Научная статья на тему 'Британский евроскептицизм: определение и основные факторы'

Британский евроскептицизм: определение и основные факторы Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
2178
397
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЕВРОСКЕПТИЦИЗМ / ВЕЛИКОБРИТАНИЯ / БРЕКЗИТ / РЕФЕРЕНДУМ / КЭМЕРОН / ЕВРОИНТЕГРАЦИЯ / ЕВРОПЕЙСКИЙ СОЮЗ / EUROSCEPTICISM / UNITED KINGDOM / BREXIT / REFERENDUM / CAMERON / EUROPEAN INTEGRATION / THE EUROPEAN UNION

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Благовещенский Роман Игоревич

Итоги выборов в Европейский парламент в 2014 г., результаты парламентских выборов в Великобритании в 2015 г., и особенно итоги референдума о выходе Великобритании из Евросоюза, похоже, говорят о том, что евроскептицизм становится ведущей политической силой в Соединенном Королевстве. Опросы общественного мнения показывают: евроскептицизм расширяет свою географию в ЕС. Статья дает определение евроскептицизму, рассматривает его ключевые факторы в Великобритании и объясняет, почему Великобритания стала первой страной в XXI в., которая провела референдум о выходе из Европейского союза.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

British Euroscepticism: The definition and main factors

The outcome of the 2014 elections of the European Parliament, the results of the 2015 national elections and particularly the outcome of the Brexit referendum begged the question of whether Euroscepticism is becoming a prominent political force in the United Kingdom. The polls show that Euroscepticism is widening its reach in the EU. This article defines Euroscepticism, analyzes its main factors in Britain and explains why Britain became the first country in the XXIst century to hold a referendum on leaving the European Union.

Текст научной работы на тему «Британский евроскептицизм: определение и основные факторы»

Р.И. Благовещенский© R.I. Blagoveshchensky

Британский евроскептицизм: Определение и основные факторы

British Euroscepticism: The definition and main factors DOI: 10.31249/ape/2019.01.06

Аннотация. Итоги выборов в Европейский парламент в 2014 г., результаты парламентских выборов в Великобритании в 2015 г., и особенно итоги референдума о выходе Великобритании из Евросоюза, похоже, говорят о том, что евроскептицизм становится ведущей политической силой в Соединенном Королевстве. Опросы общественного мнения показывают: евроскептицизм расширяет свою географию в ЕС. Статья дает определение евроскептицизму, рассматривает его ключевые факторы в Великобритании и объясняет, почему Великобритания стала первой страной в XXI в., которая провела референдум о выходе из Европейского союза.

Abstract. The outcome of the 2014 elections of the European Parliament, the results of the 2015 national elections and particularly the outcome of the Brexit referendum begged the question of whether Euroscepticism is becoming a prominent political force in the United Kingdom. The polls show that Euroscepticism is widening its reach in the EU. This article defines Euroscepticism, analyzes its main factors in Britain and explains why Britain became the first country in the XXIst century to hold a referendum on leaving the European Union.

Ключевые слова: евроскептицизм, Великобритания, Брекзит, референдум, Кэмерон, евроинтеграция, Европейский союз.

Keywords: euroscepticism, United Kingdom, Brexit, referendum, Cameron, European integration, the European Union.

Введение

Последние два года в истории европейской интеграции ознаменовались целой серией побед евроскептиков, т.е. противников дальнейшей евроинтеграции. Говорят, евроскептицизм сейчас на подъеме. Вот лишь несколько фактов.

В мае 2014 г. состоялись выборы в Европейский парламент, результаты которых вызвали в ЕС настоящий шок. В Великобритании, Франции и Дании победу одержали так называемые «жесткие» евроскептики, в то время как в ряде других государств - членов ЕС (Венгрия, Польша, Греция и т.д.) победа досталась «мягким евроскептикам». Впервые в истории Европарламента третье место по числу депутатов получила политическая группа «Европейские консерваторы и реформисты», состоящая из «мягких евроскептиков», которая «подвинула» привычных либералов (наибольших евроэнтузиастов). Появились сразу две фракции «жестких» евроскептиков - «Европа за свободу и демократию» (ядром этой группы является Партия независимости Соединенного Королевства), а также «Европа наций и свобод» (под руководством лидера французского Национального фронта Марин Ле Пен; правда, эта политическая группа была сформирована не сразу, а спустя год - в июне 2015 г.).

Через год после выборов в Европейский парламент британские консерваторы (относящиеся к «мягким» евроскептикам) одержали победу на национальных выборах и объявили о том, что начнут пересмотр отношений с Европейским союзом. Премьер-министр Д. Кэмерон заявил, что новые условия членства (подразумевающие усиление роли национального правительства) затем будут вынесены на референдум. Впервые в истории Евросоюза правительство одной из входящих в это сообщество стран объявило о желании провести референдум о целесообразности пребывания своей страны в ЕС (до этого референдумы о членстве в Евросоюзе проводили только страны-кандидаты и лишь для того, чтобы вступить в организацию, а не выйти из нее).

Менее чем через полгода после триумфа тори убедительную победу на парламентских выборах в Польше одержала партия «Право и справедливость»; и более того, она получила достаточно голосов, чтобы единолично сформировать правительство. Новое руководство страны сразу взяло новый курс в отношениях с Брюсселем: польские евроскептики отказались участвовать в европейской системе квот на беженцев (под которой подписалось предыдущее правительство) и приняли несколько спорных внутриполитических решений, вызвавших острую критику со стороны Еврокомис-сии. По мнению еврочиновников, Польша отступила от демократических норм, вследствие чего Еврокомиссия сочла необходимым учредить наблюдение за развитием ситуации в Польше.

Однако самым большим триумфом евроскептиков (и самым крупным кризисом Евросоюза за всю его историю) стали итоги референдума в Великобритании: 23 июня 2016 г. 52% жителей Соединенного Королевства проголосовали за выход страны из ЕС. Итоги референдума уже окрестили важнейшим событием в истории Европы со времен падения Берлинской стены [Hutton, 2016].

Опросы общественного мнения показывают: евроскепти-цизм расширяет свою географию в ЕС и, что еще более важно, укрепляет позиции в каждой отдельно взятой стране. Действительно, можно с уверенностью утверждать, что евроскептицизм сейчас на подъеме, и пока неизвестно, когда эта волна пойдет на спад.

Цель данной статьи - объяснить причины, в силу которых евроскептицизм так силен в Великобритании. Ведь именно из-за высокого уровня евроскептицизма британцы проголосовали за выход из Евросоюза, и это, в свою очередь, окажет огромное влияние на будущее развитие ЕС и, возможно, на отношения между ЕС и Россией. Особенность данного исследования заключается в том, что представленные выводы основаны почти исключительно на иностранной (англоязычной) литературе и источниках. Автор ставит перед собой следующие задачи: дать определение евроскепти-цизму, объяснить его типологию, рассмотреть общую историю евроскептицизма и далее проследить становление евроскептицизма в Великобритании. Выбор страны не случаен. Как уже было сказано выше, Великобритания стала первой страной в истории, в

которой прошел референдум не о присоединении к Евросоюзу, а, наоборот, о выходе из его состава. Более того, по мнению целого ряда авторов (Э. Геддес, Э. Гленкросс, С. Хобольт и др.), нигде в Европе евроскептицизм не пустил такие глубокие корни и не охватывает такие широкие слои населения, как в Соединенном Королевстве. Сам термин «евроскептицизм» зародился именно в Великобритании, и именно в Великобритании евроскептики (будь то «мягкие» или «жесткие») одержали убедительную победу сначала на выборах в Европарламент в 2014 г., затем на выборах в британский парламент в 2015 г. и, наконец, победили на референдуме в июне 2016 г.

Определение евроскептицизма

Евроскептицизм - достаточно новый термин, который не использовался в начале европейской интеграции. В первые десятилетия существования Европейского объединения угля и стали (ЕОУС), а также Европейского экономического сообщества (ЕЭС) и Европейского сообщества по атомной энергии (Евратом) противников интеграции в Западной Европе называли националистами, коммунистами, антирыночниками (anti-marketeers).

Хотя евроскептицизм «всегда подразумевает определенную форму враждебности по отношению к ЕС, эта враждебность не всегда охватывает все области европейской интеграции» [Leconte, 2010, p. 4]. К примеру, некоторые страны - участницы ЕС выступают против дальнейшего расширения Евросоюза. До недавнего времени Австрия, Германия и Франция высказывались против принятия в ЕС Турции [Aydin-Düzgit, 2012, p. 27]. В то же время Швеция и Великобритания воспринимают расширение ЕС на Восток положительно, но выступают против углубления политической интеграции, особенно в плане Общей внешней политики и политики безопасности Европейского союза (ОВПБ ЕС). Дания не хочет быть частью еврозоны, но, в отличие от Великобритании, которая также не входит в зону евро, Дания является участницей Шенгенских соглашений. Таким образом, можно сказать, что евроскептицизм «не выражает единый и стабильный набор идей, не

представляет собой четкое и всем понятное мировоззрение» [Leconte, 2010, p. 4].

П. Таггарт и А. Щербяк полагают, что евроскептики разобщены и по-разному определяют негативные аспекты европейской интеграции [Szczerbiak, Taggart, 2008, p. 8]. Для коммунистов «врагом» является капиталистическая сущность Европейского союза, его элитарность (евроинтеграция для них - не продукт воли простых людей, а результат сговора элит). Для правых движений «главным злом» выступает чрезмерная социальная направленность европейской интеграции. Популисты недовольны слишком большой бюрократией, в то время как для националистов ЕС олицетворяет ненавистную им наднациональную форму управления, которая, по их мнению, наносит ущерб государственному суверенитету. Очевидно, что евроскептицизм совместим с любой идеологией и может быть частью программ как правых, так и левых политических партий.

В данной статье под евроскептицизмом понимается несогласие (вплоть до призывов выйти из состава ЕС, звучащих со стороны представителей правых партий) с чрезмерной централизацией власти в Брюсселе и слишком глубокой интеграцией (во всех сферах, но особенно в политической области).

Исследователи сходятся во мнении, что родиной евроскеп-тицизма является Великобритания. По словам Э. Геддеса, «Британия стояла особняком, пока страны (Западной Европы) делали первые шаги в сторону европейской интеграции, а вступив (в ЕЭС) в 1973 г., потратила значительную часть времени на то, чтобы препятствовать развитию Евросоюза» [Geddes, 2004, p. 4]. Само слово «евроскептицизм» было впервые использовано в статье газеты «Times» в 1985 г. в качестве одного из синонимов для обозначения идеологии противников Единого европейского рынка, и с тех пор этот термин обозначает всех, кто в той или иной степени противится европейской интеграции. И хотя евроскептицизм долгое время считался исключительно британским феноменом, очень скоро он пустил корни и в других странах Евросоюза.

Первым тревожным «звоночком», продемонстрировавшим, что евроскептицизм вышел за пределы Великобритании, стали

определенные сложности, возникшие в процессе ратификации Договора об основании Европейского союза. Договор, подписанный в нидерландском Маастрихте в 1992 г., был вынесен на референдум в Дании, Франции и Ирландии. В Ирландии люди проголосовали «за», но в Дании победу одержали евроскептики, в результате чего потребовался второй референдум, чтобы договор был все же ратифицирован. Во Франции Маастрихтский договор был ратифицирован сразу, но с минимальным отрывом (51 против 49%). Однако по-настоящему «холодным душем» для европейских элит стала провалившаяся попытка ратифицировать Конституцию ЕС в 2005 г. - во Франции и Нидерландах, двух странах - основательницах ЕС, победу одержали евроскептики, и Конституция так и не была ратифицирована. В 2008 г. Ирландия, в свое время без особого труда ратифицировавшая Маастрихтские соглашения, проголосовала против Лиссабонского договора, который должен был заменить похороненную тремя годами ранее Конституцию.

Сегодня евроскептицизм распространен не только в Западной Европе. Долгое время считалось, что страны Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ) обладают иммунитетом к евроскепти-цизму, поскольку население этих стран, избавившись от социалистического наследия, готово пойти на все ради «возвращения в Европу». Действительно, так было до 2004 г. (т.е. до вступления большинства стран ЦВЕ в ЕС). Сейчас, спустя 15 лет, евроскептицизм незаметно «прокрался» уже и в эти государства. К примеру, во главе Венгрии и Польши стоят умеренные евроскептики, а в Чехии и ряде других стран ЦВЕ евроскептики пользуются большим влиянием. Более того, евроскептицизм уже вышел за границы Евросоюза - существуют исследования о евроскептицизме в России [Gille-Belova, 2009] и Турции [Aydin-Düzgit, 2012]. Не будет большим преувеличением сказать, что по европейскому континенту сейчас катится мощная волна евроскептицизма и пока неизвестно, удастся ли еврочиновникам ее обуздать.

Теоретическая база

При анализе евроскептицизма или евроэнтузиазма авторы обычно ищут рациональные причины распространения соответ-

сгвующих идей. К примеру, считается, что евроскептицизм силен в тех странах, которые являются крупнейшими донорами в бюджет Европейского союза: население этих стран хотело бы, чтобы деньги были потрачены внутри страны на нужды собственных граждан, а не шли в Брюссель [Leconte, 2010, p. 5]. Еще одной причиной называют иммиграцию: население ряда богатых стран боится, что мигранты из бедных регионов ЕС отберут у них рабочие места (яркий пример - знаменитый «польский водопроводчик»). Исследователи объясняют евроэнтузиазм также через призму рациональности: европейцы не хотят войны и поддерживают ЕС в связи с теми преимуществами, которые им дарит членство в Едином рынке - это гарантирует рабочие места и стабильные зарплаты [Dube, Magni-Berton, 2009]. Другими словами, исследователи концентрируются на теории рационального выбора. Данная же статья рассматривает евроскептицизм сквозь призму конструктивистских теорий, в которых важную роль играют культура и культурная общность.

Книга Б. Андерсона «Воображаемые сообщества» давно стала настоящей «библией» для исследователей национализма. По мнению Ацдерсона, нация - это воображаемое сообщество, причем воображаемое одновременно как ограниченное и суверенное. Почему это сообщество воображаемое? Потому что в любой, даже в самой маленькой стране мы знаем лишь небольшую часть людей, составляющих «наше» сообщество. И все же мы полагаем это сообщество «своим», испытываем чувство общности и солидарности с людьми, которых не знаем и никогда не узнаем лично. При этом мы воспринимаем нацию как ограниченное сообщество - в том смысле, что оно не охватывает все человечество. Действительно, трудно ощущать единство с воображаемым коллективом и придавать особый смысл его существованию, если он ничем не отличается от других сообществ и не выделяется на их фоне [Anderson, 1991, p. 6]. Евросоюз же выступает как «постороннее» сообщество, в какой-то степени даже угроза для британцев.

В полном соответствии с теориями конструктивизма Андерсон указывает, что нации - не продукт природы, они не существуют объективно. Язык и общая история - фундамент любой на-

ции - созданы людьми. Нация - это воображаемый конструкт, который существует только в сознании людей. Язык, по словам Андерсона, сплачивает нацию, способствует формированию коллективного сознания.

Как будет показано ниже, история является важным фактором становления британского евроскептицизма. История, в свою очередь, сформировала веру англичан в собственную исключительность. При этом английский язык и культура играют немаловажную роль в усилении евроскептицизма, поскольку британские евроскептики призывают к более тесным связям с культурно близкими им народами - теми, которые входят в так называемое «Британское Содружество». Кроме того, пресса также оказывает большое влияние на общественное сознание.

Можно сказать, что континентальная Европа и Евросоюз играют для англичан роль «Другого». Здесь уместно рассмотреть еще одну конструктивистскую теорию - теорию А. Ноймана. Любое воображаемое сообщество формируется не только за счет общих черт, которые объединяют людей в одну группу, но также из-за отличия людей в отдельно взятой группе от людей в других группах. По утверждению Ноймана, не только общие черты, но и отличия от окружающих могут служить факторами формирования воображаемого сообщества [Neumann, 1998].

Нойман выделяет четыре способа определения «Другого». В данной статье я акцентирую внимание на этнографическом определении, описывающем формирование коллективной идентичности, точнее - этнической идентичности. Нойман выделяет несколько критериев, по которым одна группа обычно отделяет себя от другой: язык, религия, история и географическое положение. Все эти факторы, согласно Нойману, способствуют формированию общей этнической идентичности группы, и, соответственно, те, кто не входит в данную группу, являются «Другими».

Таким образом, в настоящей статье британский евроскептицизм будет рассмотрен сквозь призму двух конструктивистских теорий - теории «воображаемых сообществ» Б. Андерсона и теории «Другого» А. Ноймана.

Факторы британского евроскептицизма

В академических кругах никогда не было сомнений в том, что Великобритания подвержена евроскептицизму. Возможно, до недавнего времени это ускользало от внимания широкой публики, но теперь, после референдума о выходе из ЕС, о британском евро-скептицизме услышал весь мир. Тем не менее я считаю необходимым привести некоторые примеры, сославшись на исследования, подтверждающие, что евроскептицизм - существенный фактор британской культуры.

К. ван дер Эйк и Г. Шмитт называли современную Великобританию страной, «где евроскептицизм (и даже еврофобия) очень сильны и, вероятно, даже доминируют» [Eijk, Schmitt, 2008, p. 226]. По мнению М. Спиринга, ни в одной стране ЕС евроскеп-тицизм не проявляется так сильно, как в Великобритании [Spiering, 2004, p. 137]. Британская враждебность по отношению к Европе уходит корнями в прошлое и часто выражается в высмеивании всего европейского. К примеру, первый послевоенный британский премьер-министр К. Эттли однажды заметил, что не может доверять европейцам, поскольку они не играют в крикет. Другой премьер-министр - Дж. Мейджор - заявил, что предпочитает встречи лидеров Британского Содружества саммитам Европейского совета, потому что не все европейцы говорят по-английски. Такого рода примеры свидетельствуют о «глубоко укоренившейся в рядах британской элиты ксенофобии по отношению ко всему европейскому» [Gowland, Turner, Wright, 2010, p. 213].

Евроскептицизм зачастую понимают как ЕС-скептицизм, но, по мнению ряда авторов, британский евроскептицизм следует трактовать гораздо шире - это неприятие не политической или экономической интеграции на европейском континенте, а неприятие Европы в целом [Spiering, 2004, p. 137]. Таким образом, хотя в настоящее время евроскептицизм широко распространен, британский евроскептицизм следует рассматривать отдельно как уникальный и ни с чем не сравнимый феномен.

Анализ западной научной литературы по проблеме евро-скептицизма позволил мне выделить шесть наиболее существен-

ных факторов британского евроскептицизма: 1) популярное в Великобритании представление об уникальности и исключительности своей страны; 2) отрицательный исторический опыт взаимодействия с континентальной Европой; 3) роль британской прессы;

4) географическое положение страны (островной менталитет);

5) «особые отношения» с США; 6) незнание Евросоюза, общественное невежество (public ignorance).

Настоящая статья не просто ставит своей целью ознакомить читателя с кратким обзором трудов западных специалистов по данной теме - автор статьи проводит критический анализ их работ и позволяет себе не согласиться с некоторыми утверждениями.

Представление о британской «исключительности»

Некоторые исследователи объясняют враждебность англичан по отношению к Европе бытующими представлениями о британской «исключительности»: «В Великобритании многие убеждены, что евроскептицизм является прямым следствием геополитических, экономических и конституционных интересов и традиций, которые отличаются от традиций и интересов континентальной Европы» [Euroscepticism.., 2008, p. 115]. Другими словами, Великобритания просто не похожа на остальную Европу.

Во-первых, Англия - колыбель парламентской демократии. Именно здесь почти семьсот лет назад зародился привычный современному человеку парламент. Английская Палата общин столетиями боролась за ограничение власти монарха - это даже привело к кровопролитной гражданской войне в середине XVII в. Парламентская демократия в современном ее виде - важное достижение британской истории, а потому англичане не могут так просто отказаться от сильного национального парламента. Британские политики очень остро реагируют на расширение полномочий Европарламента, потому что это происходит за счет «урезания» полномочий британского парламента в Вестминстере. Для британцев это игра с нулевой суммой: наделение Европейской комиссии или Европейского парламента новыми полномочиями означает заведомую потерю влияния для Вестминстера. Однако в ЕС взаимодействие между странами-участницами не может происхо-

дить без передачи полномочий «наверх», что в Великобритании воспринимается как удар по национальной идентичности. Еще одна причина недовольства британцев передачей полномочий в европейские институты заключается в том, что Еврокомиссия не избирается напрямую народом, а значит - народ не может ее сместить. Как заявил британский министр-евроскептик М. Гоув, «если мы хотим избежать коррупции в высших эшелонах власти, народ должен иметь право менять законы и правительства в результате выборов» [EU referendum.., 2016]. Он также добавил: «Мы можем излить свой гнев на народных избранников в Вестминстере, но правительство в Лондоне не может уменьшить НДС... или депортировать тех индивидов, которым не место в нашей стране» [Ibid.].

Во-вторых, для Великобритании характерна либеральная социальная модель государства, в то время как страны Северной Европы следуют социал-демократической модели, а в остальной Европе доминирует консервативная модель государства всеобщего благосостояния. В отличие от либеральной, социал-демократическая и консервативная модели подразумевают большую вовлеченность государства в повседневную жизнь обычных граждан, что для англичан представляется неприемлемым. Либерализм пустил глубокие корни в Англии - большинство англичан выступают за сокращение роли государства в экономике и в других областях жизни. Еврокомиссия, по их мнению, выпускает слишком много регламентов и директив, слишком рьяно пытается контролировать жизнь простых граждан ЕС. По словам того же М. Гоува, «растущая бюрократия в ЕС мешает нам двигаться вперед во многих сферах. Европейские правила диктуют нам все, начиная от максимального размера сосудов, в которых можно продавать оливковое масло (5 литров), до расстояния, на котором должен находиться дом от пустоши (heathland), чтобы коты не могли преследовать птиц (5 километров)» [Ibid.].

Британская «исключительность» заметна любому, кто хоть раз приезжал в туманный Альбион. Британцы используют унции и фунты (меры веса), дюймы и мили (меры длины) и т.д., у них левостороннее движение, большинство англичан являются приверженцами национальной - англиканской - церкви, возглавляе-

мой монархом (редкость для Европы), а на государственных учреждениях редко встретишь флаги Евросоюза.

При этом британцы не просто считают свою страну другой -они уверены, что Великобритания лучше остальной Европы. Даже спустя 40 лет с момента вступления Соединенного Королевства в ЕЭС / ЕС мало кто в Великобритании полагает, что можно научиться чему-то полезному у Брюсселя или перенять у остальной части Европы определенные практики в сфере конституционных процедур или политических реформ. Вера британцев в свою «исключительность» («britishness») является важным фактором евро-скептицизма в Соединенном Королевстве.

Роль истории в становлении британского евроскептицизма

Британский евроскептицизм имеет глубокие исторические корни. По словам А. Джонса, «хотя Англия всегда была частью Европы, но в культуре, языке, институтах, религии, манере ведения политики национальная идентичность сначала Англии, а затем Великобритании и Соединенного Королевства формировалась в качестве противовеса «Европе» или по крайней мере тому, что олицетворяет Европа» [Jones, 2007, p. 171].

Некоторые авторы отмечают, что английский исторический опыт сыграл заметную роль в конструировании негативного восприятия Европы в Великобритании. Англичане - протестанты, которым на протяжении веков угрожали католические народы континента: испанцы, французы, австрийцы и т.д. [Euroscepticism.., 2008, p. 110]. Наполеоновские войны также не добавили британцам любви к континентальной Европе. Как известно, в 1806 г. французский император ввел так называемую «континентальную блокаду»: европейским государствам запрещалось торговать с Британскими островами. Таким образом он желал экономическими мерами поставить Лондон на колени. Когда же после падения Наполеона был создан Священный союз (1815), британцы отказались участвовать в нем, поскольку, по словам Г. Киссинджера, «последовательно сопротивлялись идее единой Европы» [Kissinger, 1994, p. 88-89]. Киссинджер полагает, что «мысль об участии в Европейском правительстве была столь же непривлекательна для

британского общественного мнения, как спустя сто лет - идея участия в работе Лиги Наций для американцев» [Kissinger, 1994,p. 89]. По мнению ряда историков и политологов, краеугольным камнем внешней политики Англии долгие годы, если не столетия, было противодействие объединению Европы под властью одного государства, связанное с опасениями, что после этого Европа неминуемо пожелает «поглотить» Британские острова.

Британский евроскептицизм не сводится к простой оппозиции по отношению к определенной институциональной форме. Его стержень - глубоко укоренившийся страх перед «Другим», перед континентом, на котором доминирует франко-германский альянс. Призраки Людовика XIV, Наполеона, кайзера Вильгельма, Гитлера всегда будут омрачать взаимодействие Великобритании с остальной Европой [Gowland, Turner, Wright, 2010, p. 213]. К примеру, Н. Ридли, один из ближайших соратников М. Тэтчер, считал, что передача суверенитета Европейскому сообществу была бы сродни добровольной сдаче Великобритании Гитлеру [May, 1999, p. 77]. Экс-мэр Лондона Б. Джонсон, агитировавший за выход Великобритании из ЕС, также сравнивал современный Евросоюз с Третьим рейхом [Ross, 2016].

Так или иначе, история оказывает огромное влияние на восприятие британцами остальной Европы и зачастую это восприятие оказывается негативным. На подсознательном уровне объединенная Европа воспринимается в Великобритании как гипотетическая угроза.

Роль географического положения Великобритании

Некоторые исследователи полагают, что не только история, но также и география сыграла важную роль в становлении британского евроскептицизма. Соединенное Королевство - островное государство, отделенное от материковой Европы проливом Ла-Манш. Жители Великобритании даже не считают себя европейцами [Geddes, 2004, p. 24; Jones, 2007, p. 115], и это, в свою очередь, увеличивает уровень недоверия к Европе, Евросоюзу и его институтам.

Здесь можно добавить, что не только для британцев характерен так называемый «островной менталитет». В Исландии также сильны традиции евроскептицизма. Эта страна-остров не входит в Евросоюз; более того, она стала первым в истории ЕС государством, которое отозвало уже поданную заявку. Во время мирового экономического кризиса, начавшегося в 2008 г., Исландия подала заявку на вступление в Евросоюз и в 2009 г. получила статус «страны-кандидата». Однако как только кризис миновал, новое правительство Исландии немедленно отозвало заявку. Таким образом, желание вступить в ЕС было обусловлено стремлением исландцев обезопасить страну во время кризиса, получив финансовые вливания из Евросоюза, а не широкой поддержкой европейской интеграции. Некоторые ученые объясняют подобное положение дел «островным менталитетом»: народы, отрезанные от материка, живут изолированно, ощущают себя непохожими на остальных и не испытывают привязанности к своим соседям по ту сторону моря или пролива. По мнению этих исследователей, островные государства, как показывает пример Исландии и Великобритании, подвержены евроскептицизму в большей степени, чем материковые страны.

Однако это не совсем верно. Например, Ирландия - островное государство, активно поддерживающее европейскую интеграцию. Причем в данном случае речь идет не только о поддержке со стороны правительства, но и о широкой общенародной поддержке. Ирландия, в отличие от соседней Великобритании, вступила в еврозону. Дублин, в отличие от Лондона, даже во время финансового кризиса не ставил вопрос об ограничении социальных выплат гражданам других стран ЕС, хотя Ирландия подверглась «нашествию польских водопроводчиков» в такой же степени, как и Великобритания. По мнению брюссельских чиновников, Ирландия всегда действовала как «настоящий европеец», а трудности с ратификацией Лиссабонского договора в 2008 г. были восприняты в ЕС как случайная аномалия. Опросы общественного мнения в Ирландии неизменно показывают высокий уровень поддержки европейской интеграции.

С другой стороны, шотландцы, которые живут на одном острове с англичанами, предпочитают подчиняться скорее Брюсселю, чем Лондону. На референдуме 23 июня 2016 г. большинство жителей Северной Ирландии (56%) и Шотландии (62%) высказались за сохранение членства Великобритании в ЕС. Сразу после оглашения результатов референдума местные власти Шотландии и Северной Ирландии подняли вопрос о целесообразности нахождения этих административных областей в составе Соединенного Королевства. Прозвучали угрозы, что если Лондон решит покинуть Европейский союз, то Шотландия проведет собственный референдум о выходе из состава Соединенного Королевства и обратится к Брюсселю с просьбой о вступлении в ЕС.

Таким образом, можно заключить, что география все же не играла особо значимой роли в становлении британского евроскеп-тицизма. Существуют народы, которые так же, как и англичане, проживают на островах, но при этом не подвержены евроскепти-цизму.

Роль британской прессы

Негативное отношение к Евросоюзу, которое культивируется в британской прессе, - еще один источник евроскептицизма в Великобритании. Часто можно услышать, что британская пресса имеет предубеждения в отношении ЕС. Например, газета «Sun» -одно из самых продаваемых периодических изданий Великобритании - неоднократно изображала ЕС «как прогнившую и ненадежную структуру, как хищника, цель которого - нанести вред британским экономическим интересам, безопасности страны и ее суверенитету» [Anderson, 2004, p. 156].

Исследователи английского евроскептицизма сходятся во мнении, что британская пресса преувеличивает недостатки ЕС и «забывает» сообщить о преимуществах участия Великобритании в процессе европейской интеграции. Членство в Евросоюзе, несомненно, имеет и плюсы, и минусы. Но в поле зрения британской прессы попадают исключительно негативные стороны: «Все, что исходит от Европы, обязательно должно быть плохим, - а если нет, то об этом просто не сообщается» [Jones, 2007, p. 105].

Основным объектом ненависти прессы является Европейская комиссия. Ее уподобляют «гигантскому спруту, который пытается охватить щупальцами все стороны британской жизни» [Jones, 2007, p. 29].

Ученые обращают внимание на то, что британская пресса в своих сообщениях часто опирается на непроверенные данные, а иногда распространяет откровенную ложь. Например, британские газеты писали, что Еврокомиссия планирует изменить определение слова «остров», или о том, что Брюссель собирается установить верхний порог скорости для детских каруселей [Gowland, Turner, Wright, 2010, p. 241]. По мнению британской прессы, «безликие бюрократы из Брюсселя» мечтают контролировать каждый аспект человеческой жизни, они даже вынуждают британцев использовать граммы и килограммы вместо привычных фунтов и унций! Истерия в прессе настолько сильна, что создается впечатление, будто Брюссель уже готов покуситься на святое и вскоре заставит британцев перейти на правостороннее движение [Jones, 2007, p. 105]!

Тем не менее, несмотря на все вышесказанное, анализ публикаций британской прессы накануне референдума показывает, что у прессы не было единой позиции по данному вопросу. Действительно, газета «Daily Mail» (вторая по популярности после «Sun») использовала любую возможность напомнить своим читателям «об издержках членства в ЕС, о потере суверенитета и о законах, которые пишутся безответственными иностранцами» [Spence, 2016 b], рассказывала страшилки о неконтролируемой миграции и неминуемой демографической революции, которая произойдет, когда мигранты и их потомки заполонят всю страну. В то же время влиятельная газета «Times», имеющая репутацию издания, которое читает политическая и финансовая элиты страны, неизменно придерживалась линии на сохранение членства Великобритании в Евросоюзе, а другая влиятельная газета - «The Guardian» - занимала самую проевропейскую позицию среди всех британских изданий [Ibid.]. Газеты «Daily Telegraph» и «Daily Mirror» придерживались нейтральной позиции [Ibid.].

Таким образом, можно заключить, что, хотя часть британской прессы относится к Евросоюзу враждебно и не жалеет крити-

ки в адрес Брюсселя, тем самым способствуя формированию в британском обществе негативного отношения к ЕС, нельзя сказать, что такого взгляда придерживается подавляющее большинство британских изданий - есть влиятельные газеты с очевидно проев-ропейскими взглядами и есть издания, которые придерживаются нейтральных позиций.

При этом данные другого исследования, проведенного Кембриджским университетом, свидетельствуют, что в первые два месяца после объявления даты референдума из 928 статей, написанных на тему взаимоотношений Великобритании с ЕС, 45% ратовали за выход из Евросоюза и лишь 27% приводили доводы за сохранение членства в этом сообществе [Spence, 2016 a]. Следовательно, в целом британская пресса была евроскептична: по количеству опубликованных статей евроэнтузиасты проигрывали евроскептикам.

Итак, британская пресса является важным фактором, способствующим росту евроскептицизма в Великобритании. Однако не стоит преувеличивать ее влияние - в конечном итоге «четвертая власть» все-таки не является доминирующим фактором в данном вопросе.

«Особые отношения» с США и остальным англоязычным миром как альтернатива Евросоюзу

Отсутствие реальных альтернатив членству в Европейском союзе - основное препятствие для триумфа евроскептицизма и «головная боль» евроскептиков. Допустим, Евросоюз не оправдал возлагавшихся на него надежд. Но разве вне Евросоюза будет лучше? Если да, то будет ли выгоднее войти в другое экономическое или политическое объединение? Или оставаться нейтральной страной, как Швейцария?

Когда-то главным конкурентом ЕЭС в Западной Европе считалась Европейская ассоциация свободной торговли (ЕАСТ; European Free Trade Association, EFTA), основанная в 1960 г. при явной поддержке Лондона. Однако уже через год после основания ЕАСТ Великобритания сама подала заявку на вступление в ЕЭС, и вскоре за ней последовали другие члены ЕАСТ - Дания, Португа-

лия, Швеция и Австрия. В итоге в настоящее время членами ЕАСТ являются всего четыре страны - Швейцария, Лихтенштейн, Норвегия и Исландия. К слову, последние две страны в свое время тоже подавали заявки на вступление в ЕЭС / ЕС (Норвегия даже дважды), но в итоге по тем или иным причинам решили не присоединяться к сообществу. В любом случае, ЕАСТ - реликт прошлого, объединение, не имеющее особых перспектив, а Исландия, Норвегия и Лихтенштейн и так входят в Европейскую экономическую зону (ЕЭЗ; European Economic Area, EEA).

Европейская экономическая зона (ЕЭЗ) - альтернатива членству в Евросоюзе, задуманная самим Евросоюзом в 1990-е годы. Ее цель - предоставить возможность странам, не входящим в ЕС, пользоваться определенными благами: например, члены ЕЭЗ получают доступ к европейскому общему рынку, т.е. на них распространяется принцип свободного перемещения товаров, услуг, капитала и рабочей силы. Члены ЕЭЗ платят взносы в бюджет ЕС и должны приводить свое законодательство в определенных сферах в соответствие с законодательством ЕС. Другими словами, участие в ЕЭЗ - это неполное членство в Европейском союзе. Конечно, при таком положении дел ЕЭЗ сложно назвать альтернативой ЕС: страны ЕЭЗ, не входящие в ЕС, фактически должны выполнять то, что от них хочет Брюссель, но при этом лишены возможности влиять на решения европейских институтов.

В данном контексте, разумеется, нельзя не упомянуть Евразийский экономический союз (ЕАЭС). Однако лишь страны Центральной и Восточной Европы - в силу своего географического положения - могли бы рассматривать ЕАЭС как альтернативу ЕС. И так уж исторически сложилось, что именно эти страны меньше всего желают вступать в интеграционные объединения с Россией. Как ни силен евроскептицизм в Польше или Венгрии (которые считаются самыми евроскептичными странами в Восточной Европе), идея вступления в ЕАЭС там не рассматривается в принципе. Возможно, в будущем ситуация изменится, но в данный момент можно утверждать, что ЕАЭС не способен конкурировать с Евросоюзом.

Как уже было сказано, отсутствие альтернатив - ключевая проблема для евроскептиков. И тем не менее Великобритания имеет некую альтернативу членству в ЕС. По крайней мере евроскептиков Соединенного Королевства вопрос об альтернативе Евросоюзу не ставит в тупик.

По мнению некоторых британских политиков, США - гораздо более надежный и заслуживающий доверия партнер, нежели континентальная Европа. Как отмечал Г. Киссинджер, «в конечном итоге все самые большие опасности для Англии всегда исходили из Европы, а свое спасение Лондон неизменно находил по ту сторону Атлантического океана» [Kissinger, 1994, p. 596].

Каждое британское правительство после 1945 г. полагало, что «особые отношения» с США нужно сохранить любой ценой. Поэтому официальный Лондон всегда очень осторожен, когда речь заходит, к примеру, об учреждении европейской армии. Англичане полагают, что подобная инициатива может разрушить НАТО и подорвать «особые отношения» с США [Anderson, 2004, p. 156].

В свое время президент Франции Ш. де Голль наложил вето на вступление Соединенного Королевство в ЕЭС, поскольку считал Великобританию «троянским конем» США. Он подозревал (и его подозрения оправдались), что официальный Лондон будет более лоялен и предан Вашингтону, нежели Брюсселю. Даже наиболее проевропейски настроенный премьер-министр Великобритании Т. Блэр во время иракской кампании в 2003 г. предпочел встать на сторону США, а не на сторону своих европейских партнеров - Германии и Франции, - которые выступали против американской авантюры.

Стоит отметить, что помимо сохранения «особых отношений» с США британские евроскептики предлагают создать и другие альтернативы Евросоюзу. К примеру, в программе евроскеп-тичной Партии независимости Соединенного Королевства (ПНСК; United Kingdom Independence Party, UKIP) звучат призывы развернуться от Европы к англоговорящему миру - Австралии, Канаде, Новой Зеландии и др. В 2001 г. в своем предвыборном манифесте UKIP предложила увеличить роль Великобритании в

Британском Содружестве: «Благодаря нашей дружбе с Соединенными Штатами и благодаря нашей роли в Содружестве мы связаны с четвертью населения Земли, с сильнейшими и быстро развивающимися экономиками» [UK Independence Party.., 2001]. В 2010 г. UKIP подвергла резкой критике предыдущие британские правительства, которые, по мнению этой партии, «позорно предали» США и страны Содружества [UKIP manifesto.., 2010].

Для британских евроскептиков страны англоязычного мира -больше, чем просто торговые или политические партнеры. Выступая в Канаде в 2013 г., известный евроскептик, тогдашний лидер UKIP Н. Фарадж сказал, что Содружество - это сообщество единомышленников, объединенных общим языком, культурой и в какой-то степени даже общими законами [Farage, 2013].

Таким образом, конструктивистские теории хорошо объясняют британский евроскептицизм. Напомню, что, согласно теории «воображаемых сообществ» Б. Андерсона, фундаментом нации (рассматриваемой как «ограниченное воображаемое сообщество») являются язык, история и общее наследие. Британским евроскеп-тикам гораздо ближе Австралия, расположенная в другом полушарии, но связанная с Англией культурной общностью, нежели Франция, находящаяся всего лишь по другую сторону Ла-Манша, но столь непохожая на Англию по своей культуре.

Президент США Б. Обама во время визита в Лондон в апреле 2016 г. (за два месяца до судьбоносного референдума) намекнул, что для Вашингтона выход Великобритании из ЕС нежелателен. Он добавил, что Соединенное Королевство является «бесценным союзником» для США именно с силу своего членства в Евросоюзе, а выход Великобритании из ЕС подорвет ее «особые отношения» с США [Khomami, 2016]. Тем не менее, когда стало ясно, что Великобритания все же покинет ЕС, спикер Палаты представителей США П. Райан подчеркнул, что «особые отношения» Великобритании с США сохранятся [Cassella, 2016], а госсекретарь Дж. Керри предупредил Брюссель, что на будущих переговорах о выходе Великобритании из ЕС Евросоюз не должен пытаться ей «отомстить» за ее решение [Goulard, 2016]. Таким образом, можно заключить, что надежды евроскептиков на поддержку США вполне оправдались.

Неведение как фактор евроскептицизма

Некоторые исследователи полагают, что одним из факторов становления и развития евроскептицизма в целом и британского евроскептицизма в частности является общественная неосведомленность о делах ЕС. Авторы обычно аргументируют свое мнение следующим образом. Опросы общественного мнения показывают, что англичане меньше знают о Евросоюзе по сравнению с другими европейцами и совершенно не интересуются делами ЕС [Gowland, Turner, Wright, 2010, p. 212]. В то же время именно среди англичан самый высокий процент евроскептиков. Следовательно, причиной британского евроскептицизма являются незнание и неосведомленность [Ibid.; Geddes, 2004, p. 3].

Однако такой аргумент не выдерживает критики. На самом деле, по мнению В. Тойберта, «более высокий уровень осведомленности не преобразуется в большую поддержку ЕС» [Teubert, 2001, p. 58]. Европейцы мало знали о ЕЭС / ЕС в 1950-х, 1960-х, 1970-х и 1980-х годах, но общественное мнение тех лет было более благосклонно по отношению к европейской интеграции, нежели сейчас [Leconte, 2010, p. 165]. К тому же недостаточная осведомленность не является только британской проблемой. «Информационный дефицит» характерен для всех стран - членов ЕС, но в Великобритании общественное мнение гораздо более критично по отношению к Евросоюзу, чем в других странах.

А. Мёсснер считает, что граждане, которые интересуются политикой, в целом более доброжелательно настроены по отношению к политической системе своей страны. Однако в отношении Евросоюза все ровно наоборот: люди, знакомые с тем, как функционируют ЕС и его институты (а также знают о так называемом «демократическом дефиците» в ЕС и об издержках членства их стран в данной структуре), обычно куда более скептично настроены по отношению к Брюсселю, чем люди неосведомленные [Mößner, 2009, p. 172].

Следовательно, неведение нельзя считать одним из факторов становления британского евроскептицизма.

Заключение

В данной статье было показано, что британский евроскепти-цизм - это не просто ЕС-скептицизм, как в других странах - членах Евросоюза, а скорее неприятие Европы как таковой. При этом британцы не просто уверены в том, что они отличаются от европейцев - британцы считают себя лучше их. Чувство собственной исключительности играет заметную роль в становлении британского евроскептицизма. Исторический опыт сформировал у британцев привычку относиться к европейцам настороженно, а британская пресса делает все, чтобы уровень евроскептицизма в Великобритании неизменно оставался высоким.

Еще два фактора, которые часто упоминаются в научной литературе, - географическое положение Соединенного Королевства и неосведомленность простых граждан Великобритании о делах ЕС, - не играют существенной роли в формировании и развитии британского евроскептицизма, поскольку их значимость опровергается примерами других стран - участниц ЕС. Ирландия - островное государство, где сильны позиции евроэнтузиастов. Знание о том, как функционируют Евросоюз и его институты, не приводит к росту евроэнтузиазма среди населения.

Конструктивистские теории Б. Андерсона и А. Ноймана объясняют все три ключевых фактора британского евроскептицизма: вера англичан в собственную исключительность основана на историческом опыте и неприятии «Другого» в лице континентальной Европы и согласуется с мнением британской прессы, довольно скептично настроенной в отношении ЕС. По мнению Б. Андерсона и А. Ноймана, «воображаемое сообщество» познает себя в том числе посредством осознания своего отличия от других групп, к которым это сообщество относится с долей недоверия. Для Великобритании Евросоюз и другие европейские нации выступают в роли «Другого». Зато страны Британского Содружества, с которыми англичан объединяют общий язык и культура (социальные конструкты), являются для британских евроскептиков «своими» - друзьями, с которыми нужно поддерживать связи.

Список литературы

Anderson B. Imagined communities: Reflections on the origin and spread of nationalism. - L.: Verso, 1991. - 224 p.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Anderson P.J. A flag of convenience? Discourse and motivation of the London-based Eurosceptic press // Euroscepticism: Party politics, national identity and European integration / P. Harmsen, M. Spiering (Eds.). -Amsterdam: Rodopi, 2004. - P. 151-171.

Aydin-Duzgit S. Constructions of European Identity: Debates and discourses on Turkey and the EU. - L.: Palgrave MacMillan, 2012. - 224 p.

Cassella M. Ryan calls for post-Brexit trade deal with UK // Politico. -Wash., D.C., 2016. - 28.08. - Mode of access: https://web. archive.org/web/ 20160629181403/https://www.politico.com/ story/2016/06/paul-ryan-brexit-trade-224878 (Дата обращения - 24.07.2018).

Dube S., Magni-Berton R. How does income influence national and European identity? / / Euroscepticism: Images of Europe across mass publics and political elites / D. Fuchs, R. Magni-Berton, A. Roger (Eds.). - Farmington: Barbara Budrich Publishers, 2009. - P. 73-91.

Eijk C. van der, Schmitt H. There is not much Eurosceptic non-voting in EP elections / / Opposing Europe? The comparative party politics of Euroscepticism: Comparative and Theoretical Perspectives / A. Szczerbiak, P. Taggart (Eds.). - Oxford: Oxford univ. press, 2008. - P. 208-238.

EU referendum: Michael Gove's full statement on why he is backing Brexit // Independent. - L., 2016. - 20.02. - Mode of access: http://www. independent.co.uk/news/uk/politics/eu-referendum-michael-goves-full-state ment-on-why-he-is-backing-brexit-a6886221.html (Дата обращения -24.07.2018).

Euroscepticism in the British party system / Baker D., Gamble A., Randall N., Seawright D. // Opposing Europe? The comparative party politics of Euroscepticism: Case studies and country surveys / A. Szczerbiak, P. Taggart (Eds.). - Oxford: Oxford univ. press, 2008. - P. 93-117.

Farage N. Speech in Canada. - Ottawa, 2013. - Mode of access: https://www.youtube.com/watch?v=9SxKUAMCw5Q (Дата обращения -24.07.2018).

Geddes A. The European Union and British politics. - L.: Palgrave MacMillan, 2004. - 240 p.

Gille-Belova O. Perception of the European Union and Euroscepticism in Russia // Euroscepticism: Images of Europe across mass publics and political elites / D. Fuchs, R. Magni-Berton, A. Roger (Eds.). - Farmington: Barbara Budrich Publishers, 2009. - P. 175-193.

Goulard H. John Kerry warns EU against taking revenge for Brexit // Politico. - Brussels, 2016. - 27.06. - Mode of access: https://web.archive.org/ web/20160628154907/http://www.politico.eu/article/john-kerry-warns-eu-ag ainst-taking-revenge-for-brexit-uk-referendum-consquences/ (Дата обращения - 24.07.2018).

Gowland D., Turner A., Wright A. Britain and European integration since 1945: On the sidelines. - L.; N.Y.: Routldege, 2010. - 302 p.

Hutton R. Brexit: «The biggest shock since the fall of the Berlin wall» as UK votes to leave the EU // Mail & Guardian online. - Johannesburg, 2016. -24.06. - Mode of access: http://mg.co.za/article/2016-06-24-uk-votes-for-brexit-as-european-order-ruptured (Дата обращения - 24.07.2018).

Jones A. Britain and the European Union. - Edinburgh: Edinburgh univ. press, 2007. - 190 p.

Kissinger H. Diplomacy. - N.Y.: Simon & Schuster, 1994. - 912 p.

Khomami N. Barack Obama: Post-Brexit trade deal with UK could take 10 years // Guardian. - L., 2016. - 24.04. - Mode of access: http://www. theguardian.com/politics/2016/apr/24/barack-obama-post-brexit-trade-deal-with-uk-could-take-10-years (Дата обращения - 24.07.2018).

Leconte C. Understanding Euroscepticism. - L.: Palgrave MacMillan, 2010. - 272 p.

May A. Britain and Europe since 1945. - L.: Longman, 1999. - 150 p.

Mofiner A. Cognitive mobilization, knowledge and efficacy as determinants of Euroscepticism // Euroscepticism: Images of Europe across mass publics and political elites / D. Fuchs, R. Magni-Berton, A. Roger (Eds.). -Farmington: Barbara Budrich Publishers, 2009. - P. 157-175.

Neumann I.B. Russia as Europe's Other // J. of area studies. - L.: Taylor & Francis, 1998. - Vol. 6, Issue 12. - P. 26-73. - Mode of access: https://core. ac.uk/download/pdf/6538476.pdf (Дата обращения - 24.07.2018).

Ross T. Boris Johnson: The EU wants a superstate, just as Hitler did // Telegraph. - L., 2016. - 15.05. - Mode of access: http://www.telegraph. co.uk/ news/2016/05/14/boris-johnson-the-eu-wants-a-superstate-just-as-hitler-did/ (Дата обращения - 24.07.2018).

Spence A. British press «heavily skewed to Brexit» // Politico. - L., 2016 a. - 23.05. - Mode of access: https://web.archive.org/web/20160524151 730/http://www.politico.eu/blogs/spence-on-media/2016/05/british-press-h eavily-skewed-to-brexit/ (Дата обращения - 24.07.2018).

Spence A. Where the British press stands on Brexit // Politico. - L., 2016 b. - 19.05. - Mode of access: https://web.archive.org/web/20160520140 718/http://www.politico.eu/blogs/spence-on-media/2016/05/where-the-bri

tish-press-stands-on-brexit-2016-june-newspaper-best-bet/ (Дата обращения -24.07.2018).

Spiering M. British Euroscepticism // Euroscepticism: Party politics, national identity and European integration / P. Harmsen, M. Spiering (Eds.). -Amsterdam: Rodopi, 2004. - P. 127-151.

Szczerbiak A., Taggart P. Introduction: Opposing Europe? The politics of Euroscepticism in Europe // Opposing Europe? The comparative party politics of Euroscepticism: Case Studies and Country Surveys / A. Szczerbiak, P. Taggart (Eds.). - Oxford: Oxford univ. press, 2008. - P. 1-16.

Teubert W. A province of a federal superstate, ruled by an unelected bureaucracy: Keywords of the Eurosceptic discourse in Britain / / Attitudes towards Europe: Language in the unification process / A. Mussolff, C. Good, P. Points, R. Wittlinger (Eds.). - L.; N.Y.: Routledge, 2001. - P. 45-76.

UK Independence Party 2001 general election manifesto / UKIP. - L., 2001. - Mode of access: http://www.politicsresources.net/area/uk/e01/ man/ukip/UKIP2001.htm (Дата обращения - 24.07.2018).

UKIP manifesto: Empowering the people / UKIP. - L., 2010. - April.-16 p. - Mode of access: http://www.politicsresources.net/area/uk/ge10/ man/parties/UKIPManifesto2010.pdf (Дата обращения - 24.07.2018).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.