Научная статья на тему 'Д.А. МИЛЮТИН - УЧЁНЫЙ, ВОЕНАЧАЛЬНИК, ВОЕННЫЙ МИНИСТР РОССИИ'

Д.А. МИЛЮТИН - УЧЁНЫЙ, ВОЕНАЧАЛЬНИК, ВОЕННЫЙ МИНИСТР РОССИИ Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
527
95
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ВОЕННЫЙ МИНИСТР Д.А. МИЛЮТИН / ВОЕННАЯ РЕФОРМА / ВОЙНА НА КАВКАЗЕ / ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ / ВОЕННО-УЧЕБНЫЕ ЗАВЕДЕНИЯ / ВСЕОБЩАЯ ВОИНСКАЯ ПОВИННОСТЬ

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Копытко Василий Кириллович, Бринюк Надежда Юрьевна, Михайлов Андрей Александрович

В статье рассмотрен вклад выдающегося отечественного военного и государственного деятеля Д.А. Милютина в реформирование Вооружённых сил Российской империи в 1860-1870-е годы и в развитие различных отраслей военной науки.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

D.A. MILYUTIN, SCHOLAR, ARMY LEADER, WAR MINISTER OF RUSSIA

The paper looks at the contribution by outstanding domestic military figure and statesman D.A. Milyutin to the reform of the Armed Forces in the Russian Empire in the 1860s-1870s, and to the development of various branches of military science.

Текст научной работы на тему «Д.А. МИЛЮТИН - УЧЁНЫЙ, ВОЕНАЧАЛЬНИК, ВОЕННЫЙ МИНИСТР РОССИИ»

_ПОЛКОВОДЦЫ И ВОЕНАЧАЛЬНИКИ • Ж

В.К. КОПЫТКО, V.K. KOPYTKO,

Н.Ю. БРИНЮК, N.Yu. BRINYUK,

А.А. МИХАЙЛОВ A.A. MIKHAILOV

Д.А. МИЛЮТИН — УЧЁНЫЙ, ВОЕНАЧАЛЬНИК, ВОЕННЫЙ МИНИСТР РОССИИ

D.A. MILYUTIN, SCHOLAR, ARMY LEADER, WAR MINISTER OF RUSSIA

Сведения об авторах. Копытко Василий Кириллович — главный научный сотрудник научно-исследовательского центра Военной академии Генерального штаба ВС РФ, генерал-майор запаса, доктор военных наук, профессор (119571, Москва, пр. Вернадского, д. 100);

БринюкНадежда Юрьевна — научный сотрудник44-го научно-исследовательского отдела (военной истории СевероЗападного региона РФ) Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ, кандидат исторических наук (Санкт-Петербург. E-mail: brinyuk2013@yandex.ru);

Михайлов Андрей Александрович — научный сотрудник 44-го научно-исследовательского отдела (военной истории Северо-Западного региона РФ) Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ, доктор исторических наук, доцент (Санкт-Петербург. E-mail: dragun66@mail.ru).

Аннотация. В статье рассмотрен вклад выдающегося отечественного военного и государственного деятеля Д.А. Милютина в реформирование Вооружённых сил Российской империи в 1860—1870-е годы и в развитие различных отраслей военной науки.

Ключевые слова: военный министр Д.А. Милютин; военная реформа; война на Кавказе; военная история; военно-учебные заведения; всеобщая воинская повинность.

Information about authors. Vasily Kopytko — Chief Researcher at Research Center of the RFAF General Staff Military Academy, Major-General (Res.), D. Sc. (Mil.), Professor (No. 100, Prospekt Vernadskogo, Moscow 119571);

Nadezhda Brinyuk — Researcher at RF Northwest Military History Research Section 44 of the Military History Research Institute of the RF AF General Staff Military Academy, Cand. Sc. (Hist.) (St. Petersburg. E-mail: brinyuk2013@yandex.ru);

Andrei Mikhailov — Researcher at RF Northwest Military History Research Section 44 of the Military History Research Institute of the RFAF General Staff Military Academy, D. Sc. (Hist.), Professor (St. Petersburg. E-mail: dragun66@mail.ru).

Summary. The paper looks at the contribution by outstanding domestic military figure and statesman D. A. Milyutin to the reform of the Armed Forces in the Russian Empire in the 1860s—1870s, and to the development of various branches of military science.

Keywords: War Minister D.A. Milyutin; military reform; war in the Caucasus; military history; military schools; compulsory military service.

Ом

М

|енерал-фельдмаршал граф Дмитрий Алексеевич Милютин (1816—1912) по праву может быть причислен к плеяде наиболее выдающихся отечественных военных и государственных деятелей XIX — начала ХХ века.

С именем Д.А. Милютина неразрывно связана эпоха поистине великих реформ императора Александра II. Именно Дмитрий Алексеевич стал автором и вдохновителем преобразований, которые поставили российские вооружённые силы на уровень развития, соответствовавший требованиям времени, придали им способность отвечать на вызовы извне и решать важнейшие задачи по обороне государства. Вместе с тем Милютин был талантливым военачальником и видным

военным теоретиком, который внёс весомый вклад в военную науку и развитие системы военного образования в России.

С молодых лет Д.А. Милютин проявлял склонность к научной деятельности. Его первые опыты в этой области начались ещё в пятнадцатилетнем возрасте, когда он учился в Благородном пансионе Московского университета. В 1831 году им было опубликовано «Руководство к съемке планов с применением математики»1. Уже тогда пресса впервые отметила писательское дарование Милютина, свойственную ему способность логически и внятно излагать свои мысли2.

Окончание гражданского учебного заведения,казалось, прочило юноше карьеру штатского чиновника. Однако после выпу-

ска из пансиона Милютин поступил фейерверкером в 1-ю гвардейскую артиллерийскую бригаду, где уже через полгода был произведён в офицеры. При этом он не оставлял писательского труда, публикуя статьи на научные темы.

Стремление к познанию привело Д.А. Милютина в стены незадолго до этого открытой Военной академии, при поступлении в которую он был зачислен сразу в старший, практический, класс. Академию Милютин окончил блестяще, с серебряной медалью, и в 1837 году был направлен для прохождения службы в Гвардейский генеральный штаб.

На новом месте службы Д.А. Милютин не прекратил занятий наукой. Совместно с офицерами Л.Л. Штюрмером, Н.И. Вульфом

и

*к • ПОЛКОВОДЦЫ И ВОЕНАЧАЛЬНИКИ

и Л.П. Батюшковым он перевёл с французского языка и опубликовал записки наполеоновского военачальника Л. Гувион Сен-Сира3 о революционных войнах Франции 1794—1795 гг. Кроме того, принял активное участие в работе над справочными изданиями «Энциклопедический лексикон» и «Военно-энциклопедический лексикон», для которых составил свыше 150 статей по различным вопросам физики, математики, географии, военных наук. В этот период Д.А. Милютин начал работать по суворовской тематике: он написал две статьи об А.В. Суворове, в которых указывал на самобытность гения великого русского полководца, свидетельствовал об огромной силе его нравственного влияния на войска, о наличии у него таких качеств, равных которым не имели подавляющее большинство отечественных военных деятелей конца XVIII века4. В своих военно-исторических трудах Д.А. Милютин отмечал неизменность ос-

новных принципов ведения войны, чем обусловливал необходимость изучения и анализа опыта предшествовавших войн теми из современников, кто готовится к роли военного деятеля5.

Однако 22-летний офицер не мог позволить себе ограничиться одними «кабинетными» исследованиями военного дела. В 1838 году Д.А. Милютин подал рапорт о переводе его на Кавказ, являвшийся в то время практической школой для многих русских офицеров6. В войне с горскими племенами Кавказа он приобрёл свой первый боевой опыт. В 1839 году в составе отряда под командованием П.Х. Граббе молодой офицер Генерального штаба совершил поход в Северный Дагестан, участвовал в вооружённых столкновениях, а в одном из боёв получил огнестрельное ранение. Во время пребывания на Кавказе Д.А. Милютин размышлял о разработке стратегии и тактики войны, которые могли бы способствовать эффективно-

му утверждению на территории этого края российского государства. В этот период им были составлены адресованные командованию записки7 и статья, иллюстрировавшая действия русских войск в войне против храброго и непримиримого противника8. В этих сочинениях содержались предложения по методам планомерного продвижения и укрепления русской армии на кавказской территории, а также по административно-хозяйственному освоению края с учётом интересов и житейского уклада местного населения9.

После заграничного отпуска в 1843 году Д.А. Милютин занял должность обер-квартирмей-стера войск Кавказской линии и Черноморья.

Опыт своей военной деятельности на Кавказе в конце 1830 — начале 1840-х годах он отразил в брошюре «Наставление к занятию, обороне и атаке лесов, деревень, оврагов и других местных предметов»10, которая вышла в свет в 1843 году и была переиздана уже во время пребывания автора в Санкт-Петербурге в 1845 году.

С начала 1845 года в полной мере развернулась карьера Милютина-учёного. В этот период он был приглашён на должность профессора по кафедре военной географии в Военную академию.

Изучив программы преподавания своего предмета, Д.А. Милютин опубликовал в «Военном журнале» статью «Критическое исследование значения военной географии и статистики»11. В этом уникальном труде был дан обзор состояния указанных военно-научных дисциплин, обозначены основные проблемы их становления и развития, обоснована необходимость расширения в программах академии содержания военной географии до масштабов военной статистики — науки, подвергающей анализу все географические, социальные, экономические и военные факторы, которые могут способствовать обеспечению обороноспособности и военного потенциала государства.

В 1847—1848 гг. была опубликована двухтомная монография Д.А. Милютина «Первые опыты военной статистики»12. Курс военной статистики, разработанный Милютиным, по праву считался наиболее полным и логически обоснованным предметом в программе академического образования. Его основные принципы почти не подверглись изменениям до конца существования Российской империи. Необходимо отметить, что в середине 1840-х годов подобный курс по своей глубине и практической направленности являлся новшеством не только для России, но и для европейских государств.

Разработав программу курса военной статистики, обеспечив его методическими пособиями и картами, одна из которых — большая стенная карта Средней Европы — была составлена «под непосредственным наблюдением и почти собственноручно самим профессором», Д.А. Милютин построил образовательный процесс так, чтобы слушатели расширяли свои знания изучением и тех государств, обзор которых не входил в академическую программу13. Кроме того, в период преподавания в академии Д.А. Милютин в качестве начальника 3-го учебного и воспитательного отделения Штаба военно-учебных заведений участвовал и в разработке программ среднего военного образования в России, в подготовке «Наставления по учебной части военно-учебных заведений» и т.д.

В эти годы он вёл также активные военно-исторические исследования. После смерти историка А.И. Михайловского-Данилевского (сентябрь 1848 г.) Д.А. Милютину было поручено продолжение работы по составлению военно-исторического труда о войне России против Франции в составе Второй антифранцузской коалиции европейских государств (1798—1800). За три года им был создан капитальный труд в 5 томах под названием «История войны России с Франциею в царствование императора Павла I в 1799 г.»14. В отличие от публикаций

А.И. Михайловского-Данилевского, носивших описательный характер и не содержавших попыток критического анализа событий, труд Д.А. Милютина представлял собой глубокое и самостоятельное военно-историческое исследование. Главным принципом своей научной работы автор называл правило не приступать «к самому изложению хода событий прежде полного разъяснения их выборкой и сличением всех имевшихся под рукой источников»15. Он использовал огромное количество разнообразных документов и исторических исследований.

Отличающееся логичностью и ясностью изложения сочинение Д.А. Милютина вместе с тем представляет собой увлекательный рассказ, позволяющий читателю выявить главные особенности и события войны, в которой в полной широте проявился гений А.В. Суворова. Личности и полководческому дару русского военачальника Милютин уделил в своей работе особое внимание. Он показал новаторство А.В. Суворова в вопросах разработки тактики и стратегии войны, способность оказывать нравственное воздействие на подчинённые войска, первенство его военно-стратегической мысли перед многими современными ему военачальниками, не исключая и Наполеона16.

Монография получила высокую оценку российских читателей и признание учёных-историков. Д.А. Милютин же начал сбор и обработку документов для составления труда по истории кавказских войн, однако работу прервали события, связанные с ухудшением внешнеполитической обстановки и началом неудачной для России Крымской войны. В 1854 году Милютин был принят в число членов-корреспондентов Российской академии наук. Книга о войне с Францией 1799 года была вторично издана в 1857 году и переведена на французский язык.

Накануне и в продолжение Крымской войны Д.А. Милютин выполнял целый ряд ответ-

Д.А. Милютин

ственных поручений Военного министерства: сопровождал императора Николая I в поездке за границу, участвовал в подготовке военных действий против Турции, составлял аналитические записки и рекомендации по военно-политическим вопросам для высшего военного командования и правительства России. В 1855 году после смерти императора Николая I Милютин участвовал в работе Комиссии для улучшений по военной части и впервые высказал идеи о «невыгодах существующей в России военной системы и о средствах к устранению оных», представленные им в

Д.А. Милютин

и

*к • ПОЛКОВОДЦЫ! И ВОЕНАЧАЛЬНИКИ

Александр II с группой военных за столом в готическом интерьере

Художник М. Зичи

одноимённой записке. Некоторые положения этого документа содержали мысли, которые впоследствии легли в основу воплощённых Д.А. Милютиным военных реформ. В том же году он проанализировал состояние русской армии и в специально подготовленных предложениях указал на опасность дальнейшего ведения войны для российского государства, что способствовало началу мирных инициатив правительства Александра II17.

В 1856 году Д.А. Милютин вновь был командирован на Кавказ. По предложению наместника Кавказа и командующего Отдельным кавказским корпусом генерала от инфантерии князя А.И. Барятинского он занял должность начальника Главного штаба кавказских войск. Во время этой, оказавшейся последней командировки на Кавказ как начальник штаба он занимался подготовкой и проведением военных операций. Так, имевшая определяющее значение в ходе войны экспедиция, завершившаяся взятием русскими войсками аула Гуниб и пленением имама Шамиля, проходила при руководящей роли и личном участии Д.А. Милютина18.

Однако важнейшее значение во время его пребывания на ответственном посту главного помощника генерала А.И. Барятинского имела административная деятельность: вступив в

должность, Дмитрий Алексеевич разработал проект коренного реформирования военного управления областью19. В 1857 году в Санкт-Петербурге Д.А. Милютин лично добился одобрения и финансирования значительной части своих проектов, после чего на Кавказе начались преобразования, позволившие завершить Кавказскую войну умиротворением края и получить практический опыт проведения реформ в военной сфере, который был с успехом использован Милютиным в период его вступления на пост военного министра.

В 1860 году Д.А. Милютин был назначен товарищем военного министра генерал-адъютанта Н.О. Сухозанета, который в тяжёлых условиях социально-экономического кризиса,раз-разившегося в стране после поражения в Крымской войне, пытался осуществить меры по сокращению военных расходов. Убеждённый консерватор, Су-хозанет не допускал имевшего репутацию либерала Д.А. Милютина к выступлению в министерстве на активных ролях. Однако в апреле 1861 года Су-хозанет был назначен наместником Царства Польского, а его заместитель после полугодового исполнения обязанностей своего предшественника в ноябре занял должность военного министра.

Деятельность Милютина на посту военного министра, раз-

работанные и проведённые под его руководством реформы в военной сфере имели для России историческое значение. Он преобразовал систему управления вооружёнными силами и их организацию, реформировал методы комплектования рядовым и офицерским составом, модернизировал профессиональную подготовку командных кадров, осуществил перевооружение армии современными видами оружия и т.д.

Военные реформы, так же как и преобразования в других отраслях жизни российского государства, состоявшиеся в эпоху Александра II и названные современниками великими20, должны были, по мысли их царственного вдохновителя, поддерживаемой Д.А. Милютиным, «примирить историю — этот незыблемый завет прошлого — с прогрессом — законом настоящего и будущего...»21. Военный министр преследовал важнейшую цель: создание вооружённых сил, соответствовавших государственным интересам и соразмерных финансовым и социально-экономическим ресурсам Российской империи, построение в стране такой организации военного дела, которая позволила бы при содержании в мирное время сравнительно небольшой армии быстро развёртывать её в случае войны22.

Реформы 1860—1870-х годов проходили при активном обсуждении в печати, в обстановке гласности и активных общественных дискуссий; при этом реформаторы подвергались нападкам со стороны как консервативно-националистических, так и либерально-демократических сил. Необходимо учесть, что проведение реформ шло при неустойчивом положении России на мировой арене после Крымской войны, сопровождалось усложнением внешнеполитической обстановки из-за восстания в Польше в 1863—1864 гг., которое в свою очередь потребовало наращивания вооружённой силы. Тем большей заслу-

гой правительства является последовательность в реорганизации военной сферы, несмотря на большие экономические трудности, недостаток финансов, падение авторитета армии в обществе, активное сопротивление со стороны противников реформ и ожесточённую травлю её исполнителей представителями поднимавшей голову революционной демократии.

Пожалуй, важнейшим элементом военных реформ Д.А. Милютина стало уничтожение безнадёжно устаревшей к середине XIX века системы комплектования русской армии — рекрутской повинности, «рекрутчины», имевшее столь же важное историческое значение, как и отмена крепостного права в 1861 году. Рекрутская повинность являлась одним из наиболее ярких проявлений социального неравенства. Она освобождала от военной службы дворян, духовенство, ряд российских народностей, удовлетворяла потребности вооружённых сил в людских ресурсах за счёт бесправного земледельческого сословия. До начала рекрутского набора количество набиравшихся рекрутов обычно оставалось неизвестным; в российских деревнях он всегда проходил в драматических условиях и сопровождался социальными волнениями, сопутствовавшими расставанию семей со своими кормильцами и вызывавшимися несправедливостью выбора рекрутов и т.п. В рекруты часто отдавали маргиналов, лиц с девиантным поведением; кроме того, рекрутская повинность предоставляла удобный способ избавления от неугодных фигур23.

В армии, комплектовавшейся посредством рекрутской системы, находилось большое количество солдат немолодого возраста, которые, имея накопленный на длительной службе богатый профессиональный опыт, с годами всё же теряли выносливость, лишались здоровья, физической силы и других качеств, необходимых для сохранения боеспособности войск. Главным пороком рекрутской по-

винности для вооружённых сил являлось отсутствие обученного запаса, что требовало содержания в России в мирное время многочисленной армии.

В 1862 году была создана специальная комиссия по пересмотру рекрутского устава. Осенью того же года были проведены меры по временной адаптации рекрутской повинности к изменявшимся условиям реформировавшейся России (в рекрутские присутствия были внедрены представители разных сословий, а также мировые посредники, отменены унизительные обычаи приёма новобранцев, например, бритьё лба, переодевание людей в казённую одежду для доставления в войска и т.д.)24. Было предпринято сокращение нестроевых команд (этапные и инвалидные команды, военно-рабочие роты и т.д.). Перейти же к новой системе — всеобщей воинской повинности — удалось лишь в 1870-х годах, после проведения преобразований в других отраслях жизни государства и вооружённых сил.

Всеобщая воинская повинность, «соединение под одним знаменем лиц всех сословий и из всех частей России»25, по замыслу Д.А. Милютина, должна

была послужить мощным сплачивающим фактором для населения Российской империи, импульсом к ослаблению социального неравенства и тем самым была призвана значительно усилить военную мощь государства. Она разрабатывалась в начале 1870-х годов двумя специальными комиссиями, координировавшими свою деятельность с высшими правительственными кругами и учитывавшими пожелания, которые высказывались приглашавшимися на заседания представителями различных слоёв населения. Как результат работы этих комиссий и военного министра Д.А. Милютина 1 января 1874 года императором Александром II был подписан манифест «О введении всеобщей воинской повинности» и утверждён «Устав о воинской повинности». Таким образом, в истории русской армии была открыта новая эпоха.

Выработанные комиссиями положения установили 15-летний срок службы в армии, из которого 6 лет приходилось на действительную службу и 9 лет — на пребывание в запасе. На флоте срок службы составлял 10 лет (7 лет действительной службы и 3 года запаса). Закон

Имам Шамиль перед главнокомандующим князем А.И. Барятинским, 25 августа 1859 года

ХудожникА.Д. Кившенко, 1880 г.

и

*к • ПОЛКОВОДЦЫ И ВОЕНАЧАЛЬНИКИ

предоставлял широкие льготы по образованию: для лиц, окончивших высшие учебные заведения, действительная служба в армии вольноопределяющимися составляла 3 месяца, для выпускников средних учебных заведений — 1 год.

Реформа открывала возможности для расширения социального состава офицерского корпуса, допуская туда лиц различных сословий,способствовала росту привлекательности общего и высшего образования для российской молодёжи. Она обеспечивала формирование обученного резерва армии, позволяя, таким образом, сократить вооружённые силы мирного времени и развернуть массовую боеспособную армию в случае войны. При этом армия мирного времени сохраняла неизменное количество частей, которые во время войны развёртывались по расширенным штатам.

Утверждённое в 1876 году «Положение о государственном ополчении» обеспечивало формирование в военное время дополнительного контингента войск из числа мужчин до 40 лет, не состоявших в постоянных войсках, но способных носить оружие.

Важнейшие изменения были внесены под руководством

Колонна славы в память Русско-турецкой войны 1877—1878 гг.

Санкт-Петербург Рис. Н.И. Гречанинова

Д.А. Милютина в системы центрального и местного военного управления военно-административного деления государства, военно-учебных заведений. Были окончательно сформированы структура, организация и функции Военного министерства, определены компетенции Военного совета, зафиксирован высокий статус военного министра как высшего в ведомстве должностного лица26. Упорядочение управленческих структур, создание специализированных административных органов (Главное артиллерийское управление, Главное инженерное управление) способствовали чёткому управлению разными родами войск, развитию военного дела и совершенствованию вооружений. Главные функции по комплектованию войск, их дислокации, снабжению и обеспечению, по вопросам мобилизации, по геодезическим и топографическим работам, разработке стратегических планов, разведке и т.п. были сосредоточены в созданном в 1863 году в составе Военного министерства Главном штабе27. Кроме того, были чётко определены служебные права и функции офицеров Генерального штаба28.

Важнейшее значение имела созданная в 1860-х годах система территориального деления империи на военные округа, которых первоначально было образовано 10 (Петербургский, Московский, Казанский, Финляндский, Варшавский, Рижский, Виленский, Киевский, Одесский, Харьковский)29, впоследствии были учреждены также Западно-Сибирский, Восточно-Сибирский, Оренбургский, Кавказский округа. Структура управления округами позволяла организовать эффективное руководство войсками внутри России в условиях мира, обеспечить их комплектование, повседневную жизнь, снабжение и обучение. В случае войны штабы округов могли быть быстро преобразованы в штабы действующей армии. Таким образом, была

устранена излишняя централизация управления,создавались условия для успешного оперативного руководства войсками и обеспечения их быстрой мобилизации30.

Система военно-учебных заведений также подверглась коренному реформированию. Она была полностью подчинена военному министру и претерпела ряд переустройств, способствовавших повышению качества военного образования. В записке, специально посвящённой вопросам организации военно-учебных заведений, Д.А. Милютин высказал следующее мнение: «Воспитание отроков должно совершаться дома и в заведениях гражданских. Заведения же собственно военные могут существовать только с одной целью: доставлять научное, специальное образование тем молодым людям, кои почувствуют в себе призвание к военной службе»31.

Несмотря на то что полностью реализовать свой проект преобразования кадетских корпусов в гражданские учебные заведения Д.А. Милютину не удалось, в их системе произошли качественные изменения. Кадетские корпуса получили название военных гимназий и, при установлении для детей и подростков общеобразовательных программ обучения, были лишены военизированного распорядка, который существовал до этого, подчиняя не успевших сформировать свои наклонности учащихся преждевременной профессиональной ориентации. Основной контингент офицерского состава в армию, по идее Д.А. Милютина, стали поставлять военные и юнкерские училища, в которых юноши получали среднее военное образование32.

В военно-учебных заведениях низшей и средней ступеней внедрялись новые, прогрессивные для своего времени принципы воспитательной и образовательной работы; значительные ограничения были наложены на телесные наказания, которые теперь могли иметь место лишь в

исключительных случаях; вместо них в жизнь проводились гуманистические методы воспитания, отмечалась важность внимательного и уважительного отношения к личности воспитанника.

В годы военной реформы была создана система подготовки и усовершенствования педагогических кадров, был основан Педагогический музей военно-учебных заведений,началось издание журнала для преподавателей военных гимназий «Педагогический сборник», ставшего трибуной передовых педагогов того времени и получившего широкую популярность как среди отечественных учителей, так и у широкой аудитории российских читателей.

Реформы коснулись и высшей военной школы. Были расширены программы военных академий, где стали преподавать выдающиеся деятели отечественной военной и гражданской науки. По инициативе Д.А. Милютина была учреждена Военно-юридическая академия, предназначенная для подготовки квалифицированных военных юристов. Одновременно шло преобразование военно-судебной системы.

Значительные усовершенствования произошли в организации подготовки военных врачей: Императорская Медико-хирургическая академия в годы, когда военным министром был Д.А. Милютин, превратилась в одно из лучших учебных медицинских учреждений Европы33.

В годы реформ получила начало система профессионального усовершенствования офицерского корпуса «без отрыва» от службы, для чего в военных округах, офицерских собраниях, штабах дивизий и полков вводились чтение лекций, проведение военных игр, бесед и чтений на военные темы, а при воинских частях учреждались и пополнялись библиотеки. Внимание Д.А. Милютина к вопросам образования побудило современников признать, что он, «будучи военным министром, в сущности являлся

и министром народного просвещения»34.

В ходе милютинских реформ научный подход внедрялся и в организацию обучения и воспитания рядового состава армии. При Военном министерстве был создан Специальный (впоследствии — Главный) комитет по устройству и образованию войск, занимавшийся как вопросами хозяйственного характера и внутренней службы, так и разработкой программ, уставов, инструкций, наставлений по обучению войск. Большое внимание уделялось обучению прицельной стрельбе и рассыпному строю, сапёрному делу. В связи с изменением роли и значения кавалерии на войне использование этого рода войск было расширено до ведения боя в пешем строю, самостоятельных действий по захвату и защите переправ, прохождению дефиле, совершению дальних рейдов в тыл противника. При этом на смену физическому воздействию на солдата, имевшему повсеместное применение в предшествовавшие царствования, пришло сознательное усвоение нижним чином необходимых ему знаний и умений35.

Одним из важнейших слагаемых перевооружения армии, проведённого под руководством Д.А. Милютина, стало введение казнозарядных винтовок. После испытания нескольких моделей в русской армии была принята знаменитая винтовка Х. Бердана36. В артиллерии гладкоствольные бронзовые пушки были заменены стальными нарезными казно-зарядными орудиями, что стало возможным благодаря активному содействию Военного министерства развитию сталелитейной и машиностроительной промышленности в России37. Д.А. Милютин считал, что вооружение должно производиться на отечественных предприятиях, и это мнение выдающегося российского военного деятеля в начале XXI века приобретало, пожалуй, наибольшую актуальность за всё время существования нашей страны38.

Титульный лист «Истории войны 1799 г. между Россией и Францией»

1857 г.

Проверкой эффективности реформ, проведённых в военной сфере под руководством Д.А. Милютина, стали события Русско-турецкой войны 1877—1878 гг. Обновлённое военное ведомство с честью выдержало испытания войной. Мобилизация русской армии на основе новых уставов прошла организованно и быстро. Российский план военных действий против Турции отличался скрупулёзностью и обоснованностью. Во время войны военный министр находился на театре военных действий вместе с императором Александром II и имел возможность оценить недостатки, которые, несомненно, имели место в организации различных сторон военной деятельности39. Однако в целом война указала на правильность взятого направления реформ, которые продолжали проводиться Д.А. Милютиным и по её окончании.

Плодотворная, полезная для России деятельность Д.А. Милютина — выдающегося отечественного реформатора, военного деятеля и учёного — прервалась после убийства народовольцами 1 марта 1881 года императора Александра II.

и

¿к • ПОЛКОВОДЦЫ И ВОЕНАЧАЛЬНИКИ

Реформы, которых требовала сама жизнь, не были завершены, а в ряде случаев оказались свёрнутыми, что в конечном итоге привело к поражению России в Русско-японской войне 1904—1905 гг. и продолжало оказывать негативное влияние на русскую армию до последних дней существования императорской власти40.

Важнейшие стороны военных реформ Д.А. Милютина остаются востребованными и до сего дня. Среди дошедших до нашего времени разработок «александровского» военного министра мы встречаем всеобщую воинскую повинность, военно-окружное территориальное деление страны, основные звенья системы военного образования и ряд других явлений. Многие из идей и положений, высказанных Д.А. Милютиным на страницах его сочинений, также не потеряли своей актуальности. Реформаторские инициативы этого выдающегося отечественного военного деятеля могли бы послужить современному отечественному военному руководству и российскому правительству примером и пищей для размышления в разработке и проведении преобразований по модернизации современных Вооружённых сил РФ и усилению их мощи41.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Милютин Д.А. Руководство к съёмке планов с приложением математики. М.: Тип. С. Селивановского, 1831. 78 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2 Северная пчела. 1831. № 198. 4 сентября. С. 1.

3 Записки маршала Сен-Сира о войнах во времена директории, консульства и Империи французской. СПб.: Типография И. Глазунова и комп., 1840. Ч. 2—3 / Пер. капитанов Л.Л. Штюрмера и Д.А. Милютина. 452 с.; Ч. 3—4 / Пер. гв. кап. Д.А. Милютина. 292 с.

4 Зайончковский П.А. Д.А. Милютин: биографический очерк // Милютин Д.А. Дневник генерал-фельдмаршала графа Дмитрия Алексеевича Милютина 1873—1875. 2-е изд., испр., доп. М.: РОССПЭН, 2008. С. 341.

5 Милютин Д.А. Суворов // Отечественные записки. 1839. Т. III. № 5. С. 87.

6 Он же. Воспоминания генерал-фельдмаршала графа Дмитрия Алексеевича

Милютина. Т. 1. Томск: Издание Военной академии, 1919. С. 165.

7 ЗайончковскийП.А. Д.А. Милютин... С. 342.

8 Милютин Д.А. Описание военных действий в Северном Дагестане // Военный журнал. 1850. № 1. С. 1—144.

9 Д.А. Милютин: министр, военачальник, учёный. СПб.: Аврора, 2016. С. 67.

10 Милютин Д.А. Наставление к занятию, обороне и атаке лесов, деревень, оврагов и других местных предметов / Сост. в Гвардейск. штабе кап. Милютиным. СПб.: Воен. тип., 1843. 43 с.; он же. Наставление к занятию, обороне и атаке лесов, деревень, оврагов и других местных предметов... 2-е изд. СПб.: Тип. воен. учеб. заведений, 1845. 43 с.

11 Он же. Критическое исследование значения Военной Географии и Военной Статистики, соч. подполк. Милютина // Военный журнал. 1846. № 1. С. 124-193.

12 Он же. Первые опыты военной статистики Д. Милютина. Кн. 1. Вступление (критические исследования значения военной географии и военной статистики). Основание политической и военной системы Германского союза. СПб.: Типография военно-учебных заведений, 1847. 248 с.; Кн. 2. Королевство Прусское. СПб.: Типография военно-учебных заведений, 1848. 302 с.

13 Глиноецкий Н.П. Исторический очерк Николаевской академии Генерального штаба. СПб.: Тип. штаба войск гвардии и Петербургского ВО, 1882. С. 64.

14 Милютин Д.А. История войны России с Франциею в царствование Павла I в 1799 году. Т. 1—5. СПб.: Тип. Штаба воен.-учеб. заведений, 1852—1853.

15 Цит. по: Осипова М.Н. Великий русский реформатор фельдмаршал Д.А. Милютин. М.: Animi Fortitudo, 2003. С. 44.

16 Милютин Д.А. История войны России с Франциею... Т. 5. С. 305.

17 Габелко Д.Е. Д.А. Милютин и «Записка, приготовленная для военного министра к совещанию, происходившему в Зимнем дворце, о том, соглашаться ли или нет на мир» 19 декабря 1855 г. // Вестник Волжского университета имени В.Н. Татищева. 2012. № 1(9). С. 155—160.

18 Осипова М.Н. Указ. соч. С. 125.

19 Агамирова М.Н. Милютин и Кавказ // Воен.-истор. журнал. 2009. № 3. С. 39, 40.

20 Захарова Л.Г. Великие реформы 1860—1870-х годов: поворотный пункт российской истории? // Отечественная история. 2005. № 4. С. 151—168.

21 Милютин Д.А. Воспоминания генерал-фельдмаршала графа Дмитрия Алексеевича Милютина. 1863—1864. М.: РОССПЭН, 2003. С. 319.

22 Зайончковский П.А. Военные реформы 1860—1870 годов в России. М.: Изд-во Московского университета, 1952. С. 51.

23 Горелов В.Н. «В условиях воинской дисциплины не представляли особой

опасности»: служба в вооружённых силах лиц «порочного поведения», отданных в солдаты по мирским приговорам и судебным решениям в XIX веке // Во-ен.-истор. журнал. 2014. № 2. С. 66—70.

24 Зайончковский П.А. Военные реформы 1860—1870 годов... С. 82.

25 Д.А. Милютин: министр, военачальник, учёный. С. 142.

26 Полное собрание законов Российской империи (ПСЗ РИ). Собр. 2. Т. ХПГУ. Отд. 1. СПб., 1873. № 46611. С. 2—6.

27 Там же. С. 14.

28 Там же. Т. ХЬ Отд. 1. СПб., 1867. № 41646. С. 2—5.

29 Там же. Т. XXXIX. Отд. 1. СПб., 1866. № 4157.

30 Зайончковский П.А. Военные реформы 1860—1870 годов. С. 84, 85.

31 Милютин Д.А. Мнение о военно-учебных заведениях // Столетие военного министерства. Т. 10. Ч. 3. СПб.: Типография товарищества М.О. Вольф, 1914. С. 191.

32 Михайлов А.А., Филюк С.О. Создание и развитие системы юнкерских училищ в России в ходе военных реформ 1860— 1870-х годов // Воен.-истор. журнал. 2011. № 8. С. 25—32.

33 Милютин Д.А. Дневник генерал-фельдмаршала графа. 1873—1875. М.: РОССПЭН, 2008. С. 10.

34 Немирович-Данченко В.И. На кладбищах: воспоминания и впечатления. М.: Русская книга, 2001. С. 75.

35 Бескровный Л.Г. Русская армия и флот в XIX веке: военно-экономический потенциал России. М.: Наука, 1973. С. 146.

36 Подробно см.: СеменцовО.Ю. Военно-техническое сотрудничество России и США в 1860—1870 гг. // Воен.-истор. журнал. 2011. № 10. С. 33—38.

37 Зайончковский П.А. Военные реформы 1860—1870 годов. С. 165.

38 Федоров В.Г. Вооружение русской армии за XIX столетие. СПб.: Т-во Художественной печати, 1911. С. 237.

39 Милютин Д.А. Дневник генерал-фельдмаршала графа Дмитрия Алексеевича Милютина 1876—1878. 2-е изд., испр., доп. М.: РОССПЭН, 2009. С. 156-157.

40 См. подробнее: Милютин Д.А. Старческие размышления о современном положении военного дела в России / Публикация Н.Е. Бринюк, Э.Л. Коршунова, А.А. Михайлова // Д.А. Милютин: министр, военачальник, учёный. С. 233—279.

41 См. подробнее: Копытко В.К., Коршунов Э.Л, Михайлов А.А. «Наши силы. которые установлены для военного времени, недостаточны для успешного ведения войны» // Воен.-истор. журнал. 2016. № 11. С. 11—18; КомаровВ.В. «Современное состояние и нужды нашей армии»: записка отставного полковника Генерального штаба В.В. Комарова. 1881 год / Публикация В.К. Копытко, Э.Л. Коршунова, А.А. Михайлова // Воен.-истор. журнал. 2016. № 12. С. 3—18. ■

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.