Научная статья на тему 'Благотворительность как форма социального обмена'

Благотворительность как форма социального обмена Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

CC BY
1031
143
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ / CHARITY / ТОЛЬЯТТИ / ПОМОЩЬ / HELP / СОЦИОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ / SOCIOLOGICAL RESEARCH / СОЦИАЛЬНЫЙ ОБМЕН / SOCIAL EXCHANGE / TOGLYATTI

Аннотация научной статьи по социологическим наукам, автор научной работы — Паршакова Юлия Александровна, Суханова Анна Юрьевна

В данной научной статье рассмотрен феномен благотворительности как объект социологического анализа. Основной вывод, который можно сделать из анализа основных теоретико-методологических подходов, заключается в том, что благотворительность может рассматриваться в качестве одной из форм социального обмена, носящего как символический (традиционный) характер, так и характер выгоды.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

CHARITY AS FORM OF THE SOCIAL EXCHANGE

In this scientific article the charity phenomenon as object of the sociological analysis is considered. The main conclusion which can be made of the analysis of the main teoretiko-methodological approaches, is that charity can be considered as one of forms of the social exchange carrying both symbolical (traditional) character, and nature of benefit.

Текст научной работы на тему «Благотворительность как форма социального обмена»

Ю.А. Паршакова, А.Ю. Суханова БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ КАК ФОРМА...

ются чувством страха смерти, справедливости, милосердия, гармонии, социальной стабильности и ответственности, личной значимости и известности, бессмертности и желанием «прощения и отпущения грехов» [14].

В диссертационной работе Е. А. Абросимовой на тему «Благотворительные организации в Российской Федерации», благотворительность - это бескорыстная любовь к человечеству, которая, как правило, обнаруживается посредством создания и функционирования «общественных институтов или пожертвований для организованной и систе-магической помощи нуждающимся и страждущим» [15].

И. В. Антонович, рассмотрев различные определения благотворительности, даёт следующее её определение: благотворительность - это явление, имеющее устойчивые исторические и духовные традиции во многих культурах, характеризующееся различными механизмами воздействия на возникновение и развитие отдельных ее форм, что позволяет оценить социальную эффективность этого явления на определенном этапе развития общества, его роль в формировании и защите жизненных сил человека, обеспечении устойчивости эволюции и функционирования социума.

Таким образом, можно согласиться с правдивым замечанием И. В. Антонович, «в научном дискурсе нет единого представления о благотворительности. С одной стороны, все согласны, что благотворительность -это безвозмездная помощь нуждающимся. Однако нет общего представления о том, какого характера помощь следует относить к благотворительной, каковы должны быть формы такой помощи, кто является субъектом благотворительности и, наконец, каковы функции благотворительности и роль благотворительных организаций в современной России» [16].

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Общественный совет по развитию малого предпринимательства при Губернаторе Санкт-Петербурга [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.osspb. ru/experts/ (дата обращения 14.10.2013).

2. Мировой рейтинг благотворительности. Глобальные тенденции благотворительности [Электронный ресурс] Режим доступа: https://worldview.gallup.com/ (дата обращения 14.10.2013).

3. Благотворительный фонд Святителя Василия Великого [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.mscharity. ги/ (дата обращения 14.10.2013).

4. Газета «Эксперт северо-запад» [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.expertnw.ru/ (дата обращения 15.10.2013).

5. Желнина, Е. В. К вопросу о значении градообразующего предприятия в социокультурной и экономической жизни моногорода // Вектор науки Тольяттинского государственного университета. - 2011. - № 4. - С. 129-133.

6. Занозина, В. Н. Благотворительность и милосердие: Рубеж Х1Х-ХХ веков: историко-документальное издание / Е. А. Адаменко; Ред.: Н. Ю. Семенов. — СПб. : Лики России, 2000. — С. 248.

7. Ключевский, В. Боярская Дума Древней Руси. Добрые люди Древней Руси / В. Ключевский. - СПб.: Питер, 1994. - С.1.

8. Большая советская энциклопедия, 2-е издание. - М. : Изд-во «Большая советская энциклопедия», 1952.

9. Брокгауз, Ф. А. Энциклопедический словарь. Современная версия / И. А. Ефрон. — М.: Издательство Эксмо, 2003. — С. 63.

10. Ожегов, С. И. Толковый словарь русского языка / Н. Ю. Шведова. - М. : Азбуковник, 1999. - С. 50.

11. Ивин, А. А. Философия: Энциклопедический словарь / Под ред. А. А. Ивина. - М. : Гардарики, 2004. - С. 99.

12. Федеральный Закон от 11.08.1995 г. № 135 «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях».

13. Фомин, Э. А. Благотворительность как социокультурный феномен в России / Е. З. Чикадзе. - СПб. : Питер, 1999. - С. 83.

14. Бродский, Д. Отчет по исследованию значения СМИ в формировании позитивного отношения к благотворительности в российском обществе / Д. Бродский. - М. : Дело, 1999.

15. Абросимова, Е. А. Благотворительные организации в Российской Федерации: дис. ... канд. юрид. наук: защищена 22.12.2006 / Е. А. Абросимова. - М. : «Всероссийская государственная налоговая академия Министерства финансов Российской Федерации», 2003. - С. 131.

16. Григорьев, С. И. Словарь виталистской социологии / С. И. Григорьев. - М. : Гардарики, 2006. - С. 33-35.

CHARITY AS OBJECT OF SOCIOLOGICAL RESEARCH

© 2015

Y.A. Parshakova, graduate student

Togliatti State University, Togliatti (Russia)

Abstract. In this scientific article the charity phenomenon as object of the sociological analysis is considered. The author set the task to define and prove a current state of charity. The special attention in article is paid to interpretation of concept of charity of various encyclopedic sources during the concrete historical periods.

Keywords: charity, volunteer activity, social responsibility, sociological research, structure of charity.

УДК 316.1:65.01

БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ КАК ФОРМА СОЦИАЛЬНОГО ОБМЕНА

© 2015

Ю.А. Паршакова, аспирант А.Ю. Суханова, аспирант

Тольяттинский государственный университет, Тольятти (Россия)

Аннотация. В данной научной статье рассмотрен феномен благотворительности как объект социологического анализа. Основной вывод, который можно сделать из анализа основных теоретико-методологических подходов, заключается в том, что благотворительность может рассматриваться в качестве одной из форм социального обмена, носящего как символический (традиционный) характер, так и характер выгоды.

Ключевые слова: благотворительность, Тольятти, помощь, социологическое исследование, социальный обмен.

Изучением феномена благотворительности занимаются ученые многочисленных научных специальностей: историки, социологи, психологи, философы, культурологи, экономисты, юристы и другие специалисты. Подавляющее большинство исследователей склонны рассматривать благотворительность как важную часть

общества, не отделимую от него самого. Практически во все времена научный интерес к этой проблематике оставался постоянно высоким. И сегодня также существует необходимость в научном анализе, описании и осмыслении этого непростого феномена.

Теоретико-методологической основой для социоло-

145

Ю.А. Паршакова, А.Ю. Суханова социологические

БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ КАК ФОРМА... науки

гического рассмотрения поставленной проблемы выступили теории социального обмена (В.Ф. Скиннер, Дж. Хоманс, П. Блау, К. Леви-Стросс). Благотворительность может рассматриваться как одна из форм социального обмена. Сегодня в науке выделяют несколько форм обмена.

Первая форма - самая примитивная - тираническая, основанная «на личном эгоистическом интересе, на жесточайшем насилии и безжалостной эксплуатации. Она определяется тем, что продукты человеческой деятельности или любые другие стоимости передаются в обмен на сохранение жизни — самой значительной ценности для людей» [1].

Следующая, вторая форма обменных отношений - крепостническая. Она «связана с ограничением, но не с исключением насилия. Однако уже здесь лишение человека жизни считается недопустимым, аморальным. Она определяет бюрократическую экономику феодального типа и основана на менее явственном (разумном) эгоизме» [1]. Она связана с зависимым положением людей, с определенной, хотя и менее жестокой формой эксплуатации.

Третьей формой обмена является либеральная. Она в большей степени «обусловливает изменение в направлении социальных взаимодействий» [1], и, следовательно, является началом перехода от «эгоизма к альтруизму, поскольку утверждает ненасильственный, свободный и взаимовыгодный обмен. На смену силовой, авторитарной формы организации общества приходит самоорганизация, основанная на свободе, на взаимном личном интересе и получении прибыли» [1].

Завершающая, четвертая форма обмена называется сервистическая (производная от английского слова service — служба). Она «обусловливает единство личного и общественного интереса на основе отношений взаимного служения, а не взаимной борьбы. Ее особенность в том, что человек добивается своих личных целей не через господство над людьми при помощи первых двух форм обмена, и даже не посредством либеральных отношений. Он добивается успеха через служение обществу или конкретным людям» [1]. То есть, через служение своим покупателям или клиентам он может стать богатым, через служение своей стране или даже всему миру — известным и знаменитым, через служение природе — брать у нее все, что невозможно получить силой. Из продукта общественных отношений, из их раба человек, овладевая законами социального развития, превращается в их творца, в субъекта социального творчества. Примером четвертой формы обмена может служить жизнь богатейших людей США. Таких, например, как Билл Гейтс и Уоррен Баффет, которые одни из 38 американских миллиардеров в начале августа 2010 года подписали обязательство отдать не менее половины своего состояния на благотворительность, инициатива получила название «Клятва дарения».

В каждой из четырех форм обмена, можно сказать, в каждой из этих исторических эпох имела место быть благотворительность. Однако данное понятие можно рассматривать с двух сторон: во-первых, благотворительная деятельность как процесс, который протекал в тот или иной период времени с различной интенсивностью; во-вторых, благотворительность как, собственно еще одна форма социального обмена, основой которого является добровольный обмен людей материальными и нематериальными благами.

Интеллектуальные корни теории обмена уходят в понятия утилитаризма и бихевиоризма. Теоретики обмена понимали социальную структуру как конфигурацию социальных отношений между акторами (индивидуальными или корпоративными), где социальные отношения представляли обмен ценностями (материальными, информационными, символическими и др.).

Теория обмена базируется на двух основных принципах:

1) Актор может моделироваться через мотивацию интересов или вознаграждений / наказаний, т. е. все поведение может быть рассмотрено через его мотивацию; 146

2) Большинство ситуаций обмена представляет собой обмен ценностями.

Перейдем к анализу основных положений главных теоретиков социального обмена. Американский социолог Дж. Хоманс сосредоточивает свое внимание на межличностном, непосредственном взаимодействии, случаях ограниченного и непосредственного обмена между индивидами. Теоретик признает значимость психологических мотивов в отношениях обмена, считая, что все ситуации взаимодействия можно назвать отношениями обмена социального.

В своем известном труде «Социальное поведение: его элементарные формы» Дж. Хоманс утверждал, что базой развития теории обмена является синтез выводов психологию поведения и элементарной экономики. Ученый в своей теории сформулировал несколько постулатов. Так, постулат успеха гласит: «Чем чаще одобряются человеческие действия, тем вероятнее их воспроизведение» [2, 3].

Следующий постулат ориентирован на стимул: «Если в прошлом тот или иной стимул (или совокупность стимулов) был связан с вознаграждением поступка, то чем больше похожи на него другие стимулы, тем вероятнее, что человек воспроизведет тот же или сходный поступок» [2]. Практически любой акт благотворительности, совершенный человеком в тот или иной период его жизни подходит под данный вид постулата. Ведь совершив доброе дело, и осознав его пользу и собственный вклад, возможно, в спасение чьей-то жизни, вероятно, что человек и в будущем воспроизведет сходный поступок. Однако хочется отметить еще один пример, касающийся именно понятия стимула. Известная в России писательница Л. Улицкая говорит о благотворительности следующее: «Я никогда не называла эти вполне добровольные мои движения благотворительными проектами или акциями. Так было принято в семье. Мой прадед, моя бабушка, моя мама были очень хорошими людьми, легко отдавали то, что имели. В первую очередь своим ближним, кругу семьи, дальним родственникам, соседям. Теперь, когда я сама уже немолодой человек, мне приходит в голову, что, может, это даже не была личная доброта, а очень глубокая традиция «церковной десятины». Это тот способ, которым испокон веку, с библейских времен, осуществлялась общественная жизнь» [2]. Так не это ли тот самый стимул, который движет людьми, осуществляющими благотворительность?

Третий постулат, сформулированный Дж. Хомансом - «чем более ценным представляется человеку результат его действия, тем с большей вероятностью он должен воспроизвести это действие» [2]. Для иллюстрации данного постулата хотелось бы привести выступление В. Панюшкина, известного журналиста, специального корреспондента Российского фонда помощи. 12 ноября 2011 года он выступил с докладом о благотворительности на III Чтениях Адама Смита. В. Панюшкин задается следующим вопросом: «Что такое благотворительность для благотворителя? Для того, кто дал денег? ...У благотворителя для этого должен быть какой-то мотив». И дает на него ответ: «Благотворитель, который дает деньги, получает взамен некоторую услугу. Диккенсовская булочница, которая дала нищей девочке теплый бублик, получает даже не похвалу соседей и прохожих. Она получает ощущение, что она, булочница, - хорошая, что девочке - легче. Что-то такое очень ценное благотворитель получает, когда он дает деньги» [4]. В этом отрывке выступления приведен веский аргумент существования постулата ценности. Для любого благотворителя есть ценность, за которую он готов заплатить. Так, например, С. Хоркина, двукратная Олимпийская чемпионка по спортивной гимнастике, депутат Госдумы говорит о своей благотворительной деятельности: «С другой стороны, когда приезжаешь к детям с любовью и чем-то помогаешь им, то они становятся счастливы, а от этого и сам становишься счастливым» [5]._

Ю.А. Паршакова, А.Ю. Суханова БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ КАК ФОРМА...

Интересным является постулат агрессии - одобрения, который содержит две формулы. В первом случае автор говорит о том, что «если действие не вызовет ожидаемого вознаграждения или вызовет неожиданное наказание, то субъект испытает чувство гнева: возрастет вероятность, что ценным для него окажется агрессивное поведение» [2]. Во втором случае автор говорит о получаемых субъектом эмоциях по окончании действия. «Когда действие человека получает ожидаемое одобрение, или еще большее одобрение, чем он ожидал, то он испытывает чувство удовольствия; более вероятно, что он воспроизведет одобряемое поведение, поскольку оно будет для него более ценным» [2]. В связи с этим, ценным представляется постулат депривации, другими словами, пресыщения: «Чем большую выгоду имеет человек от своих поступков, тем более вероятно, что он повторит эти поступки» [2]. Например, в Лондоне существуют благотворительные карты компании American Express. С придыханием и пиететом окружающие люди смотрят на владельцев этих карт, проникаясь к ним глубоким уважением. Всё потому, что с каждой транзакции по этой карте часть денег перечислялась на борьбу со СПИДом. Оказывается, что получить такую карту имеет право не каждый, что нужно как следует поработать, заслужить ее, усиленно помогать, участвовать в благотворительности, чтобы тебе выпала возможность ею владеть. Данная карта представляет огромную ценность для людей, занимающихся благотворительностью, в связи с этим его благородные поступки будут множится и впоследствии он будет рад, что своими быть может незначительными покупками он помогает в решении такой серьезной проблемы.

Таким образом, с точки зрения Дж. Хоманса, основной проблемой социологии предстает именно социальный обмен, который является центром социальной жизни вообще. Если основываться на данной точке зрения, то «на основе обмена можно объяснить все социальные явления. Для выявления внутренних механизмов и объяснения самого социального обмена нет необходимости искать какие-либо другие факторы, причины, структуры и т.д., а необходимо сам обмен рассматривать на основе элементарного человеческого поведения» [2].

Вернемся к понятию благотворительности и возможности объяснения ее природы с помощью теории социального обмена Дж. Хоманса. В рамках этой концепции более вероятным будет рассмотрение благотворительной деятельности на примере только двух конкретных лиц - субъекта и объекта благотворительности. Такую форму благотворительности можно обозначить частной, индивидуальной, которая зависит от желания и мотивов самого благотворителя.

Ярким примером существования такой формы благотворительности являются времена зарождения этой деятельности. Во время зарождения и становления христианской религии формировалась и благотворительность. Следуя за идеями этого религиозного направления, можно утверждать, что «наиболее простой и древней формой филантропической деятельности в России были раздача милостыни нищим и пожертвования в церковь» [3]. Благотворительность в эту эпоху имела непосредственно субъект — субъектный характер. Это было отношение между теми, кто обладал излишками, и теми, кто был лишен самого необходимого. Оба участника отношения выступали в качестве субъекта потому, что между ними возникало личностное взаимодействие, которое предполагало благодарность и ответные добрые чувства и дела. На этом примере прослеживается аналогия с хомансовской теорией обменных отношений, когда «Второй оказывает помощь Первому, а в ответ Первый благодарит Второго. Два человека обменялись помощью и одобрением» [3].

Есть еще одна особенность благотворительности этого периода. Пожертвования в церковь притекали также под влиянием взгляда на благотворительность как на

«защиту от грехов», т.е. наблюдалось огромное теологическое влияние, каждый человек считал своим долгом помочь просящему, исходя из своих религиозных убеждений. Также повлияла заложенная народная традиция взаимопомощи, которая основывалась не столько на моральных и религиозных воззрениях, сколько на здравом смысле и опыте человеческого общежития: любой, кто помогает ближнему в беде, давая ему работу и деньги, знает, что, окажись он в подобной же ситуации, ему можно рассчитывать на помощь со стороны других. В этом примере наглядно осуществляется хомансовский постулат ценности: «Чем более ценным представляется человеку результат его действия, тем с большей вероятностью он должен воспроизвести это действие» [3]. Для верующего человека того времени осознание того, что твои грехи «замолены», что ты протягивая милостыню, помогаешь самому себе - было крайне важным и ценным. Поэтому практически все были так или иначе задействованы в этой деятельности.

Завершая рассмотрение основных теоретических подходов к изучению феномена благотворительности, хочется выделить мнение российского социолога В.П. Култыгина относительно теории обмена: «Категория обмена может быть вычленена при помощи примеров того, почему человек отдает деньги другим людям: .. .как благотворительный дар, потому что совесть его требует, чтобы он помогал бедным, не ожидая благодарности от них ни в какой форме. Хотя это и можно рассматривать как обмен денег на внутреннее одобрение своего супер-эго. Человек может раздавать милостыню нищим, потому что он наслаждается изъявлениями их почтительной благодарности, но прекращает раздачу денег, если он не получает такого удовлетворения» [12]. Соглашаясь с точкой зрения В.П. Култыгина, представление благотворительности как формы социального обмена подкрепляется еще одним ярким примером.

Таким образом, подводя итог анализу основных теоретико-методологических подходов можно отметить, что благотворительность может рассматриваться в качестве одной из форм социального обмена, носящего как символический (традиционный) характер, так и характер выгоды. Важно отметить, что регулирование благотворительной деятельности вполне укладывается в рамки хорошо зарекомендовавших себя социальных технологий [13; 14; 15]. Использование адаптированных социальных технологий позволит с наименьшими ресурсными затратами реализовывать цели и решать задачи благотворительности в обществе.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Ротенфельд, Ю. А. Философия морали. Труды членов Российского философского общества. Вып. 7.: Московский философский фонд, 2004. - С. 147 — 231.

2. Владимирова, Е. «Живу, как на фронте, - короткими перебежками» / Е. Владимирова // Деньги и благотворительность. - 2009. - №1. - С. 54.

3. Журавлева, Т.Б. Благотворительность как социальный институт современного гражданского общества.

- Казань: АСО (КСЮИ), 2008. - С. 16-17.

4. Орлова, А. Валерий Панюшкин: Благотворительность как туфли от Manolo Blahnik / А. Орлова // Интернет-издание «Татьянин день». - М., 2011.

5. Саргин, А. Звездный опрос. Как российские знаменитости относятся к благотворительности / А. Саргин // Деньги и благотворительность. - 2009. - №1. - С. 36.

6. Иванова, Т. Н. Субкультура как альтернативная форма социализации личности // Азимут научных исследований: педагогика и психология. - 2015. - № 1 (10).

- С. 78-81.

7. Желнина, Е. В. Ресурсы предприятий в решении социокультурных и экономических проблем моногорода // Вестник Новосибирского государственного университета. Серия: Социально-экономические науки. - 2011.

- Т. 11. - № 1. - С. 125-128.

О.В. Шиняева, О.В. Полетаева СВОБОДНО ЗАНЯТЫЕ РАБОТНИКИ...

8. Горбачева, Н. Б. Сравнительный анализ эконо-мизации молодёжи на примере г.о. Тольятти // Научно-методический электронный журнал «Концепт». 2015. № S10. С. 21-25.

9. Данилова, Е. Россияне и китайцы в эпоху перемен: Сравнительное исследование в Санкт-Петербурге и Шанхае начала XXI века / В.А. Ядов, Пан Давэй. - М.: Логос, 2012. - С. 101.

10. Осипов, Г.В. История социологии в Западной Европе и США. Учебник для вузов / Г.В. Осипов. — М.: Издательство НОРМА, 2001. - С. 416.

11. Маслова, О. Б. Исторические аспекты законодательного регулирования деятельности российских и региональных благотворительных организаций в XIX -начале XX вв. / О. Б. Маслова // «Университетские чтения - 2008» : 10-11 янв. 2008 г. : материалы науч.-метод. чтений ПГЛУ / отв. ред. З. А. Заврумов.- Пятигорск : Изд-во ПГЛУ. - Ч. 14 : Секции 6-8 симпозиум 3. - 2008.

- С. 189-195.

12. Култыгин, В.П. Современные зарубежные социологические концепции: учебник / Под ред. Т.Н. Юдиной.

- М.: Изд-во МГСУ «Союз», 2000.

13. Уланова Е.С. Благотворительность в современном российском обществе: тенденции возрождения и особенности развития // XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс. 2013. № 8 (12). С. 315-321.

14. Галиуллина С.Д., Валиев Ш.З., Герасимова Д.И., Сафина Е.А. Государственные Формы стимулирования попечительского движения и благотворительной деятельности в России // Вестник Поволжского государственного университета сервиса. Серия: Экономика. 2014. № 1 (33). С. 32-38.

15. Желнина Е. В. Социальная технология подготовка персонала как фактор инновационной активности промышленного предприятия. Монография / Е. В. Желнина.

- Тольятти: ООО «Технокомплект», 2015. - 265 с.

CHARITY AS FORM OF THE SOCIAL EXCHANGE

© 2015

Y.A. Parshakova, graduate student Ä.Y. Suhanova, graduate student

Togliatti State University, Togliatti (Russia)

Abstract. In this scientific article the charity phenomenon as object of the sociological analysis is considered. The main conclusion which can be made of the analysis of the main teoretiko-methodological approaches, is that charity can be considered as one of forms of the social exchange carrying both symbolical (traditional) character, and nature of benefit. Keywords: charity, Toglyatti, help, sociological research, social exchange.

УДК 316.35.023.6

СВОБОДНО ЗАНЯТЫЕ РАБОТНИКИ В СОЦИАЛЬНО-ПРОФЕССИОНАЛЬНОМ ПРОСТРАНСТВЕ: МЕТОДОЛОГИЯ И МЕТОДИКА ИССЛЕДОВАНИЯ

© 2015

О.В. Шиняева, доктор социологических наук, профессор кафедры «Политология, социология и связи с общественностью» О.В. Полетаева, аспирант кафедры «Политология, социология и связи с общественностью»

Ульяновский государственный технический университет, Ульяновск (Россия)

Аннотация. Актуальность теоретического и эмпирического исследования новых групп наемных работников в условиях развития рыночной экономики обусловлена потребностью установить статус и трудовые практики свободно занятых работников или фрилансеров. Социологический анализ свободно занятых работников опирается на две основополагающие концепции - классовую теорию К. Маркса и теорию стратификации М. Вебера. К. Маркс и М. Вебер полагали, что социальные отношения проистекают из различных взаимосвязей между людьми и экономическими ресурсами. Методологической основой современных исследований являются положения о социально-трудовом пространстве Т. Парсонса, Р. Мертона. Системный подход позволяет оценить способы функционирования свободно занятых, их состав и образ жизни, реализацию социально-профессиональных функций. Оценивая положение российских свободно занятых работников, мы отмечаем, что фрилансеры в совокупности представляют собой материально обеспеченную группу работников в разных отраслях экономики. Несмотря на определенную финансовую обеспеченность, свободно занятые работники сталкиваются с целым рядом проблем: нестабильность и непредсказуемость ежемесячных доходов, высокие риски и вероятность обмана со стороны заказчика, отсутствие социальных гарантий и социального пакета. Авторское эмпирическое исследование подтверждает данный вывод.

Ключевые слова: свободно занятые работники, фриланс в профессиональной деятельности молодежи, социальный статус фрилансеров.

Научный и практический интерес к исследованию положения наемных работников в российском обществе стал проявляться в период реструктуризации государственной собственности, вызвавшей изменения в сфере труда и содержании трудовых взаимоотношений, когда с узаконенным появлением частной, смешанной, акционерной форм собственности стали изменяться контуры социальной структуры общества, формы наемного труда. В общественной жизни заявили о себе новые социальные слои: собственники и несобственники или наемные работники.

Наемные работники представляют собой общественную группу, имеющую свой вид профессиональной деятельности - наемный труд, соответствующие стратегии адаптации к новым социально-профессиональным условиям. Формирование данной группы сопряжено с со-циоструктурными сдвигами в российском обществе и отличается перегруппировкой оснований их социальной

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

идентичности. Незавершенность и переходность этого процесса сопровождается сменой образцов поведения, ролей и статусов работников, кризисом традиционных норм и системы социального контроля, вызывает инсти-туционализацию новых социальных правил взаимодействия с другими общественными системами.

Постановка проблемы. Изучение положения наемных работников в социальной структуре общества имеет научную традицию и связывается с влиянием социально-экономической неоднородности труда на классовые и стратификационные различия людей. Понимание природы и сути современного наемного труда как социального феномена невозможно без социологического анализа труда различных групп «свободно занятых» или фри-лансеров, выявления их состава и социального статуса.

Трансформация социальной структуры российского общества и становление новых групп наемных работ-ников стали в последнее время предметом исследова-

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.