Научная статья на тему 'Деятельность российских таможенников в Приморье и Приамурье в годы Первой мировой войны'

Деятельность российских таможенников в Приморье и Приамурье в годы Первой мировой войны Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
87
26
Поделиться
Ключевые слова
СПИРТ / КОНТРАБАНДА / ПОГРАНИЧНИКИ / ТАМОЖЕННЫЙ РЕЖИМ / РУССКО-КИТАЙСКАЯ ГРАНИЦА / SMUGGLING / FRONTIER GUARDS / CUSTOMS REGIME / RUSSIAN-CHINESE BORDER / АLCOHOL

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Занданова Лариса Викторовна, Карнович Сергей Анатольевич

В статье «Деятельность российских таможенников в Приморье и Приамурье в годы Первой мировой войны» показана всесторонняя работа таможенных чиновников Российской империи по борьбе с контрабандой на русско-китайской сухопутной и морской границах в годы Первой мировой войны 1914-1917 годов. После начала военной кампании 1914 года контрабанда товаров на всем протяжении русско-китайской сухопутной границы приняла большие размеры. Основным контрабандным товаром был спирт, который потребляли, главным образом, воинские контингенты России. В статье раскрываются и такие вопросы, как постепенное водворение контрабанды на территорию России по железной дороге, чему способствовал слабый надзор со стороны жандармской полиции, в первую очередь в связи с её малочисленностью. Контрабандой занимались русские казаки, а также арендаторы их земель китайцы и корейцы, которые помимо спирта завозили в Россию контрабандный табак и китайские товары. В провозе товаров участвовали и русские рабочие. На протяжении 1914-1917 годов контрабанда спирта по сухопутной границе росла. После Октябрьской революции 1917 года организованная работа таможенников на Дальнем Востоке России прекратилась.The paper studies anti-smuggling activities of customs officers of the Russian Empire on the Russian-Chinese border during World War I (1014-1917). After the beginning of 1914 military campaign, smuggling of goods on extended Russian-Chinese land boundary was wide-ranging. Alcohol was among the main smuggled goods. Contingents of Russian troops were the main consumers of alcohol. Smuggling was gradually spread by railway, it was promoted by weak supervision from gendarme police. Smugglers were helped by the Russian workers. Cossacks and also their land tenant the Chinese and the Koreans who delivered tobacco and the Chinese goods besides alcohol to Russia were the main smugglers. On land boundary, smuggling of alcohol in 1914-1917 grew. After the October revolution in 1917, organized work of customs officers in the Far East of Russia stopped.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Деятельность российских таможенников в Приморье и Приамурье в годы Первой мировой войны»

http://www.zabvektor.com

ISSN 2542-0038 (Online) ISSN 1996-7853

УДК 325

DOI: 10.21209/1996-7853-2017-12-4-41-46

Лариса Викторовна Занданова',

доктор исторических наук, профессор, Иркутский государственный университет (664003, Россия, г. Иркутск, ул. Карла Маркса, 1), e-mail: zandanova@mail.ru

Сергей Анатольевич Карнович2,

кандидат юридических наук, Иркутский государственный университет (664003, Россия, г. Иркутск, ул. Карла Маркса, 1), e-mail: karnovich07@mail.ru

Деятельность российских таможенников в Приморье и Приамурье в годы Первой мировой войны

В статье «Деятельность российских таможенников в Приморье и Приамурье в годы Первой мировой войны» показана всесторонняя работа таможенных чиновников Российской империи по борьбе с контрабандой на русско-китайской сухопутной и морской границах в годы Первой мировой войны 1914-1917 годов. После начала военной кампании 1914 года контрабанда товаров на всем протяжении русско-китайской сухопутной границы приняла большие размеры. Основным контрабандным товаром был спирт, который потребляли, главным образом, воинские контингенты России. В статье раскрываются и такие вопросы, как постепенное водворение контрабанды на территорию России по железной дороге, чему способствовал слабый надзор со стороны жандармской полиции, в первую очередь в связи с её малочисленностью. Контрабандой занимались русские казаки, а также арендаторы их земель - китайцы и корейцы, которые помимо спирта завозили в Россию контрабандный табак и китайские товары. В провозе товаров участвовали и русские рабочие. На протяжении 1914-1917 годов контрабанда спирта по сухопутной границе росла. После Октябрьской революции 1917 года организованная работа таможенников на Дальнем Востоке России прекратилась.

Ключевые слова: спирт, контрабанда, пограничники, таможенный режим, русско-китайская граница

Вводная часть. В конце XX - начале XXI века появились многочисленные исследования по истории дальневосточных таможенных учреждений [6] и истории их борьбы с контрабандой [3]. В частности, российскими учёными подробно изучена борьба с контрабандой биоресурсов [4], хищением золота [1], бутлегерством [10]. Авторы выделяли в качестве причин контрабанды не только недостатки таможенной системы [7], но и демографические причины, связанные с миграционными перемещениями [2] и экономические факторы, такие, как наступление периода монополизма и переход к организованной преступности, влияющие на развитие этого феномена [9]. Исследователями был сделан вывод о том, что в указанный период времени наблюдалась тенденция к ужесточению правил таможенного законодательства [8], системы уголовной и административной ответственности за таможенные преступления [5]. Взаимоотношения российского Дальнего

1 Л. В. Занданова - основной автор, является организатором исследования, формулирует выводы и обобщает итоги реализации коллективного проекта.

2 С. А. Карнович выявлял архивные документы, провёл их анализ и подготовил статью к публикации.

© Занданова Л. В., Карнович С. А., 2017

Востока с приграничными государствами в период Первой мировой войны нашли отражение в трудах зарубежных учёных [11; 12; 13; 14; 15].

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

В то же время вне внимания учёных остались вопросы, касающиеся контрабанды на Дальнем Востоке именно в период Первой мировой войны, когда главными потребителями контрабандного спирта стали не казаки Амурского казачьего войска, проживавшие в Приамурье, а население г. Владивостока, в котором были сосредоточены воинские контингенты, портовые рабочие, работники Амурской железной дороги, что и стало целью нашего исследования. Для написания данной статьи были привлечены материалы таможенных учреждений из фондов Российского государственного исторического архива Дальнего Востока (г. Владивосток), которые позволили осветить эти страницы нашей истории.

Методология и методы исследования. Исследование данной темы было

41

проведено в соответствии с методологией и методами исторического исследования, основанного на анализе имеющихся достоверных материалов архивов, с точки зрения принципа историзма, который позволил, используя историко-сравнительный, историко-генетиче-ский и историко-системный методы, показать деятельность пограничных служб в процессе, выделить в нём этапы, сравнить их и показать общее и особенное, а также показать результаты в борьбе с контрабандой на каждом из этих этапов в годы Первой мировой войны.

Результаты исследования и их обсуждение. Данная статья написана на материалах Российского государственного исторического архива Дальнего Востока (РГИА ДВ), изучение которых показало, что после начала Первой мировой войны, в 1914 году, на всём протяжении русско-китайской сухопутной границы приняла большие размеры контрабанда товаров. Основным контрабандным товаром был спирт, который потребляли, главным образом, воинские контингенты России.

Как стало известно из документов архива, 22 мая 1915 года Приамурскому генерал-губернатору Управлением Уссурийского казачьего войска было доложено, что граница между посёлками Софье-Алексеевским и Фадеевским, протяжённостью 27 вёрст, не охраняется, в результате чего контрабандисты совершенно безнаказанно вносят в пределы России огромное количество спирта. Главными путями для спиртоносов были долина р. Крестьянки и местность севернее посёлка Владимировского.

Спирт поставлялся во все деревни, но основная его часть оставалась в селе Ли-повцы, где жили самые отъявленные контрабандисты. После объявления войны в августе 1914 году между казаками, любителями лёгкой наживы, и спиртоносами из числа китайцев и корейцев были установлены определённые договорённости. В частности, была оговорена цена одного ведра спирта - 50 коп. Спирт обыкновенно приносили к селению вечером и оставляли в условленном месте. Хозяин-контрабандист, получив сведения о доставке товара, выезжал на лошади к указанному месту, принимал его, рассчитывался с поставщиками и возвращался с добычей домой, а спиртоносы шли обратно за новой партией спирта, при этом они старались украсть и увести с собой деревенских лошадей. Поскольку доставка спирта осуществлялась прямо на глазах местных казаков, многие из них из-за тяжёлого материального состояния были втянуты в контрабандные опера-

ции1. Главными стоянками спиртоносов были д. Струговка, конный завод под Голенками, сёла Прилуки, Новожатково, Липовцы, Гри-горьевка и Михайловка, наибольшей активностью отличались жители последних трёх населённых пунктов. Из них контрабандный спирт распространяли по всей округе крупными и мелкими партиями, этим занимались преимущественно русские контрабандисты. «Сельские и поселковые власти, - отмечалось в документе, - мало помощи оказывают таможенным чинам и неохотно дают нужные сведения о лицах, занимающихся контрабандой, и не указывают места укрывательства их. При такой постановке приходится собственными силами и деньгами секретным доносителям добиваться желаемого успеха2. Становой пристав Уссурийской железной дороги 4 июля 1915 года сообщал начальнику Никольско-Уссурийской дороги, что вверенный ему стан по правому берегу реки Суйфун граничит с китайской границей. После запрещения в России продажи спиртных напитков после объявления войны 1 августа 1914 года, ввиду выгодности контрабандной торговли спиртом многие жители побережья занялись этим промыслом, в особенности корейцы.

Главными путями, через которые спирт перемещали по российской территории, были Монгутайская долина, идущая через деревню Пограничная Петровка, вблизи дороги на Теплый хребет, Овчинниково, Бара-баш, Поповую гору, Богословку и во Владивосток и Абовскую долину, на которой после деревни Мраморной тропа разветвлялась. Первая тропинка шла по этой долине к деревне Занадворовка, мимо хуторов, к деревням Кленовый Ключ, Або и к океану, вторая - на Гусевку, Кравцовку, далее на Пеняжино и к Суйфуну, её конечным пунктом был г. Владивосток; Эльдугинская долина, через которую тропа шла к деревням Горное, Ананьевка и Суйфун, а оттуда на Владивосток или в село Раздольное, а также Сандугинская долина, выходящая к деревне Харьковка и далее на село Нежино. Затем она расходилась на две тропинки: одна - до пади Клепка и с. Раздольного, вторая - в деревню Тереховка Раздольного уезда. По первой тропе, как отмечал становой пристав, задержания контрабандистов происходили в с. Барабаш и в устье р. Могутай, где были учреждены и существовали таможенные посты. На второй тропе в 1914 году был создан пост в районе Занадво-

1 РГИА ДВ (Российский государственный исторический архив Дальнего Востока). - Ф. 410. - Оп. 2. -Д. 150. - Л. 11.

2 Там же. - Л. 13.

ровки. В то же время две тропы остались без надзора, что способствовало проникновению контрабандных товаров.

Контрабанда постепенно стала водворяться и по железной дороге, чему способствовал слабый надзор со стороны жандармской полиции. Так, например, на линии от станции Угольной до села Раздольного надзор осуществляли всего лишь два жандарма. Контрабандистам помогали русские рабочие, большие любители алкоголя, поэтому контрабандисты и оставались неуловимы для жандармов. Полицейский чиновник отмечал, что в село Раздольное прибыл контролёр корчемной стражи с четырьмя чиновниками нижних чинов, но чиновник предполагал, что толку от их деятельности будет мало, т. к. для борьбы с контрабандой необходимо перекрывать не сёла, а тропы, по которым следовали со своим товаром контрабандисты1.

Управляющий Полтавской таможенной заставой 9 августа 1915 года сообщал начальнику Владивостокского таможенного участка о том, что таможенная охрана осуществляется его подразделением на расстоянии 80 вёрст, от Ушагоу до посёлка Манакин-ского. Кроме этого, оно производило охрану границы в Полтавском районе. По штату в Полтавской заставе было положено иметь 18 человек, из которых шесть должны были находиться постоянно на таможенном посту Ушагоу, а три досмотрщика - на таможенном посту Софье-Александровском, поскольку этот пост находится в ведении управляющего Гродековским таможенным постом. Из оставшихся на заставе девяти человек один должен был исполнять обязанности старшего досмотрщика, шестеро дежурить посменно по шесть часов и досматривать пассажиров, подводы и грузы, в то время как для охраны денежного ящика, пакгауза, конюшни и прочих помещений заставы должны были быть задействованы два сотрудника. Ввиду того, что застава находилась в открытом поле, а вокруг действовало много шаек хунхузов, в этой местности для патрулирования назначались четыре досмотрщика. Во время уборки опиума, когда хунхузы особенно часто совершали свои преступные действия на территории этой местности, в патруль назначалось трое дежурных, столько же направлялось на пристань для наблюдения за сплавом леса по реке Суйфун. В связи с ограниченным числом досмотрщиков в разъезды и секреты посылался и старший досмотрщик, а также сменяющие друг друга после непродолжительного

1 РГИА ДВ. - Ф. 410. - Оп. 2. - Д. 150. - Л. 35.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

отдыха дежурные досмотрщики. Для преследования контрабанды в разъезды и секреты посылали днём по два досмотрщика, а в ночное время - не менее трёх. На таможенном посту Ушагоу один из досмотрщиков исполнял обязанности старшего, один дежурил на посту, а остальные охраняли границу. Независимо от штатного числа досмотрщиков на заставе часто находились во временном командировании досмотрщики морского побережья и сотрудники других учреждений. Как правило, временных досмотрщиков на Полтавском участке было 4-5 человек. Таким образом, с одними лишь штатными досмотрщиками заставы, без прикомандированных, застава не могла охранять столь обширный край от нелегального водворения товаров2. В качестве транспортного средства на заставе имелось 14 лошадей. Район заставы был разбит на десять охранных постов. Наиболее удобными местами для водворения контрабанды таможенниками называлась Суйфунская долина, в которой был расположен город Санчагоу. Между ним и станицей Полтавской имелось свыше 80 китайских и корейских фанз, постоянно переполненных безбилетными (не имеющими документов на право проживания - авт.) китайцами и корейцами, которые были основными участниками контрабандной доставки товаров до г. Никольск-Уссурийского (ныне г. Уссурийск - авт.). В десяти верстах выше Полтавки контрабанда доставлялась на так «называемую первую корейскую фанзу», а затем, в 20-30 верстах в сторону от таможенного поста Ушагоу она переправлялась на заимки Попова, Шестакова и Соколовского. В этой местности контрабанда перемещалась уже крупными партиями и нередко контрабандистов охраняли хунхузы. В годы Первой мировой войны наметилось усиленное движение контрабанды в новые посёлки: Ма-накинский, Прокопьевку, Киевку, Кроуновку и другие, однако таможенные чины заставы из-за отдалённости этой местности от границы лишь изредка совершали там инспекционные разъезды. Также небольшие партии контрабанды из Китая доставлялись в сторону посёлка Софье-Алексеевска.

К преимущественно водворяемым в край нелегальным путем товарам относились: спирт, мануфактура, игральные китайские карты, чумиза (зерновая культура - авт.), из края, в свою очередь, тайно вывозили соль, оружие, патроны и опиум. Спирт ввозился в край в большом количестве. По собранным за границей сведениям, в Санчагоу прода-

2 РГИА ДВ. - Ф. 410. - Оп. 2. - Д. 150. - Л. 194.

валось до 2 тыс. вёдер спирта в месяц, не считая при этом ханшина (китайской водки -авт.) и всяких других сладких китайских напитков. В Санчагоу спирт доставляли из Харбина до ст. Пограничной железной дорогой, а от неё до Санчагоу - по китайской грунтовой дороге в 40-ведёрных железных бочках. Разлив спирта производится в самом Санчагоу, в магазинах Фухо Чина, Хахин Чина, Ташин Юна и Ван Ландуна, владельцы которых приобретали спирт на харбинских оптовых складах вина и спирта русских предпринимателей Врублевского и Никитиной. Жестяная банка спирта объёмом 5 литров стоила от 1 до 1,5 р., поэтому русские и наиболее состоятельные китайцы пили не ханшин, а разведённый маньчжурский спирт. Корейцы и китайцы доставляли спирт в с. Раздольное, из него по тракту контрабанду развозили казаки до с. Барабаш, а оттуда во Владивосток. Так, за первые полгода 1915 года, по данным только Полтавской заставы, было задержано более 115 вёдер контрабандного спирта на сумму 18 645 р.1 За тот же период Иман-ской таможенной заставой было задержано контрабандного спирта на сумму 7169 р. (317 случаев). Переправляли через границу контрабанду так же, как и на участке Полтавской заставы, казаки, а также арендаторы их земель из числа китайцев и корейцев, которые помимо спирта завозили в Россию нелегально табак и китайские товары.

Главной проблемой, мешавшей успешно бороться с контрабандой, был недостаток досмотрщиков. Там, где кадров было достаточно, дела шли успешнее. Так, только за первое полугодие 1915 года по трём заставам и пяти постам, входившим в зону ответственности Посьетской таможенной заставы, было зафиксировано всего 95 случаев задержания контрабанды на сумму 3490 р.2 Хуже действовали чины акцизного надзора. Как видно из статистических данных о движении контрабанды за первое полугодие 1915 года, корчемная стража Приморья зафиксировала всего три случая задержания спирта, за что было заплачено 30 р. штрафа, по сухопутной границе и только один случай задержания спирта на сумму штрафа в 16 р. по морской границе3.

Следует отметить, что по окончании 1915 года определённые выводы руководством Владивостокского таможенного участка были сделаны: в 1916 году таможенники действовали более эффективно, в частности,

1 РГИА ДВ. - Ф. 410. - Оп. 2. - Д. 150. - Л. 197.

2 Там же. - Л. 53.

3 Там же. - Д. 158. - Л. 19.

сумма задержанной контрабанды выросла до 20 388 р.4 В 1917 году Владивостокская таможня зафиксировала 335 случаев задержания контрабандных товаров на сумму в 58 733 р. Таким образом, задержание контрабанды из Китая по морской границе Дальнего Востока России практически прекратилось в 1917 году, при этом значительно возросло выявление сухопутной контрабанды, направлявшейся во Владивосток.

Среди контрабандных товаров в 1917 году также доминировал спирт, затем шли ткани и готовое бельё - т. е. те товары, которые стали дефицитом в нашей стране в годы Первой мировой войны. Контрабандным экспортом было оружие, лошади и опий. О структуре контрабанды, характере контрабандных операций и причинах, которые мешали пограничным структурам бороться с нею, говорится в отчёте Занадворско-го таможенного поста за первое полугодие 1917 года. В этом документе отмечается, что за отчётный период на таможенном посту было осуществлено 13 задержаний. Значительная часть контрабандных товаров состояла из японского и маньчжурского хлебного спирта и китайского ханшина. Всего было задержано 132 ведра спиртного. Задержанный спирт ввозили во Владивосток между деревнями Гусевка - Пеняжино - с одной стороны и полуостровом Песчаный - с другой. Общий вывод, к которому приходили таможенники поста, заключался в том, что тотальное запрещение производства, продажи и употребления спиртных напитков в Российской империи породило контрабандный промысел спирта. Отмечалось, что в районе поста действовало много контрабандистов из числа корейцев и китайцев, имеющих точки сбыта во Владивостоке.

Заключение. Как видно из результатов исследования, окончательно режим охраны границы пал после Октябрьского переворота в конце 1917 года. Это способствовало свободе ввоза запрещённых товаров по всей линии границы. Как явствует из отчёта Гродековско-го таможенного поста от 1 февраля 1918 года, главными предметами импорта контрабанды в то время были спирт, табак, мануфактура, бельё, одежда, а экспорта - джутовые мешки, государственные кредитные билеты, лошади, экипажи, изделия из кожи. Контрабанда из-за границы открыто доставлялась в пассажирских и товарных поездах, причём преимущественно солдатами 273-й пешей Казанской дружины, охранявшей линию Уссурийской

4 РГИА ДВ. - Ф. 410. - Оп. 2. - Д. 150. - Л. 672-674.

железной дороги. Ситуация не изменилась и после установления власти большевиков: солдаты категорически отказывались проходить таможенный досмотр, поэтому вся контрабанда сосредоточилась в их руках, они открыто перевозили её по железной дороге1. Таким образом, в условиях начавшейся войны на дальневосточных таможенных постах пограничные службы Министерства финансов России не могли противодействовать контрабандистам, которые уже в годы Первой мировой войны ча-

сто имели вооружённую охрану, а число опытных досмотрщиков в это время резко сократилось. Всё это привело к росту контрабандных поставок спирта в годы войны на территорию российского Дальнего Востока и Забайкалья. В период революции 1917 года и сразу после неё таможенные учреждения Дальнего Востока столкнулись с фактами активного провоза контрабанды вооружёнными солдатами из тех частей, которые располагались на российском Дальнем Востоке.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Список литературы

1. Башкуева Е. Ю. Контрабандная деятельность китайских мигрантов в Западном Забайкалье (18601917 гг.) // Молодёжь и наука XXI в.: сб. ст. Красноярск, 2004. С. 86-88.

2. Дальневосточная контрабанда как историческое явление (Борьба с контрабандой на Дальнем Востоке России во второй половине XIX - первой трети XX века) / Н. А. Беляева [и др.]. Владивосток: ВФ РТА, 2010. 296 с.

3. Дацышен В. Г. Из истории контрабанды спиртных напитков на Дальнем Востоке // Вопросы истории Дальнего Востока. Вып. 3, ч. 1. 2001. С. 15-20.

4. Ляпустин С. Н. Борьба с контрабандой объектов фауны и флоры на Дальнем Востоке России (конец

XIX - начало XXI в.). Владивосток: ВФ РТА, 2008. 252 с.

5. Матвиенко И. Г. Взаимодействие государственных структур в деле охраны границ от контрабанды в начале XX в. // Таможенная политика России на Дальнем Востоке. 2000. № 3. С. 107-113.

6. Печерица В. Ф. Некоторые аспекты становления таможенной службы на Дальнем Востоке в начале

XX в. // Таможенная политика России на Дальнем Востоке. 1997. № 1. С. 120-125.

7. Попенко А. В. Опыт борьбы с контрабандой на Дальнем Востоке России (1884 - конец 20-х гг. XX в.). Xабаровск: XПИ ФСБ России, 2009. 150 с.

8. Сонин В. В. Таможенная служба и борьба с контрабандой на Дальнем Востоке России (19171918 гг) // Таможенная служба Дальнего Востока: прошлое, настоящее, будущее: материалы науч.-практ. конф. Владивосток, 1999. С. 7-9.

9. Шевченко В. В. Борьба с контрабандой на Амуре и Уссури // Таможенная политика России на Дальнем Востоке. 2009. № 2. С. 90-100.

10. Шелудько В. О., Черномаз В. А. Контрабанда алкоголя и борьба с ней на дореволюционном Дальнем Востоке // Таможенная политика России на Дальнем Востоке. 1998. № 1. С. 105-114.

11. Clubb O. E. China and Russia: The great Game. N. Y.: L.: Columbia University Press, 1971. 614 p.

12. Ingemanson B. Cosmopolitan Vladivostok: Swedish glimpses, 1908-1923 // Scando-slavica. 1996. Vol. 42. P. 36-57.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

13. Marks S. Road to Power. The Trans - Siberian Railroad and the colonization of Asian Russia 1850-1917. Ithaca: Cornel University Press, 1991. 240 p.

14. Paine S. C. M. A History of the Sino-Soviet Border, 1858-1924: PhD dissertation. Columbia University. N. Y., 1993. 517 p.

15. Stephan J. J. The Russian Far East. A History. Stanford: Stanford University Press, 1994. 487 p.

Статья поступила в редакцию 11.03.2017; принята к публикации 25.04.2017

Библиографическое описание статьи

Занданова Л. В., Карнович С. А. Деятельность российских таможенников в Приморье и Приамурье в годы Первой мировой войны // Гуманитарный вектор. 2017. Т. 12, № 4. С.41-46. DOI: 10.21209/1996-78532017-12-4-41-46.

1 РГИА ДВ. - Ф. 410. - Оп. 2. - Д. 190. - Л. 346-347.

fyMaHMTapHbm BeKTop. 2017. T. 12, № 4

Larisa V. Zandanova1,

Doctor of History, Professor, Irkutsk State University (1 Karla Marksa st., Irkutsk, 664003, Russia), e-mail: zandanova@mail.ru

Sergey A. Karnovich2,

Candidate of Law, Irkutsk State University (1 Karla Marksa st., Irkutsk, 664003, Russia), e-mail: karnovich07@mail.ru

Activities of the Russian Customs Officers in Primorye and Priamurye during World War I

The paper studies anti-smuggling activities of customs officers of the Russian Empire on the Russian-Chinese border during World War I (1014-1917). After the beginning of 1914 military campaign, smuggling of goods on extended Russian-Chinese land boundary was wide-ranging. Alcohol was among the main smuggled goods. Contingents of Russian troops were the main consumers of alcohol. Smuggling was gradually spread by railway, it was promoted by weak supervision from gendarme police. Smugglers were helped by the Russian workers. Cossacks and also their land tenant - the Chinese and the Koreans who delivered tobacco and the Chinese goods besides alcohol to Russia were the main smugglers. On land boundary, smuggling of alcohol in 1914-1917 grew. After the October revolution in 1917, organized work of customs officers in the Far East of Russia stopped.

Keywords: alcohol, smuggling, frontier guards, customs regime, Russian-Chinese border

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

References

1. Bashkueva E. Yu. Kontrabandnaya deyatel'nost' kitaiskikh migrantov v Zapadnom Zabaikal'e (18601917 gg.) // Molodezh' i nauka XX v.: sb. st. Krasnoyarsk, 2004. S. 86-88.

2. Dal'nevostochnaya kontrabanda kak istoricheskoe yavlenie (Bor'ba s kontrabandoi na Dal'nem Vostoke Rossii vo vtoroi polovine XIX - pervoi treti XX veka) / N. A. Belyaeva [i dr.]. Vladivostok: VF RTA, 2010. 296 s.

3. Datsyshen V. G. Iz istorii kontrabandy spirtnykh napitkov na Dal'nem Vostoke // Voprosy istorii Dal'nego Vostoka. Vyp. 3. Ch. 1. 2001. S. 15-20.

4. Lyapustin S. N. Bor'ba s kontrabandoi ob"ektov fauny i flory na Dal'nem Vostoke Rossii (konets XIX -nachalo XXI v.). Vladivostok: VF RTA, 2008. 252 s.

5. Matvienko I. G. Vzaimodeistvie gosudarstvennykh struktur v dele okhrany granits ot kontrabandy v nachale XX v. // Tamozhennaya politika Rossii na Dal'nem Vostoke. 2000. № 3. S. 107-113.

6. Pecheritsa V. F. Nekotorye aspekty stanovleniya tamozhennoi sluzhby na Dal'nem Vostoke v nachale XX v. // Tamozhennaya politika Rossii na Dal'nem Vostoke. 1997. № 1. S. 120-125.

7. Popenko A. V. Opyt bor'by s kontrabandoi na Dal'nem Vostoke Rossii (1884 - konets 20-kh gg. XX v.). Khabarovsk: KhPI FSB Rossii, 2009. 150 s.

8. Sonin V. V. Tamozhennaya sluzhba i bor'ba s kontrabandoi na Dal'nem Vostoke Rossii (1917-1918 gg.) // Tamozhennaya sluzhba Dal'nego Vostoka: proshloe, nastoyashchee, budushchee: materialy nauch.-prakt. konf. Vladivostok, 1999. S. 7-9.

9. Shevchenko V. V. Bor'ba s kontrabandoi na Amure i Ussuri // Tamozhennaya politika Rossii na Dal'nem Vostoke. 2009. № 2. S. 90-100.

10. Shelud'ko V. O., Chernomaz V. A. Kontrabanda alkogolya i bor'ba s nei na dorevolyutsionnom Dal'nem Vostoke // Tamozhennaya politika Rossii na Dal'nem Vostoke. 1998. № 1. S. 105-114.

11. Clubb O. E. China and Russia: The great Game. N. Y.: L.: Columbia University Press, 1971. 614 p.

12. Ingemanson B. Cosmopolitan Vladivostok: Swedish glimpses, 1908-1923 // Scando-slavica. 1996. Vol. 42. P. 36-57.

13. Marks S. Road to Power. The Trans - Siberian Railroad and the colonization of Asian Russia 1850-1917. Itha-ca: Cornel University Press, 1991. 240 p.

14. Paine S. C. M. A History of the Sino-Soviet Border, 1858-1924: PhD dissertation. Columbia University. N. Y., 1993. 517 p.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

15. Stephan J. J. The Russian Far East. A History. Stanford: Stanford University Press, 1994. 487 p.

Received: March 11, 2017; accepted for publication April 25, 2017

Reference to the article

Zandanova L. V., Karnovich S. A. Activities of the Russian Customs Officers in Primorye and Priamurye during World War I // Humanitarian Vector. 2017. Vol. 12, No. 4. PP. 41-46. DOI: 10.21209/1996-7853-2017-12-4-41-46.

1 L. V. Zandanova is the main author and the organizer of the study, she draws conclusions and summarizes the results of the collective project.

2 S. A. Karnovich identified archival documents, rules of their analysis and produced an article for publication.