Научная статья на тему 'Библиография по искусству в 1917-1921 гг'

Библиография по искусству в 1917-1921 гг Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

CC BY
1786
264
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ИСТОРИЯ РУССКОЙ БИБЛИОГРАФИИ 1917-1921 ГГ. / ИСКУССТВОВЕДЧЕСКАЯ БИБЛИОГРАФИЯ / ДЕЯТЕЛИ КУЛЬТУРЫ И ИСКУССТВА БИБЛИОГРАФЫ / HISTORY OF RUSSIAN BIBLIOGRAPHY IN 1917-1921 / BIBLIOGRAPHY ON ART STUDIES / ARTISTS-BIBLIOGRAPHERS

Аннотация научной статьи по искусствоведению, автор научной работы — Михеева Галина Васильевна

В 1917-1921 гг. продолжали сохраняться демократические традиции в области библиографии искусства, заложенные еще в предреволюционный период. К концу периода начинает крепнуть тенденция классового подхода к определению роли искусствоведческой библиографии. В ее создании принимали участие ведущие деятели культуры и искусства: В. А. Адарюков, В. А. Невский, И. Э. Грабарь, Б. В. Асафьев, А. Н. Римский-Корсаков, В. Н. Всеволодский-Гернгросс, Н. К. Пиксанов и др.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The bibliography on art in 1917-1921

In 1917-1921 the democratic traditions of the art which has developed still to Revolution of 1917, continued. By the end of the developed the tendency of the class that has affected the art bibliography. Known art workers and cultures took part in creation of bibliographic works: V. A. Adarjukov, V. A. Nevsky, I. E. Grabar, B. V. Asafev, A. N. Rimskij-Korsakov, V. N. Vsevolodskij-Gerngross, N. K. Piksanov, etc.

Текст научной работы на тему «Библиография по искусству в 1917-1921 гг»

УДК 01:7"19" Г. В. Михеева

Библиография по искусству в 1917-1921 гг.

В 1917-1921 гг. продолжали сохраняться демократические традиции в области библиографии искусства, заложенные еще в предреволюционный период. К концу периода начинает крепнуть тенденция классового подхода к определению роли искусствоведческой библиографии. В ее создании принимали участие ведущие деятели культуры и искусства: В. А. Адарюков, В. А. Невский, И. Э. Грабарь, Б. В. Асафьев, А. Н. Римский-Корсаков, В. Н. Всеволодский-Гернгросс, Н. К. Пиксанов и др.

Ключевые слова: история русской библиографии 1917-1921 гг., искусствоведческая библиография, деятели культуры и искусства - библиографы.

G. V. Mikheeva The bibliography on art in 1917-1921

In 1917-1921 the democratic traditions of the art which has developed still to Revolution of 1917, continued. By the end of the developed the tendency of the class that has affected the art bibliography. Known art workers and cultures took part in creation of bibliographic works: V. A. Adarjukov, V. A. Nevsky, I. E. Grabar, B. V. Asafev, A. N. Rimskij-Korsakov, V. N. Vsevolodskij-Gerngross, N. K. Piksanov, etc.

Keywords: history of Russian bibliography in 1917-1921, bibliography on art studies, artists-bibliographers.

Искусствоведческая библиография, в отличие от других отраслевых библиографий, казалось бы, достаточно подробно изучена специалистами. Прежде всего речь идет о двух капитальных монографиях О. С. Острой «История искусствоведческой библиографии в России (XI -начало ХХ в.)»1 и «История искусствоведческой библиографии в России, 1917-1991»2. В указанных работах воссоздана история искусствоведческой справочной и библиографической литературы в России от момента ее возникновения до начала 1990-х гг. Столь масштабная работа за десятивековой период неизбежно потребовала рассмотрения истории искусствоведческой библиографии крупными схематичными блоками без достаточной углубленной детализации. Кроме того, в указанных монографиях освещена история библиографии только пространственных искусств (изобразительных и прикладных) и не исследуется библиография музыки, театра и других видов искусств. Существенный материал по истории библиографии русского драматического театра и отечественной музыкальной культуры содержится в источниковедческих трудах И. Ф. Петровской «Источниковедение истории русского дореволюционного драматического театра» 3 и «Источниковедение истории русской музыкальной культуры XVIII - начало ХХ в.»4, однако учетный период в них обрывается 1917 г. Обойдена вниманием полная история

этой отраслевой библиографии и в капитальных общеисторических библиографоведческих трудах Н. В. Здобнова5 и М. В. Машковой6. А между тем общая картина бытования библиографии за рассматриваемый период была бы неоправданно обеднена без раскрытия истории этого достаточно развитого к 1917 г. вида отраслевой библиографии.

Пространственные искусства

Как отмечено О. С. Острой, искусствоведческая библиографическая литература применительно к пространственным искусствам, охватывает как учет традиционных, так и специфических для этой отрасли форм7. Наряду с библиографическими указателями искусствоведческой литературы, сюда относятся и указатели, учитывающие сами художественные произведения: каталоги музеев, выставок, частных коллекций, иконографические словари, списки произведений художников, скульпторов или произведений определенного жанра. Все они составляют особый вид искусствоведческой библиографии, называемый «изография».

К 1917 г. в России получили развитие практически все виды и типы искусствоведческой библиографии. Уже в начале ХХ в. в искусствоведении появились самостоятельные критико-библиографические работы, которые публиковались, главным образом, на страницах отраслевой и библиофильской периодики8. Осо-

бенно широко представлены многочисленные изографические труды, создано немало биографических словарей деятелей искусств. Наконец в 1914 г. был опубликован комплексный систематический указатель трудов по пространственным искусствам Н. Лаврского (Богородицкого) «Указатель книг и статей по вопросам искусства»9, который положил начало специальному учету собственно искусствоведческих изданий. Тогда же были предприняты отдельные попытки регистрации текущей искусствоведческой литературы10.

Особенностью развития самой отрасли в этот период было сосуществование и борьба между собой разнообразных художественных группировок с различными платформами, порой полярными эстетическими подходами. Подобно ситуации в художественной литературе, одни их этих групп требовали порвать с неприемлемыми прошлыми традициями, другие настаивали на сохранении преемственности в искусстве. Наиболее радикально настроенные группы объявляли живопись орудием массовой политической агитации, средством художественного оформления массовых политических кампаний. В искусствознании ими на первый план выдвигалась, наряду с воспитательной, пропагандистская роль искусства. «Конфронтация художественных группировок, с одной стороны, и широкий общественный интерес к вопросам искусства, с другой, породили в 1920-е гг. своего рода „журнальный взрыв"». В периодических изданиях публиковались эстетические программы, скрещивались мечи идеологов различных течений. Периодические издания искусствоведческого профиля возникали и в столицах, и в провинции. Зачастую жизнь их длилась не более года или даже нескольких месяцев», - так предельно точно охарактеризовала ситуацию в этот период в области искусства и искусствоведческой печати О. С. Острой11. Подчеркивая особенности бытования искусствоведческой библиографии в первые послереволюционные годы, она же отмечала: идеологический «прессинг не был столь жестким, что обеспечивало относительную свободу творчества и посвященной ему литературы, в том числе и библиографической»12.

В силу объективных трудностей переживаемого времени полноценный текущий учет искусствоведческой литературы, не говоря уже

об изографии, налажен не был. Лишь эпизодически появлялись списки новых книг по искусству или ряду его областей в отдельных номерах периодических изданий. В частности списки новых книг по архитектуре, городскому строительству и планировке застройки городов, публиковались в ряде номеров журнала «Зодчий» за 1917 г.13 Ряд списков новых книг по искусству был опубликован историком искусства, коллекционером, будущим директором Музея восточных культур Б. П. Денике на страницах «Казанского музейного вестника» в 1920 г. Претендовать на сколько-нибудь полный учет подобной литературы эти списки не могли14.

Потребность в создании комплексных библиографических пособий в области искусства и сложившиеся условия для их подготовки привели к переизданию в 1919 г. со значительными дополнениями труда Н. Лаврского «Указатель книг и статей по вопросам искусства». Правда, в этом втором издании уже отчетливо указан круг ограничений: «Живопись, скульптура, архитектура»15. В предисловии к указателю автор оговаривал цель работы, сравнивая ее с первым изданием 1914 г., в котором ставилась задача «дать указания и оценку ряда наиболее важных и существенных книг и статей, не преследуя цели перечисления вообще всех книг и статей, имеющихся на русском языке». Задачу второго издания он видел в том, чтобы «дать такой возможно полный указатель, в который вошли бы сведения о книгах и статьях, посвященных живописи, скульптуре и отчасти архитектуре, вышедших за последние полтораста лет»16. В работе учтено около 2000 названий книг, статей и периодических изданий за 1763-1918 гг. Материал в указателе расположен по странам, каждый раздел открывается вводной статьей. Специально рассматриваются справочные издания и персоналии художников, о которых имеются отдельные работы. Особо выделены труды, «изложенные популярным языком и доступные пониманию неподготовленного читателя»17. Несмотря на обширный выявленный материал, указатель Н. Лаврского имел много пробелов и включал нередко случайную литературу. Он привлек вни-мание18 и был справедливо раскритикован специалистами в тот период. Известный искусствовед, библиограф и книговед В. Я. Адарюков отмечал: «Названный труд Н. Лаврского не только не отвечает тем требованиям, которые должны быть предъявлены к подобной работе, но служит яркой

характеристикой полного незнакомства автора с библиографическими трудами. <.. .> труд не выдерживает ни малейшей критики: это неудачная попытка с „негодными средствами «... несуразное и решительно никуда не годное издание»19. В более поздних отзывах этот указатель назван «претенциозным и весьма неосмысленным»20.

Лишь спустя много лет специалисты, несмотря на существенные недочеты указателя (неполноту материала, неудовлетворительную систематизацию, отсутствие вспомогательных указателей), сумели увидеть и его несомненные достоинства. В частности И. Н. Кобленц, подчеркивал: указатель Н. Лаврского «тем не менее представляется необходимым пособием архит [ектурной] библиографии, за отсутствием др [угих] сводных работ, охватывающих как книжную, так и статейную лит [ерату]ру по архитектуре за весь указан [ный] период»21.

В послереволюционный период особую значимость приобрел вопрос о музейных изданиях, что напрямую было связано с отношением советской власти к художественному наследию прошлого.

Как отмечала О. С. Острой, «после Февральской революции абсолютно новым явлением в национальной художественной жизни стал выход искусства из музеев на площади» 22. Кроме того, при Советах рабочих и солдатских депутатов уже с марта 1917 г. стали возникать художественно-просветительские комиссии. Общее стремление к просвещению широких слоев населения России касалось и приобщения их к художественному наследию прошлого, к популяризации искусства разными средствами.

Уже через 5 дней после Октябрьской революции издается «Декрет от 30 октября 1917 г. о превращении Зимнего дворца и Эрмитажа в государственный музей»23. 4 ноября Наркомпрос публикует обращение «К рабочим, крестьянам, солдатам, матросам, всем гражданам», в котором призывает беречь унаследованные культурные богатства24. Новая власть неоднократно подтверждала законодательными актами свою позицию по охране и защите культурного достояния25. Впервые в истории страны сохранение памятников прошлого было вменено в обязанности государства.

Тем не менее, стихия революций, как это всегда бывает, под лозунгом «грабь награбленное», вызвала многочисленные акты вандализма по отношению к художественным ценностям. Об этом

с горечью писал в «Несвоевременных мыслях» М. Горький: «Наша революция дала полный простор всем дурным и зверским инстинктам, накопившимся под свинцовой крышей монархии»26.

В этой связи необходимо было не только издавать законы об охране памятников и пресечении разгула варварского отношения к культурным ценностям, но и развертывать пропагандистские кампании, разъясняющие роль памятников искусства в сохранении культурных традиций нации. «В 1918 г., - писал известный искусствовед А. А. Сидоров, участник и очевидец всех тех событий, - сплетались воедино выступления на митингах, популярные доклады перед самыми разными аудиториями, дискуссии в клубах, лекции в университете и в Свободных государственных художественных мастерских27, полемика в печати, в частности в очень остро выступавшей газете „Искусство коммуны «в тогдашнем Петрограде. Собрания происходили в Пролеткульте, в музеях, на выставках. все менялось и вместе с тем выявлялись уже твердые основы будущего коллективного труда в ставших скоро реальными исследовательских институтах, посвященных наукам об искусстве.»28.

Не только властные структуры, но и сами деятели культуры всеми возможными, в том числе и библиографическими, средствами стремились решить задачу сохранения культурного наследия прошлого и ознакомления с ним широких масс. Так 12 декабря 1918 г. было принято постановление «О реорганизации Эрмитажа и подлежащих ему задачах», в котором подчеркивалась необходимость многосторонней издательской деятельности в музее, прежде всего, за счет выпуска каталогов и путеводителей по его экспозициям29.

Из национализированных или оставшихся бесхозными художественных сокровищ был образован Музейный фонд, пополнявший различные музеи страны, повсеместно организовывались комиссии по охране памятников, на базе бывших помещичьих усадеб возникали волостные музеи.

Еще в 1917 г. отдельным оттиском из журнала «Живая старина» вышла работа профессора антропологии Н. М. Могилянского «Областной или местный музей как тип культурного учреж-дения»30, содержавшая библиографический список из 155 названий книг и статей по истории музеев за 1829-1915 гг. Список был дополнен и отредактирован Н. М. Серебряковым, вклю-

чившим в него каталоги отдельных музейных коллекций. 160 названий журнальных статей за 1914-1918 гг. содержал список «Музейноэкскурсионное дело», опубликованный в 1919 г. в журнале «Народное просвещение»31. Во 2/3-м номере журнала «Внешкольное образование» за 1919 г. помещен достаточно подробный обзор Н. Сума «Из литературы по организации местного и педагогического музея», в котором также подчеркивается, что современный местный музей должен «служить как бы научной лабораторией, служащей для возбуждения и дальнейшего развития местной инициативы и самодеятельности во всех областях культурной жизни»32.

Списки литературы по музейному делу помещались и в местной периодике33.

Развитие музейного дела в тот период теснейшим образом увязывалось с внешкольным образованием, о чем свидетельствует в частности список, сопровождавший статью Г. М. Зал-кинда «Народные музеи как средство внешкольного образования», помещенный в 1920 г. в «Казанском музейном вестнике»34. В списке среди книг и статей по музейному делу за 1902-1919 гг. особо выделены руководства и программы для собирания коллекций35.

Ознакомлению слушателей с вопросами истории искусств уделяли внимание и педагоги Университета им. А. Л. Шанявского. В издании Совета старост и Общества взаимопомощи слушателей этого учебного заведения «Вестник шанявцев» был помещен «Указатель первых книг по истории искусства», составленный Н. М. Черемухиной (более 70 названий книг по истории русского и всеобщего искусства и 14 названий журналов), с указанием крупнейших московских книгохранилищ, в которых эти издания были доступны36.

Для удовлетворения «практического интереса местных кооперативных организаций к вопросам выставочного, музейного, экскурсионного дела и родиноведения» Всероссийский центральный союз потребительских обществ в 1919 г. издал солидный труд М. И. Назарова «Указатель книг и статей по выставочному, музейному, экскурсионному делу и родиноведению»37. Опубликованный огромным для того времени тиражом в 25 тыс. экземпляров, указатель содержал 1044 названия книг и статей за 1876-1919 гг. по указанной тематике, хотя составитель в предисловии не ставил «целью исчерпать все написанные на взятые темы работы»38.

Наконец, в 1920 г. выходит специальная книга заведующего костромским отделом народного образования сотрудника Наркомпро-са В. А. Невского «Художественные выставки и ознакомление широких народных масс с живописью»39, впрямую отвечающая потребностям времени. В тексте и подстрочных примечаниях к работе содержалось около 600 названий книг, статей и периодических изданий по истории русской и западноевропейской живописи и организации отдельных выставок с 1880-х гг. по 1918 г. Издание сопровождалось предметным указателем отдельных форм, направлений и сюжетов в истории живописи и именным указателем художников. Кроме того, включено было 18 названий книг автора (с отзывами на них) по вопросам народного образования и культурно-просветительной работы за 1907-

1920 гг.

Повсеместно в музеях шли поиски новых форм работы с посетителями с ориентацией, прежде всего, на мало подготовленного зрителя. Нарком просвещения А. В. Луначарский писал в этой связи: «И выставки, и музеи мы стремимся превратить в настоящий источник знания, сопровождая их лекциями, давая всякой группе посетителей особого инструктора-гида»40. В этот период возник вопрос о специальном музейном образовании и подготовке экскурсоводов, в связи с чем в 1921 г. был организован Петроградский научно-исследовательский экскурсионный институт, задачей которого среди прочего было проведение циклов лекций и организация систематических курсов41.

Одной из устоявшихся форм изографического жанра, наиболее соответствовавшей просветительским целям, был путеводитель, дававший доступную широким слоям информацию о самых интересных экспонатах музея или выставках, предназначенных для массового посетителя. По сведениям, приведенным в монографии О. С. Острой, «главным издателем музейных путеводителей в 1920-е гг. стал Комитет популяризации художественных изданий, возникший в 1920 г. на базе издательства Общины Св. Евгении. 19 марта 1920 г. Комитет был передан в ведение Государственной академии истории материальной культуры. К моменту его организации в издательском портфеле среди прочего находились путеводитель А. Н. Бенуа по Картинной галерее Эрмитажа, путеводитель

С. Н. Тройницкого по Галерее драгоценностей того же музея, путеводитель Н. Н. Врангеля по Русскому музею»42. Как видим, к этому времени был подготовлен солидный запас путеводителей, составленных известнейшими искусствоведами и библиографами изографии. Часть из этих работ по тем или иным причинам так и не была доведена до издания, другие вышли после 1921 г.

Дальнейшее развитие получило описание отдельных групп предметов, хранящихся в том или ином музее или коллекции и рассчитанное на историков и искусствоведов. Так в 1917 г. Т. Н. Бороздиной были описаны 27 египетских скульптурных моделей Музея изящных искусств им. императора Александра III при Московском университете из коллекции известного историка, основоположника египтологии в России

В. С. Голенищева43. Во всех случаях указаны материал, размер, степень сохранности, приведены ссылки на библиографические источники. Тогда же историком Б. А. Тураевым, создателем отечественной школы истории Древнего Востока, были полностью описаны египетские статуи и статуэтки Голенищевского собрания этого Музея44. Всего учтено 120 произведений древнеегипетской статуарной пластики с подробной их характеристикой: материал, размер, степень сохранности, надписи, время создания, ссылки на литературу и источники с конца

XIX в. по 1915 г.

В рамках работ, последовавших за юбилеем М. В. Ломоносова в серии «Выставка „Ломоносов и Елизаветинское время“»45, были описаны «Мозаичные работы Ломоносова и его фабрики»46 -20 названий с указанием техники, размеров, надписей, времени изготовления, местонахождения и ссылок на издания, в которых эти работы воспроизводились или упоминались.

Немаловажная роль отводилась и созданию каталогов. В 1917 г. вышло последнее (шестое) переиздание «Каталога Художественного отдела Русского музея императора Александра III»47. Каталог, хотя и носил предварительный характер с самыми первоначальными сведениями о мастерах и их произведениях, но заслужил известное признание, о чем свидетельствует его частое переиздание с 1898 г.

В том же 1917 г. последним 27-м изданием был опубликован «Каталог художественных произведений Городской галереи Павла и Сергея

Третьяковых»48. И. Э. Грабарь, осуществивший к этому времени начатую еще с 1913 г. реэкспозицию музея и составивший этот каталог, положил в его основу историческую последовательность основных художественных направлений. Полагая, что «музей должен быть не только хранилищем художественных произведений, но и местом научного их изучения»49, составитель проделал кропотливую работу по атрибуции произведений и выделил персоналии ведущих отечественных мастеров XVШ-XIX вв. Составленный И. Э. Грабарем на новых для того времени научных основаниях каталог Третьяковской галереи надолго сохранил свое справочное и научное значение.

Кроме того, оба эти каталога названы специалистами «наиболее значительными работами этого периода»50.

Более частный характер носил «Инвентарный каталог клейм на амфорных ручках и горлышках и на черепицах Эрмитажного со-брания»51, содержавший описания и воспроизведения более 3000 клейм. При этом указаны источники и время поступления, даны также ссылки на издания, в которых опубликованы клейма или есть на них ссылки.

Продолжилась и традиция подготовки каталогов частных собраний. В рассматриваемое пятилетие было опубликовано подробное описание 150 картин западноевропейской, преимущественно фламандской и голландской живописи XVI-XVIII вв. - «Собрание картин В. А. Щавинско-го»52. В каталоге собрания известного искусствоведа и коллекционера приведены также краткие биографические сведения о художниках и даны ссылки на каталоги выставок и музеев, книги и периодические издания, в которых эти работы воспроизводились или упоминались.

Наряду со столичными музеями и собраниями дальнейшее описание получали и провинциальные коллекции. В 1917 г. завершилось начатое Археологической комиссией еще в 1915 г. «Описание памятников русской архитектуры по губерниям. V. Вологодская губерния» 53. Последний выпуск содержал описание 134 памятников русской церковной архитектуры Усть-сысольского, Устюжского и Яренского уездов. Материал расположен по городам и селам, где находятся храмы, приведены ссылки на литературные источники, в которых дано описание или изображение храмов - всего около

100 названий книг и периодических изданий.

В «Известиях» Археологической комиссии годом позже появились материалы по вопросам истории и реставрации 66 памятников русской церковной архитектуры XI-XVIII вв., расположенных по географическим названиям их нахождения. Указаны также библиографические источники - около 100 названий книг и статей54.

Капитальный «Указец книгам и статьям по художественной культуре Севера» - около 1250 названий книг, журналов по искусству, рукописных и архивных документов с XV в. по 1919 г. - содержался в роскошно изданной книге И. В. Евдокимова «Север в истории русского искусства»55. В том же труде помещен и словарь иконных дел мастеров, состоящий из двух разделов: Вологда и Великий Устюг. В его основу были положены материалы Оружейного приказа, изданные историком и археологом И. Е. Забелиным еще в 1850-х гг.56

Среди публикаций описаний ценных провинциальных собраний следует упомянуть и «Опись икон Троице-Сергиевой лавры до конца XVIII в. и наиболее типичных XVIII и XIX вв.» Ю. А. Олсуфьева57, в которой, кроме подробного описания икон, приведена и литература

о знаменитых иконописцах Троице-Сергиевой лавры - Данииле Черном, Андрее Рублеве, Симоне Ушакове, всего 60 названий. Этот труд выдержал еще два издания - в 1925 и 1927 гг. Тот же автор подготовил и издал «Опись крестов Троице-Сергиевой лавры до XIX в. и наиболее типичных XIX в.»58 В последующие годы он описал ложки, серебряные ковши, чарки и братины из того же собрания. Эти работы заслужили высокую оценку современников: «.каталоги Ю. А. Олсуфьева - более чем просто каталоги. Наряду с обычными указаниями на размер, форматы, материал, степень сохранности, наряду с публикацией надписей, имеющихся на памятниках, наряду с приблизительной атрибуцией порой вовсе не датировавшихся произведений искусства, - книги эти заключают в себе прекрасные формальные описания последних» 59.

Особое внимание в рассматриваемое пятилетие было обращено на регистрацию иконографического материала. Характерно, что в 1920 г. В. Я. Адарюков, ратуя за продолжение научных традиций исследования иконографии, заложенных еще Д. А. Ровинским, выступил

на страницах журнала «Художественная жизнь» с предложением о создании специального Русского иконографического института, предназначенного как для изучения иконографии, так и для обучения и подготовки специалистов в этой области60.

Изографические издания этого времени были представлены и таким видом, как иконографические словари. Среди них наибольший интерес вызвали «Русские портреты, 19171918 гг.» М. Г. Флеера, отразившие около 1500 названий портретов русских деятелей науки, литературы, политики, искусства61.

При этом автор подчеркивал не художественное значение отраженного им материала, признавая несовершенство его с этой точки зрения, а указывал на то, что это - «„фотографически «точный и, вместе с тем, живой документ эпохи, бесконечно важный для ее изучения»62. Нельзя не согласиться с О. С. Острой, что в данном случае «иконографический материал рассматривался прежде всего как исторический, а в ряде случаев историко-революционный источник»63.

В историческом труде, посвященном столетию деятельности Санкт-Петербургского университета, В. Я. Адарюков поместил указатель портретов 19 первых деятелей, создававших университет в 1818-1835 гг. - всего более 130 портретов64. Внутри каждой персоналии указания на портреты расположены по технике их исполнения (литография, гравюры, фототипии, цинкография), кроме того, приведены ссылки на издания, в которых воспроизводились эти материалы.

«Некрасовский альбом», изданный под редакцией известного литературоведа В. Е. Евгень-ева-Максимова65, среди прочих материалов, включал 18 портретов Н. А. Некрасова, 11 карикатур на поэта, 9 портретов его родственников и 26 портретов современников Некрасова.

Известны также попытки В. Я. Адарюкова в этот период издать «Словарь русских литографированных портретов» - более 15 тыс. портретов - так и оставшийся не завершенным66. В это же время он выступил с предложением устраивать выставки русских литографированных портретов с целью их возможной атрибуции, справедливо полагая, что в разных коллекциях может храниться много ранее не известных и весьма ценных для истории и культуры России портретов67.

Первое послереволюционное пятилетие -

время грандиозных замыслов и проектов, многие из которых так и остались неосуществленными. К их числу принадлежит и проект энциклопедии изобразительных искусств, с которым в мае 1919 г. выступил Внешкольный отдел Наркомпроса68. Предполагалось, что энциклопедия будет содержать статьи общего характера по вопросам искусства, терминологические статьи и биобиблиографию художников, скульпторов и архитекторов. Сообщалось о том, что уже подготовлен первый том, однако издание так и не было осуществлено.

Изучаемый период характеризуется и выходом в свет целой серии книг, посвященных отдельным художникам. Интерес вызывали прежде всего отечественные художники-современники. В 1918 г. хранитель Эрмитажа

С. Р. Эрнст, которого А. А. Сидоров характеризовал как известного «эрудированного критика-искусствоведа»69, выпустил две книги, посвященные творчеству Н. К. Рериха70 и К. А. Сомова71. В первую включены среди прочего сведения об изданиях сочинений Рериха, каталогах выставок и литература о художнике (всего 29 названий). Вторая книга содержала список около 600 работ К. А. Сомова за 1891-1918 гг. с указанием техники, местонахождения, сведений об изданиях, в которых эти работы воспроизводились. Кроме того, приведен список из 18 названий книг, статей из периодических изданий на русском и иностранных языках за 1899-1914 гг., посвященных творчеству Сомова. В 1921 г. тот же С. Р. Эрнст опубликовал в «Аквилоне» брошюру, посвященную творчеству известного художника, книжного графика В. Д. Замирайло72. В ней учтено около 150 названий живописных, графических, театральных работ художника за 1908-1921 гг. и литература о его творчестве за 1900-1920 гг. В том же году вышла его книга об Александре Бенуа, в которой также содержались библиографические материалы73.

В рассматриваемый отрезок времени появились самостоятельные или помещенные в посвященных им работах списки трудов и литературы о ректоре и профессоре Академии художеств Ф. И. Иордане74, В. Н. Масютине75, видном казанском художнике Н. И. Фешине76. Не были обойдены вниманием и иностранные художники, отдельные библиографические списки об их творчестве помещались на страницах биографических очерков о них77.

В работах, посвященных истории искусства

разных наций и народностей, также помещались списки литературы, касающиеся исследуемых проблем. Среди них можно назвать небольшой список книг на иностранных языках по первобытному искусству африканских народов за 1897-1913 гг.78 и солидный список литературы (около 200 названий книг, статей, атласов и периодических изданий, в основном, на иностранных языках) с начала ХХ в. по истории арабского, персидского, османского, турецкого и византийского искусства79.

Дифференциация искусствоведческой библиографии по принципу разделения объектов библиографирования уже в предшествующий период выделила особое направление искусствоведческой библиографии - библиографию книжной графики. Подобные работы были рассчитаны на библиофилов, антикваров и библиотекарей. Особое внимание этой области искусствоведческой библиографии уделяли библиофильские кружки и общества. В частности Казанский библиографический кружок «Друзей книги» в 1921 г. выпустил брошюру казанского искусствоведа П. М. Дульского «Книга и ее художественная внешность (в связи с Казанским книгопечатанием)»80, содержавшую «Краткий библиографический указатель по вопросам художественной внешности книги и истории печатного дела»81. Указатель включил 94 названия книг, статей и периодических изданий за 1826-1921 гг.

В рассматриваемый период вышел целый ряд указателей, посвященных экслибрисам («книжным знакам») и оформлению книги. Прежде всего, это труд У. Г. Иваска «Литература о книжных знаках (ex-libris)»82. В указатель включено 97 названий книг, журнальных статей и заметок об экслибрисах вообще, а также о русских экслибрисах, опубликованных в зарубежной периодической печати. В хронологическом порядке с подробными аннотациями учтена литература за 1895-1917 гг. В том же году этот труд под заглавием «Хронологический указатель русской литературы об экслибрисах вообще и иностранной литературы об одних только русских экслибрисах» был повторен в третьем выпуске его работы «Описание русских книжных знаков (Ex-libris)» 83, публикация которой была начата еще в 1905 г. В целом в «Описании русских книжных знаков» во всех трех выпусках учтено свыше 9000 экслибрисов отдельных собирателей и общественных библиотек. Капитальных труд Иваска заслужил

высокую оценку специалистов84.

Значительный интерес представляет вышедшая в том же 1918 г. работа А. К. Соколовского «Книжные знаки» 85. В книге помещена справка по литературе о книжных знаках на русском языке, а также список книжных знаков, воспроизведенных в разных журналах и книгах. Всего в систематическом порядке учтено 225 названий книг, брошюр и журнальных статей за 18991917 гг., сопровожденных краткими аннотациями. Кроме того, помещены проекты книжных знаков, расположенные по фамилиям авторов экслибрисов, а также ссылки на издания, в которых воспроизводились книжные знаки.

Годом позже вышел составленный А. А. Тру-хановым «Каталог книжных знаков (ex-libris)»86, вступительная статья к нему была написана В. Я. Адарюковым. В каталоге отражены 1483 названия русских экслибрисов, представленных на выставке из собрания петроградских коллекционеров. Приводятся также ссылки на издания, в которых были воспроизведены и описаны экслибрисы (18 названий книг и периодических изданий на русском и иностранных языках за 1871-1918 гг.).

В 1921 г. вышла работа В. Я. Адарюкова «Русский книжный знак», в предисловии к ней, наряду с характеристикой русских экслибрисов и историей их возникновения и развития в России, дан краткий критический обзор отечественной литературы по этой теме, включивший более 30 названий книг и статей за 1902-1919 гг. Работа заслужила весьма одобрительную оценку критики87 и была названа «прекрасным дополнением. капитального труда. У. Г. Ива-

ска»88.

Интерес привлекали и сами экслибрисисты. В 1918 в «Библиографических известиях» был опубликован «Список библиографических работ У. Г. Иваска»89, включивший 46 названий книг, статей, заметок, отдельных оттисков на русском и иностранных языках за 1902-1918 гг., приведены рецензии на его труды. В 1919 г. в брошюре «У. Г. Иваск и книжные знаки его работы»90, составленной известным археологом и нумизматом В. К. Трутовским, приведены 28 геральдических художественно-аллегорических и иных экслибрисов, выполненных Иваском в 1904-

1918 гг.

Наметившийся еще в предреволюционные годы рост коллекционерства получил дополни-

тельный стимул в связи с переживаемыми событиями, экспроприацией многих богатейших коллекций, насильственным или вынужденным в связи с эмиграцией или кончиной владельцев превращением ряда ценных собраний в бесхозное имущество. Кроме того, тяготы военного и революционного хаоса, потеря кормильцев в связи с эпидемиями болезней и голодом вынуждали наследников продавать предметы искусства, порой за бесценок, чтобы выжить в экстремальных условиях.

В 1917-1918 гг. Всероссийское общество поощрения художеств, имевшее еще дореволюционную практику проведения аукционов, продолжило ее и провело, как минимум, 11 аукционов мебели, картин, акварелей, рисунков, миниатюр, офортов, гравюр, литографий, фарфора, бронзы, тканей, книг, журналов, рукописей, альбомов, атласов, монет, экслибрисов. Эти аукционы имели свои каталоги, часть аукционов была нумерована: в этот период прошли с 20-го по 28-й художественные аукционы. Информационная ценность этих каталогов91 чрезвычайно высока, поскольку они, порой, содержат сведения о ценнейших предметах искусства, нигде до этого и после этого времени не отраженных. В вышедших в означенный период каталогах аукционов содержится информация более чем о 1200 книгах, атласах, альбомах гравюр и литографий, журналов, рукописей на русском и иностранных языках, судьба многих из которых так до сих пор остается не известной. Особенно привлекает внимание, с точки зрения историков книги, «Роспись книгам и книжным знакам, назначенным в аукционный торг 14 и 15 мая 1918 г. в помещении Общества поощрения художеств»92, в ней отражено 400 названий книг, отдельных номеров и комплектов журналов, каталогов художественных коллекций и экслибрисов на русском и иностранных языках с середины XVIII в. по 1917 г.

Общество поощрения художеств имело и положительный опыт приобретать ценные произведения искусств и приносить их в дар государственным музеям, о чем свидетельствует, в частности, изданный в 1921 г. «Каталог художественных произведений, приобретенных Обществом поощрения художеств и принесенных в дар государственным музеям по

1 ноября 1921 г.»93. В нем указано около 200 наименований произведений искусств, в том числе

более 30 названий рукописей и старопечатных изданий, альбомов гравюр, книг по истории искусств, переданных музеям. Материал в каталоге расположен по городам и музеям.

Появлялись и отдельные списки по частным вопросам: по архитектуре библиотечных здани-ий94, по планировке городов-садов95.

Еще в 1917 г. вышел указатель статей, помещенных в журнале «Фотографический листок» за все время существования журнала с 1906 г., в котором в алфавитном, а частью - в предметном порядке учтено около 2000 статей96.

Внимание общественности привлекали и работы графического коллектива «Всадник», возникшего в Казани в 1920 г. В этот период неоднократно публиковались обзоры его книг, альбомов, литографий, каталогов выставок97.

Подводя некоторые итоги развития библиографии пространственных искусств за 19171921 гг., хотелось бы отметить следующие моменты.

В означенное пятилетие в известной мере продолжали развиваться заложенные еще в предреволюционный период традиции демократизации культуры в целом и искусства в частности. В области библиографии пространственных искусств наблюдалось дальнейшее сращивание регистрационных, биографических, библиографических и иконографических сведений, которые, как правило, в различных сочетаниях присутствовали в большинстве списков и указателей. Широкое развитие приобрел в этот период поиск форм рекомендательной изографии, рассчитанной на малоподготовленных посетителей выставок и музеев. К их числу следует отнести путеводители с рекомендациями осмотра наиболее интересных экспонатов. Подобные работы давали возможность получать первоначальные сведения по истории мировой и отечественной живописи.

Относительная свобода художественного творчества в начале рассматриваемого периода к концу его все более заменяется усиливавшимся приматом классового начала, теоретическое обоснование которому было положено еще в дореволюционных работах Г. В. Плеханова и статьях большевистской «Правды»98.

В журнале «Вестник работников искусств» прямо на его обложке подчеркивалась задача, стоящая перед всеми деятелями искусств: «Октябрь освободил пролетариат для строи-

тельства новой культуры. Для утверждения принципов пролетарской эстетики надо обосновать метод ее исследования,базируясь при этом на материалистическом понимании искусства как производственного процесса. Октябрьская революция дала жизнь коммунистическому сознанию профессионалов искусства, но не убила у них буржуазных инстинктов в творчестве, которые будут изжиты с развитием пролетарской культуры» 99.

К началу 1920-х гг. просматриваются первые попытки «огосударствливания» искусства, выразившиеся в создании в 1920 г. Государственной академии художественных наук (ГАХН), а в 1921 г. - Научно-исследовательского института искусствознания. Этим организациям вменялось в обязанности проводить в жизнь партийную политику в области искусства, прежде всего, с учетом его воспитательной, пропагандистской роли, в том числе и в сфере искусствоведческой библиографии. В частности библиографированием искусствоведческой литературы должен был заниматься Библиологический отдел ГАХН.

Несвободны были от «классовых трактовок» художественных явлений и отдельные исследователи-специалисты. В частности А. В. Бакушин-ский, в своем очерке с методической направленностью «Музейно-эстетические экскурсии» настаивал на классовом подходе при рассмотрении процессов искусства, игнорируя исторический контекст100.

Однако эти тенденции стали ощущаться в полной мере за рамками интересующего нас пятилетия.

Музыкальное искусство

Несмотря на существование в дореволюционной России целого ряда периодических изданий, посвященных проблемам музыки и музыкознания («Русская музыкальная газета» (1894-1918), «Гитарист» (1904-1914), «Музыкальный труженик» (1906-1910), «Музыкальное самообразование» (1906-1907), «Музыка и жизнь» (1908-1912), «Оркестр» (1910-1912), «Музыка» (1910-1916), «Музыкально-литературный вестник» (1913-1914), «Музыкальное эхо» (1914), «Музыкальный современник» (1915-1917) и др.), существенных музыковедческих библиографических пособий в этот период создано не было.

Не отличался богатством музыкальной библиографической литературы и рассматри-

ваемый период 1917-1921 гг. Сколько-нибудь значимые библиографические пособия в этой области стали создаваться с возникновением в 1920 г. в Петрограде Института истории искусств и в 1921 г. в Москве Государственного института музыкальной науки. Тем не менее, даже в 1925 г. известный музыковед А. Н. Римский-Корсаков, в тот период - заведующий библиографическим кабинетом при Разряде истории и теории музыки в Институте истории искусств, писал о печальном состоянии музыкальной библиографии и нотографии101.

Однако уже в первые послереволюционные годы отчетливо осознавалась необходимость коренных изменений в деле музыкальной библиографии, прежде всего с целью популяризации музыкального культурного наследия прошлого.

25 февраля 1920 г. на страницах газеты «Жизнь искусства» со статьей «Насущная задача» выступил известный композитор, историк музыки и музыкальный критик Б. В. Асафьев. Как отмечает

А. А. Туровская, в этой статье не только было охарактеризовано состояние материальной базы музыкознания, но и намечены основные направления ее развития102. «В сложном деле музыкального просвещения, - писал Б. В. Асафьев, - есть одна область, о которой не говорят только потому, что она считается вполне устойчивой, или же потому, что не сознают важность и значение ее. Я разумею обширную сферу музыкальной библиографии, архивоведения и нотографии»103, а между тем, как указывал он, «библиографический голод» в музыкознании приводит к тому, что «трудно подчас решить самые элементарные вопросы из-за отсутствия справочников, указателей и даже сравнительных хронологических дат»104. Задачи и функции музыкальной библиографии и нотогра-фии, которые, по его мнению, «стоят в начале всяких поползновений к популяризации музыки»105, он видел в концентрации музыкального материала и его планомерном исследовании.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Сам Асафьев в этот период активно включился в дело музыкального просвещения. В 1918-

1919 гг. им было написано более 20 листовок к первым послереволюционным концертам классической музыки для широкой публики106. Ему же принадлежит и наиболее значимая ното-графическая работа рассматриваемого периода - «Русская поэзия в русской музыке», которая вышла под псевдонимом Асафьева - Игорь Глебов107. Историю русского романса Асафьев по-

пытался представить как определенную картину взаимодействия, «момент тесного соприкосновения», в котором «скрещиваются автономные права» двух отраслей искусства - поэзии и музыки - от М. И. Глинки до начала 1920-х гг. Автор отмечал, что он не претендовал на то, «чтобы дать исчерпывающий нотографический справочник по русскому романсу»108, тем не менее материал, отраженный в указателе, весьма обширен: включено около 1800 названий опубликованных и рукописных музыкальных произведений. В справочнике представлены произведения 77 русских поэтов, беллетристов и драматургов XIX- XX вв. (от В. А. Жуковского до А. Блока, З. Гиппиус и А. Ахматовой), воплощенные в музыкальные композиции различных форм. Материал расположен в алфавите авторов текстов, указаны даты их жизни, названия литературных произведений, год их создания, средства воплощения. Все названия вокальных произведений приведены в соответствии с оригиналом.

Критика не замедлила откликнуться на появление этого справочника. Л. К. Ильинский в «Библиографических листах Русского библиологического общества» отмечал, что затронута интересная, ранее не освещенная тема. Однако он указывал на отсутствие в справочнике указателя композиторов, что не позволяло в полной мере показать взаимоотношение «мастеров слова и мастеров звука». К числу недостатков, наряду с неполнотой материала, он относил и невозможность найти музыкальное произведение, если оно имело отличное от заглавия художественного произведения название. При этом, писал Л. Ильинский, «как указатель, книга теряет свою силу» и рекомендовал скорейшее переиздание справочника, в котором будут устранены указанные недочеты109.

Абсолютно отрицательная рецензия появилась в «Книге и революции». В ней подчеркивалось: «Как для ответа на вопрос„поскольку музыка связана с русской культурой“, так и для справок, книжка мало пригодна, в книжке много ошибок и пропусков» 110. Далее следовал обширный список неточностей, ошибок и пропусков.

Серьезный разбор справочника был произведен известным литературоведом и музыковедом И. Р. Эйгесом в журнале «Печать и революция». Он, в первую очередь, остановился на обширном предпосланном справочнику «Введении», в кото-

ром Б. В. Асафьев излагал свои взгляды на взаимоотношения двух видов искусств. Подчеркнув, что составитель главным образом ориентировался на педагогический аспект своего труда и стремился удовлетворить «потребности. новой школьной жизни с ее планами художественного и, в частности музыкального, воспитания», И. Р. Эйгес указал, что многое из включенного не рассчитано на детей и составитель все-таки в первую очередь решал общекультурную, а не педагогическую задачу. Конечный итог оказался не тем, который намечал составитель. Весь собранный материал относился только «к воздействию поэзии на музыку», а «материала обратного воздействия музыки на поэзию. в книжке не имеется»111.

Напротив, весьма положительную оценку дал работе Б. В. Асафьева в «Педагогической мысли» известный педагог Н. Н. Бахтин. Он назвал указатель «весьма полезным», задачу, поставленную составителем, «очень интересной и выполненной с большой тщательностью». Оценив этот справочник с точки зрения педагога, Бахтин указывал составителю на необходимость «пересмотреть музыкальную литературу не для слушания только детьми, но для исполнения ее детскими хорами»112.

Впоследствии, в 1934 г., А. Г. Фомин достаточно строго оценил этот нотографический справочник. Он отмечал, что «благодаря принятому составителем субъективному принципу отбора материала, в указатель не попали многие воплощенные в музыке произведения русск [их] писателей, среди них некоторые очень популярные, и указатель не дает полной картины отражениям русск [ой] художественной литературы в музыке.

Описаны произведения без необходимой тщательности и выдержанности. Неполнота описания произведений сильно затрудняет их разыскание. Значительно уменьшает справочную ценность указателя неудовлетворительная библиограф [ическая] техника, отсутствие вспомогательных алфавитного указателя композиторов и хронологического указателя произведений»113. Указав на эти погрешности, Фомин, тем не менее, делал следующий вывод: «Указатель, имеющий в виду школьные потребности. является единственным имеющимся у нас общим библиограф [ическим] пособием по данной области»114.

Современные библиографоведы более лояльны в оценке этого справочника. Прежде всего указывается, что до этого издания подоб-

ных нотографических справочников в русской библиографии не было. Нельзя не согласиться с А. А. Туровской, что «работа Асафьева имела не только практическое значение для исследователей русской музыки и ее пропагандистов, но она положила начало одному из направлений развития советской нотографии»115.

Возглавив с 1919 г. Центральную музыкальную библиотеку, Б. В. Асафьев продолжал поиски архивных и печатных материалов, неизбежно приводившие его к составлению тех или иных библиографических сводов. Так для издательства «Огни» в начале 1920 г. он разработал план издания ряда выпусков «Прошлое русской музыки. Материалы и исследования»116. В 1921 г. вышел первый выпуск в этой серии, посвященный П. И. Чайковскому117. Составил, отредактировал и снабдил его вступительной статьей Б. В. Асафьев. Ставя задачей «собрать материал для полной сводки всего музыкального наследия композитора»118, он поместил в нем «Библиографические и архивные справки о сочинениях П. И. Чайковского и его музыкальный архив»119. В этом обзоре включено 61 название произведений композитора за 1863-1888 гг. Учтены автографы, эскизы и наброски сочинений Чайковского, хранящиеся в музее им. Н. Г. Рубинштейна при Московской консерватории, охарактеризован архив композитора, приведены сведения об истории создания и исполнения произведений Чайковского. Отдельно помещена «Библиография П. И. Чайковского, собранная Модестом Ильичем и хранящаяся в витрине музея в Клину»120, в которой отражено 45 названий книг и статей на русском и иностранных языках о П. И. Чайковском за 1894-1909 гг.

Весьма положительная рецензия известного музыковеда Ю. Д. Энгеля с надеждой на продолжение серии тут же появилась в журнале «Культура театра»121.

Основные музыковедческие библиографические материалы первых пяти послереволюционных лет - это указатели содержания журналов по вопросам музыки, прикнижные и пристатей-ные списки в работах, посвященных отдельным музыкантам.

В 1917 г. был опубликован указатель содержания журнала «Музыкальный современник» за все годы его издания (1915-1917 гг.), включивший около 200 названий статей122. В самом журнале, выходившем под редакцией А. Н. Римского-

Корсакова, продолжали помещаться списки музыкальных произведений различных композиторов. В 5/6-й книге за 1917 г. был помещен «Перечень сочинений М. П. Мусоргского», составленный музыкальным критиком и композитором В. Г. Каратыгиным123. В списке учтено 93 опубликованных и рукописных произведения Мусоргского за 1852-1880 гг. Приведены сведения об истории создания, исполнения, издания; для рукописей указано место их хранения.

Других библиографических материалов в этом журнале за интересующий нас период не появилось, а само его издание к концу 1917 г. прекратилось и больше не возобновлялось.

Продолжалось издание «Библиографического листка„Русской музыкальной газеты"», начатое еще в 1913 г. В качестве приложения к газете, этот небольшой листок включал рецензии на новые книги и издания по музыке. «Библиографический листок.» прекратил свое существование в 1917 г. (вышло всего два номера, в которых отражены 26 названий)124, но тем самым в отечественной библиографии было положено основание первого обзорного и реферативного журнала в этой области.

В 1921 г. в сборнике «А. С. Даргомыжский (1813-1869). Автобиография - письма - воспоминания современников» был помещен список трудов музыкального критика, историка русской музыки, музыкального деятеля, основателя и издателя «Русской музыкальной газеты» Н. Ф. Фин-дейзена (26 названий книг, брошюр и статей по истории музыки за 1890-1916 гг.) 125.

Других сколько-нибудь заметных трудов в области музыкальной библиографии в период 1917-1921 гг. не появилось. Начало интенсивного ее развития относится к последующим десятилетиям.

Театральное и зрелищное искусства

Как любая библиография по искусству, театральная библиография складывается из двух главных ветвей: библиографии литературы по театру и библиографии самих драматических произведений. Эта отраслевая библиография в России имеет давнюю традицию. Достаточно вспомнить о «Драматическом словаре.» 126, изданном в 1787 г. и переизданном почти через столетие в 1880 г. А. С. Сувориным. Составленный, по предположению П. Н. Беркова, А. Анненковым127 словарь давал полное представление о репертуаре русского театра периода 1730-1787 гг. Театральной

библиографии отдал должное и Г. Н. Геннади. Списки по истории русского театра, перечни оперных произведений XVIII в. он помещал в «Музыкальном и театральном вестнике», «Русской сцене» и других журналах середины XIX в. В основном же соответствующая литература учитывалась в специальных разделах каталогов книжных магазинов, в капитальных библиографических пособиях В. И. Межова, в библиографических трудах Д. К. Зеленина, А. В. Мезьер и др. В конце XIX - начале

ХХ в. появились и крупные самостоятельные работы в области театральной библиографии разнообразного характера: персональные (Ярцев А. А. М. С. Щепкин в русской литературе (Щепкиниана). М., 1888), по отдельным жанрам и видам (Брянский А. М. Русские театральные воспоминания и записки // Ежегодник имп. театров. 1915. Т. 2) и др. Формировались разные типы библиографических пособий, совершенствовалась методика аннотирования включенных в них документов. В этой связи одной из важных работ представляется «Обозрение литературы по театру и музыке за 1889-1891 гг.» Н. М. Лисовского128. В журнале «Ежегодник императорских театров» достаточно регулярно помещали обзоры репертуарного и литературного материала, списки театроведческой литературы и другие авторы.

Начало ХХ в. характеризуется появлением обобщающих исследований по отдельным видам искусств, в которых помещались первые достаточно крупные сводные библиографические работы. Характерно это и для театральной библиографии. В капитальной «Истории русского театра» филолога-классика, театрального критика Б. В. Варнеке, первое издание которой вышло в 1908 г., второе - в 1913 г., содержалось обширное библиографическое приложение, отразившее основные пособия по истории русского театра129.

Немаловажную роль в создании театральной библиографии в части учета произведений драматических и музыкальных писателей сыграли Союз драматических и музыкальных писателей и Общество русских драматических писателей и оперных композиторов.

Союз драматических и музыкальных писателей, выделившийся в 1903 г. из состава Русского театрального общества, в том же году издал «Каталог произведений членов Союза драматических и музыкальных писателей» 130. Преследуя прежде всего задачи охраны авторских прав, о чем говорилось в предисловии к нему131, этот

каталог имел и учетно-регистрационную функцию, кумулируя сведения о пьесах, операх, опереттах и других драматических произведениях (всего 801 название). В последующие годы выходили многочисленные «прибавления» и «дополнения». Только за период 1917-1921 гг. по фондам Российской национальной библиотеки и библиографическим источникам удалось выявить не менее 11 «дополнений» и «прибавлений»132 (в действительности их было значительно больше), отразивших свыше 5000 названий различных пьес.

Еще в 1874 г. в Москве по инициативе драматурга, переводчика, театрального критика и историка театра В. И. Родиславского с целью защиты юридических прав и материальных интересов русских драматургов возникло Общество русских драматических писателей и оперных композиторов под председательством А. Н. Островского. В 1914 г. был выпущен «Каталог пьес членов Общества русских драматических писателей и оперных композиторов», охвативший оригинальные и переводные пьесы за 1874-1914 гг. В последующие годы к этому капитальному каталогу, призванному охранять авторские права членов Общества, выходили неоднократные дополнения, часть из которых не удалось установить даже по библиографическим источникам. За 1917-1920 гг. выявлено 12 «дополнений», включивших не менее полутора тысяч названий пьес133.

В целом к 1917 г. театральная библиография в России накопила значительный опыт, сложились основные типы библиографических пособий и материалов, были созданы значимые ретроспективные указатели и списки, прежде всего по истории театра, подготовлен ряд персональных библиографических пособий, эпизодически публиковались обзоры театроведческих и репертуарных изданий. Налажен был и контроль за охраной авторских прав отечественных драматургов и оперных композиторов посредством выпуска специальных библиографических пособий, что, в свою очередь, содействовало учету репертуарных произведений.

Революции 1917 г. коренным образом изменили общественную роль театра, который стал восприниматься как один из важнейших факторов культурной революции, способствующий переустройству всей жизни молодого советского государства, воспитанию нового поколения строителей социалистического общества. Поли-

тика советской власти в области театра определялась необходимостью превращения его в инструмент просвещения и воспитания народа. Советское правительство стремилось сохранить лучшие дореволюционные театры, внедрить в театр новое содержание и расширить формы сценической деятельности, демократизировать этот один из наиболее популярных видов искусств. С другой стороны, непрекращавшиеся споры о роли театра в новом социалистическом обществе, нигилистическое отношение к старым формам театральной жизни, отрицание какого-либо положительного значения театра, со стороны «левых» сил (ЛЕФ и др.), стремление раздвинуть тесные рамки театра и выплеснуться с тысячной толпой на улицы и площади городов - характернее признаки того времени. Стихийная жажда обновления, проявившаяся с особой силой в среде революционного настроенной творческой молодежи, вызвала требования не только нового революционного содержания, но и полной ломки старых и создания совершенно новых, невиданных форм искусства. Острые дискуссии разгорались на страницах многочисленной театральной прессы тех лет, обзор которой дал Л. К. Ильинский на страницах «Бирюча Петроградских государственных академических театров»134.

В целях проведения в жизнь политики советской власти в составе Наркомпроса был выделен специальный театральный отдел (ТЕО), призванный осуществлять «общее руководство театральным делом в стране в широком государственном масштабе» и заботиться о создании «нового театра в связи с перестройкой государственности и общественности на началах социализма»135. Как отмечено в «Хронике» «Вестника работников искусств», «все государственные органы РСФСР определенно преобразовываются в органы коммунистической пропаганды. Перед Театральным отделом стоит также основная задача - сделаться органом политическим»136.

ТЕО объединил в своем ведении драматические и музыкальные театры. Он давал общие указания при подготовке массовых праздничных зрелищ, народных гуляний и т.д., стремясь использовать доходчивость и яркость театральной формы для пропаганды социалистических идей, для широкой просветительной и культурно-воспитательной работы в массах. Заведующим ТЕО был назначен В. Э. Мейерхольд.

Новые задачи театра по идеологическо-

му воспитанию широких народных масс были связаны, прежде всего, с репертуаром. Именно здесь проходила арена жесточайшей идеологической войны. Рассматривая театр как пропагандиста коммунистических идей, ТЕО Нарком-проса стремился изгонять с театральных подмостков все спектакли, чуждые пролетарской идеологии. Первоочередное значение придавалось в этой связи репертуарной составляющей театральной библиографии.

Если в начале периода публиковались просто перечни театральных новинок, отразившие репертуар театров (в качестве примера можно привести изданный в 1917 г. каталог издательства П. П. Гершунина «Театральные новинки», включивший около 100 названий отдельно изданных пьес и репертуарных сборников петроградских театров), то уже в его середине наблюдается придирчивый отбор пьес, рекомендованных к постановке. Так в 1919 г. в сборнике материалов «Репертуар» Репертуарная секция ТЕО Наркомпроса поместила «Основной список пьес, рекомендуемых репертуарной секцией Театрального отдела для постановки на сцене народных театров»137, который преследовал цель «влиять на вкусы толпы» 138. Список включал 73 названия русских пьес XVIII -XX вв. Материал расположен по авторам пьес, приведены краткие сведения об авторах, раскрыто содержание пьес, указано количество действующих лиц.

Репертуарная секция вела критическое рецензирование и отбор пьес, которые обсуждались и утверждались на пленарных заседаниях секции. Так на этих заседаниях были прочитаны доклады А. А. Блока о репертуаре коммунальных и государственных театров, В. Н. Всеволодского-Гернгросса о крестьянском театре, организуемом сельскими учителями при комиссии по внешкольному образованию, и др.139 Бюро Репертуарной секции состояло из весьма компетентных и известных деятелей культуры: А. А. Блока, Вл. В. Гиппиуса, П. П. Гнедича, Ф. Ф. Зелинского, Р. В. Иванова-Разумника, Н. А. Котляревского,

А. Г. Лароша, В. Э. Мейерхольда, С. Э. Радлова, П. О. Морозова, А. М. Ремизова, В. Н. Соловьева, - что обеспечивало высокий уровень отбираемого ими для постановки репертуара. Вместе с тем и здесь ощущался классовый подход. Например, А. А. Блок рекомендовал «обратить внимание на репертуар классовый, на пьесы, трактующие социальные вопросы»140.

Репертуар народных театров привлекал внимание в рассматриваемый период многих деятелей культуры. «Является совершенно бесспорным, - писал в это время А. В. Луначарский, - что главным художественным порождением революции всегда были и будут народные празднества»141. Появлялись списки пьес для народного театра: А. А. Городцова «Примерный репертуар народного театра» (108 названий пьес русских и иностранных авторов)142; «Показательная библиотека по театру» А. В. Мезьер (90 названий книг, сборников статей, периодических изданий, репертуарных сборников с конца XIX в.)143; «Список пьес для народного театра», подготовленный культурно-просветительным отделом Московского союза потребительских обществ (71 название пьес русских и зарубежных авторов XIX-XX вв.)144. В «Кратком справочнике по народному театру», составленном инструктором культурно-просветительного отдела Всероссийского центрального союза просветительных обществ (Центросоюза) В. И. Четырки-ной145 был помещен «Минимальный список книг и статей по истории, значению и задачам народного театра», а также списки пьес для сельских и городских самодеятельных кружков.

Публиковались списки и обзоры, посвященные народному театру и пособиям по организации его деятельности. Одним из первых был небольшой список А. В. Мезьер «Народный театр: (список пособий)», опубликованный в 1918 г. в журнале «Петроградский кооператор» 146. В том же году в «Народном учителе» появился список «Руководства и пособия по народному театру»147, отразивший в систематическом порядке 25 названий книг и журнальных статей за 1915-1917 гг. Наконец, в 1919 г. в журнале «Книжник» был опубликован «Обзор книг, руководств и периодических изданий по народному театру, вышедших за период после Февральской революции 1917 г.»148. Подробный обзор «Народный театр, музыкально-вокальное дело» Н. Э. Сума вышел в журнале «Педагогическая мысль»149. «Указатель литературы о массовых зрелищах» А. П. Богатыревой, также включивший литературу за 1918-1920 гг., был помещен сначала в «Вестнике театра»150, а годом позже повторен в сборнике «Организация массовых народных празднеств»151.

Получили развитие и другие жанры театроведческой библиографии. Так в 1920 г.

на страницах журнала «Педагогическая мысль» Н. Н. Бахтин регулярно печатал обзоры и рецензии на издания ИЗО и МУЗО152. Ему же принадлежат и обзоры «Новые книги о театре»153 и «Театральные издания Театрального отдела Народного комиссариата по просвещению (Пгр. 1918-1919)»154.

Одно из направлений научной деятельности, которую стремился развивать ТЕО в рассматриваемый отрезок времени, - это создание работ по истории отечественного и зарубежного театра. Особенно активная работа в этой связи развернулась под руководством историка русского драматического театра В. Н. Всеволодского-Герн-гросса в историко-театральной секции в Петрограде, в которой велась подготовка обширных библиографических сводов литературы начиная с XVII в. С этой целью в историко-театральной секции формировался кабинет по истории и теории театра, располагавший богатейшими материалами по истории отечественного и зарубежного драматического театра (гравюрами, литографиями, рисунками и снимками с портретов актеров, различными театральными рисунками, подлинниками и копиями документов, иконографическими материалами по истории европейского театра и т.д.). Особую ценность для проведения планируемых работ имела составленная В. Н. Все-володским-Гернгроссом и постоянно пополняемая картотека литературы по истории русского театра от его истоков до середины XIX в., которая включала более 300 тыс. карточек155.

Идея создания подобной картотеки возникла у В. Н. Всеволодского-Гернгросса еще во время обучения на Императорских драматических курсах в 1910-е гг. В своей автобиографии он впоследствии отмечал: «В качестве работника по истории театра в России поставил себе две основные задачи: 1) исследовать театр не с точки зрения драматической литературы. но в целом и 2) выполнить подготовительную черновую работу, чем и объясняется средоточие моего интереса на эпохе до XIX в. и на библиографии. <.> реализовать начинание удалось мне только весною 1918 г., когда сорганизовал Историческую секцию Театрального отдела Народного комиссариата по просвещению, где и состою помощником заведующего и руковожу работами по биб-лио-, архиво- и музеографии»156.

Впоследствии картотека разрослась и включала материалы не только по отечественному

театру. Как отмечала В. А. Харламова: «Картотека ставила перед собой задачу собрать воедино и систематизировать все возможные библиографические, библиотечные, архивные и музейные сведения, „касающиеся истории Российского театра во всех его проявлениях"». Поскольку для будущих ученых-историков могут иметь значение самые разнообразные сведения, касающиеся театра даже косвенно, постольку в картотеке отражены материалы не только о драматическом театре, но и сведения о пантомимах, цирковых и эстрадных представлениях, о кукольных и теневых спектаклях. Музыкальная жизнь представлена сведениями об опере, оперетте и концертах. На карточки заносились даже объявления в газетах о продаже нот к операм. В картотеке имелись сведения и о кинематографических представлениях, о различных паноптических и фокусных действах, а также о представлениях с участием животных и т.д. Не были освещены лишь маскарады, фейерверки и иллюминации.

Материалы, собранные в картотеке, представляли факты театральной жизни не только в России, но и представления, дававшиеся русскими театральными труппами и отдельными актерами, драматургами и композиторами в других странах»157.

Хранящаяся в Государственной театральной библиотеке в Санкт-Петербурге картотека до сих пор сохранила свое значение.

Частично материалы этой картотеки были опубликованы в 1918 г. в «Сборнике историко-театральной секции»158. «Библиографический и хронологический указатель материалов по истории театра в России в XVII и XVIII вв.» В. Н. Всеволод-ского-Гернгросса отразил около 2000 названий рукописных и опубликованных пьес, либретто, опер и балетов русских и иностранных авторов, созданных в указанный период. Приведены даты представления и издания (создания), исполнители, библиографические источники, шифры хранения в библиотеках. В том же издании помещен и «Алфавитный указатель пьес, представленных, а также игранных в России в XVII и XVIII вв.».

Историей театрального искусства занимались в этот период многие известные деятели. В частности в рамках разрабатываемого метода семинариев, известный литературовед Н. К. Пиксанов регулярно в нескольких номерах журнала «Культура театра» в 1921 г. публиковал

«Театральный семинарий. Студия по истории русского театра»159, содержавший темы, вопросники и библиографию, включившую 219 названий книг, статей и рецензий за 1856-1921 гг. Театральный семинарий определялся Н. К. Пик-сановым как «один из надежных способов развития и укрепления культуры театра»160.

В капитальной хрестоматии академика В. Н. Перетца «Итальянские комедии и интермедии, представленные при дворе императрицы Анны Иоанновны в 1733-1735 гг.» в «Оглавлении» отражено 40 названий итальянских комедий и интермедий, переведенных на русский язык в указанные годы. Приведены места хранения текстов и регистрационный номер по «Опыту российской библиографии»

В. С. Сопикова. В рецензии, опубликованной в сборнике материалов «Репертуар», при высокой оценке самого труда содержался упрек публикатору в отсутствии введения, в котором содержалась бы история «тех сложнейших литературных настроений, которым подвергались на своем историческом пути сценарии означенного сборника»161.

В программе курса лекций, читанных театроведом М. Д. Прыгуновым, «Русская сцена за последние 40 лет, 1880-1920»162 по персоналиям актеров насчитывается около 200 названий книг, статей, периодических изданий, альбомов, опубликованных с конца XIX в. по 1920 г. Работа не претендовала на исчерпывающую полноту. Автор стремился «дать посильную сводку того, что уже нашло свой отклик в специальной и общей литературе»163 и подчеркивал, что «лекции преследуют не степень полноты, а желание зажечь у слушателей сознательную любовь к театру и приобщить их к его прошлому, такому яркому, полному жизни и интереса»164. В рецензии на эту работу, помещенную в «Культуре театра», отмечалось, что библиография, приведенная для каждой лекции, «не отличается полнотой», но это «ценнейшее в брошюре», и в целом «этот маленький библиографический справочник может оказать значительную пользу желающему ознакомиться с тем или другим актером недавнего прошлого»165.

Появлялись библиографические труды, посвященные зарубежной драматургии. В упоминавшемся сборнике материалов «Репертуар» был помещен «Очерк развития новейшей английской драмы» Ж. Кальдерона166, содержав-

ший около 100 названий пьес за 1845-1911 гг. Материал в очерке расположен по видам театра: коммерческий, новый, натуралистический, паразитический (псевдоинтеллектуальный), символический.

30 выпусков серии издательства «Петрополис» «Памятники мирового репертуара», включающих отдельные драматические произведения и сборники западноевропейских авторов в русском переводе, снабженные библиографическими указаниями, отразил список, помещенный в издании комедии Б. Джонсона «Эписин или Молчаливая женщина»167.

* * *

Новое советское государство поставило перед искусством новые задачи - служить средством воспитания строителей социалистического общества. Искусство во всех его областях рассматривалось как могучее средство просвещения, движущая сила культурной революции. Всеми возможными средствами, в том числе и библиографическими, решалась задача сохранения культурного наследия прошлого, оказания действенной помощи в овладении художественным наследием предшествующего периода.

Задачи просвещения народных масс библиографическими средствами не могли быть решены без привлечения к пропаганде искусства деятелей дореволюционной художественной культуры и библиографии. Многие из них в этот период принимали участие в создании каталогов, путеводителей, популяризирующих культурное достояние страны, содействующих сохранению и описанию памятников культуры. Среди них Б. В. Асафьев, В. Я. Адарюков, И. Э. Грабарь, А. Н. Римский-Корсаков, Н. К. Пиксанов,

В. Н. Всеволодский-Гернгросс, А. В. Мезьер, Н. Н. Бахтин и др.

В структуре Наркомпроса был выделен аппарат, задачей которого являлась организация художественной жизни страны, направленной на пропаганду коммунистических идей, приобщение к культуре самых широких народных масс, создание новой, социалистической культуры. Именно Наркомпрос, в котором были выделены самостоятельные отделы - ИЗО, МУЗО, ТЕО, осуществлял непосредственное руководство подготовкой и изданием библиографических пособий по всем видам искусства.

К концу рассматриваемого периода стали

создаваться научно-исследовательские институты (Институт художественной культуры, 1920 г.; Государственный институт музыкальной науки, 1921 г.; Государственная академия художественных наук, 1921 г.; Институт истории искусств,

1921 г.), началось формирование развитой системы государственных учреждений, занимающихся собиранием, описанием, изучением и популяризацией произведений искусства.

В последующие годы все они активно подключились к подготовке библиографических пособий в области искусства.

Примечания

1 Л., 1991. 224 с.

2 СПб., 1994. 232 с. См. также: Острой О. С. Советская искусствоведческая библиография первого послереволюционного пятнадцатилетия (1917-1932 гг.): типология, особенности методики // Актуальные проблемы библиографии библиографии. Л., 1989. С. 101-123.

3 Л., 1971. 199 с.

42-е изд. М., 1989. 318 с. (1-е изд. 1983).

5 Здобнов Н. В. История русской библиографии до начала ХХ в. 3-е изд., доп. М., 1955. 608 с.

6 Машкова М. В. История русской библиографии начала ХХ в. (до октября 1917 г.). М., 1969. 493 с.

7 Острой О. С. История. 1917-1991. С. 4.

8 Об этом подробнее см.: Острой О. С. История. (XI - начало ХХ в.). С. 177-204.

9 М., 1914. 132 с.

10 Адарюков В. Я. Список главнейших книг и изданий, вышедших в 1915 г. по библиографии, искусству, археологии и истории // Рус. библиофил. 1915. № 8. С. 107-110.

11 Острой О. С. История. 1917-1991. С. 13.

12 Там же. С. 6.

13 Зодчий. 1917. № 5. С. 44; № 7. С. 60; № 10/13. С. 95; № 21/22. С. 152.

14 Денике Б. П. Список книг по искусству // Казан. музейный вестн. 1920. № 5/6. С. 80; № 7/8. С. 108-109; Его же. Новые книги//Там же. № 7/8. С. 105-108. Всего свыше 80 названий книг за 1919-1921 гг.

152-е изд. М.: Отд. изобразит. искусств Нар. комиссариата по просвещению, 1919. 150 с.

16 Лаврский Н. Указ. соч. С. 3.

17 Там же.

18 Художеств. жизнь. 1919. № 1. С. 49-50; Библиогр. изв. 1919. № 1/2. С. 60-64; Казан. музейный вестн. 1920. № 3/ 4. С. 76-77; Казан. библиофил. 1921. № 1. С. 80; Вестн. лит. 1921. № 2. С. 18; Кн. и революция. 1921.

№ 12. С. 81-84.

19 Казан. библиофил. 1921. № 1. С. 80.

20 Базыкин М. С. Русские издания по искусству XVIII и начала XIX столетий. М., 1928. С. 5.

21 Кобленц И. Н. Источники библиографии строительной промышленности и архитектуры. М., 1941. № 172.

22 Острой О. С. История. (XI - начало ХX в.). С. 175.

23 Культурная жизнь в СССР, 1917-1927: хроника. М., 1975. С. 19.

24 Там же. С. 115.

25 Декрет о монументальной пропаганде, [12 апр. 1918 г.] // Декреты Советской власти. М., 1959. Т. 2. С. 95-97; Декрет об организации 28 мая 1918 г. Отдела по делам музеев и охране памятников искусства и старины при Политпросвете РСФСР // Культурная жизнь в СССР, 1917-1927. С. 56; Декрет Совнаркома от

19 сентября 1918 г. «О запрещении вывоза и продажи за границу предметов особого художественного и исторического значения» // Декреты Советской власти, 1917-1927. М., 1964. Т. 3. С. 352-354; и др.

26 Горький М. Несвоевременные мысли: заметки о революции и культуре. М., 1918. С. 83.

27 12 июля 1918 г. после ликвидации в Москве Московского художественного общества состоявшее при нем Училище живописи, ваяния и зодчества, так же как и Строгановское училище, было преобразовано в Свободные художественные мастерские (Декреты Советской власти. М., 1964. Т. 3. С. 10-11).

28 Сидоров А. А. Искусствоведческая книга первых лет советской власти // Книга и культура. М., 1979. С. 161.

29 Острой О. С. История. 1917-1991. С. 36.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

30 Пг., 1917. С. 303-326.

31 Музейно-экскурсионное дело: из журн. лит. послед. лет (1914-1918 гг.) // Нар. просвещение. 1919. № 9/10. С. 58-61. Подпись: В. Г.

32 Внешк. образование. 1919. № 2/3. С. 86.

33 Нивянк Э. Библиография литературы по роди-новедению и музейному делу // Вятский край. 1921. № 2. С. 72-74.

34 Залкинд Г. М. Народные музеи как средство внешкольного образования // Казан. музейный вестн.

1920. № 3/4. Библиография. С. 42-44.

35 Журнал Казанского подотдела Всероссийской коллегии по делам музеев и охраны памятников искусства и старины при Наркомпросе РСФСР «Казанский музейный вестник», который начал издаваться с 1920 г., содержал среди прочих разделов и раздел «Библиография», в котором регулярно помещались рецензии на литературу по центральным и местным музеям.

36 Вестн. шанявцев. 1918. № 4. С. 103.

37 М., 1919. 64 с.

38 Назаров М. И. Указ. соч. С. 3.

39 Кострома: Костром. губ. отд. нар. образования,

1920. 183 с.

40 Луначарский А. В. Советская власть и памятники старины // Об искусстве. М., 1982. Т. 2. С. 71.

41 URL:http://world-rest.ru/obshhestvo-proletarskogo-turisma/nauchno-issledovatelskie-eksku. (дата обращения 07.09.2010).

42 Острой О. С. История. 1917-1991. С. 39.

43 Сборники Московского Меркурия по истории литературы и искусства. М., 1917. Вып. 1. С. 231-241.

44 Тураев Б. А. Описание Египетского собрания. 1. Статуи и статуэтки Голенищевского собрания / вступ. ст. В. К. Мальмберга, Б. А. Тураева; Музей изящ. искусств им. императора Александра III при Моск. ун-те. Пг., 1917. XXVI, 84 с.

45 Выставка была грандиозной и имела большой общественный резонанс.

46 Макаренко Н. Е. Мозаичные работы Ломоносова. Пг., 1917. С. 46-47, 53-80. (Выст. «Ломоносов и Елизаветинское время»; т. 8).

47 СПб., 1917.

48 М., 1917.

49 Государственная Третьяковская галерея: очерки истории. Л., 1981. С. 326.

50 Туровская А. А. У истоков советской библиографии искусствознания // Развитие библиографической науки в советский период. Л., 1978. С. 45. (Тр./ЛГИК; т. 41).

51 Придик Е. М. Инвентарный каталог клейм на амфорных ручках и горлышках и на черепицах Эрмитажного собрания. Пг., 1917. 192 с.

52 Пг., 1917. VI, 184 с.

53 Изв. Археол. комис. 1917. Вып. 64. С. 1-31. (Вопр. реставрации; вып. 18).

54 Протоколы реставрационных заседаний Императорской археологической комиссии за вторую половину 1916 г. и за 1917 г. // Изв. Гос. археол. комис. 1918. Вып. 66. С. 1-133. (Вопр. реставрации; вып. 19).

55 Вологда, 1921. С. 163-224.

56 Словарь северных иконников // Евдокимов И. Север в истории русского искусства. Вологда, 1921. С. 225-230.

57 Олсуфьев Юрий Александрович (1878-1938) -специалист в области древнерусского искусства и реставрации, музейный деятель. Окончил юридический факультет Петербургского университета. В 1912-1914 гг. осуществил шеститомное издание «Памятников искусства и старины Тульской губернии». С 1918 г. - член, затем председатель Комиссии по охра-

не памятников искусства и старины Троице-Сергиевой лавры. Вместе с П. А. Флоренским составил научное описание ее икон. Автор ряда теоретических работ по древнерусскому искусству. С 1927 г. - член Правления Сергиевского историко-художественного музея, впоследствии работал в Центральных государственных реставрационных мастерских. С 1934 г. заведовал секцией древнерусской живописи в реставрационной мастерской Третьяковской галереи. В январе 1938 г. арестован по обвинению в распространении антисоветских слухов. 14 марта 1938 г. расстрелян. (Сергиево-Посадский государственный историкохудожественный музей-заповедник: сайт. URL: http:// www.musobl.divo.ru/mus_hnpers2.html (дата обращения 18.11.2010).

58 Сергиев, 1921.

59 Жидков Г. В. Описи Ю. А. Олсуфьева о Троице-Сергиевой лавре, 1920-1921 // Печать и революция. 1923. № б. С. 279.

60 Адарюков В. Я. Русский иконографический институт // Худож. жизнь. 1920. № 4/5. С. 39.

61 Подробно об этом издании и отзывах критиков на него см.: Михеева Г. В. История русской библиографии (февраль 1917-1921 гг.). СПб., 200б. С. 274-275.

62 Флеер М. Г. Русские портреты, 1917-1918 гг. Пб.,

1921. С. V.

63 Острой О. С. История. 1917-1991. С. 59.

64 Адарюков В. Я. Портреты деятелей по созданию С.-Петербургского университета, 1818-1835 гг.// С.-Петербургский университет в первое столетие его деятельности. Пг., 1919. С. CIX - CLXXIV.

65 Некрасовский альбом/под ред. В. Е. Евгеньева-Максимова. Пб., 1921. 94 с.

66 Острой О. С. История. 1917-1991. С. 61-62.

67 Адарюков В. Я. Русские литографированные портреты // Жизнь искусства. 1920. 4 марта.

68 Вечер. изв. 1919. 17 мая.

69 Сидоров А. А. Искусствоведческая книга первых лет советской власти // Книга и культура. М., 1979. С. 159.

70 Эрнст С. Р. Н. К. Рерих. М.: Община св. Евгении, 1918. 127 с.

71 Его же. К. А. Сомов. СПб.: Община св. Евгении, 1918. 112 с.

72 Его же. В. Замирайло. Пб.: Аквилон, 1921. 46 с.

73 Его же. Александр Бенуа. Пб., 1921. С. 87-93.

74 Каталог гравюр Федора Ивановича Иордана. Список портретов гравера Ф. И. Иордана/сост. С. П. Виноградов // Записки ректора и профессора Академии художеств Федора Ивановича Иордана. М., 1918. С. 339-367 (всего 107 названий работ).

75 Адарюков В. Я. Масютин Василий Николаевич:

библиогр. // Офорты В. Н. Масютина: полный кат. всех офортов, сост. самим художником. М., 1920. С. 51-52 (65 названий книг и статей за 1909-1920 гг.).

76 Список работ Н. И. Фешина // Дульский П. М. Николай Иванович Фешин. Казань: Госиздат. Казан. отд-ние, 1921. С. 30-31. В подстрочных примечаниях около

30 названий книг и статей о Фешине за 1881-1916 гг.

77 Сидоров А. А. Родэн. Скульптура, живопись, гравюра. М., 1918. Библиография. С. 73-78 (89 названий книг и статей); Гозиасон Ф. Жизнь и творчество Эль-Греко. Одесса, 1918. Библиография. С. 43-45 (обзор около 20 книг, статей и художественных журналов).

78 Матвей В. И. (Марков В.) Искусство негров. Пб.: Отд. изобраз. искусств Нар. комиссариата по просвещению, 1919. С. 15.

79 Эссад Д. Константинополь. От Византии до Стамбула. М., 1919. С. 325-333.

80 Казань, 1921.

81 Дульский П. М. Указ. соч. С. 53-58.

82 М., 1918. 31 с.

83 Иваск У. Г. Описание русских книжных знаков (Ех-ііЬгіб). М., 1918. Вып. 3. С. 45-52.

84 Острой О. С. История. (XI - начало XX в.). С. 199.

85 Пг., 1918. 36 с.

86 Пг., 1919. 85 с.

87 Савонько В. Графические искусства. В. Я. Адарюков. Русский книжный знак // Кн. и революция. 1922. № 3 (15). С. 105-106.

88 Кулинский М. [Рец.:] В. Адарюков. Русский книжный знак. М., 1921. // Летопись Дома литераторов.

1922. № 3 (7). С. 9.

89 Орлов Н. Н. Список библиографических работ У. Г. Иваска // Библиогр. изв. 1918. № 3/4. Прил. С. [14].

90 Трутовский В. К. У. Г. Иваск и книжные знаки его работы. М., 1919. 11 с.

91 Приведем для примера описание одного из них: 24-й художественный аукцион. Картины, акварели, рисунки, миниатюры, офорты, гравюры, литографии, фарфор, бронза, ткани и книги. 27 и 28 апр. (14 и 15 апр.) 1918 г. [Пг.]: Всерос. о-во поощрения художеств, [1918]. 10 с. Полное описание всех выявленных прошедших в это время каталогов см.: Библиография русской библиографии: указ. библиогр. пособий. Ч. 1. 1917-1921 гг. / отв. сост. С. Н. Котломанова; авт. пре-дисл. и науч. ред. Г. В. Михеева. СПб., 2000. № 766-774, 792.

92 Пг.: О-во друзей кн., 1918. 19 с.

93 Пб.: О-во поощрения художеств и популяризации худож. знаний при Рос. акад. истории материальной культуры, 1921. 16 с.

94 Бекер Р. Небольшие библиотечные здания в Америке. Пг., 1917. С. 62-63.

95 Литература о городах-садах // Кнатц Б. Г. Города-сады в связи с жилищным вопросом. Пг., 1917. С. 57-59; То же // Там же. 2-е изд. 1918. С. 57-59.

96 Рейн Ф. Ф. Алфавитный указатель статей, помещенных в «Фотографическом листке» за 11 лет издания журнала с 1906 по 1917 г. Пг.; М., 1917. 32 с.

97 Денике Б. П. Издания графического коллектива «Всадник» // Казан. музейный вестн. 1920. № 7/8. С. 106; Его же. Издания графического коллектива «Всадник» // Казан. библиофил. 1921. № 2. С. 146-147; Графический коллектив «Всадник» // Там же. С. 196-197.

98 Подробнее об этом см.: Острой О. С. История. 1917-1991. С. 11.

99 Цит. по.: Сибиряков И. В. Всерабис: страницы истории. Челябинск, 2006. С. 78-79.

100 Бакушинский А. В. Музейно-эстетические экскурсии. М., 1919.

101 Римский-Корсаков А. Н. Русская музыкальная библиография за 1925 г. // Временник Разряда истории и теории музыки. Л., 1925. Вып. 1. С. 117.

102 Туровская А. А. У истоков советской библиографии искусствознания // Развитие библиографической науки в советский период. Л., 1978. С. 41. (Тр./ ЛГИК; вып. 41).

103 Асафьев Б. Насущная задача // Асафьев Б. В. Избранные статьи по музыкальному образованию и просвещению. М., 1973. С. 29.

104 Там же.

105 Там же.

106 Асафьев Б. В. Мой путь // Совет. музыка. 1934.

№ 8.

107 Глебов И. Русская поэзия в русской музыке / Н. К. П. Муз. отд. Пб.: Госиздат, 1921. 143 с.

108 Там же. С. 3.

109 Библиогр. листы Рус. библиол. о-ва. 1922. Л. 3, март. С. 13.

110 Кн. и революция. 1923. № 11/12. С. 87.

111 Эйгес И. [Рец. на кн.:] Игорь Глебов. Русская поэзия в русской музыке. Петербург. Госиздат. 1921 г. Муз. отд. Н. К. П. Стр. 143 // Печать и революция. 1923. Кн. 3, апр. - май. С. 272.

112 Бахтин Н. [Рец. на кн.:] Игорь Глебов. Русская поэзия в русской музыке (Музыкальный отдел Н. К. П.). Петербург, 1921. 144 стран. Госуд. Издат. // Пед. мысль.

1923. № 2. С. 67-68.

113 Фомин А. Г. Путеводитель по библиографии, биобиблиографии, историографии, хронологии и энциклопедии литературы. Л., 1934. С. 139-140.

114 Там же. С. 140.

115 Туровская А. А. Указ. соч. С. 44.

116 Тогда же Асафьева пригласили возглавить музыкальный отдел издательства З. Гржебина, главным редактором которого был М. Горький, а заведующим художественным отделом - А. Н. Бенуа (Орлова Е. М., Крюков А. Н. Академик Борис Владимирович Асафьев. Л., 1984. С. 97).

117 Прошлое русской музыки. Материалы и исследования. 1. П. И. Чайковский. Пб.: Огни, 1920. 184 с.

118 Там же. С. 140.

119 Там же. С. 140-171.

120 Там же. С. 183-184.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

121 Культура театра. 1921. № 1. С. 55-57.

122 Содержание журнала «Музыкальный современник» (1915-1916, кн. 1-8; 1916-1917, кн. 1-5/6) // Музык. современник. 1917. № 5/6. С. [237-239].

123 Каратыгин В. Г. Перечень сочинений М. П. Мусоргского // Там же. С. 223-255.

124 Библиографический листок «Русской музыкальной газеты» // Рус. музык. газ. 1917. Прил. № 1-2.

125 Книги и брошюры Н. Ф. Финдейзена //

А. С. Даргомыжский (1813-1869). Автобиография -письма - воспоминания современников/ред. и примеч. Н. Ф. Финдейзена. Пб., 1921. С. 183-184.

126 Драматический словарь, или показание по алфавиту всех российских театральных сочинений и переводов с означением имен известных сочинителей, переводчиков и слагателей музыки, которые когда были представлены на театрах, и где, и в которое время напечатаны. В пользу любящих театральные представления. М., 1787.

127 Этот комментарий зафиксирован на карточке в генеральном алфавитном каталоге Российской национальной библиотеки.

128 Ежегодник имп. театров. Сезон 1891/92 г. СПб., 1893.

129 Приложение существенно дополняло «Библиографический указатель книг, брошюр, журнальных статей и заметок по истории русского театра» (свыше 400 названий), составленный В. Я. Адарюковым и опубликованный в 1903 г. в журнале «Антиквар».

130 СПб., 1903. XVI, 77 с.

131 К сведению агентов Союза и театральных предпринимателей // Каталог произведений членов Союза драматических и музыкальных писателей. СПб., 1903. С. III - IV.

132 Список их см.: Библиография русской библиографии: указ. библиогр. пособий. Ч. 1. 19171921 гг./отв. сост.: С. Н. Котломанова и др.; авт. предисл. и науч. ред. Г. В. Михеева. СПб., 2000. № 819.

133 Список их см.: Там же. № 820.

134 Ильинский Л. К. Театральная пресса 1917-1919 гг.: библиогр. очерк // Бирюч Петрогр. гос. акад. театров.

Пг., 1920. Сб. 2. С. 308-317.

135 Положение о театральном отделе // СУ. 1918. № 68. Ст. 740.

136 Вестн. работников искусств. 1920. № 1. С. 52.

137 Репертуар: сб. материалов. Пб.; М., 1919. С. 7-30.

138 Там же. С. 2.

139 Там же. С. 4.

140 Цит. по: Толочинская Б. М. Книга о театре в первые годы советской власти // Книга и культура. М., 1979. С. 172.

141 Луначарский А. В. О народных празднествах // Организация массовых народных празднеств. М.,

1921. С. 3.

142 Пб.: Антей, 1919. 16 с.

143 Петрогр. кооператор. 1919. № 2. С. 36-45.

144 Изв. Владимир. губ. союза потребит. о-в («Вестн. Владимирсоюза»). 1920. № 3/4. 4-я с. обл.

145 М., 1919.

146 Петрогр. кооператор. 1918. № 3. С. 28-29. Подпись: А. М.

147 1918. № 7/8. С. 9.

148 Книжник. 1919. № 3/4. С. 29-35. Подпись: В. И.

149 1919. № 1/3. С. 102-104.

150 Вестн. театра. 1920. № 62. С. 12.

151 М., 1921. С. 31.

152 Пед. мысль. 1920. № 1/3. С. 94-97; № 7/9. С. 76-79.

153 Там же. № 1/3. С. 97-101.

154 Там же. № 4/6. С. 98-99.

155 Харламова В. А. К истории создания картотеки

B. Н. Всеволодского-Гернгросса. URL: http://www.spti. огд/са^уд.ЬгїтІ (дата обращения 16.11.2010).

156 Цит. по: Там же.

157 Там же.

158 Пг., 1918. Т. 1. С. 1-71 (паг. 8-я). Более полный список был впоследствии помещен в двухтомном исследовании В. Н. Всеволодского-Гернгросса «История русского театра» (Л.; М., 1929. Т. 2. С. 486-500).

159 Культура театра. 1921. № 4. С. 60-63; № 5.

C. 33-35; № 6. С. 42-44; № 7/8. С. 73-76.

160 Там же. № 4. С. 60.

161 Репертуар: сб. материалов. Пб.; М., 1919. С. 126.

162 Казань, 1921.

163 Прыгунов М. Д. Русская сцена за последние 40 лет, 1880-1920: программа публ. лекций. Казань, 1921. С. 4.

164 Там же. С. 5.

165 Культура театра. 1921. № 6. С. 51-52.

166 Пб.; М., 1919. С. 117-124.

167 Пб., 1921. С. 157-159.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.