Научная статья на тему 'Чики: Происхождение и роль в этногенезе тувинцев (по сведениям восточных письменных источников)'

Чики: Происхождение и роль в этногенезе тувинцев (по сведениям восточных письменных источников) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
1397
170
Поделиться

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Монгуш Б. Б.

Статья посвящена проблеме происхождения чиков, их локализации и участия в этногенезе тувинцев на основе анализа сведений древнетюркских и китайских письменных источников и языковых данных. В данной статье были обобщены все сведения о чиках и по новому рассмотрены этимология их этнонима на базе кетоенисейских языков. Опираясь на данную этимологию, был предложен альтернативный взгляд на некоторые вопросы по истории Тувы и этногенезу тувинцев.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Монгуш Б. Б.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

The Chiqs: the origins and role in ethno genesis of the Tuvan people (according to Eastern written sources)

The article is devoted to the problem of the Chiqs etnhos' origins, their localization and participation in ethno genesis of the Tuvan people on the base of the analysis of the information Ancient Turkic and Chinese written sources and linguistic data. In this article have been generalized all information about the Chiqs, and ethymology of their ethnonym was considered in a new way on the base of the Yenisei languages. Basing on such ethymology it has been offered an alternative point of view to some problems in the history of Tuva and ethno genesis of the Tuvan.

Текст научной работы на тему «Чики: Происхождение и роль в этногенезе тувинцев (по сведениям восточных письменных источников)»

удк 397 Б. Б. МОНГУШ

Тувинский институт гуманитарных исследований

ЧИКИ: ПРОИСХОЖДЕНИЕ И РОЛЬ В ЭТНОГЕНЕЗЕ ТУВИНЦЕВ (ПО СВЕДЕНИЯМ ВОСТОЧНЫХ ПИСЬМЕННЫХ ИСТОЧНИКОВ)

Статья посвящена проблеме происхождения чиков, их локализации и участия в этногенезе тувинцев на основе анализа сведений древнетюркских и китайских письменных источников и языковых данных. В данной статье были обобщены все сведения о чиках и по новому рассмотрены этимология их этнонима на базе кето-енисейских языков. Опираясь на данную этимологию, был предложен альтернативный взгляд на некоторые вопросы по истории Тувы и этногенезу тувинцев.

По данным письменных источников на территории Тувы с давних времен жили различные племена. Среди этих племен важнейшую роль в раннесредневековой истории региона сыграло племя чиков. Вместе с племенем азов именно его можно считать коренным для территории Тувы.

В данной статье, путем привлечения письменных источников, попытаемся выяснить этногенез чиков, место и время их расселения и участие в этногенезе тувинцев.

На сегодня не так много научных работ, посвященных древним этнонимам, связанным с территорией Тувы и этногенезом тувинцев. Относительно племени чиков специальных исследований до сих пор не было. Однако некоторые сведения об этом племени на основе китайских летописей и древнетюркских письменных памятников и других источников приведены в работах А.Р. Кызласова [1], Н.А. Сердобова [2], Ю.А. Зуева [3] и М.Х. Маннай-оола [4].

Этноним чики является одним из немногих древних этнонимов Тувы, которые упоминаются в письменных источниках. Так, в больших орхонских древнетюркских надписях VII в. он фигурирует в связи с изложением истории Второго Тюркского и Уйгурского каганатов (У1-1Х вв.). Описывая военную победу в 709 г. над чиками и азами, в результате которой территория Тувы вошла в состав Второго Тюркского каганата, в надписи в честь Бильге-кагана сообщается: «...перейдя через Кем, я двинулся с войском против чиков, сразился при врпене и разбил их войско» [5]. Упоминаемое местечко Орпен — идентифицируется с современной местностью Урбун в Туве. Река Урбун является правым притоком Улуг-Хема (Верхнего Енисея). И как считает Н.А. Сердобов именно в долине этой реки и был, видимо, древний вY рпен — ставка чиков [6]. В более поздней надписи уйгурского Элетмиш Бильге-кагана (Боян-чора), говорится о походе, предпринятом им в 750 г. против чиков, и сражении с ними около р. Кем [7].

Опираясь на сообщения данных древнетюркских рунических надписей, исследователи локализируют чиков в Центральной Туве. Например, Н.А. Сердобов предполагал местом их расселения северную и центральную Туву по обоим берегам Енисея [8].

Ю.А. Зуев, локализует место проживания чиков на западе от Улуг-Хема, по соседству с кыргызами, в бассейне р. Хемчика. При этом он связывает место обитания чиков с названием р. Хемчик, отмеченное

еще И. Марквартом, который писал: «Название Кем-чигут он (Маркварт. — Б.М.) переводит как "племя чигов с реки Кем" и на этом основании локализует чиков в бассейне Кемчика» [9].

Таким образом, из вышесказанных сведений мы узнаем, что в VIII в. чики проживали в Центральной Туве, главным образом в бассейне р. Улуг-Хем. Однако более точные границы чикских земель в источниках не упомянуты.

Основываясь на этих данных, мы согласны с выводом М.Х. Маннай-оола, что чики являются одним из коренных племен и народов Тувы, живших еще до ее завоевания кёк-тюрками в 555 г. [ 10], и мы предполагаем, что неподалеку от р. Кем (Улуг-Хем) и около р. Урбун (находится в 150 км от современного г. Кызыла) [11], находилась ставка чикского правителя и центр их земель. Эти же источники сообщают, что чики вместе с азами были главными противниками кёк-тюрков и уйгуров в Туве и были, скорее всего, племенными объединениями [12], включавшими в себя несколько родо-племенных групп. Можно тем не менее считать, что место расселения чиков в древнетюркское время, разумеется, не ограничивалось землями Улуг-Хема, а простиралось на более обширную территорию.

Сведения орхонских надписей дополняет упоминание о чиках в 72 главе китайского сочинения X в. «Танхуйяо». В разделе о тамгах лошадей тюркских племен, поставлявшихся для династии Тан (составленный в третьей четверти VIII в.), в перечне племен есть название племени чи (чик) с изображение их тамги в виде знака типа «алага» [13]. Тамга типа «алага» до недавнего времени еще бытовала у тувинцев, что может служить указанием на некоторую преемственность символики современных тувинцев от чиков. По мнению Ю.А. Зуева, это пока единственное упоминание чиков в китайских источниках [14]. Он также пишет, что данный этноним отмечен в составе личного имени в хотанском документе в форме сЫМ дШа1 и с/Аг диШ [15]. В своем комментарии Ю.А. Зуев пишет, что «видимо, это единственное в китайских источниках упоминание о тюркском племени чик, которое известно только по памятникам древнетюркской письменности». Существует и мнение, что китайской передачей этнонима чик является ци-гу, упоминаемого в китайских летописях. Этого мнения придерживались Г.Е. Грумм-Гржимайло и Л.Р. Кызласов [16]. Но китаисты С.Е. Яхонтов и Ю.А. Зуев посчитали такое сопос-

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 5 (59), СЕНТЯБРЬ-ОКТЯБРЬ 2007

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 5 (59), СЕНТЯБРЬ-ОКТЯБРЬ 2007

тавление совершенно неудовлетворительным, так как ци-гу является одним из китайских произноше-® ний названия кыртыз [17].

Другим вариантом наименования чиков принято считать этноним чигиль. По мнению Л.Р. Кызласова, это название произошло от соединения слов чик плюс иль (народ, племенной союз, государство), т.е. оно означает «народ чик» [18]. Однако, относительно этимологии названия чигиль есть другое мнение, которое излагает Ю.А. Зуев. Он переводит слово со среднеперсидского cih.il 'сорок', и считает, что оно «...вначале было обозначением манихейской консор-ции — "школы" в стране Аргу. Впоследствии оно стало обозначением тюркских племен, принявших манихейство» [ 15]. Не вдаваясь в полемику по данному вопросу, мы бы хотели сказать, что предложенная этимология не убедительна для этого этнического названия. В тюркской этнонимии почти нет этнических наименований, выраженных одним числительным, обычно число стоит перед определенным названием рода или племени. А случаи, когда тюркские племена назывались по обозначению какой-либо «школы», нам не известны. Поэтому, присоединяясь к мнению Л.Р. Кызласова, мы переводим данный этноним как «племенной союз чиков» [19]. Возможно, чигиляыи назывались часть племен чиков, вошедших в состав объединения уч-карлуков. Как нам представляется, часть чиков присоединилась к карлукам после завоевания и подавления их восстания уйгурами в 750-751 гг. и стали называться чигиляыи. Это подтверждается данными памятника из Могойн Шинэ усу, повествующими об указанных событиях, где чики фигурируют среди противников уйгуров, но отдельно откарлуков [20].

По данным арабо-персидских источников известно, что чигили были одним из подразделений карлу-ков. Так, в персоязычном сочинении «Худудал-алам» говорится, что чигили по своему происхождению относятся к карлукам [21 ]; а другой арабский источник пишет, что карлуки состоят из девяти родов, три из которых чигильские [22]. В упомянутом сочинении «Худуд ал-алам» говорится, что они обитали южнее области кыргызов и севернее карлуков [21], т.е. на территории Тувы, в то время как карлуки в уйгурское время жили возле Алтайских гор (Монгольский Алтай и возможно современный Горный Алтай).

По сведениям источников, чики во времена Тюркского и Уйгурского каганатов являлись основными обитателями Тувы, но в древнекыргызский период мы уже не находим в рунических памятниках данного времени упоминания о них.

В сведениях арабо-персидских авторов, относящихся к 1Х-Х1 вв., чигилей мы находим среди племен Семиречья [21]. Когда и при каких обстоятельствах произошло переселение чиков, которое могло иметь также и поэтапный характер, пока сказать трудно. События кыргызско-уйгурской войны, восстание карлуков и чиков как равноправных членов антиуйгурской коалиции, а также подчинение в 750 г. уйгурами территории Тувы, вызвало переселение в Семиречье карлуков и других племен Южной Сибири [23]. Можно предполагать, что некоторая часть чиков, войдя в состав карлуков, ушла с ними на юго-запад в Семиречье, где они стали называться чиги-лями и позднее стали самостоятельной этнической единицей. Возможно, присоединив к своему этнониму слово ‘иль', эта часть чиков хотела подчеркнуть, что они происходят из племенного союза чик, обладавшего ранее собственной государственностью.

О дальнейшей судьбе чиков в Туве по данным

письменных источников невозможно узнать, поскольку в рунических надписях Тувы кыргызского времени более этническое название чик не встречается. Однако такое крупное племя не могло бесследно исчезнуть. Л.Р. Кызласов, например, считает, что в кыргызское время потомки чиков носили имя «кешдим» или «кесим», так как они были тогда кыргызскими кыштымами и утратили свой этноним [24]. Скорее всего, после переселения основного ядра племени этническая общность чиков распалась. Оставшаяся часть их могла влиться в состав новых племенных образований, таких как юз кюыюли, токуз-огдамдамы, тюльберы и др.

Этнографическое описание чигилей, которое, как нам кажется, можно отнести и к чикам, очень лаконично: «...все, что добывают в области халлухов и в области хырхызов, получают также и у чигилей. Предметов дохода у них много, живут они в шатрах и в палатках, а городов и деревень у них мало, и основные статьи их благосостояния и дохода — это коровы, овцы и лошади. Некоторые из них поклоняются солнцу и звездам; люди они добрые, общительные и приятные» [21]. Несмотря на такое скудное описание, мы узнаем некоторые интересующие нас детали, например, что чигили занимались в основном скотоводством, что они после переселения на запад оставались еще шаманистами. Некоторые детали этнографического описания чиков-чигилей имеют аналогии с чертами традиционной культуры тюрков, а впоследствии — и тувинцев.

До сих пор никто из исследователей не попытался найти семантическую основу этнонима чик. Как нам кажется, возможную этимологию названия племени можно сделать на основе енисейских языков. При исследовании лексики кето-енисейских языков в праенисейском языке были обнаружены слова схожие с данным этнонимом — это ciki (в югском наречии звучит как elk, cigin) что означает ‘лебедь’, и cik (‘змея’ в югекий языке оно звучит как ci:hk, cigin ‘змея’) [25]. Нетрудно тут увидеть связь с тотемами тюркских племен — с лебедем и змеей. Лебедь является тотемом — священным животным-прародителем для кыпчаков и алтайского племени куу-кижи (лебединцев) и тувинского рода куулар (лебедей). В свою очередь, змея была тотемом племени каев и многих других тюрко-монгольских родов и племен. Для тувинцев змея была сакральным животным. К тому же в китайско-монгольском источнике «Юань-ши» есть сведение о существовании в период господства Юаньской империи (XIII-XIV) вв. на территории Тувы так называемой «Змеиной префектуры» — «Иланьчжоу» (тув. чылан — змея), которая, как считает Л.Р. Кызласов, находилась на территории современного Тандинского кожууна, где течет река с названием Могой (монг. змея) [26]. Возможно, на данной территории жили роды и племена почитающие змей. Из предложенных двух этимологических вариантов предпочтителен первый, т.е. тот, который связан с лебедем, поскольку среди тувинцев есть род кууларов (лебедей), тем более что родов, связанных со змеей (в названии или почитанием) в Туве, по нашим наблюдениям, нет.

Как мы уже отмечали, в сведениях письменных источников древнекыргызского времени не зафиксировано ни одного этнического названия, похожего на этноним чик. Но на территории Центральной Тувы в древнетюркских рунических памятниках засвидетельствовано пребывание племен юз-кюмюл (jiiz kiimiil — сто кюмюлей), тёлес (tolas) и токуз-ог-

дамдам ({одиг оуйапкЛат — девять огдамдамов). Из них для нас представляют интерес племя юз-кюмю-лей, которые известны по руническим памятникам Кызыл-Чыраа II (Е-44), Кедкээлиг-Хову (Е-45), Эл-Бажы (Е-68), найденных на территории Тувы в восточной части долины р. Улуг-Хем [27]. Судя по названию, племя кюмюл состояло приблизительно из ста родов.

Рассмотрим этимологию названия данного племени. В кето-енисейских языках мы находим соответствующее ему слово из праенисейского языка КУтУЬ, который переводится как 'зеленый', в кетском языке оно звучит как Ага/шая, а в пумпо-кольском языке — котиШ, котиЫ ‘зеленый, синий' [28]. Тут возможно провести параллели с самоназванием древних тюрков — кёк-тюрк (как Шгк — синий (небесный) тюрк) [29] и с названием их ка-ганского рода ашина — ‘синий' (сак. сшета~Щ$епа) [30]. В связи с этим напрашивается предположение, что такое совпадение не случайно. По нашему мнению, этноним кюмюл является просто переводом названия ашина. О такой возможности пишет С.Г. Кляшторный, который считает, что первое слово в составном самоназвании кёк-тюрков (кок) является переводом этнонима ашина [30]. Дополнительным аргументом в пользу данной гипотезы является то, что в надписях в честь Кюль-те-гина и Кежээлиг-Хову (Е-45) есть совпадающие почти слово в слово сентенции. В одном из них говорится о кёк-тюрках, а в другом о юз-кюмюлях (выделено автором): _н>(] сгуап Ьо(1иту

цор чиЬга1(1Тт, СТуап Ьос1ип'1'у Ьа1

ф1Шп, ш Ьос1ишу ики* цШТт ‘неимущий народ я сделал богатым, малочисленный народ я сделал многочисленным' [31] и

т. кишиШй йки$ ЬоКТ ^аЬшу кипшШа bad.uk фШп

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

'мало(численные) кюмюли стали многочисленными, моих ничтожных кюмюлей я сделал великими' [32]. Здесь мы усматриваем традицию повествования, воспринятую чиками от кёк-тюрков, возможно, во время их господства. Исходя из данного факта, мы выдвигаем предположение, что правителем кюмюлей во времена Тюркского каганата стал один из представителей кёк-тюркского каганско-го рода Ашина, что было нередко в то время. Но члены каганского рода могли стать вождями только крупных племен или племенных объединений. Поэтому кюмюли, скорее всего, в докыргызское время не только входили в состав племени чиков, но и были их правящим родом или племенем. Кроме того, синий цвет ассоциировался с небом, наименование кюмюлей могло быть сакрализованной составной частью имени главного племени чиков — кшпЫ-сЖ, т.е. синих (небесных) чиков (по аналогии с кёк-тюрками).

В древнетюркских рунических памятниках, сооруженных в кыргызское время, не указаны места проживания племен. Но можно узнать их приблизительное местожительство, учитывая тот факт, что памятники героям сооружались неподалеку от родовых кочевий. Судя по местонахождению памятников, где упоминаются кюмюли, они жили в районе междуречья Эжим и Баян-Кола на правом берегу Улуг-Хема, а также в прилегающих районах левобережья, т.е. восточнее центра чикских племен — Урбуна. Учитывая семантику цветообозначений у тюрок, которая синим цветом обозначает восточную сторону [33], этноним кюмюл можно перевести как кшпЫ-сЖ, т.е. — восточные чики.

Таким образом, в кыргызское время после ухода

основной группы чиков осколки племенного объединения еще проживали на территории, прилегающей к Улуг-Хему и Уюкско-Туранской котловине. Некоторые из них, в частности юз-кюмюли, даже смогли вновь усилиться и увеличиться в численности (они состояли из ста родов) и, по видимому, играли большую роль в раздробленном на несколько багов (уделов) государстве древних кыргызов. Их правитель, возможно происходящий из рода Ашина, участвуя в союзе с кыргызами в военных действиях против давних врагов — уйгуров, получил свой народ в удел и стал одним из основных удельных правителей Древнекыргызского государства [34].

По соседству с кюмюлями на северо-востоке в Уюко-Туранской котловине жили токуз-огдам-дамы, которых И.В. Кормушин считает автохтонным кето-енисейскоязычным населением данной местности, которые имели тамгу «птичья лапа» ч;[35]. Эта тамга имеет аналогии среди тамг обских угров. Ею пользовались угорские роды имеющие «птичий» тотем, например, орла, филина, журавля и т.д. [36]. Вполне вероятно, что эта тамга называлась «лебединой лапой» и, как пишет Л.Р. Кызласов, была знаком собственности чиков [37]. Она, по-видимому, была, вместе вышуказан-ным «двойным алага», еще одной чикской тамгой. Поэтому мы предполагаем, что токуз-огдамдамы входили в состав племенного образования возглавляемого чиками. После его распада они отделились и образовали свою собственную этническую общность в составе девяти родов или племен.

Этимология названий чик и кюмюл через кето-енисейские языки, существенно подтверждает предположение, что кето-енисейцы входили еще и в племенной союз хунну [38]. Если принять данное предположение, то возможно, что чики сформировались на основе енисейских племен, живших в гунно-сарматское время на территории Тувы. Некоторое подтверждение предложенной нами этимологии мы находим в работах языковедов [39], которые считают, что «своеобразие фонетической системы тувинского языка, резко отличающегося от других тюркских языков, свидетельствует о том, что субстрату современных тувинцев был явно не тюркский — фиксируемая на данном этапе развития языка система согласных не могла сложиться только на исконно тюркской основе» [40]. По предположению В.М. Наде-ляева, в основе современного тувинского языка лежит язык чиков, отюреченный (не ранее VII в. н.э.) уйгурским языком. Но древние чики восприняли древний уйгурский язык через призму своей артикуляционно-акустической базы [41]. Подтверждение тому, что язык чиков отюречился в уйгурский период истории Тувы, можно найти в ара-бо-персидских сочинениях, в частности, в труде Махмуда Кашгарского, где чигили отнесены к племенам, у которых бытует «...единый чистый, тюркский (язык)» [42]. Это сведение относится к X в. когда чики-чигили стали уже тюркоязычными. Однако, в VII в. когда создавались орхонские каганс-кие надписи, чики, возможно, оставались еще ени-сейскоязычными.

В результате вышеприведенного исследования, можно предварительно выделить, по крайней мере, три основных этапа этнической истории этого народа:

I этап (до 2-й пол. VIII в.). Начало формирования этнических групп чиков в центральных районах Тувы, которое, возможно, происходило между река-

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 5 (59), СЕНТЯБРЬ-ОКТЯБРЬ 2007

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 5 (59), СЕНТЯБРЬ-ОКТЯБРЬ 2007

ми Хемчик и Улуг-Хем. Скорее всего, к середине VII века чики уже стали тюркоязычными;

II этап (2-я пол. VIII — IX вв.). Массовое переселение на запад части чиков и сложение этнической общности чигилей в Семиречье;

III этап (IX — XI вв.). Распад племенного объединения чиков и выделение нескольких племенных союзов, в частности — токуз огдамдамов и юз кюмю-лей.

Существование у тувинцев и алтайцев родов, наименования которых связаны с лебедем, дают основание предполагать, что в составе тувинцев и алтайцев, остались, по крайней мере, потомки ени-сейскоязычных чикских племен под тюркскими этнонимами куулар и куу-кижи. Это может соответствовать также и этнониму чик — лебедь или лебе-динец, который является ничем иным, как реликтом чикского этноса.

В исследованиях высказано также мнение, что потомками чиков могут являться представители рода чыгат в составе северных алтайцев — тубаларов [43].

Исходя из всего сказанного, можно сделать вывод, что при сложения тюркоязычного ядра тувинского этноса, в качестве одного из древних и основных компонентов выступали чики-«лебединцы».

Приведенные выше свидетельства дают нам основание выдвинуть на обсуждение гипотезу о том, что чики, жившие на территории Тувы, до описываемых в орхонских памятниках событий, были ени-сейско-кетоязычными. Возможно, сами чики возглавляли объединение племен, среди которых могли быть и племена, говорившие на других языках.

Мысль о возможном участии кето-енисейского компонента в этногенезе тувинцев высказывалась еще М.А. Кастреном, а затем была поддержана В.В. Раддовым. Эта идея имеет и других своих сторонников (Л.П. Потапов, С.И. Вайнштейн, Н.Л. Членова и АР-)-

Но есть и другая точка зрения, которая говорит, что вхождение кето-енисейскоязычного компонента в состав тувинцев не подтверждается ни языковыми данными, ни топонимией, и, что мнение о том, что те или иные конкретные особенности тувинского языка, например, наличие в нем особых фарингализован-ных гласных, являются проявлениями кетского субстрата, спорно и недостаточно аргументировано [44].

Почти все енисейско-кетоязычные народы, кроме кетов, уже исчезли с этнической карты мира, ассимилировавшись в основном среди тюркских народов Южной Сибири. Их влияние на ход истории в южносибирском регионе недостаточно изучено. Трудно определить и их значение в истории Тувы: жили ли они в эту отдаленную эпоху на территории Тувы, участвовали ли они в этногенезе тувинцев ? Однако с уверенностью можно утверждать, что чики не исчезли бесследно в этнической истории Тувы и оказали существенное влияние на этногенез тувинцев.

Для более аргументированного подтверждения этого предположения и решения проблемы участия кето-енисейских народов в этногенезе тувинцев требуется проведение специального комплексного исследования с широким привлечением лингвистических, археологических, этнографических и письменных данных.

Библиографический список

1. Кызласов Л.Р. История Тувы в средние века. — М.: Изд-во МГУ, 1969; Кызласов Л.Р. История Южной Сибири

в средние века. — М.: Высшая школа, 1984.

2. Сердобов Н.А. История формирования тувинской нации. — Кызыл: Тув. кн. изд-во, 1971.

3. Зуев Ю.А. Тамги лошадей из вассальных княжеств / / Труды Института истории, археологии и этнографии АН Казахской ССР. Т. 8. — Алма-Ата: Изд-во АН Каз. ССР, 1960. - с. 93-140.

4. Маннай-оол М.Х. Тувинцы: Происхождение и формирование этноса. — Новосибирск: Наука, 2004.

5. Малов С.Е. Памятники древнетюркской письменности Монголии и Киргизии. — М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1959.

- с. 20.

6. Сердобов Н.А. История формирования тувинской нации. — Кызыл: Тув. кн. изд-во, 1971. — с. 51.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

7. Малов С.Е. Памятники древнетюркской письменности Монголии и Киргизии. — М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1959.

- с. 40.

8. Сердобов Н.А. История формирования тувинской нации. — Кызыл: Тув. кн. изд-во, 1971. — с. 47.

9. Зуев Ю.А. Тамги лошадей из вассальных княжеств / / Труды Института истории, археологии и этнографии АН Казахской ССР. Т. 8. — Алма-Ата: Изд-во АН Каз. ССР, 1960. - с. ИЗ.

10. Маннай-оол М.Х. Тувинцы: Происхождение и формирование этноса. — Новосибирск: Наука, 2004. — с. 56.

11. Т.е. там, где главные силы чиков были дважды разбиты сначала войсками кёк-тюрков в 710 г., а впоследствии уйгурами в 750 гг.

12. Под определенными этнонимами, которые известны из письменных источников, как нередко в те времена, скрывались названия крупных племенных объединений. Например, уйгуры состояли из десяти племен, а кёк-тюр-ки — из двенадцати (Czegledy К. On the numerical composition on the Ancient Turkish tribal confederations // Acta Orientalia Academiae Scientiarum Hungaricae, Tomus XXV, 1972. - p. 280).

13. Зуев Ю.А. Тамги лошадей из вассальных княжеств / / Труды Института истории, археологии и этнографии АН Казахской ССР. Т. 8. — Алма-Ата: Изд-во АН Каз. ССР, 1960.

- с.98, 134; ЗуевЮ.А. Ранние тюрки: очерки истории и идеологии. — Алматы: Дайк-Пресс, 2002. — с. 255-256.

14. Однако, А.Г. Малявкин в своем труде предполагает вслед за китайским исследователем Чэнь Чжунмяном, что в Танских хрониках есть упоминание о племени чо, в котором они видели китайскую транскрипцию наименования чиков. А.Г. Малявкин считает, что небольшая часть племени в результате бурных событий второй половины VII в. оказались на юге около Великой китайской стены (Малявкин А.Г. Историческая география Центральной Азии. — Новосибирск: Наука, 1981. — с. 80, коммен. 24).

15. Зуев Ю.А. Ранние тюрки: очерки истории и идеологии. — Алматы: Дайк-Пресс, 2002. — с. 256.

16. Грумм-Гржимайло Г.Е. Западная Монголия и Урянхайский край. — Т. II. — Л.: Ученый комитет МНР, 1926. — с. 311; Кызласов Л.Р. История Тувы в средние века. — М.: Изд-во МГУ, 1969 — с. 51; Кызласов Л.Р. История Южной Сибири в средние века. — М.: Высшая школа, 1984. — с. 32.

17. Яхонтов С.Е. Этнонимы «киргиз», «хаас», «чик» в китайских исторических сочинениях // Источники по средневековой истории Кыргызстана и сопредельных областей Средней и Центральной Азии. — Бишкек, 1991. — с. 125; Зуев Ю.А. Тамги лошадей из вассальных княжеств // Труды Института истории, археологии и этнографии АН Казахской ССР. Т. 8. - Алма-Ата: Изд-во АН Каз. ССР, 1960. - с. 113.

18. Кызласов Л.Р. История Тувы в средние века. — М.: Изд-во МГУ, 1969. - с. 51.

19. Л.Р. Кызласов в своей книге говорит, что чигили были близкими родственниками чиков (Кызласов Л.Р. История Тувы в средние века. — М.: Изд-во МГУ, 1969. — с. 51-52).

20. Малов С.Е. Памятники древнетюркской письменности. Тексты и исследования. — М.-Л.: Издательство АН СССР, 1951. - с. 41.

21. Худуд ал-алам // Материалы по истории киргизов и Киргизии. — Вып. I. — М.: Наука, Гл. ред. вост. лит-ры, 1973. - с. 43.

22. Minorsky V. Sharaf al-Zaman Tahir MarvazI on China, the Turks and India. — London: RAS, 1942. — p. 31.

23. Караев О. Народы Центральной Азии и государство Караханидов // Историко-культурные связи народов Центральной Азии. — Улан-Удэ: Бурятский филиал СО АН СССР, 1983. - с. 93.

24. Кызласов Л.Р. История Тувы в средние века. — М.: Изд-во МГУ, 1969 — с. 52; Кызласов Л.Р. История Южной Сибири в средние века. — М.: Высшая школа, 1984. — с. 131.

25. Старостин С. А. Сравнительный словарь енисейских языков // Кетский сборник. — М., 1995. — с . 214.

26. Кызласов Л.Р. История Южной Сибири в средние века. — М.: Высшая школа, 1984. — с. 94.

27. Кормушин И.В. Тюркские енисейские эпитафии. Тексты и исследования. — М.: Наука, 1997. — с. 200-205, 213-223.

28. Старостин С.А. Сравнительный словарь енисейских языков//Кетский сборник. — М., 1995. — с. 243.

29. Древнетюркский словарь. — Л.: Наука, Ленингр. отд., 1969. — с. 312.

30. Кляшторный С.Г., Савинов Д.Г. Степные империи древней Евразии. — СПб.: Филологический факультет СПбГУ, 2005. - с. 81.

31. Малов С.Е. Памятники древнетюркской письменности. Тексты и исследования. — М.-Л.: Издательство АН СССР, 1951. - с. 35.

32. Кормушин И.В. Тюркские енисейские эпитафии. Тексты и исследования. — М.: Наука, 1997. — с. 219.

33. Кононов А.Н. Семантика цветообозначений в тюркских языках // Тюркологический сборник 1975. — М.: Наука, Гл. ред. вост. лит-ры, 1978. — с. 173.

34. Ему, видимо, была пожалована кыргызская тамга типа¥- Возможно, что у кыргызских правителей существовал обычай дарить начертания своей тамги вместе с уделом, сходный с обычаем китайских императоров дарить свое родовое имя соседним «вассальным» правителям. Этот вид тамги широко распространен в древнекыргызских рунических памятниках Тувы. На территории Тувы было найдено 12 памятников с такой тамгой, которые географически тяготеют к центральной и восточной части Улуг-Хемской котловины (Кормушин И.В. Тюркские енисейские эпитафии. Тексты и исследования. — М.: Наука,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

35. Кормушин И.В. Тюркские енисейские эпитафии. Тексты и исследования. — М.: Наука, 1997. — с. 17. Для этнонима огдамдам мы также попытались найти этимологию в кето-ени-сейских языках. В праенисейском языке oG (югский о: / ои, котский (>х) переводится как «луг», a dzeh (кетский и котский deh) как «люди». Соединив вместе два этих слова получаем «луговые люди» (Старостин С.А. Праенисейская реконструкция и внешние связи енисейских языков // Кетский сборник. Антропология, этнография, мифология, лингвистика. — Л.: Наука, Ленингр. отд., 1982. — с. 158, 166). Кеты до сих пор ис-ползуют слово денг (люди) в названии своих родов, например, «шимденг» — «Сымскиелюди» (там же, с. 84-132).

36. Симченко Ю.Б. Тамги народов Сибири XVII в. — М.: Наука, 1965. — с. 169.

37. Кызласов Л.Р. История Тувы в средние века. — М.: Изд-во МГУ, 1969. - с. 51.

38. Маннай-оол М.Х., Татаринцев Б.И. К вопросу об участии кетоязычного компонента в этногенезе тувинцев // Происхождение аборигенов Сибири и их языков. — Томск: Изд-во ТГУ, 1976. — с. 181.

39. Наделяев В.М. У истоков тувинского языка // Исследования по тувинской филологии. — Кызыл, 1986. — с. 53-63; Селютина И.Я. Фонетика тюркских языков Сибири как историко-лингвистический источник // Тюркология, 2004, №2. - с. 65-91.

40. Селютина И.Я. Фонетика тюркских языков Сибири как историко-лингвистический источник // Тюркология, 2004, № 2. — с. 81.

41. Наделяев В.М. У истоков тувинского языка // Исследования по тувинской филологии. — Кызыл, 1986. — с. 58-62; Селютина И.Я. Фонетика тюркских языков Сибири как историко-лингвистический источник // Тюркология, 2004, №2. - с. 81-82.

42. Ибрагимов С.К., Храковский B.C. Махмуд Кашгарский о расселении племен на территории Казахстана в X веке // Вестник АН Каз. ССР. 1958. № 11. - с. 98.

43. Потапов Л.П. Этнический состав и происхождение алтайцев. — Л.: Наука, Ленинград, отд., 1969. — с. 167.

44. Маннай-оол М.Х., Татаринцев Б.И. К вопросу об участии кетоязычного компонента в этногенезе тувинцев // Происхождение аборигенов Сибири и их языков. — Томск: Изд-во ТГУ, 1976. — с. 181-182.

МОНГУШ Борис Борбак-оолович, научный сотрудник сектора истории, археологии и этнографии.

Дата поступления статьи в редакцию: 06.09.2007 г.

© Монгуш Б.Б.

1997. - с. 14).

Научная книга на постсоветском пространстве

Российские академические журналы

В структуре академических журналов, выпускаемых в России, 3,8 % - общеакадемические межотраслевые; 15,4 % - гуманитарные; 24,7 % - физико-математические; 7,8 % - технические; 15 % - химические науки и науки о материалах; 19,7 % - науки о жизни; 9,3 % - науки о Земле. В общей массе журналов 4,3 % составляют научно-популярные. В современном виде выпускается с 1852 г. журнал «Известия Академии наук». Серия литературы и языка; с 1865 г. — «Известия Русского географического общества»; с 1866 г. — «Математический сборник и «Записки Всероссийского минералогического общества».

В настоящее время наблюдается рост тиражей академических журналов в группе до 500 экз. Ширится обмен изданиями между академическими библиотеками стран СНГ.

Из выступления генерального директора НПО «Издательство «Наука» РАН, директора Научного

центра исследований истории книжной культуры РАН В.И. Васильева

По материалам II Междунар. науч. конф.

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 5 (59), СЕНТЯБРЬ-ОКТЯБРЬ 2007