Научная статья на тему 'Борьба с бродяжничеством в СССР в 1950-1960-е годы'

Борьба с бродяжничеством в СССР в 1950-1960-е годы Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
466
43
Поделиться
Журнал
Философия права
ВАК
Область наук
Ключевые слова
VAGRANCY / BEGGARY / LAW ENFORCEMENT AGENCIES / CRIMINAL LIABILITY / ADMINISTRATIVE JURISDICTION / БРОДЯЖНИЧЕСТВО / НИЩЕНСТВО / ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫЕ ОРГАНЫ / УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ / АДМИНИСТРАТИВНАЯ ЮРИСДИКЦИЯ

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Беркутов Андрей Сергеевич, Кравченко Елена Владимировна

В статье рассмотрены основные этапы борьбы с бродяжничеством и нищенством в СССР в послевоенные годы, способствовавшие формированию уголовной субкультуры и развитию теневой экономики в стране. Авторы отмечают, что одним из эффективных направлений противодействия преступности стало создание комплексной системы выявления, изоляции и перевоспитания лиц, постоянно занимающихся бродяжничеством.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Беркутов Андрей Сергеевич, Кравченко Елена Владимировна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

FIGHTING WITH VAGRANCY IN USSR DURING THE 1950-1960 YEARS

In the article considered main stages of the fight with vagrancy and beggary in USSR at postwar years, contributed to the formation of a criminal subculture and development of the shadow economy. As authors specify, creation of complex system of identification, isolation and re-education of the persons who are constantly engaged in vagrancy became one of the effective directions of counteraction of crime.

Текст научной работы на тему «Борьба с бродяжничеством в СССР в 1950-1960-е годы»

УДК 343.97 : 343.85.343.345 + 351.763 ББК 67.51 + 67.629

Беркутов Андрей Сергеевич Berkutov Andrey Sergeevich

начальник группы организации военно-исторической работы научного отдела Центра оперативно-тактических исследований внутренних войск МВД России (при ГКВВ МВД России) кандидат исторических наук.

Head of Group of Military and Historical work of scientific department, Centre of Tactical Studies of the Internal Troops of the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation, PhD in History. E-mail: berkutov-andrey@mail.ru

Кравченко Елена Владимировна Kravchenko Elena Vladimirovna

адъюнкт Ростовского юридического института МВД России.

Adjunct of the Rostov Law Institute of the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation. E-mail: Helena72@yandex.ru

БОРЬБА С БРОДЯЖНИЧЕСТВОМ В СССР В 1950-1960-е ГОДЫ Fighting with vagrancy in USSR during the 1950-1960 years

В статье рассмотрены основные этапы борьбы с бродяжничеством и нищенством в СССР в послевоенные годы, способствовавшие формированию уголовной субкультуры и развитию теневой экономики в стране. Авторы отмечают, что одним из эффективных направлений противодействия преступности стало создание комплексной системы выявления, изоляции и перевоспитания лиц, постоянно занимающихся бродяжничеством.

Ключевые слова: бродяжничество, нищенство, правоохранительные органы, уголовная ответственность, административная юрисдикция.

После окончания Великой Отечественной войны Советскому государству пришлось (бороться не только с хозяйственно-экономической разрухой, но и с такими негативными социальными явлениями, как неконтролируемая миграция населения, или бродяжничество, беспризорность несовершеннолетних и отсутствие системы социальной защиты населения. Эвакуация мирных граждан во время войны из захваченных неприятелем районов, оккупация, депортация некоторых народов в Среднюю Азию и Сибирь, а также их возвращение в родные места самостоятельно способствовали появлению особой категории населения - лиц без определенного места жительства и занятий. Для большинства жителей деревни при очень низкой оплате труда в колхозах (оплата 1 трудодня составляла, например, 6 копеек и 100 граммов зерновых) и высоких госналогах на личное подворное хозяйство,

In the article considered main stages of the fight with vagrancy and beggary in USSR at postwar years, contributed to the formation of a criminal subculture and development of the shadow economy. As authors specify, creation of complex system of identification, isolation and re-education of the persons who are constantly engaged in vagrancy became one of the effective directions of counteraction of crime.

Keywords: vagrancy, beggary, law enforcement agencies, criminal liability, administrative jurisdiction.

постоянных принудительных займах, наличии иждивенцев (дети и стрики) нищенство являлось единственным средством выживания. Поэтому беспризорные дети и подростки, инвалиды войны, труда и детства, граждане, уклоняющиеся от работы на предприятиях, колхозах, стройках, колхозники, не имевшие паспортов, составили антиобщественную часть социума, которая способствовала росту преступности, формированию криминальной субкультуры и теневой экономики. По оценкам некоторых экспертов, эта социальная группа насчитывала от 3 до 5 млн человек.

К началу 1950-х годов, по мере оргштат-ного и материально-технического укрепления всех правоохранительных органов, появились предпосылки для борьбы с нищенством и бродяжничеством. Так, в постановлении Совета Министров СССР от 19 июля 1951 года № 2590-1264с «О мероприятиях по ликвида-

ции нищенства в Москве и в Московской области и усилению борьбы с антиобщественными, паразитическими элементами» отмечается, что меры, предпринимаемые для ликвидации и профилактики попрошайничества и бродяжничества, стали малоэффективными, поэтому устанавливается «порядок, согласно которому органам милиции и органам охраны МВД СССР на железнодорожном и водном транспорте предоставлялось право вносить предложения о выселении в отдаленные районы СССР на пять лет с обязательным привлечением к трудовой деятельности по месту поселения бродяг, не имеющих определенных занятий и места жительства» [1, с. 8]. Последовательность его реализации определялась в п. 14 этого же постановления и предусматривала, что принятие такого решения находится в компетенции Особого совещания при МГБ СССР [1, с. 9]. 23 июля 1951 года принимается Указ Президиума Верховного Совета СССР «О мерах борьбы с антиобщественными, паразитическими элементами», которым устанавливалось наказание за эти деяния в виде лишения свободы сроком на пять лет и круг лиц, к которым он может применяться (мужчины в возрате от 18 до 55 лет, женщины - от 18 до 50 лет). При этом ни в Уголовном кодексе РСФСР, ни в Уголовном кодексе СССР изменений, криминализирующих бродяжничество и попрошайничество, не существовало вплоть до 1960 года, а предпринимаемые меры не смогли решить проблему маргинализации отдельных категорий советских граждан.

20 февраля 1954 года в Президиум ЦК КПСС поступает секретный доклад МВД СССР № 517/к, в котором министр внутренних дел СССР С. Круглов и начальник Главного управления милиции Н. Стаханов подчеркивают, что «несмотря на принимаемые меры, в крупных городах и промышленных центрах страны все еще продолжает иметь место такое нетерпимое явление, как нищенство». Во исполнение указа ОВД во 2-ом полугодии 1951 года было задержано 107 766 нищих, в 1952 году - 156 817 человек, в 1953 году - 182 342 человека. Среди задержанных инвалиды войны и труда составляют 70 %, лица, впавшие во временную нужду, - 20 %, профессиональные нищие - 10 %, из которых трудоспособными гражданами являются 3 %» [2, с. 23]. По мнению МВД СССР, детерминантами высокого удельного веса бро-

дяжничества в общем объеме преступности стали: нежелание местных органов власти и социального обеспечения заниматься общей профилактикой данного вида преступлений; отсутствие необходимого количества домов для инвалидов и престарелых и интернатов для слепых инвалидов (из 35 домов инвалидов и интернатов, которые планировалось построить в 1952 году, на 1 января 1954 года сдано всего 4 дома); отсутствие системы социальных пенсий, а также патронажа для инвалидов и лиц преклонного возраста. На практике получалось, что борьба с бродяжничеством и нищенством осуществлялась формально и ограничивалась задержанием таких лиц, направлением их в приемники-распределители и «возвратом на улицу», так как законодательно принудительное содержание таких лиц в домах инвалидов не регламентировалось. Судить и отправлять в места лишения свободы таких граждан было невозможно в силу их нетрудоспособности. Если взять за основу милицейскую статистику, то под определение антиобщественных и паразитических элементов попадали всего 3 % задерживаемых, а остальные вполне могли быть социализированы в обществе. Поэтому возникла необходимость создания комплексной системы выявления, изоляции и перевоспитания лиц, постоянно занимающихся бродяжничеством, базирующейся на административно-бюрократических методах.

Руководством МВД СССР был сформулирован ряд предложений по проведению мероприятий, направленных на профилактику и минимизацию криминальной направленности среди лиц, занимающихся нищенством и бродяжничеством. Но в силу того, что МВД является репрессивным органом государства, большинство из предложенных мероприятий носило аналогичный характер, хотя руководство МВД старалось всесторонне решать проблему. Например, предлагали построить требуемое количество интернатов для инвалидов, создать приемники-распределители для нищих, обязать местные власти ввести административную ответственность для лиц, ответственных за содержание нетрудоспособных иждивенцев, увеличить пенсии и пособия инвалидам и одиноким престарелым гражданам, не имеющим других средств к существованию.

Органы социального обеспечения, в чьем ведении находились учреждения для содержа-

ния лиц, задержанных за бродяжничество и попрошайничество, практически не могли осуществлять мероприятия по выявлению и исправлению бродяг и попрошаек, так как не имели ни специально подготовленного штата сотрудников, ни достаточных средств и опыта, а были ориентированы в основном на пенсионное обеспечение престарелых и инвалидов (выплату пенсий). Это, с одной стороны, обусловливало необходимость передачи функций борьбы с рассматриваемым асоциальным явлением учреждений для содержания вышеназванных лиц ОВД и определения сроков пребывания в них задержанных, а с другой - предлагало государству более дешевый с экономической точки зрения вариант решения проблемы путем усиления репрессивной функции права.

Поэтому Совет Министров СССР 15 февраля 1955 года распоряжением № 930-рс потребовал от Совминов автономных республик, об-л(край)исполкомов, горисполкомов «представлять в особых случаях по просьбе МВД СССР в распоряжение областных и городских управлений милиции оборудованные помещения для организации приемников для лиц, задержанных за попрошайничество и бродяжничество, на срок, необходимый для решения вопроса об их устройстве, определении в дома инвалидов или установлении опеки, но не более 10 дней. Расходы на содержание указанных лиц и оборудование приемников-распределителей - из средств местных бюджетов» [3, с. 20]. Только к концу 1950-х годов удалось урегулировать данный вопрос. По решению исполкомов местных Советов лиц, нетрудоспособных или ограниченно способных к труду, но бродяжничающих, в обязательном порядке направлялись в дома инвалидов закрытого типа.

С целью регламентирования деятельности приемников-распределителей 18 декабря 1956 года издается приказ МВД СССР № 0550, утверждающий Положение о приемниках-распределителях для лиц, задержанных за попрошайничество и бродяжничество [3, с. 23], в котором конкретно определялись задачи его и функции, срок содержания задержанных (до 10 дней), порядок доставления и приема, а также нахождения в нем и освобождения задержанных лиц, должностные обязанности сотрудников согласно штатному расписанию (начальника, дежурного, инспектора, врача). В прика-

зе подчеркивалось, что приемники-распределители организуются при краевых, областных, городских органах внутренних дел в соответствии с решением исполкомов Советов депутатов трудящихся и приказов министров внутренних дел союзных республик, а непосредственное руководство и контроль за его работой возлагались на начальника ОВД по месту дислокации. Отметим, что функции инспектора приемника-распределителя ограничивались подготовкой материалов для передачи в ОВД на лиц, подлежащих привлечению к ответственности. Следовательно, нормативно регулировались и прописывались только репрессивные функции, а социализирующие так и остались пожеланиями.

Поскольку в результате воздействия репрессивных методов данная социальная группа приобрела полукриминальную направленность, в правоприменительной практике возникла необходимость использования десятидневного срока нахождения в приемнике для выявления среди задержанных преступников. В силу социальной дезадаптации, незащищенности и виктимности поведения лица, занимающиеся бродяжничеством и нищен-ствованием, вступали в контакт с преступниками и нередко сами совершали преступления, а также зачастую использовались криминальными элементами в качестве прикрытия. Именно поэтому сотрудники уголовного розыска под свою персональную ответственность стали внедрять агентов, в том числе из состава кадровых сыщиков, в контингент задержанных бродяг и нищих для получения оперативной информации с целью раскрытия преступлений и установления лиц, находящихся в розыске, при отсутствии нормативного регулирующего акта. В таких случаях оперсостав уголовного розыска руководствовался общими положениями об агентурной работе. Использование приемников-распределителей значительно повысило эффективность оперативно-разыскной деятельности органов внутренних дел и их владение криминогенной обстановкой.

Правоприменительная практика не только подтвердила оправданность и результативность агентурного внедрения, но и обнаружила необходимость дальнейшего правового совершенствования работы в этом направлении и установления регистрации, учета лиц, совер-

шивших либо причастных к преступлениям, из числа содержавшихся в приемниках-распределителях. Поэтому МВД СССР издает приказ от 13 мая 1957 года № 0320, утвердивший Инструкцию о порядке регистрации, учета и проверки лиц, задержанных милицией на основании ст. 100 УПК РСФСР и соответствующих статей УПК других союзных республик, где было указано, что «лица, задержанные милицией в порядке ст. 100 УПК РСФСР, после утверждения протокола задержания подлежат дактилоскопированию» [4, с. 45-47]. Данная мера способствовала росту результативной работы как приемников-распределителей, так и милиции в целом в сфере профилактики и искоренения бродяжничества и нищенства в стране.

Кроме того, несовершенство практики административного надзора за спецпоселенцами, высланными за злостное нищенство и бродяжничество, приводит к возникновению проблем с их трудоустройством. Так, например, поселение в одном населенном пункте или устройство на работу на один завод большого количества указанных лиц, прибывших из одной исправительной колонии, приводило к дестабилизации оперативной обстановки и росту криминогенной и социальной напряженности в регионе. Для устранения выявленных нормативных правовых пробелов МВД СССР издает приказ от 19 мая 1958 года № 0174 «С объявлением обзора работы по осуществлению административного надзора за ссыльными и лицами, направленными на спецпоселение по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 23 июля 1951 года "О мерах борьбы с антиобщественными, паразитическими элементами"». Данный приказ запрещал сосредоточение в одном месте (населенный пункт, предприятие) лиц, осужденных за бродяжничество и попрошайничество, синхронно поступивших из одной ИТК, и обязывал ОВД заранее выявлять на подконтрольной территории предприятия, где можно трудоустроить этих граждан с учетом их профессиональной подготовки, определить на постоянное место жительства, а при необходимости обращаться за содействием по данным вопросам в исполкомы Советов депутатов трудящихся, поскольку эти функции Правительством страны были возложены на них [5, с. 41-44].

Однако направление на спецпоселение как мера уголовно-правовой борьбы с попрошай-

ничеством и бродяжничеством, применяемая к данной категории граждан, была низкоэффективной, и задача перевоспитания таких лиц оставалась невыполнимой, поскольку большинство из них так и продолжали тунеядствовать. Поэтому был сделан очередной шаг в сторону ужесточения правовых основ борьбы с преступностью, и в декабре 1958 года Верховный Совет СССР принял Основы уголовного законодательства СССР и союзных республик, а также Основы уголовного судопроизводства, которые стали фундаментом для дальнейшего правового регулирования в этой сфере общественных отношений и разработки новых УК союзных республик, принятых в начале 1960-х годов.

В целях ужесточения борьбы с бродяжничеством и повышения ее результативности в ст. 209 УК РСФСР 1960 года впервые было сформулировано уголовно-правовое понятие бродяжничества - «систематического занятия бродяжничеством и попрошайничеством, продолжаемого после повторного предупреждения, сделанного административными органами...» [6, с. 591]. Необходимым условием применения данной статьи стал постулат о двукратном предупреждении со стороны исполнительных органов власти, наделенных административной юрисдикцией. Разработанная диспозиция объединяла в одно целое административную и уголовную меры борьбы с нищенством и бродяжничеством, что способствовало более четкой регламентации практического применения к данной категории лиц наказания в виде лишения свободы и позволило органам милиции использовать необходимые меры для искоренения и минимизации рассматриваемого явления.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Одной из таких мер являлся дактилоскопический учет всех лиц, задержанных и доставленных в приемники-распределители в соответствии со ст. 209 УК РСФСР, который применялся в соответствии с приказом МВД СССР от 7 января 1961 года № 02 «О мерах по усилению борьбы с бродяжничеством и попрошайничеством». Справочный отдел при МВД РСФСР организовывал и контролировал дактилоскопический учет лиц, задержанных и доставленных в приемники-распределители за бродяжничество и попрошайничество [7, с. 108], в соответствии с Инструкцией о порядке регистрации и централизованного уче-

та задержанных лиц, которая предписывала проверку указанных категорий лиц по учетам первых спецотделов МВД, УВД, а в случае необходимости - по вспомогательным оперативным учетам ОВД. Данные меры способствовали выявлению среди задержанных лиц совершивших преступление, поэтому до получения результатов проверки их необходимо было помещать в ближайшие приемники-распределители на десять суток, а при наличии достаточных оснований подозревать в систематическом бродяжничестве или попрошайничестве, задерживать и содержать в КПЗ в соответствии со ст. 122 УПК РСФСР. Руководители территориальных органов милиции в месячный срок должны были представить в МВД РСФСР предложения, согласованные с территориальными органами исполнительной власти, по вопросам расширения сети приемников-распределителей либо реорганизации существующих.

В ст. 8, 9 Положения о советской милиции, утвержденного постановлением Совета Министров СССР от 17 сентября 1962 года № 901, закрепляется в качестве функциональной обязанности ОВД проведение работы по профилактике детской безнадзорности и в порядке, предусмотренном законом, ведение борьбы с лицами, злостно уклоняющимися от общественно полезного труда и ведущими антиобщественный, паразитический образ жизни, путем их задержания в приемниках-распределителях на срок, необходимый для установления личности, ее трудоустройства, определения в дома инвалидов либо решения вопроса о привлечении к ответственности согласно закону, но не более чем на десять суток [8]. Интенсификация работы милиции в данном направлении привела к увеличению привлеченных к уголовной ответственности по ст. 209 УК РСФСР -за два года почти в три раза [9, с. 23-34]. Было обнаружено большое количество лиц, совершивших преступления, сбежавших из мест лишения свободы и уклоняющихся от уплаты алиментов среди граждан, занимающихся попрошайничеством и бродяжничеством.

Однако, несмотря на принятые меры, остались вопросы, не урегулированные нормативно-правовыми актами: персональный учет задержанных; единый порядок хранения материалов на задержанных; система главной и негласной проверки задержанных в приемни-

ках-распределителях; штатная численность сотрудников этих учреждений, которая не соответствовала масштабам и комплексному характеру борьбы с бродяжничеством и попрошайничеством; выявление преступников среди этой категории задержанных лиц оперативным путем. Поэтому, исходя из сложившейся криминологической ситуации в данной сфере, Коллегия МООП РСФСР от 30 марта 1963 года приняла решение № КМ-4/3р «О мерах по усилению борьбы с бродяжничеством и попрошайничеством», закрепляющее за приемниками-распределителями компетентных оперативных работников для организации агентурной работы путем введения в штат данных учреждений должности «оперативный уполномоченный уголовного розыска». В целях систематизации учета лиц, помещенных в приемники-распределители за бродяжничество или попрошайничество, материалы проведенных по ним проверок следовало хранить в течение двух лет.

В целях реализации решения Коллегии принят приказ МООП РСФСР от 23 апреля 1963 года № 023 8 «Об усилении борьбы с бродяжничеством и попрошайничеством», закрепивший за приемниками-распределителями оперуполномоченных уголовного розыска для проведения агентурно-оперативной работы, численно усиливших оперативные патрульные группы, целенаправленно работавшие по выявлению и задержанию лиц, занимающихся бродяжничеством или попрошайничеством, и требовавших повышения эффективности оперативной работы среди вышеуказанной группы лиц, отбывающих наказание в местах лишения свободы за преступления, предусмотренные ст. 209 УК РСФСР, с целью обнаружения и расследования преступлений, совершенных этими лицами, оставшихся нераскрытыми. Также вводилась новая Инструкция о порядке регистрации, централизованного учета и проверки лиц, задержанных за бродяжничество или попрошайничество, в которой определялся орган, ответственный за организацию данного направления деятельности. Так, осуществляли общий учет спецотделы МООП автономных республик, УООП крайоблгорис-полкомов по месту задержания и Первый спецотдел при МООП РСФСР.

Лица, задержанные за совершение преступлений, предусмотренных ст. 209 УК РСФСР,

помещенные в камеры предварительного заключения и приемники-распределители в порядке ст. 122 УПК РСФСР, подлежали обязательному внесению в журналы учета задержанных лиц. В соответствии с требованиями вышеуказанной Инструкции на задержанного оформлялось дело, куда подшивались рапорт, протокол задержания, справки и другие материалы. На эту категорию граждан после утверждения протокола задержания заполнялись карточки учета с полными установочными данными в оперативно-справочной алфавитной и дактилоскопической картотеках первых спецотделов МООП автономных республик, УООП крайоблгорисполкомов и Первого спецотдела при МООП РСФСР. Срок действия и архивного хранения таких карт составлял два года с момента последнего заключения под стражу. Помимо постановки на учет задержанных предусматривалась обязательная проверка их места прежнего жительства и работы, подписок о недопущении нарушений паспортных правил, по картотекам пальцевых следов, изъятых с мест преступлений, по учетам лиц, объявленных в розыск.

Данные мероприятия составили основу комплексной советской системы борьбы с такими негативными социально девиантными явлениями, как бродяжничество и попрошайничество, однако всех проблем в данной сфере это не решило.

Например, одной из основных задач сотрудников приемников-распределителей являлось установление бродяжничающих и попрошайничающих лиц, их идентификация (установление личности) и принятие мер по трудоустройству тех граждан, которые не подлежали уголовной ответственности и освобождались из этих учреждений. Но найти таким лицам работу после освобождения из приемника-распределителя было чрезвычайно сложно. Трудоустройство таких граждан фактически находилось на личном усмотрении руководителей предприятий и организаций и нормативными актами не регламентировалось. В связи с большим количеством режимных областей, отсутствием паспортов у колхозников, наличием отметок о судимости в паспортах бывших осужденных и членах их семей, нехваткой жилья многие предприятия, организации, стройки не имели объективных социально-правовых оснований трудоустраивать направ-

ляемых к ним лиц, а хозяйственные руководители под любым предлогам старались не брать на работу освобожденных из приемников-распределителей и ИТК. Они обосновывали свой отказ наличием судимости, утратой квалификации, отсутствием необходимой категории здоровья и трудовой книжки и т. п. При этом органы социального обеспечения на местах в ряде случаев отказывались направлять в дома инвалидов нетрудоспособных лиц, не имеющих определенного места жительства (постоянной прописки). В результате большая часть освободившихся из приемников-распределителей вновь вставала на путь бродяжничества, продолжала вести антиобщественный, паразитический образ жизни. Это подтверждает тот факт, что задача исправления граждан, занимавшихся бродяжничеством и нищенством, решалась формально и носила явный декларативно-популистский характер, а вопросы их социального обеспечения и социализации продолжали оставаться невыполнимыми.

Одной из попыток решить данные вопросы административным путем стало постановление Совета Министров РСФСР от 16 ноября 1963 года № 1332-142 «О мерах по усилению борьбы с бродяжничеством, попрошайничеством и улучшению работы по трудоустройству лиц, освобожденных из мест лишения свободы», в котором предлагалось Главному управлению переселения и организованного набора рабочих при Совете Министров РСФСР по согласованию с органами МООП РСФСР трудоустраивать таких граждан на работу в промышленности, строительстве и сельском хозяйстве. Приказом МООП РСФСР от 13 декабря 1963 года № 0622 органы внутренних дел должны были заранее ставить в известность администрацию предприятий и учреждений об ожидающемся освобождении заключенных, подлежащих обеспечению работой, и стремиться определять в дома престарелых и инвалидов нетрудоспособных лиц, в случае отсутствия у них постоянного места жительства и родственников.

В целях дальнейшего совершенствования и нормативно-правового регламентирования систем учета задержанных лиц приказом МООП РСФСР от 3 ноября 1964 года № 0647 внесены изменения в Инструкцию о порядке регистрации, централизованного учета и про-

верки лиц, задержанных за бродяжничество или попрошайничество: запрещалось выставлять карточки алфавитного и дактилоскопического учета на таких задержанных, если они не достигали совершеннолетия (18 лет), психически больных, нетрудоспособных и лиц пенсионного возраста (более 60 лет), а предписывалось принять все меры по их определению в дома престарелых, лечебные учреждения или установлению опеки или попечительства. Указанные меры позволяли конкретизировать компетенции органов внутренних дел и других учреждений в сфере борьбы с этим видом преступности.

Для реализации функций приемников-распределителей по проведению спецпроверки задержанных с целью установления среди них лиц, причастных к совершению других преступлений, требовалось решение ряда организационных вопросов. Поэтому 23 марта 1966 года издается приказ МООП РСФСР № 82/08/316 «Типовые штаты вытрезвителей и специальных приемников-распределителей для лиц, задержанных за бродяжничество и попрошайничество, и номенклатура должностей, вводимых в детские комнаты милиций». В нем устанавливается, что функциональная компетенция по организации или ликвидации приемников-распределителей является прерогативой исполнительных органов государственной власти (исполкомы местных Советов), а штатное расписание приемников-распределителей и их непосредственные функции оставались в ведении органов милиции. Исходя из установленного разделения компетенций была определена примерная штатная численность сотрудников данных подразделений и специальные звания по этим должностям, а штатное расписание конкретного приемника-распределителя рассчитывалось с учетом койко-мест для задержанных. Всего вводились 4 типовые категории учреждений на 5, 10, 15 и 20-25 койко-мест.

При отсутствии нормативного акта, регламентирующего конкретное использование сил и средств при осуществлении агентурно-опе-ративных мероприятий в приемниках-распределителях, органы милиции, следуя нормам ст. 29 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик и ст. 118 УПК РСФСР (возлагавших на органы дознания обязанности по принятию необходимых оперативно-разыскных мер в целях обнаруже-

ния признаков преступления и лиц, их совершивших), вынуждены были «самостоятельно определять характер этих средств и порядок их применения» [10, с. 5].

Увеличение функционала приемников-распределителей предусмотрено в постановлении ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 23 июля 1966 года № 571 «О мерах по усилению борьбы с преступностью», согласно которому приемникам-распределителям, как и ОВД, вменялось в обязанность самостоятельно организовывать рейды по задержанию бродяг и попрошаек на улицах, вокзалах, притонах и нежилых помещениях (п. 10). 27 января

1967 года МООР СССР издает приказ № 029, утвердивший Инструкцию о порядке регистрации, проверки и постановки на оперативно-разыскной учет лиц, задержанных за бродяжничество или попрошайничество. В связи с необходимостью их точной идентификации Инструкция предписывала использовать новые формы и методы проверки: по их предыдущему месту жительства и работы, по адресным бюро, по оперативно-разыскным учетам уголовного розыска, по картотекам пальцевых следов, изъятых с мест преступления, но не идентифицированных, а также по месту выдачи краткосрочных паспортов, если таковые имеются у задержанных. Документ подробно учитывал и регламентировал все основные положения о постановке на учет лиц, задержанных за бродяжничество и попрошайничество, разработанные ранее.

Расширение функций приемников-распределителей повлекло за собой увеличение количества сотрудников и изменение их типовых штатов. В приложении к приказу МООП СССР

1968 года № 491 «Об объявлении типовых штатов вытрезвителей, отделений по обслуживанию вытрезвителей, приемников-распределителей для лиц, задержанных за бродяжничество и попрошайничество, и номенклатуры детских комнат милиции» штат сотрудников приемника-распределителя увеличился в среднем до 23 человек. Штат приемника-распределителя на 10-15 койко-мест включал должности начальника приемника-распределителя и оперуполномоченного, а такой же приемник на 26-40 койко-мест предусматривал наличие уже двух должностей оперуполномоченных и заместителя начальника приемника-распределителя.

Таким образом, в 1950-1960-е годы была сформирована комплексная система борьбы с бродяжничеством на базе органов внутренних дел страны. Этот процесс сопровождался поиском новых форм и методов пресечения бродяжничества, установления личности задержанных и передачи их в соответствующие ор-

Литература

1. Лаевский Г. Г. Организационно-правовые вопросы борьбы с бродяжничеством. М., 1981.

2. Российский государственный архив Новейшей истории (РГАНИ). Ф. 4. Оп. 1. Д. 26.

3. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. Р-9401. Оп. 1. Д. 51.

4. ГАРФ. Ф. Р-9401. Оп. 1. Д. 53.

5. ГАРФ. Ф. Р-9401. Оп. 1. Д. 57.

6. Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1960. № 40. Ст. 591.

7. ГАРФ. Ф. Р-9401. Оп. 1. Д. 61.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

8. Приказ МООП РСФСР от 4 сентября 1962 года № 501 «С объявлением Положения о советской милиции».

9. Центральный архив МВД РФ (ЦА МВД). Ф. 27. Оп. 2. Д. 142.

10. Лекарь А. Г. Агентурная разработка арестованных в КПЗ и условия ее правомерности // Труды НИИМ МВД РСФСР. 1960. № 3.

ганы, а также наказания, перевоспитания и социальной адаптации лиц, систематически занимающихся бродяжничеством. Полностью решить рассматриваемую проблему не удалось, но использование преимущественно репрессивных правовых мер позволило минимизировать ее масштабы.

Bibliography

1. Laevsky G. G. Organizational and legal issues of combating vagrancy. Moscow, 1981.

2. Russian state archive of contemporary history (RGANI). F. 4. Op. 1. D. 26.

3. State archive of the Russian Federation (GARF). F. R-9401. Op. 1. D. 51.

4. SARF. F. R-9401. Op. 1. D. 53.

5. SARF. F. R-9401. Op. 1. D. 57.

6. Bulletin of the Supreme Soviet of the RSFSR. 1960. № 40. Ar. 591.

7. SARF. F. R-9401. Op. 1. D. 61.

8. The order of the MOOP RSFSR from September 4, 1962 № 501 «With the announcement Provisions of the Soviet militia».

9. Central archive of the Russian Ministry of Internal Affairs (TSA MVD). F. 27. Op. 2. D. 142.

10. Lekar A. G. human development arrested in the bullpen and the conditions of its permissibility // The works of the Ministry of Internal Affairs of the RSFSR. 1960. № 3.