Научная статья на тему 'Диалект села Старошведское: опыт описания морфологии неизученного языка. Имя существительное (тип m. 2b)'

Диалект села Старошведское: опыт описания морфологии неизученного языка. Имя существительное (тип m. 2b) Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
60
13
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ИСЧЕЗАЮЩИЙ ЯЗЫК / ДОКУМЕНТИРОВАНИЕ ИСЧЕЗАЮЩИХ ЯЗЫКОВ / ПОЛЕВАЯ ЛИНГВИСТИКА / ШВЕДСКИЕ ДИАЛЕКТЫ / ВОСТОЧНОШВЕДСКИЕ ДИАЛЕКТЫ / ШВЕДСКИЕ ДИАЛЕКТЫ ЭСТОНИИ / СЕЛО СТАРОШВЕДСКОЕ / ДИАЛЕКТНАЯ МОРФОЛОГИЯ / ENDANGERED LANGUAGE / DOCUMENTARY LINGUISTICS / FIELD LINGUISTICS / SWEDISH DIALECTOLOGY / EAST SWEDISH DIALECTS / SWEDISH DIALECTS OF ESTONIA / THE VILLAGE OF GAMMALSVENSKBY / DIALECT MORPHOLOGY

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Маньков Александр Евгеньевич

Статья продолжает серию публикаций, посвященных морфологии диалекта с. Старошведское (шв. Gammalsvenskby), который является единственным живым скандинавским диалектом на территории бывшего СССР. В связи с отсутствием исследований современного состояния диалекта первоочередной задачей является сбор, классификация и введение в научный оборот фактического материала по фонетике, морфологии, синтаксису и лексике. В данной статье впервые предпринята исчерпывающая на данный момент публикация синхронного материала по существительным мужского рода, относящимся к морфонологическому типу 2b (это существительные с неодносложной основой на -ar : aftar ‘вечер’, biggjar ‘строитель’ и т. п.; соответствием из литературного шведского являются существительные типа arbetare ). Источником материала являются интервью с носителями консервативного варианта диалекта, записанные автором в ходе полевой работы в селе в 2004-2013 гг.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The Dialect of the Village of Staroshvedskoye: An Experiment at Describing the Morphology of an Unstudied Language: The Noun (type m. 2b)

The paper continues the series of publications on the morphology of the dialect of Staroshvedskoye (Sw. Gammalsvenskby ), which is the only surviving Scandinavian dialect in the territory of the former Soviet Union. Due to the lack of studies of the present-day dialect, the most urgent task is to collect, classify, and publish the factual material on phonetics, morphology, syntax and vocabulary. This paper introduces comprehensive synchronic material on masculine nouns of type 2b. These are nouns with polysyllabic stems in ar, e.g. aftar ‘evening’, biggjar ‘builder’, etc.; the Standard Swedish parallel is such nouns as arbetare. The source of the materials is interviews with the fluent speakers of the dialect recorded by the author during fieldwork in the village carried out in 2004-2013.

Текст научной работы на тему «Диалект села Старошведское: опыт описания морфологии неизученного языка. Имя существительное (тип m. 2b)»

А.Е.Маньков

ДИАЛЕКТ СЕЛА СТАРОШВЕДСКОЕ: ОПЫТ ОПИСАНИЯ МОРФОЛОГИИ НЕИЗУЧЕННОГО ЯЗЫКА. ИМЯ СУЩЕСТВИТЕЛЬНОЕ (ТИП M. 2B)1

Статья продолжает серию публикаций, посвященных морфологии диалекта с. Старошведское (шв. Gammalsvenskby), который является единственным живым скандинавским диалектом на территории бывшего СССР. В связи с отсутствием исследований современного состояния диалекта первоочередной задачей является сбор, классификация и введение в научный оборот фактического материала по фонетике, морфологии, синтаксису и лексике. В данной статье впервые предпринята исчерпывающая на данный момент публикация синхронного материала по существительным мужского рода, относящимся к морфонологическому типу 2b (это существительные с неодносложной основой на -ar: aftar 'вечер', biggjar 'строитель' и т. п.; соответствием из литературного шведского являются существительные типа arbetare). Источником материала являются интервью с носителями консервативного варианта диалекта, записанные автором в ходе полевой работы в селе в 2004-2013 гг.

Ключевые слова: исчезающий язык, документирование исчезающих языков, полевая лингвистика, шведские диалекты, восточношвед-ские диалекты, шведские диалекты Эстонии, село Старошведское, диалектная морфология.

The paper continues the series of publications on the morphology of the dialect of Staroshvedskoye (Sw. Gammalsvenskby), which is the only surviving Scandinavian dialect in the territory of the former Soviet Union. Due to the lack of studies of the present-day dialect, the most urgent task is to collect, classify, and publish the factual material on phonetics, morphology, syntax and vocabulary. This paper introduces comprehensive synchronic material on masculine nouns of type 2b. These are nouns with polysyllabic stems in ar, e.g. aftar 'evening', biggjar 'builder', etc.; the Standard Swedish parallel is such nouns as arbetare. The source of the materials is interviews with the fluent speakers of the dialect recorded by the author during fieldwork in the village carried out in 2004-2013.

1 Исследование выполнено в 2016 г. в рамках проекта «Диалект села Старошведское: изучение лексики и составление электронного словаря» при поддержке Фонда развития ПСТГУ Выражаю глубокую благодарность директору Российско-шведского центра РГГУ Т.А. Тоштендаль-Салычевой и Шведскому институту (Swedish Institute, Stockholm), без чьего содействия данное исследование было бы невозможно.

Key words: endangered language, documentary linguistics, field linguistics, Swedish dialectology, East Swedish dialects, Swedish dialects of Estonia, the village of Gammalsvenskby, dialect morphology.

Диалект села Старошведское - это единственный живой скандинавский диалект на территории бывшего СССР. Исторически он относится к шведским диалектам Эстонии2. Современное состояние этого диалекта не исследовано, поэтому перед нами стоит задача его лингвистического документирования и изучения. Единственным источником фактического материала являются устные интервью с носителями диалекта, записанные нами в ходе экспедиций в село в 2004-2013 гг. О нашей методике и плане исследования диалекта, а также библиографию см. в нашей предшествующей статье [Маньков, 2016b],

В предлагаемой статье мы продолжаем детальное рассмотрение словоизменения существительных в консервативном варианте диалекта. Практически весь приведенный материал взят из интервью с тремя наиболее компетентными носительницами диалекта: Лидия Андреевна Утас (1933-2015), Мелитта Фридриховна Прасолова (1926-2016), Анна Семеновна Лютко (1931-2013).

Морфологическими признаками типа m. 2 являются окончания -ür в неопределенной форме множ. числа и -e//-ena в определенной форме множ. числа. В форме определенного ед. ч. существительные этого типа следуют тем же морфонологическим закономерностям, что существительные типа m. I3. Существительные, относящиеся к типу 2, различаются между собой прежде всего тем, что они являются либо односложными бессуффиксными (например, svansk 'швед', Я 'время') либо неодносложными (aftar 'вечер', vallar 'пастух' и т. п.). Это дает основание выделять два морфонологических подтипа: 2а и 2b. Существительные подтипа m. 2a были рассмотрены нами ранее [Маньков, 2016а]. К подтипу m. 2b относятся существительные с двух- или трехсложной основой, оканчивающейся на -ar (ср. шв. -are в таких существительных, как arbetare 'рабочий', hammare 'молоток'); в своем большинстве это суффиксальные nomina agentis от глаголов, построенные по продуктивной модели. Существенно, что в этом случае словообразовательная модель одновременно представляет собой особую модель словоизменения. Данное явление иллюстрирует процесс возникновения новых типов словоизменения на

2 Об истории села, лингвистической ситуации в нем, родственных диалектах и предшествующих исследованиях см. [Маньков, 2010а].

3 Подробно о типе m. 1 см. [Маньков, 2013].

базе словообразовательных моделей, характерный для индоевропейских языков. Еще одним примером этого процесса в диалекте являются словоизменительные типы т. 3 и £ 2, восходящие к основам с суффиком *-п-(древние п-основы, т. е. древнегерманское слабое склонение мужского и женского рода)4. Отличие существительных на -аг от п-основ заключается в том, что элемент -аг вычленяется в синхронии как словообразовательная морфема.

Окончания подтипа т. 2Ь приведены в таблице (здесь и далее знак / разделяет фонетические варианты, // - морфологические):

Опред. ед. ч. Мн. ч. Опред. мн. ч.

-n / -п -ar //-0 -e //-ena // -na

Характерными словоизменительными признаками этого подтипа являются либо нулевое окончание, либо окончание -аг в неопределенном мн. ч. и окончания -e, -ena в определенном мн. ч.5 Кроме этого подтипа, нулевое окончание во множ. числе у существительных практически не встречается в диалекте. Фонетически закономерным является, скорее всего, нулевое окончание: др.-шв. fiskjara (мн. ч.) > fiskjar с апокопой конечного -а в диалекте6. Окончание мн. ч. -аг, находящееся в свободном варьировании с нулевым, воспринято от существительных м. р., восходящих к /-основам [Hultman, 1894: 158, § 50]. Выбор именно этого окончания (а не более частотного -ar) объясняется, возможно, тем, что среди /-основ в шведских диалектах Эстонии было много обозначений лиц, а существительные с основами на -ar также являются по преимуществу обозначениями лиц [Danell, 1905-1934: 22, 232]. Кроме того, мы считаем, что замене нулевого окончания на окончание -ar могло способствовать то, что нулевое окончание во мн. ч. необычно для синхронной морфологической системы существительного в диалекте. Необходимо отметить, что существительные среднего рода образуют в диалекте множ. число не с нулевым окончанием, а с окончанием -ar: budar, baltar, djiirar и т. п. (от bud 'стол', bait 'пояс', djiir 'зверь'), причем в этом случае окончание -ar практически полностью вытеснило исконное нулевое окончание7.

4 Подробнее см. [Маньков, 2016b].

5 Об истории этих окончаний см. [Маньков, 2010b: §§ 9, 31, 32].

6 У существительных этого типа во множ. числе прасканд. *-ar-aR дает др.-шв. -ar-a, так как в древнешведском R в окончании обычно апокопируется после r в предшествующем слоге. См. [Noreen, 1904: 250, § 321b], [Wessen, 1968: 49, § 30.2]. См. также [Hultman, 1894: 16, § 1.26].

7 Причина появления -ar во множественном числе среднего рода в диалекте

Ниже приводятся все существительные подтипа m. 2b, которые встретились в интервью 2004-2013 гг. Словарные статьи организованы по следующей схеме: 1) диалектное существительное (с возможными фонетическими вариантами); 2) парадигма в виде таблицы (если входящие в нее формы встретились в интервью); 3) все известные композиты; 4) соответствия (если они известны) из основных работ по шведским диалектам Эстонии [Freudenthal, Vendell, 1886], [Danell, 1951], [Karlgren, 1953], [Isberg, 1970]; они отделены знаком I. Ссылки на эти работы даются сразу после соответствующих слов. Инициалы информантов: АЛ - А.С. Лютко, АП -А.М. Портье, ЛУ - Л.А. Утас, МП - М.Ф. Прасолова.

Венделль использует в своем словаре [Freudenthal, Vendell, 1886: 13] следующие сокращенные обозначения диалектов: D - Dago, G -Gammalsvenskby, N - Nucko, O - Ormso, R - Rago (LillR - Lilla Rago, StorR - Stora Rago), W - Wichterpal (Vippal). Например, DGNORW после какой-либо формы означает, что она записана в диалектах Даге, Старошведского, Нюкке, Ормсе, Роге, Виппаля. Эти сокращения сохранены нами при ссылках на словарь Венделля. Вместо полных форм мн. ч., приводимых Венделлем, мы даем только окончания (в случае, если корень существительного не меняется во мн. ч.). Переводы, совпадающие с переводом заглавного диалектного слова, не приводятся. Например, лемма altar выглядит у Венделля следующим образом: altar, altartr, n. Altar. DGNORW. В данной статье это цитируется так: altar, -ér n. DGNORW (Freudenthal, Vendell, 1886: 16). Система записи, разработанная нами для современного диалекта (подробнее см. [Маньков, 2010а], [Маньков, 2013]):

Гласные: a [a], a [a:], e [ej, e [e:i, e;], i [i], i [i:], o [o], o [o:], u [u], ü [u:], y [y], а [e, ж], á [e:, ж:], o [re], б [re:, 0:], ü [s], й [н:], ai [ei, eí], oü

не вполне ясна нам. Регулярность этого окончания и практически полное отсутствие варьирования -är и нулевого окончания говорит, вероятно, о том, что проникновение -är в парадигму существительных среднего рода является достаточно старым явлением. Толчком к выбору именно этого окончания послужило, как считается, немецкое влияние эпохи XV-XVI вв., выразившееся в таких формах мн. ч., как поздн. древнешв. klädher 'одежда', krydder 'пряности', brädher 'доски' [Noreen, 1904: 297, § 396.1]. См. также [Linder, 1890: 95]. Однако в современном литературном шведском окончание -er у существительных среднего рода встречается лишь в отдельных случаях: абсолютно преобладающим является нулевое окончание у существительных с основой на согласный (bord 'стол', мн. ч. bord) и -n у существительных с основой на гласный (äpple 'яблоко', мн. ч. äpplen).

[ге:н, ген]. Согласные: Ь [Ь], ё [d], ё [¿],Н, я [д], к [h],] Ц], к [к], I [1],. I [Г], т [т], п [п] ([д] перед к), п [п], д [д], р [р], г [г], 5 [s], 5 [Ц, г [t], .г [1], V [V], х [х], г И, I [3]. Сочетания ё], я), п], 5), г] обозначают соответствующие палатализованные согласные. Сочетания 5к], обозначают stj]. Долгота согласных внутри морфем обозначается удвоением. Если долгий согласный находится перед другим согласным внутри морфемы, его долгота не обозначается. На стыке морфем долгота обозначается. Дефис используется при разделении элементов в тех композитах, которые имеют главное и второстепенное ударение; при отделении энклитических форм личных местоимений; на стыке слов при возникновении постальвеолярных согласных. Словесное ударение обозначается в том случае, когда оно падает не на первый слог. Соответствия из предшествующих работ по шведским диалектам Эстонии даются в оригинальной записи8.

1. aftar '(ранний) вечер'. Композиты: jül-aftar 'сочельник'; gu-áftar! АЛ / ge-áftar! ЛУ 'добрый вечер!'.

Ед. ч. Опр. ед. ч. Мн. ч. Опр. мн. ч.

АЛ aftar // afton afton //jül-aftan aftar // jül-aftarar //jül-aftar aftona // jül-aftare // jül-afta

ЛУ Aftar aftan aftarar // aftar // aftor aftana // aftena

Парадигма этого существительного является ярким примером морфологических перестроек и переплетения диалектных и стандартных шведских форм, поэтому рассмотрим их по порядку.

Неопределенное ед. ч.: aftar является диалектной формой, которая возникла вследствие восприятия исходной формы *aftan (ср. исл. aftann, др.-шв. aptan) как определенного ед. ч. по модели fiskjar : fiskjan 'ры-

Г ' ^ ^ J J НЕОПР. ЕД. Ч. J J ОПР. ЕД. Ч. А

бак'. Другим примером такого же преобразования является bastar 'баштан' вместо bastan (см. ниже). После возникновения формы ед. ч. aftar это существительное перешло в тип m. 2b. Форма afton (в интервью с АЛ) взята из стандартного шведского.

Определенное ед. ч.: форма afton имеет нулевое окончание (с точки зрения ее соотношения с afton в неопр. ед. ч.), что закономерно для диалекта: существительные м. р. с основой, оканчивающейся на n, имеют в нем нулевое окончание в форме определенного ед. ч.: ср. brunn 'колодец', kaven 'арбуз' - опр. ед. ч. brunn, kaven (никогда *brunnen, *kavnen)9.

8 О фонетическом значении используемых там символов см. [Маньков, 2010а], [Манков, 2013е].

9 Такие существительные образуют морфолонологический тип т. Ы, о котором см. [Мапкоу, 2013: 153].

Форма aftan является закономерной диалектной формой по типу m. 2b; с другой стороны, ее также можно рассматривать как отражающую изначальную форму этого существительного.

Мн. ч.: aftar и aftarar являются закономерными для диалекта формами по типу m. 2b. Форма aftor в интервью с ЛУ является гибридом aftar и afton.

Опр. мн. ч.: диалектными формами, закономерными для типа m. 2b, являются aftare и aftana. Форма aftona в интервью с АЛ возникла вследствие присоединения диалектного окончания опр. мн. ч. -а к стандартному шв. afton. Формаjül-afta образована по типу m. 1a (ср. ниже obbar); aftena является, видимо, случаем присоединения окончания -ena к основе aft- (вместо aftar-), т. е. происходит упрощение основы.

I aftar, мн. ч. aftartr DNRW // aftar G m. Ср. aftan, мн. ч. aftar m. ORW (Freudenthal, Vendell, 1886: 14); aftar, aftan, aftar, afta m. (Karlgren, 1953: 19); aftar, -aN/-an, -er, -e m. (Danell, 1951: 1).

2. altar 'алтарь':

Ед. ч. Опр. ед. ч. Мн. ч. Опр. мн. ч.

АЛ altar altare altarar altare

ЛУ altar altar // altaren // altare altarar altarena

Существительное относится к ср. р. в интервью с АЛ и МП (altare - опр. ед. ч. по образцу ср. р.; ср. bon 'ребенок' - опр. ед. ч. bône); в интервью с ЛУ оно колеблется между м. и ср. р. (мужской род, возможно, вызван асоциацией с нем. Altar m.). Отсутствие окончания в опр. ед. ч. (форма altar) является признаком заимствованных слов [Маньков, 2010b: § 13]; форма altaren взята из стандартного шведского, диалектной формой была бы * altan.

I altar, -èr n. DGNORW (Freudenthal, Vendell, 1886: 16); altar, -aN/-an, -er, -e m. (Danell, 1951: 3).

3. ankar 'якорь':

Ед. ч. Опр. ед. ч. Мн. ч. Опр. мн. ч.

АЛ a[y]kar ankan ankar ankana

ЛУ a[y]k ankan ankar ankana

Существительное колеблется между типами 2Ь (форма ankar) в интервью с АЛ и 3Ь (апк) в интервью с ЛУ Форма ank вызвана переразложением опр. ед. ч. ankan > ап^ап; ср. ниже такое же преобразование в вЬЬаг 'окунь'.

I а]Мг, -ег т. RW, п. DGNO ^геМепШа1, VendeИ, 1886: 16); а]Каг, -е, -ег, -е п. (БапеИ, 1951: 5). Заметим, что колебание между формами общего и среднего рода допускается и современной шведской нормой: ankare,

-n и ankar, -et, мн. ч. ankare // ankaren, опр. мн. ч. ankarna [SAOL, 1986: 33] (однако у существительного 'алтарь' - только ср. р.: altare, -t, мн. ч.

altaren //altare, опр. мн. ч. altarna и altar, -et, =, -na [SAOL, 1986: 28]).

4. arbetar 'рабочий':

Ед. ч. Опр. ед. ч. Мн. ч. Опр. мн. ч.

АЛ arbetar [ 'arbetar] arbetan arbetar // arbetarár arbetare // arbeta[n]a

ЛУ arbetar arbetan arbetarár arbetare // arbetana

I afbáitar G / arbetar NO / afbétar D / afwbáitar StorR, -ér m. (Freudenthal, Vendell, 1886: 17); arbetar, -aN/-an, -er, -e m. (Danell, 1951: 6).

5. bastar 'баштан' (< южнорус. или укр.).

Ед. ч. Опр. ед. ч. Мн. ч. Опр. мн. ч.

АЛ ЛУ bastan // bastar bastan bastanar // bastarár bastana

Существительное колеблется между типами m. 1d (bastan) и m. 2b (bastar); форма bastar появилась вследствие восприятия bastan как определенного ед. ч. по типу 2b.

6. biggjar 'строитель':

Ед. ч. Опр. ед. ч. Мн. ч. Опр. мн. ч.

АЛ biggjar biggjan biggjar biggjare

ЛУ biggjar biggjan biggarár // biggjar biggjarena

7. blu-sjüar 'пиявка':

Ед. ч. Опр. ед. ч. Мн. ч. Опр. мн. ч.

АЛ blü-sjüar blü-sjüan Ый-sjüarár bfü-sjüare

ЛУ blü-sjüar blü-sjüan не встретилось

В интервью с ЛУ также названа форма blu-sjüask f. 1а.

I b§o-s-ú, -a, -ar, -ana f. (Danell, 1951: 31).

8. bokar 'пекарь':

Ед. ч. Опр. ед. ч. Мн. ч. Опр. мн. ч.

АЛ bokar bokan bokarár bokare // bokana

ЛУ bokar bokan bokarár bokare // bokarena

I bokar DGNOW / bokar R, -ér m. (Freudenthal, Vendell, 1886: 28); bÁKar, -aN/-an, -er, -e m. (Danell, 1951: 13).

9. butar 'врач':

Ед. ч. Опр. ед. ч. Мн. ч. Опр. мн. ч.

ЛУ bütar не встретилось bütarár bütarena

I bótar, -ér m. NO (Freudenthal, Vendell, 1951: 29; Isberg, 1970: 36).

10. drikk(j)ar 'пьяница':

Ед. ч. Опр. ед. ч. Мн. ч. Опр. мн. ч.

АЛ dr/kkar dr/kkjan dr/kkarar // dr/kkjar dr/kkare / dr/kkjare

I dr/kkar, -er m. DGNORW (Freudenthal, Vendell, 1886: 43); dri-Kar, -aN/an, -er, -e m. (Danell, 1951: 79).

11.fiskjar 'рыбак':

Ед. ч. Опр. ед. ч. Мн. ч. Опр. мн. ч.

АЛ ЛУ fi[s:]kjar fiskjan fiskjar // fiskjarar fiskjana // fiskare

I fisk/ar DGNOW / fiskar R, -er m. (Freudenthal, Vendell, 1886: 53); fisK$iar, -aN/-an, -er, -e m. (Danell, 1951: 103).

12. fisar 'выживший из ума старик'.

13. fiun-spalar 'скрипач'; второй компонент восходит к шв. spelare (обычное l вместо «толстого» - признак заимствования; подробнее об этом см. [Маньков, 2010a].

II Ср. sp&lar DGNOW / spa;hr R, -er m. (Freudenthal, Vendell, 1886: 210); fSiol-in-sp-^lar (Danell, 1951: 101); sp-^lar, -aN/-an, -er, -e m. (Isberg, 1970: 300).

14. friar 'сват'.

I friar, -er m. DGNORW (Freudenthal, Vendell, 1886: 59); fr-iar, -aN/-an, -er, -e m. (Danell, 1951: 112).

15. farminnar 'служитель в церкви'. Заимствование из шв. (уст.) formyndare 'старший; староста; тот, кто отвечает за что-л.' (в современном литературном шведском - 'опекун').

I ferm/nnar G / ferm/ndar NOW / ferm/ldar N, -er m. (Freudenthal, Vendell, 1886: 51); fer-mildar, -aN/-an, -er, -e m., в диалекте о. Ормсе -f-er-mi-nar m. 'церковный староста' (Danell, 1951: 120). Заметим, что формы ferm/ldar, fer-mildar в диалектах Нюкке и Ормсе представляют собой пример нетривиального перехода nd > ld (эти формы не являются результатом ошибочной записи, об этом говорит то, что они зафиксированы разными исследователями в двух диалектах). Похожий пример -форма mant 'селезенка' (вместо регулярной формы malt), записанная Венделлем на Даге (Freudenthal, Vendell, 1886: 150). По-видимому, в шведских диалектах Эстонии перед дентальными смычными спорадически происходил переход n > l и, наоборот, l > n.

16. hakk-spikkar 'дятел':

Ед. ч. Опр. ед. ч. Мн. ч. Опр. мн. ч.

АЛ hakk-sp/kk hakk-sp/kken hakk-sp/kkar hakk-sp/kka

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ЛУ hakk-sp/kkar // hakk-sp/kk hakk-sp/kkan // hakk-sp/kken hakk-sp/kkarar // hakk-sp/kkar hakk-sp/kkana

Существительное колеблется между типами m. 1a и m. 2b; ср. ankar // ank 'якорь' и obbar //obb 'окунь'.

I Ср. hakkspik, -ar m. D, hakkspit, -ar m. NOW (Freudenthal, Vendell, 1886: 77); ha-K-sp-it/ha-K-sp$i-tt, -0n, -er, -e m. (Danell, 1951: 146).

17. homar 'молоток'. Композит: iks-homar 'кувалда'.

Ед. ч. Опр. ед. ч. Мн. ч. Опр. мн. ч.

АЛ homar homan homarar // homar homana // homana

ЛУ homar homan homarar homarena // homa[n]a

I homar, -ér m. DGNORW, ikshomar, -ér m. DGNORW (Freudenthal, Vendell, 1886: 83, 93); hÁmar, -aN/-an, -er, -e m. (Danell, 1951: 150).

18. ill-garar 'хулиган':

Ед. ч. Опр. ед. ч. Мн. ч. Опр. мн. ч.

АЛ ill-garar ['il:gsrar] ill-garan ill-gararar ill-garana // ill-garare

I Ср. illgarand, мн. ч. не употребляется, m. GW (Freudenthal, Vendell, 1886: 94); i-l-garar, -aN/-an, -er, -e m. 'преступник' (Isberg, 1970: 137).

19. kerar 'водитель':

Ед. ч. Опр. ед. ч. Мн. ч. Опр. мн. ч.

АЛ kerar kerar kerarar kerare

I kérar, -ér m. 'возница' DGNOW (Freudenthal, Vendell, 1886: 101); K-erar,

-aN/-an, -er,

-e m. (Danell, 1951: 236).

20. klippar, также hor-klippar 'парикмахер'.

21. klukkar 'звонарь':

Ед. ч. Опр. ед. ч. Мн. ч. Опр. мн. ч.

АЛ klukkar klukkan klukkar klukkare

I klukkar, -er m. G (Freudenthal, Vendell, 1886: 106); в диалекте Нюкке другое обозначение - Ksstar, -aN/-an, -er, -e m. < эст. koster (Danell, 1951: 230).

22. komar 'комната':

Ед. ч. Опр. ед. ч. Мн. ч. Опр. мн. ч.

АЛ komar koman / koman komarar komare // komarena

ЛУ komar koman / koman komarar komarena

Композиты: тока-кошат 'ванная', ттк-кошат 'комната для копчения продуктов', 5оа-кошат 'спальня'.

I komar DGNOW / komar R, -ér m. (Freudenthal, Vendell, 1886: 110); KÁmar, aN/-an, -er, -e m. (Danell, 1951: 193).

23. kukar 'повар':

Ед. ч. Опр. ед. ч. Мн. ч. Опр. мн. ч.

АЛ kukar kukan kukar // kükarär kukare

ЛУ kukar kukan kükarär kukarena

I Ср. kokk, -ar m.IIf. DGNORW (Freudenthal, Vendell, 1886: 110); KÄ-K en, -ar, -a m. (Danell, 1951: 211). 24. källar 'подвал':

Ед. ч. Опр. ед. ч. Мн. ч. Опр. мн. ч.

АЛ källar källan källar // källarär källa[n]a // källare

ЛУ källar källa[n] källarär // källarar källarena // källa[rn]a // källare

I källar DGNOW I källar R, -er m. (Freudenthal, Vendell, 1886: 121); Kœ-lar, -aNI-an, -er, -e m. (Danell, 1951: 233).

25. ljüdar 'сплетник':

Ед. ч. Опр. ед. ч. Мн. ч. Опр. мн. ч.

АЛ [ÍJUdar ljUdan ljUdar // ljUdarär ljUdare

I Ср. liúar, -er m. DGNOW; ср. liúdd, -er n. G 'обман' (Freudenthal, Vendell, 1886: 127); l$i-úar, -aNI-an, -er, -e m. (Danell, 1951: 251).

26. lärar 'учитель':

Ед. ч. Опр. ед. ч. Мн. ч. Опр. мн. ч.

АЛ ЛУ lärar läran lärarär lärare // lärana

ЛУ lärar läran lärarär lärana // lärare

I lœrar, -er m. DGNORW (Freudenthal, Vendell, 1886: 136); l-œrar, -aNI-an, -er, -e m. (Isberg, 1970: 197).

2T. middar 'полдень; обед':

Ед. ч. Опр. ед. ч. Мн. ч. Опр. мн. ч.

АЛ middar middan middar middare // middana

I middar, мн. ч. не употребляется, m. GNOW, ср. midda m. GNW, middar m. R (Freudenthal, Vendell, 1886: 144); mi-dar m. (Danell, 1951: 271).

28. molar 'мельник':

Ед. ч. Опр. ед. ч. Мн. ч. Опр. мн. ч.

АЛ molar ['moçar] molan molarär m ola [n] a

Образовано от mola 'молоть' и не связано со шв. mjölnare.

I m-eNarIm-enar, -aNI-an, -er, -e m. (= шв. mjölnare) (Danell, 1951: 275).

29. monnar 'утро':

Ед. ч. Опр. ед. ч. Мн. ч. Опр. мн. ч.

АЛ monnar monnan monnar monnare

ЛУ monnar monnan monnar monnare // ? monnarna (sic!)

Др.-шв. morghin было преобразовано в диалекте следующим образом: мн. ч. *morgnar изменилось в *morrnar > monnar, откуда был извлечен корень monn- (изменение *rrn > nn произошло также в dänn 'дверь'). Форма ед. ч. monnar возникла вследствие добавления -ar, вероятно, по ассоциации с aftar 'вечер'. Исходная форма ед. ч. morghin отражена в диалекте как morre. Эта форма, которая должна была бы относиться к типу 1е10, вытеснена в современном диалекте формой monnar и сохраняется только как наречие 'завтра'. Ср. также выражение gemôrren 'доброе утро' АП ЛУ АЛ, где -morren является формой опр. ед. ч. к morre.

I monna, -r m. DGO, ср. mori, мн. ч. moriar GN, morér или moriér RW m., morna, -r m. D (Freudenthal, Vendell, 1886: 147); mÂ-nar, mÂ-nan, mÂ-nar, mÂ-na m. (Karlgren, 1953: 19); mÂre, mÂren, mÂr$iar, mÂr$ia m. (Danell, 1951: 277).

30. mölkar 'работник на ферме':

Ед. ч. Опр. ед. ч. Мн. ч. Опр. мн. ч.

АЛ mölkar mölkan mölkar mölkare

I mħKar, -aNI-an, -er, -e m. (Danell, 1951: 275). 31. mürar 'каменщик':

Ед. ч. Опр. ед. ч. Мн. ч. Опр. мн. ч.

АЛ mürar müran mürar mürare

Венделль записал исконную форму mirar, от mir 'строить стену'; корневое ü в современном диалекте вызвано влиянием mür 'стена'.

I mírar, -er m. DGNORW (Freudenthal, Vendell, 1886: 146); m-0rar, -aNI-an, -er, -e m. (Isberg, 1970: 211).

32. narr-gärar 'насмешник; шут':

Ед. ч. Опр. ед. ч. Мн. ч. Опр. мн. ч.

АЛ narr-gärar ['nar::gErar] narr-gäran narr-gärarär narr-gärarare

I Ср. narrgärande, мн. ч. не употребляется, m. G (Freudenthal, Vendell, 1886: 153).

33. obbar 'окунь':

Ед. ч. Опр. ед. ч. Мн. ч. Опр. мн. ч.

АЛ obbar obban obbar // obbarär obbana // obbare

ЛУ obb obben obbar obba // obbana

Это существительное колеблется между типами т. 2Ь в интервью с АЛ (оЬЬаг) и т. 1а в интервью с ЛУ (оЬЬ). Форма оЬЬ вызвана переразложением мн. ч. оЬЬаг > оЬЬ-аг, откуда извлечена корневая морфема оЬЬ.

10 О существительных типа m. le см. [Mankov, 2013: 161].

I obbar DGNOW / obbor G / abbar RW, -ér m.; abbor, -ar m. N (Freudenthal, Vendell, 1886: 159, 14); Á-bar, Á-ban, Á-bar, Á-ba m. (Karlgren, 1953: 19); Á-bar, -aN/-an, -er, -e m. (Danell, 1951: 1).

34.pipar (только ед. ч.) 'перец':

Ед. ч. Опр. ед. ч.

АЛ pipar pipan

ЛУ pipar pipa[n]

Композиты: bask-pipar 'горький перец', /гока-р1раг 'душистый перец', р1раг^Щ,5 'перечница', pipar-kйn 'зернышко перца', pipa-skai / pipar-skai 'перец' (овощ).

I pipar, только ед. ч., m. GRW, ср. pippar DNO / pipar R m.; piparkón, -ér n. GRW; pipaskai, -ar f. G (Freudenthal, Vendell, 1886: 163); pipar, -aN/an, только ед. ч., m. (Danell, 1951: 309).

35.post-barar 'почтальон':

Ед. ч. Опр. ед. ч. Мн. ч. Опр. мн. ч.

АЛ post-barar ['post: bsrar] post-baran post-bararar post-barare

I Венделль приводит только postmann DGNORW (РгеМеШМ, Vendell, 1886: 165).

36. riar 'наездник':

Ед. ч. Опр. ед. ч. Мн. ч. Опр. мн. ч.

АЛ riar rían riarar riare

I r-iar, -aN/-an, -er, -e m. (Danell, 1951: 326).

37. rukk-spinnar 'прялка':

Ед. ч. Опр. ед. ч. Мн. ч. Опр. мн. ч.

ЛУ rukk-spinnar ['ruk:,spin:ar] rukk-spinnan rukk-spinnar rukk-spinnana

I Ср. rokk, -ar m. DGNO (Freudenthal, Vendell, 1886: 174); rÁ-K, -en, -ar, -a m. (Danell, 1951: 328).

38. rüvar 'грабитель':

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Ед. ч. Опр. ед. ч. Мн. ч. Опр. мн. ч.

АЛ ravar ravan ravarar ravare

I révar DGNOW / révar R, -ér m. (Freudenthal, Vendell, 1886: 171); r-evar, -aN/-an, -er, -e m. (Isberg, 1970: 266).

39. sindar 'грешник':

Ед. ч. Опр. ед. ч. Мн. ч. Опр. мн. ч.

АЛ sindar sindan sindarar sindare

I sindar DGNOW / sindar R, -ér m. (Freudenthal, Vendell, 1886: 184); sindar, -aN/-an, -er, -e m. (Danell, 1951: 412).

40. silar 'дуршлаг':

Ед. ч. Опр. ед. ч. Мн. ч. Опр. мн. ч.

АЛ silar silan silar silana

ЛУ silar silan silar // silarär silana

I Ср. sil, -ar m. 'сито' DGNORW (Freudenthal, Vendell, 1886: 188).

41. sjöljar 'продавец'.

I ss§$iar, -aN/-an, -er, -e m. (Danell, 1951: 418).

42. skjütar 'стрелок

Ед. ч. Опр. ед. ч. Мн. ч. Опр. мн. ч.

АЛ skjütar skjütan skjütar skjütare

ЛУ skjütar skjütan skjütarär skjütare

I skiutar, -er m. O (Freudenthal, Vendell, 1886: 192); sKi-t (= шв. skytt)

(Danell, 1951: 364).

43. skrivar 'писарь'

Ед. ч. Опр. ед. ч. Мн. ч. Опр. мн. ч.

АЛ skrivar skrivan skrivar // skrivarär skrivare

I skrivar DGNOW / skrivar R, -er m. (Freudenthal, Vendell, 1886: 195); sKr

ivar, -aN/-an, -er, -e m. (Isberg, 1970: 283).

44. sloar 'косарь':

Ед. ч. Опр. ед. ч. Мн. ч. Опр. мн. ч.

ЛУ sloar sloan sloarär sloana

I al-Äar, -aN/-an, -er, -e m. (Danell, 1951: 373).

45. spikar 'кладовка; сарай, где хранили солому' < ср.-н.-нем. spiker 'амбар' [Lagman, 1973: 45].

Ед. ч. Опр. ед. ч. Мн. ч. Опр. мн. ч.

ЛУ spikar spika[n] / spikan spikar // spikarär spikana / spika[n]a

I spikar GNORW / spigar D, -er m. (Freudenthal, Vendell, 1886: 206); spiKar, -aN/-an, -er, -e m. (Danell, 1951: 385).

46. spinnar 'ткач':

Ед. ч. Опр. ед. ч. Мн. ч. Опр. мн. ч.

АЛ spinnar spinnan spinnar spinnare

47. sumar/summar 'лето':

Ед. ч. Опр. ед. ч. Мн. ч. Опр. мн. ч.

АЛ summar // ? summär summa[n] summar summa[п]a // summare

ЛУ sumar / summar summa[n] summarär summarena

I sumar, -er m. DGNORW (Freudenthal, Vendell, 1886: 220); somar, -aN/-an, -er, -e m. (Danell, 1951: 382).

48. soumar 'портной'.

I sa$Omar, -aN/-an, -er, -e m. (Isberg, 1970: 327).

49. tak-takkjar 'кровельщик'.

50. tiggjar 'нищий'.

I tiggiar DGNW / tiggiar R, -er m. (Freudenthal, Vendell, 1886: 232); ti_G$iar, -aN/-an, -er, -e m. (Danell, 1951: 429).

51. tiar 'десятка' (например, банкнота).

52. jenar 'наемный рабочий'.

I tienar GW / tienar R / tianar N / tianar O / tianar R, -er m. (Freudenthal, Vendell, 1886: 231, 234); t$i-anar, -aN/-an, -er, -e m. (Danell, 1951: 432).

53. trikkjar 'печатник'.

54. triskjar 'молотильщик'.

I triskiar DGNOW / triskiar R, -er m. (Freudenthal, Vendell, 1886: 238); trisK$iar, -aN/-an, -er, -e m. (Danell, 1951: 443).

55. trullar 'колдун'. В интервью также была названа форма, исконная для этого существительного: trull n. 'колдун; колдунья; ведьма': То, trulle! ЛУ 'Ты, ведьма!' (как ругательство); То j&r ait bra trull, to vait bara de gara ilakat ot folke ЛУ 'Ты та еще ведьма, умеешь только делать вред людям'. Другой пример вторичного присоединения суффикса -ar к существительному, которое является именем лица/деятеля, — sme 'кузнец'. Оно колеблется в современном диалекте между типом m. 2а (sme, опр. ед. ч. smeen, мн. ч. smear) и m. 2b (smear, smean, smear, smeare) [Маньков, 2016а: 73]:

Ед. ч. Опр. ед. ч. Мн. ч. Опр. мн. ч.

АЛ smë // smëar smëen // smëan smëar smëare // smëana

ЛУ smë // smëar smëan smëär // smëar smëare // smëana

I trüllar, -ér m. G, ср. trild NW / trill NW / trüll DGNO / trail N, -ér n. (Freudenthal, Vendell, 1886: 237, 239); tro-lar, -aN/-an, -er, -e m. (Danell, 1951: 440).

56. töümar 'поводья':

Ед. ч. Опр. ед. ч. Мн. ч. Опр. мн. ч.

ЛУ töümar töüma[n] töümarär töümarena

I Ср. täim, -ar m. G, täimar, -èr m. G; в других диалектах: taim NO / taum N, -ar f., täum RW / töum D, -ar m., tömar, -èr n. O (Freudenthal, Vendell, 1886: 244, 228, 245); ta$Om, -a, -ar, -ana f. (Danell, 1951: 450).

Форма toumar в современном диалекте - это именно ед. ч.; она не является ошибкой нашей записи, о чем говорит то, что похожая форма

зафиксирована Венделлем в Старошведском: /гитаг11, и на Ормсе: /бтаг. Вероятно, /битаг, являющееся изначально множ. числом, из-за частоты употребления (ср. рус. поводья) перестало восприниматься таковым, из-за чего к ней было образовано новое мн. ч. /битагаг, а /битаг стало ед. числом по типу т. 2Ь.

57. vaftar 'сторож'

Ед. ч. Опр. ед. ч. Мн. ч. Опр. мн. ч.

АЛ vaftar vaftan vaftar vaftana

ЛУ vaftar не встретилось vaftar не встретилось

I vaftar DGN / vaktar O, -ér m. (Freudenthal, Vendell, 1886: 250, 251); vaftar, -aN/-an, -er, -e m. (Isberg, 1970: 358).

58. vallar 'пастух'. Композит: buskas-vallar 'пастух'.

I vallar, -ér m. DGNORW (Freudenthal, Vendell, 1886: 251); va-lar, -aN/an, -er, -e m. (Isberg, 1970: 359).

Как уже говорилось, окончания множ. числа этого подтипа находятся в свободном варьировании, как в определенной, так и в неопределенной формах. В таблице ниже указаны окончания мн. ч. некоторых существительных данного типа, встретившиеся в интервью с АЛ и ЛУ:

АЛ ЛУ

Неопр. мн. ч. Опр. мн. ч. Неопр. мн. ч. Опр. мн. ч.

arbetar -ar, -0 -e, -na -ar -e, -na

biggjar -0 -e -ar, -0 -ena

bokar -ar -e, -na -ar -e(na)

fiskjar -ar, -0 -e, -na -ar, -0 -e, -na

homar -ar, -0 -na -ar -ena, -na

kfippar -ar -e -ar -e

komar -ar -e -ar -ena

kükar -ar, -0 -e -ar -ena

kallar -ar, -0 -e, -na -ar, -ar -e, -ena, -na

larar -ar -e, -na -ar -e, -na

monnar -0 -e -0 -e, -na

silar -0 -na -ar, -0 -na

11 Неясен дифтонг т в записи Венделля; фонетически закономерным является ди, который регулярно отражает в Старошведском древнее *аи: ср. др.-исл. /аитг 'вожжа'; ср. также диал. оим>а 'глаз', gдик 'кукушка' и др.-исл. auga, gaukг.

skjütar -0 -e -ar -e

smear -0 -e, -na -0 -e, -na

spikar -0 -na -ar, -0 -na/-na, -ena

sumar -0 -e, -na -ar -e(na)

tenar -ar -e -ar -na

vaftar -ar, -0 -e, -na -ar, -0 -ena, -na

vallar -ar -e -ar -e

Насколько можно судить по интервью, в форме неопределенного мн. ч. преобладает окончание -ar, особенно у ЛУ Отметим, что hallar - единственный пример окончания -ar во мн. ч. существительных этого типа. В форме определенного мн. ч. в интервью с АЛ преобладает окончание -e; окончание -ena, характерное для ЛУ не встречается у АЛ. Окончание -na (т. е. формы типа fiskjana), по-видимому, менее частотно, чем -e, -ena12. Что касается интервью с МП, то в них во мн. ч. преобладают окончания -ar, -e, т.е. biggjarar, biggjare; bokarar, bokare и т.д.

Обратимся, наконец, к сведениям о типе m. 2b, которые дают предшествующие исследователи. Венделль указывает следующую парадигму: fiskjar, fiskjan, fiskjarer, fiskjare [Freudenthal, Vendell, 1886: 9], без данных о варьировании. Карлгрен [Karlgren, 1953: 19] пытался распределить эти существительные (в его классификации это тип m. 5) на три подтипа: obbar, obban, obbar, obba m. 5a;

homar, homan, homar, homane и bokar, bokan, bokar, bokana m. 5b; kallar, kalian, kallar, kallare m. 5c.

С точки зрения современных данных эта классификация устарела (либо изначально была искусственной), поскольку окончания мн. ч. -ar, -0, -e, -ena, -na находятся у современных носителей диалекта в отношении свободного варьирования. Такие формы как homane в наших интервью не встретились.

Для диалекта Нюкке Г. Данелль дает парадигму fiskjar, fiskjan, fiskjarer, fiskjare [Danell, 1951: XXI], [Danell, 1905-1934: 232], практически без данных о варьировании, поэтому неизвестно, в какой мере эта парадигма является результатом нормализации Данелля.

В заключение рассмотрим словообразовательный аспект существительных на -ar. Суффикс -ar является в современном диалекте продуктивным, о чем, в частности, свидетельствуют формы trüllar 'колдун' и smear 'кузнец', присоединившие этот суффикс. Большинство существи-

12 Подробнее об этих окончаниях см. [Маньков, 2010b: § 32].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

тельных на -ar являются именами лица/деятеля и образованы от глаголов, причем глагол в большинстве случаев засвидетельствован в интервью: arbetar (arbet 'работать'), biggjar (bigge 'строить'), blü-sjüar (s/'ü 'сосать'), bokar (boka 'печь'), bütar (büt 'лечить'), drikk(j)ar (drikk 'пить'), fiskjar (fiske 'рыбачить'), flun-spälar (späl 'играть'), fríar (fñ 'сватать'), ill-gärar (gära 'делать'), kerar (ker 'ехать; везти'), klippar (klipp 'резать ножницами'), kükar (kük 'варить'), lärar (lär 'учить'), molar (mola 'молоть'), mölkar (mölk 'доить'), post-bärar (bära 'носить'), rIar (rl 'ездить верхом'), sjöljar (sjöle 'продавать'), skjütar (skjüt 'стрелять'), skrlvar (skrlv 'писать'), sloar (slo 'бить'), spinnar (spinn 'прясть'), söümar (söüm 'шить'), tak-täkkjar (täkke 'укрывать, покрывать; крыть крышу'), tjenar (jen 'служить'), triskjar (triske 'молотить'), vaftar (vaft 'охранять'), vallar (vall 'пасти'). Сюда же примыкают неодушевленные существительные rukk-spinnar 'прялка' (spinn 'прясть'), silar 'дуршлаг' (sil 'цедить'). С существительными связаны следующие производные на -ar: klukkar (klukk 'колокол'), ljüdar (ljüd 'ложь, сплетня'), mürar (mür 'стена'), sindar (ср. sind 'грех'; глагол 'грешить' не встретился в интервью). Вероятно, сюда же можно отнести существительное hakk-spikkar (ср. spikk 'гвоздь'). От числительного /I 'десять' образовано ñar 'десятка'. У ряда существительных -ar относится к корню: ankar, bastar, färminnar, homar, komar, källar, middar, monnar, obbar, pipar, spikar, sumar.

Список литературы

Маньков А.Е. Диалект села Старошведское // Вестник Православного Свято-Тихоновского гуманит. ун-та (= Вестник ПСТГУ). Сер. III: Филология. 2010. № 1 (19). С. 7-26 (2010а). Маньков А.Е. Грамматические категории существительного в диалекте села Старошведское // Вестник Православного Свято-Тихоновского гуманит. ун-та (= Вестник ПСТГУ). Сер. III: Филология. 2010. № 2 (20). С. 92-111 (2010b). Маньков А.Е. Скандинавский остров в славянской языковой среде. Диалект села Старошведское: имя существительное // Slovene: International Journal of Slavic Studies. 2013. Vol. 2. № 1. P. 60-110. Маньков А.Е. Диалект села Старошведское: опыт описания морфологии неизученного языка. Имя существительное (тип 2a) // Вестник Православного Свято-Тихоновского гуманит. ун-та (= Вестник ПСТГУ). Сер. III: Филология. 2016. № 1 (46). С. 67-78 (2016a). Маньков А.Е. Диалект села Старошведское: опыт описания морфологии

неизученного языка. Имя существительное (тип m. 3) // Вестник Моск. ун-та. Сер. 9. Филология. 2016. № 2. С. 115-134 (2016b). Danell G. Nuckömälet (= Svenska landsmäl ock svenskt folkliv. B. 33). Stockholm, 1905-1934.

Danell G. Ordbok över Nuckömälet (= Estlandssvenskarnas folkliga kultur II. Skrifter utgivna av Kungl. Gustav Adolfs Akademien 27). Uppsala; K0ben-havn, 1951.

Freudenthal A.O., Vendell H.A. Ordbok öfver estländsk-svenska dialekterna.

Helsingfors, 1886. Hultman O.F. De östsvenska dialekterna. Helsingfors, 1894. Isberg F. Supplement till G. Danells Ordbok över Nuckömälet (= Acta Acade-

miae regiae Gustavi Adolphi, XLVII). Uppsala, 1970. Karlgren A. Gammalsvenskby: Uttal och böjning i Gammalsvenskbymälet. Med kommentarer utgivet av Nils Tiberg. (Svenska landsmäl och svenskt folkliv. B. 56). Stockholm, 1953. Lagman H. Tyska länord i estlandssvenska mäl // Svenska landsmäl och

svenskt folkliv, 1973. S. 11-57. Linder N. Om -er, -r, -ar och -or säsom pluraländelser for neutrala substantiver. Stockholm, 1890.

Mankov A. A Scandinavian island in a Slavonic linguistic environment. The dialect of Gammalsvenskby: nouns (paper 2) // International Journal of Slavic Studies. 2013. Vol. 2. № 1. P. 60-110. Noreen A. Altnordische Grammatik II: Altschwedische Grammatik mit

Einschluss des Altgutnischen. Halle, 1904. SAOL = Svenska Akademiens ordlista över svenska spräket. 11 uppl. Stockholm: Norstedts förlag, 1986. Wessen E. Svensk spräkhistoria I: Ljudlära och ordböjningslära. Stockholm, 1968.

Сведения об авторе: Маньков Александр Евгеньевич, доцент кафедры германской филологии филологического факультета Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Е-mail: mankov-pstgu@hotmail.com.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.