Научная статья на тему 'Демографическая ситуация в городах Среднего Урала в 1926-1940 гг'

Демографическая ситуация в городах Среднего Урала в 1926-1940 гг Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
282
40
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ ПЕРЕХОД / ВОСПРОИЗВОДСТВО НАСЕЛЕНИЯ / СВЕРДЛОВСКАЯ ОБЛАСТЬ / DEMOGRAPHIC TRANSITION / POPULATION REPLACEMENT / SVERDLOVSK OBLAST

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Чащин Алексей Владимирович

В статье рассматривается изменение численности населения на территории Среднего Урала в 1926-1940 гг. Представлен анализ рождаемости и смертности. Особое внимание уделяется причинам смертности, факторам, которые привели к демографической катастрофе 1932-1934 гг. Доказывается, что городское население было на начальной стадии демографического перехода.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

DEMOGRAPHIC SITUATION IN THE CENTRAL URALS TOWNS IN 1926-1940

The author considers change of population size in the Middle Ural in 1926-1940 years. There are analysis of fertility and mortality. Special attention author gives causes mortality, factors which caused demographic catastrophe in 1932-1934 years. The author argues that urban population was in beginning phase of demographic transition.

Текст научной работы на тему «Демографическая ситуация в городах Среднего Урала в 1926-1940 гг»

ARKHANGELSK ANTI-BOLSHEVIK PRESS COVERAGE OF EVENTS IN SIBERIA AT THE END OF 1918

V. S. Cherepenchuk

This article deals with the relations between two regions of the "White" Russia: Arkhangelsk and Siberia during the Civil War. The study is based on the press material of the time. In 1918 anti-Bolshevik governments were formed in different regions of Russia. They had dissimilar political programs, and their relations were far from simple. The article considers peculiarities of Zauralye events coverage by Arkhangelsk newspapers.

Key words: "Wight" Russia, Civil War.

© 2010

А. В. Чащин

ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ В ГОРОДАХ СРЕДНЕГО УРАЛА

В 1926-1940 ГГ.

В статье рассматривается изменение численности населения на территории Среднего Урала в 1926-1940 гг. Представлен анализ рождаемости и смертности. Особое внимание уделяется причинам смертности, факторам, которые привели к демографической катастрофе 1932-1934 гг. Доказывается, что городское население было на начальной стадии демографического перехода.

Ключевые слова: демографический переход, воспроизводство населения, Свердловская область.

Период с конца 1920-х г. по конец 1930-х г. занимает особое место по сложности происходивших в то время социально-экономических процессов: форсированная индустриализация, раскулачивание и голод 1932-1933 гг., политические репрессии. Особый интерес, в связи с этим, представляет изучение демографической ситуации в городах, поскольку изменения в рождаемости и смертности городского населения определили их особую роль в начале демографического перехода.

В данной статье рассматривается население городских поселений Среднего Урала, которые с 1923 г. были в составе Верхнекамского, Пермского, Кунгурского, Нижнетагильского, Ирбитского, Свердловского, частично Сарапульского и Ша-дринского округов, а в 1934 г. были включены в Свердловскую область. В состав Свердловской области вошли городские поселения, как Прикамского региона1,

1 Административно-территориальное деление союзных республик 1937,79-83.

которые в 1938 г. отойдут в Пермскую область, так и городские поселения, которые после 1938 г. остались в составе Свердловской области2.

В последнее время усилился интерес к демографической истории городского населения Урала. Среди исследователей можно выделить: А. И. Кузьмина3, А. Г. Оруджиеву4, В. А. Журавлёву5, Г. Е. Корнилова, С. Ю. Баранова6 и др.

Свердловская область являлась одной из наиболее урбанизированных территорий: в 1934 г. 73 % от общего числа городских поселений Уральской области вошли в состав области (Всесоюзная перепись населения 1926 г. 1928, 4, 98-99). По данным переписей численность городского населения (городов и рабочих посёлков)7 рассматриваемой территории увеличилась с 1119368 чел. в1926 г. до 2331176 чел. в 1939 г. т. е. более чем в 2 раза. Если в 1926 г. доля городского населения составляла 32 % от общей численности населения региона, то по переписи 1939 г. доля городского населения равнялась 51 %8.

По переписи 1926 г. доля численности детей составила 33 %, людей старше 60 лет — 5,8 %, т.е. удельный вес численности детей значительно превышает удельный вес прародительный. Из этого следует, что возрастная структура городского населения относится к прогрессивному типу. Поскольку удельный вес численности людей старше 60 лет ниже 8 %, то можно говорить о том, что городское население находилось на этапе демографической молодости согласно шкале демографического старения Ж. Божье-Гранье-Э. Россета. Перепись 1939 г. зафиксировала уменьшение удельной доли численности людей в возрасте старше 60 лет до 4,7 %, удельная доля детей уменьшилась не столь значительно — до 32,4 %, что связано с миграцией в города преимущественно людей трудоспособного возраста.

Таблица 1

ВОСПРОИЗВОДСТВО ГОРОДСКОГО НАСЕЛЕНИЯ НА ТЕРРИТОРИИ СРЕДНЕГО

УРАЛА В 1928-1939 ГГ., %

года рождаемость смертность естественный прирост младенческая смертность

1927 50,1 29 21,1 —

1928 48,6 25 23,6 202,8

1929 42,9 24,7 18,2 236,1

1930 40,8 26,8 14 251

1931 35,4 29 6,4 274,2

1932 34,2 31 3,2 298,4

1933 32,3 48,6 -16,3 268,3

1934 34 30,1 3,9 216,2

2 Уральская историческая энциклопедия 2000, 533.

3 Кузмин 1993.

4 Кузьмин, Оруджиева, Корнилов 1996.

5 Журавлёва 2006, 33-37.

6 Баранов 2009.

7 Народонаселение 1994, 89-90.

8 Всесоюзная перепись населения СССР 1939 г. 2002, 126, 288.

Окончание табл. 1

года рождаемость смертность естественный прирост младенческая смертность

1935 38 20,7 17,3 201,7

1936 39,3 26 13,3 266,2

1937 45,5 26,5 19 266,2

1938 43,1 22 21,1 214,3

1939 41,1 26,9 14,2 226,2

1940 38,8 26,1 12,7 261

Составлена по: ГАСО. Ф. Р-1812. Оп. 2. Д.33. Л.39-42; Д. 170. Л. 2-8 об.; Д. 171. Л. 1-7; Д. 172. Л. 1; Ф. Р-1813. Оп.1. Д. 98. Л .5; Д. 99. Л. 7; Д. 100. Л. 5; Д. 101. Л. 6; ГАПК. Ф. Р-493. Оп. 3. Д. 7216. Л. 196-198 об., Оп. 11. Д.1. Л. 1-19, 50-61, Д. 4. Л. 17-19 об.; РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 329. Д. 49. Л.2; Д. 52. Л. 101-101 об.; Д. 192. Л. 73, 151; ГАРФ. Ф. А-374. Оп. 23. Д. 86. Л. 83-86; Д. 134. Л. 62-77.

Из анализа табл. 1 видно, что во второй половине 1920-х гг. в городах Среднего Урала показатель рождаемости, согласно шкале коэффициентов рождаемости Б.Ц. Урланиса, был на очень высоком уровне, достигая физиологического максимума9. Однако с конца 1920-х гг. наблюдается тенденция к снижению рождаемости, что было связано с быстрыми и глубокими изменениями в прокреативном поведении. Показатели рождаемости в начале 1930-х гг. были значительно ниже, чем в предыдущий период. Резкий рост смертности совместно со снижением рождаемости лежали в основе демографической катастрофы в 1932-1934 гг.10. Резкий рост рождаемости после демографической катастрофы, согласно мнению В. А. Исупова, связан с компенсаторной волной, ранее отложенных рождений. Пик данной волны приходится на 1937 г., после чего вновь наблюдается тенденция к снижению рождаемости. После демографической катастрофы показатели рождаемости, хотя и выросли, однако, они не превышали показателей 1926-1927 гг. В конце 1930-х гг. данная тенденция вызывала серьезную обеспокоенность среди специалистов Управления народно-хозяйственного учёта, поскольку не соответствовала ранее сделанным прогнозам об естественном приросте населения11.

Смертность, превышая 25 %, даже в достаточно благополучные годы, находилась на очень высоком уровне согласно шкале оценки уровня общего коэффициента смертности (Стеценко С.Г., Козаченко И.В. 1981, 133). Смертность, как это видно из табл. 1, являлась основной причиной низкого естественного прироста в начале 1930-х гг., а в 1933 г. причиной естественной убыли населения, что в целом соответствовало общесоюзным тенденциям12.

Снижение рождаемости в конце 1920-х гг. при одновременном росте общей смертности указывает на рост смертности в старших возрастных группах. Из анализа табл. 2 видно, что если в 1933 г. доля умерших младенцев от общего числа

9 Урланис 1963, 75.

10 Исупов 2000, 9-10.

11 ГАПК. Ф. Р-493. Оп. 3. Д. 7217. Л. 98-98 об.

12 Андреев, Дарский, Харькова 1993, 135.

смертей составляла 20,5 %, то в 1937 г. их доля увеличилась до 42,3 %. Это указывает на снижение смертности в старших возрастных группах. Например, если в 1933 г. на возрастную группу 20-29 лет приходилось 7,1 % от общего числа смертей, то в 1937 г. уже 5,1 %.

Снижение младенческой смертности в 1933 г. можно объяснить уменьшением рождаемости в предыдущий период. Рост рождаемости с 1935 г. привёл и к росту младенческой смертности. Однако, с 1937 г. вновь наблюдается тенденция к росту младенческой смертности при снижении рождаемости.

Таблица 2

РАСПРЕДЕЛЕНИЕ СМЕРТЕЙ ПО ВОЗРАСТНЫМ ГРУППАМ НА ТЕРРИТОРИИ СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ 1933 И 1937 ГГ., %

возрастные группы 1933 г. 1937 г.

0-9 лет 43,7 64

в т. ч. до 1 года 20,5 42,3

10-19 лет 3,4 2,7

20-29 лет 7,1 5

30-39 лет 6,3 5,1

40-49 лет 7,4 4,1

50-59 лет 8,7 4,5

60-69 лет 8,8 4,6

70 лет и старше 10 5,5

неизвестный возраст 2,9 0,1

Итого 100 100

Составлено по: ГАРФ. Ф. А-374. Оп. 23. Д. 225. Л. 152-152 об.; ГАСО. Ф. Р-1812. Оп.2. Д. 172. Л. 51-51 об.; Ф. Р-1813. Оп. 1. Д. 100. Л.1-2.

Рост младенческой смертности, как неоднократно отмечалось в отчётах Уральского народно-хозяйственного учёта, связано с ростом числа инфекционных заболеваний: кори, дизентерии, скарлатины, коклюша13. В целом, так же, как и в случае с рождаемостью, во второй половине 1930-х гг. можно говорить о тенденции снижения смертности.

Отдельно необходимо проанализировать начало 1930-х гг., когда была зафиксирована демографическая катастрофа. Из анализа табл. 3 видно, что в 1933 г. с февраля по август смертность достигала наибольших значений. В это же время рождаемость, хотя и оставалась на среднем уровне согласно шкале коэффициентов рождаемости Б.Ц Ураланиса, однако, для того времени это было необычным, учитывая, что в предыдущий период рождаемость находилась на высоком или очень высоком уровне. Рост рождаемости был зафиксирован только в июле-августе 1934 г., что совместно со снижением смертности обеспечило положительный прирост населения во второй половине 1934 г. В осенний период 1933 и 1934 гг. в свя-

13 ЦДООСО. Ф. 4. Оп. 31. Д. 117. Л. 79.

зи с улучшением продовольственного снабжения смертность уменьшается. Однако в конце зимы и весной 1934 г. вновь был зафиксирован рост смертности, при этом, как и в 1933 г., самый высокий показатель смертности был отмечен в мае.

Таблица 3

ВОСПРОИЗВОДСТВО ГОРОДСКОГО НАСЕЛЕНИЯ В СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ

В 1933-1934 ГГ., %

месяцы рождаемость смертность прирост

1933 1934 1933 1934 1933 1934

январь 22,5 21,2 25,8 27,2 -3,3 -6

февраль 26,5 19,9 38,5 26 -12 -6,1

март 24,7 18,8 39,8 28,6 -15,1 -9,8

апрель 24,8 19,6 43,1 28,4 -18,5 -8,8

май 24,1 23,2 45,7 31,5 -21,6 -8,3

июнь 24,0 25,9 39,6 26,9 -15,6 -1

июль 26,8 29,2 38 24,4 -11,2 4,8

август 26,3 32,2 41,2 22,3 -14,9 9,9

сентябрь 23 30,2 29,3 20,2 -6,3 10

октябрь 21,7 33,5 27,5 15,5 -5,8 18

ноябрь 18,4 30 25,3 15,8 -6,9 14,2

декабрь 19,5 30 27,6 19,1 -8,1 10,9

Составлено по: РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 20. Д. 41. Л. 26.

Для объяснения роста смертности в начале 1930-х г. необходимо обратиться к анализу распределения умерших по причинам смертности и группам заболеваний. В табл. 4 представлены только те группы заболеваний, которые являлись наиболее распространенными причинами смерти среди городского населения Среднего Урала.

Таблица 4

РАСПРЕДЕЛЕНИЕ УМЕРШИХ СРЕДИ ГОРОДСКОГО НАСЕЛЕНИЯ ПО ПРИЧИНАМ СМЕРТИ ПО ГРУППАМ ЗАБОЛЕВАНИЙ НА ТЕРРИТОРИИ СРЕДНЕГО УРАЛА

В 1933-1939 ГГ., %

классификация причин смерти 1933 1934 1935 1936 1937 1939

инфекционные и паразитические заболевания 12,9 11,4 6,9 10,3 10,2 7,4

новообразования 0,5 0,5 0,5 0,5 0,5 0,5

болезни системы кровообращения 4 2 1,1 1,2 1,3 1,4

болезни органов дыхания 6,7 4,3 2,5 3,4 3,8 3,3

Окончание табл. 4

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

болезни органов пищеварения 8,4 4,4 3,5 4,7 4 3,7

симптомы, признаки и неточно обозначенные состояния 5,4 2,3 1 0,9 0,2 0,2

Составлено по: ГАСО. Ф. Р-1812. Оп. 2. Д.33. Л. 39-42; Д. 170. Л. 2-8 об.; Д. 171. Л. 1-7; Д. 172. Л. 1; ГАСО. Ф. Р-1813. Оп.1. Д. 98. Л.5; Д. 99. Л. 7; Д. 100. Л. 5; Д. 101. Л. 6; РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 329. Д. 49. Л.2; Д. 52. Л. 101-101 об.; Д. 192. Л. 73, 151; ГАРФ. Ф. А-374. Оп. 23. Д. 134. Л. 62-77.

Инфекционные и паразитарные заболевания являлись ведущей причиной смерти в течение всего рассматриваемого периода, как это видно из данных табл. 4. Наиболее распространенной причиной смерти были: сыпной и брюшной тиф, оспа, скарлатина, корь, коклюш, дифтерия, грипп. В этиологии данных болезней главную роль играют экзогенные по отношению к человеку факторы14.

Активное промышленное строительство вызвало резкий рост населения в городских поселениях, что привело к острой нехватке жилья, объектов социальной инфраструктуры: водопровода, бань, прачечных. Антисанитарное состояние городов стало основной причиной эпидемии сыпного и брюшного тифа, оспы15. Например, рабочий из Чусового в 1933 г. возмущался, что «...в бараках хуже, чем в конюшне: нет дров, нет воды, некоторые рабочие ударники живут по полгода и спят на нарах, на голых досках»16. Типичным для Урала является описание бараков Нижнего Тагила из справки, предоставленной в 1933 г. секретарю Уральского обкома тов. И. Д. Кабакову: «Вот, например, барак №2 и №4 железного цеха: грязь, клопы. В комнатах холодно, по бараку свободно гуляет ветер, щели в 2 пальца»17. Нехватка качественной питьевой воды также в немалой степени способствовало росту числа инфекционных заболеваний, особенно брюшного тифа. В докладной записке в 1931 г. отмечалось: «Одним из источников распространения эпидемии является плохое состояние дела охраны водоёмов. Питьевое водоисполь-зование организовано совершенно неудовлетворительно: в большинстве центров источником водоснабжения являются открытие водоёмы, примитивные колодцы и даже лужи (Кизел). Центральное водоснабжение крупнейших индустриальных центров Урала (Свердловск, Челябинск и Пермь) страдает рядом существенных дефектов: зоны санитарной охраны водоисточников существуют в ограниченном числе пунктов и зачастую нарушаются (Свердловск)»18. Те же причины способствовали росту смертности для группы людей, страдающих болезнями органов дыхания (особенно туберкулёза).

В течение 1930-х гг. проблема с санитарным состоянием городских поселений так и не была решена. Например, в отчёте о санитарном состоянии Свердловска за 1938 г. указывалось, что в городе имеются серьезные проблемы с очисткой города как от твёрдых, так и жидких отходов в силу недостаточной протяжённости

14 Демографическая модернизация России 2006, 257.

15 Чащин 2009, 211-216.

16 ЦДООСО. Ф. 4.Оп. 11. Д. 277. Л. 72.

17 Там же.

18 ГАСО. Ф. Р-245. Оп.1. Д. 1236. Л. 8-9.

канализации. Остро стояла проблема с обеспечением населения чистой питьевой водой. Отмечалось, что чрезмерное загрязнение реки Исети в Свердловске, протекающей через весь город, привело к тому, что воду из реки нельзя было использовать для бытовых нужд19. С такими же проблемами сталкивались и другие крупные городские поселения Среднего Урала. В докладной записке от 1938 г. «По эпидемическим заболеваниям в области и меры борьбы с ними» отмечалось, что сыпной тиф не ликвидирован вследствие непорядочности коммунально-бытового обслуживания населения, ввиду значительной загрязнённости почвы и нарушения санитарного режима, ассенизации, элементарных правил питьевого водоснабжения (Свердловск, Нижний Тагил, Кизел, Пермь, Молотово)20.

Как уже было отмечено, высокий уровень смертности во второй половине 1930-х гг. был связан с увеличением детской смертности21. Особенно, в связи с этим стоит выделить заболевания, как скарлатина, дизентерия, коклюш, которые в своей массе приходились на детей22. Так в объяснительной записке к годовому отчёту по движению острых заразных заболеваний по Пермской области за 1939 г. отмечалось, что дизентерия занимает одно из первых мест по области, не только по уровню заболеваемости, но и по смертности от неё. Основной причиной сложившейся ситуации было отсутствие элементарных знаний об уходе за младенцем. Например, была широко распространена практика кормления грудничков с первых месяцев жизни цельным коровьим молоком23. К этому необходимо добавить, что несмотря на активное строительство, количество медицинских учреждений было недостаточным, не хватало медицинских кадров24. Например, в докладной записке о состоянии медицинских кадров по Свердловской области на 1 сентября 1939 г. указывалось, что в таких крупных городах, как Серов, Красноуральск, Новая Ляля амбулаторный приём в поликлиниках на 40-60 % ведут фельдшера, они же почти целиком обслуживают скорую неотложную и квартальную помощь25.

В течение всех 1930-х гг. большая часть населения голодала, что выражалось, согласно типологии П.А. Сорокина, как в форме абсолютного голода, так и форме латентного голода или недоедания26. Из данных табл. 4 видно, что смертность от болезней органов пищеварения стояла в 1933 г. на втором месте после инфекционных и паразитарных заболеваний. В последующий период количество умерших на 1000 чел. от данной группы уменьшается. С 1931 г. в таблицах отдельно выделялась графа «болезни от неполноценного питания (включая рахит)». Доля умерших от данных заболеваний составила в 1933 г. 0,9 %, в 1934 г. уже 0,4 %, в 1935 г. 0,1 %, в 1936 г. 0,06 %. С 1937 г. соответствующая графа в таблицах умерших по причинам смерти пропадает. Можно говорить, что умерших людей от голода среди городского населения было больше, так как, как отмечают исследователи, отнюдь не все смерти от голода регистрировались27. В этой связи обращает на себя

19 ГАСО. Ф. Р-286. Оп. 2. Д. 14. Л. 27.

20 ЦДООСО. Ф.4. Оп. 33. Д. 151. Л. 60.

21 ЦДООСО. Ф. 4. Оп. 31. Д. 121. Л. 145.

22 ЦДООСО. Ф. 4. Оп. 31. Д. 92. Л. 147.

23 ГАПК. Ф. Р-493. Оп. 3. Д. 7217. Л. 7-13.

24 ЦДООСО. Ф.4. Оп.10. Д. 219. Л. 209.

25 ЦДООСО. Ф. 4. Оп. 35. Д. 309. Л. 144.

26 Кандрашин 2008, 48.

27 Исупов 2000, 96.

внимание, что количество людей, умерших от симптомов, признаков и неточно обозначенных состояний в 1933 г. на 1000 чел было значительно больше, чем в последующие годы (см. табл. 4). Доказательством голода является эпидемия цинги. Причиной заболевания цингой является некачественное питание и недостаток витаминов. В апреле 1933 г. отмечалось: «Указанные сведения надо считать, безусловно, преуменьшенными в несколько раз, во-первых, и, во-вторых, в группу «цинга» входит не только действительно цинга, но и безбелковые отёки <...> регистрируется, как правило, исключительно тяжёлые случаи безбелковых отёков с признаками огромного истощения, с неподдающимися лечению поносами. Безбелковые отёки, осложнённые поносами, дают огромнейшую смертность»28. В материалах сводок ОГПУ по городу Перми в 1932 г. были зафиксированы высказывания рабочей завода им. Дзержинского: «Дожили, я видела сама на чёрном рынке, как мужчина умирал с голоду, прохожие давали корки хлеба, но он есть уже не мог»29. При этом другая работница добавила, что у её знакомого умерло двое ребят с голоду30. Рабочий железнодорожной станции Алапаевск в сентябре 1933 г. высказывал недовольство: «Я тоже работать не буду, возьму расчёт лишь потому, что не достаёт пайка, приходиться сидеть голодом по четыре дня»31. Рабочие с завода им. Шпагина в Перми констатировали: «Выходят, говорят и обещают, что положение рабочих советская власть улучшает, а на самом деле положение всё ухудшается — начали уже водичкой кормить»32. В асбестовском районе маркшейдер Изумрудных копий в 1933 г. высказал мнение: «Советская власть — это власть холопов, она в состоянии заморить голодом, и в настоящее время рабочие только бы не померли с голоду, и заработать себе кусок хлеба, а не ради построения социализма»33. В другой сводке пермский рабочий возмущался: «Мы, товарищи, идём не к социализму, а к провализму. В конце-то концов, изорвёт голодом. Когда же кончится это мучение?»34.

Выявление случаев заболевания цингой во второй половине 1930-х гг. указывает на сохранение проблем с продовольственным снабжением городского населения. Например, в 1938 г. в докладной записке о санитарном и эпидемическом состоянии указывалось, что «цинга в 1937 г. дала совершенно исключительное развитие в пределах Свердловской области»35. О заболевание цингой в 1940 г. были сообщения по Свердловску и Красноуральску36.

Одной из примет времени были очереди, вызванные нехваткой продуктов. Во внеочередном донесение УНКВД по Берёзовскому району за 15 февраля 1940 г. отмечалось: «С каждым днём положение с торговлей хлебом становиться труднее. Очереди доходят свыше тысячи человек у каждого хлебного магазина. Встают в очередь с часу ночи и при попытке милиции предложить разойтись — не

28 ГАСО. Ф. Р-241. Оп. 2. Д. 3387. Л. 357 об.

29 ПермГАНИ. Ф. 1. Оп. 1. Д. 493. Л.2.

30 Там же.

31 ЦДООСО. Ф. 56. Оп. 1. Д. 418. Л. 103..

32 ПермГАНИ. Ф. 1. Оп. 1. Д. 493. Л. 1 об., 3об.

33 ЦДООСО. Ф. 174. Оп. 1. Д. 251. Л.3.

34 ПермГАНИ. Ф. 1. Оп. 1. Д. 612. Л. 72-76.

35 ЦДООСО. Ф. 4. Оп. 33. Д. 275. Л. 65.

36 ЦДООСО. Ф. 4. Оп. 31. Д. 117. Л. 80.

расходятся. Были случаи, что очереди занимают дети и женщины, двух человек увозили сразу в больницу»37.

Недоедание и голод ослабляли иммунную защиту организма, что способствовало увеличению заболеваемости, в том числе, болезнями, вызванные эндогенными факторами. Например, смертность от болезней кровообращения в 1933 г. была значительно выше, чем в последующие годы.

Таким образом, в течение 1926-1940 гг. численность городского населения увеличивается более чем в два раза, что было вызвано активным промышленным строительством. В структуре городского населения сохранилось преобладание детей и подростков, при уменьшении доли лиц преклонного возраста, т. е. городское население Среднего Урала было по преимуществу молодым. Одним из последствий политики форсированной индустриализации и коллективизации, был голод, который в разной степени охватывал городское население в течение всего анализируемого периода. Особенно, кончено выделяется период демографической катастрофы 1932-1933 гг. Другие причины, способствовавшие росту смертности, были связаны с нехваткой жилья, социальной инфраструктуры, что приводило к высокой смертности от инфекционных и паразитарных заболеваний. Неблагоприятные внешние условия способствовали сохранению высокой младенческой смертности. Среди причин смерти выделяются, прежде всего, болезни экзогенного характера, что в целом характерно для традиционного общества. В воспроизводстве населения намечаются лишь слабые тенденции к снижению как рождаемости, так смертности, что указывает лишь на самое начало демографического перехода.

БИБЛИОГРАФИЯ

Административно-территориальное деление союзных республик на 1 марта 1937 г. 1937. М.

Андреев Е.М, Дарский Л. Е. Харькова Т.Л. 1993: Население Советского союза, 19221991 гг. М.

Баранов Е. Ю. 2009: Аграрное развитие и продовольственное обеспечение населения Урала. 1928-1934 гг. М.

Всесоюзная перепись населения 1926 г. Т. 4. Вятский район. Уральская область. Башкирская АССР. 1928. М.

Всесоюзная перепись населения СССР 1939 года: Уральский регион. 2002. Екатеринбург.

Демографическая модернизация России, 1900-2000 / А. Г. Вишневский (ред.). 2006. М.

Журавлёва В. А. 2006: Естественное воспроизводство городского населения Урала в 20-30-е годы XX века // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия социально-гуманитарные науки. Вып. 7, 33-37.

Изменения в административно-территориальном делении Свердловской области: 1934-1991 гг. 2008. Екатеринбург.

Исупов В. А. 2000: Демографические катастрофы и кризисы в России в первой половине XX в. Новосибирск.

Кондрашин В. В. 2008: Голод 1932-1933 годов: трагедия российской деревни. М.

Кузмин А.И. 1993: Семья на Урале: аспекты выбора жизненного пути. Екатеринбург.

Народонаселение. Энциклопедический словарь / Г. Г. Меликьян (гл. ред.). 1994. М.

37 ЦДООСО. Ф. 4. Оп. 31. Д. 116. Л. 59.

Население Урала. XX век. История демографического развития / А. И. Кузьмин, А. Г. Оруджиева, Г. Е. Корнилов и др. 1996. Екатеринбург.

Стеценко С. Г., Козаченко И. В. 1981: Демографическая статистика. Киев. Уральская историческая энциклопедия. 2000: Екатеринбург. Урланис Б. Ц. 1963: Рождаемость и продолжительность жизни в СССР. М. Чащин А. В. 2009: Эпидемиологическая обстановка в Уральской области в 1923-1934 гг. // Исторические исследования в Сибири: проблемы и перспективы: сб. мат. III региональной молодёжной науч. конф. Новосибирск, 211-216.

DEMOGRAPHIC SITUATION IN THE CENTRAL URALS TOWNS IN 1926-1940

A. V. Chashchin

The author considers change of population size in the Middle Ural in 1926-1940 years. There are analysis of fertility and mortality. Special attention author gives causes mortality, factors which caused demographic catastrophe in 1932-1934 years. The author argues that urban population was in beginning phase of demographic transition.

Key words: demographic transition, population replacement, Sverdlovsk oblast.

© 2010

О. Ю. Стародубова

ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА КАК СРЕДСТВО ПРОПАГАНДЫ:

ФОРМИРОВАНИЕ ОБРАЗА БРУСИЛОВСКОГО ПРОРЫВА В СОВЕТСКОЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ 1940-Х ГОДОВ

Советская власть установила жесткий контроль над художественной литературой, видя в ней эффективное средство воздействия на общественное сознание. В 1940-е годы художественная литература являлась частью огромного пропагандистского механизма. Советские писатели рассматривались властью как отряд бойцов, «вооруженных словом», а созданные ими произведения служили «верным оружием» для защиты государства от внешних врагов. Писатели пытались соответствовать внутри- и внешнеполитической конъюнктуре и стремились угодить сталинским вкусам. В процессе написания произведения создавался образ Брусиловского прорыва, полностью соответствующий идеологическим канонам.

Ключевые слова: Первая мировая война, Брусиловский прорыв, художественная литература, советские писатели, пропаганда.

В августе 1939 года советским руководством был взят курс на улучшение советско-германских отношений. Новое внешнеполитическое направление внесло свои изменения в трактовку Первой мировой войны. Невозможность ни от-

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.