу, называемому Портландский канал (Portland Channel), до той точки твердой земли, где она касается 56 градуса северной широты. Отсюда черта разграничения последует по хребту гор, простирающихся в параллельном направлении с берегом, до точки пересечения на 141 градусе западной долготы (от того же меридиана), и наконец от сей точки пересечения та же меридианальная линия 141 градуса составит в своем продолжении до Ледовитого моря границу между Российскими и Великобританскими владениями на твердой земле северно-западной Америки.

В отношении к черте разграничения, определенной в предыдущей статье, разумеется: 1) что остров, именуемый Принц Валлийский (Prince of Wales) принадлежать будет России весь без изъятия (но с сего числа, в силу сей уступки, Соединенным Штатам). 2) Что везде, где хребет гор, простирающихся в параллельном направлении с берегом от 56 градуса северной широты до точки пересечения под 141 градусом западной долготы, отстоять будет далее 10 морских миль от океана, граница между владениями Великобританскими и вышеозначенным берегом, яко долженствующим принадлежать России (т.е. граница владений, уступленных настоящей конвенцией), проведена будет параллельной

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

чертой с кривизнами берега и не может идти далее десяти морских миль от онаго. Западная граница уступленных территорий проходит через точку в Беринговом проливе под шестьдесят пятым градусом и тридцатью минутами северной широты в ее пересечении меридианом, отделяющими на равном расстоянии острова Крузенштерна или Игналук от острова Ратманова или Нунарбук, и направляется по прямой линии безгранично к северу, доколе она совсем не теряется в ледовитом океане. Начиная с той же исходной точки эта западная граница идет оттуда почти в юго-западном направлении через Берингов пролив и Берингово море, так что она проходит в равном расстоянии между северозападной оконечностью острова Св. Лаврентия и юго-восточную оконечностью Чукотского носа до меридиана сто семидесяти двух градусов западной долготы; от сего пункта, начиная от точки пересечения этого меридиана, граница идет в юго-западном направлении, проходя на равном расстоянии между островами Атту и островом Куппера, лежащими в группе малых островов Командорских в Северном Тихом океане, до меридиана сто девяносто трех градусов западной долготы, и таким образом включает в уступленную территорию все Алеутские острова, лежащие к востоку от сего меридиана.

Статья II

С территорией, уступленной согласно предыдущей статье, верховной власти Соединенных Штатов, связано право собственности на все публичные земли и площади, земли, никем не занятые, все публичные здания, укрепления, казармы и другие здания, не составляющие частной собственности. Однако постановляется, что храмы, воздвигнутые Российским правительством на уступленной территории, остаются собственностью членов православной церкви, проживающих на этой территории и принадлежащих к этой церкви. Все дела, бумаги и документы правительства, относящиеся до вышеозначенной территории и ныне там хранящиеся, передаются уполномоченному Соединенных Штатов; но Соединенные Штаты, во всякое время, когда встретится надобность, выдают Российскому правительству, Российским чиновникам или Российским

подданным, которые того потребуют, засвидетельствованные копии с этих документов.

Статья III

Жители уступленной территории могут по своему желанию возвратиться в Россию в трехгодичный срок, сохраняя свою национальность, но если они предпочитают оставаться в уступленной стране, то они, за исключением, однако ж, диких туземных племен, должны быть допущены к пользованию всеми правами, преимуществами и льготами, предоставленными гражданам Соединенных Штатов, и им должны быть оказываемы помощь и покровительство в полном пользовании свободой, правом собственности и исповеданием своей веры. Дикие же племена будут подчинены законам и правилам, которые от времени до времени могут быть постановляемы Соединенными Штатами в отношении к туземным племенам этой территории.

Статья IV

Е. в-во император Всероссийский назначит в возможно скором времени уполномоченного или уполномоченных для формальной передачи уполномоченному или уполномоченным от Соединенных Штатов вышеуступленных: территории, верховного права и частной собственности со всеми принадлежностями, и для всяких других действий, которые окажутся нужными по сему предмету. Но уступка с правом немедленного вступления во владение, тем не менее, должна считаться полною и безусловной со времени обмена ратификаций, не дожидаясь формальной передачи оных.

Статья V

Немедленно после обмена ратификаций сей конвенции всякие укрепления или военные посты, находящиеся в уступленной территории, передаются уполномоченному Соединенных Штатов, и все русские войска, расположенные в этой территории, выводятся в удобный для обеих сторон срок.

Статья VI

На основании вышеустановленной уступки Соединенные Штаты обязуются заплатить в казначействе в Вашингтоне в десятимесячный срок со времени обмена ратификацией сей конвенции дипломатическому представителю или иному е. в-вом императором Всероссийским надлежащие уполномоченному лицу семь миллионов двести тысяч долларов золотой монетой. Вышепостанов-ленная уступка территории и верховного на оную права сим признается свободной и изъятой от всяких ограничений, привилегий, льгот или владельческих прав Российских или иных компаний, законным порядком или иным образом учрежденных, или таковых же прав товарищества, за исключением только прав собственности, принадлежащих частным лицам, и уступка эта, сим установленная, заключает в себе все права, льготы и привилегии, ныне принадлежащие России в сказанной территории, ея владениях и принадлежностях.

Статья VII

По надлежащей ратификации сей конвенции е. в-вом императором Всероссийским, с одной стороны, и президентом Соединенных Штатов, с надлежащего разрешения Сената, с другой стороны, ратификации будут обменены в Вашингтоне в трехмесячных срок от сего числа или ранее, буде возможно.

В удостоверение чего обоюдные уполномоченные подписали сию конвенцию с приложением печатей своих гербов.

Учинено в Вашингтоне 18-30 марта тысяча восемьсот шестьдесят седьмого года.

(М.п.) (подпись) Эдуард Стекль

(М.п.) (подпись) Вильям Г. Сюард

Того ради, по довольном рассмотрении сего договора, мы приняли оный за благо, подтвердили и ратификовали, яко же сим за благо приемлем, подтверждаем и ратификуем во всем его содержании, обещая императорским нашим словом за нас, наследников и преемников наших, что все в упомянутом

договоре постановленное соблюдаемо и исполняемо будет ненарушимо. В удостоверение чего мы сию нашу императорскую ратификацию, собственноручно подписав, государственною нашею печатью утвердить повелели. Дана в С.Петербурге мая 3 дня в лето от Рождества Христова тысяча восемьсот шестьдесят седьмой, царствования же нашего в тринадцатое.

На подлинном собственною е. и. в-ва рукою подписано тако:

АЛЕКСАНДР

Контрассигновал: вице-канцлер князь А. Горчаков

(М.п.)

* Сохранен язык и стиль оригинала

Источник: АВПРИ, ф. РАК, д. 412, лл. 398-399.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.