Научная статья на тему 'Числительные в русской политической фразеологии: пятая колонна и пятая графа'

Числительные в русской политической фразеологии: пятая колонна и пятая графа Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
611
66
Поделиться
Область наук
Ключевые слова
ЛЕКСИКОЛОГИЯ / СЕМАНТИКА / ФРАЗЕОЛОГИЯ / ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЛИНГВИСТИКА / ЧИСЛИТЕЛЬНЫЕ

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Шабалина Екатерина Владимировна

Рассматриваются особенности контекстуальной семантики и функционирования выражения пятая колонна в русском языке на фоне некоторых других европейских языков и в связи со структурно и семантически близкими выражениями пятая графа и пятый пункт. Основным материалом для статьи являются тексты современных российских СМИ.

Numerals in the Russian political phraseology: the fifth colomn and the fifth section

The article views peculiarities of contextual semantics and functioning of the expression пятая колонна («the fifth column») in the Russian language in comparison with some other European languages and with a reference to structurally and semantically close expressions such as пятая графа («the fifth section/column») and пятый пункт («the fifth point»). The main material for the article is formed by the texts of contemporary Russian media.

Текст научной работы на тему «Числительные в русской политической фразеологии: пятая колонна и пятая графа»

УДК Sl ’373:Sll.l6ll ББК Ш141.2-33

ГСНТИ 16.21.55

Код ВАК 10.02.01

Е. В. Шабалина

Россия, Екатеринбург ЧИСЛИТЕЛЬНЫЕ В РУССКОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ФРАЗЕОЛОГИИ: ПЯТАЯ КОЛОННА И ПЯТАЯ ГРА ФА Аннотация. Рассматриваются особенности контекстуальной семантики и функционирования выражения пятая колонна в русском языгке на фоне некоторые других европейских языгков и в связи со структурно и семантически близкими выражениями пятая графа и пятыгй пункт. Основныж материалом для статьи являются текстыг современные российских СМИ.

Ключевые слова: лексикология; семантика; фразеология; политическая лингвистика; числительныге.

E. V. Shabalina

Ekaterinburg, Russia

NUMERALS IN THE RUSSIAN POLITICAL PHRASEOLOGY: THE FIFTH COLOMN AND THE FIFTH SECTION Abstract. The article views peculiarities of contextual semantics and functioning of the expression пятая колонна («the fifth column») in the Russian language - in comparison with some other European languages and with a reference to structurally and semantically close expressions such as пятая графа («the fifth section/column») and пятыгй пункт («the fifth point»). The main material for the article is formed by the texts of contemporary Russian media.

Key words: lexicology; semantics; phraseology; political linguistics; numerals.

Сведения об авторе: Шабалина Екатерина Вла димироена, аспирант.

Место работыг: Уралыский государстеенныгй уни еерситет.

Контактная информация: 620000, г. Екатеринбург, пр. Ленина, 51. e-mail: shabalina99@gmail.com._____________________________________

About the author: Shabalina Ekaterina Vladimirovna, Post-graduate Student.

Place of employment: Ural State University.

Числительные выступают в нашей речи не только как обозначения конкретного количества (например, семь человек или пятый стол), но и как выразители качественной оценки объектов и ситуаций. Существует ряд обозначений идеологических и политических явлений, имеющих прецедентный характер, в которых числительное отсылает к конкретной дате или числу, связанному с тем или иным событием. Так, например, словосочетание тридцать седьмой, нередко звучащее в современном русском политическом дискурсе, аккумулирует в себе память о годе «большого террора»; выражение четыре шестых (лаг. устар.) отсылает к указу от 4 июня (4/6) 1947 г. «О хищении государственного и общественного имущества», предусматривавшему наказание от 10 до 25 лет лишения свободы [БСЖ: 670]; одиннадцатое сентября употребляется по отношению к террористическому акту в Нью-Йорке 11 сентября 2001 г. В приведенных сочетаниях числительное несет в себе качественные смыслы, связанные с памятью о конкретном прецеденте. Степень актуальности того или иного прецедента зависит от степени его исторической «свежести» и осведомленности отдельного носителя языка. Часто денотативная сфера такого рода номинаций расширяется, и с течением времени они переходят в разряд фразеологизмов. Ср., например, газетные заголовки типа «Одиннадцатое сентября американской дипломатии» (статья посвящена публикации секретных документов правительства США сайтом Wikileaks) [РБК], «Это было индийское

«Шпион, лазутчик, пятая колонна гнилой цивилизации...»

И. Бродский. В озерном краю (1972)

одиннадцатое сентября» (статья о годовщине терактов в Мумбае) [РС].

Номинации, частично или полностью утратившие связь с конкретным историческим фактом и функционирующие в качестве фразеологических сочетаний с широкой денотативной отнесенностью, представляют многообещающий объект анализа с позиций политической лингвистики. В настоящей статье в качестве такого объекта мы избрали выражение пятая колонна, являющееся интернациональным и более полувека функционирующее в публицистическом дискурсе, но не вошедшее в основные фразеологические словари русского языка (имеются в виду «Фразеологический словарь русского языка» (ред. А. И. Молотков; М., 1986), «Фразеологический словарь современного русского литературного языка» (ред. А. И. Федоров; Новосибирск, 1995), «Русский фразеологический словарь» (авторы-сост. В. П. Фелицына, В. М. Мо-киенко; М., 1999)).

Выражение пятая колонна изначально являлось калькой испанского quinta columna и нормативно употребляется в значении «тайные агенты врага — шпионы, диверсанты; предатели, изменники» [Грамота]. О происхождении этого определения известно следующее: «„Пятая колонна“ — наименование нацистской агентуры в различных странах, которая осуществляла диверсионную и шпионскую деятельность, сеяла панику, занималась саботажем и помогала захвату этих стран германскими войсками. Термин пятая колонна впервые вошел в оби-

© Шабалина Е. В., 2011

ход в начале октября 1936 года во время Гражданской войны в Испании, когда франкистский генерал Эмилио Мола заявил по радио, что мятежники ведут войска на Мадрид четырьмя колоннами, а пятая находится в самом Мадриде и в решающий момент ударит с тыла» [Факт 400]. Вскоре после упомянутых событий выражение было включено в журналистский лексикон и скалькировано всеми европейскими языками (ср. англ. fifth column, нем. fdnfte Kolonne, ит. quinta colonna и т. д.). Накануне и во время Второй мировой войны номинация пятая колонна была перенесена на нацистскую агентуру, помогавшую захвату европейских стран немецко-фашистскими войсками [Wikipedia].

В настоящее время словосочетание пятая колонна продолжает употребляться в русском и других европейских языках по отношению к различным типам внутреннего противника/врага: «Недавние кровавые события в станице Знаменской и Моздоке со всей очевидностью показывают, что по мере приближения выборов в Чечне (и выборов вообще — парламентских и президентских) террористы и их „пятая колон-на‘А сделают все, чтобы сорвать мирный процесс и не допустить дальнейшей стабилизации в ненавистной им „путинской России“» [Спецназ России. 15.06.2003.]; «Война в Ираке — это прелюдия вторжения в беспомощную Россию, где „пятая колонна“ уже сдала врагу ядерные объекты, стратегические аэродромы, командные посты государства, а „Комиссия по расследованию преступлений в Чечне“ приравнивает Путина к Милошевичу» [Завтра. 2003.03.09]2. Показательно, что в большинстве рассмотренных нами текстов СМИ выражение пятая колонна употребляется в кавычках, что подчеркивает восприятие номинации как прецедентной. Ср. также некоторые контексты из польской, испанской, итальянской, английской прессы: польск. «Patriarchat moskiewski nie patrzyt oboj^tnie ani na aktywnosc katolicyzmu, ani na dziatalnosc unitow, ktorych traktuje troch§ jak „piqtq kolumn$“ Watykanu» (Московский патриархат не был безразличен ни к активности католицизма, ни к деятельность унитов, которых он в некоторой степени рассматривает как „пятую колонну" Ватикана) [Przekroj. 2001. № 2922]3; исп. «Decir que quienes se oponen al gobierno forman parte de una „quinta columna" que representa intereses ex-tranjeros y son enemigos de la patria, no solo es una exageracion absolutamente absurda y estjpi-da...» (Говорить, что те, кто противостоят правительству, формируют часть „пятой колонны“, которая представляет иностранные интересы, и являются врагами родины — это не просто совершенно абсурдное и глупое преувеличе-

1 Здесь и далее курсив мой. — Е. Ш.

2 Приведенные контексты извлечены из НКРЯ (Национального корпуса русского языка).

3 Контекст извлечен из ЮР (Корпуса польского языка).

ние...) [TCD]; ит. «Proviamo a considerarlo uno scherzo, anche se di quelli che, purtroppo, non fanno ridere. E se dietro quella sorta di gara di roulette russa <...> ci fosse l’azione di una quinta colonna?» (Попробуем считать это шуткой, пусть и одной из тех, которые, к сожалению, не вызывают смеха. А если за этой разновидностью русской рулетки стоят действия пятой колонны?) [Il Journal]; англ. «Sadly, in many respects, the Fourth Estate has become the fifth column of democracy, colluding with the powers that be in a culture of deception that subverts the thing most necessary to freedom, and that is the truth» (Печально, что во многих отношениях четвертая власть стала пятой колонной демократии, которая, вступая в сговор с властями, культивирующими обман, низвергает самую необходимую составляющую свободы — правду) [Truth Out].

Обратим особое внимание на последний из приведенных контекстов, в котором автор сближает подобные по внутренней форме выражения — четвертая власть и пятая колонна. Особенно нагляден этот риторический прием в заголовке статьи: «Is the Fourth Estate a Fifth Column?» (Является ли четвертая власть пятой колонной?). Оба выражения вписываются в весьма продуктивную и универсальную (в смысле воспроизводимости во многих языках) модель обозначения «качества через количество». Поскольку нормальное количество властей — три (законодательная, исполнительная и судебная), а колонн, в соответствии с прецедентом, четыре, то четвертая власть и пятая колонна представляют собой нечто «иное», из ряда вон выходящее. А иное, в свою очередь, осмысляется как лишнее, нежелательное, аномальное; ср., например, пятое колесо в телеге — ‘о ком-либо совершенно ненужном, лишнем где-либо’ [МАС, 2: 72], пятый угол — ‘безопасное место при скандале или драке’, шестое чувство — ‘обостренная способность что-л. чувствовать как дополнение к обычным пяти чувствам’ [МАС, 4: 713]. В политической сфере лишнее или аномальное воспринимается как идеологически чуждое.

Судя по контекстам из НКРЯ (всего в НКРЯ было найдено 35 контекстов, содержащих выражение пятая колонна в им. п.), в российской публицистике под номинацию пятая колонна подходят:

• политические группировки, держащиеся (тайно или явно) курса, противоположного основной политике государства — «Положительно то, что из „Единой России" „пятая колонна" сама уходит» [Независимая газета. 28.04.2003];

• террористы — «Не может стая одичавших обезьян приехать с гор и захватить 700 человек в заложники. Есть „пятая колонна" в Москве. Этих гадов сейчас ищут» [Известия. 24.10.

2002];

• бизнесмены, активно сотрудничающие с западными партнерами — «Это тем более реально, что уже сейчас, спустя месяц после „ответ-

ного удара“, импортеры мяса, наши отечественные бизнесмены, эта, можно сказать, пятая колонна, — „взвыли"» [Завтра. 27.05.2003].

Существует целый ряд контекстов, в которых пятая колонна выявляется по национальному признаку и относится прежде всего к еврейскому населению страны, ср. газетные заголовки типа «Пятая колонна: Еврейский след» [Дуэль], «Сага о пятой колонне и прокремлев-ских СМИ» [РО], «Что такое пятая колонна. Троцкисты-сионисты» [Библиотекарь], под которыми обсуждается тема участия евреев в политической жизни России. Мы не можем утверждать, что только в русском языке номинация пятая колонна закреплена в большей степени за евреями, но, безусловно, русская языковая среда, впитавшая в себя ряд прецедентов, связанных с национальным вопросом в Советском Союзе, располагает к установлению такой устойчивой денотативной отнесенности.

Вероятно, появление «еврейских ассоциаций» в семантике выражения пятая колонна в определенной мере объясняется притяжением этой идиомы к структурно подобным фразеосо-четаниям пятая графа и пятый пункт, которые употребляются для указания на национальную принадлежность. В пятой графе советского паспорта указывалась национальность, что увеличивало вероятность дискриминации по национальному признаку. Ср. в заголовках СМИ: «Ходорковскому шьют пятый пункт», «Пятый пункт в жизни Утесова», «Пятый пункт как бренд» и т. п. Число «подозрительных» национальностей в советское время не ограничивалось одними лишь евреями, однако, судя по контекстным употреблениям, номинации пятая графа и пятый пункт использовались чаще по отношению к еврейской нации, ср. некоторые контексты из НКРЯ: «Было трудно представить этого немолодого уже еврея посреди сугробов, в темноте полярной ночи; эта чертова „пятая графа“ невольно сделала из нас каких-то убогих дознавателей...» [Сергей Иванов. Марш авиаторов. 2001]; «Из Свердловска, например, дважды присылали „Учетную карточку киносценариста", в ней пятая графа значилась второй; свели в одну имя, отчество и фамилию, год рождения не интересовал» [Павел Сиркес. Труба исхода. 1990—1999]; «Это был Поступок, ибо в это святилище принимали только работников печати, радио и телевидения, а я работала в библиотеке, была идеологически ненадежна, и к тому же страдала „синдромом пятой графы"» [Вестник США. 09.07.

2003]; «Рано или поздно он мог стать даже директором, если бы кадровики закрыли глаза на его пятую графу» [Владимир Рецептер. Ностальгия по Японии. 2000]; «Ваша анкета — идеальна! Пятый пункт не должен никого смущать! Во-первых, все царицы в России, начиная с Екатерины Первой, — не из великороссов» [Григорий Горин. Иронические мемуары. 1990—1998]; «Однако Ходорковскому серьезно

мешает пятый пункт его паспорта, делая шансы на честную раскрутку в народе минимальными» [«Вслух о...». 04.08.2003]; «Будет ли при коммунизме пятый пункт в паспорте? — Нет, будет шестой; „Был ли евреем при социализме?"» [Коллекция анекдотов «Евреи»; 1970— 2000]; «К тому же новый сотрудник — член партии. И еще чертов пятый пункт... Себя Кузес смеясь называл „инвалидом пятой группы“, хотя по отцу был латышом» [Павел Сиркес. Труба исхода. 1990—1999].

Думается, что в номинациях пятая колонная, пятая графа, пятый пункт в полной мере отразилось политически обусловленное смешение образов внутреннего врага и инородца, «объекта» ксенофобии. При этом следует заметить, что пятая графа и пятый пункт переходят в разряд историзмов, исчезают из активного употребления и звучат только в речи старшего поколения, в то время как пятая колонна продолжает активно использоваться в журналистском дискурсе.

Обозначенная нами зона аттракции открыта для вхождения в нее новых фактов, подобных по структуре и семантике. В эту зону можно также включить словосочетание пятая колонка, поддерживающее семантику инаковости, противостояния большинству и функционирующее как название независимых информационных и аналитических источников; ср.; в названии живого журнала — «Пятая колонка Ольги Баку-шинской»; «Пятая колонка // Будешь еще честнее, чиновник?» («Дело». 15.12.2008.); рубрика «Пятака колонка» в разделе «Политика» на портале http;//irakly.org/, в газете «Столица» и т. п .

ЛИТЕРАТУРА

Библиотекарь: электронная библиотека нехудожественной литературы. URL: http://bibliotekar.ru/.

БСЖ = Большой словарь жаргона. — М., 1999.

Грамота: cправочно-информационный портал. URL: http://gramota.ru/.

Дуэль: периодическое издание. URL:

http://duel.ru/.

MAC = Словарь русского языка: в 4 т. — М., 1985—1988.

НКРЯ = Национальный корпус русского языка. URL: http://ruscorpora.ru/.

РБК = РосБизнесКонсалтинг: информационный портал. URL: http://top.rbc.ru/.

РО = Русская община: портал русскоязычных граждан Украины. URL: http://russian.org.ua/.

PC = Cайт Радио Cвобода. URL: http://svobodanews.tomsk.ru/.

Il Journal: публицистический портал. URL:

http://www.iljournal.it/.

KJP = Korpus J^zyka Polskiego Wydawnictwa Naukowego PWN = Корпус польского языка научного издательства Польской академии наук. URL: http://korpus.pwn.pl/.

Факт 400: информационный портал. URL:

http://www.fact400.ru/.

TCD = Tal Cual Digital: публицистический пор- Webcache. URL: webcache.googleusercontent.com.

тал. URL: http://talcualdigital.com/index.html. Wikipedia = Википедия: свободная энциклопе-

Truth Out: публицистический портал. URL: дия. URL: http://ru.wikipedia.org/.

http://www.truth-out.org/.

Статью рекомендуют к публикации доцент М. Б. Ворошилова

и проф. М. Э. Рут